Беседы с батюшкой. Откровение Иоанна Богослова

Беседы с батюшкой. Откровение Иоанна Богослова

(3 голоса5.0 из 5)

Расшифровка видео

В петер­бург­ской сту­дии теле­ка­нала “Союз” на вопросы теле­зри­те­лей отве­чает сту­дент 4‑го курса бака­лаври­ата Санкт-Петер­бург­ской пра­во­слав­ной духов­ной ака­де­мии, кли­рик Вос­кре­сен­ского Ново­де­ви­чьего мона­стыря диа­кон Сер­гий Муравьев.

– Прежде чем начать сего­дняш­нюю беседу, хоте­лось бы поздра­вить Вас с окон­ча­нием бака­лаври­ата Санкт-Петер­бург­ской духов­ной академии.

– Спаси Гос­поди, в свою оче­редь хотел бы поздра­вить и Вас с окон­ча­нием бака­лаври­ата той же академии.

– Бла­го­дарю Вас.

Сего­дня мы бесе­дуем о Книге Откро­ве­ния Иоанна Бого­слова. Книга очень неод­но­знач­ная, инте­рес­ная, это послед­няя книга Нового Завета.

Сна­чала хоте­лось бы зачи­тать неболь­шой абзац из книги извест­ного иссле­до­ва­теля Нового Завета Брюса Мец­гера, кото­рый рас­смат­ри­вает, в част­но­сти, и Откро­ве­ние Иоанна Бого­слова: «Что и гово­рить, книга необычна, язык ее порой зага­до­чен, а сим­волы часто странны и даже гро­тескны. В ней упо­ми­на­ется о гово­ря­щих алта­рях, об ангеле, у кото­рого ноги как столбы огня, о звез­дах, кото­рые падают на реки и отрав­ляют их ядом, о саранче, подоб­ной коням, сна­ря­жен­ным для битвы, об агнце с семью рогами и семью очами, кото­рый берет сви­ток и сни­мает с него печати, о чудо­вище с деся­тью рогами и семью голо­вами, выхо­дя­щем из моря, и дру­гих необыч­ных тва­рях». Дей­стви­тельно, послед­няя книга Нового Завета вызы­вает у мно­гих чита­те­лей боль­шие труд­но­сти. Что же это за книга, что она из себя представляет?

– Вы зачи­тали очень инте­рес­ный отры­вок из не менее инте­рес­ной книги. Это, так ска­жем, вве­де­ние в Новый Завет, клас­сика иссле­до­ва­теля Свя­щен­ного Писа­ния Брюса Мец­гера. Не могу не согла­ситься с этим отрыв­ком, потому что неис­ку­шен­ному чита­телю, кото­рый в пер­вый раз откроет Книгу Откро­ве­ния а постола и еван­ге­ли­ста Иоанна Бого­слова, будет совер­шенно непо­нятно, о чем она. Однако этого нельзя ска­зать о тех чита­те­лях, кото­рые откры­вали эту книгу две тысячи лет назад, как только она была напи­сана. Они пони­мали, о чем она. Это поз­во­ляет нам сего­дня гово­рить, что и мы можем понять ее, она не так зага­дочна, как может пока­заться на пер­вый взгляд. Но то, что она пере­на­сы­щена раз­лич­ными обра­зами, алле­го­ри­ями, в кото­рых нужно раз­би­раться, – несомненно.

Такие биб­ле­и­сты, как Брюс Мец­гер и дру­гие (среди них можно назвать и рус­ских иссле­до­ва­те­лей Нико­лая Ника­но­ро­вича Глу­бо­ков­ского, извест­ного доре­во­лю­ци­он­ного иссле­до­ва­теля Васи­лия Васи­лье­вича Четыр­кина), зани­ма­лись про­бле­ма­ти­кой тол­ко­ва­ния этой инте­рес­ной, зага­доч­ной и порой непо­нят­ной для нас сего­дня книги. Есте­ственно, без вспо­мо­га­тель­ной лите­ра­туры нам будет очень тяжело разо­браться в кон­тек­сте того идей­ного содер­жа­ния, кото­рое пред­ла­гает нам еван­ге­лист и апо­стол Иоанн Бого­слов в Откровении.

– Книга Откро­ве­ния зву­чит по-гре­че­ски «Апо­ка­лип­сис». Часто встре­ча­ются назва­ния филь­мов вроде «Зомби-апо­ка­лип­сис», «Апо­ка­лип­сис сего­дня»; говоря о каком-то кол­лапсе, кри­зисе, назы­вают его апо­ка­лип­си­сом. Уместны ли такие срав­не­ния с Кни­гой Откро­ве­ния (Апо­ка­лип­си­сом)?

– Дей­стви­тельно, Вы верно под­ме­тили, что сего­дня мно­гие тер­мины и назва­ния исполь­зу­ются не в том кон­тек­сте, в кото­ром они были изна­чально. На самом деле от этого никуда не деться, но это не изви­няет нас. Мы должны знать, в чем пра­виль­ное тол­ко­ва­ние того или иного слова. Это отно­сится не только к «апо­ка­лип­сису», но и к тер­мину «Цер­ковь». В среде людей, кото­рые счи­тают себя пра­во­слав­ными и явля­ются тако­выми, ходят в цер­ковь, часто гово­рят: «Мы ходим в цер­ковь», под­ра­зу­ме­вая, что идут в храм. Конечно, храм вклю­чает в себя поня­тие «Цер­ковь», но Цер­ковь не сужа­ется поня­тием храма. Но это дру­гой разговор.

«Апо­ка­лип­сис» – гре­че­ское слово, дословно пере­во­дится «при­под­нять завесу, открыть тайну». Мы при­выкли гово­рить, что послед­няя книга Нового Завета и послед­няя книга Биб­лии – это Апо­ка­лип­сис, то есть Откро­ве­ние Иоанна Бого­слова. Но это не совсем так. Если мы про­чтем пер­вый стих пер­вой главы, то уви­дим, что там напи­сано: «Откро­ве­ние Иисуса Хри­ста, кото­рое дал Ему Бог, чтобы Он пока­зал его Своим уче­ни­кам… » То есть это не откро­ве­ние Иоанна Бого­слова. Иоанну оно было пере­дано, а источ­ни­ком его, источ­ни­ком откры­тия тайны явля­ется Гос­подь Иисус Христос.

Это важно понять. Книги Нового Завета над­пи­сы­ва­ются, но эта тра­ди­ция фор­ми­ру­ется посте­пенно с фор­ми­ро­ва­нием ново­за­вет­ного канона, ново­за­вет­ных кано­ни­че­ских книг; раньше, в антич­ной лите­ра­туре и вообще в лите­ра­туре пер­вого века от Рож­де­ства Хри­стова, была тра­ди­ция писать крат­кое назва­ние книги по пер­вым ее сло­вам и в роди­тель­ном падеже имя автора: Откро­ве­ние (кого?) Иоанна Бого­слова. Но на самом деле это Откро­ве­ние Иисуса Хри­ста. Мно­гие люди счи­тают, будто апо­ка­лип­сис – это крах всего, при­пи­сы­вают этот тер­мин к кри­тич­ным ситу­а­циям, – такое не совсем верно. Но от этого никуда не деться, это уже вошло в жар­гон, в фольк­лор, если угодно. Нам, хри­сти­а­нам, про­сто нужно знать истин­ный смысл этого слова. Таким обра­зом, Апо­ка­лип­сис – это Откро­ве­ние Божие нам, людям, о мно­гих вещах, кото­рые скры­ва­ются за сим­во­лами и иде­ями этой инте­рес­ней­шей книги.

– Отсюда выте­кает сле­ду­ю­щий вопрос: были ли апо­ка­лип­сисы до Апокалипсиса?

– Да, несо­мненно. Если зай­мемся тол­ко­ва­нием Свя­щен­ного Писа­ния, мы пой­мем, что суще­ствуют опре­де­лен­ные жанры. В свет­ской и совре­мен­ной лите­ра­туре это, напри­мер, роман, поэ­зия. Также суще­ствуют жанры и в лите­ра­туре Свя­щен­ного Писа­ния. Есть жанр еван­ге­лий. Он выстроен по опре­де­лен­ной струк­туре, опре­де­лен­ному прин­ципу. И Брюс Мец­гер, и мно­гие дру­гие авто­ри­тет­ные тол­ко­ва­тели Свя­щен­ного Писа­ния, совре­мен­ные биб­ле­и­сты, свя­тые отцы писали, что вер­ное опре­де­ле­ние жанра – залог успеха, ключ к пра­виль­ному тол­ко­ва­нию. Есть жанр еван­ге­лий, есть жанр посла­ний (апо­стола Павла). Они стро­ятся по опре­де­лен­ной струк­туре. Посла­ния выра­жены в форме писем: есть адре­сат, при­вет­ствие, основ­ная часть, завер­ше­ние, бла­го­дар­ствен­ная молитва – клас­си­че­ское постро­е­ние посла­ния апо­стола Павла. Также есть жанры в вет­хо­за­вет­ной литературе.

В связи с этим хоте­лось бы ска­зать об Апо­ка­лип­сисе. Книга Апо­ка­лип­сис в плане жанра напи­сана не только в стиле так назы­ва­е­мой апо­ка­лип­тики. Тер­мин «апо­ка­лип­тика» был вве­ден в XIX веке немец­кой бого­слов­ской шко­лой. Апо­ка­лип­сис напи­сан не только в жанре апо­ка­лип­сиса, хотя и сле­дует основ­ным его струк­тур­ным схе­мам. В пер­вой главе, в пер­вом стихе ска­зано, что это Откро­ве­ние Иисуса Хри­ста, то есть понятно, что это жанр откро­ве­ния. В тре­тьем стихе Иоанн Бого­слов пишет при­мерно сле­ду­ю­щее: «Запо­ве­дую вам слу­шать вни­ма­тельно про­ро­че­ства сии», то есть это еще и про­ро­че­ство. В седь­мом стихе начи­на­ется про­ро­че­ский гимн. Гим­ни­че­ский мате­риал книги тоже очень инте­ре­сен. Итак, откро­ве­ние, про­ро­че­ство, а дальше есть так назы­ва­е­мое посла­ние к семи Асий­ским Церк­вам – то есть это еще и окруж­ное посла­ние. Есть и адре­сат, и при­вет­ствие, все по стилю посла­ния. То есть мы сей­час можем с уве­рен­но­стью ска­зать, что Книга Откро­ве­ния Иоанна Бого­слова напи­сана в жанре про­ро­че­ского откро­ве­ния с эле­мен­тами окруж­ного послания.

Но если гово­рить вообще об апо­ка­лип­ти­че­ской лите­ра­туре, есте­ственно, Иоанн Бого­слов – не пер­во­про­хо­дец в этом жанре. Мно­гие кри­тики Книги Апо­ка­лип­сиса, в том числе и свя­тые отцы (свя­щен­но­му­че­ник Дио­ни­сий Алек­сан­дрий­ский), заме­чают, что гре­че­ский язык Еван­ге­лия от Иоанна и гре­че­ский язык Апо­ка­лип­сиса заметно раз­нятся. В част­но­сти, Брюс Мец­гер заме­чает, что язык Апо­ка­лип­сиса сильно семи­ти­зи­ро­ван. Об этом пишет и про­то­и­е­рей Алек­сандр (Соро­кин) в своей книге «Хри­стос и Цер­ковь в Новом Завете». Язык Апо­ка­лип­сиса очень под­вер­жен вли­я­нию семит­ской куль­туры и лите­ра­туры, потому что апо­стол Иоанн пишет и берет все образы Апо­ка­лип­сиса из апо­ка­лип­ти­че­ской лите­ра­туры Вет­хого Завета, а это такие книги, как Книга про­рока Дани­ила, клас­сика жанра. Очень много обра­зов взято именно из нее. Также это Книга про­рока Исаии и Книга про­рока Иезе­ки­иля. Мно­гие образы, кото­рые мы встре­чаем на стра­ни­цах Апо­ка­лип­сиса, мы встре­тим и в кни­гах этих про­ро­ков. Это состав­ляет кано­ни­че­скую основу жанра апокалиптики.

Но суще­ствует и лите­ра­тура апо­ка­лип­ти­че­ского содер­жа­ния, кото­рая не вошла в канон Вет­хого Завета и вообще в кано­ни­че­ские книги Биб­лии. Помимо кано­ни­че­ского Апо­ка­лип­сиса Иоанна Бого­слова суще­ствует много лите­ра­туры, создан­ной до Рож­де­ства Хри­стова, напи­сан­ной в этом жанре. Уже после напи­са­ния апо­сто­лом и еван­ге­ли­стом Иоан­ном Бого­сло­вом сво­его Апо­ка­лип­сиса появи­лась еще лите­ра­тура. Я могу навскидку ска­зать, что суще­ствует еще около десяти апо­ка­лип­си­сов, не вошед­ших в канон Нового Завета, поэтому мы не можем гово­рить о них как о бого­дух­но­вен­ных. Но мы не можем ска­зать, что апо­стол Иоанн стал родо­на­чаль­ни­ком нового жанра. Он писал в стиле апо­ка­лип­ти­че­ской лите­ра­туры, кото­рый к тому вре­мени уже сфор­ми­ро­вался и имел свои прин­ципы и основы, в отли­чие от жанра еван­ге­лий, кото­рый явился дети­щем Нового Завета.

– Что ж, с жан­ром понятно, тем более если обра­тив­ши­еся иудеи и читали этот труд, то им он был поня­тен, потому что они уже были зна­комы с про­ро­че­ской лите­ра­ту­рой. Что каса­ется автор­ства, при­нято счи­тать, что авто­ром счи­та­ется апо­стол и еван­ге­лист Иоанн Бого­слов. Точно ли это, нет ли сомнений?

– Лично у меня ника­ких сомне­ний нет. Мы при­дер­жи­ва­емся Пре­да­ния Апо­столь­ской Церкви, кото­рое ясно гово­рит нам через свя­то­оте­че­ское Пре­да­ние, что авто­ром дей­стви­тельно явля­ется апо­стол любви Иоанн Бого­слов. Но если мы возь­мем чисто науч­ный инте­рес и взгля­нем с науч­ной точки зре­ния, есте­ственно, в науч­ной среде, в среде биб­ле­и­стов на про­тя­же­нии дол­гого вре­мени (уже пол­торы тысячи лет) идет дис­кус­сия о том, дей­стви­тельно ли апо­стол Иоанн был авто­ром Апокалипсиса.

Пер­вое упо­ми­на­ние и ссылку на Апо­ка­лип­сис в своих тво­ре­ниях мы можем встре­тить у мужей апо­столь­ских. Хоть это и не дока­зано, но при­нято счи­тать, что Игна­тий Бого­но­сец в Посла­нии к Церкви Эфеса ссы­ла­ется на несколько сти­хов Апо­ка­лип­сиса. Игна­тий Бого­но­сец муче­ни­че­ски погиб в сте­нах Коли­зея в 107 году. Дальше мы имеем цепочку непо­сред­ствен­ных свя­то­оте­че­ских сви­де­тельств о несо­мнен­но­сти автор­ства Иоанна Бого­слова. Напри­мер, более позд­ние свя­тые отцы (II – III века) Кар­фа­ген­ской Церкви (Тер­тул­лиан и Киприан Кар­фа­ген­ский) тол­куют Апо­ка­лип­сис; у них нет сомне­ний, что именно Иоанн, сын Зеве­дея, дей­стви­тельно тот самый Иоанн, автор Еван­ге­лия и трех собор­ных посла­ний. Далее: Алек­сан­дрий­ская Цер­ковь, Ори­ген и Дио­ни­сий Алек­сан­дрий­ский тоже не сомне­ва­ются. Чуть раньше: Рим­ская Цер­ковь, Ири­ней Лион­ский, свя­щен­но­му­че­ник Вик­то­рин Пик­та­вий­ский (пер­вый тол­ко­ва­тель Апо­ка­лип­сиса, рож­ден­ный Рим­ской Цер­ко­вью). Можно назвать еще ряд имен свя­тых отцов, кото­рые с уве­рен­но­стью гово­рят, что авто­ром явля­ется именно апо­стол Иоанн.

В даль­ней­шем у исто­рика Евсе­вия Кеса­рий­ского можно найти упо­ми­на­ние о пер­вой кри­тике. Пер­вым кри­ти­ком был свя­щен­но­му­че­ник Дио­ни­сий Алек­сан­дрий­ский (IV век), кото­рый пер­вым про­во­дит тек­сто­ло­ги­че­ский ана­лиз и подроб­ную и все­сто­рон­нюю на тот момент кри­тику биб­лей­ского тек­ста. Он срав­ни­вает язык Еван­ге­лия и Апо­ка­лип­сиса, находя их весьма раз­лич­ными. Не то чтобы он сомне­ва­ется. Он пишет: «Эта книга пре­вы­шает мой разум», бла­го­го­вейно отно­сится к ней, но и бла­го­го­вейно испы­тует своим разу­мом то, что ему непо­нятно. Он не может понять, почему языки раз­ные. Он делает вывод, что, воз­можно, был некий дру­гой Иоанн… Также Дио­ни­сий Алек­сан­дрий­ский гово­рит о том, что ни одного имени, кото­рое апо­стол Иоанн в Еван­ге­лии от Иоанна усво­яет себе самому, не упо­ми­на­ется в Апо­ка­лип­сисе. Он никак не гово­рит там о себе, в отли­чие от Евангелия.

Уди­ви­тельно, что на Востоке, в восточ­ной части импе­рии, в Восточ­ной Церкви, кри­тика Апо­ка­лип­сиса была довольно раз­вита. В Запад­ной Церкви ника­кой кри­тики не суще­ство­вало. Апо­ка­лип­сис вошел в круг чте­ний за бого­слу­же­нием, на Боже­ствен­ной литур­гии. На Востоке не вошел, веро­ятно, потому, что было очень трудно его тол­ко­вать. Есть при­чины воз­ник­но­ве­ния ере­сей, насто­ро­жен­ного отно­ше­ния Востока к этой книге. А на Западе только со вре­мен Рефор­ма­ции ста­тич­ное некри­тич­ное отно­ше­ние к этой книге начи­нает меняться в сто­рону кри­ти­че­ского подхода.

Основ­ные вехи кри­тики этой книги при­хо­дятся на XIX, ХХ века, с раз­ви­тием ново­тю­бин­ген­ской школы, кри­тики форм и так далее. Появ­ля­ются новые методы тол­ко­ва­ния тек­ста. Но Пра­во­слав­ная Цер­ковь стоит на пози­ции (и это дей­стви­тельно так), что авто­ром явля­ется апо­стол Иоанн Бого­слов. Есть очень хоро­шее доре­во­лю­ци­он­ное иссле­до­ва­ние Четыр­кина, помощ­ника Глу­бо­ков­ского, в кото­ром при­ве­ден подроб­ней­ший ана­лиз про­блемы автор­ства этой книги. Там при­ве­дено все, что я пере­чис­лил, и в более подроб­ной науч­ной форме.

– Заме­ча­тельно, что Книга Откро­ве­ния вошла в ново­за­вет­ный канон.

За бого­слу­же­нием чита­ются книги и Вет­хого, и Нового Заве­тов. В тече­ние года за все­нощ­ным бде­нием мы слы­шим паре­мии и Еван­ге­лия, а на литур­гии – Апо­стол и Еван­ге­лия. В Апо­стол вхо­дят все письма, посла­ния, собор­ные посла­ния и так далее. Но за литур­гией или все­нощ­ным бде­нием нет такого момента, когда чита­ется Книга Откро­ве­ния. Почему? Как раз из-за труд­но­стей толкования?

– Да, дей­стви­тельно, я скажу, что из-за труд­но­стей тол­ко­ва­ния, и это вошло в тра­ди­цию Пра­во­слав­ной Церкви. В Като­ли­че­ской Церкви Апо­ка­лип­сис до сих пор чита­ется за бого­слу­же­нием. У нас он чита­ется, но за устав­ным бого­слу­же­нием только во время все­нощ­ного бде­ния. Сей­час прак­ти­че­ски невоз­можно встре­тить бого­слу­же­ние по такому древ­нему Уставу. Апо­ка­лип­сис не чита­ется за Боже­ствен­ной литур­гией, потому что эта книга дей­стви­тельно тяжело тол­ку­ется. Это свя­зано в основ­ном с исто­ри­че­ским момен­том. Восток – родо­на­чаль­ник всех ере­сей. Боль­шин­ство ере­сей рож­да­лось на Востоке (беру период Все­лен­ских Соборов).

– Да, Запад – юри­дизм, Восток – спорадизм.

– Да, жар­кий восточ­ный тем­пе­ра­мент… Люди с испы­ту­ю­щим умом пыта­лись про­ник­нуть во всю глу­бину позна­ния, познать Бога, стре­ми­лись именно интел­лек­ту­ально, мисти­че­ски как-то при­об­щиться к этому. Соот­вет­ственно, была яркая, живая бого­слов­ская жизнь. Люди жили этим на Востоке. На Западе ско­рее был юри­дизм, но не пло­хой юри­дизм. У них было больше прак­тики веры, аске­ти­че­ское дела­ние и так далее. Поэтому на Востоке отка­за­лись от чте­ния Апо­ка­лип­сиса в связи с тем, что появи­лась ересь так назы­ва­е­мых ало­гов, кото­рые были после­до­ва­те­лями дру­гой ереси. Та отри­цала Вет­хий Завет, а они вслед за Вет­хим Заве­том отри­цали и Писа­ние Иоанна Богослова.

В связи с тем что книга вызы­вала такую реак­цию у людей, ее решено было не читать за бого­слу­же­нием, потому что не было искус­ных тол­ко­ва­те­лей. Это также свя­зано с тем, что посте­пенно в хри­сти­ан­ской Церкви исчезла такая харизма (в ней отпала надоб­ность), харизма именно гер­ме­нев­тов, тол­ко­ва­те­лей. Читая апо­стола Павла, мы знаем, что была х а ризма про­ро­ков, кото­рые полу­чали некие виде­ния, но не могли их истол­ко­вать, и была харизма тол­ко­ва­те­лей, кото­рые все это истол­ко­вы­вали. Так как это слу­же­ние ушло из Церкви, соот­вет­ственно, не было тол­ко­ва­те­лей. Посте­пенно, спу­стя несколько веков, на Востоке (в VI или VII веке) появи­лось пер­вое цель­ное, подроб­ное свя­то­оте­че­ское тол­ко­ва­ние Андрея Кеса­рий­ского. Он напи­сал пол­ное тол­ко­ва­ние на Апо­ка­лип­сис. В то время как уже несколько веков суще­ство­вало тол­ко­ва­ние Вик­то­рина Пик­та­вий­ского, кото­рый был пред­ста­ви­те­лем запад­ной части еще не раз­де­лен­ной хри­сти­ан­ской Церкви.

– Что озна­чает слово «харизма»?

– «Харизма» зна­чит про­яв­ле­ние в чело­веке дара Свя­того Духа. Я пони­маю Ваш вопрос. Навер­ное, он свя­зан с тем, что сего­дня этот тер­мин зача­стую упо­треб­ля­ется без зна­ния его эти­мо­ло­гии. Это гре­че­ское слово. Если пере­во­дить его в хри­сти­ан­ском кон­тек­сте, оно озна­чает именно про­яв­ле­ние дара Свя­того Духа в чело­веке. Свя­той Дух может про­яв­ляться в нас по-раз­ному. Наш пате­рик – яркое тому под­твер­жде­ние. Сего­дня на при­хо­дах можно ска­зать, что у каж­дого своя харизма. У свя­щен­ника – харизма быть свя­щен­ни­ком. Бла­го­дать Свя­того Духа дей­ствует через него так, как он откли­ка­ется на при­зыв Божий. У пев­чих своя харизма, у сотруд­ни­ков своя, у веру­ю­щих своя, но всех объ­еди­няет именно Свя­той Дух. Так нужно пони­мать этот тер­мин в дан­ном контексте.

– Можно ли еще раз напом­нить подроб­но­сти того собы­тия, как Откро­ве­ние было явлено апо­столу и еван­ге­ли­сту Иоанну Бого­слову? Каким обра­зом он ока­зался на ост­рове Патмос?

– В этом вопросе можно рас­крыть про­блему места напи­са­ния. Ост­ров Пат­мос – место ссылки. Туда ссы­лали за поли­ти­че­ские пре­ступ­ле­ния. Оче­видно, что апо­стол Иоанн был сослан туда как хри­сти­а­нин. Это ука­зы­вает на то, что ссылка про­изо­шла во вре­мена гоне­ний Доми­ци­ана. В науке суще­ствуют две дати­ровки напи­са­ния Книги Откро­ве­ния апо­стола Иоанна Бого­слова – либо 70‑е, либо 90‑е годы по Рож­де­стве Хри­сто­вом. Соот­вет­ственно, нужно посмот­реть исто­ри­че­ский кон­текст. Шести­де­ся­тые – время прав­ле­ния импе­ра­тора Нерона, а девя­но­стые – вре­мена прав­ле­ния импе­ра­тора Доми­ци­ана. Оба эти импе­ра­тора инте­ресны нам тем, что во вре­мена прав­ле­ния обоих были гоне­ния на Цер­ковь.

Раз­ница вот в чем. Во вре­мена Нерона, умер­шего в 32 года в резуль­тате само­убий­ства, не было средств мас­со­вой инфор­ма­ции, народ не знал о том, как умер импе­ра­тор. Суще­ство­вало пове­рье, что он жив, про­сто сбе­жал из Рима, якобы его хотели отра­вить и он ушел в сосед­нее госу­дар­ство (Пар­фия), где жил импе­ра­тор Воло­гес, с кото­рым Нерон был в хоро­ших отно­ше­ниях при жизни. Была паника, пси­хоз у народа, все думали, что Нерон идет с вой­ском пар­фян и будет мстить, идет на Рим. Суще­ство­вали эсха­то­ло­ги­че­ские настро­е­ния, люди ждали конца, что будет боль­шая битва, гоне­ния… В этом кон­тек­сте и напи­сан Апо­ка­лип­сис, насы­щен­ный ожи­да­нием конца, напря­же­нием. Мно­гие образы из Апо­ка­лип­сиса гово­рят об этом – число зверя и так далее.

К сожа­ле­нию, эта тео­рия не совсем состо­я­тельна, потому что гоне­ния на хри­стиан при импе­ра­торе Нероне имели локаль­ный харак­тер, ско­рее не поли­ти­че­ский, а уго­лов­ный. Импе­ра­тор Нерон обви­нил хри­стиан в том, что они подо­жгли Рим, после­до­вали гоне­ния, хри­сти­ан­ские погромы, но это были локаль­ные дей­ствия, только в Риме. Во вре­мена Доми­ци­ана гоне­ния носили обще­го­су­дар­ствен­ный харак­тер, поли­ти­че­ский. В тече­ние 150 лет к моменту его воца­ре­ния на рим­ский пре­стол суще­ство­вала тра­ди­ция почи­та­ния импе­ра­тора как бога. Эта тра­ди­ция была вве­дена в свое время по поли­ти­че­ским при­чи­нам. Не все импе­ра­торы серьезно отно­си­лись к ней, счи­тали ее поли­ти­че­ским актом, актом тер­пи­мо­сти. А Доми­циан вслед за Кали­гу­лой (это был безу­мец на троне) дей­стви­тельно верил в свою боже­ствен­ность и тре­бо­вал боже­ствен­ного покло­не­ния. Соот­вет­ственно, все образы (образ зверя и так далее) в Апо­ка­лип­сисе ука­зы­вают именно на эти вре­мена. Как раз ссылка апо­стола Иоанна на ост­ров Пат­мос, ско­рее всего, носит поли­ти­че­ский харак­тер. Лояль­ность к импе­ра­тору про­ве­ря­лась жерт­во­при­но­ше­нием ему. Хри­сти­ане, есте­ственно, не могли при­не­сти жертву, потому что у нас нет иного Бога. Не покло­нимся мы никому иному, как запо­ве­до­вал нам Гос­подь. Зна­чит, были и муче­ния, и гоне­ния. Поэтому в науке боль­шин­ство авто­ров скло­ня­ются к точке зре­ния, что место напи­са­ния Апо­ка­лип­сиса – ост­ров Пат­мос, а время – 90‑е годы пер­вого сто­ле­тия нашей эры.

– Апо­стол и еван­ге­лист Иоанн Бого­слов уви­дел это Откро­ве­ние, это было виде­ние. Он запи­сал это виде­ние сам или дик­то­вал его?

– Очень важно, что в Апо­ка­лип­сисе очень много важ­ных откро­ве­ний начи­на­ется со слов «и уви­дел я». Эти повест­во­ва­ния идут бло­ками, это очень важно в струк­туре и пони­ма­нии текста.

Вообще тогда суще­ство­вала такая тра­ди­ция. Сего­дня, в век новых тех­но­ло­гий, мы всё наби­раем на ком­пью­те­рах и гад­же­тах; до этого была маши­но­пись; XIX век – руко­пись, люди сами писали свои тек­сты. А во вре­мена пер­вого века суще­ство­вала даже про­фес­сия писаря. Это были люди, обла­дав­шие навы­ками ско­ро­писи. В XIX веке тоже были писари, Досто­ев­ский писал роман «Игрок» с помо­щью ско­ро­писца. Апо­стол Иоанн Бого­слов тоже поль­зо­вался, ска­жем так, услу­гами писаря. Ско­рее всего, это был кто-то из его уче­ни­ков, из хри­стиан, как и апо­стол Павел. Здесь нужно смот­реть тек­сто­ло­ги­че­ские иссле­до­ва­ния, но известно, что апо­стол Павел тоже поль­зо­вался услу­гами такого рода спе­ци­а­ли­стов, ино­гда добав­ляя своей рукой в конце посла­ний несколько слов, поже­ла­ний от себя.

– Да, заметно; идет повест­во­ва­ние, затем: «Это я, Павел… »

В чем сверх­за­дача Книги Откро­ве­ния? И окруж­ное посла­ние, и виде­ние конца мира – в чем их глу­бин­ный смысл для всех нас, христиан?

– Это очень слож­ный вопрос, потому что он лежит в обла­сти гер­ме­нев­тики – как сего­дня нам пони­мать Свя­щен­ное Писа­ние? В связи с этим хочется предо­сте­речь доро­гих теле­зри­те­лей от излиш­ней сакра­ли­за­ции и мисти­фи­ка­ции, излиш­него бук­ва­лизма в пони­ма­нии тек­ста Свя­щен­ного Писа­ния. Не нужно устра­и­вать исте­рик по поводу числа зверя и про­чих образов.

– Да, это очень ост­рый вопрос.

– Да, но я не буду сей­час его затра­ги­вать, ведь напи­сано уже доста­точно много лите­ра­туры, адек­ват­ный и стре­мя­щийся познать истину чело­век най­дет ее. Хочется ска­зать именно о задаче. Чтобы понять задачу, нужно исхо­дить из жанра этой книги, ее осо­бен­но­стей. А одна из глав­ных осо­бен­но­стей Апо­ка­лип­сиса – ее литур­гич­ность. Как напи­сал в своем дис­сер­та­ци­он­ном сочи­не­нии один из иссле­до­ва­те­лей Апо­ка­лип­сиса выпуск­ник Санкт-Петер­бург­ской духов­ной ака­де­мии свя­щен­ник Нико­лай Ким, Книга Апо­ка­лип­сис сверх­ли­тур­гична, напол­нена литур­ги­че­скими обра­зами и формами.

То есть эта книга и вообще Свя­щен­ное Писа­ние пред­на­зна­чено прежде всего для чте­ния за бого­слу­же­нием. Об этом запо­ве­до­вал Гос­подь еще в Вет­хом Завете во Вто­ро­за­ко­нии, 31‑я глава, 11‑й стих: «Необ­хо­димо читать Свя­щен­ное Писа­ние для общины веру­ю­щих». Эта тра­ди­ция чте­ния не только Апо­ка­лип­сиса, но и вообще лите­ра­туры Свя­щен­ного Писа­ния за бого­слу­же­нием очень древ­няя. Она берет свое начало из доплен­ного пери­ода. Мы видим, что она была (во Вто­ро­за­ко­нии), потом изра­иль­ский народ был взят в плен и уве­зен в Вави­лон, а храм, центр бого­слу­же­ния, раз­ру­шен. Начала появ­ляться так назы­ва­е­мая сина­го­галь­ная тра­ди­ция – в сина­го­гах соби­рался еврей­ский народ, таким обра­зом сохра­нив свою идентичность.

– Сина­гога, по сути, про­сто место, где тво­ри­лась молитва и чита­лось Писание.

– Да, место собра­ния, и сина­гога стала цен­тром бого­слу­жеб­ной жизни, так как не было места, где можно было при­но­сить жертвы. Эта тра­ди­ция про­дол­жи­лась после воз­вра­ще­ния. Сина­гоги не утра­тили сво­его зна­че­ния, они ста­но­ви­лись цен­трами учи­тель­ства. Из Еван­ге­лия от Луки мы знаем, что Сам Иисус Хри­стос про­по­ве­до­вал в сина­гоге и читал Свя­щен­ное Писа­ние, так назы­ва­е­мую Гафтару.

Хри­сти­ан­ская община не сразу порвала с иудей­ским куль­том. Когда про­изо­шел раз­рыв, хри­сти­ане пере­няли себе эту форму бого­слу­же­ния, только место хра­мо­вой жертвы (реаль­ного убий­ства реаль­ного живот­ного) заняла Боже­ствен­ная Евха­ри­стия, пре­лом­ле­ние хлеба, Хри­стос – это Агнец, Кото­рого мы вку­шаем, наше спа­се­ние. А чте­ние Свя­щен­ного Писа­ния оста­лось. Апо­ка­лип­сис был при­зван читаться за бого­слу­же­нием. Сего­дня в храме мы слы­шим: «Бла­го­слови, Вла­дыко, бла­го­ве­сти­теля свя­таго апо­стола еван­ге­ли­ста…», – это гово­рит чтец, кото­рый читает Еван­ге­лие, а свя­щен­но­слу­жи­тель ему отве­чает: «Бог молит­вами свя­таго слав­наго… » То есть суще­ствует опре­де­лен­ная струк­тура. Эту же струк­туру мы можем заме­тить и в пер­вой главе Апо­ка­лип­сиса. Там тоже есть при­зва­ние бла­го­сло­ве­ния, наиме­но­ва­ние чтения.

Соот­вет­ственно, литур­гич­ность книги под­ра­зу­ме­вает эту сверх­за­дачу. Очень инте­ресно, что с чет­вер­той главы начи­на­ется повест­во­ва­ние о небес­ной Боже­ствен­ной литур­гии. Перед нами воз­ни­кает Пре­стол, на кото­ром нахо­дится Бог Отец, и рав­но­ценно Ему на Пре­столе вос­се­дает Агнец Божий, то есть Иисус Хри­стос. В Апо­ка­лип­сисе у Бога Отца есть так назы­ва­е­мые имя­за­ме­ни­тели, кото­рые вос­хо­дят к свя­щен­ной тет­ра­грамме Вет­хого Завета, к имени Божи­ему из Вет­хого Завета. Этим Иоанн пока­зы­вает свое насле­дие именно Вет­хому Завету.

Чет­вер­тая глава начи­на­ется с образа Пре­стола небес­ного, на кото­ром вос­се­дает Агнец Божий и Бог Отец. Его окру­жают четыре небес­ных живот­ных. Чис­ло­вая сим­во­лика тоже очень важна в Апо­ка­лип­сисе. Число четыре встре­ча­ется не раз и обо­зна­чает пол­ноту – четыре сто­роны света, четыре ветра и так далее. Это пол­нота миро­зда­ния. Дальше идет покло­не­ние два­дцати четы­рех стар­цев. Два­дцать четыре обо­зна­чает пол­ноту избран­ного народа, нового Изра­иля, то есть, по сути, всех людей, кото­рые верят в спа­си­тель­ную жертву Агнца Божия. Дальше идет посте­пен­ное отда­ле­ние от Пре­стола в сто­рону людей, идет повест­во­ва­ние Апо­ка­лип­сиса. Но в 18– 20‑й гла­вах начи­на­ется воз­вра­ще­ние от земли на небо. Сна­чала идут люди, потом два­дцать четыре старца, потом четыре живот­ных, опять Пре­стол. То есть цепочка замыкается.

Таким обра­зом, все это про­стран­ство, все повест­во­ва­ние, кото­рое идет в Апо­ка­лип­сисе, нахо­дится в про­стран­стве литур­гии. Это про­стран­ство дей­ствия Свя­того Духа на земле, то про­стран­ство, в кото­ром мы сей­час живем, Боже­ствен­ная литур­гия. Апо­ка­лип­сис кон­ча­ется побе­дой народа Божи­его, воз­вра­ще­нием к небе­сам, к небес­ной литур­гии. В этом кон­тек­сте нужно рас­смат­ри­вать книгу Апо­ка­лип­сиса и искать эту сверх­за­дачу. Не искать какие-то отдель­ные эле­менты, нужно рас­смат­ри­вать кон­текст Апо­ка­лип­сиса и вообще его смысл именно в кон­тек­сте литур­гии, иначе мы рис­куем непра­вильно понять его, и это будет иметь довольно печаль­ные послед­ствия в духов­ной жизни.

– Дей­стви­тельно, когда мы вхо­дим в пра­во­слав­ный храм, то видим мно­же­ство обра­зов свя­тых, ико­но­стас. В алтаре, как пра­вило, изоб­ра­жа­ется Тай­ная Вечеря, где Гос­подь сидит на Пре­столе в окру­же­нии апо­сто­лов. А купол, как пра­вило, вен­чает образ Хри­ста во славе. Как раз этот образ – Гос­подь воз­нес­шийся, явив­шийся во славе, являет собой апо­ка­лип­тич­ный образ и дает пол­ное пред­став­ле­ние небес­ной литур­гии, кото­рая совер­ша­ется вме­сте с нами здесь, на земле.

– Да, это небес­ное покло­не­ние. Книга Откро­ве­ния ярчай­шим обра­зом пока­зы­вает нам, во-пер­вых, апо­столь­скую веру в Боже­ствен­ность Иисуса Хри­ста, потому что покло­не­ние Агнцу Божию Иисусу Хри­сту идет наравне с Богом Отцом. Это один из ярчай­ших при­ме­ров покло­не­ния Древ­ней Церкви Иисусу Хри­сту как Богу. Ведь суще­ствует много кри­ти­ков, кото­рые, утвер­ждая исто­рич­ность Иисуса Хри­ста, отри­цают Его Боже­ствен­ность либо, отри­цая Его Боже­ствен­ность, при­пи­сы­вают Ему только про­ро­че­ское зва­ние, слу­же­ние. Как раз Книга Апо­ка­лип­сис – яркое бельмо на глазу такого рода критиков.

– В завер­ше­ние Вы можете поже­лать что-то нашим телезрителям…

– Я хочу поже­лать теле­зри­те­лям не бояться апо­ка­лип­сиса, полю­бить Свя­щен­ное Писа­ние, стре­миться его познать и воору­житься тер­пе­нием, чтобы открыть для себя всю глу­бину бого­по­зна­ния через Свя­щен­ное Писа­ние, и под­креп­лять это лице­зре­нием обра­зов в пра­во­слав­ных хра­мах и пра­во­слав­ной тра­ди­ции, соеди­ня­ясь со Хри­стом в Боже­ствен­ной Евхаристии.

– Бла­го­дарю Вас. Хочу напом­нить нашим теле­зри­те­лям, что кроме любви к Свя­щен­ному Писа­нию отец Сер­гий имеет боль­шой науч­ный инте­рес к нему и иссле­дует как раз Книгу Откро­ве­ния Иоанна Бого­слова. Будем наде­яться, что когда-нибудь отец Сер­гий напи­шет труд для нас с разъ­яс­не­ни­ями слож­ных мест. Желаю Вам пло­до­твор­ной работы!

– Спа­сибо!

Веду­щий Михаил Проходцев
Запи­сала Мар­га­рита Попова

Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки