Так сколько ученых сожгли церковники?

Сергей Худиев

Недавно я в оче­ред­ной раз наткнулся на фразу “вклад рели­гии в куль­туру часто выра­жался в гоне­ниях на ученых, в сожже­нии книг и самих ученых, в запрете целых учений и отрас­лей знания”. Автор не стал затруд­нять себя при­ве­де­нием каких-либо более подроб­ных обви­не­ний — сколько именно ученых сожгли цер­ков­ники, за какие именно науч­ные изыс­ка­ния, не стал при­во­дить имена этих людей и обсто­я­тель­ства их казни. Зачем? Ведь каждый обра­зо­ван­ный чело­век знает, что цер­ков­ники веками сжи­гали ученых, это часть вели­кого кон­фликта между наукой и рели­гией, в кото­ром наука, пер­во­на­чально гони­мая и истреб­ля­е­мая, нако­нец побе­дила. Это то, что твердо всем известно и “дока­зано наукой”.

Но что про­изой­дет, если мы все-таки про­явим немного любо­зна­тель­но­сти и попы­та­емся уточ­нить подроб­но­сти — напри­мер, число сожжен­ных ученых? Сколько их было, муче­ни­ков науки? Сотни тысяч? Десятки тысяч? Тысячи? Сотни? Сколько жертв унесла веко­вая жесто­кая борьба между наукой и рели­ги­оз­ным мра­ко­бе­сием?

Давайте попро­буем это выяс­нить.

Обра­тив­шись к соб­ственно ате­и­сти­че­ской лите­ра­туре мы нахо­дим только двоих кан­ди­да­тов на роль ученых, от попов уму­чен­ных — Джор­дано Бруно, сожжен­ного рим­ской инкви­зи­цией, и Мигеля Сер­вета, каз­нен­ного в каль­ви­нист­кой Женеве. Был ли Джор­дано Бруно ученым, тем более вели­ким? Это спор­ный вопрос, боль­шин­ство источ­ни­ков пред­по­чи­тают обо­зна­чать его как “фило­софа” и “мистика”, а его сохра­нив­ши­еся труды явля­ются оккульт­ными, а никоим обра­зом не науч­ными. Но вот что бес­спорно — при­чины, по кото­рым он был сожжен, не имели отно­ше­ния к науке. Никто не ставил Бруно в вину каких-либо науч­ных изыс­ка­ний — при­чи­ной его обви­не­ния и казни послу­жили его взгляды отно­си­тельно Христа, Девы Марии, Таинств, а также его оккульт­ные заня­тия. Нет ничего хоро­шего в том, чтобы сжи­гать людей за какие бы то ни было взгляды — но надо отме­тить, что взгляды, за кото­рые постра­дал Бруно, не имели отно­ше­ния к науке. Оккуль­ти­сты, поклон­ники Гер­меса Три­с­ме­ги­ста и тайных искусств еще могут чис­лить его своим муче­ни­ком. Но муче­ни­ком науки он не явля­ется ни в малей­шей сте­пени.

Мигель Сервет — дей­стви­тельно, ученый-есте­ство­ис­пы­та­тель и врач. И его дей­стви­тельно сожгли в Женеве. Однако и он мало под­хо­дит на роль жертвы “борьбы науки и рели­гии”. Сам Сервет был фана­тично рели­ги­о­зен; именно его рели­гия, а не его науч­ные взгляды, и при­вели его на костер. Он был осуж­ден из-за своей книги “Вос­ста­нов­ле­ние Хри­сти­ан­ства” в кото­рой отри­цал Тро­ич­ность Бога и вообще выска­зы­вал крайне ере­ти­че­ские с точки зрения Каль­вина (да и всех осталь­ных) взгляды. Еще раз скажем: сжи­гать ере­ти­ков — а равно кого бы то ни было вообще — дурно. Но рели­ги­оз­ные лже­учи­теля никак не явля­ются муче­ни­ками науки — они явля­ются муче­ни­ками соот­вет­ству­ю­щих рели­ги­оз­ных учений.

Итак, есть ли у нас ответ на вопрос “сколько ученых было сожжено цер­ков­ни­ками за их науч­ные изыс­ка­ния?” Есть, и очень точный. Ни одного. Это даже уди­ви­тельно — в исто­рии Церкви бывало всякое, бывали злодеи, бывали глупцы, бывали поли­ти­че­ские раз­борки под рели­ги­оз­ными фла­гами, бывало све­де­ние личных счетов под видом борьбы за истин­ную веру — а вот с сожже­нием ученых за науку как-то не сло­жи­лось. Как-то негу­сто полу­ча­ется с уче­ными, уму­чен­ными цер­ков­ни­ками, — всего два кан­ди­дата, да и те, при бли­жай­шем рас­смот­ре­нии, постра­дали вовсе не за науку.

В “деле Гали­лея” като­ли­че­ские цер­ков­ные власти дей­стви­тельно при­нуж­дали вели­кого уче­ного отка­заться от его науч­ных воз­зре­ний; их пози­цию, в исто­ри­че­ском кон­тек­сте, можно при­знать отча­сти понят­ной, хотя несо­мненно, оши­боч­ной. Но был ли Гали­лей сожжен? Нет. До чего дошли звер­ства инкви­зи­то­ров в этом, хре­сто­ма­тий­ном и куль­ми­на­ци­он­ном случае про­ти­во­сто­я­ния науки и рели­гии? Гали­лей был при­го­во­рен к домаш­нему аресту, кото­рый про­во­дил, пер­во­на­чально, в во дворце своего друга, архи­епи­скопа Пик­ко­ло­мини в Сиене, а затем — у себя на родине, в Арчетри.

Но были ли в исто­рии мас­штаб­ные “гоне­ния на ученых”? Был ли “запрет целых учений и отрас­лей знания”, были ли ученые, дей­стви­тельно заму­чен­ные за свои науч­ные взгляды? Да, были, и отно­си­тельно недавно, не в мрач­ном сред­не­ве­ко­вье, а в ХХ веке, не в чужих стра­нах, а у нас на Родине. Только гони­те­лями науки высту­пали не “рели­ги­оз­ные мра­ко­бесы” а, напро­тив, мра­ко­бесы ате­и­сти­че­ские.

Такие обла­сти знания, как гене­тика и кибер­не­тика, были запре­щены как “бур­жу­аз­ные лже­на­уки”, а ученые под­вер­га­лись жесто­ким пре­сле­до­ва­ниям. Выда­ю­щийся оте­че­ствен­ный биолог Нико­лай Вави­лов был обви­нен в том, что «про­дви­гая заве­домо враж­деб­ные теории… вел борьбу против теорий и работ Лысенко, име­ю­щих реша­ю­щее зна­че­ние для сель­ского хозяй­ства СССР», аре­сто­ван, под­верг­нут пыткам и истя­за­ниям и умер в тюрьме. Книга по исто­рии зем­ле­де­лия, напи­сан­ная им в тюрьме, была уни­что­жена по реше­нию орга­нов НКВД СССР. Сам Вави­лов, говоря о пре­сле­до­ва­ниях, кото­рым он под­вер­гался как ученый, срав­ни­вал себя с Гали­леем; однако, как видим, его судьба под вла­стью воин­ству­ю­щих ате­и­стов была гораздо более горь­кой.

Почему же миф об “ученых, сожжен­ных цер­ков­ни­ками”, повто­ря­ется с таким упор­ством? Этому есть ряд причин — интел­лек­ту­аль­ная лень, нелю­бо­пыт­ство, зашо­рен­ность, упор­ное неже­ла­ние при­зна­вать факты, про­ти­во­ре­ча­щие раз и навсе­гда при­ня­тым пред­став­ле­ниям. Одним словом, кос­ность и дог­ма­тизм, кото­рые ате­и­сты так любят при­пи­сы­вать людям веру­ю­щим.

И людей, кото­рые рас­ска­зы­вают про “сожжен­ных цер­ков­ни­ками ученых” хочется обра­тить даже не к вере — а к разуму. К интел­лек­ту­аль­ной чест­но­сти и откры­то­сти, к готов­но­сти про­ве­рять факты и пере­смат­ри­вать оче­видно ложные пред­став­ле­ния. Ко всем тем доб­ро­де­те­лям, без кото­рых не может суще­ство­вать под­лин­ная наука.

Пра­во­сла­вие и мир

Print Friendly, PDF & Email
Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки