Радостопечалие

***

Радостопеча́лие – духов­ное состо­я­ние род­ствен­ное уми­ле­нию. Хри­сти­а­нин плачет о своих грехах и раду­ется в надежде на Христа Спа­си­теля!

Из писа­ний Св. Отцов видно, что в их пони­ма­нии вза­и­мо­дей­ствие печали и радо­сти порож­дает новое состо­я­ние: радость и печаль не сме­няют друг друга, а сосу­ще­ствуют в нераз­рыв­ном един­стве. «С уси­лием держи бла­жен­ное радо­сто­пе­ча­лие свя­того уми­ле­ния, и не пре­ста­вай упраж­няться в сем дела­нии, пока оно не поста­вит тебя выше всего зем­ного и пред­ста­вит чистым Христу», – при­зы­вает прп. Иоанн Лествич­ник.
Иоанн 1894:77.

И прп. Симеон Новый Бого­слов поучает: «Вся­кому над­ле­жит рас­смат­ри­вать себя и вни­мать себе разумно, чтобы ни на надежду одну не пола­гаться без плача по Богу и сми­ре­ния, ни опять на сми­ре­ние и слезы не пола­гаться без после­до­ва­ния им надежды и радо­сти духов­ной».
Доб­ро­то­лю­бие 1992:5,22.

Кратко и очень ярко выра­зил ту же мысль прп. Гри­го­рий Синаит: «…Вели­чай­шее есть оружие – дер­жать себя в молитве и плаче, чтобы от молит­вен­ной радо­сти не впасть в само­мне­ние, но сохра­нить себя невре­ди­мым, избрав радо­сто­пе­ча­лие».
Доб­ро­то­лю­бие 1992:5, 162

Итак, как печаль, так и радость одна без другой и в своих край­них про­яв­ле­ниях – опасны. Ни радо­сти без печали, ни печали без радо­сти, ибо источ­ник их обеих – Бог. Внут­рен­нее состо­я­ние веру­ю­щего – это соеди­не­ние радо­сти и печали, и оно анти­но­мично. Радость и печаль гар­мо­нично со-пре­бы­вают в чело­веке, радо­сто­пе­ча­лие – это неуло­ви­мое, подвиж­ное рав­но­ве­сие. «Снятие» здесь озна­чало бы укло­не­ние либо в уныние и отча­я­ние, либо в само­мне­ние и гор­дость. Анти­но­мич­но­стъ радо­сто­пе­ча­лия предо­хра­няет веру­ю­щего и от того, и от дру­гого.
В.В. Лепа­хин, из книги «Икона и ико­нич­ность».

***

Как сов­ме­стить в одной молитве и радость обще­ния с Богом, и сокру­шен­ное сердце?

— Сов­ме­стить эти состо­я­ния вряд ли удастся, но они пере­те­кают одно в другое. Нужно дать место и тому, и дру­гому. Когда осо­зна­ние грехов мучает чело­века, ему нужно сокру­шать свое сердце, каяться и раз­ли­ваться как вода по земле, кото­рую нельзя собрать. Это — образ пол­ного сми­ре­ния. Но чело­век должен уте­шаться надеж­дой, чтобы не впасть в уныние и не отча­яться. А когда он раду­ется, ему нужно сдер­жи­вать себя стра­хом, чтобы не оха­меть: раду­ю­щийся без страха рис­кует оха­меть перед Богом. Рабо­тайте Гос­по­деви со стра­хом, и радуй­теся Ему с тре­пе­том (Пс.2:11).

Пред­ла­гаю вам сле­ду­ю­щую инте­рес­ную вещь, всем откры­тую. Вот ком­пи­ля­тивно состав­лен­ная древ­няя молитва — сла­во­сло­вие «Слава в вышних к Богу»: «Слава в вышних Богу, и на земли мир, в чело­ве­цех бла­го­во­ле­ние. Хвалим Тя, бла­го­сло­вим Тя, кла­няем Ти ся, сла­во­сло­вим Тя, бла­го­да­рим Тя вели­кия ради славы Твоея. Гос­поди, Царю Небес­ный…» Это мы читаем и на утрене и на вечерне, это все знают. Вот «хвалим», «бла­го­сло­вим», «бла­го­да­рим», «покло­ня­емся»… А потом что? Посте­пенно оно так идет, идет… Потом: «Гос­поди, поми­луй мя, исцели душу мою, яко согре­ших Тебе. Гос­поди, к Тебе при­бе­гох: научи мя тво­рити волю Твою, яко Ты еси Бог мой, яко у Тебе источ­ник живота…» Начи­на­ешь с радо­сти, закан­чи­ва­ешь: «Гос­поди, поми­луй мя, исцели душу мою, яко согре­ших Тебе». Пони­ма­ете, как пере­те­кает радость в пока­я­ние?

Теперь — пока­ян­ная молитва: «Поми­луй мя, Боже, по вели­цей мило­сти Твоей и по мно­же­ству щедрот Твоих очисти без­за­ко­ние мое. <…> без­за­ко­ние мое аз знаю, и грех мой предо мною есть выну». Вроде бы чего еще дальше? А посте­пенно: «Научу без­за­кон­ныя путем Твоим, и нече­сти­вии к Тебе обра­тятся», «Воз­даждь ми радость спа­се­ния Твоего, и Духом Вла­дыч­ним утверди мя» и т.д. Начи­на­ешь с пока­я­ния — при­хо­дишь в радость; начи­на­ешь с радо­сти — при­хо­дишь в пока­я­ние.
Вот такие вза­и­мо­про­ти­во­ре­чи­вые вещи сов­ме­ща­ются в одном духе. И если нач­нешь с радо­сти — радуйся, раб Божий, радуйся о Гос­поде. Но ты раду­ешься, раду­ешься, раду­ешься, а потом: «Гос­поди, прости меня». Сна­чала: «Слава Тебе, слава Тебе, слава Тебе»; а потом: «Гос­поди, прости меня, пожа­луй­ста». И наобо­рот: «Гос­поди, прости меня, прости меня»; потом: «Гос­поди, слава Тебе, слава Тебе, слава Тебе». Вот это и есть насто­я­щий дух молитвы. Пока­я­ние и радость рядыш­ком, одно пере­те­кает в другое. Возь­мите себе на заметку: каясь в грехах своих, вос­хо­дите в вос­торг хвалы; но, начи­ная с хвалы и вос­торга, закан­чи­вайте сми­рен­ным пока­я­нием. Вот это и есть апо­столь­ская молитва, это и есть дух Пра­во­слав­ной Церкви. Если мы будем только каяться, то это будет изну­ре­ние и само­убий­ство, а если будем только хва­лить, то это будет сек­тант­ство и бла­го­че­сти­вое бес­но­ва­ние. Радость без пока­я­ния запре­щена, пока­я­ние без радо­сти само­убий­ственно.

прот. Андрей Ткачёв

***

«Тща­щийся достиг­нуть чистой молитвы (сер­деч­ной) в без­мол­вии должен шество­вать к сему в тре­пете вели­ком, с плачем и испра­ши­ва­нием руко­вод­ства у опыт­ных, непре­станно слезы про­ли­вая о грехах своих… Вели­чай­шее есть оружие дер­жать себя в молитве и плаче, чтобы от молит­вен­ной радо­сти не впасть в само­мне­ние, но сохра­нить себя невре­ди­мым, избрав радо­сто-печа­лие. Ибо чуждая пре­ле­сти молитва есть теп­лота с молит­вою к Иисусу, вверг­шему огнь в землю сердца нашего, теп­лота попа­ля­ю­щая стра­сти, как терния, все­ля­ю­щая в душу весе­лие и тишину, и при­хо­дя­щая не с десной и не с шуей сто­роны, или свыше, но в сердце исто­ча­ю­ща­яся, как источ­ник воды от живо­тво­ря­щего Духа».
св. Гри­го­рий Синаит

«Нако­нец то, – гово­рите, – поняла я, что есть радо­сто­твор­ный плач, или радо­сто­пе­ча­лие», – и реша­е­тесь раз­ви­вать в сердце силь­ней­шее и силь­ней­шее сокру­ше­ние. – Се добре, и пре­добре! Бог бла­го­сло­вит. Однако ж ведайте, что это радо­сто­пе­ча­лие пода­ется, а не при­об­ре­та­ется. Состо­я­ние это похоже на то, какое испы­ты­ваем, уви­дав­шись с род­ными после долгой раз­луки: и радостно и жалост­ливо, – слезы текут. Радо­сто­пе­ча­лие бывает, когда Гос­подь сви­дится с душой и душа с Гос­по­дом. От св. при­ча­стия можно этого ожи­дать. И бывает. Увидьте из сего, что сокру­ше­ние надо раз­ви­вать, но оно не есть радо­сто­пе­ча­лие, а про­ла­гает к нему путь. Радо­сто­пе­ча­лие подает Гос­подь душе, а Гос­подь в дей­ствиях Своих ничем не вяжется. Тру­ди­тесь, однако ж, в воз­буж­де­нии сокру­ше­ния и дово­дите себя до плача, чтоб пла­кать над собой, как по усоп­шем, навзрыд, с при­чи­та­ни­ями».
св. Феофан Затвор­ник

«Ведь весе­лость-то не грех, матушка: она отго­няет уста­лость, а от уста­ло­сти ведь уныние бывает. И хуже его нет: оно все при­во­дит с собою. Ска­зать слово лас­ко­вое, при­вет­ли­вое да весе­лое, чтобы у всех пред лицом Гос­пода дух всегда весел был, а не уныл – вовсе не грешно, матушка».
прп. Сера­фим Саров­ский

Print Friendly, PDF & Email
Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки