Унижение

Униже́ние (уни­чи­же­ние) — 1) ума­ле­ние чело­века в соб­ствен­ных глазах или в глазах окру­жа­ю­щих; 2) созна­тель­ное и сво­бод­ное отно­ше­ние чело­века к самому себе как к недо­стой­ному носить образ Божий, слыть при­част­ни­ком Его Славы и назы­ваться Его послед­ним рабом; 3) дей­ствие, направ­лен­ное на оскорб­ле­ние чело­ве­че­ского досто­ин­ства.

***

Чем отличается благочестивое унижение и самоунижение от не богоугодного?

Как известно, одной из вели­чай­ших хри­сти­ан­ских доб­ро­де­те­лей явля­ется сми­ре­ние. В аске­ти­че­ской лите­ра­туре термин «сми­ре­ние» нередко сопо­став­ля­ется или даже сбли­жа­ется по содер­жа­нию с поня­тием «почи­та­ние себя за ничто». Соб­ственно, почи­та­ние себя за ничто и есть внут­рен­нее ума­ле­ние, само­уни­чи­же­ние.

Разу­ме­ется, если чело­век, стре­мясь упо­до­бится в сми­ре­нии Христу, ума­ляет себя внут­рен­ним обра­зом, это обна­ру­жи­ва­ется и внешне, ска­зы­ва­ясь на его пове­де­нии, поступ­ках, делах (см.: Сми­рен­но­муд­рие).

Бла­го­че­сти­вое уни­чи­же­ние свя­зано с пра­виль­ным отно­ше­нием чело­века к Богу и к ближ­ним, с пра­виль­ной оцен­кой своей роли и своего места в жизни. Святые подвиж­ники всё, что ни совер­шали хоро­шего и доб­рого, при­пи­сы­вали Про­мыслу Божью, в соот­вет­ствии со сло­вами Христа (Ин.15:5). В то же время, они не искали пустого оправ­да­ния своим личным грехам, обви­няя в них, конечно, себя, зря при­чину в соб­ствен­ном нера­де­нии и непо­слу­ша­нии Богу. Более того, они искренне назы­вали себя пер­выми греш­ни­ками, недо­стой­ными вечных Боже­ствен­ных благ и достой­ными адовых мук.

Такое отно­ше­ние побуж­дало их к посто­ян­ному бодр­ство­ва­нию, духов­ному пре­об­ра­зо­ва­нию, рас­кры­тию черт образа Божия, нрав­ствен­ной работе над собой, над иско­ре­не­нием гре­хов­ных при­вы­чек и недо­стат­ков. Такое уни­же­ние, в резуль­тате усерд­ного труда, при под­держке Боже­ствен­ной бла­го­дати, воз­вы­шает чело­века не субъ­ек­тивно, а объ­ек­тивно, воз­вы­шает над всем при­зем­лен­ным и сует­ным, над злом, над грехом.

Другое дело, когда чело­век, унижая себя, делает это не в целях уго­жде­ния Богу и не в рамках Божьего закона, а в силу небла­го­на­ме­рен­ных причин; напри­мер: уни­жает себя пьян­ством и лено­стью, халат­ным отно­ше­нием к семей­ным или слу­жеб­ным обя­зан­но­стям, интри­гами и пре­да­тель­ством, дур­ными выска­зы­ва­ни­ями и пове­де­нием. Такой чело­век вполне может не заме­чать, что он уни­жает себя, может даже счи­тать себя зна­чи­мым и вели­ким, но в очах Божьих он не будет казаться таким.

Не противоречит ли, априори, благочестивое самоуничижение сильной воле и сильному характеру?

Силь­ный харак­тер и силь­ная воля может про­яв­ляться как в злых, так и в добрых делах (см.: Свое­во­лие)

Скажем, святые про­роки, дви­жи­мые рев­но­стью о Гос­поде, не раз вос­ста­вали против целого обще­ства, обли­чали самых суро­вых и мсти­тель­ных судей, царей. Разве это не тре­бо­вало от них муже­ства и моби­ли­за­ции сил? А разве апо­столы и хри­сти­ан­ские муче­ники, терпя злобу и нена­висть со сто­роны грубых языч­ни­ков, не про­яв­ляли тем стой­кую волю и стой­кий харак­тер? — Про­яв­ляли.

Сла­бость, обна­ру­жи­ва­е­мая в неже­ла­нии про­ти­во­сто­ять тому, чему должно, по своему глу­бин­ному смыслу не имеет ничего общего с хри­сти­ан­скою кро­то­стью и сми­ре­нием. Её также не сле­дует путать с хри­сти­ан­ским тер­пе­нием, внеш­ней и внут­рен­ней сдер­жан­но­стью и спо­кой­ствием духа (см. подроб­нее: Хри­сти­ан­ское и псевдо-хри­сти­ан­ское сми­ре­ние ).

Print Friendly, PDF & Email
Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки