Наука и религия




    Дви­же­ние корабля можно опи­сать двояко. Можно ска­зать, что на нем уста­нов­лен такой-то дви­га­тель, в нем сго­рает такое-то топ­ливо, газы при сго­ра­нии давят на пор­шень, дви­же­ние кото­рого по системе транс­мис­сий пере­да­ется на винт и в резуль­тате корабль плывет. А можно ска­зать, что этот корабль дви­жется здесь потому, что он был зафрах­то­ван такой-то фирмой для того, чтобы пере­везти груз хлопка из Аме­рики в Европу. Первое опи­са­ние будет науч­ным. Второе – рели­ги­оз­ным. Наука отве­чает на вопрос «почему» и «как». Рели­гия – на вопрос «зачем». Не будем забы­вать, что и сама совре­мен­ная наука роди­лась в каче­стве попытки про­чи­тать мир как Книгу о Боге.

    Мнимые столк­но­ве­ния между наукой и рели­гией всегда явля­ются след­ствием сме­ше­ния их границ, кото­рые обу­слов­лены как обла­стями иссле­до­ва­ния, так и их мето­дами. Пред­мет науки — изу­че­ние окру­жа­ю­щего нас чув­ствен­ного мира, а источ­ник позна­ния — наблю­де­ние через опыт. Однако наука, спо­соб­ная опи­сать явле­ния, не спо­собна отве­тить на вопрос о смысле этих явле­ний в отдель­но­сти и для бытия в целом, о цели и нрав­ствен­ных зако­нах чело­ве­че­ской жизни. Если оста­ваться в рамках исклю­чи­тельно науч­ных знаний, невоз­можно сфор­му­ли­ро­вать пол­но­цен­ное миро­воз­зре­ние. Зна­че­ние бого­слов­ского знания для миро­воз­зре­ния чело­века, для опи­са­ния кар­тины бытия в целом трудно пере­оце­нить. Насколько абсурд­ным явля­ется выра­же­ние “науч­ное миро­воз­зре­ние” — ни один экс­пе­ри­мент в обла­сти отдель­ной науки не спо­со­бен дать ответы на смысл и цель бытия! Тем не менее, этот образ­чик абсурда из арсе­нала совет­ской ате­и­сти­че­ской про­па­ганды до сих пор явля­ется рас­хо­жим штам­пом…
    прот. Димит­рий Юревич

    Пока мы не верим во Христа, мы выду­мы­ваем для себя и для других что-то такое, что нам кажется стерж­нем жизни, объ­яв­ляя им то науку, то искус­ство, поэзию, музыку, то идею соци­аль­ной спра­вед­ли­во­сти… Но они не могут решить две глав­ных задачи: помочь чело­веку стать святым (чуждым вся­кого зла) и изба­вить его от смерти.

    «У Господа один день, как тысяча лет, и тысяча лет, как один день» (2Пет. 3:8).

    Размер шрифта: A- 16 A+
    Цвет темы:
    Цвет полей:
    Шрифт: Arial Times Georgia
    Текст: По левому краю По ширине
    Боковая панель: Свернуть
    Сбросить настройки