Плач

***

Плач – внут­рен­нее состо­я­ние хри­сти­ан­ского подвиж­ника, выра­жа­ю­ще­еся в глу­бо­ком сер­деч­ном сокру­ше­нии о своих грехах и грехах других людей пред Боже­ствен­ным мило­сер­дием.

Бла­женны пла­чу­щие, ибо они уте­шатся (Мф.5:4) – гово­рит Свя­щен­ное Писа­ние, под­ра­зу­ме­вая пока­ян­ное сокру­ше­ние и духов­ное уте­ше­ние бла­го­да­тью Свя­того Духа каю­ще­гося хри­сти­а­нина.

Хри­сти­ане имеют у себя уте­ше­ние Свя­того Духа, поэтому плач и воз­ды­ха­ние состав­ляют для них насла­жде­ние. По слову Свв. Отцов, в плаче таин­ственно живет бла­го­дат­ное уте­ше­ние и радость. «Кто пре­бы­вает в посто­ян­ном плаче по Боге, тот не пере­стает еже­дневно празд­но­вать духом», – гово­рит прп. Иоанн Лествич­ник.

Воз­ве­ли­чи­вая плач, хри­сти­ан­ские подвиж­ники счи­тают, что одни физи­че­ские слезы без духов­ного сми­ре­ния не при­но­сят пользы душе. Плач – внут­рен­нее состо­я­ние души, а слезы – лишь его внеш­нее про­яв­ле­ние. По учению Свв. Отцов, суще­ствуют и гре­хов­ные слезы – слезы, про­ли­ва­е­мые по гре­хов­ным побуж­де­ниям.

Истин­ный же плач есть про­яв­ле­ние печали ради Бога, печали, кото­рая про­из­во­дит неиз­мен­ное пока­я­ние ко спа­се­нию (2Кор.7:10). «Плач есть уко­ре­нив­ша­яся скорбь каю­щейся души», – учит прп. Иоанн Лествич­ник. «Где печаль ради Бога, там будет и вечная радость», – гово­рит прп. Нил Синай­ский.

Свв. Отцы дают такой совет: «Не вынуж­дать тече­ния слез и не слиш­ком домо­гаться внеш­него плача. Эти слезы не будут спа­си­тельны: раз­вле­кая дух моля­ще­гося, они ослаб­ляют его… Истин­ный дар слез – плод сво­бод­ного внут­рен­него, бла­го­дат­ного дви­же­ния духа…».

***

Могут ли на молитве при­хо­дить слезы от диа­вола?

– Очень обиль­ные! От диа­вола, но и от есте­ства тоже. Силь­ная боль, кото­рая слу­ча­ется у нас в повсе­днев­ной жизни, уто­ля­ется плачем, сле­зами. Есть еще разряд слез исте­ри­че­ских. Есть, однако, и слезы радо­сти о земном успехе. И еще есть слезы духов­ные, кото­рые труд­нее всего вызы­ва­ются у нас, – это слезы рас­ка­я­ния. Они очень бла­го­угодны Богу, когда мы сожа­леем о каких-нибудь наших делах, совер­шён­ных в жизни, когда каемся всем серд­цем; это слезы нашей пока­ян­ной молитвы. Эти слезы угодны Богу. Прочие слезы, чело­ве­че­ские, как-то сни­мают с души тяготу, при­но­сят сию­ми­нут­ную пользу, но не помо­гают в молитве.
архи­манд­рит Софиан (Богиу; 1912–2002)

***

«Не вку­сив­шие сла­до­сти слез и уми­ле­ния и не веда­ю­щие, какова их бла­го­дать и каково дей­ствие, думают, что они ничем не отли­ча­ются от тех, кото­рые про­ли­ва­ются по умер­шим, выду­мы­вая при этом многие пустые пред­по­ло­же­ния и недо­умен­ные умо­за­клю­че­ния, говоря, что эти слезы свой­ственны нам по при­роде. Когда же гор­дость ума скло­нится к сми­ре­нию, а душа смежит свои очи от пре­ле­сти види­мых благ и устре­мит их к одному веде­нию пер­вого неве­ще­ствен­ного Света, оттря­сет всякое чув­ство к миру и спо­до­бится уте­ше­ния Духа свыше, тогда слезы, как вода источ­ника, истор­га­ются из нее, услаж­дают ее чув­ства и испол­няют мысли ее вся­кого радо­ва­ния и Боже­ствен­ного Света; и не только это, но и сокру­шают сердце и делают сми­рен­но­муд­рым ум, познав­ший высшее. Всего этого не может быть в тех, кото­рые плачут и рыдают по иным при­чи­нам».
пре­по­доб­ный Никита Стифат

***

При­меры бла­го­дат­ного плача

Из вос­по­ми­на­ний о старце о. Сера­фиме (Тяпоч­кине)

М. Д. Гре­бен­кин: «Вспо­ми­наю батюшку во время бого­слу­же­ния. Про­по­ведь без слез он не гово­рил. Он гово­рил и плакал, а вместе с ним плакал и весь народ в храме».

Отец Сергий рас­ска­зы­вает: «Больше я нигде такого не видел, о чем-то подоб­ном я читал только в жиз­не­опи­са­ниях отца Иоанна Крон­штадт­ского. Выхо­дит батюшка после Еван­ге­лия, опи­ра­ется на аналой и начи­нает про­по­ведь. Про­по­ведь очень про­стая, обычно либо на тему еван­гель­ского чтения, либо о святом, чья память празд­но­ва­лась в тот день. Но после несколь­ких фраз батюшка начи­нает чуть-чуть всхли­пы­вать, чув­ству­ется, что он гово­рит от сердца и пере­жи­вает все те собы­тия, о кото­рых гово­рит. Потом начи­нает всхли­пы­вать народ в храме.

Я думаю: «Ну, это бабушки, ста­рушки, они пускай плачут, а я не буду пла­кать, чтобы в пре­лесть не впасть». Батюшка всхли­пы­вает силь­нее, а затем начи­нает пла­кать: скажет пред­ло­же­ние и плачет, просто рыдает, зали­ва­ется сле­зами. И все в храме плачут и рыдают. Думаю: «Нет, я пла­кать не буду». И вдруг что-то про­ис­хо­дит с тобой, и слезы начи­нают  литься градом так, что при всем жела­нии удер­жаться — не можешь.

Батюшка со сле­зами кон­чает про­по­ведь, уходит в алтарь, про­дол­жа­ется Литур­гия, хор с плачем поет, и ты стоишь и пла­чешь, со сле­зами дальше слу­ша­ешь Литур­гию, со сле­зами при­ча­ща­ешься, потом посте­пенно, поти­хо­нечку успо­ка­и­ва­ешься. Так было всегда, когда батюшка гово­рил про­по­ведь: всегда народ плакал, и не пла­кать было просто невоз­можно… Мне кажется, это оттого, что батюшка был вели­кий молит­вен­ник: он молился за всех своих чад, он вообще посто­янно пре­бы­вал в молитве. Один из духов­ных писа­те­лей гово­рит, что посто­ян­ный плач — это при­знак само­движ­ной молитвы Иису­со­вой. Батюшка плакал не все время, но доста­точно часто: и за тра­пе­зой, и в храме, и просто когда шел по улице. И это пере­да­ва­лось окру­жа­ю­щим — это какая-то особая бла­го­дать. И с дру­гими такое про­ис­хо­дило по молит­вен­ному пред­ста­тель­ству батюшки…»

Он вел жизнь настолько чистую, что его сердце по слову Иоанна Зла­то­уста, «было испи­сано Духом». Он знал Бога всем своим суще­ством, отдав Ему всего себя гово­рил с Ним и о Нем из глу­бины души.

Одна­жды в про­по­веди батюшка сказал о Христе: «Его боже­ствен­ный голос про­ни­кал в чело­ве­че­ские души, потря­сая умы и влек к Нему сердца людей. Они отзы­ва­лись на этот голос, шли ко Христу, несли к Нему свое горе, несча­стье, скорби, стра­да­ния и болезни.

Любовь, кото­рая сияла на Пре­чи­стом Лике Христа, горела в Его очах любовь, кото­рая исхо­дила при всяком дыха­нии Его. Эта Боже­ствен­ная любовь согре­вала всех при­хо­дя­щих к Нему, про­ни­кала в сердце, вно­сила покой в душу. И забы­вая обо всем, эти люди обре­тали мир и покой».

Про­стыми сло­вами он рас­ска­зы­вал о жизни Спа­си­теля, люди боя­лись про­пу­стить хотя бы одно слово, потому что не только верили слы­шан­ному, но видели вопло­ще­ние слов Иисуса Христа в жизни батюшки.

Это был живой голос сви­де­теля любви, голос состра­да­ния ближ­нему. Духов­ные чада вспо­ми­нали, что, когда старец гово­рил про­по­ведь, время как бы оста­нав­ли­ва­лось, и им каза­лось, что они лично при­сут­ствуют на казни Иисуса Христа, видят Гол­гофу, апо­сто­лов, Пре­чи­стую Матерь Гос­пода.

М. Оды­нец­кий из Сум: «Отец Сера­фим про­по­ве­до­вал за каждым своим бого­слу­же­нием. По содер­жа­нию его про­по­веди, каза­лось бы, мало чем отли­ча­лись от тех, кото­рые можно услы­шать от каж­дого семи­нар­ски обра­зо­ван­ного свя­щен­ника. Но, как сказал апо­стол Павел, «слово мое и про­по­ведь моя не в словах чело­ве­че­ской муд­ро­сти, а в явле­нии духа и силы». Тако­вой и была сила про­по­вед­ни­че­ского слова отца Сера­фима. Речь его была тихой и ровной, каждое его слово исхо­дило как бы из самого сердца, пре­ис­пол­нен­ного Божиим Духом и любо­вью к своей пастве, ищущей от него настав­ле­ния и поуче­ния.

Про­по­ве­дуя, отец Сера­фим всегда плакал. Я помню ни одной про­по­веди, кото­рую бы он про­из­нес без слез. Это были слезы уми­ле­ния и сокру­ше­ния, слезы чело­века, глу­боко осо­зна­ю­щего свое недо­сто­ин­ство перед Свя­то­стью Божией. Чув­ство­ва­лось, что когда отец Сера­фим гово­рил о «грехах и без­за­ко­ниях наших», а об этом он гово­рил посто­янно с целью воз­бу­дить у слу­ша­ю­щих пока­ян­ное настро­е­ние, он имел в виду не только грехи других, но и свои грехи. Он не отде­лял себя от своих собра­тьев и вве­рен­ных ему Богом духов­ных детей. Он не воз­вы­шал себя и не стре­мился гос­под­ство­вать над ними и высо­ко­мерно поучать, а плакал вместе с ними… Про­по­веди отца Сера­фима про­из­во­дили боль­шое впе­чат­ле­ние не внеш­ней кра­со­той. Нет, в них не было того, что назы­вают обычно крас­но­ре­чием. В них не было вити­е­ва­то­сти, искус­ствен­ной напы­щен­но­сти и мно­го­слов­но­сти. Они дей­ство­вали на сердца слу­ша­те­лей духов­но­стью, глу­бо­кой искрен­но­стью и про­сто­той, если угодно, жиз­нен­но­стью. Чув­ство­ва­лось, что каждое слово, про­из­но­си­мое отцом Сера­фи­мом, глу­боко им про­чув­ство­вано, пере­жито на личном рели­ги­оз­ном опыте, что он гово­рит не «изу­чен­ными сло­вами внеш­ней чело­ве­че­ской муд­ро­сти». Он словно рас­кры­вал свою душу глу­боко веру­ю­щего чело­века. Многие, слушая про­по­ведь пла­чу­щего отца Сера­фима, тоже пла­кали. Бывали случаи, когда пла­кала с ним почти вся цер­ковь, как это было, напри­мер, в дне­про­пет­ров­ском Тро­иц­ком соборе перед его уходом из епар­хии. Свя­ти­тель Иоанн Зла­то­уст сказал: «Свя­щен­ник только уста откры­вает, а Дух Святой гово­рит». К батюшке эти слова вполне при­ло­жимы. В Духе Святом делало его про­стую, сми­рен­ную, бес­хит­рост­ную, но глу­боко духов­ную речь поучи­тель­ной, нази­да­тель­ной и вдох­нов­ля­ю­щей к пока­я­нию.

Да, отец Сера­фим гово­рил не устами, а серд­цем, не от себя, а живу­щим в нем Духом Божиим».

Ната­лья Игна­това из Воро­нежа: «Его про­по­веди мы очень любили. Гово­рил он тихо, для всех доступно. При этом в храме насту­пала глу­бо­кая тишина. Люди всегда под­хо­дили к нему так близко, что было видно, как слезы катятся из его глаз».

По слову свя­ти­теля Гри­го­рия Бого­слова, отец Сера­фим «нуж­дался лишь в немно­гих словах, потому что доста­точно было самой жизни его для нази­да­ния». Про­по­ведь отца Сера­фима была не в убе­ди­тель­ных словах чело­ве­че­ской муд­ро­сти, но в явле­нии духа и силы (1Кор. 2:4). Эту тайну любви Божией, кото­рая учит без слов, познало сердце старца, и через него все при­хо­дя­щие люди при­об­ща­лись к Ней.

Слезы — это кровь души. Они бывают ей на пользу или во вред. Они не оди­на­ковы, хоть и исхо­дят из одного источ­ника.

Есть слезы обиды. Оби­дели чело­века, он плачет. Эти слезы для души не полезны. При обиде мы должны наби­раться тер­пе­ния. А его нет.

Есть слезы радо­сти. Радость бывает разная, допу­стим, мы полу­чили какую-то земную радость, при­быль — и раду­емся. Это тоже для души не полезно.

А какие слезы полез­ные? Слезы пока­я­ния. Они при­но­сят душе вели­кую пользу, и душа умы­ва­ется этими сле­зами.

Прис­но­по­ми­на­е­мый отец Сера­фим Тяпоч­кин как станет про­по­ведь гово­рить, так у него ста­но­ви­лось носо­вых пла­точка выкру­чен­ных, столько было слез. Он плакал потому, что мы только при­ез­жали к нему, а исправ­ле­ния не было. Он видел каж­дого и опла­ки­вал. Так его даже упол­но­мо­чен­ный вызы­вал:

— Что вы там гово­рите, что у вас все плачут?!
Я говорю то, что напи­сано в Еван­ге­лии. Я своего не добав­ляю.
— А что ж люди плачут?
Откуда я знаю? Может, их каса­ется бла­го­дать Божия…

Вален­тина Шушля­пина из Бел­го­рода рас­ска­зы­вает: «Батюшка гово­рит про­по­ведь и сам плачет, вслед за ним начи­нают пла­кать все слу­ша­ю­щие его. Одна­жды при­е­хала к батюшке в Ракит­ное из Львов­ской обла­сти моло­дая жен­щина. Голов­ные боли не давали ей покоя, врачи были бес­сильны помочь. Стоит в храме, выти­рает плат­ком слезы, непре­рывно теку­щие из глаз, и гово­рит мне: «Ничего понять не могу. При­е­хала изда­лека с надеж­дой исце­литься, успо­ко­иться, а тут и батюшка, и все плачут, вот и я плачу, не могу удер­жать слез, что про­ис­хо­дит, понять не могу. Мне еще хуже стало. Стоять в храме тяжело, еще силь­нее болит голова». Я ей отве­чаю: «Поси­дите на ска­ме­ечке, отдох­ните и почаще при­ез­жайте к батюшке, Гос­подь помо­жет». «Да, да, мне гово­рили об этом…» Она стала часто бывать у отца Сера­фима, исце­ли­лась и уже не удив­ля­лась, почему она и все слу­ша­ю­щие про­по­веди отца Сера­фима плачут. Ибо через слово отца Сера­фима душа вос­при­ни­мала Духа Свя­того, при­хо­дила в сми­ре­ние и очи­ща­лась через слезы пока­я­ния».

***

Из вос­по­ми­на­ний о святом пра­вед­ном Алек­сии Мечёве

Прежде всего пора­зила меня в нем черта — это дар слез. До этого вре­мени я не видел свя­щен­ника, кото­рый бы про­ли­вал слезы за бого­слу­же­нием, во время про­по­веди или во время беседы. Для чело­века, лишен­ного духов­ного разу­ме­ния, каза­лось бы, что тут такого, что могло бы вызвать слезы, если про­из­но­сятся, напри­мер, слова: «Сие есть Тело Мое» или «Сия есть Кровь Моя». Слова эти про­из­но­сятся за каждой Литур­гией и с обыч­ной точки зрения должны были бы стать при­выч­ными.  Между тем, иногда, о. Алек­сий про­из­но­сил эти слова так, что там, вне алтаря, в глу­бине церкви, слышно было по его голосу, что он плачет.

Или вот эти пока­ян­ные вздохи вели­кого канона св. Андрея Крит­ского…, он не просто читал, он про­из­но­сил, как свои слова, эти пока­ян­ные тро­пари, он вкла­ды­вал в них сердце; не языком, а душой своей он вслух всех моля­щихся выска­зы­вал эти мольбы греш­ника о поми­ло­ва­нии, — и слезы зву­чали в его голосе и слезы текли по его лицу.

А во время его бесед и про­по­ве­дей — сколько раз мы видели его пла­чу­щим. И это не всегда были тихие мол­ча­ли­вые слезы — иногда его слезы пере­хо­дили в сдер­жан­ные рыда­ния. И осо­бенно тро­га­тельно было слу­шать, когда он гово­рил о мило­сер­дии Божием, о любви Отца нашего Небес­ного к пад­шему, немощ­ному, сла­бому чело­веку, к каю­ще­муся греш­нику; при этом о. Алек­сий всегда под­чер­ки­вал, что Бог отно­сится «к тебе, чело­век, как люб­ве­обиль­ный Отец к сыну». Тогда отец Алек­сий раз­мяг­чался; дрог­нет бывало его голос, зазву­чит так тепло и заду­шевно — а на глазах уже слезы.

Обык­но­венно люди плачут или от горя или от радо­сти. В слезах отца Алек­сея не чув­ство­ва­лось ничего зем­ного. Видишь, бывало, слезы о. Алек­сия и дума­ешь: какая у него должна быть духов­ная сер­деч­ная бли­зость к Богу, для того, чтобы обла­дать такою чут­ко­стью к Нему.

***

Покой­ный про­то­и­да­кон Алек­сандр Пижиц­кий рас­ска­зы­вал, что в Ростове-на-Дону он знавал свя­щен­ника, кото­рый про­по­ве­до­вал при­мерно так. Он выхо­дил на амвон и начи­нал:
— Братья и сестры…
(В это время на глаза его навер­ты­ва­лись слезы.)
— Сего­дня мы празд­нуем Вве­де­ние Пре­свя­той Девы Марии во храм…
(Тут уже слезы текли по его щекам.)
— Пре­свя­тая Дева… ее пра­вед­ные роди­тели…

В этот момент его начи­нали душить рыда­ния, и он не мог уже про­из­не­сти ни одного слова… Но, глядя на батюшку, начи­нали пла­кать при­сут­ству­ю­щие в храме… Так про­дол­жа­лось еще неко­то­рое время, и, нако­нец, батюшка, пла­чу­щий, уда­лялся в Алтарь.

И при­хо­жане в один голос утвер­ждали, что лучше этого свя­щен­ника не про­по­ве­дует никто.

***

См. БЛА­ГО­ДАТЬ, УМИ­ЛЕ­НИЕ, ДАР СЛЕЗ

Print Friendly, PDF & Email
Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки