Главная » Алфавитный раздел » Адам » Хеврон – путешествие под прицелом, или Тайна пещеры, где погребены Адам и Ева
Распечатать Система Orphus

Хеврон – путешествие под прицелом, или Тайна пещеры, где погребены Адам и Ева

1 голос2 голоса3 голоса4 голоса5 голосов (6 голос: 3,83 из 5)

 

Виньетка

 

К вопросу о локализации места погребения праотца Адама

Вероятно, большинство православных людей, прикладываясь к Распятию Христа Спасителя, обращали внимание на иконографию этого образа, а именно – в нижней части, под основанием Голгофского Креста, традиционно изображается череп и две перекрещенные кости.

Предание сохранило рассказ, согласно которому Спаситель мира Господь Иисус Христос был распят на месте древней могилы праотца Адама, и кровь Богочеловека, стекающая по основанию Креста, попала на главу погребенного здесь первого человека, чем и был смыт грех праотца, совершенный в Эдемском саду.

С повествованием этого предания знаком, наверняка, любой воцерковленный человек, внимательно вслушивающийся в богослужебные тексты праздника Воздвижения Честного и Животворящего Креста, Крестопоклонной Недели (3-е воскресенье Великого Поста) и Страстной Седмицы.

Но с определенным недоумением я столкнулся тогда, когда первую книгу-путеводитель о Святой Земле, написанную после неоднократных поездок в Израиль, только забрав из типографии, я подарил своему учителю – профессору Киевской духовной академии. Его внимание приковала фотография, сделанная мной в Хевроне на могиле праотцев, точнее не фотография, а подпись к ней, которая сообщала: «Балдахин над местом погребения Адама».

«А кто тогда погребен на Голгофе, под тем местом, где был распят Спаситель?» – этот вопрос почтенного профессора подвиг меня к созданию определенного комментария к этой подписи, так как информация о захоронении праотца Адама в Хевроне является малодоступной в христианской традиции. Хотя, с другой стороны, для монотеистического иудаизма именно пещера праотцев в Хевроне является тем местом, где по сей день находятся останки первого человека.

Как согласовать христианскую традицию и предание Мидрашей (Мидраш – ляמִדְרָשׁ, буквально «изучение», «толкование», жанр литературы гомилетического характера, представленный в Мишне, Тосефте, а затем и в Гемаре. Однако очень часто под названием мидраши имеется в виду собрание текстов, которое включает библейские экзегезы, публичные проповеди и т.д., образующие последовательный комментарий к книгам Священного Писания Ветхого Завета).

Для этого мы предложим посетить древний Хеврон и приоткрыть тайну Пещеры Праотцев – Меарат ха-Махпела.

Улицы Хеврона

 

^ «Ворота юга»

«Ворота юга» – именно такое название Хеврон получил у кочевых семитских кланов, которые, перегоняя свои стада в поисках новых пастбищ, обязательно попадали по дороге из Иерусалима, направляясь в Вирсавию (Беер-Шеву), Азот (Ашдот), Ашкелон, в этот древний мегаполис с гарантированной комфортной стоянкой для кочевников с многочисленными колодцами, необходимыми для скота.

Хеврон расположен в южной части горной Иудеи в цветущей горной долине, находящейся на высоте 925 м над уровнем моря и окруженной высокими горами. Вокруг современного Хеврона много мусульманских деревень, жители которых занимаются, как и в далеком прошлом, земледелием и скотоводством. Добраться до Хеврона сегодня можно из Иерусалима по шоссе «ха-Минаро», минуя Вифлеем, а затем, продолжая путь по магистрали «Океф Халхуль», через 16 км вас встретит седой Хеврон.

 

^ Под снайперским прицелом

Посещение этого города сегодня сопряжено с определенными трудностями. В современном Хевроне очень часто случаются столкновения между еврейскими поселенцами и арабами. Находясь в административном подчинении Палестинской Автономии, город окружен израильскими армейскими блокпостами, что осложняет его посещение. Хеврон явно не то место, где можно блистать знанием иврита. Более того, «это единственное место на Западном берегу, где не стоит останавливаться с ночевкой», о чем предупреждают многие путеводители бесстрашных туристов и паломников в этот библейский город.

Если согласно современной идиоме «Израиль – это лакмусовая бумажка для всего мира», то современный Хеврон – это лакмусовая бумажка арабо-израильского противостояния. Сегодня город разделен на две части: арабский квартал и квартал, где проживают еврейские поселенцы.

Когда движемся от КПП к знаменитой Пещере Праотцев, нас немного тревожит пристальное внимание за любыми передвижениями (в данном случае, за вашими) израильских патрулей, расположенных почти через каждые 50 метров. Подняв голову, нетрудно заметить снайперов на крышах домов и на наблюдательных вышках. Стоит вам отклониться от маршрута, как, откуда ни возьмись, появляется пуленепробиваемый джип или запыленный военный «Hummer» с торчащими антеннами, из которого вас обязательно попросят предъявить документы. В целом, все призвано намекнуть гостю Хеврона о том, что в целях его же безопасности маршрут паломника или туриста продуман до мелочей, и поэтому не стоит импровизировать.

Примечательно, что между кварталами евреев и арабов нет свободного сообщения, и только иностранец, пользуясь своим нейтральным положением, может посетить обе части Хеврона. Причем, попав в палестинскую часть города, он обращает внимание на то, что здесь Хеврон живет привычной жизнью ближневосточных арабских городов с традиционными автомобильными пробками, шумом клаксонов машин, запевом муэдзинов, зазыванием уличных торговцев и т. д. Куда-то пропали бетонные заграждения, патрули, снайперы и километры колючей проволоки…

 

^ Первая недвижимость на Святой Земле

Среди четырех библейских городов Израиля (Сихем (Шхем), Вефиль (Бэт-Эль), Иерусалим, Хеврон), сохранившихся до сего дня, Хеврон – самый древний. Патриарх Авраам выбрал именно Хеврон – Кирьят-Арбу в качестве первого места для поселения на территории Святой Земли. Именно в Хевроне он купил первый земельный надел – пещеру Махпела – для погребения своей жены Сарры (Быт.23:8-17). В этой пещере Авраам завещал похоронить и себя.

Текст Священного Писания передает детально процесс приобретения в собственность именно этого участка с гротом в Хевроне. Для патриарха Авраама было принципиально важным приобрести именно эту пещеру для погребения Сарры. Почему?

Кенотаф над гробницей праматери Сарры

Мидраш – Устная Тора, дополняет библейское повествование: «Авраам открыл тайну пещеры, когда гнался за волом, которого хотел заколоть для трех своих таинственных гостей – ангелов. Вол привел его прямо к пещере Махпела. Внутри Авраам увидел яркий свет, часть того первозданного света, который Бог уготовал для праведников и вдохнул сладостный аромат, исходящий из Эдемского сада. Авраам услышал голоса ангелов: «Здесь захоронен Адам. Здесь также упокоятся Авраам, Исаак и Иаков». Тогда Авраам понял, что эта пещера является входом в Эдемский сад, и именно с тех пор он хотел получить её для захоронения».

Книга «Зоар» подтверждает повествования Мидрашей, сообщая о том, как праотец Адам после изгнания из Эдемского сада однажды проходил мимо и узнал в свете, исходящем из пещеры, свет Рая. Он понял, что здесь находится туннель, соединяющий наш земной мир и мир Горний, туннель, по которому поднимаются к Богу наши молитвы, а души попадают в Вечность после смерти тела. Поэтому завещал Адам похоронить себя только в этой пещере.

Продавая пещеру Махпела, хеттиец Эфрон не догадывался о её святости. Он не видел в этой пещере ничего ценного и первоначально даже хотел отдать её Аврааму даром, без всякой оплаты. Но приобретенная собственность была наделена гарантией того, что в будущем потомки Авраама смогут владеть этим местом и считаться полноправными хозяевами. В присутствии всех хеттийцев Авраам подписал договор с Эфроном, причем было определено точное расположение земельного участка и его границы.

Лишь после того, как сделка была оформлена письменно, и законное право собственности на пещеру было определено на все грядущие времена, Авраам похоронил жену. Причем, Мидраш подробно описывает погребение Сарры, которое сопровождалось чудесными явлениями: «Стоило Аврааму войти в пещеру с телом Сарры, как Адам и Ева поднялись из своих могил и направились на встречу. При этом они сказали, что чувствуют стыд за свой грех: – «Теперь, когда ты пришел сюда, наш стыд стал ещё больше, поскольку мы видим твои добродетели». – «Я буду молиться за вас, чтобы вы не мучились больше от стыда», – сказал им Авраам. Услышав эти слова, Адам успокоился и вернулся в свою могилу, но Ева упиралась до тех пор, пока Авраам не захоронил её снова».

Интерьер Меарат ха-Махпела

 

^ Тайна пещеры Махпела

Древнееврейское название מַּכְפֵּלָה «Махпела» интерпретируется в раввинистической литературе, как указывающее на двойную пещеру или относящееся к парам, похороненным там.

В погребальном гроте Махпела, согласно талмудическим источникам (Вавилонский Талмуд: Бава-Батра, 58а; Берешит-рабба, 58), были погребены праотец Адам и Ева, а также патриархи Авраам, Исаак и Иаков, и их жены–праматери: Сарра, Ревека и Лия. Захоронение в Хевроне четырех пар праотцев выражено ещё в одном древнееврейском названии Хеврона – קִרְיַת־אַרְבַּע «Кирьят-Арба».

А само слово חֶבְרוֹן «Хеврон» восходит к корню, состоящему из букв хет, бет, реш. Из тех же букв образуются слова хавер, хибур и.т.д. Все они близки по смыслу и означают – «объединение». То есть, получается, что Кирьят-Арба – место объединения четырех пар (на иврите אַרְבַּע «арба» – четыре). Таким образом, изначально Хеврон в сознании израильтян утвердился как «город Праотцев».

Когда мы говорим о מְעָרַת הַמַּכְפֵּלָה «Меарат ха–Махпела», или в русской традиции – Пещера Праотцев, как правило, мы имеем в виду грандиозное сооружение над самими пещерами. Спуститься же во внутрь, в сами пещеры, где погребены библейские патриархи, за всю историю Хеврона довелось всего нескольким людям.

Примечательно, что возведение этого монументального сооружения, находящегося в центральной части современного Хеврона со стенами высотой 12 м, принадлежит царю Иудеи – Ироду Великому. Это величественное строение состоит из каменных блоков (наибольший из них 7,5 х 1,4 м). Каждый последующий блок нависает на предыдущий всего лишь на 1,5 см. Верхняя грань блоков шире нижней. Поверхность стен Меарат ха–Махпела напоминает Западную Стену Храмовой горы (Стену Плача) в Иерусалиме.

Изначально строение было, по всей вероятности, без крыши. В византийскую эпоху южная оконечность здания была превращена в церковь, освященную в честь патриарха Авраама. Это никак не сказалось на возможности евреев посещать эту святыню. Христиане входили через одни ворота, евреи – через другие. В VI в. по Р.Х. со всех четырех сторон были построены галереи. Завоевав Палестину, арабы поручили евреям, в благодарность за их поддержку, надзор за пещерой. Надзиратель за святыней получил титул «служитель отцов мира».

В период арабского завоевания Хеврон переименовывают в «Масджид Ибрагим» (Мечеть Авраама). Пещеру Махпела мусульмане до сегодняшнего дня почитают не только как могилу Авраама, но и как место, над которым пролетал пророк Мухаммед во время своего путешествия на небо. Согласно арабской легенде, когда пророк Мухаммед летел на коне в Иерусалим, над Хевроном он услышал голос архангела Джебрила (Гавриила): «Сойди и помолись, ибо здесь могила отца твоего Авраама».

Кенотаф над могилой патриарха Авраама

В IX в. по Р.Х. здание кенотафа Иосифа (согласно мусульманской традиции в Пещере Праотцев был также захоронен и Иосиф Прекрасный, тело которого было вывезено из Египта во время Исхода) заблокировало центральный вход, а впоследствии он был прорезан с восточной стороны стены. Время существующего строения датируется 1118-1131 гг. по Р.Х. (правление Балдуина II).

До наших дней сохранились некоторые записи паломников, посещавших Хеврон в раннем средневековье. Вот, например, что записал паломник-иудей Биньямин из Туделлы в 1173 г.: «А в долине находится возвышение, называемое Авраам. Иноверцы воздвигли там шесть гробниц, назвав их именами Авраама, Сарры, Исаака, Ревеки, Иакова и Лии, и говорят заблуждающимся, что это и есть гробницы праотцев. Если еврей заплатит сторожу исмаильтянину, тот откроет для него железные ворота в пещеру. Оттуда нужно спускаться со свечой в руке до третьей пещеры, где находятся шесть могил. С одной стороны могилы Авраама, Исаака и Иакова, а напротив могилы Сарры, Ревеки и Леи».

О том, что за «бакшиш» существовала возможность проникнуть в сам погребальный склеп праотцев, свидетельствуют Петахья из Регенсбурга, а также Яаков бен Натаниэль Кохен. Благодаря записям паломников можно заключить, что погребальный склеп праотцев представлял собой двойную пещеру, соединенную проходом, возможно, что имеется ещё одна, внутренняя пещера.

Но в 1267 г. мамлюкский султан Бейбарс I запретил христианам и евреям вход в молитвенные залы Меарат ха–Махпела, хотя евреям было дозволено подниматься на пять, а позднее – на семь ступеней по внешней стороне восточной стены и опускать записки с просьбами к Богу в отверстие в стене возле четвертой ступени. Это отверстие, проходящее через всю толщу стены в 2,25 м и ведущее внутрь пещер под полом строения, впервые упоминается в 1521 г. и, по всей видимости, было проделано по просьбе евреев Хеврона по уплате ими значительной суммы.

Декрет султана Бейбарса I о запрете на посещение неверными-инославными Меарат ха–Махпела соблюдался до ХХ столетия. Хотя были и исключения, так в 1862 г. благодаря специфическим отношениям Турции и Великобритании османские власти Хеврона разрешили посетить пещеру Махпела принцу Уэльскому Эдуарду, который имел личное разрешение самого султана Абдул-Азиса I. Таким образом, он стал первым христианином, который спустя шесть столетий (с 1267 г.) смог попасть в Меарат ха–Махпела.

Кенотаф над гробницей Ревекки

Только в 1967 году, после Шестидневной войны, доступ инославных (евреев и христиан) был вновь официально открыт после 700-летнего перерыва. Сегодня территория памятника находится в ведении мусульманской общины, однако часть комплекса функционирует как синагога.

Сам погребальный склеп библейских патриархов с архаичных времен был окружен загадками. Рассказы и легенды, которые начали слагаться вокруг пещеры праотцев в Хевроне, пронизаны мистикой и таинственностью.

Так, в одном из рассказов сообщается о том, что после падения Первого Храма в Иерусалиме Господь послал пророка Иеремию в Хеврон на могилу праотцев с вестью о случившемся, и тогда, узнав о падении Храма, праотцы разорвали на себе одежду и горько заплакали.

В 1643 году Махпелу посетил султан Оттоманской империи. При осмотре мечети султан случайно уронил свою саблю в отверстие в полу, через которое она попала в погребальный грот патриархов. По приказу султана за саблей были на веревках спущены несколько слуг, но всех их извлекали из пещеры мертвыми. Местные жители-мусульмане даже под страхом смертной казни отказывались спускаться в грот. Тогда один из советников султана посоветовал ему потребовать от евреев достать саблю.

Аврам Азулай (автор нескольких книг, включая наиболее известную «Хесед ле-Авраам») взял на себя эту миссию и спустился в пещеру. Там он встретил Адама с Евой, Авраама с Саррой и других праотцев, которые объявили ему, что он должен покинуть земной мир. Однако для того, чтобы гнев султана не спровоцировал преследование евреев Хеврона, Аврааму Азалаю было позволено быть первым в истории человеком, вернувшимся из пещеры праотцев. Сабля была возвращена султану, а спустя сутки Авраам Азулай умер.

Территориально Хеврон входит в так называемый «Иерусалимский спелеорайон». Этот регион впечатляет своим разнообразием спелеоформ. Так, известняки Офры – это огромные каровые поля, прорезанные вертикальными каминами глубиной до 50 метров, известняки Бейт-Шемеша – развитые горизонтальные пещеры, район Вифлеема и Хеврона – целые карстовые системы, часто обводненные подземным коллектором.

С древних времен пещеры в этом районе использовались человеком как склады, помещения для жилья, загоны для скота, мастерские и т. д. Сегодня на углу величественной Меарат ха–Махпела можно увидеть классический карстовый провал диаметром в 6 метров и глубиной в 5 метров. Дно провала зацементировано, а экскурсоводы на вопрос, что это за углубление, уже несколько десятков лет отвечают, что это – «бассейн». На самом деле, по геологической карте это – обнаженный фрагмент разлома, который в 30 км восточнее заканчивается активным ручьем, впадающим в Мертвое море.

После того, как 8 июня 1967 года в ходе Шестидневной войны Хеврон был захвачен Армией Обороны Израиля, и вход в здание над погребальным склепом патриархов был вновь разрешен не мусульманам, многими предполагались попытки проникнуть в погребальную камеру через узкий проем в полу мечети (в который когда-то упала сабля султана). Диаметр проема не превышал 30 см.

О первом после 700-летнего перерыва посещении погребального склепа повествует Моше Даян (экс-министр обороны Израиля) в своей книге «Жить с Библией»: «Первой спустилась по нему Михаль, дочь одного из наших офицеров, тоненькая двенадцатилетняя девочка, отважная и сметливая, не побоявшаяся не только духов и бесов, существование которых не доказано, но и змей и скорпионов, которые являются вполне реальной опасностью. …Спустившись в пещеру с фонарем и фотоаппаратом она сделала фотоснимки и наброски увиденного карандашом. Выяснилось, что в подземелье имеются надгробия, арабские надписи Х в. по Р.Х., ниши, ступеньки, которые ведут наверх, хотя вход заделан, мало того, на фотоснимках не было видно следов двери».

Сама Михаль позднее описала свою спелеологическую экспедицию: «В среду, 9 октября 1968 года, мама спросила меня, не соглашусь ли я спуститься в подземелье под Меарат ха-Махпела. …Машина тронулась, и вскоре мы были в Хевроне… Я вылезла из машины, и мы пошли в мечеть. Я увидела проем, через который должна была спуститься. Его вымерили, его диаметр равнялся 28 см. Меня перевязали веревками, дали фонарь и спички (чтобы определить состав воздуха внизу) и начали спускать. Приземлилась я на кучу бумаг и бумажных денег. Я оказалась в квадратной комнате. Напротив меня были три надгробия, среднее более высокое и более разукрашенное, чем два других. В стене напротив был небольшой квадратный проем. Наверху немного отпустили веревку, я пролезла через него и очутилась в низком, узком коридоре, стены которого были высечены в скале. Коридор имел форму прямоугольной коробки. В конце его была лестница, и её ступеньки упирались в заделанную стенку… Я вымерила шагами узкий коридор: он равнялся 34 шагам. При спуске я насчитала 16 ступенек, а при подъеме только пятнадцать. Я поднималась и опускалась пять раз, но результат оставался тем же. Каждая ступенька была высотой 25 см. Я взошла по ступенькам в шестой раз и постучала в потолок. Раздался ответный стук. Вернулась назад. Мне дали фотоаппарат, и я спустилась снова и сфотографировала квадратное помещение, надгробия, коридор и лестницу. Снова поднялась, взяла карандаш и бумагу и снова спустилась и сделала наброски. Вымерила комнату шагами: шесть на пять. Ширина каждого надгробия равнялась одному шагу и расстояние между надгробиями тоже одному шагу. Ширина коридора равнялась одному шагу, а его высота – примерно одному метру.

Меня вытащили. При подъеме я обронила фонарь. Пришлось снова спускаться, снова подниматься. Михаль».

Кроме этого описания погребального склепа под Меарат ха-Махпела, более подробного просто не существует. Благодаря этому скромному описанию мы, хоть приблизительно, сможем представить внутреннее помещение погребального грота патриархов.

Сегодня проем, по которому спускалась в склеп Михаль, закрыт каменной плитой, больше в подземелье никто не спускался, за этим пристально следят надзиратели мечети и израильская полиция. Единственное отверстие в грот, которое открыто, – это отверстие, находящееся под балдахином на четырех столбах, в которое опускают по мусульманскому обычаю неугасимую лампаду. Мерцание горящей лампады можно увидеть, заглянув внутрь отверстия. Свет лампады призван напоминать всем посетителям Меарат ха-Махпела о том свете райского сада, который, по преданию, именно здесь увидел праотец Адам.

Балдахин над гробницей Адама

 

^ Полемика вокруг места захоронения праотца Адама

Первохристианское предание о погребении Адама, как мы указывали выше, связано с возвышением за Иерусалимской крепостной стеной, где был распят Господь Иисус Христос. Это место называлось горой Голгофой. Об этом писал ещё Ориген, говоря, что «на Лобном месте, где иудеи распяли Христа, покоилось тело Адама, и пролитая кровь Спасителя омыла кости Адама, оживотворив в его лице весь человеческий род».

В IV в. по Р.Х. это предание стало почти общепринятым. У Псевдо-Афанасия мы можем прочесть, что Христос пострадал на том месте, «где, как говорят еврейские учителя, была могила Адама». Св. Епифаний в Панарионе указал даже, что на Голгофе действительно был найден череп Адама. Эту же традицию поддерживали св. Василий Великий и св. Иоанн Златоуст и многие другие отцы Церкви.

В Евангелии Господь часто называет Себя Сыном Человеческим, что на древнееврейском звучит как בֵן-אָדָם «Бен Адам» – «Сын Адама». В Церкви развивается учение о Христе как типологическом соответствии первому человеку. Апостол Павел говорит о Христе как о «новом», «втором» Адаме. «Первый Адам был создан душой живою – писал св. Амвросий Медиоланский, –второй же есть Дух животворящий. Сей второй Адам – Христос». Господь Иисус Христос осмысливался в святоотеческом учении как своего рода антитип Адама. Если библейский праотец впал в первородный грех и обрек человечество на смерть, то Христос, второй Адам, очистил людей от греха и избавил от смерти.

Типологическое сближение Христа и праотца Адама повлекло за собой и сближение, а также отождествление святых мест, связанных с ними. Параллельно начали существовать две традиции, каждая из которой утверждала, что библейский праотец Адам погребен по одной версии в Хевроне, а по другой – в Иерусалиме на горе Голгофа. Мало того, блаж. Иероним Стридонский в комментарии на послание к Ефесянам (5:14) высказывал даже сомнение в том, что могила Адама находилась на месте распятия Христа. Столь же критично относились к этой версии и другие церковные писатели. Английский паломник Зевульф, посетивший Иерусалим в эпоху крестоносцев, а также Иоанн Вюрцбургский, описавший святые места Палестины, которые, несомненно, были знакомы с традицией почитания Голгофы как могилы Адама, тем не менее, утверждали, что Адам погребен в Хевроне.

Как примирить эти две имеющие право на существование традиции? Свет проливает апокрифическая рукопись «Пещера сокровищ», датированная VII в. по Р.Х., написанная на сирийском языке. В этом манускрипте рассказывается о том, что патриарх Ной спас от потопа останки Адама и Евы и после завершения потопа они вновь были погребены в Хевроне. Только череп и две кости патриарх Ной завещал Симу – своему сыну, захоронить в Иерусалиме, где по архаичному представлению находился центр земли.

Следует отметить, что талмудические источники отождествляют сына Ноя Сима и Мелхиседека, царя Салимского, утверждая, что это одно и то же лицо (на языке оригинала מלכי-צדק «Малки-Цедек» означает «царь мой праведный» или «царь праведности», что по утверждению некоторых экзегетов не может являться именем собственным). Ну а если сравнить годы жизни Сима и Авраама, то можно увидеть, что Сим действительно мог жить во времена Авраама, что позволяло иметь место их легендарной встрече после победы Авраама над коалицией монархов Междуречья.

А этот факт допускает гипотезу, согласно которой Сим лично подтвердил Аврааму с одной стороны факт возвращения после Потопа останков Адама и Евы в погребальный грот Махпела, а с другой стороны – перенесение, согласно завещанию отца – патриарха Ноя, главы и двух костей в древний Салим (Иерусалим), где он сам поселился после Потопа и был «священником Бога Всевышнего (Быт.14:18)».

Таким образом, объясняется и древнее название горы «Голгофа», которая на иврите звучит как «Гульголет» (גוּלגוֹלֶת), что переводится как «череп». Следовательно, два предания не противоречат одно другому – будучи погребенным в Хевроне, глава праотца Адама была перенесена в Иерусалим и предана земле на том месте, где впоследствии будет распят Господь Иисус Христос, Кровь Которого попав на останки библейского праотца смоет первородный грех.

Фактически этим малоизвестным сирийским апокрифом объясняется, откуда иконописная традиция Православной Церкви восприняла изображение черепа и костей в основании Голгофского Креста.

Сегодня в Храме Гроба Господня в Иерусалиме в приделе Распятия в скальной породе можно увидеть расщелину (следствие землетрясения, которое сопровождало смерть Спасителя), по которой Кровь Сына Божия, согласно Преданию, попав на череп праотца Адама омыла грех первого человека. Именно здесь, еще во времена крестоносцев, в Храме Воскресения на этом месте была освящена капелла-часовня в честь праотца Адама.

Портал «Православие в Украине«

Вы можете отметить интересные вам фрагменты текста, которые будут доступны по уникальной ссылке в адресной строке браузера.

Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru