Главная » Алфавитный раздел » Р » Радостопечалие

Радостопечалие

(9 голосов: 4.67 из 5)

Радостопеча́лие – духовное состояние родственное умилению. Христианин плачет о своих грехах и радуется в надежде на Христа Спасителя!

Из писаний Св. Отцов видно, что в их понимании взаимодействие печали и радости порождает новое состояние: радость и печаль не сменяют друг друга, а сосуществуют в неразрывном единстве. «С усилием держи блаженное радостопечалие святого умиления, и не преставай упражняться в сем делании, пока оно не поставит тебя выше всего земного и представит чистым Христу», – призывает прп. Иоанн Лествичник (Иоанн 1894:77).
И прп. Симеон Новый Богослов поучает: «Всякому надлежит рассматривать себя и внимать себе разумно, чтобы ни на надежду одну не полагаться без плача по Богу и смирения, ни опять на смирение и слезы не полагаться без последования им надежды и радости духовной» (Добротолюбие 1992:5,22).
Кратко и очень ярко выразил туже мысль прп. Григорий Синаит: «…Величайшее есть оружие – держать себя в молитве и плаче, чтобы от молитвенной радости не впасть в самомнение, но сохранить себя невредимым, избрав радостопечалие» (Добротолюбие 1992:5, 162).
Итак, как печаль, так и радость одна без другой и в своих крайних проявлениях – опасны. Ни радости без печали, ни печали без радости, ибо источник их обеих – Бог. Внутреннее состояние верующего – это соединение радости и печали, и оно антиномично. Радость и печаль гармонично со-пребывают в человеке, радостопечалие – это неуловимое, подвижное равновесие. «Снятие» здесь означало бы уклонение либо в уныние и отчаяние, либо в самомнение и гордость. Антиномичностъ радостопечалия предохраняет верующего и от того, и от другого.
В. В. Лепахин, из книги «Икона и иконичность».

***

Как совместить в одной молитве и радость общения с Богом, и сокрушенное сердце?
— Совместить эти состояния вряд ли удастся, но они перетекают одно в другое. Нужно дать место и тому, и другому. Когда осознание грехов мучает человека, ему нужно сокрушать свое сердце, каяться и разливаться как вода по земле, которую нельзя собрать. Это — образ полного смирения. Но человек должен утешаться надеждой, чтобы не впасть в уныние и не отчаяться. А когда он радуется, ему нужно сдерживать себя страхом, чтобы не охаметь: радующийся без страха рискует охаметь перед Богом. Работайте Господеви со страхом, и дуйтеся Ему с трепетом (Пс.2:11).

Предлагаю вам следующую интересную вещь, всем открытую. Вот компилятивно составленная древняя молитва — славословие «Слава в вышних к Богу»: «Слава в вышних Богу, и на земли мир, в человецех благоволение. Хвалим Тя, благословим Тя, кланяем Ти ся, славословим Тя, благодарим Тя великия ради славы Твоея. Господи, Царю Небесный…» Это мы читаем и на утрене и на вечерне, это все знают. Вот «хвалим», «благословим», «благодарим», «поклоняемся»… А потом что? Постепенно оно так идет, идет… Потом: «Господи, помилуй мя, исцели душу мою, яко согреших Тебе. Господи, к Тебе прибегох: научи мя творити волю Твою, яко Ты еси Бог мой, яко у Тебе источник живота…» Начинаешь с радости, заканчиваешь: «Господи, помилуй мя, исцели душу мою, яко согреших Тебе». Понимаете, как перетекает радость в покаяние?

Теперь — покаянная молитва: «Помилуй мя, Боже, по велицей милости Твоей и по множеству щедрот Твоих очисти беззаконие мое. <…> беззаконие мое аз знаю, и грех мой предо мною есть выну». Вроде бы чего еще дальше? А постепенно: «Научу беззаконныя путем Твоим, и нечестивии к Тебе обратятся», «Воздаждь ми радость спасения Твоего, и Духом Владычним утверди мя» и т.д. Начинаешь с покаяния — приходишь в радость; начинаешь с радости — приходишь в покаяние.

Вот такие взаимопротиворечивые вещи совмещаются в одном духе. И если начнешь с радости — радуйся, раб Божий, радуйся о Господе. Но ты радуешься, радуешься, радуешься, а потом: «Господи, прости меня». Сначала: «Слава Тебе, слава Тебе, слава Тебе»; а потом: «Господи, прости меня, пожалуйста». И наоборот: «Господи, прости меня, прости меня»; потом: «Господи, слава Тебе, слава Тебе, слава Тебе». Вот это и есть настоящий дух молитвы. Покаяние и радость рядышком, одно перетекает в другое. Возьмите себе на заметку: каясь в грехах своих, восходите в восторг хвалы; но, начиная с хвалы и восторга, заканчивайте смиренным покаянием. Вот это и есть апостольская молитва, это и есть дух Православной Церкви. Если мы будем только каяться, то это будет изнурение и самоубийство, а если будем только хвалить, то это будет сектантство и благочестивое беснованне. Радость без покаяния запрещена, покаяние без радости самоубийственно.
прот. Андрей Ткачёв

***

«Тщащийся достигнуть чистой молитвы (сердечной) в безмолвии должен шествовать к сему в трепете великом, с плачем и испрашиванием руководства у опытных, непрестанно слезы проливая о грехах своих… Величайшее есть оружие держать себя в молитве и плаче, чтобы от молитвенной радости не впасть в самомнение, но сохранить себя невредимым, избрав радосто-печалие. Ибо чуждая прелести молитва есть теплота с молитвою к Иисусу, ввергшему огнь в землю сердца нашего, теплота попаляющая страсти, как терния, вселяющая в душу веселие и тишину, и приходящая не с десной и не с шуей стороны, или свыше, но в сердце источающаяся, как источник воды от животворящего Духа».
св. Григорий Синаит

«Наконец то, – говорите, – поняла я, что есть радостотворный плач, или радостопечалие», – и решаетесь развивать в сердце сильнейшее и сильнейшее сокрушение. – Се добре, и предобре! Бог благословит. Однако ж ведайте, что это радостопечалие подается, а не приобретается. Состояние это похоже на то, какое испытываем, увидавшись с родными после долгой разлуки: и радостно и жалостливо, – слезы текут. Радостопечалие бывает, когда Господь свидится с душой и душа с Господом. От св. причастия можно этого ожидать. И бывает. Увидьте из сего, что сокрушение надо развивать, но оно не есть радостопечалие, а пролагает к нему путь. Радостопечалие подает Господь душе, а Господь в действиях Своих ничем не вяжется. Трудитесь, однако ж, в возбуждении сокрушения и доводите себя до плача, чтоб плакать над собой, как по усопшем, навзрыд, с причитаниями».
св. Феофан Затворник

«Ведь веселость-то не грех, матушка: она отгоняет усталость, а от усталости ведь уныние бывает. И хуже его нет: оно все приводит с собою. Сказать слово ласковое, приветливое да веселое, чтобы у всех пред лицом Господа дух всегда весел был, а не уныл – вовсе не грешно, матушка».
прп. Серафим Саровский