Главная » Алфавитный раздел » Завет » Завет Божий
Распечатать Система Orphus

Завет Божий

1 голос2 голоса3 голоса4 голоса5 голосов (2 голос: 5,00 из 5)

Пособие по изучению Библии

Составил протоиерей Владимир Сорокин, ректор
Ленинградской Православной Духовной
Академии и Семинарии

 

По благословению Митрополита Ленинградского и Ладожского Иоанна

 

Введение

Возлюбленные о Господе братия и сестры

Предлагаемое пособие имеет целью помочь ищущему найти свой путь духовного совершенствования.
Библия – книга жизни. Как жизнь многообразна и многопланова, так и Библия имеет много аспектов и граней. Каждому человеку Господь открывает через Слово Божие Свой Завет. Однако самым ярким образом свидетельство о Завете Божием содержится в Церкви Христовой. Библия – книга христианской Церкви. Только в Церкви Библия есть Священная книга Ветхого и Нового Завета. Только в Церкви во все времена Библия наилучшим образом провозвещала непреложность вечных духовных ценностей. Поэтому каждому, кто желает обозначить для себя духовные ориентиры, необходимо прислушаться прежде всею к голосу Церкви и к голосу тех, кто шел или идет по пути духовного совершенствования. Соборный разум Церкви – лучшая гарантия в поисках решения вопросов духовного плана.
В предлагаемом пособии собраны высказывания и советы людей разного духовного уровня.
Жажда человека испить воды, «текущей в жизнь вечную» (Ин. 4:14), есть признак его нормального духовного развития. Так же как человеку необходимо употребить усилие, чтобы утолить свою естественную жажду, так и в духовном плане человек должен быть готов к тому, чтобы побудить себя научиться слышать подвижников веры и благочестия, понять язык икон и религиозной живописи, почувствовать красоту и величие духовной поэзии.
Собранные в предлагаемом пособии разные аспекты восприятия Библии есть лишь малая часть огромной церковной сокровищницы.
Дорогие во Христе братия и сестры!
Не торопитесь упрощать или усложнять свой духовный поиск. Не спешите осуждать автора за наивность или сложность богословских формулировок. Лучше вместе вооружимся терпением и последуем завету древних:
Начало мудрости – страх Господень (доброе разумение у всех, водящихся им; а благоговение к Богу – начало разумения); глупые только презирают мудрость и наставление. (Притч. 1:7)

Завет Божий

И сказал Бог…
(Быт. 1, 3, 6…)

Взяв в Руки Библию, видим, что она озаглавлена: Книги Священного Писания Ветхого и Нового Завета. Остановим свое внимание на этом словосочетании и найдем, что главным объединяющим словом, отражающим все содержание Библии, является слово Завет.
«Завет» (от греческого «располагать», «приводит в какое-либо состояние или положение») означает «расположение», «распределение».
Русское слово «завет» является производным от славянского «заветити», «завещати». Смысл этого выражения означает – оставлять после себя память, знание, сведения. В Толковом Словаре В. Даля слово «завет» означает:
…Все, что завещано, свято наказано, заповедано; зарок, обет, обещание, договор, условие и основанный на нем союз… наказы Господни, на которых основан союз с Ним.
(Даль В. Толковый словарь живого великорусского языка, т. I, Д-3, М., 1928, с. 565).
Усвоенное Церковью понятие Завет для обозначения содержания всей Библии имеет весьма глубокое значение. Прежде всего слово Завет не предполагает единственности. Оно содержит понятия двухсторонности, множественности. Как раз это и характерно для библейского мировосприятия: Бог и человек, Слово Божие и слово человеческое. Библия – это и книги, но в то же время это и единая книга. Библия – книга для всех, но она же и книга для каждого. Библия – книга обо всех, но она же и об одном – Господе нашем Иисусе Христе.
Слово Завет является ключом ко всей Библии. Оно точно выражает суть Священного Писания. Если спросить, что составляет главную тему всей Библии, ответить можно кратко З а в е т Б о ж и й. В этом легко убедиться, если обратиться к тексту Священного Писания. Слова и сказал Бог…, и заповедал Господь… употребляются чаще других:

В начале сотворил Бог небо и землю. Земля же была безвидна и пуста, и тьма над бездною, и Дух Божий носился над водою (Быт. 1:1-2).

И сказал Бог: да будет свет. И стал свет. (Быт. 1:3)

И сказал Бог: да будет твердь посреди воды, и да отделяет она воду от воды. (ст. 6)

И сказал Бог: да соберется вода, которая под небом, в одно место, и да явится суша. И стало так. (ст. 9)

И сказал Бог: да произрастит земля зелень, траву, сеющую семя, дерево плодовитое, приносящее по роду своему плод, в котором семя его на земле. И стало так. (ст. 11)

И сказал Бог: да будут светила на тверди небесной, для отделения дня от ночи, и для знамений, и времен, и дней, и годов. (ст. 14)

И сказал Бог: да произведет вода пресмыкающихся, душу живую; и птицы да полетят над землею, по тверди небесной. (ст. 20)

И сказал Бог: да произведет земля душу живую ню роду ее, скотов и гадов, и зверей земных по роду их. И стало так. (ст. 24)

И сказал Бог: сотворим человека ко образу Нашему, по подобию Нашему; и да владычествуют они над рыбами морскими, и над птицами небесными, и над скотом, и над всею землею, и над всеми гадами, пресмыкающимися по земле. (ст. 26)

В первых главах Библии заключена великая тайна творения Богом мира. В этой великой тайне Господь открыл человеку один аспект – Свою творящую волю через Свое «и сказал… и заповедал…» На основании первых глав Библии видно – Бог есть Творец заповедующий, завещающий. Бог есть Податель жизни.
Завет Божий есть непрестанно открывающаяся воля Божия о жизни мира и человека. (Ин. ХХ, 32)

И увидел Бог все, что Он создал, и вот хорошо весьма. (Быт. 1:31)

Библия своим содержанием излагает наличие Завета Божия на земле и охватывает всех людей, все времена, все народы. Начинается Библия повествованием о состоянии Завета Божия сразу после творении мира и человека.
В целом Библия много внимания уделяет состоянию Завета Божия в еврейском народе и у других народов. Наиболее выразительно Библия дает описание Завета Божия там, где люди усвоили, что во Христе

нет ни Еллина, ни Иудея, ни обрезания, ни необрезания, варвара, Скифа, раба, свободного, но все и во всем Христос.
(Кол. III, 11)

Заканчивается Библия напоминанием людям о том, что каждый человек даст ответ Богу за свое служение в Завете Божием:

се гряду скоро, и возмездие Мое со Мною, чтобы воздать каждому по делам его.
(Откр. ХХII, 12-13)

Библия есть книга Завета Божия, Книга жизни всего мира.

Блажен, кто сохранил еще знаменованье
Обычаев отцов, их темного преданья,
Ответствовал слезой на пение псалма;
Кто волей оторвав сомнения ума,
Святую Библию читает с умиленьем.
А.Н. Майков

Завет Божий и творение

Говорит Господь, Который есть и был и грядет, Вседержитель.
(Откр. 1:8)

Из Библейского повествования о творении узнаем, что все сотворено Господом и все заключено в творческом слове Божием, то есть все состоит в Завете Божием, все признано жить.
Материальный и духовный мир как единое целое своим бытием обязан Богу Творцу, Триединому Господу – Отцу, Сыну и Святому духу.
Господь сотворил мир из ничего Своей свободной волей и Своим всемогущим творческим словом все призвал от небытия к бытию.

Умоляю тебя, дитя мое, посмотри на небо и землю и, видя все, что на них, познай, что все сотворил Бог из ничего и что так произошел и род человеческий.
(2 Мак. VII, 28; ср. Рим. IV, 17; Евр. ХI, 3; Быт. 1, 3, 6, 9)

Бог и тварный мир сущностно различим, однако творение всегда и везде зависимо от Бога. Мир не автономен и не нейтрален по отношению к своему Творцу. Бог Творец поддерживает Своей любовью жизнь Своего творения. Жизнь – это благодатный дар Божий для всех и всему. Бог Творец есть единственный владетель, в полном смысле этого слова, всего творения. Не человек, а Бог является началом, центром и вершиной всего творения:

Я есмь Альфа и Омега, начало и конец,- говорит Господь, Который есть и был и грядет, Вседержитель.
(Откр. 1:8).

Господь есть Основоположник Завета, в котором любовь, святость, слава и блаженство всего творения являются основными движущими силами жизни мира и человека.

Завет Божий и человек

«И сказал Бог: сотворим человека…»
(Быт. 1, 26…)

Земля, человек, вселенная принадлежат друг другу и через Завет Божий составляют единое целое. В Завете Божием человек, как самое совершенное и одухотворенное создание, призван быть живой связью между небом и землей, между Творцом и творением. Начало вечному Завету Божиему было положено при самом сотворении человека в раю.
О творении человека в Библии сказано:

«И сказал Бог: сотворим человека ко образу Нашему и по подобию Нашему; и да владычествуют они над рыбами морскими, и над птицами небесными, и над зверями, и над скотом, и над всею землею, и над всеми гадами, пресмыкающимися по земле. И сотворил Бог человека но образу Своему, по образу Божию сотворил его; мужчину и женщину сотворил их. И благословил их Бог, и сказал им Бог: плодитесь и размножайтесь, и наполняйте землю, и обладайте ею, и владычествуйте над рыбами морскими, и над зверями, и над птицами небесными, и над всяким скотом, и над всею землею, и над всяким животным, пресмыкающимся но земле. И сказал Бог: вот, Я дал вам всякую траву, сеющую семя, каком есть на всей земле, и всякое дерево, у которого плод древесный, сеющий семя; вам сие будет в пищу. А всем зверям земным, и всем птицам небесным, и всякому гаду, пресмыкающемуся по земле, в котором душа живая, дал Я всю зелень травную в пищу. И стало так. И увидел Бог все, что Он создал, и вот, хорошо весьма».
(Быт. 1:26-31)

Само творение человека Богом свидетельствует о том, что человек – творение необычное Библия не просто свидетельствует факт творения, как, например, растений, животных, а она говорит, что творению человека предшествовал Божественный совет: «Сотворим человека…». Образ творения человека, описанный в первой главе книги Бытие ст. 26, и свидетельство девятой главы той же книги (стихи 1-17) указывают, что человеческая жизнь выше жизни животных, отличие человека от бессловесного мира самым тесным образом связано с образом и подобием Божиим.
Ярко выраженную черту образа Божия в человеке можно видеть в том, что Господь вдунул в него дыхание жизни и тем самым поставил его на неизмеримо высокое положение. Это положение явилось отображением власти Бога в управлении тварями

«… и да обладает рыбами морскими, и птицами небесными, и над зверями, и скотами, и всею землею и всеми гадами, пресмыкающимися по земле».
(Быт. 1,26; ср. V, 1)

Адам означает общее наименование человека и заключает в себе значение как мужчины, так и женщины, вообще человеческое существо (Быт. V, 2). Адам был представителем всего рода человеческого. В противоположность многим видам и родам животных человек был единственным и уникальным созданием; от него как родоначальника была взята Ева.

Ночью над берегом дикого моря
Юноша грустный стоит;
Полон сомнений, с тоскою на сердце
Так он волнам говорит:
«О, разрешите, что тайна от века,
В чем состоит существо человека,
Как он приходит, куда он идет?
Кто там вверху над звездами живет?»

Г. Гейне

Особенность человека состоит в том, что он создан по образу и подобию Божию. Образ Божий в человеке находится во внешнем отношении его к видимой природе.

«Соделаться образом Естества всем владычествующего,- по словам св. Григория Нисского, — не иное что значит, как при самом создании немедленно стать естеством царственным… Человеческое естество, поелику приуготовлялось для начальствования над другими, по причине подобия Царю вселенной, выставлялось как бы нашим одушевленным воображением, то общее с Первообразом имело и достоинство, и имя; но не в порфиру было облечено, не скипетром и диадемою показывало свой сан (его нет у Первообраза), а вместо багряницы облечено добродетелью, что царственнее всех одежд, вместо скипетра утверждено блаженством бессмертия, вместо царской диадемы украшено венцом правды, так что в точности уподобляясь красоте Первообраза, всем доказывало царский свой сан»
(Св. Григорий Нисский. О6 устроении человека. Творения. М., 1861. Ч. 1. Гл. 4. С. 88.)

Мысль о том, что человек был создан по образу и по подобию Божию, во все времена была присуща христианскому церковному сознанию. Эта мысль четко и ясно раскрывалась Отцами Церкви в тех случаях, когда нужно было указать людям их истинное назначение и цель. Славянорусское «человек» по исследованию ученых происходит от греческого «обращать взор вверх», то есть существо, обращенное вверх, к небу, как цели бытия и своему будущему жилищу. Слово «человек» образовалось из «селовек» или «словека», то есть существо словесное. Это указывает на дар слова, как на отличительную способность человека. «Человек» значит мыслящий. В славянском и русском языках слово «образование» означает знание о том, что человек носит образ Бога в себе. А когда речь идет об образовании народа, это означает, что и весь народ носит в своей душе образ Бога. В образе и подобии Божием Отцы Церкви видят не простое отображение Божества, но такое отображение которое непременно влечет чувства духовного начала в себе.

Святитель Афанасий Великий говорил:
«Создатель мира и Царь царей Бог, превысший всякой сущности и человеческого промышления, как благий и все превосходящий добротой, сотворил род человеческий по образу Своему, собственным словом Своим, Спасителем нашим Иисусом Христом, и через уподобление Себе соделал его созерцателем и знателем сущего, дав ему мысль и ведение о собственной Своей вечности, чтобы человек, сохраняя это сходство, никогда не удалял от себя представление о Боге и не отступал от сожития со святыми, но, имея в себе благодать Подателя, имея и собственную свою силу от Отчего слова, был счастлив и собеседовал с Богом, живя невинной, подлинно блажкенной и бессмертной жизнью. Ни в чем не имея препятствия к ведению о Боге, человек, по чистоте своей, непрестанно созерцает Отчий образ, Бога-слова, по образу которого и сотворен, приходит же в изумление, уразумевая Отчее через Слово о всем промышление, возносясь мыслью выше чувственного и выше всякого телесного представления силой ума своего касаясь божественного и мысленного на небесах».
(Св. Афанасий Великий. Творения. Св. Троиц.-Серг. Лавра. 1902. Ч. I. Изд 2. С. 127.)

На Всеевропейской Ассамблее в Базеле в 1989 году единодушная вера христиан была выражена так:
«Бог создал нас всех единственными в своем роде человеками, по образу Своему, создал братьями и сестрами, как часть, глубоко зависящую от творения в целом. Бог призвал нас к жизни в любви – к установлению между собой отношений структур любви. Человеческое общество должно быть образом безграничной любви, соединяющей три божественные ипостаси в Троице; поэтому оно должно стать «кинонией» (общностью) любви. Священность человеческой личности занимает центральное место в тайне «икономии» (домостроительстве спасения). Творец «поместил человека на землю,- нового ангела, из разных природ составленного поклонника, зрителя видимой твари и сотаинника твари умосозерцаемой, царя над тем, что на земле, но подчиненного горнему царству, … живое существо, здесь предуготовляемое и затем переселяемое в иной мир, и, в завершение тайны, чрез стремление к Богу достигающее обожения» (Григорий Назианзин, слово 45, 7). Творение начинается и завершается в воплощении Слова Бога и в обожении человечества. «Христос сделал новым ветхого человека» (Ипполит. Против ересей. 10, 34, РС 16, 3454)».
(Заключительный документ Всеевропейской экуменической Ассамблеи «Мир и справедливость». Базель, 15-21 мая 1989. Швейцария. § 20-26. С. 8.)

…Не тем Господь могуч, непостижим,
Ты пред моим мятущимся сознаньем,
Что в звездный день Твой светлый серафим
Громадный шар зажег над мирозданьем.
И мертвецу с пылающим лицом
Он повелел блюсти Твои законы,
Все пробуждать живительным лучом,
Храня свой пыл столетий миллионы.
Нет, Ты могуч и мне непостижим
Тем, что я сам бессильный и мгновенный
Ношу в груди как оный серафим
Огонь сильней и ярче всей вселенной.
Меж тем, как я, добыча суеты,
Игралище ее непостоянства,
Во мне он вечен, вездесущ, как Ты,
Ни времени не знает,
Ни пространства…

А. А. Фет

Завет Божий и уникальность жизни человека

«Бог говорит с человеком, и сей остается жив».
(Втор. у, 24)

Человек, единственное земное существо, обладает уникальной способностью – видеть и понимать смысл своей жизни. Помогает ему в этом заложенная при самом творении сила образа и подобия Божия. Человек не может не искать общения с Богом, не только как со своим началом и первообразом, но и как с совершенной жизнью. Вне живого и личного общения с Богом Ничто не может успокоить дух человека, «все – суета и томление духа» (Еккл. 1:14).

«Если какой человек ест и пьет, и видит доброе во всяком труде своем, то это – дар Божий»
(Еккл. III, 13)

«Как лань желает к потокам воды, так желает душа моя к Тебе, Боже»
(Пс. 41:2)

Создавая человека по образу и подобию Своему, Господь тем самым даровал людям возможность непрестанно совершенствоваться. Завет в данном случае и есть тот уровень и те условия, в которых человек выявляет истину о том, что жизнь есть»благо», «добро», «дар» ,- «И увидел Бог, что это хорошо» (Быт. 1,8, 10,18,21,25…).

«Бог сотворил человека с тем, чтобы он познавал Бога, любил и, прославлял Его, и через то вечно блаженствовал»
(Пространный христианский катехизис. М. 1909.,С. 24.)

Земля и внешний мир служат человеку в достижении им высшего назначения. Вселенная постоянно располагает человека к тому, чтобы возвышаться своим духом к Богу:

«Ибо невидимое Его, вечная сила Его и Божество, от создания мира, через рассматривание творений видимы».
(Рим. 1:20)

Завет Божий включает жизнь, как стройную систему, в которой человеку отведено важное место и высокое предназначение. Человек сотворен из элементов физической природы и является органической частью материального мира. Вместе с тем человек, как «образ и подобие Божие», занимает особое место, которое возвышает его над прочим тварным миром (Быт. 1, 26, 28; УIII, 6-9). Человек имеет бессмертную душу, обладает рядом высших качеств, которые роднят его с миром существ бесплотных.
Человек одарен всем необходимым для того, чтобы осознанно совершать свое творческое служение в Завете Божием. Действия человека влияют и имеют значение не только для него самого, не только на все человечество, но и на весь сотворенный мир. Человек призван являть в сотворенном мире любовь Божию и быть рачительным хозяином вверенного ему через Завет Божий материального мира.

«Господь создал человека из земли, и опять возвращает его в нее. Определенное число дней и время дал Он им, и дал им власть над всем, что, на ней. По природе их, облек их силою, и сотворил их по образу Своему. И вложил страх к ним во всякую плоть, чтобы господствовать им над зверями и птицами. Он дал им смысл, язык и глаза, и уши и сердце для рассуждения. Исполнил их проницательностью разума, и показал им добро и зло. Он положил око Свое на сердца их, чтобы показать им величие дел Своих, да прославляют они святое имя Его и возвещают о величии дел Его. Он приложил им знание, и дал им в наследство закон жизни. Вечный завет поставил с ними, и показал им суды Свои. Величие славы видели глаза их, и славу голоса Его слышало ухо их. И сказал Он им: «остерегайтесь всякой неправды» и заповедал каждому из них обязанности к ближнему»
(Сирах XVII, 1-12)

В человеке духовный и материальный мир сочетались в полном единстве.
Условия Завета Божия для человека состоят в том, что он, будучи в постоянной сыновней принадлежности своему Творцу, ответствен за жизнь материального мира. Творческое служение человека в Завете Божием предполагает конкретный результат – жизнь мира должна соответствовать воле Божией (Иез. 36:26-38).
Человек, как носитель образа и подобия Божия, ответствен перед Богом за все свое существование и за все свои дела:

«Не знаете ли, что тела ваши суть храм живущего в вас Святого Духа, Которого имеете вы от Бога, и вы не свои? Ибо вы куплены дорогою ценою. Посему прославляйте Бога и в телах ваших и в душах ваших, которые суть Божии».
(1 Кор. VI, 19-20)

Уникальность жизни человека обнаруживается во многих аспектах И, в частности, в осознании самого себя, как существа живого, чувствующего, мыслящего, свободного, целеустремленного, способного распознавать добро и зло.

«Да живут богоугодно все христиане,- поучает преп. Симеон Новый Богослов,- да приближаются к огню божества и возгораются от Него, или каждый особо, ила все вместе, если возможно, и сияют посреде, как боги… Я думаю,- продолжает преподобный отец,- что сие так есть и что такова о нас воля Бога, создавшего нас, почитавшего и прославившего славой образа Своего, создавшего нас по образу и подобию Своему»
(Преп.Симеон Новый Богослов. Слова. Вып. II. м., 1890. Сл. 89. С 477.)

В чем счастье?.. в жизненном пути,
Куда твой долг велит идти,
Врагов не знать, преград не мерить,
Любить, надеяться и – верить.

А. Майков

Завет Божий в тайне вечной жизни

«Заповедал Господь благословение и
жизнь на веки».
(Пс. 133:3)

С понятием Бог и Завет Божий люди всегда связывали все свои самые чистые и светлые надежды и представления. В душе человека отражением бытия Божия является совесть, то есть общение человека с Богом происходит через душевные чувства. Бог вне времени. Он вечен. Он имеет жизнь в Самом Себе (Ин. у, 26).
В богослужении праздника Святой Пятидесятницы дано православное определение веры во Святую Троицу:

«Приидите людие, триипостасному Божеству поклонимся, Сыну во Отце со Святым духом: Отец бо безлетно роди Сына соприсносущна и сопрестольна и дух Святый бе во Отце, с Сыном прославляем: едина сила, едино существо, едино Божество. Ему же покланяющеся вси глаголем: Святый Боже, вся содеявый Сыном, содейством Святого Духа; Святый крепкий имже Отца познахом и Дух Святый прииде в мир: святый бессмертный, утешительный Душе, от Отца исходяй и в Сыне почиваяй: Троице
Святая, слава Тебе».

Неделя пентикостии. Стихира на «Господи воззвах» великой вечерни.

«Приидите, люди, поклонимся в трех лицах Богу – Сыну во Отце со Святым духом, ибо Отец прежде веков родил Сына, Совечного и Сопрестольного и Святой дух был во Отце, прославляемый с Сыном. Одна Сила, одно Существо, одно Божество, Ему поклоняясь, все возгласим «Святый Боже, все сотворивший Сыном, при содействии Святого духа, Святый Крепкий, чрез Которого мы познали Отца и Которым дух Святой пришел в мир; Святый Бессмертный, Утешитель – дух Святой, исходящий от Отца и пребывающий в Сыне,- Троица Святая, слава Тебе!»

Человек имеет душу и тело. Кто живет верой во Святую Троицу, надеждой и любовью к Богу, тот состоит в Завете Божием, тот является причастником жизни вечной, потому что богообщение является не последней целью жизни человека, а его естественным состоянием.

«Се, стою у двери и стучу: если кто услышит голос Мой и отворит дверь, войду к нему и буду вечерять с ним, и он со Мною»
(Откр. III, 20)

Неестественным для человека является состояние, при котором он исключает для себя диалог с Богом, когда человек чувствует себя одиноким, когда он не отвечает на любовь Божию.

«Человек, который в чести и неразумен, по добен живот ным, которые погибают»
(Пс. 48:10,21)

Вечная жизнь – это единое целое земной и загробной жизни. Вечная жизнь – это Божественная тайна, в которой через Завет Божий таинственно объединены вечное и временное, духовное и материальное.
Святые Отцы и Учители Церкви в самом определении образа и подобия Божия в человеке видели указание на целеустремленность временной жизни человека к Богу, к вечной жизни. Святитель Иоанн Златоуст учит о нравственном значении образа Божия в человеке так:

«Бог хочет, чтобы мы были подражателями Ему в добродетели. Что значит «по образу»? Бог свят: если мы святы, то мы – по образу Божию. «Будьте, говорится, святы, ибо свят Я Господь, Бог ваш» (Лев. ХIХ, 2): Бог праведен, если мы поступаем по правде, то мы – образ Божий «Ибо Господь праведен, любит правду» (Пс. Х, 7). Если мы человеколюбивы, милостивы, то мы – образ Божий. «Будьте милосердны,- говорит Спаситель,- как и Отец ваш милосерд» (Лук. VI, 36). Видишь, в чем образ? И Павел показывает, в чем состоит образ, говоря «Совлекшись ветхого человека и облекшись в нового, который обновляется в познании по образу Создавшего его (Кол. III, 9, 10). Видишь, что «по образу Нашему» относится к добродетелям»
(Св. Иоанн Златоуст.Творения. СП6., 1900. Т. 6. Кн. 1. С. 788.)

Священное Писание дает основание для различия образа от подобия Божия в человеке. Указание бытописателя, что Бог в совете Святой Троицы определил создать человека по образу и по подобию Своему, в самом акте творения не повторяется. Бытописатель о самом сотворении говорит:

«И сотворил Бог человека по образу Своему, по образу Божию сотворил его».
(Быт. 1:27)

О подобии здесь не упоминается и тем самым указывается на то, что образ Божий дарован человеку в самом сотворении, как нечто прирожденное духовной природе человека, а подобие дано только в возможности, есть только идеал, к которому человек может приближаться путем раскрытий богодарованных сил и способностей своего существа.
Святитель Григорий Нисский о различии образа от подобия говорил так:

«Быть по образу Божию свойственно нам по первому нашему сотворению, но сделаться по подобию Божию зависит от нашего произволения. И сие, зависящее от произволения, существует в нас только в возможности, приобретаем же оное на самом деле посредством нашей деятельности. Если бы Господь, намереваясь сотворить нас, не сказал предварительно «сотворим и по подобию» и если бы не даровал нам возможности быть по подобию, то мы собственной силой и не могли бы быть по подобию Божию. Теперь же мы в сотворении получили возможность быть подобныму Богу. Но, дав нам сию возможность, Бог нам самим предоставил быть деятелями нашего подобия с Богом, чтобы удостоить нас приятной награды за деятельность; чтобы мы не были подобны изобретениям бездушным, делаемым живописцами; чтобы то, что составляет наше подобие, не служило в похвалу другому. Ибо видя изображение, точно изображающее свой первообраз, ты не изображение хвалишь, но живописцу удивляешься. Так и здесь, для того чтобы удивление принадлежало мне, а не другому, мне самому предоставлено то, чтобы я был по подобию Божию. «По образу» составляет во мне то, что я одарен разумом; а «по подобию» делаюсь я сам, делаясь Христианином»
(Христианское Чтение. Ч. III. СПб, 1840. С. 321-322.)

Из этого предельно ясного высказывания святого отца можно заключить, что «образ Божий» находится в самой природе нашей души, в ее разуме, в ее свободе, а «подобие»- в самом совершенствовании разума человеческого, в его свободной воле, в добродетельной и святой жизни, в человеческом стремлении получения даров Святого Духа. Кроме свт. Григория Нисского многие святые отцы Церкви именно таким образом различали образ от подобия. Для примера можно воспользоваться словами свт. Иоанна Златоуста, который учит, что

«… выражение «по образу» указывает преимущественно на господство человека и на его власть над всем, а рядом с этим «подобие» означает совершенство в добродетелях»
(Св. Иоанн Златоуст. Творения. Т. 6. Кн. II. Спб, 1900. С. 845.)

Святой Иоанн Дамаскин тоже говорит:

«.. выражение «по образу» указывает на способность ума и свободы, тогда как выражение «по подобию» означает уподобление Богу в добродетели, насколько оно возможно для человека»
(Св. Иоанн Дамаскин. Творение. Т. 1. Соб, 1913. С. 212.)

«Человек с самого рождения своего получает преимущество быть отобразом Божиим,- учит Климент Александрийский,- подобия же Богу он должен достигать впоследствии через совершенствование»
(Климент Александрийский. Строматы. II, 22. Ярославль, 1892. С. 291.)

Завет Божий и служение человека

«Он дал нам способность быть служителями Нового Завета».
(2 Кор. III, 6)

Через осознание себя, как образа и подобия Божия, а также через свою свободу человек приносит Творцу служение от лица всего творения. Обнаруживая в природе славу и святость Божию, стремясь к достижению совершенства в любви Христовой (1 Ин. IV, 16-21), раскрывая в себе образ и подобие Божие, восполняясь богоподобными совершенствами человек сознательно и свободно прославляет Творца и Господа (Пс. 148), и таким образом отвечает на любовь Божию.
Являясь в Завете Божием сознательной и одухотворенной личностью, человек, как венец творения и как благоговейный священнослужитель среди всего сотворенного, объединяет в себе действие восприятия любви и славы Божией и действие приношения их к Богу.

«Кто приноиит в жертву хвалу, тот чтит Меня, и кто наблюдает за путем своим, тому явлю Я спасение Божие».
(Пс. 49:23)

Только человеку свойственно чувство благоговения перед святыней, только человеку доступно понимание святости.
Только человеку дан великий дар – слышать и понимать Завет, завещание Божие. Своими чувствами человек слышит зов Божий и понимает, что у всего сотворенного есть един Бог – Отец, Сын и Святой дух,- который наделил созданные Им существа различными дарами. Человеку же Творец дал наилучшие и наивысшие дары: свободу, способность самоопределения и способность духовного самосоздания, то есть способность быть личностью. На пути своего самоопределения и духовного самосоздания как личности ведущее значение для человека имеет вера в Бога, Который есть Сам абсолютно свободная Личность, бесконечная Святость, всесовершенный Разум и безграничная Любовь.

«Блажен, кто верует: тепло тому на свете».
Воистину блажен! Воистину Тепло!
Блажен, кто миновал предательские сети,
Кого на мир смутить сомненье не могло;
Как не жилось ему – легко иль тяжело,
Блажен, кто в вере тверд и прост, как просты дети…

В. Лихачев

Завет Божий – это те условия, в которых человек совершает свое служение. Задача человека в Завете Божием состоит в том, чтобы через священнодействия вырасти в личность, преображенною любовью Божией.
Вся творческая активная деятельность человека является выражением его внутреннего чувства или как служения Божия, или как бессмысленной случайности. Вот почему важное значение имеет осмысленное научное познание законов бытия мира. При этом важно заметить, что жизнеутверждающим является та деятельность человека, которая совершается в любви Божией. Священное Писание на этом особенно настаивает:

«Если имею дар пророчества, и знаю все тайны, и имею всякое познание и всю веру, так что могу и горы переставлять, а не имею любви,- то я ничто»
(1 Кор. ХIII, 2; ср. Филип. 1, 8,9, 10;
1 Тим. 1,5-7; 1 Кол. 1,7-9;
1 Петр. 1,22; 2 Петр. 1,3-9)

Знание есть следствие любви познающего к познаваемому, ибо любовь проявляется в общении и соединении, а не в противопоставлении себя и своих интересов.
При этом важно заметить, что истинное знание Завета Божиего возвышает человека, возводит его на высокую ступень «венца творения». Всякая же попытка свою волю сделать законом бытия мира повергает человека в бездну хаоса и бессмыслицы. Достоинство человека состоит не в нарушении Завета Божия, а в умении ему подчиняться:

«Иисус же, подозвав их, сказал: вы знаете, что князья народов господствуют над ними, и вельможи властвуют ими; но между вами да не будет так: а кто хочет между вами быть большим, да будет вам слугою; и кто хочет между вами быть первым, да будет вам рабом; так как Сын Человеческий не для того пришел, чтобы Ему служили, но чтобы послужить и отдать душу Свою для искупления многих»
(Мф. ХХ, 25-28)

Участие человека в Завете Божием выражается не в том, что он все возлагает только на Бога, а сам остается пассивным и безвольным исполнителем. Это участие требует от каждого человека сочетания беззаветной преданности Богу с величайшей энергией человеческого творчества. Человек призывая быть «соработником у Бога» (1 Кор. III, 9). Этой задаче призваны служить вся человеческая культура, наука, искусство и общественная деятельность. А отказ от борьбы за подлинное духовное и физическое благо мира есть недостойная человека капитуляция и самоисключение из Завета Божия.

«Вот я сегодня предложил тебе жизнь и добро, смерть и зло. Если будешь слушать заповеди Господа, Бога твоего, которые заповедаю тебе сегодня, любить Господа, Бога твоего, ходишь по всем путям Его, и исполнять заповеди Его и постановления Его и законы Его: то будешь жить и размножишься, и благослови тебя Господь, Бог твой на земле, в которую ты идешь, чтобы овладеть ею. Если же отвратится сердце твое, и не будешь слушать, и заблудишь, и станешь поклоняться иным богам и будешь служить им:
то я возвещаю вам сегодня, что вы погибнете, и не пробудете долго на земле, которую Господь Бог дает тебе, для овладения которою ты переходишь Иордан. Во свидетели пред вами призываю сегодня небо и землю: жизнь и смерть предложил Я тебе, благословение и проклятие. Избери жизнь, дабы жил ты и потомство твое, любил Господа, Бога твоего, слушал глас Его и прилеплялся к Нему; ибо в этом жизнь твоя и долгота дней твоих, чтобы пребывать тебе на земле, которую Господь Бог с клятвою обещал отцам твоим Аврааму, Исааку, Иакову, дать им»
(Втор. ХХХ, 15-20)

«Блаженны те, которые соблюдают заповеди Его, чтобы иметь им право на древо жизни…»
(Откр. ХХII, 14)

Не все равно, на что истратить сердца жар
И жизнь, нам данную от Бога;
Кому отпущено, по воле неба мною,
С того и взыщется за этот щедрый дар!
И горе тем избранникам – пророкам,
С печатью неба на челе,
Которые, потворствуя порокам,
Пройдут соблазном по земле.
Кто призван быть светильником – да светит,
А не смущает малых сих.
Великому почет; но он ответит
за каждый грех сильней других!

А. Круглов

«Если ты, человек, сам не повредишь себе, не может повредить тебе ни друг, ни враг, на сам Диавол».
(С в. Иоанн Златоуст. Творения. СПб, 1898. Т.IV.Кн.2. С. 862.)

Пребывать в Завете Божием для человека есть подвиг, который совершается всей его жизнью. Этот подвиг предполагает полное и свободное развитие его как личности, созданной по образу и по подобию Божию. Но личности, которая не сама по себе, а личности, которая занимает важнейшее место среди сотворенного мира и потому имеет ясные и определенные обязательства. Завет Божий гарантирует полноту жизни при условии соблюдения человеком тех форм, которые наглядно связывают его со своим любящим Отцом и со всем творением, дают чувствовать святость творческой деятельности. Для человека важны и необходимы только те формы жизни, которые подлежат развитию. Жизнь человека, жаждущего истины, испытывающего соглашения, стремящегося всегда к большему познанию, прекраснее его приобретенных знаний и достигнутых свершений. Стремление вперед, на какой бы низкой ступени человек ни стоял, ценнее остановок на самых высших ступенях развития:

«Будите убо совершени, якоже Отец ваш Небесный совершен есть»
(Мф. У, 48)

В исследовании Божественной Литургии святителя Василия Великого подчеркнута мысль о том, что соблюдение Заповедей Божиих есть признак бессмертия жизни и наслаждения вечных благ.

«…создав бо человека, персть взем от земли и образом Твоим Боже, почет, положил еси его в раи сладости, бессмертие жизни и наслаждение вечных благ в соблюдении Заповедей Твоих обещав ему…»

При совершении таинства Крещения в Православной Церкви особо подчеркивается мысль, что главным для человека в Завете Божием является развитие жизни по заповедям Божиим:

«Даждь ему во всех заповедех Твоих ходити и угодная Тебе сохранити: яко аще сотвори сия человек, жив будет в них. Напиши его в книге жизни Твоея, соедини его стаду наследия Твоего…»
(Молитва во еже сотворити оглашенаго)

Неизмеримо высокое положение человека в Завете Божием предполагает, что он все больше и больше будет осознавать себя чадом божественной любви, что он служитель Божий, а не наемник. К человеку Господь постоянно взывает: Отзовись! Где ты?
Дело не в том, что человек является как бы равным с Богом или что Бог не может действовать без человека. Господь призывает человека откликнуться на Его любовь, чтобы усилилась свобода человека и ярче заблистали его личные особенности и его личная святость.

«Надлежит тебе прежде соблюсти чин человека, а потом участвовать в славе Божией. Не ты творишь Бога, но тебя творит Бог. Посему, если ты творение Божие, то жди руки живого Художника, все делающего в надлежащее время, в надлежащее именно относительно тебя, предмета Его творения. Предоставь же Ему твое сердце, мягкое и покорное, и соблюдай образ, который дал тебе Художник, имея в себе влажность, чтобы огрубевши тебе не утратить следов перстов Его».
(Св. Ириней, еп. Лионский. Против ересей. Кн. ‚VХ. Гл. ХХХIХ, 2. СП6, 1900. С. 437.)

Человек призван быть рачительным хранителем творения Божия. Хранение – не владение, не господство в своих собственных целях. Хранение в библейском понимании – это благоговейное служение человека Богу от лица всего творения.
Служение Богу составляет суть жизни человека. Если человек не служит Богу, он служит себе. А служение себе это эгоизм. Эгоизм же человека можно сравнить с тем состоянием, когда он оказывается в маленькой комнате, куда не проникает ни свет, ни воздух. В таком положении человек, вдыхая и выдыхая воздух, сам себя убивает. Зло эгоизма такое же начало духовной смерти, как выдыхаемый углекислый газ для тела.

Завет Божий и свобода человека

«К свободе призваны вы, 6ратия…»
(Гал. V, 13)

Завет Божий предполагает взаимодействие Божественной воли и творческого служения человека. Поскольку человек среди всею сотворенного является самым совершенным творением, он выступает в Завете Божием как бы другой стороной от лица всего сотворенного. Условия бытия мира во многом связаны с деятельностью человека, но зато и человек также тесно связан с условиями бытия мира.
Блаженное состояние прародителей в раю характеризуется теснейшим отношением человека к Богу. Это союз, а точнее сказать, Завет Божий отражает идеальную расстановку сил. В силу этого Завета Господь непосредственными откровениями руководит человеком, делает его высшим представителем всего творения, поселяет его в прекрасных условиях в раю, дарует ему вечную бессмертную жизнь. Со стороны человека ожидается только совершенное согласование своей деятельности с волей ТВОРЦА. Это непременное и основополагающее условие Завета Божия. Через согласование своей воли с волей Божией человек отвечает на любовь Божию. Следовательно, Завет – это свободный, сыновний диалог человека с Богом. Этот диалог необходим человеку для осознания себя и своего пути в жизни. Бог взывает, а человек отвечает. Так в виде диалога и представлен в книге Бытие первый опыт жизни человека. Обратимся к тексту Библии.
Начало сознательной жизни человека на земле относится к тому времени, когда Господь поместил его в раю («ГанЭлогим», то есть Сад Божий). В этом-то раю человек должен был по промыслу Божию провести «детский», «младенческий» возраст своего развития.
Среди многочисленных и прекрасных на вид и приятных на вкус райских деревьев были насаждены Богом два особенных дерева – древо Жизни и древо Познания добра и зла

«Человеколюбивый Господь, как Творец, предвидя, какой вред может с течением времени произойти от большой свободы, произрастил и древо жизни посреди рая, и древо еже видети разуметельное добраго от лукавого, от которого (дерева) немного спустя, и повелит человеку воздерживаться, дабы знал (человек), что он всем наслаждается по благодати и человеколюбию (Божию), и что есть Господь и Творец как его естества, так и всего видимого»
(Св. Иоанн Златоуст. Творения. Спб, 1898. Т. IV. Кн. 1.С. 107.)

В виде насажденного в раю «древа познания добра и зла» Господь поставил свободному человеку условия, завет, заповедь: самому явить свое место в Божественной любви. Свобода человека это испытание его любви и благодарности к Своему Создателю. Через «древо познания добра и зла» человеку и предоставлена была возможность явить или отвергнуть любовь и благодарность своему Творцу.
Мы не знаем сущности тех деревьев, которые были помещены в раю. Среди свв. Отцов есть высказывание, что дерево запретное было само по себе обыкновенное, а вся суть была в запрете как испытании свободы человека. По словам св. Исаака Сириянина,

«Древо жизни есть любовь Божия, от которой отпал Адам; и с тех пор не встречала уже его радость»
(Добротолюбие. М., 1895. Т. 2. с. 743.)

Ввиду того, что жизнь и свет человека всегда были в ипостасном СЛОВЕ БОЖИЕМ («В Нем была жизнь и жизнь была свет человеков» Иоан. 1, 4), то древо жизни в благотворном действии своем на естественную жизнь было величественным знамением благодатной жизни в Боге. Преподобный Серафим Саровский говорит:

«Господь не одну плоть Адамову создал от земли, но вместе с ней и душу, и дух человеческий, но до того мгновения, когда Бог вдунул в него Дыхание жизни, Адам был подобен прочим животным, имеющим тоже и дух и пользующимся так же благодатию Духа Святаго, разлитою в воздухе земном и дарующею им силы на продолжение их бытия и пользование всем, что от Бога им на земле предоставлено, но одно не тем освящением и преискренним со духом нашим человеческим и душей нашей и плотью нашей Боготворящим сопребыванием с нами благодати Духа Святаго, которое даровано лишь одному венцу творения Божиего – человеку! Вот почему сказано: «И опочи Бог от дел Своих», ибо изволил сотворить венец Своему творению – человека, сердце которого предназначил Себе на веки веков жилищем Своим на земле. Вот почему Адам, когда преисполнился Дыханием жизни, то ощутил в сердце своем такую премудрость, что мог вполне усмотреть все свойства, силы, способности и наклонности каждого творения на земле, и нарек им имена, всем проявлениям их природы соответствующие и облекся в такую непреоборимую мощь что его ни огонь не жег, ни вода не топила, ни мраз воздушный не леденил, ни пропасти земные не поглощали. Такою же точно благодатью Духа Святаго была проникнута и праматерь наша Ева; и в сей-то благодати пребывая, они могли видеть Господа и беседовать с Ним.- Сей благодатью они еще более преисполнялись, когда вкушали от плода древа жизни, и ее-то могли лишиться вкушением от плода древа познания добра и зла,- как и лишились, когда в противность заповеди Божией вкусили от плода его. Как сила благодати Божией, заключенная в плодах древа жизни, могла давать праотцам нашим Адаму и Еве продление жизни нашей во веки вечные, так и в плодах древа познания добра и зла заключалась сила, которая, при несообразном с волею Божией вкушении их, могла прочить человеку смерть
и душевную и телесную. Вот почему Господь строго заповедал Адаму не вкушать от плода сего»

( О цели христианской жизни. Беседа преп. Серафима Саровского с Н. А. Мотовиловым. Серг. Посад, 1914. С. 11-12.)

Значение и цель данной человеку заповеди не вкушать от древа познания добра и зла состоит в том, чтобы дать возможность человеку самому себя испытать, для упражнения и укрепления в свободе его нравственных сил. Исполняя эту заповедь, человек сознательно и свободно совершенствовался и духовно возрастал. В бесконечном восхождении к Богу, от славы к славе, приемля благодать за благодатью, по слову Писания,- великое назначение человека. Этими подвигами самообладания и самоутверждения, все более и более укрепляясь в добре, человек под воздействием благодати Божией призван достигнуть, наконец, нравственной невозможности делать зло.

О, я хочу безумно жить:
Все сущее – увековечить,
Безличное – вочеловечить,
Несбывшееся – воплотить!
Пусть душит жизни сон тяжелый,
Пусть задыхаюсь в этом сне, –
Быть может, юноша веселый
В грядущем скажет обо мне:
Простим угрюмство – разве это
Сокрытый двигатель его?
Он весь – дитя добра и света,
Он весь – свободы торжество!

А. Блок

Завет Божий и труд человека

«Труды праведного – к жизни»
(Притч. Х, 16)

В качестве видимого и ощутимого средства познания и совершенствования человеку дан Т р у д. Человек призван не просто пребывать в раю, а «возделывать и хранить его» (Быт. II, 15), то есть возделывать землю, иметь уход за растительным и животным миром. Этот труд должен, прежде всего, развивать и совершенствовать физические силы человека. Но, с другой стороны, физический труд имеет для человека и высшее духовное значение, ибо ставит его в особенную близость к предметам природы, дает ему возможность изучать законы природы и тем обогащать свой ум. Кроме того, изучая предметы и явления природы человек опытно познает совершенства Творца, Его премудрость и благость и тем учится благоговеть пред Ним и любить Его. Труд – это служение Богу делом. Библия указывает на то, что труд явился не только после грехопадения, но был заповедан человеку от начала. В нем должен человек совершенствовать свои способности, данные ему с образом Божиим на путях к уподоблению Богу. Труд в Завете Божием есть ответ человека своему Творцу делом:»Вера без дел мертва» (Иак. II, 20). Делами вера достигает совершенства (Иак. II, 22).
Наречение имен животным, которых Господь привел к Адаму (Быт. 11:19-20), является знаком выделенности человека из животного мира. С другой стороны, изучая роды и свойства животных и нарекая им имена, соответствующие их природе, Адам показывал совершенство своего ума, развивал свои умственные способности, полагал начало языку как средству сообщать свои мысли другим. В образе наречения человеком «имен всей твари» дается глубокое указание на высокое преимущество человека над физической природой, ибо в истории человечества всегда считалось, что давать имя имел право только хозяин. Здесь дан как бы первый акт вступления человека в хозяйские права. Здесь налицо действенность Завета Божия в жизни вообще и в жизни человека в частности, как представителя всего творения.
Человек призван жить. Уже потому что он рожден, потому что ему даруется эта жизнь, он должен следовать этому призванию – жить. С первой же минуты после своего рождения человек вступает в прямую связь с видимым миром: он начинает изучать его, постепенно осваивается со своей «ролью», свои наблюдения проверяет и подкрепляет непрерывно повторяющимися опытами, ошибается, наконец, ощущает себя не только обязанным подчиняться законам этого мира, но и считает вправе диктовать ему свои условия, обладать им, активно вмешиваться в жизнь окружающей среды. Человек чувствует себя одновременно и ничтожнейшей, беспомощнейшей частицей, песчинкой в бесконечном пространстве космоса, и разумнейшим, прекраснейшим существом, возможностям которого в познании и освоении Вселенной нет предела.
Сотворив Адама – первого человека, — Бог, по библейскому рассказу, дал в его лице всем его потомкам заповедь:

«Плодитесь и размножайтесь, и наполняйте землю, и обладайте ею…»
(Быт. 1:28).

И.еще:

«Взял Господь Бог человека, которого создал, и поселил его в саду Едемском, чтобы возделывать его и хранить его»
(Быт. II, 15).

С самого начала Господь возвеличил человека и поставил его над всем Своим творением: «Не много Ты умалил его над Ангелами; славою и честью увенчал его; поставил его владыкою над делами рук Твоих; все положил под ноги его»(Пс. УIII, 6, 7).
И труд человека – это отображение благого дела творения Богом мира. Эта параллель проводится ясно в одном из псалмов пророка Давида, в котором воспевается великое дело Божие – сотворение мира – и говорится о труде человека, который «выходит на дело свое и на работу свою до вечера» (Пс. 103:23). Труд человека, как и все его дела и все, что заповедал ему Создатель,- есть исполнение воли Божией о творении. Наделив человека стремлением к совершенству, к богоуподоблению, Бог дал ему видимый, ощутимый путь познания себя и окружающего мира через способность трудиться.
Поселив человека в прекрасном райском саду, Господь сделал человека садовником на земле. Заботы человека-садовника определены ясно и определенно – хранение и возделывание: порученного ему сада-земли.
Хранение предполагает активную трудовую деятельность. Для того чтобы сохранить то хорошее, что есть в охраняемом: предмете, надо постоянно о нем заботиться. При этом важно заметить существующую в природе закономерность, которая заключается в том, что имеющееся хорошее сохраняется только при условии духовного совершенствования этого хорошего. Господь Иисус Христос об этой естественной закономерности сказал:

«Кто имеет, тому дано будет и приумножится, а кто не имеет, у того отнимется и то, что имеет»
(Мф. ХIII, 12)

Желание сохранить имеющееся хорошее без его развития никогда не даст положительного результата. Без развития, без совершенствования все погибает. За примерами можно обратиться к растущим в саду плодовым деревьям, цветам. В результате прививки, внимательного и заботливого ухода из простого шиповника вырастает прекрасная роза и так далее. И все окультуренное, если оставляется без ухода и заботы, быстро превращается в дикое состояние.
Поэтому вместе со словами «хранить» в Библии сказано «и возделывать». Здесь заложен для человека-садовника важный принцип: все имеющееся хорошее возделывать, то есть улучшать, развивать, совершенствовать. Человек-садовник призван своим трудом украшать мир.

Завет Божий и мужчина и женщина

«И сказал Бог: не хорошо быть человеку одному»
(Быт. II, 18)

В отношениях людей между собой на первом месте всегда стоят отношения мужчин и женщин. Библия об этом повествует так.
Сотворению жены предшествует совет Божий (Быт. II, 21-25), подобно как и сотворению мужа, а затем сам образ творения жены Бытописателем представляется в следующем виде:

«И сказал Господь Бог: не хорошо быть человеку одному; сотворим ему помощника, соответственного ему… И навел Господь Бог на человека крепкий сон; и, когда он уснул, взял одно из ребер его, и закрыл то место плотию. И создал Господь Бог из ребра, взятого у человека, жену, и привел ее к человеку. И сказал человек: Вот кость от костей моих и плоть от плоти моей; она будет называться жена, ибо взята от мужа своего. Потому оставит человек отца своего и мать свою, и прилепится к жене своей; и будут одна плоть. И были оба наги, Адам и жена его, и не стыдились».

(Быт. II, 18, 21-25)

«Одно из ребер его» (II, 21). Св. Иоанн Златоуст в 15-й беседе на книгу Бытия говорит:

«Велика сила этих слов, она превосходит всякий разум человеческий, не иначе можно понять величие их, как только рассмотрев их очами веры. Итак, взявши ребро, Господь Бог, сказано, создал жену. Чудное дело, безмерно превышающее ум наш! Таковы и все дела Господни. В самом деле, создание жены из ребра Адамова не меньше создания человека из персти. При этом обрати внимание и на снисхождение Божественного Писания – какие слова употребляет оно ради нашей немощи. И взял, сказано, едино от ребер его. Не разумей слова эти по-человечески, но знай, что употреблены грубые речения приспособительно к немощи человеческой. Ведь если бы Писание не употребляло этих слов, то как бы могли мы узнать неизглаголенные тайны?»

(Св. Иоанн Златоуст.Творения. Т. IV. Кн. 1. СПб, 1898. С. 120-121.)

В древнегреческом переводе 70-ти толковников сон Адамов назван исступлением и указывает, что это было особенное восторженное состояние духа, в котором Адам мог понимать таинственный смысл происходящего (ср. ст. 23). Сотворив жену из ребра Адамова, Господь соблюдает при этом единство корня, от которого должно было произойти все человечество, и устанавливает естественное расположение, привязанность и любовь между мужем и женой. На эту тесную связь мужа и жены Адам указал, когда приведенную к нему новосозданную жену назвал костью от кости и плотью от плоти своей. Словами 24-го стиха устанавливается брачный союз между первосозданным мужем и женой. Господь наш Иисус Христос указывает, что слова эти устанавливают нерасторжимость брачного союза:

«Что Бог сочетал, того человек да не разлучает»
(Мф. ХIХ, З-б)

«А вступившим в брак не я повелеваю, а Господь: жене не разводиться с мужем»

(1 Кор. VII, 10)

Таким образом, истинной богоустановленной формой брачного союза является нерасторжимый союз единого мужа с единой женой (моногамия), и все другие виды брачного сожития (напр., полигамия) являются извращением первоначально установленного Самим Богом брака. О состоянии первозданной четы Бытописатель говорит: «И были оба наги, Адам и жена его, и не стыдились» (Быт. II, 25). Нагота первых людей указывала на то, что тело человека, неповрежденное грехом, не нуждалось ни в какой защите от действия сил и явлений природы; полное физических совершенств, оно не требовало и никаких посторонних украшений. В то же время нагота, чуждая стыда, указывала и на нравственную невинность, внутреннюю чистоту человека. По словам св. Иоанна Златоуста:

«..люди жили в раю, как ангелы, не разжигались похотью, не распалялись и другими страстями не обременялись нуждами телесными, но будучи созданы вполне нетленными и бессмертными, не нуждались даже в прикрытии одеждою»

(Св. Иоанн Златоуст. Творения. Т. IV. Кн. 1. Спб, 1898. С. 123.)

Наряду с этим отмечается, что и союз мужчины и союз женщины с началом сознательной жизни человека освящается более прочным союзом, чем естественное соотношение двух полов. Адам принимает на себя главенство в семье и отмечает, что союз семьи – целеустремлен на пути богоуподобления построений в человеческом роде – выше всех других родственных и тому подобных связей.

«И сказал человек: вот, это кость от костей моих и плоть от плоти моея. Она будет называться женою, ибо взята от мужа своего. Потому оставит человек отца своего и мать свою и прилепится к жене своей; и будут два одна плоть»

(Быт. II, 23-24)

В устах cотворенного Адама – это величественное пророчество о путях человеческого рода. Этим вместе с тем утверждается таинство брака. Это таинство- как данное от начала Самим Господом нашим Иисусом Христом при основании Церкви было не вновь утверждено а только подтверждено.

«И приступили к Нему фарисеи, и, искушая Его, говорили Ему: но всякой ли причине позволительно человеку разводиться с женою своею? Он сказал им в ответ: Не читали ли вы, что творивший в начале мужчину и женщину сотворил их? И сказал: посему оставит человек отца и мать, и прилепится к жене своей, и будут два одной плотью, Итак, что Бог сочетал, того человек да не разлучает. Они говорят Ему: Как же Моисей заповедал давать разводное письмо и разводиться с нею? Он им: Моисей по жестокосердию вашему позволил вам разводиться с женами вашими, а сначала не было так»

(Мф. ХIХ. 3-8)

Своим присутствием на браке в Кане Галилейской Господь Иисус Христос благословил брак, как таинство Церкви (Ин. II, 1-12).
Сотворение женщины из ребра Адамова и первый брак заключает в себе глубочайшую мысль о единстве, всеобщей родственности человеческого рода, распространение закона любви за пределы «малой церкви»- семьи – на «великую Церковь» всечеловеческую, которую утвердил на земле Сын Божий – Господь наш Иисус Христос.

Завет Божий и любовь Божия

«Господь Бог… будет милостив по любви Своей» (Соф.3:17)
Среди всею сотворенного только человеку Господь даровал способности чувствовать любовь Божию. Любовь Божия есть один из основных внутренних законов Завета Божиего человеку.
В духовном развитии человека любовь Божия есть основная сила, помогающая ему восходить по светлой лестнице богоуподобления и обожения.
Завет, установленный Богом с человеком, есть мера предохранительная и воспитательная, есть норма и идеал. Он требует от человека постоянства в освоении закономерностей: для этого человеку Господь даровал разум, свободную волю и чувства. Это имеет особое значение в связи с огромной ответственностью, которая возложена на человека.
Из библейскою повествования ясно, что весь мир сотворен Господом для любви, святости, славы и блаженства. Утвердить и творчески применить условия Завета, то есть засвидетельствовать божественную любовь в условиях тварного природного бытия есть великое назначение и призвание человека. Все творение по природе не является злым, и люди по своей природе не грешники. Обо всем сотворенном, включая и человека, к Священном Писании сказано:»И увидел Бог, что это хорошо» (Быт.1:8, 10:31).
Завет Божий предполагает гармоничное сочетание законов Бытия – движущей силой этих законов, динамикой развития мира является Божественная любовь. Ясное указание на это имеется в Библии. Находясь в раю, люди были близки к Богу и Бог к ним. Они были в постоянном и непосредственном общении с Ним:

«И услышали голос господа Бога, ходящего в раю…» (Быт.3:8)

В это же время люди жили в любви друг с другом. Эта любовь так объединяла людей, что они, хотя были двое, но жили, думали, действовали как один: в полном единомыслии и единодушии. Указание на это есть в Библии, где говорится о сотворении Богом Евы: «кость от костей моих и плоть от плоти моея», «будут одна плоть» (Быт.3:22-25).
До грехопадения люди жили в любви и близком общении со всеми животными. Указания на это также находятся в Библии, где говорится о наречении Адамом имен зверям и птицам (Быт.2:19-20),о разговоре Евы со змием (Быт.3:1).
Питание у людей до грехопадения было совсем иное. Люди не только не питались мясом животных, но и в плодах не уничтожали жизни, так как питались только такими плодами, которые имеют семена (Быт.1:29, 30).
Человек развивался и совершенствовался по закону любви к Богу и ко всему творению. Но любовь предполагает всегда свободу выбора. В Завете Божием это означает, что человек может стремиться к утверждению в своей жизни условий Завета, а может и противиться им. В своем выборе он свободен. Священное Писание, однако, говорит, что всякий выход человека за пределы условий Завета Божия наносит вред самому человеку, отчуждает его от истинно блаженной жизни. В Священном Писании понятие греха так и характеризуется – беззаконие. «Делающий грех, делает беззаконие» (1 Ин.3:4), то есть там, где нет закона, там хаос, там человек теряет себя.
«Бог есть любовь» (1 Ин.4:8), источник всех благ, следовательно, попытка человека из предмета любви превратиться в саму любовь есть для него недостижимая цель, самообман. Человек призван быть в Любви Божией, а не заменить собой Бога. Человек призван любить Бога.
Согласно Библейскому повествованию, самую существенную сторону в искушении первых людей составляло то, что они пожелали быть «как боги». Это было дерзновенное желание человека сразу же постигнуть всю полноту высшей тайны бытия. В Библии не сказано, что Господь осудил человека за такое дерзновенное желание. Греховным в положении первых людей было не само по себе стремление к божественному совершенству, а стремление к внешне обособленному, абсолютному совершенству. Быть не с Богом и в Боге, а как Бог.
С того момента, когда человек решил скрыться от лица Господа Бога, начинается его самообман, то есть его раздвоенность и отчужденность. Завет есть диалог, а человек не отвечает на призыв. Из Библии известно, что цель человека такова:

«Будьте совершенны, якоже совершен Отец ваш Небесный». (Мф.5:48)

«Святы будьте, ибо свят Я господь Бог ваш» (Лев.19:2)

Жажда человека к жизни, его порывы к счастью, чистоте, святости и совершенству, его вера, его желание быть свободным – все это есть действенные дари любви Божией. Все это есть признак того, что человек призван отвечать на зов Божий. Если спросить, что такое вера в Бога или вера Богу, можно ответить: это жажда жить в любви Божией.
Во всей человеческой истории все лучшее, все истинно великое и животворное руководствовалось законом любви к более совершенному, более возвышенному, чистому, святому. Где жажда любви к совершенству угасала, там начиналась область бесчувственного и бессмысленного хаоса – беззакония. Такое состояние с библейской точки зрения является болезнью. Грех человека есть болезнь в здоровом организме всего творения. Это целый процесс, который в Священном Писании называется «оскудение любви»:

«По причине умножения беззакония, во, многих охладеет любовь». (Мф.24:12)

Где нет должного благоговения перед жизнью, как даром любви Божией, перед стремлением к совершенству и святости, перед Богом, как чудом из чудес, там нет истинного понимания цели миробытия и человека. В свете библейского откровения, явленного нам в лице Богочеловека, ясно, что призванием человека является совершенство в образ Отца Небесного к богосыновней истине. Движущей силой этого совершенства является любовь:

«Кто не любит, тот не познал Бога; потому что Бог есть любовь».(1 Ин.4:8)

Завет Божий и целеустремленность человека

«Забывая заднее и простираясь вперед,
стремлюсь к цели, к почести высшего звания
Божия во Христе Иисусе». – (Флп.3:13-14)

Истинная жизнь человека в Завете Божием состоит не в накоплении знаний и силы, не в ограниченной святости и справедливости, не во временном блаженстве и довольстве, а в непрестанном развитии, в стремлении к большему знанию, к истинному блаженству, к совершенству в любви Божией.
Человек призван не просто наблюдать и открывать для себя мир, а стремиться понимать, узнавать и чувствовать смысл во всем сотворенном. Источником совершенствования есть осознание человеком своего божественного происхождения, сознание Бога, как Своего начала и своей цели, сознание своей жизни, как жизни в Боге. Если бы человек по своем сотворении был предоставлен исключительно самому себе, то есть если бы не было Завета Божиего, основанного на любви, тогда бы знания человека, его могущество и блаженство имели бы своим содержанием узкий замкнутый круг в самом человеке. Тогда бы человек был бы просто сгустком эгоизма и гордыни. Завет Божий дает человеку выход и простор для проявления его жизни, как отражение Божественной любви. Жизнь человека должна непременно иметь выход к своему источнику – Богу. Чем глубже и полнее человек проникается этим сознанием, тем полнее воплощается во всем творении Божественная Любовь. Такое стремление человека не имеет предела, когда бы оно могло остановиться и когда бы человек удовольствовался своим достигнутым достоянием. Устрояемая Богом священная история в Завете Божием идет по прямой линии. Она идет так потому, что у нее есть цель – торжество любви Божией.

«Для нас великое благо, что мы произошли от Него, но большее будет благо, что в Нем успокоимся».
(Блаж. Августин. Творения. О книге Бытия. Киев, 1895. Кн. IV. Гл. ХVII. С. 272.)

Целеустремленность человека связана с его послушанием своему Творцу. Как ученик привязан к своему учителю или как ребенок учится у своих родителей, так человек через послушание постигает мудрость своего Творца и в своей жизни руководствуется его законами.
Для того чтобы повиноваться воле Божией, надо иметь в сердце веру в Бога, доверие к Нему и уверенность в Нем. Будет доверие, будет и послушание. Доверие как бы другая сторона послушания: доверие – послушание Богу сердцем, повиновение – послушание волей; доверие – послушание внутреннего существа человека, повиновение – внешнее выражение этого внутреннего.
Потому послушание и названо верой. Это название обозначает самую суть послушания, источник его.
Вера это сыновнее послушание духа человеческого водительству Духа Божия, повиновение – это плотское свидетельство об этом внутреннем послушании.
Чтобы научить человека послушанию, Господь дает человеку: легкую и простую заповедь: не вкушать плоды одного дерева в раю. С вкушением плодов с дерева познания добра и зла была связана заповедь послушания.
Дерево – лучшее напоминание человеку о его целенаправленности. Любое дерево настойчиво, усиленно тянется к солнечному свету, потому что без него жить не может Но в тоже самое время дерево и всякое растение так же усиленно и настойчиво углубляются вниз, в землю своими корнями. Между устремлением вверх и углублением вниз у растения самое тесное соответствие: чем выше растение устремилось вверх, тем многочисленнее и длиннее пустило корни вниз в землю. Но в этом устремлении дерева вверх и углублении его вниз мы находим самое яркое выражение и напоминание о закономерностях жизни человека.
Устремленность вверх – это яркий образ неослабного стремления человека к Богу. Углубление вниз – это столь же яркий образ вовлечения человека в процесс развития мира.

Завет Божий и грехопадение человека

«И сказал Бог: кто сказал тебе, что ты наг?»
(Быт, III, 11)

Священная история идет по прямой потому, что в основе ее Завет Божий, в котором движущая сила – любовь. Деятельность человека в Завете Божием является ответом на призыв Божественной Любви: «И воззвал Господь Бог к Адаму, и сказал ему: Адам, где ты?». Греховным в ответе Адама было то, что он «убоялся» и «скрылся» от своего Творца; «Он сказал: голос Твой я услышал в раю, и убоялся, потому что я наг, и скрылся» (Быт.3:10). Страхом и желанием скрыться Адам обнаружил, что его поступок звучит диссонансом в Божественной любви.

«В любви нет страха, но совершенная любовь изгоняет страх; потому что в страхе есть мучение. Боящийся несовершенен в любви» (1 Ин.4:18)

Своим обращением Адаму «Адам, где ты?» Господь спрашивает не о том, где Адам находится, а в каком состоянии он находится. Эти слова Господа призывали праотца ответить на любовь Божию искренним раскаянием. Эти слова предполагают, что Адам осознанно представит на любящий суд Божий все, что произошло с нарушением заповеди о невкушении от древа познания добра и зла. Они вызывали человека на непосредственный диалог со своим Творцом. И такой диалог состоялся. Он показал, что Адам упорно и сознательно хочет быть не с Богом и в Боге, но как Бог. Яркую картину такого желания дает нам библейское повествование:

«И сказал Бог: кто сказал тебе, что ты наг? Не ел ли ты от дерева, с которого Я запретил тебе есть? Адам сказал: жена, которую Ты мне дал, она дала мне от дерева, а я ел. И сказал Господь жене: что ты это сделала? Жена сказала: змей обольстил меня, а я ела»
(Быт.3:11-13)

Господь, вопрошая человека, ставит неотвратимо прямые вопросы. Человек, понимая, с Кем имеет дело, на вторичный вопрос Господа оправдывает свой поступок соблазном жены («Жена, которую ты мне дал»). Более того, человек представляет виновником нарушения заповеди Самою Бога, когда подчеркивает: «Ты мне дал». Жена на обращенный к ней любящий голос Господа также слагает с себя вину на змия. Так человек заболел гордыней, эгоизмом и противостоянием, то есть человек, используя свое право свободы, возжелал стать равным Богу. Откуда у человека такое желание? Что есть грехопадение человека? Полного ответа на этот вопрос нет. Причина в том, что грехопадение – есть одна из тайн на пути самопознания, которую человек пытается раскрыть. Ясно, что грехопадение – это болезнь. Как известно, до настоящего времени до конца не установлены причины самой простой болезни тела человека. А здесь речь идет о духе и о теле.
Господь это желание человека стать равным Богу не отверг и не осудил:
«И сказал Господа Бог: вот, Адам стал как один из Нас, зная добро и зло» (Быт.3:22)

Но Господь при этом сказал человеку, что Завет не потерял своего значения и цели оттого, что человек захотел взять на себя еще большую ответственность за счет своей самостоятельности. У человека сохранилось все, что Господь завещал ему. За ним сохранились труд, свобода и право ответа на призыв Божественной любви. Человек в своем грехопадении не истребил в себе образа Божия, но, взяв на себя большую ответственность, он омрачил и исказил его. Осознание своей роли и соизмерение своих возможностей в Завете Божием для человека является как раз тем моментом искушения, когда он или, утверждаясь в любви, убеждается в своем богосыновстве, или, когда он не в состоянии выполнить взятые на себя обязательства, коснеет в своем эгоизме и противостоянии, убеждаясь в бессмысленной иллюзорности своего бытия без Бога.
Человек сам избирает принцип жизни – борьбу или послушание. Завет Божий предполагает, что жизнь не борьба за существование, а осознанное послушание законам Творца.

 

Завет Божий и урок грехопадения

«Раб рабов будет он у братьев своих». (Быт.9:25)

Премудрое и спасительное попечение Творца с первых же мгновений после грехопадения предоставило человеку возможности увидеть и почувствовать разницу того, что значит слышать непосредственно «голос Господа Бога, ходящего в раю во время прохлады дня» (Быт.3:8) и что значит стыдливо скрываться «от лица Господа Бога между деревьями рая» (Быт.3:8).
Следовавшие сразу после грехопадения события свидетельствуют, насколько тесным было единство человека с окружающим его миром и к каким последствиям повело несоблюдение Завета Божиего. Грехопадение человека привело к оскудению в человеке, а затем и во всем человечестве Божественной любви и доверия, к утрате мира и справедливости. А это привело к распаду человеческих отношений.
Вместо доверчивой любви к Богу у людей после грехопадения появилась вражда к Богу, выразившаяся в боязни Бога; как от врага своего прячется согрешивший человек от Бога (Быт.3:8-10). Как должен был помрачиться от греха разум человека, раньше такой светлый и острый, что мог наречь имена всем скотам, всем птицам небесным и всем зверям земным. После грехопадения затмился светлый ум людей до того, что они пытаются скрыться от Бога. В целостном человеке появились разобщенность, раздвоенность. Пока человек был целомудрен, то есть целостно мудрствовал и целостно любил, он не знал и не стыдился своей наготы и вожделения. Теперь же после грехопадения он спрятался от глаз Божиих. Человек оказался в ложном положении по отношению к Богу и по отношению к себе. Он устыдился своей наготы и спрятался от Бога. В славяно-русском языке это состояние нашло выражение в словах «обольщение», «прельщение», «прелесть», «лесть», «ложь».
Далее видно как люди не любят больше друг друга, а только себя. Адам сваливает вину на Еву, желая спасти от гнева Божия себя.
Видно также, какая вражда вместо мира и любви воцаряется в отношениях человека к животному миру и наоборот (Быт.3:12, 15); какая вражда растительного мира и самой земли к человеку (Быт.3:17, 18-19).
Греховная вражда эта начала развиваться, углубляться и обостряться, – и скоро в семье Адама и Евы она привела к ужасному греху братоубийства. Обратим внимание, за что убил Каин Авеля. За то, что Авель оказался лучше его. Должно было бы быть все по-другому. Каин, увидев, что Авель лучше его, должен был, покаявшись, сознав свою ошибочность, стремиться к улучшению просить Авеля научить его, как сделаться лучше… Но Каин убивает Авеля. И мы видим, как очерствел сердцем и помрачился совестью Каин от греха. Бог ведь предупреждал Каина, что он близок к греху (Быт.4:6, 7). А Каин, вместо того чтобы бороться с грехом, только еще больше разжигал его в сердце своем. Братоубийство – это еще одно следствие грехопадения.
Следствием грехопадения было также постепенное угасание духа в человеке Библия так повествует об этом:

«Когда люди начали умножаться на земле, и родились у них дочери, тогда сыны Божии увидели дочерей человеческих, что они красивы и брали их себе в жены, какую кто избрал. И сказал Господь: не вечно духу Моему быть пренебрегаемым человеками; потому что они плоть; пусть будут дни их сто двадцать лет. В то время были на земле исполины, особенно же с того времени, как сыны Божии стали входить к дочерям человеческим, и они стали рождать им. Это сильные, издревле славные люди. И увидел Господь, что велико развращение человеков на земле, и что все мысли и помышления сердца их были зло во всякое время. И раскаялся Господь, что создал человека на земле, а восскорбел в сердце Своем. И сказал Господь: истреблю с лица земли человеков, которых Я сотворил, от человека до скотов, и гадов, и птиц небесных истреблю; ибо Я раскаялся что создал их. Ной же обрел благодать пред Очами Господа» (Быт.6:1-8)

Почти ничего духовного не осталось в человеке; все заглохло, говорила и заявляла о себе только плоть. Обострилась вражда: с юности люди походили больше на зверей, чем на людей.
Не стало на земле человека, как садовника, хранителя и созидателя Божиего мира. Человек стал звероподобным хищником.
Следствием грехопадения была безумная гордость, овладевшая человеком. Она сначала проявилась в Хаме, сыне Ноя. Библия так повествует об этом:

«Ной начал возделывать землю и насадил виноградник. Я выпил вина, и опьянел, и лежал обнаженным в шатре своем.. И увидел Хам, отец Ханаана, наготу отца своего, и, вышедши, рассказал двум братьям своим. Сим же и Иафет взяли одежду и, положив ее на плечи свои, пошли задом, и покрыли наготу отца своего; лица их были обращены назад, и они не видели наготы отца своего. Ной проспался от вина своего, и узнал, что сделал над нам меньший сын его; и сказал: проклят Ханаан; раб рабов будет он у братьев своих. Потом сказал благословен Господь Бог Симов; Ханаан же будет рабом ему. Да распространит Бог Иафета; и да вселится он в шатрах Симовых; Ханаан же будет рабом ему. И жал Ной после потопа триста пятьдесят лет. Всех же дней Ноевых было девятьсот пятьдесят лет; и умер он» (Быт.9:20-29)

Мы видим, как возомнил о себе Хам, что дерзнул посмеяться над отцом своим. Лучше и выше отца своего, праведного Ноя, вообразил себя Хам. К чему это привело? «Раб рабов будет он у братьев своих» (Быт.9:25). К беспросветному рабству, рабству у рабов приводит гордость. Проявившаяся сначала у Хама, гордость быстро охватила всех людей. Библия об этом так повествует:

«На всей земле был один язык и одно наречие. Двинувшись с Востока, они нашли в земле Сеннаар равнину и поселились там. И сказали друг другу: наделаем кирпичей и обожжем огнем. И стали у них кирпичи вместо камней, а земляная смола вместо извести. И сказали они: построим себе город и башню, высотою до небес; и сделаем себе имя, прежде нежели рассеемся по лицу всей земли. И сошел Господь посмотреть город и башню, которые строили сыны человеческие. И сказал Господь: вот, один народ, и один у всех язык; и вот что начали они делать, и не отстанут они от того, что задумали делать. Сойдем же и смешаем там язык их, так чтобы один не понимал речи другого. И рассеял их Господь оттуда по всей земле; и они перестали строить город. Посему дано ему имя: Вавилон; ибо там смешал Господь язык всей земли, и оттуда рассеял их Господь по всей земле» (Быт.11:1-9)

Незначительный случай – открытие выделки кирпича – дает повод людям вообразить, что они таким путем доберутся до неба. К чему привела эта гордость? К полному отупению: люди перестали понимать друг друга, находясь на небольшом участке земли.
Последствия грехопадения говорят о том, что путь эгоизма, гордыни, противопостояния и вражды – путь хищничества, путь борьбы за существование, путь нарушения Закона Божиего. Это есть путь смерти. Путем жизни является послушание воле Божией.
Однако, несмотря на отступление от путей Божиих, Господь не оставил согрешившего человека без всякой заботы о нем. Как мудрый воспитатель, Господь многомилостиво и долготерпеливо всяческими способами зовет человека на путь счастья, то есть на путь спасения.

…Все тьма, да тьма… Все «нет», да «нет»…
О, злая мудрость отрицанья!
А пред мирами – тот же свет
Горит с годины мирозданья.
Лишь над духовной нищетой,
Ярмом безверия томимой,
Не виден пламенник святой –
Огонь любви неугасимой!
Да будет Свет!… В лучах зари
Взойди над сумрачной пустыней.
О Свете Тихий! Озари
Глаза слепцов Твоей святыней!

А. Коринфский

 

Закон Божий и Первоевангелие

«Семени твоему, которое есть Христос» (Гал.3:16)

Грех расстроил не только человеческое общество, но имел последствия и для всего творения.

«Когда ты будешь возделывать землю, она не станет более давать силы своей для тебя» (Быт.4:12)

В третьей главе книги Бытие раскрываются последствия грехопадения. В ст. 14 – 15 этой главы приведены слова с упоминанием жены, змия и их потомства:

«И сказал Господь Бог змию: за то, что ты сделал это, проклят ты пред всеми скотами и пред всеми зверями полевыми; ты будешь ходишь на чреве твоем, и ты будешь есть прах во все дни жизни твоей. И вражду положу между тобою и между женою, и между семенем твоим и семенем ее; оно будет поражать тебя в голову, а ты будешь жалить его в пяту». (Быт.3:14-15)

Здесь в величественном художественном образе очерчен путь духовной брани в человеке между светом и тьмой, правдой и ложью, добром и злом, смирением и гордостью.

«Эта высоко драматическая борьба, начавшись с момента Грехопадения наших прародителей, проходит через всю мировую историю и имеет завершиться лишь в царстве славы полным торжеством добра, когда, по слову Писания, будет Бог «всяческая во всех» (1 Кор.15:28; ср. Ин.12:32)».
(Лoпухин А.П. Толковая Библия. Т. 1. Пятокнижие Моисеево. Сп6, 1904. С. 28.)

По отношению ко злу, воплощением которого является диавол, проклятие указывало на вечное и непрестанное отчуждение его от любви Божией (Иуд.6); обречение же диавола на пресмыкание указывало на его полное унижение (ср. Пс.71:9). В начале этого будущего унижения диавола Сам Господь указывает на внутреннюю оппозицию, которая существует между добром и злом между светом и тьмой (Ин.3:19-20, 7:7; 1 Ин.2:15).
Под змием и его семенем разумеются все низменные грехи и пороки человеческие, все враги царства Божия на земле, то есть, во-первых, диавол и все ангелы его, во-вторых, люди нечестивые, которые в Священном Писании называются «порождениями ехидны» (Мф.3:7, 12:34, 23:33), «чадами диавола» (1 Ин.3:10), и в-третьих, наконец, Антихрист, последний враг рода человеческого (2 Сол.2:3).
Под «семенем жены» Церковь понимает сынов Царства Божия, то есть людей благочестивых, которых Господь называет «чадами Божиими» (Ин.1:12-13) и Самого Христа Спасителя, Который родился от жены (Гал.4:4). Конечным результатом борьбы, положенной Богом между семенем змия и жены, будет совершенная победа над диаволом:

«Оно будет поражать тебя в голову, а ты будешь жалить его в пяту» (Быт.3:15), то есть благодатная жизнь в Божественной любви окончательно торжествует. Исполнение этого обетования можно видеть только в искупительной смерти Христа Спасителя, который пришел на землю, чтобы «разрушить деда диавола» (1 Ин.3:8) и связать «змия, змия древнего иже есть диавол и сатана» (Откр. 20:2). Таким образом, Господь, как любящий Отец, сразу же дал человеку спасительную надежду на победу в борьбе.

«Если это божественное обетование о победе над диаволом служит живым источником утешения и радости для нас, то каким же лучом животворной надежды было оно для наших прародителей впервые услышавших из уст Самого Бога эту радостнейшую весть? Поэтом у данное обетование вполне заслуженно и именуется «Первоевангелием», то есть первой благой вестью о грядущем Избавите от рабства диаволу».

(Лoпухин А. П. Толковая Библия. Т. 1. Пятокнижие Моисеево. СПб, 1904. С. 27-28.)

Эта радостная весть была путеводной звездой для древнего человечества на пути его духовного роста и совершенствования. Адам выразил свою радость и веру в обещанного Искупителя в наименовании жены своей Евою, то есть жизнью (Быт.3:20), а Ева – в наименовании трех сыновей своих – Каина (приобретение – IV, 1), Авеля (плач или суета IV, 2) и Сифа (основание- IV, 25).
В Новом Завете св. ап. Павел, изъясняя смысл подобного же обетования Аврааму о «семени» его, через которое получат благословение все народы (Быт.22:18), говорит:
«Семени твоему, которое есть Христос» (Гал.3:16). Христианская Церковь видит в словах суда Божия над змием первое обетование о Спасителе и потому называет это обетование Первоевангелием, то есть Радостной вестью о победе. Это Первоевангелие было в деле поддержания веры людей в заботу Божию о судьбах всего человеческого рода. Вера в то, что вечный Завет Божий сохраняется, была нормой религиозной жизни древнего человека. Обещание о Спасителе было той светлой точкой, вокруг которой сохранялось и поддерживалось истинное знание о вечном Завете Божием между Богом и человеком. Несмотря на отчуждение человека от Бога, Бог не оставляет человека. Вновь и вновь Господь подает надежду, устанавливая и восстанавливая Свой Божественный вечный Завет.

Завет Божий, условия и цель его

«И вспомню Завет вечный»
(Быт. IX, 16)

Завет Божий предполагает весьма определенные отношения Бога и человека. Со стороны Бога эти отношения состоят в даровании людям откровения и благодатной помощи, а со стороны человека – в усвоении этого откровения и проведении его в жизнь. Одним из откровений Божиих является то, что священный дар жизни требует сохранения верности Богу. Верность же предполагает соблюдение Завета Божиего. В Завете Божием есть свои условия и цель:

I. Условия:
а) Жизнь от Бога и с Богом

«И создал Бог человека из праха земного, и вдунул в лице его дыхание жизни, и стал человек душею живою».
(Быт. II, 7)

«Я пришел для того, чтобы имели жизнь и имели с избытком».
(Ин. Х, 10)

б) Творческая целенаправленная деятельность с Богом

«И взял Господь Бог человека, которого создал, и поселил его в саду Едемском, чтобы возделывать и хранить его».
(Быт. II, 15)

«И услышал я голос с неба, говорящий мне, напиши: отныне блаженны мертвые, умирающие в Господе; ей, говорит дух, они успокоятся от трудов своих, и дела их идут вслед за ними».
(Откр. ХIV, 13)

в) Любовь к Богу к ближнему

«Люби Господа Бога твоего всем сердцем твоим и всею душою твоею, и всеми силами твоими».
(Втор. VI, 5)

«Люби ближнего твоего, как самого себя».
(Лев. ХIХ, 18)

«Кто не любит, тот не познал Бога: потому что Бог есть любовь».
(1 Ин. IV, 8)

II. Цель:
Вечная жизнь в любви Божией

«Во свидетели пред вами призываю сегодня небо и землю: жизнь и смерть предложил я тебе, благословение и проклятие. Избери жизнь, дабы жил ты и потомство твое, любил господа, Бога твоего, слушал голос Его и прилеплялся к Нему; ибо в этом жизнь твоя и долгота дней твоих…»
(Втор ХХХ, 19-20)

«Сие же написано, дабы вы уверовали что Иисус есть Христос, Сын Божий, и, веруя, имели жизнь во имя Его».
(Ин. ХХ, 31)

В Библии повествуется о многих случаях, когда Господь напоминал людям о Завете. Поэтому Библия есть история Завета Божиего, то есть история о том состоянии, когда люди чувствовали себя в Завете Божием и когда они стремились оказаться вне его.
В Библии воспроизведена деятельность человека в Завете Божием. Библия – это живое свидетельство о качественной стороне Завета Божиего. Библия – это постоянно раскрытая книга, на страницах которой ясно отмечена мера того, как должен вести себя человек, чтобы, во-первых, прерывалось его благодатное общение со своим Творцом, во-вторых, чтобы совершенствование творения всегда соответствовало цели завета Божиего – вечной жизни в любви Божией.

… Блажен, в чьем сердце мир глубокий,
Кто верит в Бога и людей,
Кто никогда от зла далекий
Не лгал пред совестью своей.
Он не один под небесами.
На каждый дружеский привет
Природа всеми голосами
С любовью шлет ему ответ.
Но Божьих звезд любовный взор,
Улыбка неба голубого
Для сердца темного и злого
Живой мучительный укор.

Д. С. Мережковский

Завет Божий и священнодействие человека

«Освящайтесь и будьте святы, ибо Я Господь Бог ваш свят».
(Лев. XI, 44)

В истории человеческого рода яркими фактами обозначены вехи стремления верующих людей доказать, что другой цели в жизни нет, кроме той, о которой в Библии сказано: «И виде Бог, яко добро» (Быт. 1:8).
В Библии приведены конкретные события, которые показывают, что исполнение Завета ведет к обнаружению Любви Божией во всем творении, а неисполнение – к разделению и разобщению, к оскудению любви.
После того как человек покинул рай, Господь не закрыл человеку пути знаний и не отнял у него свободы. Человеку, пожелавшему вступить на путь самости и гордыни, была предоставлена полная возможность испытать свои силы и увидеть результаты своей деятельности.
Уже первые сообщения о жизни человека вне рая говорят о том, что у свободного человека всегда есть два пути: жить в условиях Завета или жить так, как будто его и вовсе нет. Завет для человека становится школой, где он постигает законы Божественного промышления о мире вообще и о самом себе в частности. Теперь понятие Завета у человека связано с воспоминаниями о первозданной чистоте и о том, что это состояние для человека достижимо при условии веры в Избавителя и соответствующей жизни по этой вере. .Первоевангелие для древнего человека наполняло истинным смыслом понятие Завет.
Находясь вне рая, человек прежде всего вводит в соответствующую норму окружающую его жизнь.
В это время формируется семья, то есть упорядочиваются отношения между полами, и появляется та ячейка общественной жизни, которая составляет его основу. Еще будучи в раю, человек, увидев свою спутницу жизни, провозгласил формулу брака: «Будут два одна плоть» (Быт. II, 24).
Божественное повеление «плодитесь и размножайтесь» (Быт. 1:28) положило начало умножению рода человеческого через появление детей и образование по мере их возрастания новых и новых семей.
Имена, которыми называет Библия первых из называемых ею людей, как бы приоткрывают нам те чувства и убеждения, которыми они жили и которые исповедовали.
Первый человек носит имя Адам. Оно означает «земля» и говорит, с одной стороны, о том, что по телесному составу человек родствен тому миру, в который вступил по сотворении , а с другой стороны, напоминает, что прах и, осмелившись восстать на Творца, должен найти свое место в неизбежном возвращении в ту же землю, тлен и прах, с которыми сроднен по составу. Святая Церковь и поныне воспевает:

«Древле убо от не сущих создавый мя и образом Твоим божественным почтый, преступлением же заповеди, паки мя возвратимый в землю, от нея же взят бых, на еже по подобию возведи древнею добротою возобразитися».

(Из Последования погребения)

Спутницу жизни Адам назвал Ева. Это имя означает «жизнь». В это имя человек вложил надежду, что он может сохранять жизнь свою в детях своих. Кроме того, это имя подтверждает упование на то обетование о спасительном «семени жены», которое сотрет главу змия, обетование, которое дал Господь человеку перед изгнанием из рая.
Первенец первой семьи получил имя Каин, что значит «приобретение». Такое имя дано в смысле надежды, что нем осуществится данное Богом обетование.
Его брат получил имя Авель. По толкованию Иосифа Флавия, древнего ученого-историка обозначает это имя «плач», потому что с течением времени стали меркнуть надежды на легкий возврат к легкомысленно потерянному блаженству, святости и чистоте.
Важным моментом в истории первобытного человека является наметившееся разделение труда (Библия характеризует это краткой формулой: первые дети первых людей занимались каждый своим делом: Каин – земледелием, Авель – скотоводством. Совершенно ясно, что это разделение наметилось постепенно, но самые склонности к разным видам добывания пищи стали проявляться в людях рано.
И конец, в это время устанавливается взамен непосредственного духовного богообщения в раю, новая форма богобщения в виде жертвоприношения и молитвы. Человек чувствовал себя в Завете Божием, а потому и находил новые формы своего общения с Творцом. Это есть ответ человека на зов Творца.
Изгнанные из рая люди скоро почувствовали всю свою беспомощность и бессилие, и мысли их стали устремляться к Богу в поисках помощи, а после получения ее исполнялись благодарностью и хвалой. Основным моментом религии в это время была молитва просительная, благодарственная или хвалебная. Людей, однако, не удовлетворяло только лишь словесное или мысленное обращение к своему Творцу. Как у существ духовно-телесных, у них была потребность и каким-то внешним признаком выразить свою верность, признательность Богу и любовь к Нему.
Святитель Иоанн Златоуст пишет:

«Кто, скажи мне, привел его (Каина) к этой мысли (о принесении жертвы Богу)? Никто другой, как только познание, положенное в совести… Он знал и понимал, что надлежит из свого имения приносить (Богу), как Владыке, какой-нибудь плод; не потому что Бог нуждается в этом, но для того, чтобы … показать свою признательность».
(Св. Иоанн Златоуст. Творения. Т. IV. СПб, 1898. С. 162.)

Таким выражением явилось «жертвоприношение», когда люди в знак готовности все отдать любимому и почитаемому ими Богу стали приносить Ему в дар самое лучшее, самое дорогое (первые плоды, первый приплод стад и т. д.) из того, что имели. Богу физически жертва не нужна. Он ее ни есть, ни пить не станет; и вот люди, чтобы выявить свой жертвенный порыв, стали уничтожать приносимое, чаще всего сжигая его… А чтобы еще более подтвердить, что это совершается в честь Бога, стали для жертвоприношений строить жертвенники, как бы возвышая жертву Богу. Нередко это подчеркивалось созданием жертвенников еще и на возвышенных местах. Отсюда поздние жертвенники стали называться алтарями. В этом проявились истинная мудрость правильное
применение своих знаний. Это тот путь, который ведет к святости, потому что святость есть разумное сочетание вертикального и горизонтального мышления и действия человека. Грех, как правило, есть бессмысленность и невежество.

Завет Божий и действие греха

«Грех не должен над вами господствовать».
(Рим. VI, 14)

Этот установившийся порядок был, однако, лишь переходным моментом к великому подвигу человека за восстановление своего утраченного достоинства и доверия. Гордыня, как злая сила, уязвившая человеческое существо, не могла, конечно, примириться с той мерой и богобоязненной жизнью, которую пытался построить Адам, и она наносит удар изнутри, разрушивший как карточный домик, все видимое благополучие людей и доказавший, что однажды усвоенный грех, подобно заразе, способен таиться, не умирая.
Ударом явилось братоубийство.
Священное Писание повествует об этом так:

«Адам познал Еву, жену свою; и она зачала, и родила Каина, и сказала: приобрела я человека от Господа. И еще родила брата его, Авеля. И был Авель пастырь овец; а Каин был земледелец. Спустя несколько времени Каин принес от плодов земли дар Господу. И Авель также принес от первородных стада своего и от тука их. И призрел Господь на Авеля и на дар его; и на Каина и на дар его не призрел. Каин сильно огорчился и поникло лицо его. И сказал Господь Бог Каину: почему ты огорчился? и от чего поникло лицо твое? Если делаешь доброе, то не поднимешь ли лица? а если не делаешь доброго, то у дверей грех лежит; он влечет тебя к себе, но ты господствуй над ним. И сказал Каин Авелю, брату своему: пойдем в поле. И когда они были в поле, восстал Каин на Авеля, брата своего, и убил его. И сказал Господь Бог Каину: где Авель, брат твой? Он сказал: не знаю; разве я сторож брату моему? И сказал Господь: что ты сделал? голос крови брата твоего вопиет ко Мне из земли. И ныне проклят ты от земли, которая отверзла уста свои принять кровь брата твоего от руки твоей. Когда ты будешь возделывать землю, она не станет более давать силы своей для тебя; ты будешь изгнанником и скитальцем на земле. И сказал Каин господу Богу: наказание мое больше, нежели снести можно. Вот, Ты теперь сгоняешь меня с лица земли, и от лица Твоего я скроюсь, и буду изгнанником и скитальцем на земле; и всякий, кто встретится со мною, убьет меня. И сказал ему Господь Бог: за то всякому, кто убьет Каина, отмстится всемеро. И сделал Господь Бог Каину знамение, чтобы никто, встретившись с ним, не убил его. И пошел Каин от лица Господня; и поселился в земле Нод, на восток от Едема»

(Быт. IV, 1-16)

Заметим, Авель принес первородных от стада и тук (жир) ,то есть лучшее, что имел. Каин принес плоды. О том, что они были отборными, лучшими, Библия не говорит. Очевидно, и в молитвах, в духе, с которыми принесены были жертвы, была разница. Авель, постаравшийся принести лучшее, горел, по мнению свв. Отцов, рвением, любовью, устремленностью к Богу. Каин же, принесший просто плоды, как полагают, принес их движимый не любовью и не жаждой восстановления нарушенного Завета с Богом, а скорее страхом, как бы Бог, если не «милостивить» Его, не стал бы плохо к нему относиться и карать его. Одним двигала любовь, другим – животный страх самообороны и самоограждения. Жертва одного была даром, другого – подкупом, взяткой, отступным. Господу угодна любовь, искренность, чистота мотивов. Бог неподкупен и нефальшив. Жертва Авеля будет принята, жертва Каина – отвергнута. Как об этом узнали жертвоприносящие?.. Полагают, что и в древности об этом судили по направлению дыма, но могло быть и какое-либо другое явление. Точных данных мы не имеем.

«И призрел Господь на Авеля и на дар его; а на Каина и на дар его не призрел» (Быт. IV, 4-5). Св. Иоанн Златоуст говорит: «Этими словами Писание хочет сказать, что Бог сообщил им познание о том, что Он расположением одного был доволен, а безрассудство другого отринул»
(Св. Иоанн Златоуст.
Творения. Т. IV. СП6, 1898. С. 164.)

Как реагировал на отвержение Каин? Вместо того чтоб заглянуть в душу свою, проверить и обнаружить, что в ней послужило поводом к отвержению, чтобы покаяться и очиститься от этого, Каин, недостойным жертвоприношением показавший наибольшее развитие в нем власти греха, противостояния, оказывается не в силах сойти с темной тропы покаяния распоясавшимся страстям. Библия повествует, что, когда жертва Каина не была принята, он «сильно огорчился», и»поникло лицо его».
Но это огорчение не было огорчением раскаяния. Каин не подумал о том, что он принес жертву недостойную, и, не чувствуя никакого раскаяния или сознания вины (что, очевидно, не позволяла ему сделать гордыня), ощутил в себе лютую зависть к брату, который оказался «предпочтенным», более «удачливым» в принесении жертвы. Зависть породила злобу и ненависть. В это время Господь заговорил в Каине голосом совести и обличил его. Но Каин не послушал голоса Божия. Снова человек не ответил на зов Божий. Злоба в нем продолжала возрастать и, ища удовлетворения породила злопамятство и жажду мести. И Каин отмстил сознательно; заманив брата в уединенное место, он убил его. Так зло, противостояние сначала внедрившееся в души людей, начало из покоренных им душ наносить удары новые, и принесло свои злые плоды. Люди, сотворенные едиными по телу и духу членами одной семьи, почувствовали начало того разделения, которое через многие тысячелетия древние римляне выразили пословицей «Человек человеку – волк». Состояние греховности (первородный грех) становится фактом, порабощающим и расслояющим человечество, а обещание о Спасителе – Первоевангелие, сказанное человеку в раю, являлось силой, движущей человечество по пути добра, единства и свободы.
В преступлении братоубийства как бы сделан вызов Творцу, руками твари Божией посягнувшей на другую тварь. В ответ последовало грозное обличительное явление Творца заблудившейся свободной, разумной твари – человеку Каину.
Явившийся ему Господь вопросил Каина: «Где Авель, брат твой?» (Быт. IV, 9). Снова вопрос человеку Господом был дан как повод привести в раскаяние и осудить грех в себе и своих поступках. Но Каин злом духовно ослеплен и принижен. Вместо раскаяния он отвечает дерзкой изворотливостью и запирательством: «Не знаю! Разве я сторож брату своему?» (Быт. IV, 9).
Снова надо напомнить, что Завет есть диалог Бога и человека, и снова человек не желает быть в этом диалоге.
Потемненное грехом сознание Каина словно мыслит, что можно скрыть сделанное от Всеведца Творца Бога… Господь указывает Каину, сколь пагубно восставать против воли творца. Господь предупреждает Каина. И это предупреждение не приводит потемненное сердце Каина к сознанию вины. Зато он, предавшийся страстям и низким инстинктам, ощущает теперь животный страх перед наказанием. Он, убивший брата своего, эгоистично думает только о своей безопасности, боится, что другие его братья и
сестры, которые несомненно были в первочеловеческой семье, отомстят ему по тому же закону злобы, которому стал служить он сам.
В ответ на это опасение Господь предрек Каину, что те, ко осмелится пойти в жизни эгоистическими путями мести и злобы, проложенными Каином, сами будут вечно жить в страхе возмездия и: породят истребительное, длительное зло кровавой мести, которая является основой межнациональной розни и вражды. При этом важно заметить, что только наказание беспокоило Каина, а не сам грех.
Библия говорит, что Господь «сделал Каину знамение» (Быт. IV, 15). Что это за знак? Мы называем «печатью Каина» тот внешний отпечаток страстей, злобы и преступности, который часто, еще до знакомства с человеком, рекомендует нам человека. Святые Отцы склонны думать, что и у Каина зло наложило на выражение лица свой отталкивающий отпечаток; закрепленный судом Божиим, как грозное предупреждение всем людям.
Животный страх, который овладел человеком-убийцей, стал его судьей. Каин не осмелился остаться среди близких своих. Оставив местожительство своих родителей, Каин двинулся с женой своей к Востоку и поселился на земле Нод; построив здесь город, он назвал его в честь сына своего Енохом (Быт. IV; 16-17); заметим, назвал его не в благодарность Богу, а руководствуясь своим честолюбием.
Из потомства Каина выделяется Ламех, первый показавший пример многоженства (Быт. IV, 18-19). Одна жена его Ада родила Иавала (слав. Иоавала), положившего начало кочевой жизни (Быт. IV, 20), и Иувала, изобретателя музыки (Быт. IV, 21). Другая жена, Ламеха Цилла (слав. Селла) родила Тувалкаина (слав. Фавела), изобретателя земледельческих и воинских орудий из меди и железа; сестру Тувалкаила Ноему предание называет изобретательницей женских нарядов и украшений (Быт. IV, 22). Гордый великими изобретениями своих детей, особенно Тувалкаина, Ламех высокомерно говорит своим женам, что теперь ему не страшны никакие враги, что если за смерть Каина обещано было отмстить всемеро, то теперь за Ламеха, с помощью медного и железного орудия его сына отмстится семьдесят раз всемеро (Быт. IV, 23-24).
Таким образом, в роду Каина зло продолжает свое разрушительное действие. Но, надеясь на милость Божию, его потомки, хотя и развивали вложенные в них способности познавать природу (Библия замечает, что именно здесь появились ремесла, искусство и т. д.), в то же время употребляли их во зло, потакая страстям; в их среде зародилось многоженство; они признавали «право силы» законом. Самые высшие стремления к светлому люди стали употреблять на восхваление зла.

«Потомки Каина – только сыновья человеческие, трагически обреченные на смерть («Я убил мужа в язву мне и отрока в рану мне»,- говорит Ламех). Проклятые возделанной землей, впитавшей в себя кровь Авеля, они становятся первыми горожанами, изобретателями техники и искусства. С ними появляется и цивилизация – эта огромная попытка восполнить отсутствие Бога. Люди стараются забыть Бога или заменить Его: забыть в ковке металлов, отдав себя в плен земной тяжести и сообщаемому ею непроницаемому могуществу, подобно Тувалкаину, «отцу всех ковачей орудий из меди и железа» (Быт. 4:22), или же заменить его праздником искусства, томительным тешением музыки, подобно Иувалу, «отцу всех играющих на гуслях и свирели». Искусство появляется здесь как ценность культурная, а не культовая; это – молитва, не доходящая никуда, потому что она не обращена к Богу. Порождаемая искусством красота замыкается сама в себе и своей магией приковывает к себе человека. Эти изобретения человеческого духа полагают начало культуре, как культу некоей абстракции, в которой нет Того Присутствующего, к Которому должен быть обращен всякий культ…»

(Лосский Вл. Очерк мистического богословия Восточной Церкви. БТ. Сб. 8. М., 1972. С. 165.)

Завет Божий и жизнеутверждающее послушание

«Ты испытал нас, Боже, переплавил нас,
Как переплавляют серебро.
Мы вошли в огонь и в воду, и ты вывел нас на свободу»
(Пс. 66:10,12)

Что же касается других потомков Адама, то братоубийство показало первым людям бездну греха и заставило их крепче стремиться к воссозданию Завета с Богом. Уже в ближайших поколениях у них является добрый обычай молитвенно взывать ко Господу, религиозно подчинять свою жизнь закону совести и правды. Начало такогоусиленного богообщения Слово Божие приписывает Сифу и его потомкам.
Начиная с Адама, в преемственном роде допотопных патриархов, Библия перечисляет следующих десять мужей: АДАМ (Быт. V, 3-4), СИФ (Быт. V, 4-8), ЕНОС (Быт. V, 6-11), КАИНАН (Быт. V, 9-13), МАЛЕЛЕИЛ (12-17), ИАРЕД (15-20), ЕНОХ (18-24), МАФУСАЛ (21, 25-27), ЛАМЕХ (25-31) и НОЙ (28, 32). При этом перечне Библия указывает год жизни, на котором тот или другой патриарх родил сына, годы, прожитые им после этого, и общую сложность всех лет, прожитых патриархом. Из этих указаний видно, что патриархи были награждены необычайным долголетием: рождая детей в 230 лет (Адам), 190 (Енос) и др., они жили почти до тысячелетнего возраста (Адам – 930, Иаред – 962, Мафусал – 969).
В преемственном роде допотопных патриархов Библия особенно останавливается на Енохе, о котором делает таинственное указание, что, в то время как другие умирали, «ходил Енох пред Богом», и «не стало ею потому, что Бог взял его». Святые Отцы Православной Церкви считают эти слова за указание на то, что Енох великим напряжением веры достиг такой святости, что Господь принял его к Себе чудесным образом помимо смерти. По преданию Церкви, он явится перед вторым пришествием, обличит антихриста и тогда будет слугами антихриста убит, но воскреснет в момент сошествия Господа для суда над миром (Енох явится с другим праведником, не вкусившим смерти, — Илией). Умерщвленные перед самым всеобщим воскресением, они тем самым вкусят «оброка греха», то есть смерти, ибо «несть человек, иже жив будет и не согрешит».
Зараза греха широко влилась в человеческую среду, и постепенно забвение Бога и Ею правды дошло до такой степени, что память о Творце и духовном назначении человека сохранилась только в одной семье праведною Ноя. Развитие в людях греха грозило подавить свободу человеческого существа и сделать людей рабами зла. Воздействие зла (греха) на человеческие существа отрицательно сказывалось на жизни людей. В рассказе Библии, Сифитах и Каинитах обращает на себя внимание иссякание в людях прежде всего любви Божией и как результат иссякание силы жизни. Когда человек, находясь в раю, соблюдал Условия Завета, то тяга к жизни в Боге давала человеку возможность бессмертия. Эта струя вливалась в человека в непосредственном непрерывном богообщении. Грехопадение же стало на ее пути преградой и поставило человека в ряд обычных живых существ в отношении смертности тела.
Иссякание запаса райских сил выпукло характеризуется Библией указанием возрастов допотопных наших предков, где мы видим нисходящие числа, чуть ли не от 1000 лети до нормального нынешнего человеческого возраста, характеризуемого словами псалма так:

«…дней лет наших семьдесят лет, а при большей крепости восемьдесят лет»
(Пс. 89:10)

Подытоживая результаты жизни человеческой в предпотопный период, период древнейшей истории человечества, следует заметить, что путь гордыни человека все время вел к тому, чтобы ограничить его самим собой и отвратить его мысли и дела от Бога. Жизнь без Бога человека опустошает, обедняет и ожесточает, а жизнь в Боге и с Богом обогащает, наполняет смыслом и любовью.
Начало жизни человека характеризуется любвеобильными отношениями человека с Богом до тех пор, пока сам человек не избирает путь противостояния и вражды. Причем в библейском повествовании ясно видны клевета и зависть, леность и непослушание.

«И сказал змей жене: нет, не умрёте; но знает Бог, что в день, в который бы вкусите их, откроются глаза ваши, и вы будете как боги, знающие добро и зло»
(Быт. III, 4-5)

Господь указал человеку цель -быть образом и подобием Божиим. Господь также указал человеку пути к достижению этой цели, человек цель не подменяет, но пути избирает свои.
Господь указал человеку на главное условие его бытия – любовь. Человек избирает путь вражды, когда клевету на Бога, Который якобы по зависти запретил вкушать. Плоды от дерева познания добра и зла, принимает за истину.
Господь указал человеку постоянный труд как непременное условие своего развития и совершенства. Человек принимает путь лености и небрежения: сорви яблоко, вкуси и сразу без труда достигнешь цели уподобления Богу.
Господь указал человеку путь соответствия и послушания законам Божиим. Человек предпочитает свой путь со мнения, а затем непослушания и нарушения закона. Как только Ева стала на путь лукавства и лжи, сразу же плоды дерева показались ей вкусными, красивыми, а главное, заманчивыми, потому что дают знание.

«И увидела жена, что дерево хорошо для пищи и что оно приятно для глаз и вожделенно, потому что дает знание».
(Быт. III, б)

До грехопадения человек любил Бога и относился к каждому явлению в мире, как к Божиему творению, которое надо заботливо возделывать. После грехопадения человек любовь к Богу переменил на любовь к миру и в каждом явлении мира ищет только удовлетворения своей прихоти. Человек относится к миру как хищник, без любви к Богу человек теряет истинное представление о себе и превращается в потребителя. Чтобы восстановить человека в своем достоинстве, Библия говорит:

«Не любите мира, ни того, что в мире: кто любит мир, в том нет любви Отчей; ибо все, что в мире: похоть плоти, похоть очей и гордость житейская, не есть от Отца, но от мира этого. И мир проходит, и похоть его, а исполняющий волю Божию пребывает вовек»
(1 Ин. II, 15-17)

В связи с этим взгляните на все, что создается церковным гением – жизнь и подвиги святых угодников, храмы, иконы, церковная музыка и литература и мн. др. Все это совершеннейшая Божественная мера и красота, свидетельствующие о процессе преображения этого мира из греховного состояния в праведное.
Что переживала Ева, то переживает каждый человек в тот или иной момент своей жизни. Каждому человеку так или иначе, рано или поздно предстоит решить вопрос: какими путями пойдет он в жизни своей к той цели, которая горит в его душе, — Божиими или своими. Человек всегда стоит перед выбором: или вера, как послушание закону воли Божией, или нарушение закона Божиего; надежда, как постоянный труд над усовершенствованием мира, или лень, праздность и уныние; любовь, как самоотверженное стремление служить Богу, или вражда, ненависть и эгоизм.
Грех человека заключен не в цели, а в путях и средствах к цели. Поэтому как бы хороша ни была цель, она никогда не может оправдать средства, если они плохие.
Человек в избранной им борьбе за существование научился пользоваться металлами, а путь эгоизма и гордыни выковал из них меч и вложил его в руки человека для убийства… Человек боролся за улучшение условий жизни, а путь эгоизма и гордыни использовал их, чтобы привязать его к земному больше, чем к небу… Человек запел свою первую песню, а путь эгоизма и гордыни вложил в нее слова собственного восхваления насилия и преступления… Человек завел семью, а путь эгоизма и гордыни подменил ее сластолюбием многоженства. В результате допотопное человечество расслоилось и ожесточилось.
Человечество глубоко погрязло в грехе, а всеобщее развращение человечества стремилось извратить условия Завета Божиего. Во всей жизни человека видны были фальшь, ложь и неправда. Чтобы изобразить это греховное состояние, в котором находилось человечество, Бытописатель употребляет человекообразное выражение: «И раскаялся Господь, что создал человека на земле, и восскорбел в сердце Своем» (Быт. VI, б). Как Вездесущий и Всемогущий, Господь не может, конечно, в чем-либо раскаиваться (Быт. VI, 5-7; ср. 1 Цар. ХV, 11, 35). Раскаяние в настоящем случае приписывается Богу для обозначения конечного развращения человечества, не оставляющего уже места Божию милосердию. Человек не только не отвечал на зов Божий, но и сознательно извращал Завет Божий.

Не плоть, а дух растлился в наши дни,
И человек отчаянно тоскует…
Он к свету рвется из ночной тени
И свет обретши, ропщет и бунтует.
Безверием палим и иссушен,
Невыносимое он здесь выносит,
И сознает свою погибель он
И жаждет веры – но о ней не просит.
Не скажет ввек с мольбою и слезой,
Как не скорбит пред замкнутою дверью:
Впусти меня! – Я верю, Боже мой!
Приди на помощь моему неверью!
Ф. Я. Тютчев

Завет Божий и праведник Ной

«Ной ходил пред Богом»
(Быт. VI, 9)

Исцеляющим действием Творца против гибельного увлечения рода человеческого грехом эгоизма и гордости явился потоп. Потоп – это не наказание, а лечебное средство. Потоп, о котором рассказывается в Библии, обычно называют всемирным. Современная наука установила, что он не был всемирным в смысле наводнения по всей земле, но соглашается с тем, что он был всемирным в смысле всечеловечности, ибо поразил все тогдашнее человечество на узком участке его первообитания по выходе из рая – в районе, видимо, Месопотамии и Армении.
Вот как говорит об этой мировой катастрофе известный английский археолог Леонард Вулли:
«Мы убедились, что потоп действительно был, и нет никакой нужды доказывать, что именно об этом потопе идет речь в списке царей, в шумерийской легенде, а следовательно, и в Ветхом Завете. Разумеется, это отнюдь не означает, что все подробности легенды достоверны. В основе ее лежит исторический факт, однако поэты и моралисты излагают историю потопа каждый на свой лад. Вариаций мною, но суть остается неизменной. В Библии говорится, что вода поднялась на восемь метров. По-видимому, так оно и было…
Разумеется, это был не всемирный потоп, а всею лишь наводнение в долине Тигра и Ефрата, затопившее населенные районы между горами и пустыней. Но для всех, кто здесь жил, долина была целым миром…» (Вулли Л. Халдеев. М., 1961. С.35-Зб.)
То, что потоп имел всечеловеческое значение, доказывается тем, что у всех основных племен и народов древнего мира в легендах, верованиях или песнях сохранилась память о нем и о спасшихся от него по воле Божией праведниках. На фоне этих свидетельств библейский рассказ выступает как документ мирно-историческою всечеловеческого значения.
В такой чрезвычайной ситуации Господь избирает от лица всех людей Ноя, человека праведного и непорочного «в роде своем» (Быт. VI, 9), и возобновляет Свой Завет. В Библии об этом повествуется так:

«И устроил Ной жертвенник Господу; и взял из всякого, скота чистого, и из всех птиц чистых, и принес во всесожжение на жертвеннике. И обонял господь приятное благоухание, и сказал Господь в сердце Своем: не буду больше проклинать землю за человека, потому что помышление сердца человеческого – зло от юности его; и не буду больше поражать всего живущего, как Я сделал. Впредь во все дни земли сеяние и жатва, холод и зной, лето и зима, день и ночь не прекратятся. И благословил Бог Ноя и сынов его, и сказал им: плодитесь и размножайтесь, и наполняйте землю. Да страшатся и да трепещут вас все звери земные, и все птицы небесные, все, что движется по земле, и все рыбы морские; в ваши руки отданы они. Все движущееся, что живет, будет вам в пищу; как зелень травную даю вам все. Только плоти с душою ее, с кровию ее, не ешьте. Я взыщу и вашу кровь, в которой жизнь ваша, взыщу ее от всякого зверя, взыщу также душу человека от руки человека, руки брата его. Кто прольет кровь человеческую, того кровь прольется рукою человека, ибо, человек создан по образу Божию. Вы же плодитесь и размножайтесь, и распространяйтесь по земле, и умножайтесь на ней. И сказал Бог Ною и сынам его с ним: вот Я поставлю Завет Мой с вами и с потомством вашим после вас, и со всякою душею живою, которая с вами, с птицами и со скотами, и со всеми зверями земными, которые у вас, со всеми вышедшими из ковчега, со всеми животными земными; поставлю Завет Мой с вами, что не будет более истреблена всякая плоть водами потопа, и не будет уже потопа на опустошение земли. И сказал Бог: вот знамение Завета, который Я поставлю между Мною и между вами, и между всякою душею живою, которая с вами, в роды навсегда: Я полагаю радуг Мою в облаке, чтоб она была знамением Завета между Мною и между землею. И будет, когда Я наведу облако на землю, то явится радуга в облаке; и Я вспомню завет Мой, который между Мною и между вами, и между всякою душею живою во всякой плоти; и не будет более вода потопом на истребление всякой плоти; и будет радуга в облаке, и Я увижу ее, и вспомню завет вечный между Богом и между всякою душею живою во всякой плоти, которая на земле. И сказал Бог Ною: вот знамение Завета, который Я поставил между Мною и между всякою плотию, которая на Земле»
(Быт. VIII, 20-IХ, 17)

Завет, возобновленный Богом с Ноем, объемлет не только все человечество («и семени вашему по вас»), но и все творение в силу тех тесных таинственных уз, которые установлены Творцом между человеком и неразумной природой (Рим. VIII, 19-22) Завет, положенный между Богом и всеми творениями, имеет своим основанием духовное единство между Богом и человеком первобытный союз богообщения, установленный в раю, был нарушен человеком через грехопадение. После потопа этот союз восстанавливается. Святитель Иоанн Затоуст, объясняя слова Господа к Ною: «Се Аз поставляю завет Мой», говорит:

«Премудро сказал «поставляю», т. е. вот Я возобновляю то, что было совершенно разрушено за грехи людей, и поставляю (восстановляю) завет Мой вам и семени вашему по вас. Заметь человеколюбие Господа: простираю, говорит, завет не до вас только, но объясняю, что он будет ненарушим и с вашими потомками»
(Св. Иоанн Златоуст Творения. Т. IV. Кн.1. Спб, 1898. С. 287.)

Условиями этого восстановленного завета со стороны Бога полагается обещание не очищать более человечество и землю потопом (Быт.VI, 18; IХ,, 8-17), то есть относиться к земле с милостию и не с гневом; со стороны человека требовалась твердая вера в непреложность этого завета и соединенных с ним благ. Видимым знамением завета полагается «дуга на облацех»; то есть радуга, сопутствуемая обыкновенно дождем. Таким образом, радуга, указывая сама по себе на дождь и потоп, то есть на гнев, являя, по выражению Филарета, митрополита Московского, знамение безопасности в самом действии опасности, этим самым, по мысли Творца, испытывала и воспитывала веру человека в непреложность божественных обетований. Но сущность и значение завета Ноева не ограничивается указанным смыслом. Обещание Господа милостиво относиться к греховному миру указывало на то полное примирение неба с землей, которое должно было совершиться через искупительную смерть Христа Спасителя. В этом отношении возобновление Завета Божия с Ноем есть дальнейшее развитие первообетования о семени жены, имевшего сокрушить главу змия. Такой именно общий смысл дает завету Ноя пророк Исаия:

«Горы сдвинутся, и холмы поколеблются; а милость Моя, не отступит от тебя, и завет мира Моего не поколеблется, говорит милующий тебя Господь»
(Ис. 54:10)

Отсюда радуга, согласно с указанием пророка Иезекииля (1, 28) и св. ап. и ев. Иоанна Богослова ,(Апок. IV, 3), есть символ царства Сына Божия, нисходящего с неба на землю. Следовательно, завет Бога с Ноем означает вечный Завет любви между Богом и всем человечеством. Поэтому св. Церковь от лица всего творения молится:

«…не на дугу, юже в знамение завета на облацех поставил еси, Господи, но на Твоя щедроты взираем».
(Молитва в каноне во время безведрия)

… Твоя гроза меня умчала
И опрокинула меня.
И надо мною тихо встала
Синь умирающего дня.
Я на земле, грозою смятый
И опрокинутый лежу.
И слышу дальние раскаты,
И вижу радуги межу.
Взойду по ней по семицветной
И незапятнанной стезе –
С улыбкой тихой и приветной
Смотреть в глаза Твоей грозе.
А. Блок

Завет Божий и праведник Авраам

«Посмотрите на Авраама, отца вашего».
(Ис.51:2)

Одним из наиболее важных повествований о Завете Божием есть библейское повествование о Завете Бога с Авраамом.
С Авраама начинается в Библии тот исторический период, который имеет свое название – патриархальный. Он обнимает историю трех патриархов – Авраама, Исаака и Иакова – до переселения евреев в Египет. Оценка этого периода в плане понимания «Завет» имеет принципиально важное значение.

«Завет Бога с Авраамом становится таким центральным событием в истории Церкви Ветхозаветной, к которому сходятся и из которого исходят все главные нити путей Божиих, которым и приготовлялось спасение человеку»

(Проф.Щеголев Н., Признание Авраама и церковно-историческое значение этого события. Киев, 1873. С. 1.)

Обратимся к словам Священного Писания Быт.12:1-3:

«И сказал Господь Аврааму: пойди из земли твоей, от родства твоего и из дома отца твоего и иди в землю, которую Я укажу тебе. И Я произведу от тебя великий народ, и благословлю тебя, и возвеличу имя твое; и будешь ты в благословение. Я благословлю благословляющих тебя, и злословящих тебя прокляну: и благословятся в тебе все племена земные»

Что здесь главное, вечное, неизменное, а что второстепенное, временное, изменяемое с точки зрения вечности и Завета Божия?
1) Стих 1: кочевник-пастух получает повеление оставить родные места и идти в неведомую землю, которую Господь впоследствии обещает отдать потомству его в собственность, – признак вспомогательный.
2) Стих 2: одинокого и бездетного старика Господь обещает сделать родоначальником великого и многочисленного народа, которого впереди ожидает знаменитая историческая будущность, – признак вспомогательный.
3) Стих 3, часть 1: Аврааму, пришельцу и страннику в чужой земле, где нравы и обычаи не на высоте, Господь обещает Свое личное и непосредственное покровительство и всемогущую защиту от всякого врага и недоброжелателя: враги – Аврааму – враги Божии и друзья Аврааму – други Божии – признак вспомогательный;
4) Стих 3, часть 2: благополучие во всех делах его; счастье и богатство будут сопутствовать ему Аврааму всегда, потому что постоянно будет сопутствовать благословение Божие, – признак вспомогательный.
5) Стих 3, часть 3: в обетовании Божием Аврааму: «благословятся о тебе все племена земные» заключаются и причина, и цель призвания этого патриарха в особую землю и к особому завету с Богом. Авраам с будущим потомством своим призывается Богом послужить великому таинству воплощения Сына Божия от семени жены и таинству совершения им спасения мира. Святой Апостол Павел помогает нам точно узнать значение этого завета:

«Писание, провидя, что Бог верою оправдает язычников, предвозвестило Аврааму: «в тебе благословятся все народы». И так верующие благословляются с верным Авраамом»
(Гал.3:8-9)

Это главный признак заключенного Богом и Авраамом Завета. Не сам по себе Авраам с его потомством являются причиной и источником благословения Божия для всех людей, а его вера в Божественный Промысл о мире и обо всем человечестве. Авраам вступает в Завет с Богом и как представитель своего будущего плотского потомства, и как представитель веры в тайну Божественного обетования от лица всех людей.
Первые четыре признака носят характер временный, бытовой, материальный, земной. Взятые отдельно сами по себе, они не содержат духовного, вечного. И только пятое последнее обетование наполняет их глубоким смыслом. «И благословятся в тебе все племена земные» – здесь меньше всего сказано о личных и временных выгодах самого Авраама. Зато здесь отчетливо выражена мысль о том, что забота Божия обнимает все человечество и вместе с благословением низводит на всех людей блага небесные. Это и является целью призвания Авраама. Это обетование, этот завет Сам Господь неоднократно разъяснил Аврааму и его потомкам. Земные, временного характера обетования повторялись Богом Аврааму, Исааку, Иакову в разнообразных выражениях; но это обетование всегда повторяется в одних и тех же словах без изменения и прибавления, как неизменный догмат, как очевидная истина, как вершина всех желаний. На эту истину обращается все внимание патриархов, она составляет сущность тех особых отношений, которые характеризуют период патриархальный. Обратимся снова к тексту Священного Писания:

«От Авраама точно произойдет народ великий и сильный, и благословятся в нем все народы земли»
(Быт.18:18)

«Я благословляя благословлю тебя, и умножая умножу семя твое, как звезды небесные и как песок на берегу моря; и овладеет семя твое городами врагов своих; и благословятся в семени твоем все народы земли за то, что ты послушался гласа Моего»
(Быт.22:17-18)

«Господь явился Исааку и сказал: «Умножу потомство твое, как звезды небесные; и дам потомству твоему все земли сии; благословятся в семени твоем все народы земные»
(Быт.26:4)

«Иаков видит: «Вот лестница стоит на земле, а верх ее касается неба; и вот Ангелы Божии восходят и нисходят по ней. И вот, Господь стоит на ней и говорит: Я Господь, Бог Авраама, отца твоего, и Бог Исаака; не бойся. Землю, на которой ты лежишь, Я дам тебе и потомству твоему. И будет потомство твое, как песок земной; и распространишься к морю, и к востоку, и к северу, и к полудню; и благословятся в тебе и в семени твоем все племена земные».
(Быт.28:12-14)

Чтобы Авраам не посчитал себя лично источником благословения Божия для всего мира, Господь сначала говорит ему: благословятся «в тебе» все племена земные; затем говорит: благословятся они «в семени твоем». А чтобы Исаак не посчитал себя этим семенем, ему сказано: «в семени твоем» благословятся народы. Иакову также сказано:
«благословятся в тебе и в семени твоем все племена земные».
Первая весточка или Первоевангелие об Избавителе, Искупителе, Спасителе было той идеей, которая пронизывала жизнь людей в древнее время. Под Ним понималась и ожидалась всегда одна личность; один человек, а не целое потомство или поколение, для Авраама, Исаака и Иакова величайшим утешением было то, что это семя благословения произойдет из их рода. Авраам с будущим потомством своим призывается Богом послужить великому таинству воплощения Сына Божия от семени жены и таинству совершения Им спасения мира. Здесь важно заметить, что Авраам со своим потомством избран Господом из многочисленных народов ветхозаветного человечества, как их общий представитель, Авраам взят, как способный слушать голос Божий и подчинять Ему всю жизнь. В противоположность Адаму, который «убоялся Бога», и Каину, который отверг зов Божий, Авраам призван ответить верой и любовью на голос Божий.
Авраам не вышел из среды отверженных. Он призван по безусловной любви Божией, а не потому, что: народы уклонились от пути истинного богопочитания. Авраам и «чада Авраамли» призваны для особых целей слушать глас Божий, то есть принимать непосредственные откровения от Бога, ходить во всех путех его, хранить заповеди, оправдания и судьбы Его, какие Он будет открывать ему.

Завет Божий, общий и частный

«Помните вечно Завет Его».
(1 Пар.16:15)

Господь не избирает Себе особый народ, не выделяет Себе из всего остального рода человеческого один народ, а именно создает условия для возрастания нового народа путем благословения одной благочестивой четы – Авраама и Сарры. Об отделении, выделении или избрании особенного народа Божия нельзя говорить потому, что еврейского народа или даже племени как такового не существовало в то время, когда совершалось признание Авраама.
Господь есть Отец всех людей. Он посылает свет, теплоту и дожди как на добрых, так и на злых, одинаково, как на язычников, так и на иудеев, любит всех людей и всем желает спастись и в разум истины прийти.
Господь по Своему усмотрению призывает одного Авраама и заключает с ним особый завет частный. И этим частным заветом Своим с родом Авраамовым Господь не разрушает общего завета Своего с Адамом и всем человечеством. Напротив, завет Господа с Авраамом стоит в подчиненном и служебном отношении к Завету Бога с Адамом, как средство к его осуществлению. Не отверг Господь все остальные народы земли, призвав Авраама, но как раз этим и показал Свое попечение о подготовке средств для ниспослания небесного благословения на всех. Господь приближает к Себе Авраама, снисходя к нему до положения союзника по обоюдному завету и клятве, чтобы в потомстве этого избранника воспитать и приготовить достойных служителей тайне спасения, обещанного всем народам земли без исключения. Не ради Авраама был заключен завет с ним, а ради служения всеобщему благу человечества. Завет Бога с Авраамом – это еще одно напоминание о том, что Бог не оставил мира; но что Он промышляет обо всем творении.
Такое подчиненное и служебное положение частного завета с Авраамом по отношению к общему Завету с Адамом ясно видно из тех обстоятельств жизни этого праотца. Сам Авраам факт своего призвания, а также историю разных Богоявлений и бесед с ним Бога не рассматривал как свое исключительное преимущество перед другими людьми по религиозному признаку. Во всю свою жизнь он никогда и ни к кому не относился отрицательно только потому, что он избранник, а все остальные отверженные. То же надо сказать об Исааке, Иакове и их детях.
Когда Авраам, а потом и Ревекка не желают брать жен для сыновей своих из дочерей ханаанских, а желают из дочерей халдейского рода (Быт.24:3-4, 27:46, 26:35, 28:8, 24:5-8), в этом случае Авраам и Ревекка оберегают религиозную и чисто нравственную сторону своих домов. Семейные обычаи ханаанок не похожи были на обычаи евреев, и поведение дочерей ханаанских было в нравственном отношении ниже поведения дочерей халдейских.
Когда дети Иакова считают непозволительным брачный союз сестры своей с князем сихемским, как с человеком необрезанным, в этом случае они, очевидно, обрезанием только прикрывали свой хитрый план мести:

«И отвечали сыновья Иакова Сихему и Еммору, отцу его, с лукавством…»
(Быт.34:13)

Союзы военно-оборонительные (Быт.14:24), союзы родовой дружбы, скрепляемые религиозными обычаями взаимной клятвы во имя Божие (Быт.20:15, 26:26-31), союзы семейные или брачные заключались беспрепятственно между обрезанными и необрезанными, и в религиозном отношении не представлялось ни одной из сторон никаких препятствий. Сам Авраам женится на Xеттуре и берет её не из Месопотамии. Все дети Иакова не идут жениться за Ефрат и находятся в тесной дружбе с домами и племенами ханаанскими (Быт.38, 12,20). Потомство Авраама в земле Xанаанской ведет себя так, как будто между ними и другими народами нет никакого различия в религиозном плане. Да, их разделяют Завет и обетование Божие. Но это не является причиной вражды, они живут и ведут себя как верующие Богу.
В XIV главе книги Бытие рассказывается об освобождении Авраамом пленного Лота. При этом Авраам встречается с Мелхиседеком. Мелхиседек дарами хлеба почтил в Аврааме победителя врагов его. Авраам громадной жертвой десятины и принятием благословения почтил в Мелхиседеке священника Бога Вышняго. В религиозном отношении Авраам, несмотря на то, что сам был в своем роде на самом высоком положении приносителя законной жертвы Богу Вышнему, стал в подчиненное положение по отношению к Мелхиседеку.
В Библии нет указаний на то, что Мелхиседек принадлежал к еврейскому народу, но зато в Библии ясно видно, что право благословения от имени Бога Вышняго и право на десятину принадлежало Мелхиседеку, а не Аврааму. Апостол Павел в своем послании к Евреям (VII гл.) с особенной настойчивостью объясняет мысль и доказывает, что Мелхиседек был выше Авраама, что священство первого выше священства левитского, происходившего от Авраама, как священство вечное выше священства временного.
Поэтому Иисус Xристос – Первосвященник по чину Мелхиседекову, а не по чину левитскому или Ааронову, что священство левитское в лице Авраама почтило десятиной священство Мелхиседеково. Из этих двух людей Божиих Мелхиседек – представитель общего, вечного и неизменного Завета Бога со всем человечеством, Авраам – представитель частного, временного и преходящего завета только с одним потомством его. Священство Мелхиседека есть священство во имя вечного Завета Бога с человеком, а Авраам, как и Аарон, первосвященник из рода его, есть служители завета временного, частного. Равным образом Иисус Xристос – Служитель Завета вечного; первобытного Завета Бога с Адамом, а не временного, который установлен был между Богом и семенем Авраамовым.

«Как в Адаме все умирают, так во Xристе все оживут»
(1 Кор.15:22)

«Первый человек Адам стал душею живущею; а последний Адам есть дух животворящий»
(1 Кор.15:45)

3авет Божий и «чада Авраама»

«Познайте же, что верующие суть сыны Авраама»
(Гал.3:7)
Встает еще один важный вопрос. Кто является «чадом Авраама»? Кто вступает в завет Божий?
Ответ на этот вопрос дает св. ап Павел в своём послании к Римлянам. Он раскрывает нам всю широту и глубину мысли Божией в наречении семени Аврааму именно в одном Исааке и потом в одном Иакове из двух сыновей Исаака. Св. ап. Павел говорит, что не все те, кто родился в племени Авраама, являются чадами, то есть не все плотские дети его являются обязательно детьми Божиими, но только те, кто верит в обещание Божие, кто рожден по вере в это обетование, кто призван к участию в Завете Бога с Авраамом и наследию обещаний Божиих.

«Не все те израильтяне, которые от Израиля; и не все дети Авраама, которые от семени его. Но сказано: в Исааке наречется тебе семя. То есть не плотские дети суть дети Божии; но дети обетования признаются за семя»
(Рим.9:6-8)

Из этого ясно, что вера в Первоевангелие, в первый, вечный Завет есть единственный признак, по которому определяются «чада Авраама». Только эта вера может открывать путь к участию в обещаниях Завета Божия с Авраамом и для тех, которые не являются детьми Авраама по плоти. В то же самое время неверие в Первоевангелие может заградить путь к участию в Завете с Авраамом и для тех, кто является по рождению потомком Авраама.

«Познайте же, что верующие суть сыны Авраама».
(Гал.3:7)

В XVII главе книги Бытие рассказывается о подготовке к установлению частного завета между Богом и патриархом Авраамом и его потомством. Схема и элементы этого Божественного Откровения Аврааму таковы:
1. «я Бог Всемогущий» (Быт.17:1) – Господь определяет Себя как договаривающуюся сторону.
2. «Xоди предо Мной» (Быт.17:1) — Господь определяет предварительные условия, без наличия которых не может быть и речи о соглашении.
3. «Будь непорочен» (Быт.17:1) — человек должен всю жизнь свою построить, как если бы он жил в непосредственной близости к Божеству — ТЕОКРАТИЯ. Богоподчинение становится ведущим принципом его жизни; человек должен своей жизнью и поведением быть достойным высокой договаривающейся с ним стороны.
4. «и поставлю завет Мой между Мною и тобою» (Быт.17:2) – при соблюдении избранником вышеназванных условий Бог со Своей стороны гарантирует:
5. «И весьма размножу тебя» (Быт.17:2) – вечность в потомстве (по крови).
6. «Ты будешь отцом множества народов» (Быт.17:4) – вечность в истории (по вере в Искупителя). Согласно указанию св. ап. Павла: все верующие являются чадами Авраама по духу (Гал.111:7, 29)
7. «И цари произойдут от тебя» (Быт.17:6) -грядущая слава, которая в духовно-таинственном смысле выразилась в происхождении от Авраама обетованного Семени жены, Искупителя мира, Который, по словам Писания, есть Царь царей и Господь господствующих (Откр.19:16), и вообще всех христиан, которые, по Апостолу, есть царственное священие, язык снят, люди обновления (1 Петр. II, 9; Откр.1:6).
8. «И дам тебе и потомкам твоим после тебя землю, по которой ты странствуешь…» (Быт.17:8) – повторение завета о земле Обетованной и закрепление ее за родом избранным.
В знак непреложности обетования Господь дает Аврааму и его жене новые имена. Это составляет как бы внешнюю форму заключения завета, так сказать документальную его основу.
Аврам отныне должен называться, АВРААМОМ, а Сара – САРРОЙ. При этом следует заметить, что в семитических языках удвоение служит символом и выражением усиления или множественности. Таким образом, имя Аврам имело значение: отец высокий, великий и указывало на патриарха, как на главу или начальника племени, имя же Авраам теперь означает «отец множества» и указывает на него как на родоначальника многих верующих в восстановленяе Завета. Точно так же имя Сара означает «госпожа моя», а Сарра – госпожа вообще, владычица многих, чем предуказывалось происхождение многочисленного потомства.
Словами «И дам тебе и потомкам твоим после тебя землю… Xанаанскую во владение вечное; и буду им Богом» (ср. Быт.12:8; XIII; 14-15; XIII, 17; XV, 7, 16-21) Господь в ближайшем смысле указывал на то, что плотские потомки Авраама, евреи, получат некогда во владение землю Xанаанскую. В духовно-таинственном же смысле эти слова обетования предуказывали на вступление духовных чад Авраама, то есть верующих в царство Мессии, Церковь Xристову. Только в отношении к этим членам новозаветной Церкви Завет, поставленный Богом с Авраамом, может быть назван Заветом вечным. И только к членам новозаветной Церкви приложимо обетование Xриста Спасителя:

«Се, Я с вами во все дни до скончания века»
(Мф.25:3, 20)

Другим видимым знаком этого вечного Завета Господь поставляет обрезание крайней плоти всякого младенца мужского пола в восьмой день от рождения.

«И сказал Бог Аврааму, ты же соблюди завет Мой, ты и потомки твои после тебя в роды их. Сей есть завет Мой, который вы должны соблюдать между Мною и между вами и между потомками твоими после тебя в роды их: да будет у вас обрезан весь мужеский пол. Обрезывайте крайнюю плоть вашу: и сие будет знамением завета между Мною и вами. Восьми дней от рождения да будет обрезан у вас в роды ваши всякий младенец мужского пола, рожденный в доме и купленный за серебро у какого-нибудь иноплеменника, который не от твоего семени. Непременно да будет обрезан рожденный в доме твоем и купленный за серебро твое, и будет завет Мой на теле, вашем заветом вечным. Необрезанный же мужского пола, который не обрежет крайней плоти своей в восьмой день, истребится душа та из народа своего; ибо он нарушил завет Мой»
(Быт.17:9-14)

По указанию Писания обрезание имело нравственное и таинственно -преобразовательное значение. В своем нравственном смысле и значении обрезание внушало человеку необходимость бороться со своими греховными стремлениями, необходимость самоограничения не только плоти, но сердца и ушей, то есть отсечение, искоренение всех дурных сердечных помыслов, склонностей и стремлений (Втор.10:16; Лев. 26:41.; Иер.4:10; Иез.44:9; Деян.7:51). Отсюда истинно обрезанным, по Апостолу, является не тот, у которого

«обрезание, которое наружно, на плоти; но тот Иудей, кто внутренне таков, и то обрезание, которое в сердце, по духу, а не по букве».
(Рим.2:28-29)

Что касается таинственно-преобразовательного значения обрезания, то значение это изъясняет св. ап. Павел. Так в послании к Римлянам Апостол называет обрезание «печатью правды веры» (IV, 11, печатью праведности через веру), то есть обрезание было действенно и имело значение только при вере в обетованного Искупителя. В частности Апостол видит в обрезании прообразовательное указание на новозаветное крещение. Апостол говорит христианам, что во Xристе

«вы и обрезаны обрезанием нерукотворенным, совлечением греховного тела плоти, обрезанием Xристовым, быв погребены с Ним в крещении»
(Кол.11:11-12)

Таким образом, по Апостолу, рукотворенное ветхозаветное обрезание предизображало собой нерукотворенное новозаветное обрезание – крещение, состоящее в совлечении тела греховного или, как говорит Апостол:

«отложить прежний образ жизни ветхого человека, истлевающего в обольстительных похотях… и облечься в нового человека, созданного по Богу в праведности и святости истины»
(Еф.4:22, 24)

По словам церковных песнопений, обрезание и совершение этого обряда именно в восьмой день по рождении младенца изображало будущую «непрестанную осмаго века жизнь, в нюже Владыка обрезался плотию» (Тропарь по 4-й песни канона 1 января). Совершение этого обряда указывало на искупление, когда «Господь человеческая прегрешения обрезует: дает спасение миру (Кондак праздн. 1 января), «свет возсия новыя благодати» (Тропарь по 1-й песни канона 1 января). Как глубоко таинственный прообраз союза человека с Богом через веру во Xриста, обрезание называется заветом вечным:

«И будет завет Мой на теле вашеем заветом вечным»
(Быт.17:13)

Наказание, изрекаемое необрезанному: «истребится душа та из народа своего, ибо он нарушил завет Мой» (Быт.17:14) , можно понимать в смысле отлучения от общества верующих, лишения тех великих благ обетования, наследниками которых являются истинно обрезанные потомки Авраама – плотские и духовные.

Завет Божий и вера Авраама

«Авраам поверил Господу, и Он вменил ему это в праведность»
(Быт.15:6)

Первым практическим шагом к проведению завета в жизнь со стороны Божией было объявление Аврааму, что через год у него родится от Сарры сын Исаак, по линии которого и пойдет осуществление обетования об умножения рода Авраамова.
«И сказал Бог Аврааму: Сару, жену твою, не называй Сарою; но да будет имя ей: Сарра. Я благословлю ее, и дам, тебе от нее сына; благословлю ее, и произойдут от нее народы, и цари народов произойдут от нее. И пал Авраам на лице свое, и рассмеялся, и сказал сам в себе: неужели от столетнего будет сын? и Сарра, девяностолетняя, неужели родит? И сказал Авраам Богу: о, хотя бы Измаил был жив пред лицем Твоим! Бог же сказал Аврааму: именно Сарра, жена твоя, родит тебе сына, и ты наречешь ему имя: Исаак; и поставлю завет Мой с ним заветом вечным в том, что Я буду Богом ему и потомству его после него. И о Измаиле Я услышал тебя: вот, Я благословлю его, и возвращу его, и весьма, весьма размножу; двенадцать князей родятся от него; и Я произведу от него великий народ. Но завет Мой поставлю с Исааком, которого родит тебе Сарра в сие самое время на другой год. И Бог перестал говорить с Авраамом, и восшел от него»
(Быт.15, 15-22)

Авраам не задумался ни на мгновение исполнить повеления Господа, но даже и его великая вера изумилась сообщению об Исааке… Ему показалось на мгновение, что здесь закрыты для него законы естества… Недоумение и смех Авраама, с которыми он встретил слова обетования, не выражали неверия и сомнения в возможности исполнения обетования. О глубокой вере, с которой Авраам встретил обетование, засвидетельствовал св. ап. Павел, когда сказал, что патриарх «не поколебался в обетовании Божием неверием, но пребыл в вере тверд» (Рим.4:20). Смех Авраама в настоящем случае был смехом радости, и потому халдейские таргумы передают здесь мысль еврейского подлинника словами «возрадовался», «изумился». Некоторые толковники предполагают, что этот смех разумеет Иисус Xристос, когда говорит, что «Авраам… рад был увидеть день Мой; и увидел, и возрадовался» (Ин.8:56).
Далее следует ходатайство Авраама за Исмаила. В этом ходатайстве видна естественная сила любви к сыну отца и глубокое смирение патриарха, считающего себя недостойным тех великих милостей, которые Господь обещает ему, довольного уже тем, что Господь дал ему сына от рабыни Агари. В Своем ответе Господь подтверждает и объясняет Свое предсказание и успокаивает отцовские чувства к сыну. Он говорит, что рожденный от Сарры сын должен называться Исааком, что значит «смех», указывал своим именем на те чувства, с которыми Авраам встретил обетование Божие, – и на тот смех недоверия, с которым встретила впоследствии Сарра обетование о рождении от нее сына (Быт.18:12-15). Относительно же Исмаила Господь утешает патриарха откровением, что Исмаил сделается родоначальником многочисленного потомства, что от него произойдет 12 народов (Быт.25:12-16).
Авраам, всегда послушный воле Божией, немедленно исполнил повеление Божие (Быт.17:23-27). Он обрезал себя и всех своих домочадцев, показав этим благоустройство своего дома, то нравственное влияние, которое патриарх имел среди своих домочадцев. Измаилу в это время было 13 лет. Отсюда получил начало обычай аравийских племен и магометан, которые ведут свое происхождение от Исмаила, обрезываться на тринадцатом году жизни.
После всех описанных событий и как бы заключительным их аккордом Господь явился Аврааму непосредственно у дубравы Мамре, служившей центром кочевий последнего. Это первое по близости общение Бога с человеком – Богоявление после изгнания из рая, а потому Церковь придает ему особое прообразовательное значение. Восстановленный Завет Божий в этом Богоявлении ясно показал, что главное для человека почувствовать реальное присутствие Божие в мире. Важно, чтобы человек верил не в абстрактного Бога, а конкретно и реально верил личному Богу. Это был важный момент для всего ветхозаветного периода. Вот как повествуется об этом в Библии:
«И явился ему Господь у дубравы Мамре, когда он сидел при входе в шатер свой, во время зноя дневного. Он возвел очи свои, и взглянул, и вот, три мужа стоят против него. Увидев, он побежал навстречу им от входа в шатер свой, и поклонился до земли. И сказал: Владыка! если я обрел благоволение пред очами Твоими, не пройди мимо раба Твоего. И принесут немного воды, и омоют ноги ваши; и отдохните под сим деревом. А я принесу хлеба, и вы подкрепите сердца ваши; потом пойдите в путь свой; так как вы идете мимо раба вашега. Они сказали: сделай так, как говоришь. И поспешил Авраам в шатер к Сарре, а сказал ей поскорее замеси три саты лучшей муки, и сделай пресные хлебы. И побежал Авраам к стаду, а взял теленка нежного и хорошего, и дал отроку, и тот поспешил приготовить его. И взял масла и молока, и теленка приготовленного, и поставил перед ними; а сам стоял подле них под деревом. И они ели. И сказали ему: где Сарра, жена твоя? Он отвечал здесь, в шатре. И сказал один из них: Я опять буду у тебя в это же время в следующем году, и будет сын у Сарры, жены твоей. А Сарра слушала у входа в шатер, сзади его. Авраам же и Сарра были стары и в летах преклонных; и обыкновенное у женщин у Сарры прекратилось. Сарра внутренно рассмеялась, сказав: мне ли, когда я состарилась, иметь сие утешение? и господин мой стар. И сказал Господь Аврааму: отчего это сама в себе рассмеялась Сарра, сказав: «Неужели я действительно могу родить, когда я состарилась? Есть ли что трудное для Господа? В назначенный срок буду Я у тебя в следующем году, и будет у Сарры сын. Сарра же не призналась, а сказала: я не смеялась, ибо она испугалась. Но Он сказал ей: нет, ты рассмеялась»
(Быт.18:1-15)

Что под видом трех странников явился Аврааму Бог, на это Бытописатель указывает в начале своего повествования: «Явися же ему Бог…» (Быт.18, 1). На основании указаний библейского текста можно видеть, что один из странников был лицом божественным, а два других странника были Ангелы. Так, один из странников прямо называется Господом (Евр. Иеговой, XVIII, 13, 17, 22). Обращаясь к этому мнимому страннику, Авраам называет Его Судьей всей земли (Быт.18:25). Между тем два других странника называются ангелами (Быт.19:1), и сами в словах, обращенных к Лоту, поставляют себя в служебное отношение к Богу. Они говорят: «Господь послал нас» (Быт.19:13). Поэтому новозаветное Писание говорит, что «некоторые, не зная, оказали гостеприимство Ангелам (Евр.13:2), или, как поясняет слова Алостола св. Церковь,

«страннолюбивии древле Авраам Боговидец, и Лот славный, Учредиша Ангелы, и обретоша общение со Ангелы»
(тропарь по 7-й песни канона 8 ноября)

Самое число странников (три) усвоено было древней христианской иконографией, как символический образ для выражения тайны Святой Троицы.
Явление Бога Аврааму у дубравы Мамре ясно показало, что Завет есть длительный процесс воспитания и возрастания не одного только человека или какого-нибудь племени, а всего человечества. Завет Бога с Авраамом и связанные с ним обетования составляли наследственную принадлежность только тех людей, которые руководствовались в своей жизни верой в пришествие Спасителя, Избавителя. Эта вера подвергалась испытанию, а вернее сказать, те, кто призван был хранить эту веру, воспитывались Господом в духе Завета Божия. Такому религиозно-нравственному воспитанию прежде всего были призваны патриархи. В Аврааме воспитывалась безграничная преданность веры его воле Божией и обетованиям Завета. В Исааке воспитывалась глубочайшая и невозмутимая преданность упования его на благое и премудрое водительство и на всемогущее покровительство Бога отца своего Авраама. В Иакове воспитывалось безграничное терпение любви. Несчастья и скорби были школой этого воспитания его.
Около трехсот лет воспитывались эти Праотцы-Патриархи при непосредственных богоявлениях. В последующих поколениях их имена произносились, как имена представителей высоких добродетелей и как имена, с которыми Господь навсегда соединил Свое великое имя, как «Бог Авраама, Бог Исаака и Бог Иакова» (Исх.3:15). Для этих патриархов, странствовавших в земле Xанаанской, не было в жизни никаких интересов выше и драгоценнее благ тех обетований, какие соединены были с заветом их призвания; в ожидании этих благ были все их надежды, все их величие, вся их будущность.

…Вы, пастыри, вожди племен благословенных,
Иаков, Авраам, восторженный мой взгляд
Вас любит обретать, могущих и смиренных,
В родительских шатрах, среди шумящих стад.
Сколь вашей простоты величие пленяет,
Сколь на востоке нам ваш славный след сияет!
В. Жуковский

Завет Божий и избранничество народа

«Много званых, а мало избранных»
(Мф.20:16)

За воспитанием трех праотцов следует период воспитания их потомков в народ Божий. Начало этому периоду следует полагать в Египте, а продолжение в сорокалетнем странствовании по Синайской пустыне;
Из Египта Господь освободил Израильский народ рукою крепкою и мышцею высокою, для того чтобы воспитать ею в истинах Богооткровения. Освободившись от состояния безысходности рабства, израильтяне стали рабами Богу.

«Они – Мои рабы, которых Я вывел из земли Египетской»
(Лев.25:42)

Но Господь не хочет владеть Своим народом без свободного согласия на то со стороны самою народа. При Синае Он призывает ею к заключению взаимного завета.

«В третий месяц по исходе сынов Израиля из земли Египетской, в самый день новолуния, пришли она в пустыню Синайскую. И двинулись они из Рефидима, и пришли в пустыню Синайскую, и расположились там станом в пустыне; и расположился там Израиль станом против гори Моисей взошел к Богу на гору, и воззвал к нему Господь с горы, говоря: так скажи дому Иаковлеву и возвести сынам Израилевым: вы видели, что Я сделал Египтянам, и как Я носил вас как бы на орлиных крыльях, и принес вас к Себе. Итак, если вы будете слушаться гласа Моего и соблюдать завет Мой, то будете Моим уделом из всех народов; ибо Моя вся земля; а вы будете у Меня царством священников и народом святым. Вот слова, которые ты скажешь сынам Израилевым. И пришел Моисей и созвал старейшин народа, и предложил им все сии слова, которые заповедал ему Господь. И весь народ отвечал единогласно, говоря: все, что сказал Господь, исполним и будем послушны. И донес Моисей слова народа Господу. И сказал Господь Моисею: вот, Я
приду к тебе в густом облаке, дабы слышал народ, как Я буду говорить с тобою, и поверил тебе навсегда. И Моисей объявил слова народа Господу»
(Исх.19:1-9)

В Синайском завете уже целый народ становится в особые ближайшие отношения с Богом. Сам Бог становится его воспитателем. С этого времени история Израильского народа становится историей богоправления, в которой для разума людей открыта истина, а для воли указаны правила деятельности, законы.
Освободив еврейский народ из рабства Египетского и торжественно возобновив с ним завет, поставленный еще с праотцем Авраамом для соблюдения в потомстве его истинной веры и откровений о Мессии, Господь Бог в то же время и с той же целью благоволил предложить им: хотят ли они иметь Его царем своим и исполнять законы, которые Он дает им? Xочет ли народ взять на себя добровольное великое дело хранения правды Божией? Народ соглашается. Этим он берет на себя ответственность за судьбы всего человечества, которые теперь уже он не имеет права предать. Как видим, Бог не насилует свободы воли. И здесь в призвании Он ждет волеизъявления человека, его ответа. Господь призывает, а человек или целый народ сам определяет свое избрание. Избрав путь своего служения, необходимо быть последовательным и ответственным до конца. Часовой на посту одинаково ответствен независимо от того, доброволец он или нет. Ведь он несет ответственность за других. Отсюда понятно, почему в дальнейшем Господь тяжко взыскивает с евреев за отступничество. Это был уже не их только частный грех, а предательское преступление против судеб и грядущего счастья всею человеческого рода.
Поскольку евреи добровольно приняли предложение Бога и согласились хранить правду Божию, то вследствие этого еврейский народ стал народом избранным от лица всех народов, языком святым, царством священников, а Бог в собственном смысле был Царем этого народа (Исх.19:6-8; Втор.5П, 6).
Господь Сам Себя называет Богом Авраама, Исаака и Иакова, Богом еврейского народа:

«Я Господь Бог ваш, Который вывел вас из земли Египетской, чтобы дать вам землю Xанаанскую, чтобы быть вашим Богом»
(Лев. XXV, 38)

«И сказал Господь Моисею: завтра встань рано и явись пред лице фараона, и скажи ему: так говорит Господь, Бог евреев…»
(Исх.9:13)

Но почему избранным оказался еврейский, а не другой какой-нибудь народ? В ответе на этот вопрос важно знать, что человеку в силу его ограниченности не дано до конца знать волю Божию. Однако по примеру тех избранников на то или другое дело Божие, о которых повествует Библия, можно предположить, что Господь при избрании еврейского народа сообразовался со способностями и свойствами национального самосознания.

«Xарактер этого удивительного народа обнаруживает одинаково и силу Божественного начала в религии Израиля, и силу человеческого самоутверждения в национальной, семейной и личной жизни евреев, и наконец в силу материального элемента, окрашивающего все их мысли и дела»
(Соловьев Вл. Собрание сочинений. Т. IV. Спб. б/г. С. 143.)

В Библии в равной степени говорится о еврейском и о всяком другом народе. Как рачительный хозяин избирает отдельное поле для своих опытов, так Господь избрал еврейский народ для того, чтобы показать на нем действия Завета Божия. Описывая Завет Божий в истории еврейского народа, Библия каждой своей страницей говорит: это же самое в той или иной степени происходит, и будет происходить с каждым народом и со всем человечеством.
Библия – это книга Завета Божия, это книга жизни всею мира. Библия и наука одинаково говорят, что мир во всей своей целостности живет по установленным Богом законам. Эти законы всегда и везде действуют одинаково. Например, везде и всегда в мире камень падает вниз: в Европе, в Азии, в Австралии, в V веке, в XV веке и теперь в XX веке.
Есть разные законы в зависимости от того, где они действуют. Есть законы физические – тяжести, тепла, света; есть законы мысли, чувствований. Каждый закон определяет взаимоотношение определенного рода явлений. Этими законами должен руководствоваться человек в своих отношениях к миру. Если человек подчиняется законам мира, его жизнь складывается успешно и благополучно; и чем усерднее и точнее подчиняется, тем успешнее. Так в отношениях человека к физическим законам.
Но кроме этого видимого мира есть другой мир, невидимый, духовный. И с ним необходимо сообразоваться человеку в своих действиях. И здесь тоже есть законы, точно определяющие отношение к этому миру. Эти законы необходимо знать, чтобы жизнь человека сложилась успешно, благотворно, благополучно.
Изученные и определенные многочисленными опытами законы физические собраны в отдельные книги, из которых можно узнать об этих законах все, что нужно.
В Библии собраны законы, определяющие отношение человека к невидимому миру.
Законы видимого мира везде и всегда одинаково действуют. И законы невидимого мира точно также действуют: один ли человек, целый народ, все ли человечество, весь ли
мир – вселенная – законы одинаково должны применяться; в VI ли столетии, в IX или XX столетии живет человек, народ или весь мир,- законы так же действуют, как и в 1 или III столетиях.
Библия своим содержанием охватывает людей всех на родов всею мира всех времен.
В книгах законов видимого мира при их изложении и для их пояснения приводятся примеры, случаи, из которых становится ясным действие излагаемого закона.
Так в Библии – книге законов невидимого мира и его отношений к видимому. Также при изложении законов берутся примеры, уясняющие закон, или из жизни отдельного человека, или целого народа, либо группы народов.
И так как еврейский народ поставил главной руководящей основой своей жизни религиозность, то есть свое земное отношение к невидимому миру, то, естественно, что жизнь этого народа и является самым ярким примером того, как складывается жизнь отдельного человека, целого народа и всего человечества, когда они определяют свою жизнь по законам и как в том случае, когда они почему-то нарушают эти законы.
Здесь важно иметь в виду, что речь идет не просто об усвоении Бога еврейским народом, а еврейского народа Богом, то есть не Бог служит человеку, а человек Богу, не Бог служит народу, а народ Богу.

«Будьте предо Мною святы, ибо свят Я – Господь Бог ваш, и Я отделил вас от народов, чтобы вы были Мои»
(Лев.20:26)

Господь способствовал созданию нового народа путем особых промыслительных действий для выполнения особой высокой задачи – послужить благословением всех народов через имеющее произойти от них обетованное «семя жены».
Целью ветхозаветного домостроительства Божия было не слить избранный народ Божий с другими народами, но совершенно наоборот – обособить. (Еп. Никанор. Поучение в четверток шестой недели великого поста, Правосл. Обозр., 1884. т. II. Май, с. 11.)
Акцент делается на особый вид отношений между Богом и призванным народом. Для этих отношений характерно правильное соотношение принципа свободы в сочетании с размерами власти и господства. Причем признание еврейского народа не унижает и тем более не отвергает остальные народы. Устанавливая завет с еврейским народом, Господь не оставляет попечение о других народах. Весь остальной мир жил обыкновенной своей жизнью и имел свои пути познания путей Божиих. Еврейский народ призван Господом из среды прочих народов как их представитель, но он не выделен из среды отверженной. Преимущество призванного народа состоит не в том, что он занял исключительное положение у Бога, а в том, что он явился важнейшим звеном в служении всего мира целям божественного домостроительства.

«Итак, какое преимущество быть иудеем или какая польза от обрезания? Великое преимущество во всех отношениях, а наипаче в том, что им вверено слово Божие»
(Рим.3:1-2)

Еврейский народ был призван для особых целей слушать глас Божий, то есть принимать непосредственные откровения от Бога, ходить во всех путях Его, хранить заповеди, оправдания и судьбы Его, какие Он будет открывать всему миру. При этом надо учесть, что Господь не отказался от общих Своих прав владычества и промышления над остальными народами.

«Мною клянусь: из уст Моих исходит правда, слово неизменное, что предо Мною преклонится всякое колено, Мною будет клясться всякий язык. Только у Господа, будут говорить о Мне, правда сила; к Нему придут и устыдятся все, враждовавшие против Него»
(Ис.45. 23-24)

«Ибо от востока до запада велико будет имя Мое между народами и на всяком месте будут приносить фимиам имени Моему, чистую жертву; велико будет имя Мое между народами, говорит Господь Саваоф»
(Мал.1:11)

Не случайно при заключении Завета с еврейским народом Господь подчеркивает
«ибо Моя вся земля» (Исх.19:5).

Мелхиседек, царь Салима, праведный Иов являются живыми и яркими свидетелями Божественного попечения обо всем роде человеческом. Они не были евреями, но были исполнены благодатной силы и духовной жизни. «Пророк Моисей в земле медиамской встречает доброго и благочестивою человека, которого сам же он называет священником. Это Иофор, на дочери которого и женился Моисей. Пророк Валаам также представляет другие народы по отношению к народу еврейскому, но о нем известно было, что благословляемые им будут благословенны у Бога и проклинаемы им будут прокляты Богом (Чис.22, XXIII, XXIV гл.)
Господь был Богом еврейского народа по особым воспитательным целям, но в то же время Он был Богом всех племен и народов, не в общем только значении божественносй власти Своей над ними, но и в деле приготовления их к искуплению в Иисусе Xристе:

«Неужели Бог есть Бог Иудеев только, а не язычников? Конечно, и язычников; потому что один Бог, Который оправдает обрезанных по вере и необрезанных через веру»
(Рим.1П, 20-30)

Завет Божий и закон

«Любовь есть исполнение закона»
(Рим.13:10)

История человечества в целом и в частности история еврейского народа со времени появления среди него Моисея, как посланника Божия, вплоть до Рождества Xристова, вся эта история есть непрерывная цепь величайших чудес и знамений, Богоявлений и Богооткровений, пророков и других посланников Божиих, действовавших именем и силой Господа, одним из важнейших средств воспитания людей был нравственный закон, данный Господом через Моисея и изложенный кратко в десятословии:

1. Я Господь, Бог твой; чтобы не было у тебя других богов, кроме Меня.
2. Не делай себе идола и никакого изображения того, что на небе вверху, что на земле внизу, что в водах под землею; не кланяйся и не служи им.
3. Не произноси имени Господа Бога твоего напрасно.
4. Помни день субботний, чтобы проводить его свято. Шесть дней работай и совершай в них все дела свои; а день седьмой – да будет посвящен Господу Богу твоему.
5. Почитай отца своего и мать свою, чтобы тебе хорошо было и чтобы ты долго жил на земле.
б. Не убивай.
7. Не прелюбодействуй.
8. Не воруй.
9. Не произноси на другого ложного свидетельства.
10. Не желай жены ближнего твоего; не желай дома ближнего твоего, ни поля его, ни раба его, ни рабыни его, ни вола его, ни осла его, никакого скота его и вообще ничего, что принадлежит ближнему твоему. (Исх.20:2-17).

Десять заповедей Моисея определяют правильные отношения человека к Богу и ближнему.
Обязанности человека к Богу изложены в первых четырех заповедях, почитание единого Бога; не обоготворять каких-либо чувственных изображений, не унижать святого имени Божия и одну часть земной жизни употреблять на свои земные дела, а другую посвящать заботам о вечном спасении.
В остальных шести заповедях изложены обязанности человека к своему ближнему: почитать родителей, считать священным здоровье и жизнь любого человека, уважать святость супружеского союза, не посягать на собственность ближнего, говорить всегда истину.
По своему происхождению Моисеево законодательство принадлежит к чрезвычайным явлениям в истории: оно в своих главных началах дано Богом в один из величественнейших моментов в истории, когда Господь открывал Себя в непосредственном общении с человечеством через особо избранных для этого людей. Моисей не был виновником всех тех законов, которые были даны призванному народу. Об этом он сам свидетельствует, говоря:

«Вот я научил вас постановлениям и законам, как повелел мне Господь, Бог мой, дабы вы так поступали в той земле, в которую вы вступаете…»
(Втор.4:5)

Законодательство Моисея не только чудесно и чрезвычайно по внешнему образу его передачи, сколько чудесно по самому историческому его предназначению и сущности. Предназначение его вполне соответствует особенному положению народа израильского в истории. Этот народ был призван Богом в качестве носителя великих воспитательных начал, имеющих значение для всего человечества. После падения человека греховность и испорченность получили преобладание над всем человечеством, сделались основным движущим началом всей его жизни, проникли во все его сферы и отношения, так что почти совершенно заглохли здоровые зародыши истинного развития, заложенные при творении в основу жизни и деятельности человека. Начавшееся по ложному греховному направлению развитие человечества естественно не могло привести его к цели истинного развития, но постепенно все более и более удаляло от нее, постоянно уменьшая сумму добра и справедливости и, наоборот, постоянно увеличивая сумму зла и неправды. При таком положении вещей цель всемирной истории никогда бы не получила своего осуществления. В людях греховного направления, в силу испорченности естественных сил и способностей, получали преобладание эгоистическо – материальные способности над духовными. Люди все более предавались господству греховных устремлений и в них находили наилучшее удовлетворение своих испорченных желаний. Результатом такого развития было полное подавление благороднейших и возвышеннейших сил человеческого духа, безграничное господство грубой силы, беспощадного эгоизма, полное извращение человеческих отношений, в которых на место справедливости выступал произвол, подавляющий человеческую личность. В конце концов человечеству грозила крайняя степень развращения и поправка всякого человеческого достоинства, как это и было отчасти у древних народов, где при глубоком извращении религиозных, нравственных и общественных понятий уже сами законы подчас способствовали дальнейшему развращению, увеличению несправедливости, служа средством угнетения друг друга.
Целью Завета Божия является вечная жизнь в любви Божией(Втор, XXV, 19-20; Ин.10:10; XX, 31). Постепенное восстановление Завета Божия должно было получить свое осуществление, в противном случае человечеству грозило нравственное разложение и, как результат, всеобщая гибель. Для выполнения этой великой цели и избирал Господь сначала отдельных людей, затем семьи, племена, народы, которые получили от Господа истинные, понятия, здоровое развитие и нравственную энергию бороться против всеобщего господствовавшего зла. Многократно Господь напоминал и восстанавливал Свой Завет – с Адамом, Ноем, Авраамом, Моисеем, народом Израильским. Наиболее полное освещение и закрепление этот Завет имел в момент получения Моисеем законодательства. Здесь произошло торжественное призвание целого народа быть носителем великих истин всемирно-исторического развития.

«Вы будете,- говорил тогда Господь, – Моим уделом из всех народов; вы будете у Меня царством священников и народом святым».
(Исх.19:5-б)

Это юридическое определение положения отдельного народа в истории. Отсюда выясняется и его назначение. Он должен принципу греховного развития, взращивать их, по возможности распространять в окружающем мире.

«Я, Господи, призвал Тебя в правду и буду держать Тебя за руку и хранить Тебя, и поставлю Тебя в завет для народа, во свет для язычников».
(Ис.42:6)

Поэтому в нем прежде всею должно было находить призвание и осуществление все святое, справедливое, человечное. Вопреки грубым принципам языческого мира, состоявшим в преобладании физических сил над духовными, здесь должно было получить преобладание духовное начало, безграничный эгоизм должен был получить ограничение в признании равноправности другого лица, несправедливость должна была уступить место высшему закону Божественной правды – отсюда и весь строй общественной и частной жизни должен был получить такое направление, в котором лучше всего могли быть выражены лежащие в его основе начала. Борьба за господство таких начал и представляет историю призванного народа. Но эти начала не им самим созданы, они даны ему в Синайском законодательстве, а законодательство по самой идее своей есть выражение свободного союза между Богом и народом, заключенного как бы между самостоятельными равноправными сторонами на условиях, свободно принимаемых народом. Свое назначение призванный народ мог исполнить только принятием и исполнением закона, договора, воплощением его добрых начал во все формы своей жизни.
В соответствии с высокой целью Завета Божия и Синайское законодательство, как главное средство этого Завета, носит на себе ту степень высокого совершенства, которая вообще отличает дела Божии от дел человеческих. Заповеди Моисея характеризуются высоким нравственным достоинством, святостью и чистотой. Внешнее благосостояние призванного народа не было исключительной целью этих законов, а подчинялось другой высшей цели. Законы Моисеевы направлены были главным образом к тому, чтобы воспитать евреев в народ священный, как семя святое, для освящения всего человечества.

«Будьте предо Мною святы, ибо Я свят Господь Бог ваш, и Я отделил вас от народов, чтобы вы были Мои».
(Лев.20:26)

В заповедях Моисея каждому человеку легко увидеть и почувствовать то, что для него является родным и как бы уже знакомым. Почему так? Потому что десять заповедей это не что иное, как ясное, определенное и объективное изложение норм совести человеческой, данной Господом человеку при его создании.
Святость не дана раз и навсегда, она задана, ее надо получить. Так же как урожай на поле надо получить, но прежде чем получить, надо положить немало усилий по его
выращиванию.
Весь смысл и значение Моисеева закона состоял в педагогическом, воспитательном назначении. Во время получения Моисеем закона и заключения Завета с отдельным народом человечество жило, а точнее, находилось в состоянии поисков таких путей общественной жизни, которые обеспечили бы ему благополучное бытие и здоровое развитие.
Господь в Синайском законодательстве указывает, что такой путь возможен при условии, если взаимоотношения человека с Богом будут носить характер: Бог есть Отец, а человек есть сын.

«И знай в сердце твоем, что Господь Бог твой учит тебя, как человек учит сына своего».
(Втор.8:5)

Эти Отношения требовали от человека веры и послушания.
Библейская история после Синайского законодательства свидетельствует о процессе воспитания целого народа в духе веры и послушания. Конкретным предметом веры был Мессия, Избавитель, Спаситель, а средством воспитания был закон. Внешнее благосостояние всего народа зависело от искренности его веры в Мессию и от степени исполнения закона. При этом закон Моисеев был своего рода указателем на пути из ветхозаветного состояния в новозаветное, из состояния ученика в состояние сознательного, самостоятельного, воспитанного человека. Когда ученик хочет стать хорошим специалистом, художником, иконописцем, писателем и так далее, он должен усвоить нормы, каноны в той или иной области знаний, то есть он усваивает уже достигнутое, выработанное, чтобы идти дальше.

«Канон никогда не служит помехой, и трудные канонические формы во всех отраслях искусства всегда были только оселком, на котором ломались ничтожества и заострялись настоящие дарования. Подымая на высоту, достигнутую человечеством, каноническая форма высвобождает творческую энергию художника к новым достижениям, к творческим взлетам и освобождает от необходимости творчески твердить зады: требования канонической формы есть освобождение, а не стеснение. Xудожник, по невежеству воображающий, будто без канонической формы он сотворит великое, подобен пешеходу, которому мешает, по его мнению, твердая почва и который мнит, что вися в воздухе, он ушел бы дальше, чем по земле. На самом же деле такой художник, отбросив форму совершенную, бессознательно хватается за обрывки и обломки тоже форм, но случайных и несовершенных, и к этим-то бессознательным реминисценциям притягивает эпитет «творчество». Между тем истинный художник хочет не своего во что бы то ни стало, а прекрасного, объективно- прекрасного, то есть художественно воплощенной истины вещей, и вовсе не занят мелочным самолюбивым вопросом, первым или сотым говорит он об истине. Лишь бы это была истина, и тогда ценность произведения сама собой установится».
(Свящ. П. Флоренский. Иконостас. БТ, сб. IX. М., 1972. С. 105-106.)

В данном случае Господь дает избранному народу: для духовного руководства – истину, что Господь есть Воспитатель народа, для разума и воли – закон как средство воспитания, то есть Господь раскрывает цель и условия Своего Завета. Отделять одно от другого нельзя. Вот почему пророки так много и так часто вразумляли израильтян, что одно внешнее служение Богу без внутреннего, обрядовое без понимания сути недостойно ни человека, ни Бога. Такое состояние противоречит понятию «Завет Божий».

«К чему Мне множество жертв ваших?- говорит Господь»
(Ис.1:11)

«…Этот народ приближается ко Мне устами своими и языком своим чтит Меня, сердце же его далеко отстоит от Меня».
(Ис.29:13)

Причина обличения и предостережений пророков заключалась в том, что практика жизни людей постоянно вносила разлад между верой и законом, смешивала истину с фальшью. В результате постоянного и систематического уклонения от воспитательного воздействия Божия определенная элита избранного народа, которая потом Иисусом Xристом будет названа «книжники и фарисеи, лицемеры», постепенно свыкалась с мыслью, что только еврейский народ является избранным, что он выделен, как лучший из всех остальных. Психология быть над всеми, а не наравне со всеми основывалась на том, что у Бога якобы есть избранники с особыми привилегиями и преимуществами. Это ошибочное представление о Завете Божием позволяло евреям рассматривать свою историю и духовные запросы не через истинное понятие общего Завета, заключенного с Адамом до грехопадения (а через Адама и Ноя со всем человечеством), а только через узконациональное понятие частного завета с Авраамом и Моисеем. Конечно, при этом надо иметь в виду, что частный завет с Авраамом, Моисеем и Израильским народом был действительно исключительным по своему характеру, но самое главное – он был временным и носил вспомогательно – воспитательный характер с целью подготовки людей к пришествию Искупителя (Избавителя, Освободителя).

«Итак закон был для нас детоводителем ко Xристу, дабы нам оправдаться верою»
(Гал.3:24)

Завет Божий и Ветхий Завет

«Я милости хочу, а не жертвы, и Боговедения более,
нежели всесожжений. Они же, подобно Адаму,
нарушили Завет, и там изменили Мне».
(Ос. VI, 6-7)

Основополагающей мыслью Ветхого Завета была мысль об Избавителе, Освободителе, Искупителе. Представители ветхозаветного мировоззрения книжники и фарисеи, а также вся просвещенная элита того времени прекрасно знали Священное Писание и бдительно стояли на страже соблюдения всех предписаний ветхозаветного закона. В их представлении Избавитель, Искупитель – это Мессия – Освободитель.
Ни одно пророчество о Мессии даже самого общего характера не было ими обойдено или упущено из виду. Укоряя представителей иудейской учености во многом, Господь наш Иисус Христос не укорял их в незнании пророчеств о Мессии. Были обличения в неверном понимании, но не было обличений в их незнании. Наличие среди кумранских документов значительного числа флорилегиумов, основным содержанием которых являются цитаты и комментарии к ним, выражающие «мессианско – эсхатологическую направленность» (Тексты Курмана. Вып. 1. М., 1971. С. 92) как раз подтверждает это положение. Просвещенность того времени хорошо знала все пророческое учение о Мессии и излагала его в своей системе со всех сторон. Она знала и учила о Мессии и как о Боге и вместе о чудесном рождении Его на земле, в Вифлееме, и как о Великом Чудотворце, и как о великом Пророке в смысле Божественного Учителя и нового Законодателя по примеру Моисея, и как о Лице, страждущем за грехи человеческие и приобретающем миру благоволение Отца небесного, и как о Виновнике духовного обновления и возрождения человека силой святого Духа (Ин. IV, 25) и мн. др. Но все свои представления о Мессии эта ученость представила только через частный завет Бога с Авраамом, забывая об общем Завете Божием. В силу такого представления о грядущем Царстве Божием или Царстве Мессии, средоточием и господствующей идеей в этом царстве должна была быть идея преимущества и превосходства узкой национальной элиты, как хранительницы закона Моисеева и как потомков праотца Авраама.
Понятие Завета Божия в учении о Мессии иудейскими книжниками и фарисеями было сужено до одного народа и поставлено на службу его узконациональным интересам.
Это понятие прежде всею было истолковано применительно к политической и религиозной иерархии, то есть к очень узкому кругу людей, которых св. ап. Павел называет «ожесточившимися» (Рим. ХI, 7). Поэтому политическая и религиозная власть иудеев, большинство представителей иудейской учености и вождей народных убеждений, многочисленный класс официальных книжников и учителей народа по синагогам и школам, представители умственных сил нации во главе с влиятельной сектой фарисеев – все ожидали Мессию под именем национального царя и обладателя земной власти. Для таких людей понятие «завет» носило чисто практический смысл – в силу исключительности избрания – превосходство от имени Бога над всеми остальными народами.

Завет Божий и Новый Завет

«Се, творю все новое».
(Откр. ХХI, 5)

Проповедь и спасительная деятельность сына Божия среди людей на земле является радостной и благой вестью. Она есть начало новой эры и Нового Завета, то есть не только начало внешнему отсчету времени, но и началом качественно нового процесса жизни мира, восстановление прежде всею тех истинных отношений человека с Богом, которые он имел до своего грехопадения.
Воплотившийся Сын Божий не только указал, но и показал своей жизнью, как надо выполнять условия Завета Божиего. Он возобновил Завет, который был установлен в раю до грехопадения, восстановил образ Адама, явил правильный путь развития мира, возродил человека к новой жизни (1 Петр. 1:3; Ефес. 2:4-5; Кол. 2:11-13; Тит. 3:5), усыновил каждого верующего человека Богу (Ин. 1:12; Рим. 8:14-16; Гал. 3:26; 4:5-6). Господь Иисус Христос не только открыл, но, что самое важное, ввел человека в новую жизнь, в новую реальность бытия. Эта новизна особенно ярко засвидетельствована словами Самого Господа нашею Иисуса Христа на Тайной вечере. Здесь впервые Господь употребил само понятие «Новый Завет»:

«Прием чашу, хвалу воздав, даде им глаголя: пийте от нея вси. Сия бо есть кровь Моя Новаго Завета, яже за многия изливаема во оставление грехов»
(Мф. 26:27-28)

«И приим чашу, хвалу воздав, даде им: и пища от нея вси. И рече им: сия есть кровь Моя Новаго Завета, за многи изливаема»
(Мк. 14:23-24)

«Такожде же и чашу по вечери глаголя: сия чаша Новый Завет Моею кровию, яже за вы проливается»
(Лк. 22:20)

«Такожде и чашу по вечери, глаголя: сия чаша Новый Завет есть в Моей крови: сие творите, елижды аще пиете, в Мое воспоминание»
(1 Кор. ХI, 25)

Если внимательно всмотреться, как воспринималась проповедь и вся деятельность Иисуса Христа Его современниками, легко убедиться, что новизна христианства чувствовалась во всем, даже в мелочах.
Когда Господь наш Иисус Христос начал Свою проповедь, Его учение и о Себе Самом, как о Мессии, и о царстве Его, и об условиях вступления в это царство вызвало решительную оппозицию со стороны тех, кто специально занимался изучением закона и пророков и всех религиозно-националистических преданий. Вся религиозная иерархия и гражданская власть, все представители религиозной учености, а за ними громадное большинство народа восстали против учения Иисуса Христа. Они все основывали правоту своего дела на законе и пророках. Иисус Христос указывал Своим противникам на искажение ими смысла и духа Писания, а они осуждали Его за нарушение прямых предписаний закона и за отвержение всею обрядовою закона. Никакие знамения и чудеса Богочеловека не могли поколебать религиозных убеждений Его противников. Результатом этого непонимания и борьбы была крестная смерть Господа Иисуса Христа. Смерть и воскресение Иисуса Христа обнаружили вопиющее противоречие между неправильно понятым и ложно истолкованным законом и существом и целью ветхозаветною домостроительства, совершавшегося в потомстве Авраама. Тот, Кто от века обещан был во спасение всему миру, Кто был чаянием и надеждой всех народов, Тот отвергнут, распят и убит непоследовательными потомками избранною Авраама. А ведь им первым было вверено хранение и разумение этой тайны Божией о грядущем искуплении и Искупителе мира.
Выделение еврейскою народа по признаку плотского происхождения от Авраама отвергалось Господом Иисусом Христом как самая большая несправедливость в понимании Священною Писания. Еще св. Иоанн Креститель грозно обличал самонадеянность иудеев на безусловную принадлежность их к царству Божию по признаку плотского происхождения их от Богоизбранного Авраама:

«Порождения ехиднины! Кто внушил вам бежать от будущего гнева? Сотворите же достойный плод покаяния; и не думайте говорить в себе: Отец у нас Авраам; ибо говорю вам, что Бог может из камней сих воздвигнуть детей Аврааму»
(Мф. 3:7-9)

Пророк Божий отрицал этими словами всякую связь приходящих к нему фарисеев и саддукеев с заветом Авраама и с его великими обетованиями. Проповедь св. Иоанна Предтечи была неожиданной новостью для всех людей того времени. Новое состояло в том, что он вместе со словом приступал к делу. Он стремился открыть людям глаза через покаяние на то, что они все уже теперь состоят в Новом Завете Божием.
Проповедь Иоанна Предтечи сопровождалась чисто практической деятельностью. Царство небесное представлялось ему не в виде чудесною божественного дара, но одновременно и делом человеческих усилий, не в виде какой-либо отдаленной мечты, но как такое царство, которое должно иметь свое начало и для вступления в которое необходимо человеку употребить и свое собственное усилие. Поэтому Спаситель, Господь наш Иисус Христос, называет св. Иоанна Предтечу величайшим из рожденных женами, потому что до Предтечи царство небесное служило предметом одних только пророчеств.

«От дней же Иоанна Крестителя, говорит Спаситель, доныне Царство небесное силою берется, и употребляющие усилие восхищают его».
(Мф. 11:12)

Пророческое слово и жизнь св. Иоанна Предтечи слились в его жизни в одну поразительную чудную гармонию, а в этой гармонии, как известно, и заключатеся все величие и сила человека.
Пророческое слово и подвижническое дело св. Пророка и Крестителя Господня Иоанна носило конкретный характер. Он основал религиозную общину, в основе которой была новая жизнь. Эта община жила любовью и самоотверженным служением благу всех людей:

«У кого две одежды, тот дай неимущему; И у кого есть пища, делай тоже»
(Лк. 3:11)

Эта община шла навстречу Господу с верой, любовью, добрыми дедами. Эта община ярко свидетельствовала, что Царство Божие есть нравственная сила, и те, кто употребляет усилие, восхищают его.
Сам Иисус Христос говорил то же и в еще более сильных выражениях отрицал духовную связь плотских чад Авраама этим великим праотцом. Когда фарисеи хвалились перед Ним своим происхождением от Авраама, Он сказал им:

«Если бы вы были дети Авраама, то дела Авраамовы делали бы… Ваш отец диавол; и вы хотите исполнять похоти отца вашего»
(Ин. 8:39, 44)

Разъясняя истинное значение Завета Божия, Господь Иисус Христос ясно указал на широкое и всечеловеческое значение этого понятия.

«Есть у Меня и другие овцы, которые не сего двора, и тех надлежит Мне привести; и они услышат голос Мой, и будет одно стадо и один Пастырь».
(Ин. 10:16)

На эту деятельность Иисуса Христа иудейская ученость ответила отрицательно:

«От этих слов опять произошла между иудеями распря. Многие из них говорили: Он одержим бесом и безумствует; что слушаете Его?».
(Ин. 10:19-20)

Подробно раскрыл значение Завета святой апостол Павел. Он указал, что не все те израильтяне, которые от Израиля, что не все те потомки Авраама, которые из его племени и рода суть призванные чада Божии, но только те, кто верил в обещанного Мессию: «дети обетования признаются за семя» (Рим. 9:8). Этим апостольским учением разъяснялось, что Завет Бога с Авраамом имел не племенное, а Всемирное значение, что с избранием Авраама для служения особому Завету при этом не унижен был ни один человек и ни один народ, в том числе еврейский. Святой апостол Павел ясно и четко говорит об «избранных» и «ожесточившихся»:

«Израиль чего искал, того не получил; избранные же получили, а прочие ожесточились».
(Рим. 11:7)

«Избранные»- это те, кто был по вере и по жизни Иудей, «кто внутренне таков… по духу, а не по букве» (Рим. 2:29). Они вошли в Церковь Христову , и.составили ее ядро, как первенцы…»

«Вы приступили к горе Сиону и ко граду Бога живого, к небесному Иерусалиму и тьмам Ангелов, к торжествующему собору и Церкви первенцев, написанных на небесах..»
(Евр. 12:22-23)

Здесь речь идет о тех первенцах, кто был участником Святой Пятидесятницы: святых Апостолах, женах – мироносицах и многих других.
Святой Апостол Павел также ясно говорил об избранничестве евреев:

«В отношений к благовестию, они враги ради вас; а в отношений к избранию, возлюбленные Божии ради отцов. Ибо дары и призвание Божие непреложны».
(Рим. 11:28-29)

Избранничество Израиля не кончилось Ветхим Заветом:

«Не отверг Бог народа Своего, который Он наперед знал.»
(Рим. ХI, 2)

Это избранничество постоянно:
«Господь же не оставит народа Своего ради великого имени Своего; ибо Господу угодно было избрать вас народом Своим».
(1Цар. 12:22)

Господь, возлюбив народ Свой, не перестает любить его. (1Кор. 13:8) до тех пор, пока не будут исчерпаны все попытки «возвратить сердца отцов детям» (Лк. 1:17).
Суть только лишь в том, что теперь в Церкви Христовой это постоянное избранничество не является уже исключительным. В Церкви Христовой все без исключения народы находятся в равном положении.

«Где нет ни Еллина, ни Иудея, ни обрезания, ни необрезания, варвара, скифа, раба, свободного, но все и во всем Христос»
(Кол. 3:11)

Христос был распят на кресте –
И за врагов cвоих молился!
Кругом народ над Ним глумился –
Он все простил их слепоте…
Не знал ни варвара, ни грека,
Кто господин, кто раб – не знал!
Во всех Он видел человека,
Одну всем заповедь Он дал!
Простер ко всем Свои объятья,
Для всех раскрыл Он небеса,
И говорит нам: «Все мы братья!
За всех на казнь Я отдался!..

А. Н. Майков

«Иудеи, требовавшие казни Христа, кричали: «кровь Его на нас и на детях наших». Но эта кровь есть кровь искупления. И наверно крик человеческой злобы не довольно силен, чтобы заглушить слово Божественного прощения; Отче, отпусти им, не ведят, бо что творят». (В. С. Соловьев)

Во Христе соединено все человечество в единую семью «по вере избранных Божиих» (Тит. I, 1) -и призываемых ко спасению (Еф. 1:4; Ин. 12:47) возлюбленных Богом (1 Иоан. 4:10) народов. Ни один народ не отчужден от милостей Божиих.

«Христианское Спасение благо и щедро, ибо простирается на все концы земли…»
(Иларион, Митрополит Киевский. Слово о законе и благодати.)

Завет с Авраамом существовал не только для Авраама, а для всех народов. Верующий во всяком народе в промысл Божий о спасении мира есть избранник. Это избранничество принадлежит всем народам земли, в том числе и первенцу по такому избранничеству – еврейскому народу.

«Божественные имена Иегова, Эл Шаддаи, Элогим служат для обозначения трех ступеней ветхозветного Богооткровения и Богопознания. Бог, как Творец мира, дал бытие природе и, как Промыслитель, непрестанно промышляет о ее существовании. Цель божественного творчества и промышления заключается, однако, не в самой природе, как таковой, а в основании на земле царства благодати. И вообще по свойству развития тварного бытия, это устроение царства благодати не могло произойти в кратковременный период. Но особенно это стало невозможным после грехопадения, вследствие которого союз между природой и благодатью нарушился. Требовалось потому прежде самого начала устроения царства благодати некоторое предварительное подготовление природы для служения целям благодати. И когда эта подготовка – в той мере, в какой она необходима была для божественного промышления, — осуществалась, положено было, наконец, начало и устроение самого Царства благодати. Таковы главнейшие моменты ветхозаветного исторического домостроительства Божественного промышления о роде человеческом. И все они получили выражение в соответствующих именах божественных. Выражаясь образно, можно именно сказать, что, как Элогим, Бог создал природную почву, как Эл Шаддаи – мощно взбороздил ее и посеял на ней семя обетования, а как Бог откровения – возрастил это семя до расцвета и плодоношения. Завет с Ноем и потомством Ноя заключается во имя Элогим, так как представляет собой ближайшим образом восстановление нарушенных потопом творческих порядков. Завет с патриархами Авраамом, Исааком и Иаковом становится во имя Эл Шаддаи, так как имеет в виду подготовление поврежденной и преходящей природы для основоположения в ней нового, святого и заключающего в себе зачаток вечной жизни царства благодати. А завет с целым израильским народом утверждается уже именем Бога Откровения: так существенное его содержание составляет самое основоположение и осуществление царства благодати до последнего его завершения в царстве славы»
(Архим. Феофан. Тетраграмма, или Ветхозаветное божественное имя Иегова. СП6, 1905. С. 74-75.)

«Ныне, умерши для закона, которым были связаны, мы освободились от него, чтобы нам служить Богу, в обновлении духа, а не по ветхой букве».
(Рим. VII, б)

Завет Божий и Богочеловек Иисус Христос

«Я верую, что Ты Христос,
сын Божий, грядущий мир»
(Ин.IX, 27)

После того, когда «воззвал Господь Бог к Адаму и сказал ему: (Адам), где ты?» (Быт. 3:9), самым важным вопросом, обращенным к человеку, является вопрос Иисуса Христа: «А вы за кою почитаете Меня?» (Мф. 16:15).
Еще при жизни Спасителя ответ на этот вопрос был сформулирован двояко:
1) «Ты Христос, Сын Бога Живого» (Мф. 14:16);
2) «Не плотник ли Он, сын Марии, брат Иакова, Иосии, Иуды и Симона? Не здесь ли между нами Его сестры? И соблазнялись о Нем» (Мк. 6:3).
Человечество никогда не было равнодушным к вопросам об Иисусе Христе.
Наличием самых разных вопросов и ответов характеризуется весь период истории человечества до и после Рождества Христова.

«Тогда вышел Иисус в терновом венце и в багрянице. И сказал им Пилат: Се Человек!»
(Ин. ХIХ, 5)

Представитель римского языческого мира Пилат, указывая на Христа, говорит: «Это человек!» Что хотел этим сказать Пилат? Разве евреи не знали, что Христос – человек? Ведь потому они и осудили Христа и привели Его к Пилату, что видели в Нем только человека, а Христос говорил, что Он – Сын Божий (Мф. 26:63-66).
Вопросы об Иисусе Христе и Его спасительной миссии никогда не были новыми или старыми. Они всегда были насущными вопросами, вопросами настоящего времени.
«Кто же Сей, что и ветер, и море повинуются Ему?» (Мк. IV, 41), «Что есть истина?» (Иоан. 18:38),- спрашивали в изумлении Его современники. Сам Спаситель спрашивал Своих учеников:

«За кого почитают Меня люди? Они отвечали: за Иоанна Крестителя, другие же – за Илию; а иные – за одного из пророков»
(Мк. 8:27-28)

Шли века, менялись поколения, а эти вопросы всегда волновали людей. И в настоящее время, как и прежде, находясь в поисках ответов на многочисленные вопросы, люди, порой сами того не замечая, просвещаются истинным и животворящим светом Христовым.
Многие знали Иисуса Христа как святого Учителя закона, многие знали Его как великою Чудотворца, некоторые предполагали Его как возможного или желаемого царя иудейскою, но Христа – Сына Божия – Спасителя мира и Начальника н о в ,о й ж и з н и людей в вечном Царстве Божием никто из них не знал, а многие даже и не хотели знать, потому что не стремились понять Его проповеди о Царстве Божием. Пока Он говорил о Божием законе, люди «слушали Его с услаждением и дивились учению Его» (Мк. 9:18; 12:27; Лк. 4:32). Когда же Он напитал в пустыне пять тысяч человек пятью хлебами и двумя рыбами (Мф. 16:13-21; ср. Мк. 4:30-44; Лк. 9:10-17; Ин. 6:1-14), то напитавшиеся люди говорили между собой: «Это истинно тот Пророк, которому должно прийти в мир» (Ин. 6:14). И не только они говорили это, но и порешили сделать Его царем над собой (Ин. 6:5). Но когда в ответ на домогательства Своих последователей Христос стал говорить о Себе Самом, как об истинном хлебе небесном, питающем человека в жизнь вечную, Он вызвал этим учением недоумение и ропот среди иудеев. Он объяснил пристрастным поборникам хлеба и рыбы, что истинный хлеб жизни есть Он Сам:

«Я есмь хлеб жизни; приходящий ко Мне не будет алкать, и верующий в Меня не будет жаждать никогда… Воля Пославшего Меня есть та, чтобы всякий, видящий Сына и
верующий в Него, имел жизнь вечную, и Я воскрешу его в последний день»
(Ин. 6:35, 40)

После этого не одни только посторонние слушатели, но и многие ученики Его стали говорить друг другу: «Какие странные слова! Кто может это слушать?» и с выражением этого недоумения поспешили оставить своего Учителя (Ин. 6:41-42, 51-52, 60-66). Видимо, для этих людей Царство Божие заключалось только в обилии хлеба и рыбы, а поэтому хотя они и согласны были признавать Иисуса Христа за такого великого пророка, которому, по их ожиданиям, следовало явиться в мир, однако от такого великого Пророка они ничею другого не ожидали, кроме земных благ. Поэтому они сразу же отошли от Христа.
Даже ближайшие ученики Иисуса Христа, те, которые не расставались с Ним во все время Его проповеднической деятельности, которые были слушателями всех Его поучений и свидетелями всех Его дел, и они долго не могли понять разницы между Ветхим и Новым Заветом, между общим и частным заветом.
Они искренне верили в божественное назначение Иисуса Христа. Они несомненно признавали Его Христом – Сыном Божиим, но единственную цель Его пришествия в мир они видели и полагали только в чувственном устроении славного царства Израилева (Лк. 24:20-21), то есть общий завет низвели и подчинили частному. То, что Он – Богочеловек и Спаситель всех людей, это для них было новым и невероятным.
Совершенной новостью для учеников было также воскресение Христово. Когда они пребывали вместе с Господом во время Его проповеднической деятельности, они своими глазами видели три чудесных воскрешения действительно умерших людей: сына Наинской вдовы (Лк. 7:11-16), дочери Иаира (Мк.5:22-24; 35-42) и четверодневного Лазаря (Ин.9:38-44). Это для них было удивительно, но все-таки объяснимо. Когда же они узнали, что их действительно умерший Учитель воскрес и снова явился живым, они совершенно не могли вообразить себе, как Он воскрес и почему Он воскрес, и, наконец, зачем Он воскрес. Событие воскресения Христова для них оказывалось не просто только чудесным, но и совершенно новым, не имеющим себе подобных в прошлом.
Христианство было новостью также и для тех, кто исповедовал другие религии. Известно, что перед самим явлением в мир Иисуса Христа языческий мир несомненно чувствовал настоятельную нужду и несомненно ждал к себе какого-то великого учителя-провозвестника Божией воли. Правилом жизни этих людей было ясное познание истины и свободное желание следовать ей. Но «что есть истина» (Ин. 18:38), языческий мир ясно себе не представлял. Поэтому когда христианство возвестило языческому миру, что Иисус Христос есть «путь, и истина, и жизнь» (Ин. 14:6), что для полного обладания этой Истиной требуется преобразование человеческой жизни, а для преобразования человеческой жизни необходимо преобразование самой природы человека (Ин. 3:3-21), то оно оказалось для этого мира учением «совершенно новым» (Деян. 17:18-20). Когда же мир услышал, что это новое учение утверждается его проповедниками не просто лишь в качестве философской гипотезы о возможном идеале человеческих желаний, то качестве сообщения о действительном факте, который уже осуществлен Богом любви в воплощении, смерти и воскресении Сына Его, то мир не нашел в себе ни единой мысли, с которой бы можно было связать ему это необычное известие. Для всего древнего мира основное содержание христианской проповеди, оказалось не только новым, но и в высшей степени странным и даже прямо безумным (1Кор. 1:23), потому что оно решительно противоречило всем представлениям человека о Боге и всем размышлениям его о сущности и условиях желательною ему спасения.
До начала евангельской проповеди Господа люди вовсе не знали о том, что такое Божие царство в его истинном значении, и где оно находится, и когда оно откроется, и как оно откроется. Они всегда жили такой жизнью, что не составляли собой Божиею царства, и если все-таки думали войти в это царство, то обыкновенно представляли его таким образом, что будто оно находится где-то вне их, и для того, чтобы войти в него, им следует лишь перешагнуть за рубеж своего человеческою существования и, по милости Божией, оказаться на небе. Это было грубое заблуждение, которое решительно губило людей и губило Божие дело в людях, потому что, наивно представляя себе, что они живут только в мире, а не в Божием царстве, люди этим самым отторгали мир от Божиего царства и делали его царством греха, царством диавола. Господь Иисус Христос разрушил это грубое заблуждение людей и открыл людям новую, неведомую им истину. Он разъяснил, что о Божием царстве нельзя сказать:»Вот, оно здесь», или:»Вот, там». Ибо «вот, Царствие Божие внутрь вас есть» (Лк. 17:21). Не какой-нибудь отдельный уголок мира или отдельный народ, а весь мир Божий есть Божие Царство. Поэтому, если кто созерцает мир религиозной мыслью через общий Завет Божий, для того небо – престол Бога и земля- подножие ног Его (Мф.5:34-35), и вся жизнь на земле есть проявление Божией благости и премудрости (Мф.5:45; 6:28-29; 10:29; ср. Лк. 6:35; 12:27-28; 12:6-7). Сама жизнь мира есть откровение тайны бытия Божия.

«Бог есть Открывающаяся Тайна.. Откровение есть действие самого Открывающего в приемлющем откровение… диалог, разговор Бога с тварью, с ангелами и человеками, причем полнота откровения принадлежит именно человеку (Ср. 1П. 1:12; Еф. 3:9-13). Откровение есть общение Бого-человеческое, акт Бога в человеке и обратное приятие Бога человеком, встреча, разговор, завет Бога с человеком… Оно одинаково есть и акт, и факт, – «депозит» веры, всегда продолжающееся откровение. Оно есть в этом смысле вечная жизнь для твари. Океан Божества никогда не исчерпаем для твари, которая ныне познает отчасти… Бог никогда не перестает быть открывающейся тайной для человека, откровение не прекратится, оно есть вечная жизнь.. «Сия же есть жизнь вечная, да познают Тебя единго истинного Бога и посланного Тобою Иисуса Христа»
(Ин. 17:3)
(Прот. С. Булгаков. Об Откровении. ВРХД, № 140, III-IV. 1983. C.6-7.)

Господь открыл, что люди на самом деле сейчас живут в Завете Божием. Если же многие из людей этого совсем не чувствуют, то лишь потому, что люди сами разрушают правду мира явной неправдой своей Жизни в мире. Но с этой неправдой жизни, где бы ни существовал человек, то есть на небе или на земле; он все равно не почувствует себя в Завете Божием и не сделается членом Божия царства. Поэтому всякий человек, действительно желающий пребывать в Завете Божием, должен стремиться не к тому, чтобы заменить землю небом или вообще существующий мир каким-нибудь другим миром, а к тому, чтобы изменить самого себя в другого человека, в такого именно человека, который был бы достойным «соработником» Божиим, чтобы нравственным совершенством его человеческой жизни действительно бы доказывалось, что люди не порождения земли, а творения Божии, и таким образом его человеческой жизнью прославлялся бы небесный Отец людей (Мф. 5:1б)
Опознанне действий греха и активное утверждение в жизни добра и любви Христовой является верным признаком пребывания человека в Новом Завете Божием.

«Вы слышали, что сказано: «око за око и зуб за зуб». А Я говорю вам: не противься злому. Но кто ударит тебя в правую щеку твою, обрати к нему и другую; и кто захочет судиться с тобою взять у тебя рубашки, отдай ему и верхнюю одежду; и кто принудит тебя идти с ним одно поприще, иди с нам два. Просящему у тебя дай, и от хотящего занять у тебя не отвращайся»
(Мф. 5:38-42)

Здесь Иисус Христос говорит: добром отвечай на зло, становись не во враждебное отношение к творению, но в дружественное, не врагом, а другом будь ко всем окружающим. Дружественное любвеобильное отношенне ко всему окружающему есть дерзновенное стремление добром погасить злобу врага; злого претворить в доброго. Кротость в христианстве – добродетель активная. Это сила Божия, животворящая и побеждающая.
Только при условии такого изменения люди могут увидеть, что они действительно живут в Божием мире и в Божием Завете, и при этом же только условии они могут получить действительные основания думать о своей жизни, как частице вечной жизни, так как Божие царство несомненно вечно, как вечен Сам Господь.
Видимо, не случайно Господь Иисус Христос не оставил нам не единого записанного Им слова. Показать именно новый аспект жизнещого процесса было главной целью всей деятельности Сына Божия на земле. Эта новая жизнь означает прежде всею активную добродетель, подвиг борьбы с грехом -«вера без дел мертва» . (Иак. 2:20). Для современников Иисуса Христа, а затем и для всех христиан Ветхий Завет с его запретами получил свое полное выражение, и стала ясна его роль. Отныне главное не форма, а суть, не религия, как что-то связующее, а живая вера в реального воплотивщегося Сына Божия.
В Своей беседе с самарянкой у колодца Иакова Иисус Христос указал, что наступает время совершенно нового восприятия духовных ценностей.

«Женщина говорит Ему: Господи! – вижу, что Ты пророк. Отцы, наши поклонялися на этой горе; а вы говорите, место, где должно поклоняться, находится в Иерусалиме. Иисус говорит ей: поверь Мне, что наступает время, когда и не на горе сей, и не в Иерусалиме будете поклоняться Отцу… Но настанет время, и настало уже, когда истинные поклонники будут поклоняться Отцу в духе и истине; ибо таких поклонников Отец ищет Себе. Бог есть, дух; и поклоняющиеся Ему должны поклоняться в духе и истине»
(Ин. IV, 19-21,23-24)

Самарянка задала вопрос в традиционной форме cвоей религии как культе, а Иисус Христос объяснил ей, что истинная религия – это не культ, что христианство- это не религия, а новая жизнь в Духе Святом. Суть этой новой жизни состоит в том, что человек, как свободное существо, осознает себя в Завете Божием, чувствует себя причастным к реальной Божественной жизни, к жизни вечной, к Царству Божию. После воплощения Сына Божия человеку важно то, как он верит в Бога, но важнее, как он верит Богу и как он по этой вере живет. Вера есть жажда жить по-настоящему. Именно реальное присутствие Бога в мире есть и будет всегда самой главной и неожиданной новостью для всех людей. Главное в этом Завете Божием – способность слышать не столько человеческое, сколько божественное, брать за основу не личное, эюистическое, а соборное взаимовосполняющее.

«Мы непрестанно благодарим Бога, что принявши от нас слышанное слово Божие, вы приняли не как слово Человеческое, — но как слово Божие,- каково оно есть по истине,- которое и действует, в вас верующих»
(1 Фес. 2:13)

Христианство дает нам ясное гармоничное и органическое сочетание стремления человека ввысь со стоянием его на земле, оно наполняет это стремление ввысь содержанием, а стояние на земле освобождает от мертвящего рабства и оживотворяет свободным сыновним соучастием человека в божественном творчестве новою неба и новой земли. Своим символом христианство избрало крест, который своими концами направлен во все стороны: вверх, в стороны, вниз, то есть указывает человеку на место его служения. В последовании службы Рождества Христова подчеркивается это дерзновенно-сладостное сочетание в том, что земля сочеталась с небом, небо с землею:
«Небо и земля днесь совокупишася рождшуся Христу. Днесь Бог не землю прииде, и человек на небеса взыде»
(Стихира на литии 2-я)

Христианство отвечает на вековечные чаяния человечества относительно соединения Божества и человечества. Ответ на этот вопрос таков: совершенный Бог может быть явлен только в совершенном человеке, и совершенным человек может стать только при своем органическом соединении с совершенным Богом.
Во Христе совершилось такое органическое соединение Божества с человечеством. И мир признал это: восточные мудрецы поклонились Христу, как Богу (Мф. 2:1-12), Пилат засвидетельствовал, что Христос – совершенный человек (Ин. 19:5).
Христос – полное осуществление идеала бывшего до Него человечества, и в то же время Христос – неотложная и непременная задача человечества, живущего после Христа. Иначе говоря, то, что осуществилось во Христе, должно осуществляться и в человечестве.

…Пусть на земле не будет, братья,
Ни властелинов, ни рабов,
Умолкнут стоны и проклятья,
И стук мечей, и звон оков,-
О, лишь тогда, как гимн свободы,
Пусть загремит: «Христос воскрес!»
И нам ответят все народы:
«Христос воистину воскрес!»

Д. С. Мережковский

Завет Божий и Боговоплощение

«Рождество Иисуса Христа было так…»
(Мф.1:18)

Путь к осознанию себя в Завете Божием у каждого человека свой… У каждого человека путь познания особенный, потому что каждый человек – душа живая, существо личное, свободное. «К свободе призваны вы, братия…» (Гад. 4:13).
Пользуясь великим даром свободы, человек созерцает и воспринимает истину Иисуса Христа настолько, насколько его жизненный опыт научил распознавать и ценить духовные и материальные ценности. В зависимости от того, насколько искренне и широко человек раскрывает свой ум и сердце свету и теплу Богочеловека, настолько он воспринимает и испытывает на себе влияние этого благодатного воздействия.
Рождество Господа нашего Иисуса Христа есть великое таинство Боговоплощения. Бог стал человеком, Бог открылся человеку. Во Христе завершился Ветхий Завет и получил свое начало Новый. Начало Нового Завета есть начало совершенно нового качества жизни, это время Боговоплощения и обожения человека, время земной жизни Сына Божия и время светлого возрастания Церкви. Для человека Боговоплощение является основополагающим событием. Во Христе воплощен идеал Завета Божия. Бог принял плоть, чтобы показать человеку Свою верность Завету Божию и, не стесняя свободы человека, указать ему на истинный путь духовного совершенствования. В Боговоплощении раскрыт самым очевидным образом свободный диалог Бога с человеком. Если Завет Божий предполагает диалог Бога с человеком и человека с Богом – Боговоплощение есть вершина этого диалога.

«Откровение тайны само по себе представляет тайну между Богом и человеком. Надо быть способным к откровению и достойным откровения. Камень не может принять откровения, как не может и животное, и человек не может вынести откровения в большей мере, нежели ему свойственно: «человек не может увидеть Меня и остаться в живых» (Исх. 33:20; Суд. 13:22). Откровение является божественным действием над человеком, но не может быть насилием над его природой. Оно предполагает известную взаимность или сообразность Бога и человека, их соотносительность для того, чтобы человек мог быть приемником Откровения, и возможен был разговор Бога с человеком, нужно, чтобы Бог был в каком-то смысле человечен, а человек имел в себе нечто божественное. Эта соотносительность Бога и человека выражается на библейском языке так, что человек сотворен по образу Божию, и, следовательно, Бог содержит в Себе Первообраз человеческий»
(Прот. С. Булгаков. Об откровении. ВРХД, № 149 140, III-IV. 1983. С. 7-8.)

Господь дает человеку столько от Своей славы, сколько может вместить человек:

«Преобразился еси на горе, Христе Боже, показавый учеником Твоим славу Твою, якоже можаху…»
(Тропарь Преображению Господню)

Иисус Христос своим примером показал, что диалог человека с Богом и Бога с человеком есть одна из самых существенных сторон Завета Божия. Когда Он говорит о Своем Отце или обращается к Своему Отцу, Он говорит и являет нам Бога:»Видевший Меня видел Отца» (Ин.14:9).
Среди всею сотворенного только человек обладает всеми необходимыми данными, чтобы понять, пережить и по достоинству оценить реальное присутствие Богочеловека Иисуса Христа Сына Божия в мире. Только человек способен почувствовать и оценить истинный смысл Его жизни и деятельности.
Люди с развитыми духовными запросами глубоко понимают и потому искренне принимают и чувствуют животворность учения Иисуса Христа и величавую простоту как Его личности, так и всего того, что Церковь хранит в своей памяти о Нем. Во время земной жизни и спасительной деятельности Иисуса Христа люди с развитыми духовными запросами были Его первыми слушателями, а затем исполнителями и свидетелями миру.

«Души благочестивые и верующие, сердца алчущие и жаждущие Царствия Божия и правды Его,- вот та хартия, если можно так выразиться, на которой писал Свое учение и историю Своих дел Сам Господь Иисус»

(Свящ. В. Рождественский. Историческое обозрение священных книг Нового Завета. СПб, 1878. С. 35.)

Именно люди чуткие к духовному развитию мира являются верными последователями Господа и истинными хранителями Его учения. Как служители Христовы и домостроители тайн Божиих (1 Кор. IV, 1), они и составляют живую память Церкви.
Верующие всех времен чувствуют, знают по опыту и потому утверждают, что жизнь, страдание, смерть и воскресение Иисуса Христа имеют исключительное значение для каждого человека в отдельности и для всего человечества в целом. С самого начала христиане проповедовали о том, что «нет другого имени под небом, данного человеком, которым надлежало бы нам спастись» (Деян. 4:12).
Для верующих Иисус Христос – Сын Божий, Сын Человеческий, Богочеловек. Несмотря на то, что Его жизнь имела место в отдельном отрезке времени прошлого, она явилась событием, которое стоит над всеми прочими событиями и дает ключ ко всей мировой истории. Жизнь Церкви, во всех ее проявлениях, показывает и раскрывает богочеловечество Иисуса Христа. Церковь утверждает, что ее жизнь и история навсегда связаны с жизнью и воскресением Господа, что Он постоянно пребывает в ней и руководит жизнью ее членов, а потому верность и преданность человека этому руководству Церкви являются гарантией того, что он получает из ее учения объективные и полные знания об Иисусе Христе.

«Последующе Божественным отцем, все единогласно поучаем исповедывати единаго и тогожде Сына, Господа нашего Иисуса Христа, совершенна в Божестве и совершенна в человечестве: истинно Бога и истинно человека, тогожде из души и тела: единосущна Отцу по Божеству, и единосущна тогожде нам по человечеству: по всему нам подобна, кроме греха: рожденна прежде век от Отца по Божеству, в последние же дни тогожде, ради нас и ради нашего спасения, от Марии девы Богородицы, по человечеству: единаго и тогожде Христа, Сына. Господа, единородного, во двух естествах не слитно, неизменно, нераздельно, неразлучно познаваемаго (никакоже различию двух естеств потребляему соединением, паче же сохраняем у свойству коегождо естества, во едино лице и во едину ипостась совокупляемаго): не на два лица разсекаемаго или разделяемаго, но единаго и тогожде Сына, и единороднаго Бога Слова, Господа Иисуса Христа, якоже древле Пророцы о нем, и якоже Сам Господь Иисус Христос научи нас, и якоже предаде нам Символ отец Наших».

(Догмат 4-го Вселенского собора «О двух естествах во едином лице Господа нашего Иисуса Христа». Книга Правил. Канада. 1971. с. 28.)

Достоверность этих знаний постоянно проверяется самой жизнью верных чад Церкви. При этом важно заметить, что Церковь не доказывает истинность отдельных положений об Иисусе Христе и Его спасительном благовестии, а показывает их опытом жизни верующих и всеми установлениями своей богослужебной и духовной жизни.
Апостолов в строгом смысле слова лучше не называть проповедниками о Христе, ибо их проповедь это продолжение проповеди Самого Христа, как явления вечного свидетельства о спасении, хранимого в Церкви. Они, по меткому выражению св. ап. Луки,- «очевидцы и служители Слова» (Лк. 1:2).
Само содержание проповеди апостолов не ограничивалось одним лишь возвещением о Новом Завете Господа нашего Иисуса Христа. Апостолы – это свидетели осуществления в мире Нового Завета через благодатную жизнь христианской общины. Апостолы – это носители живого доказательства о возможности осуществления спасения, благодаря явлению в мир Мессии Христа. Поэтому Царство Божие не только «благовествуется» (Деян. 8:12) и «проповедуется» апостолами (Деян. 20:25; 28:31), но подтверждается (Деян. 28:23) и удостоверяется (деян. ХIХ, 8).
Подобно тому, как Церковь недоказывает бытие Божие, а показывает его всей совокупностью своего духовного опыта, так и личность Иисуса Христа и Его Новый Завет Церковь призывает познавать опытно. Всем своим бытием Церковь являет Новый Завет Иисуса Христа миру. Она раскрывает светлый лик Богочеловека и благовествует людям радость.

«Я возвещаю вам радость великую, которая будет всем людям».
(Лк. II, 10)

Этими словами открывается Евангелие и заканчивается:

«Они поклонились Ему и возвратились в Иерусалим с редостию великою».
(Лк. 24:52)

Завет Божий и Церковь Христова

«Церковь есть тело Его, полнота
Наполняющего все во всем». (Еф. 1:23)

Завет Божий по своей сути предполагает взаимодействие божественной и человеческой воли.

«Се стою у дверей и стучу; если кто услышит голос Мой и отворит дверь, войду к нему и буду вечерять с ним, и он со Мною».
(Откр.3:20)

Церковь Христова по своей сути призвана являть миру Богочеловечество Господа нашего Иисуса Христа.

«Все покорил под ноги Его, и поставил Его выше всего, главою Церкви, которая есть тело Его, полнота Наполняющего все во всем».
(Еф. 1:22-23)

Церковь Христова состоит из тех, кто откликнулся на зов Божий, кто стремится воспринять и усвоить спасительную деятельность Господа нашего Иисуса Христа. Земное дело Иисуса Христа состоит не только в одном учении. Он пришел на землю не только для того, чтобы сообщить людям несколько новых истин. Главное в Его воплощении – создать новую жизнь человечества, создать Церковь:

«Созижду Церковь Мою, и врата адовы не одолеют ее».
(Мф. 16:18)

«Вы – род избранный, царственное священство, народ святый, люди, взятые в удел, дабы возвещать совершенства Призвавшего вас из тьмы в чудный Свой свет».
(1Петр. 2:9)

Цель бытия Церкви – благовествовать миру Боговоплощение и духовно преображать человека. Благодатные дары Церкви существуют для совершения святых, по мысли св. ап. Павла, то есть для нравственного возрождения христиан (Еф. 4:12), «доколе все придем в единство веры и познания Сына Божия, в мужа совершенного, в меру полного возраста Христова» (Еф. 4:13).
Церкви существуют для совершения святых, по мысли св. ап. Павла, то есть для нравственного возрождения христиан (Еф. 4:12), доколе все придем в единство веры и познания Сына Божия, в мужа совершенного, в меру полного возраста Христова» (Еф. 4:13).

«История Церкви – это свободное осознание людьми единства, совершенного во Христе и всегда присутствующего в Церкви, где уже даровано вечное сияние Царства»
(Лосский Вл. Очерк Мистического богословия восточной Церкви. Б. Т. Сб. 8. М., 1972. С. 164.)

Господь всех призывает выйти из подчинения власти греха и избрать путь сопричастности святости и свету Божественной истины. В Церкви Христовой все направлено к тому, чтобы люди услышали призыв Божий и почувствовали себя в Завете Божием. В Церкви Христовой человек узнает себя, как личность, которая способна не только слышать призыв Божий, но и отвечать на него.
Церковь не является системой идей, она не является иеологией. Она явлена не в качестве учения, а в качестве чудесного факта. Поэтому Церковь есть опыт и свидетельство

«о том, что было от начала, что мы слышали, что видели своими очами, что рассматривали, и что осязали руки наши, о Слове жизни, ибо жизнь явилась, и мы видели и свидетельствуем, и возвещаем всем эту вечную жизнь, которая была у Отца и явилась нам, – о том, что мы видели и слышали, возвещаем вам, чтобы и вы имели общение с нами; а наше общение – с Отцем и Сыном Его Иисусом Христом. И это пишем вам, чтобы радость ваша была совершенна».
(1Ин. 1:1–4)

Общение человека «с Отцем и Сыном Его Иисусом Христом» есть выражение сути Завета Божия. У людей, входящих в Церковь, не происходит немедленного, как бы магического превращения в святых членов. В Церкви совершается великое таинство преображения человека, его исцеление от болезни греха. Священное Писание не говорит о том, что Церковь есть общество совершенных, но общество спасающихся, которые под водительством духа Святого приобщаются к истине Божией (Ин. 16:13).
Раскрытие Церкви в ее учении и жизни есть преображение самого мира, свободное становление Церковью… Любой человек, сколь бы мудр и снят он ни был, лишь
называется телом. Это означает, что Церковь, как и тело, есть организм, в котором все члены соединены в одно, течет в них одна кровь. Телу свойственна органическая жизнь. Но чтобы тело жило, нужен дух, оживляющий его. Как тело оживляется духом, так и Церкви для жизни и благочестия дана божественная сила – дух Святой.
Церковь в посланиях св. ап. Павла названа единым телом и единым духом. Это означает не только единомыслие, но единого духа Божия, проникающего во все тело. Все добродетели рассматриваются как проявление духа Святого.

«Дары различны, но дух один и тот же; и служения различны, а Господь один и тот же; и действия различны, а Бог один и тот же, производящий все во всех. Но каждому дается проявление духа на пользу: одному дается духом слово мудрости, другому слово знания, тем же духом; иному вера, тем же духом; иному дары исцелений, тем же духом; иному чудотворения, иному пророчество, иному различение духов, иному разные языки, иному истолкование языков. Все же это производит один и тот же дух, разделяя каждому особо, как Ему угодно»
(1Кор. 12:4-11)

Дух Божий делает возможным для человечества новую жизнь, производит хотение этой новой жизни и действие (Филип. 2:13), вливает в сердца любовь. Любовь, как и другие добродетели,- плод духа (Гал. 6:22).

«Любовь Божия излилась в сердца наши духом Святым, данным нам».
(Рим. 5:5)

В Церкви ее вероучение всегда переходит в нравственное духовное совершенствование.
В Церкви дух Святой дает каждому члену Церкви силы быть новым творением, руководствующимся любовью:

«Итак, кто во Христе, тот новая тварь древнее прошло, теперь все новое».
(2Кор. 5:17)

«Ибо все вы сыны Божии по вере во Христа Иисуса. Все вы, во Христа крестившиеся, во Христа облеклись. Нет уже Иудея, ни язычника; нет раба, ни свободного; нет мужеского пола, ни женского: ибо все вы одно во Христе Иисусе. Если же вы Христовы, то вы семя Авраамово и по обетованию наследники».
(Гал. 3:26-29)

Самым ярким и наглядным примером духовного воссоздания человека в Церкви Христовой является Богоматерь. Ее прославление является первым плодом тайны искупления мира. Божия Матерь является первой из спасаемых. Своим «Се раба Господня» она выразила произволение принять на себя служение Богу в качестве девственной Матери Сына Божия. Дева Мария до последнего издыхания оставалась верной этому служению и подвигом приснодевства достигла при содействии благодати Божией высшего предела святости, доступного человеку. Эта достигнутая девой Марией святость сделала Ее достойной и способной воспринять тот исключительный «венец правды», которого удостоил Ее Судия – Сын и Который дает Ей и по смерти продолжать служение в качестве Матери Божией и «спасать присно наследие Ея». В Богоматери Церковь видит «Начальницу мысленного назидания» (Акафист Пресвятой Богородице, якос 10-й), то есть начало духовного воссоздания человечества. В Богоматери уже фактически нашли свое первое осуществление самые вожделенные чаяния христиан. В Ее примере – залог нашего воскресения и воссоздания.

Завет Божий и библейская тайна

«Знаю твои дела: ты ни холоден,
ни горяч: о, если бы ты был
холоден, или горяч! Но как ты
тепл, а не горяч и не холоден,
то извергну Тебя из уст Моих».
(Откр. III, 15-16)

Библейская тайна является океаном, в котором человек ищет себя. Она не является стеной, о которую разбивается ум человека.

«Океан Божества никогда неисчерпаем для твари, которая ныне познает отчасти. Правда, нам обещано, что в будущем веке мы будем познавать Бога уже не отчасти и не через тусклое стекло, но лицом к лицу, как и сами познаны, уже не по-младенчески, но по-мужески (1Кор. 13:9-15). Бог никогда не перестает быть открываю щей ся тайной для человека, откровение не прекратится, оно есть вечная жизнь. «Сия же есть жизнь вечная, да познают Тебя единого истинного Бога и посланного Тобою Иисуса Христа» (Ин. 17:3)
(Прот. С. Булгаков. Об откровении. ВРХД, № 140, III-IV. 1983. С. 7.)

Библия учит сознавать свои возможности и границы, быть смиренными и восприимчивыми по отношению к тому, что уже Господом дано и раскрыто. Смирение при этом не есть добродетель нас унижающая. Смирение в данном случае есть активная добродетель. Оно показывает силу нашей души. Оно помогает нам получить правильный критерий в оценке истины. Смирение, по словам Иисуса Христа, есть высота в познании истины.

«Всякий возвышающий сам себя, унижен будет, а унижающий себя возвысится»
(Лук. 18:14)

Поскольку христианство есть опыт, а «Церковь Бога живого есть столп и утверждение истины» (1Тим. 3:15), сама цель постижения библейской тайны состоит в активном решении разного характера проблем, чтобы всем опытом духовного развития представить учение Вселенской Церкви о Спасителе и о совершенном Им нашем спасении. В силу того, что через практическое исповедание Иисуса Христа к нам приходит истинное знание о Боге и о сотворенном Им мире, руководящим и направляющим на этот путь должны быть вера и активная добродетельная жизнь. Пассивность и безразличие являются изменой Завету Божию. Часто эта измена происходит оттого, что человек подпадает под влияние очень распространенного в настоящее время предрассудка, якобы вера подавляет или ограничивает свободу человека, а положительное знание делает человека свободным. Вдумаемся в этот предрассудок. На самом деле все происходит наоборот. Вера дает возможность человеку переступить за пределы данной физической реальности. Вера утверждает существование таких основ, которые не ограничены признанными формами. Вера свободно признает их. Вера, таким образом, есть подвиг духа. Вера есть смелый шаг в неведомое. Верующий не выжидает пассивно воздействий внешнего предмета, а смело идет им навстречу, он не следует рабски за явлениями, а предваряет их – он свободен и самодеятелен. Как свободный подвиг духа, вера имеет нравственное достоинство и потому достойна положительной оценки:

«Блаженны не видевшие и уверовавшие»
(Ин. 20:29)

В научном, эмпирическом познании все наоборот: дух человека подчиняется внешнему факту или явлению. Этим подчинением он сразу же ставит себя в подчиненное, несвободное положение. А если нет свободы, нет самостоятельности, значит, нет ни подвига, ни нравственной заслуги. Где пассивиость и зависимость, там беспросветное рабство. Где активность и свобода, там истинная жизнь.
Стремление человека узнать тайны Библии свидетельствует о его принадлежности к тому миру, который представлен на страницах этой священной книги Завета. Библейский мир – единое целое. Библия – книга откровения об этом мире и о Завете Божием. Библия открывает человеку много тайн, но это не означает, что она открывает все тайны бытия мира. В частности, Библия четко и ясно говорит о начале и конце мира.
Завет Божий предполагает осознанную человеком ответственность за дарованные ему возможности и мирские блага. Отвечать за все содеянное человек будет на последнем суде Божием.
Конец мира в библейском понимании означает второе пришествие Христово и страшный суд.
В Священном Писании не открыта тайна о том, когда будет второе пришествие Христово. Указаны лишь признаки:

«Когда же сидел Он на горе Елеонской, то Приступили к Нему ученики наедине, и спросили: скажи нам, когда это будет, и какой признак Твоего пришествия и кончина века? Иисус сказал им в ответ: берегитесь, чтобы кто не прельстил вас. Ибо многие придут под именем Моим и будут говорить: «Я Христос», и многих прельстят. Также услышите о войнах и о военных слухах. Смотрите, не ужасайтесь: ибо надлежит всему тому быть; но это еще не конец. Ибо восстанет народ на народ, и царство на царство; и будут глады, моры и землетрясения по местам. Все же это начало болезней. Тогда будут предавать вас на мучения и убивать вас; и вы будете ненавидимы всеми народами за имя Мое. И тогда соблазнятся многие; и друг друга будут предавать, и возненавидят друг друга. И многие лжепророки восстанут и прельстят многих. И, по причине умножения беззакония, во многих охладеет любовь. Претерпевший же до конца спасется. И проповедано будет сие Евангелие Царствия по всей вселенной, во свидетельство всем народам; и тогда придет конец. Итак, когда увидите мерзость запустения, реченную через пророка Даниила, стоящую на святом месте,- читающий да разумеет,- тогда находящиеся в Иудее да бегут в горы; и кто на кровле, тот да не сходит взять что-нибудь из дома своего; и кто на поле, тот да не обращается назад взять одежды свои. Горе же беременным и питающим сосцами в те дни. Молитесь, чтобы не случилось бегство ваше зимою, или в субботу. Ибо тогда будет великая скорбь, какой не было от начала мира доныне, и не будет. И если бы не сократились те дни, то не спаслась бы никакая плоть, но ради избранных сократятся те дни. Тогда, если кто скажет вам: «вот, здесь Христос», или «там»,- не верьте. Ибо восстанут лжехристы и лжепророки и дадут великие знамения и чудеса, чтобы прельстить, если возможно, и избранных. Вот, Я наперед сказал вам. Итак, если скажут вам: «Вот Он в пустыне»,- не выходите; «вот, Он в потаенных комнатах»,- не верьте. Ибо, как молния исходит от Востока и видна бывает даже до запада, так будет пришествие Сына Человеческого. Ибо, где будет труп, там соберутся орлы. И вдруг, после скорби дней тех, солнце померкнет, и луна не даст света своего, и звезды спадут с неба, и силы небесные поколеблются. Тогда явится знамение Сына Человеческого на небе; и тогда восплачутся все племена земные и увидят Сына Человеческого, грядущего на облаках небесных с силою и славою великою. И пошлет Ангелов Своих с трубою громогласною; и соберут избранных Его от четырех ветров, от края небес до края их. От смоковницы возьмите подобие: когда ветви ее становятся уже мягки и пускают листья, то знаете, что близко лето; так, когда вы увидите все сие, знайте, что близко, при дверях. Истинно говорю вам: не прейдет род сей, как все сие будет. Небо и земля прейдут, но слова Мои не прейдут. О дне же том и часе никто не знает, ни Ангелы небесные, а только Отец Мой один. Но как было в дни Ноя, так будет и в пришествие Сына Человеческого. Ибо, как во дни перед потопом ели, пили, женились и выходили замуж, до того дня, как вошел Ной в ковчег; и не думали, пока не пришел потоп и не истребил всех: так будет и пришествие Сына Человеческого. Тогда будут двое на поле: один берется, а другой оставляется. Две мелющие в жерновах: одна берется, а другая оставляется, Итак, бодрствуйте, потому что не знаете, в который час Господь ваш придет. Но это вы знаете, что если бы ведал хозяин дома, в какую стражу приидет вор, то бодрствовал бы и не дал бы подкопать дома своего. Потому и вы будьте готовы; ибо, в который час не думаете, приидет Сын Человеческий. Кто же верный и благоразумный раб, которого господин его поставил над слугами своими, чтобы давать им пищу вовремя? Блажен тот раб, которого господин его, придя, найдет поступающим так. Истинно говорю вам, что над всем имением своим поставит его. Если же раб тот, будучи зол, скажет в сердце своем: «не скоро придет господин мой», и начнет бить товарищей своих и есть и пить с пьяницами:
то придет господин раба того в день, в который он не ожидает, и в час, в который не думает; и рассечет его, и подвергнет его одной участи с лицемерами; там будет плач
и скрежет зубов»
(Мф. 24:3-51)

Святой апостол Павел в послании к Тимофею пишет:

«Знай же, что в последние дни наступят времена, тяжкие. Ибо люди будут самолюбивы, сребролюбивы, горды, надменны, злоречивы, родителмм непокорны, неблагодарны, нечестивы, недружелюбны, непримирительны, клеветники, невоздержаны, жестоки, не любящие добра, предатели, наглы, напыщенны, более сластолюбивы, нежели боголюбивы, имеющие вид благочестия, силы же его отрекшиеся, Таковых удаляйся, к сим принадлежат те, которые вкрадываются в домы и обольщают женщин, утопающих во грехах, водимых различными похотями, всегда учащихся и никогда не могущих дойти до познания истины».
(2Тим.3:1-7)

Второе пришествие Христово будет явлением славы и величия Божия.

«Приидет Сын Человеческий во славе Отца Своего со Ангелами Своими».
(Мф. 16:27)

Целью второго пришествия Христова будет воскресение мертвых и суд Божий.
Воскресение мертвых есть то действие всемогущества Божия, посредством которого умершее и разрушившееся тело оживет и соединится с душой в той личности человеческой, какая сформировалась в продолжении земной жизни:
«Ибо наступает время, в которое все, находящиеся в гробах, услышат глас Сына Божия; и изыдут творившие добро в воскресение жизни, а делавшие зло – в воскресение осуждения».
(Ин. 5:28-29)

Святой апостол Павел учит:
«Не хочу же оставить вас, братия, в неведении о умерших, дабы вы не скорбели, как прочие, не имеющие надежды. Ибо если мы веруем, что Иисус умер и воскрес, то и умерших в Иисусе Бог приведет с Ним. Ибо сие говорим вам словом Господним, не предупредим умерших; потому что Сам Господь при возвещении, при гласе Архангела и трубе Божией, сойдет с неба, и мертвые во Христе воскреснут прежде; потом мы, оставшиеся в живых, вместе с ними восхищены будем на облаках в сретение Господу на воздухе, и так всегда с Господом будем».
(1Фес. 4:13-17)

Залогом воскресения всех людей служит для нас воскресение Господа нашего Иисуса Христа. Воскресение мертвых будет делом всемогущества Божия, а не действием природы. Воскреснут все (1Кор. 15:20; Иоан. 5:29; Деян. 24:15; 1Сол. 4:17; 1Кор. 15:51). Воскресеяие всех положит конец физическому миру:

«Небо и земля прейдут»
(Мф. 24:35).

«А нынешние небеса и земля, содержимые тем же словом, сберегаются огню на день суда и погибели нечестивых человеков. Одно то не должно быть сокрыто от вас, возлюбленные, что у Господа один день, как тысяча лет, и тысяча лет, как один день (Псал. 89:5). Не медлит Господь исполнением обетования, как некоторые почитают то медлением; но долготерпит нас, не желая, чтобы кто погиб, но чтобы все пришли к покаянию. Придет же день Господень, как тать ночью, и тогда небеса с шумом прейдут, стихии же, разгоревшись, разрушатся, земля и все дела на ней сгорят. Если так все это разрушится, то какими должно быть в святой жизни и благочестии вам, ожидающим и желающим при ществия дня Божия, в который воспламененные небеса разрушатся и разгоревшиеся стихии растают? Впрочем, мы, по обетованию Его, ожидаем нового неба и новой земли, на которых обитает правда».
(2Петр. 3:7-13)

Конец и разрушение физического мира в библейском понимании означает его преображение, его преобразование. Из разрушенного мира произойдет новый и лучший мир.
После воскресения всех начнется страшный суд:

«Приидет Сын Человеческий во славе Отца Своего с Ангелами Своими; и тогда воздаст каждому по делам его».
(Мф. 16:27)

«Ибо всем нам должно явиться пред судилище Христово, чтобы каждому получить соответственно тому, что он делал, живя в теле, доброе или худое».
(2Кор.5:10)

«Бог воздаст каждому по делам его: тем, которые постоянством в добром деле ищут славы, чести и бессмертия, жизнь вечную; а тем, которые упорствуют и не покоряются истине, но предаются неправде, ярость и гнев».
(Рим. 2:6-8; ср. Деян. 17:31; 1Петр. 4:5; 2Петр. 2:4, 2; 2Сол. 1:7-10)

На страшном суде будут судимы все люди, жившие от начала мира до конца. Сердцеведец Господь каждому воздаст по делам его.

«Когда же приидет Сын Человеческий во славе Своей и все святые Ангелы с Ним, тогда сядет на престоле славы Своей; и соберутся пред Ним все народы; и отделит одних от других, как пастырь отделяет овец от козлов; и поставит овец по правую Свою сторону, а козлов по левую. Тогда скажет Царь тем, которые по правую сторону Его: «приидите, благословенные Отца Моего, наследуйте Царство, уготованное вам от создания мира. Ибо алкал Я, и вы дали Мне есть; жаждал, и вы напоили Меня; был странником, и вы приняли Меня; был наг, и вы одели Меня; был болен, и вы посетили Меня; в темнице был, и вы пришли ко Мне». Тогда праведники скажут Ему в ответ: «Господи! когда мы видели Тебя алчушим, и накормили? или жаждущим, и напоили? Когда мы видели Тебя странником, и приняли? или нагим, и одели? Когда мы видели Тебя больным, или в темнице, и пришли к Тебе?» И Царь скажет им в ответ: «истинно говорю вам: так как вы сделали это одному из сих братьев Моих меньших, то сделали Мне». Тогда скажет и тем, которые по левую сторону: «идите от Меня, проклятые, в огонь вечный, уготованный диаволу и ангелам его. Ибо алкал я, и вы не дали Мне есть; жаждал , и вы не напоили Меня; был странником, и не приняли Меня; был наг, и не одели Меня; болен и в темнице, и не посетили Меня». Тогда и они скажет Ему в ответ: «Господи! когда мы видели Тебя алчущим или жаждущим, или странником, или нагим, или больным, или в темнице, и не послужили Тебе?» Тогда скажет им в ответ: «истинно говорю вам: так как вы не сделали этого одному из сих меньших, то не сделали Мне». И пойдут они в муку вечную, а праведники в жизнь вечную»

(Мф. 25:31-46)

Вы можете отметить интересные вам фрагменты текста, которые будут доступны по уникальной ссылке в адресной строке браузера.

Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru