Венчание

прот. Павел Вели­ка­нов

Оглав­ле­ние

Виньетка

 

^ Чем цер­ков­ный брак отли­ча­ется от обыч­ного?

Кра­си­вая тра­ди­ция. «При­ло­же­ние» к сва­дьбе. Гаран­тия кре­по­сти семей­ных уз. Это наи­бо­лее часто встре­ча­ю­щи­еся пред­став­ле­ния о Таин­стве Вен­ча­ния. А между тем есть и моло­дые, и зрелые семей­ные пары, живу­щие цер­ков­ной жизнью, но откла­ды­ва­ю­щие совер­ше­ние этого Таин­ства иногда по многу лет. Что же дей­стви­тельно стоит за вен­ча­нием? Насколько допу­стимо для веру­ю­щего чело­века жить в невен­чан­ном браке? Как гото­виться, если вы реши­лись на этот шаг? Об этом бесе­дуем с глав­ным редак­то­ром пор­тала Богослов.ру, кан­ди­да­том бого­сло­вия, насто­я­те­лем Пят­ниц­кого подво­рья Троице-Сер­ги­е­вой Лавры про­то­и­е­реем Павлом Вели­ка­но­вым.

^ Как появи­лось вен­ча­ние?

– Отец Павел, логично начать с глав­ного вопроса: что такое Таин­ство Вен­ча­ния, в чем его суть?

– Вопрос не такой про­стой, как может пока­заться. Потому что исто­ри­че­ски это Таин­ство появи­лось доста­точно поздно – в том оформ­лен­ном виде, в каком мы его знаем. Ника­кого осо­бого чина для бла­го­сло­ве­ния брака у ранних хри­стиан не было: Цер­ковь при­зна­вала закон­ным тот брак, кото­рый совер­шался в рамках суще­ство­вав­шей в ту эпоху тра­ди­ции. В первых хри­сти­ан­ских общи­нах бла­го­сло­ве­ние ново­брач­ных совер­ша­лось самим фактом при­сут­ствия свя­щен­ника или епи­скопа, главы цер­ков­ной общины, на брач­ном пире.

– Разве не было бла­го­сло­ве­ния с воз­ло­же­нием рук, как, к при­меру, сейчас в про­те­стант­ских общи­нах?

– Дей­стви­тельно, есть сви­де­тель­ства о том, что воз­ло­же­нием рук епи­скопа освя­щался брак – это апо­кри­фи­че­ский памят­ник «Деяния Фомы», кото­рый был напи­сан в Малой Азии в начале III в. Однако до IV века ника­кого спе­ци­аль­ного чино­по­сле­до­ва­ния не было. Только после Милан­ского эдикта Кон­стан­тина Вели­кого (Доку­мент 313 года, про­воз­гла­сив­ший рели­ги­оз­ную тер­пи­мость на тер­ри­то­рии Рим­ской импе­рии и поло­жив­ший конец гоне­ниям на хри­стиан. – Ред.), когда начался про­цесс актив­ного вхож­де­ния в Цер­ковь людей, дале­ких от хри­сти­ан­ского образа жизни и не очень стре­мя­щихся ста­но­виться насто­я­щими хри­сти­а­нами, воз­никла необ­хо­ди­мость осмыс­лить с точки зрения хри­сти­ан­ства брак как союз муж­чины и жен­щины, бла­го­слов­лен­ный Богом. Стало жиз­ненно важным про­ве­сти четкое раз­ли­чие между хри­сти­ан­ским пони­ма­нием семьи и теми пред­став­ле­ни­ями, кото­рые суще­ство­вали в язы­че­ском мире.

– А какие пред­став­ле­ния суще­ство­вали у языч­ни­ков? В чем раз­ли­чие?

– Отли­чие заклю­ча­ется в том, что хри­сти­ан­ский брак не огра­ни­чи­ва­ется пер­спек­ти­вой зем­ного бытия. Это не только бла­го­слов­лен­ное обще­ние между муж­чи­ной и жен­щи­ной и про­дол­же­ние чело­ве­че­ского рода, но прежде всего опре­де­лен­ное духов­ное дела­ние. Cупруги, пройдя через обыч­ные для любого брака этапы, выхо­дят на особую высоту един­ства духов­ного и душев­ного. И един­ство это сохра­ня­ется после их смерти. Мы знаем боль­шое коли­че­ство святых супру­гов – это святые Петр и Фев­ро­ния Муром­ские (8 июля празд­ну­ется их память. – Ред.), Кирилл и Мария (роди­тели пре­по­доб­ного Сергия Радо­неж­ского. – Ред.), Иоаким и Анна, Адриан и Ната­лия…

В язы­че­стве такого пони­ма­ния, разу­ме­ется, не было. Оно могло воз­ник­нуть только на почве хри­сти­ан­ского пред­став­ле­ния о ближ­нем как глав­ном камер­тоне отно­ше­ния к Богу, из пони­ма­ния необ­хо­ди­мо­сти жерт­вен­ного подвига как фун­да­мента и пер­во­ос­новы всего бытия вообще, а не только отно­ше­ний между супру­гами.

Вот так, на фоне осмыс­ле­ния супру­же­ства, посте­пенно скла­ды­ва­ется чин цер­ков­ного бла­го­сло­ве­ния брака. Только к XVII веку он был фор­ма­ли­зо­ван в том виде, какой сейчас мы имеем в наших пра­во­слав­ных храмах. Вообще, вен­ча­ние – един­ствен­ное Таин­ство, в кото­ром мы нахо­дим огром­ней­шее раз­но­об­ра­зие форм! Некая серд­це­вина – молитва «Боже Святый» – при­сут­ствует уже в IV веке, а осталь­ное могло варьи­ро­ваться. 

^ Вен­ча­ние… в осуж­де­ние?

– Невен­чан­ный брак счи­та­ется непра­виль­ным, гре­хов­ным?

Нет. Глу­боко неверно и опасно счи­тать, что невен­чан­ный брак явля­ется сино­ни­мом блуда. Закон­ный брак – то есть не тайный, объ­яв­лен­ный перед обще­ством и опре­де­лен­ным обра­зом юри­ди­че­ски заре­ги­стри­ро­ван­ный – пол­но­стью при­зна­ется Цер­ко­вью. И это четко про­пи­сано в Соци­аль­ной кон­цеп­ции Рус­ской Пра­во­слав­ной Церкви.

– Если обыч­ный брак не может счи­таться непра­вым перед Богом, зачем нужен еще и чин вен­ча­ния?

– Дело в том, что, не имея цер­ков­ного бла­го­сло­ве­ния, хри­сти­а­нам будет непро­сто выстра­и­вать свои супру­же­ские отно­ше­ния так, чтобы они яви­лись для них лест­ни­цей в Цар­ство Небес­ное. Точнее – чтобы в браке уже сейчас сози­дать Цар­ство Небес­ное. А для этого Таин­ство и суще­ствует.

В чем таин­ство? Что таин­ствен­ного про­ис­хо­дит?

– Таин­ство заклю­ча­ется в том, что при­зы­ва­ется Боже­ствен­ная бла­го­дать на пре­тво­ре­ние есте­ствен­ных отно­ше­ний между муж­чи­ной и жен­щи­ной в духов­ные отно­ше­ния. Это стрем­ле­ние пре­об­ра­жает есте­ствен­ную тягу полов друг ко другу в сту­пеньку ко Христу – вот что про­ис­хо­дит. Образно это пре­красно пока­зано в еван­гель­ском рас­сказе о чуде, кото­рое совер­шает Хри­стос в Кане Гали­лей­ской: пре­тво­ре­ние воды в вино на сва­дьбе. К такому пре­тво­ре­нию пред­на­зна­чен любой брак: «вода» есте­ствен­ных чело­ве­че­ских отно­ше­ний силой и дей­ствием бла­го­дати Свя­того Духа должна стать «вином», при­об­ре­сти совер­шенно иное каче­ство!

– А бла­го­сло­ве­ние – в чем оно заклю­ча­ется?

– Вен­ча­ние – это еще и бла­го­сло­ве­ние на супру­же­скую жизнь внутри самой хри­сти­ан­ской общины. Поло­вое сожи­тель­ство для супру­гов-хри­стиан мыс­лимо только в рамках цер­ков­ного бла­го­сло­ве­ния пред­сто­я­те­лем общины – епи­ско­пом или же свя­щен­ни­ком.

– Можно ска­зать, что это попытка зару­читься помо­щью Божией на этом слож­ном пути?

– Отча­сти да. В закон­ном браке обе поло­вины всту­пают в новую, ранее неиз­вест­ную, неиз­ве­дан­ную для них реаль­ность. И здесь тре­бу­ется особая помощь Божия.

Но к этому нельзя под­хо­дить, как к сделке: мы Тебе – вен­ча­ние, а Ты нам – гаран­тию «дома – полной чаши». Вен­ча­ние – это укреп­ле­ние и бла­го­сло­ве­ние суще­ству­ю­щих отно­ше­ний, но не постро­е­ние их с нуля и тем более – не лега­ли­за­ция фор­маль­ных отно­ше­ний друг друга «не пере­ва­ри­ва­ю­щих» людей.

Я выскажу свое мнение, кото­рое, может быть, не будет соглас­ным с мне­нием доста­точно боль­шого коли­че­ства свя­щен­но­слу­жи­те­лей. Но я реши­тельно против того, чтобы к Таин­ству Вен­ча­ния при­сту­пали люди, не явля­ю­щи­еся доста­точно воцер­ко­в­лен­ными.

Сего­дня зача­стую вен­чают всех подряд. Подоб­ное отно­ше­ние к браку ниве­ли­рует Таин­ство, пре­вра­щает его в «маги­че­ский костыль» для тех людей, кото­рые, в общем-то, ходить еще не умеют. Но опыт пока­зы­вает, что «маги­че­ских косты­лей» не бывает. Если люди не любят друг друга, если отно­сятся друг к другу потре­би­тель­ски, если они, повен­чав­шись, не соби­ра­ются ничего менять в своей жизни, ста­но­виться насто­я­щими хри­сти­а­нами – то это Таин­ство им будет не во спа­се­ние, а в еще боль­шее осуж­де­ние. И их брак, скорее всего, раз­ва­лится, а не укре­пится.

– Почему?

– Потому что любое при­бли­же­ние Бога – это кризис: он обост­ряет, дово­дит до неко­его пре­дель­ного напря­же­ния суще­ству­ю­щую ситу­а­цию. Боже­ствен­ными пред­ме­тами не шутят: они тре­буют к себе долж­ного отно­ше­ния. И если чело­век готов посту­питься собой, своими инте­ре­сами, вырваться ко Христу – кризис для него ока­зы­ва­ется спа­си­тель­ным и полез­ным. Если он не готов, не хочет меняться, то это обна­же­ние, обостре­ние его истин­ного состо­я­ния только лишь уско­ряет воз­мож­ный распад семьи.

К Богу нельзя отно­ситься пре­не­бре­жи­тельно. А Цер­ковь – это Его тер­ри­то­рия, место Его осо­бого, исклю­чи­тель­ного при­сут­ствия. Поэтому вен­чаться «на всякий случай», «а вдруг сра­бо­тает» – не стоит. И то огром­ное коли­че­ство про­ше­ний о так назы­ва­е­мом «цер­ков­ном раз­воде», кото­рый име­ется во всех епар­хиях, тому самое лучшее сви­де­тель­ство…

Поэтому если речь о людях, загля­ды­ва­ю­щих в Цер­ковь, не явля­ю­щихся, по сути, хри­сти­а­нами, для них форма закон­ного брака – это вполне доста­точно.

^ Готовы – не готовы

– Если это настолько серьез­ный шаг, стоит ли идти на него сразу? Неко­то­рые пары откла­ды­вают вен­ча­ние, не чув­ствуя себя доста­точно гото­выми к нему…

– Так бывает. Пони­ма­ете, этот про­цесс дозре­ва­ния до вен­ча­ния про­ис­хо­дит парал­лельно с воцер­ко­в­ле­нием.

Я знаю супру­гов, кото­рые явля­ются веру­ю­щими и цер­ков­ными людьми, про­жив­шими в браке около 50 лет, но кото­рые в то же время еще не дозрели до того, чтобы прийти в храм и повен­чаться. Между ними нет такого духов­ного род­ства, един­ства, чтобы совер­шать это Таин­ство – про­цесс еще не завер­шен. Таких при­ме­ров немало.

– Это скорее хорошо, чем плохо?

– Это плохо. Но если бы они повен­ча­лись и после этого в их жизни ничего бы не изме­ни­лось, это было бы еще хуже.

Мне, скорее, сим­па­тична пози­ция тех нецер­ков­ных моло­дых людей, кото­рые, сыграв сва­дьбу, не торо­пятся сразу же обвен­чаться. Тут есть здра­вое зерно: это сви­де­тель­ствует об ответ­ствен­но­сти. Такие супруги должны жить в закон­ном браке, рожать детей, любить друг друга, поти­хоньку изме­няться сами, воцер­ков­ляться и, когда дорас­тут до брака цер­ков­ного, – вен­чаться.

Однако если люди уже доста­точ­ное время живут пол­но­цен­ной цер­ков­ной жизнью, если каждый из них в своей мере познал Христа и живет Им, то для таких людей всту­пать в брак, минуя вен­ча­ние, ненор­мально и более чем странно. Когда веру­ю­щие, воцер­ко­в­лен­ные супруги по каким-то при­чи­нам не вен­ча­ются, это должно наво­дить на мысль: что-то здесь про­ис­хо­дит непра­виль­ное.

– Почему? Если это «дозре­ва­ние», то оно про­ис­хо­дит у разных пар в разное время…

– Потому что для хри­сти­а­нина брак, семья – это не просто «ячейка обще­ства», и тем более не «инсти­тут закон­ного поль­зо­ва­ния друг другом». Это живой пример того, как в полном един­стве могут сосу­ще­ство­вать совер­шенно само­сто­я­тель­ные и отдель­ные лич­но­сти. Семья пред­став­ляет собой един­ство: все живут по закону любви и в то же время никто никого не подав­ляет, не погло­щает, не вытес­няет. Можно про­ве­сти ана­ло­гию со Святой Тро­и­цей: Бог Отец, Бог Сын, Бог Дух Святой живут в полной любви, полном согла­сии и непре­стан­ной само­от­даче друг другу, и в этом обре­тают абсо­лют­ную пол­ноту бытия и то самое бла­жен­ство, к кото­рому при­зы­ва­емся и мы все. И поэтому для Церкви брак – одно из фун­да­мен­таль­ных поня­тий.

Отно­ше­ния между Хри­стом и Цер­ко­вью самим же Гос­по­дом отож­деств­ля­ются с брач­ными отно­ше­ни­ями: Цер­ковь назы­ва­ется Неве­стой Хри­сто­вой. У апо­стола Павла, у всех святых отцов в той или иной мере при­сут­ствует эта брач­ная алле­го­рия. И это гово­рит только о том, что нет в жизни чело­века более высо­ких, более спо­соб­ству­ю­щих спа­се­нию отно­ше­ний, чем брак. Можно смело ска­зать, что брак – это своего рода «трам­плин» ко спа­се­нию. Но как с трам­пли­ном свя­заны раз­лич­ные риски, точно так же и с браком: не всту­пив на этот путь, ты не достиг­нешь опре­де­лен­ных высот и нико­гда не узна­ешь, что такое полет в сво­бод­ном паде­нии, но, всту­пив, ты должен пони­мать, что тебя ждут не только сия­ю­щие вер­шины, но и опас­но­сти пере­ло­мать себе хребет.

– А могут ли супруги пойти на вен­ча­ние как на созна­тель­ный шаг в сто­рону един­ства? Прося у Бога под­держки в этом?

– Да, это самый пра­виль­ный подход.

Если муж и жена имеют жела­ние устра­и­вать свою жизнь по-хри­сти­ан­ски, конечно, им лучше всту­пать в супру­же­ство через Таин­ство Вен­ча­ния. Но это воз­можно только тогда, когда каждый из них пони­мает всю меру ответ­ствен­но­сти, кото­рую он на себя берет. Ответ­ствен­но­сти не только в том, что они не имеют права раз­ве­стись, что бы у них там ни про­ис­хо­дило, но ответ­ствен­ность духов­ную. За тот образ жизни, кото­рый каждый из них по своим силам пыта­ется осу­ществ­лять согласно еван­гель­ским запо­ве­дям.

– Полу­ча­ется, это Таин­ство – одно­вре­менно и начало чего-то каче­ственно нового, и вер­шина неко­его внут­рен­него про­цесса?

– В таком случае вен­ча­ние – дей­стви­тельно и важное начало, и вер­шина, некое сви­де­тель­ство того, что супруги дей­стви­тельно достигли какого-то духов­ного един­ства, в своих устрем­ле­ниях к Богу их тра­ек­то­рии пере­стали быть парал­лель­ными и стали стре­миться к един­ству. В таком случае жела­ние полу­чить цер­ков­ное бла­го­сло­ве­ние и освя­ще­ние брака ста­но­вится совер­шенно есте­ствен­ным и закон­ным жела­нием.

^ Раз­вен­ча­ние «раз­вен­ча­ния»

– Многие гово­рят о «раз­вен­ча­нии». Суще­ствует ли в реаль­но­сти такой чин?

– «Раз­вен­ча­ние» – вещь совер­шенно мифи­че­ская. Ника­кого чина снятия цер­ков­ного бла­го­сло­ве­ния на брак не суще­ствует. Есть сви­де­тель­ство Церкви, когда она, по своему снис­хож­де­нию к чело­веку, не сумев­шему выне­сти взятый на себя подвиг брака, дает ему бла­го­сло­ве­ние на второй брак.

– Насколько далеко захо­дит снис­хож­де­ние Церкви? Допу­стимо ли вен­чаться во втором, в тре­тьем и т. д. браке?

– Дей­стви­тельно, есть чин вен­ча­ния вто­ро­брач­ных, кото­рый явля­ется скорее чином пока­ян­ным.

– Он само­сто­я­тель­ный, отдель­ный?

– Да, это само­сто­я­тель­ный чин для тех, кто всту­пает во второй брак. Но вот чина для трое­брач­ных, конечно, уже не суще­ствует. В каких-то край­них слу­чаях, при особых ситу­а­циях может быть дано бла­го­сло­ве­ние на третий брак – но уже без вен­ча­ния. И тут дей­стви­тельно должны быть какие-то совер­шенно исклю­чи­тель­ные случаи и доста­точ­ные осно­ва­ния для такого реше­ния! И, конечно же, ника­кой свя­щен­ник не возь­мет на себя подоб­ную ответ­ствен­ность: это цели­ком и пол­но­стью область архи­ерей­ской власти. Есте­ственно, нормой подоб­ная ситу­а­ция никак быть не может. Здесь мы видим про­яв­ле­ние ико­но­мии, край­ней уступки Церкви, для того, чтобы дать чело­веку воз­мож­ность при­ча­щаться, про­дол­жать жить цер­ков­ной жизнью.

– Это, по сути, бла­го­сло­ве­ние на брак без вен­ча­ния?

– По сути дела, это просто бла­го­сло­ве­ние на при­ча­ще­ние чело­века, кото­рый по своей немощи нахо­дится в тре­тьем браке, и просьба к Богу о про­ще­нии его грехов.

^ Труд­ные вопросы: измена, второй брак, другая вера

– Если один из супру­гов неве­ру­ю­щий, но из любви к своей «второй поло­винке» читает книги о хри­сти­ан­стве, как-то гото­вится к вен­ча­нию – Таин­ство над такой парой совер­шить допу­стимо?

– Думаю, что да. И апо­стол Павел об этом гово­рит: неве­ру­ю­щая жена освя­ща­ется веру­ю­щим мужем, и наобо­рот. Тот из супру­гов, кто ближе ко Христу, вполне может стать источ­ни­ком света для дру­гого. И таких при­ме­ров огром­ное коли­че­ство – когда любовь ко своей «второй поло­вине» ста­но­вится для чело­века самой глав­ной в его жизни сту­пень­кой ко Христу. Мы знаем боль­шое коли­че­ство таких пар и за рубе­жом: когда ино­верцы берут в жены рус­ских деву­шек, напри­мер, и, пони­мая, как много значит хри­сти­ан­ство, Пра­во­слав­ная Цер­ковь для люби­мой, посте­пенно втя­ги­ва­ются в стихию бого­слу­жеб­ной жизни. Для меня это живой пример, поскольку только что вер­нулся из Англии и видел немало таких пар, где один из супру­гов откры­вал кра­соту хри­сти­ан­ства для дру­гого.

– Пра­во­слав­ная Цер­ковь допус­кает вен­ча­ние пра­во­слав­ных с хри­сти­а­нами других кон­фес­сий?

– Как ни пара­док­сально, да. Как об этом ска­зано в Осно­вах соци­аль­ной кон­цеп­ции Рус­ской Пра­во­слав­ной Церкви, вен­ча­ние может совер­шаться между пра­во­слав­ными и като­ли­ками, чле­нами Древ­них Восточ­ных Церк­вей и про­те­стан­тами, испо­ве­ду­ю­щими веру в Три­еди­ного Бога. Необ­хо­ди­мым усло­вием для такого вен­ча­ния явля­ется совер­ше­ние Таин­ства в Пра­во­слав­ной Церкви и вос­пи­та­ние детей в Пра­во­сла­вии. Свя­ти­тель Фила­рет Мос­ков­ский неод­но­кратно это допус­кал.

Это уди­ви­тель­ный факт! И еще одно сви­де­тель­ство того, что брак – явле­ние, далеко выхо­дя­щее за пре­делы лишь чело­ве­че­ских отно­ше­ний. В свое время рели­ги­оз­ный фило­соф Васи­лий Васи­лье­вич Роза­нов писал: «Связь пола с Богом боль­шая, чем связь ума с Богом, даже чем связь сове­сти с Богом»

Дей­стви­тельно, то, что явля­ется неотъ­ем­ле­мой сто­ро­ной супру­же­ства, прежде всего затра­ги­вает какие-то глу­бин­ные, духов­ные сто­роны в чело­веке. И я думаю, что Цер­ковь неспро­ста так жестко высту­пает против любых форм близ­ких отно­ше­ний людей, кроме закон­ного брака. Цер­ковь, как чадо­лю­би­вая Мать, бес­ко­нечно ценит и тре­петно охра­няет то, что про­ис­хо­дит в браке, и столь же реши­тельно и бес­ком­про­миссно отно­сится к тому, что про­ис­хо­дит вне его.

– Вы имеете в виду блуд, измену, сожи­тель­ство?

– Да. Это очень сильно выхо­ла­щи­вает и портит важную часть чело­ве­че­ской при­роды, где и про­ис­хо­дит встреча чело­века с Богом. Почему мона­ше­ство, напри­мер, немыс­лимо без подвига цело­муд­рия, подвига абсо­лют­ного воз­дер­жа­ния от поло­вой жизни? Почему оно изна­чально было свя­зано с дев­ством? Осо­бенно всегда выде­ля­лись монахи и мона­хини, кто вообще не имел ника­кого опыта поло­вой жизни – и именно такое мона­ше­ство счи­та­лось насто­я­щим, под­лин­ным посвя­ще­нием себя Богу. Это очень тонкий, мисти­че­ский момент обру­че­ния всего чело­века Христу. Можно даже ска­зать, что своего рода духов­ный «брак» с Твор­цом, кото­рый тре­бует такой же пол­ноты отдачи, какой тре­бует и обыч­ный брак от супру­гов.

В мона­ше­стве чело­век пол­но­стью вве­ряет себя Богу – Им живет, Им пита­ется, Им раду­ется, Им вдох­нов­ля­ется. И тут не может быть ника­кого «двое­жен­ства», раз­дво­е­ния. Точно так же, как в супру­же­стве: ничего помимо или вопреки своей второй поло­вине в здо­ро­вом и счаст­ли­вом браке быть не может.

Очень при­скорбно, что к «хож­де­ниям на сто­рону» в свет­ском обще­стве давно отно­сятся тер­пимо. А об этом надо кри­чать во все­услы­ша­ние: любое сожи­тель­ство, любое пре­лю­бо­де­я­ние явля­ется огром­ной тра­ге­дией для всех его участ­ни­ков и для всей семьи, где живёт эта несчаст­ная жертва стра­сти блуда. Более того, пока есть измена, блуд – ни о каком при­ми­ре­нии с Богом и речи в прин­ципе идти не может. Не потому, что цер­ков­ные каноны такие жесто­кие, нели­бе­раль­ные, «негу­ман­ные». А потому, что блуд – это глу­бо­кий надлом не только души, но даже и на физио­ло­ги­че­ском уровне. Люди, кото­рые ста­но­вятся на этот путь, выжи­гают стра­стью блуда ту область своей души, кото­рая для Бога бес­ко­нечно зна­чима – ведь в ней они могли бы обре­сти при­ми­ре­ние с Ним! И пока эта рана не зажи­вет, с ней абсо­лютно ничего нельзя поде­лать.

– Речь не только об измене как тако­вой, но и о легком увле­че­нии на сто­роне, о помыс­лах?

– В свя­то­оте­че­ской аске­тике есть очень четкая гра­да­ция помыс­лов – когда именно при­шед­шую чело­веку страст­ную, блуд­ную мысль уже можно счи­тать грехом. Сам Спа­си­тель гово­рил: Всякий, кто смот­рит на жен­щину с вожде­ле­нием, уже пре­лю­бо­дей­ство­вал с нею в сердце своем (Мф.5:28). Блуд ове­ществ­ляет уже совер­шив­ше­еся в душе чело­века отпа­де­ние от вер­но­сти своему супругу. Но начи­на­ется все – с мысли.

Вообще, мы многое не пони­маем из того, что про­ис­хо­дит в браке. И как бы ни были про­странны иссле­до­ва­ния в обла­сти интим­ных отно­ше­ний муж­чины и жен­щины, до конца понять при­роду этих отно­ше­ний мы не можем. Мы здесь выхо­дим за пре­делы науки как тако­вой и пере­хо­дим в изме­ре­ние скорее духов­ное, нежели физио­ло­ги­че­ское.

– То есть можно ска­зать, что брак сам по себе явля­ется Таин­ством?

– Я, пожа­луй, согла­шусь. И инте­ресно, что еще свя­ти­тель Иоанн Зла­то­уст в свое время писал: «Венцы пола­га­ются на главах бра­чу­ю­щихся в зна­ме­ние победы, для того, чтобы пока­зать, что они, непо­бе­ди­мые стра­стию до брака, тако­выми при­сту­пают и к брач­ному ложу, т. е. в состо­я­нии побе­ди­те­лей похоти плот­ской». Такое пони­ма­ние вен­ча­ния прямо про­ти­во­по­ложно тому, как оно иногда вос­при­ни­ма­ется сего­дня, словно вынуж­ден­ное цер­ков­ное бла­го­сло­ве­ние на поло­вое сожи­тель­ство двух обу­ре­ва­е­мых похо­тью людей, «уза­ко­нен­ный блуд» – чтобы совсем из Церкви не ушли. А свя­ти­тель Иоанн Зла­то­уст гово­рит: мы их вен­чаем потому, что они побе­дили свою похоть, что ими движет уже любовь, кото­рая ока­зы­ва­ется гораздо выше и силь­нее похоти. И дальше ими, как хри­сти­а­нами, должна прежде всего дви­гать любовь, а не вожде­ле­ния. Ведь страст­ные дви­же­ния когда-то всё равно уйдут – а вот сама любовь только укре­пится и очи­стится. И здесь в каче­стве залога именно такого раз­ви­тия отно­ше­ний высту­пает дев­ство, полная физи­че­ская чистота обоих бра­чу­ю­щихся.

^ Под­го­товка: прак­ти­че­ские моменты

– Суще­ствует мнение, что вен­ча­ние – столь личное дело, кото­рое про­ис­хо­дит между двумя людьми и Богом, что при­сут­ство­вать на нем должны только вен­ча­ю­ща­яся пара и свя­щен­ник…

– Я считаю, что нет ничего пло­хого в отсут­ствии сви­де­те­лей на вен­ча­нии. В Англии или в Греции это Таин­ство явля­ется еще и одной из форм лега­ли­за­ции брака – там рели­ги­оз­ным кон­фес­сиям предо­став­лено право выда­вать госу­дар­ствен­ные сви­де­тель­ства о совер­ше­нии брака. У нас в стране такого нет: таин­ство про­ис­хо­дит внутри цер­ков­ной общины и не тре­бует сви­де­те­лей того, что люди обе­щали друг другу – это их дело перед Богом.

Но именно с этим свя­зано жест­кое тре­бо­ва­ние: мы вен­чаем людей только после заклю­че­ния ими закон­ного брака и офи­ци­аль­ной реги­стра­ции. За исклю­че­нием край­них слу­чаев, когда этот вопрос затруд­нен по каким-то объ­ек­тив­ным при­чи­нам, а не потому, что люди не хотят рас­пи­сы­ваться, а желают жить в свое удо­воль­ствие и при этом иметь и некие духов­ные пре­фе­рен­ции.

– Если род­ствен­ники рав­но­душно или нега­тивно отно­сятся к Церкви, как лучше посту­пить: позвать их, дабы при­об­щить к Таин­ству, или нет?

– Это один из тех вопро­сов, кото­рые допус­кают оба вари­анта ответа. Есть плюсы и в том, и в другом вари­анте. Дей­стви­тельно, часто люди желают, чтобы это Таин­ство было совер­шено над ними без сви­де­те­лей – это личный, интим­ный дого­вор между ними и Богом. Сами супруги должны решить, как посту­пить, исходя из того, как для них будет удоб­нее и как им пока­жется целе­со­об­раз­нее.

– Какова роль роди­те­лей при вен­ча­нии?

– И в рим­ской, и в гре­че­ской, и в иудей­ской тра­ди­циях важ­ней­шим эле­мен­том бра­ко­со­че­та­ния был момент, когда отец неве­сты соеди­няет руки бра­чу­ю­щихся – и пере­дает ее руку в руку жениха. То есть роди­тели пере­дают своего ребенка в руки его «второй поло­вины». Этот момент есть в древ­них чинах вен­ча­ния, он сохра­нился в като­ли­цизме, но у нас он, к сожа­ле­нию, ока­зался утра­чен. Однако отго­ло­сок его остался: когда свя­щен­ник перед нача­лом чина обру­че­ния соеди­няет руки бра­чу­ю­щихся, накры­вая их епи­тра­хи­лью, и, держа за руки, ведет жениха и неве­сту из при­твора в храм, а также когда уже во время Таин­ства они все вместе трижды обхо­дят аналой в центре храма. В осталь­ном роди­тели во время Таин­ства – лишь сви­де­тели и сомо­лит­вен­ники своим детям.

– Как самим супру­гам сле­дует гото­виться к вен­ча­нию?

– Для людей цер­ков­ных под­го­товка к вен­ча­нию ничем не отли­ча­ется от обыч­ной под­го­товки к уча­стию в таин­ствах. За исклю­че­нием того, что они должны хоро­шенько поду­мать, готовы ли они взва­лить на себя свою супругу или своего супруга со всеми его немо­щами, стра­стями, про­бле­мами. Четко пони­мая, что не надо рас­счи­ты­вать, что твоя «поло­винка» в браке станет гораздо лучше, нежели ты знаешь ее сейчас. И это опре­де­лен­ное дерз­но­ве­ние, на кото­рое чело­век отва­жи­ва­ется перед Самим Богом! Чело­век должен ясно пони­мать, что он берет на себя.

Если он готов взва­лить на себя дру­гого, причем в самом худшем вари­анте, о кото­ром он знает, – тогда можно наде­яться, что этот брак состо­ится. А если он рас­счи­ты­вает на то, что все недо­статки супруга куда-то исчез­нут, а всё, что в нем вдох­нов­ляет, радует, еще больше рас­кро­ется… то, скорее всего, все будет с точ­но­стью до наобо­рот.

– Жестко. Значит, надо быть реа­ли­стами? И робко наде­яться, что вы оба будете ста­но­виться лучше?

– Наде­яться робко – да, а вот рас­счи­ты­вать нельзя. Почему в созна­нии хри­сти­а­нина брак и мона­ше­ство – это прак­ти­че­ски тож­де­ствен­ные вещи? И там, и там чело­век при­но­сит себя в жертву дру­гому. И нет ника­ких гаран­тий, что эта жертва будет при­нята, понята, оце­нена. Все счаст­ли­вые браки про­хо­дили очень слож­ный, тяже­лый, болез­нен­ный путь «пере­ма­лы­ва­ния» обоих супру­гов, при­тирки их друг ко другу. И это всегда свя­зано с мак­си­маль­ным ума­ле­нием своих соб­ствен­ных инте­ре­сов, себя самого, своих поже­ла­ний, своих пред­став­ле­ний о том, что должно быть в браке. Это про­цесс «врас­та­ния» друг в друга.

Притом, что это «врас­та­ние» очень разных на всех уров­нях орга­низ­мов. Гил­берту Честер­тону при­над­ле­жит изре­че­ние, став­шее афо­риз­мом: по муж­ским стан­дар­там любая жен­щина – сума­сшед­шая, по жен­ским стан­дар­там любой муж­чина – чудо­вище; муж­чина и жен­щина пси­хо­ло­ги­че­ски несов­ме­стимы. И это пре­красно! Потому что таким обра­зом они ста­но­вятся один для дру­гого объ­ек­том хри­сти­ан­ского дела­ния, заим­ствуют друг у друга недо­ста­ю­щие им каче­ства и делятся лучшим, что есть в них самих. Апо­стол Павел писал: Ныне ваш избы­ток в вос­пол­не­ние их недо­статка; а после их избы­ток в вос­пол­не­ние вашего недо­статка (2Кор.8:14). И в такой посто­ян­ной вза­и­мо­от­даче и вза­и­мо­про­ник­но­ве­нии и выстра­и­ва­ется целост­ный орга­низм хри­сти­ан­ской семьи, кото­рый дей­стви­тельно имеет право про­дол­жаться и после того, как исче­зает, отпа­дает, ста­но­вится ненуж­ным все, что свя­зано с физио­ло­гией. Мы знаем, что в Цар­стве Небес­ном нет брака как соеди­не­ния полов, а вот един­ство – оста­ется… Ока­зав­шись за гробом без тела, супруги все равно сохра­няют свое един­ство! Но до этого еще надо дорасти. Многие ли дорас­тают? Это вопрос.

Обя­за­тельно ли при­ча­щаться перед вен­ча­нием?

Это не явля­ется строго обя­за­тель­ным, однако для веру­ю­щего чело­века есте­ственно перед важ­ней­шими собы­ти­ями своей жизни испо­ве­до­ваться и при­ча­щаться Христу. И в Древ­ней Церкви при­ча­ще­ние было одной из важных частей вен­ча­ния. Неко­то­рые слова, сохра­нив­ши­еся в древ­них чинах вен­ча­ния (напри­мер, воз­глас: «Пре­ждео­свя­щен­ная Святая святым»), сви­де­тель­ствует о том, что в ранней Церкви после при­ча­ще­ния всех членов цер­ков­ной общины Святые Дары остав­ля­лись, чтобы при­ча­стить ими ново­брач­ных во время их вен­ча­ния.

Что такое «вен­чаль­ная Литур­гия»?

Это Литур­гия, как пра­вило, совер­ша­е­мая архи­ереем, в чино­по­сле­до­ва­ние кото­рой вклю­чен чин вен­ча­ния. Она совер­ша­ется, к при­меру, в бал­кан­ских и гре­че­ских церк­вях. Сейчас вен­чаль­ные Литур­гии появ­ля­ются и в России. Однако это скорее ново­вве­де­ние: ника­ких сви­де­тельств, что это имело исто­ри­че­ские пре­це­денты раньше, нет.

Если у людей разные духов­ники, как им выбрать свя­щен­ника, кото­рый будет их вен­чать?

Воз­можно собор­ное вен­ча­ние, когда Таин­ство совер­шают сразу несколько свя­щен­ни­ков. И это частая прак­тика. В среде духо­вен­ства по-дру­гому почти не бывает.

Сколько стоит уча­стие в Таин­стве?

Ника­кое Таин­ство нельзя оце­ни­вать, и ника­кой цены у вен­ча­ния быть не может. Однако после совер­ше­ния треб (то есть бого­слу­же­ний по просьбе мирян) при­нято жерт­во­вать на храм, по силам и сове­сти чело­века. При этом нужно пони­мать, что вен­ча­ние – наи­бо­лее «ресур­со­ём­кое» Таин­ство: здесь, как пра­вило, необ­хо­дим как мини­мум квар­тет певчих, а то и целый хор, – кото­рым, есте­ственно, необ­хо­димо опла­тить труды. Лучше всего спро­сить у слу­жа­щих церкви, каким обра­зом совер­ша­ются пожерт­во­ва­ния. На неко­то­рых при­хо­дах вам могут ука­зать их ори­ен­ти­ро­воч­ный размер, однако уплата опре­де­лен­ной суммы ни в коем случае не может быть необ­хо­ди­мым усло­вием совер­ше­ния Таин­ства.

журнал «Фома»

Print Friendly, PDF & Email
Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки