Библиотеке требуются волонтёры

Библия в понимании мусульман

Норман Л. Гай­слер

Оглав­ле­ние:



Мусуль­мане убеж­дены, что Коран есть Сло­во Божие, пре­вос­хо­дя­щее все преды­ду­щие откро­ве­ния. Чтобы сохра­нять такую свою убеж­ден­ность, им при­хо­дится посто­янно оспа­ри­вать про­ти­во­ре­ча­щие этому утвер­ждения их глав­ного сопер­ника, Библии.

Нападки на Библию

Кри­ти­че­ские выпа­ды мусуль­ман против Библии можно разде­лить на две основ­ные кате­го­рии: во-первых, речь идет о том, что текст Писа­ния был изме­нен или сфаб­ри­ко­ван; во-вторых, в хри­сти­ан­ское веро­уче­ние вкра­лись докт­ринальные ошибки, такие как вера в вопло­щение Христа, в един­ство ипо­ста­сей Трои­цы, а также кон­цеп­ция пер­во­род­ного греха (Waardenburg, 261–63).

Вос­хва­ле­ние изна­чаль­ной Библии

Как ни странно, но иногда Коран награж­дает иудей­ско-хри­сти­ан­ское Писа­ние такими почет­ными титу­лами, как «книга Бога» (Аллаха), «Слово Бога», «свет и руководи­тельство для людей», «[реше­ние всех воп­росов]», «[руко­вод­ство и мило­сер­дие]» {«данная в путе­во­ди­тель­ство и как мило­сердие»}, «кни­га­яс­ная», «[осве­ще­ние, про­светление]» (al-furqan), «Еван­ге­лие, в кото­ром — руко­вод­ство и свет, и с подтвержде­нием истин­но­сти того, что нис­по­слано до него в Торе», а также «руко­вод­ство и уве­щание для бого­бо­яз­нен­ных» — Коран, сура 5:50/46 (Takle, 217). Коран при­зы­вает хри­стиан загля­нуть в их соб­ствен­ное Писа­ние, чтобы узнать Божие откро­ве­ние, предна­значенное для них (Коран, сура 5:51/47). И даже сам Мухам­мед в какой-то момент при­зывается пове­рить истин­ность своей пропо­веди по содер­жа­нию преды­ду­щего божест­венного откро­ве­ния иудеям и хри­сти­а­нам (Коран, сура 10:94).

Библия откла­ды­ва­ется в сто­рону

Эти вос­хва­ле­ния Библии могут ввести в заблу­ждение, так как мусуль­мане спешат объя­вить, что Коран пре­вос­хо­дит все предыду­щие откро­ве­ния, осно­вы­ва­ясь на ислам­ской кон­цеп­ции раз­вер­ты­ва­ю­ще­гося от­кровения. Тем самым они рас­счи­ты­вают дока­зать, что Коран есть испол­не­ние и от­мена менее полных откро­ве­ний, таких как Библия. Один ислам­ский бого­слов выража­ет эту общую убеж­ден­ность сле­ду­ю­щим об­разом: хотя мусуль­ма­нам и над­ле­жит ве­рить в Тору (Мои­сеев закон), Zabur (Псал­мы Давида) и Injil (Еван­ге­лие), тем не ме­нее, согласно «самым выда­ю­щимся бого­словам», эти книги в их нынеш­нем состоя­нии «иска­жены». Он про­дол­жает: «Верить нужно в то, что Коран есть бла­го­род­ней­шая из книг […] Это послед­нее из нис­шед­ших бого­дан­ных писа­ний, отме­ня­ю­щее все пред­ше­ству­ю­щие книги […] Для Корана невоз­можно под­верг­нуться ника­кому изме­нению или иска­же­нию» (Jeffery, 126–28). И хотя это самый рас­про­стра­нен­ный взгляд среди исла­ми­стов, многие мусуль­мане все же заяв­ляют, что верят в свя­тость и истин­ность ныне име­ю­щейся Библии. Однако это, по боль­шей части, только слова, так как они твердо уве­рены во все­до­ста­точ­но­сти Корана. Лишь очень немно­гие действи­тельно брали в руки Библию.

Против Вет­хого Завета

У мусуль­ман зача­стую про­яв­ля­ется менее благоприят­ное отно­ше­ние к Вет­хому Завету, кото­рый, как они пола­гают, был иска­жен учи­те­лями закона. Обви­не­ния вклю­чают в себя: со­крытие Слова Божи­его (Коран, сура 2:39/42; 3:64/71), иска­же­ние в своих кни­гах слов и смысла Писа­ния (Коран, сура 3:72/78; 4:48/46), неве­рие во все части Пи­сания одно­вре­менно (Коран, сура 2:79/85) и незна­ние, чему в дей­стви­тель­но­сти учит их соб­ствен­ное Писа­ние (Коран, сура 2:73/78). Эту кри­тику мусуль­мане распро­страняют и на хри­стиан.

Из-за неод­но­знач­но­сти в утвер­жде­ниях Корана мусуль­мане при­дер­жи­ва­ются раз­личных (иногда про­ти­во­ре­ча­щих друг дру­гу) взгля­дов на Библию. Напри­мер, извест­ный ислам­ский рефор­ма­тор Мухам­мед Аб- дух (Abduh) пишет: «Библия, Новый Завет и Коран — это три согла­су­ю­щи­еся книги; рели­ги­оз­ные люди изу­чают все три и равно ува­жают их. Таким обра­зом, боже­ствен­ное учение завер­шено, и истин­ная рели­гия си­яет в веках» (Dermenghem, 138). Еще один мусуль­ман­ский автор пыта­ется гармонизи­ровать три вели­кие миро­вые рели­гии так: «иуда­изм сосре­до­то­чен на Спра­вед­ли­во­сти и Пра­вед­но­сти; хри­сти­ан­ство — на Любви и Мило­сер­дии; ислам — на Брат­стве и Ми­ре» (Waddy, 116). И все же наи­бо­лее типи­чный для мусуль­ман подход к данной теме иллю­стри­ру­ется ком­мен­та­рием исламско­го апо­ло­гета Аджи­джолы:

«Первые пять книг Вет­хого Завета отнюдь не сов­па­дают с изна­чаль­ной Торой, но части То­ры были пере­пле­тены с дру­гими повествова­ниями, напи­сан­ными чело­ве­че­скими сущест­вами, и искон­ное настав­ле­ние Гос­пода теряет­ся в этой тря­сине. Точно так же, Четвероеван­гелие Христа не есть то изна­чаль­ное бла­го­вест­во­ва­ние, кото­рое пришло от про­рока Иисуса […] изна­чаль­ное и вымыш­лен­ное, божествен­ное и чело­ве­че­ское настолько сме­ша­лись, что пше­ницу невоз­можно отде­лить от пле­ве­лов. Факт состоит в том, что изна­чаль­ное Слово Божие не сохра­нено ни иуде­ями, ни христиа­нами. Коран, с другой сто­роны, сохра­нен пол­ностью, и ни йота, и ни одна черта не может быть изме­нена или убрана из него» [Ajijola, 79].

Эти обви­не­ния снова при­во­дят нас к ис­ламской док­трине tahrif, то есть искаже­ния иудей­ско-хри­сти­ан­ского Писа­ния. Ис­ходя из неко­то­рых про­ци­ти­ро­ван­ных выше стихов Корана и, что важнее, из своей ма­лой защи­щен­но­сти перед фак­ти­че­ским со­держанием других писа­ний, ислам­ские бо­гословы в целом выра­бо­тали два ответа. По словам Назир-Али, «ранние мусульман­ские ком­мен­та­торы (напри­мер, аль-Табари и ар-Рази) были убеж­дены, что иска­же­ние сво­дится к tahrif bi’al ma’ni, то есть к иска­жению смысла текста без изме­не­ния самого текста. Посте­пенно доми­ни­ру­ю­щей стала кон­цеп­ция tahrif bi’al-lafz, то есть искаже­ния самого текста» (Nazir-Ali, 46). Такого мнения при­дер­жи­ва­лись испан­ские бого­словы ибн Хазм (Hazm) и аль-Бируни.

Еще один иссле­до­ва­тель Корана заявля­ет, будто бы «биб­лей­ская Тора, оче­видно, не иден­тична с чистым tawrat [зако­ном], данным Моисею в откро­ве­нии, хотя имеет место зна­чи­тель­ное рас­хож­де­ние во мнени­ях отно­си­тельно того, до какой сте­пени бы­ло иска­жено пер­во­на­чаль­ное Писа­ние». С одной сто­роны, «Ибн Хазм, кото­рый был первым мыс­ли­те­лем, систе­ма­ти­че­ски рас­смотревшим про­блему tabdil [изме­не­ния], утвер­ждал […], что сам текст был иска­жен или фаль­си­фи­ци­ро­ван (taghyr), и еще он при­влек вни­ма­ние к без­нрав­ствен­ным рас­сказам, нашед­шим себе место в своде». С другой сто­роны, ибн Халдун (Khaldun) по­лагал, что «сам текст не был иска­жен, но иудеи и хри­сти­ане неверно тол­ко­вали свое Писа­ние, осо­бенно такие тексты, в кото­рых пред­ре­ка­лась или про­воз­гла­ша­лась миссия Мухам­меда и при­ше­ствие ислама» (Waardenburg, 257).

Выка­зы­вает ли ислам­ский бого­слов боль­ше или меньше ува­же­ния к Библии, и будет ли он ее цити­ро­вать, а если да, то каким обра­зом, — зави­сит от его кон­крет­ного тол­кования кон­цеп­ции tabdil. Ибн Хазм, на­пример, отвер­гал почти весь Ветхий Завет как фаль­си­фи­ка­цию, и все же с удовольст­вием цити­ро­вал небла­го­при­ят­ные отзывы из книг tawrat о том, насколько плохо об­стояло дело с верой и пове­де­нием у Ваnu Isra’il, видя в них сви­де­тель­ства против иу­деев и их рели­гии.

Против Нового Завета

Видный ислам­ский ком­мен­та­тор Юсуф Али наста­и­вает, что «Injil, о кото­ром гово­рится в Коране, не есть Новый Завет. Это не то Четвероеванге­лие, кото­рое ныне при­нято в каче­стве кано­нического. То было единое Еван­ге­лие, учит нас ислам, рас­кры­тое Иисусу и проповедан­ное Им. Фраг­менты его сохра­ни­лись в об­щепризнанных кано­ни­че­ских Еван­ге­лиях и в неко­то­рых других Еван­ге­лиях, оставив­ших извест­ные следы» (Ali, 287). Дела­ются прямые выпады против Нового Завета и хри­сти­ан­ского веро­уче­ния. В их число вхо­дят обви­не­ния в том, что имели место иска­жение и фаль­си­фи­ка­ция текста божествен­ного откро­ве­ния, допу­щены доктриналь­ные ошибки, такие как вера в вопло­ще­ние Христа, в три­един­ство Бога, в учение о пер­вородном грехе (Waardenburg, 261–63).

Между ислам­скими бого­сло­вами ведется поле­мика по вопросу о том, имеют ли люди Книги соуча­стие в веч­но­сти. Хотя средне­статистический мусуль­ма­нин может счи­тать любого, кто был «хоро­шим челове­ком», достой­ным спа­се­ния, в теории исла­ма, если при­нять во вни­ма­ние все замеча­ния Корана на данную тему, воз­ни­кает до­статочно серьез­ная неопре­де­лен­ность.

В среде клас­си­че­ских ислам­ских бого­словов иудеи и хри­сти­ане обычно расцени­ваются как неве­ру­ю­щие (kafar) из-за того, что не при­знают Мухам­меда истин­ным про­роком Божиим. Напри­мер, как мы обнару­живаем в ком­мен­та­риях к Корану, сделан­ных Табари, одним из наи­бо­лее ува­жа­е­мых ислам­ских ком­мен­та­то­ров всех времен, ав­тор, хотя и про­во­дит раз­ли­чие между людь­ми Книги и мно­го­бож­ни­ками (mushrikun) и высоко ставит первых, недву­смыс­ленно за­являет, что боль­шин­ство иудеев и хри­стиан пре­бы­вают в неве­рии и погрязли в грехе, поскольку отка­зы­ва­ются при­знать истин­ность Мухам­меда (Antes, 104–5).

К этому добав­ля­ются обви­не­ния, направ­ленные против хри­сти­ан­ской веры в боже­ственную сущ­ность Христа как Сына Бо­жиего, веры, кото­рая при­рав­ни­ва­ется к не­простительному греху shirk и неод­но­кратно кате­го­ри­че­ски осуж­да­ется в Коране. Осуж­дение хри­стиан выра­жено в стихе 5:76/72: «Не веро­вали те, кото­рые гово­рили: “Ведь Аллах — Мессия, сын Марйам” […] Ведь кто при­дает Аллаху сото­ва­ри­щей, тому Ал­лах запре­тил рай. Убе­жи­щем для него — огонь, и нет для непра­вед­ных помощни­ков!».

С другой сто­роны, совре­мен­ный ислам­ский бого­слов Фаль­зур Рахман высту­пает против тех, кто, как он при­знает, «предста­вляет собой подав­ля­ю­щее боль­шин­ство ис­ламских ком­мен­та­то­ров». Он отста­и­вает то мнение, что спа­се­ние дости­га­ется не фор­мальным при­со­еди­не­нием к мусульман­ской вере, но, как ука­зы­ва­ется в Коране, верою в Бога и в послед­ний день и доб­рыми делами (Rahman, 166–67). Поле­мика про­должается, и каждый отдельно взятый му­сульманин может встать в этом споре на ту или иную сто­рону, осно­вы­ва­ясь на собст­венном пони­ма­нии вопроса.

Ответ на ислам­ские обви­не­ния

Одним из при­зна­ков того, что такая пози­ции исла­мистов имеет кри­ти­че­ские дефекты, явля­ется внут­рен­няя непо­сле­до­ва­тель­ность в самих ислам­ских пред­став­ле­ниях о Писа­нии. Эти несо­от­вет­ствия можно про­сле­дить по сле­ду­ю­щим цита­там из Корана:

Изна­чаль­ный Новый Завет («Еван­ге­лие») есть откро­ве­ние Бога (Коран, сура 5:50/46, 7268, 7369, 7672).

Иисус был про­ро­ком, и мусуль­мане долж­ны верить в Его слова (Коран, сура 4:169/171; 5:82/78). Как отме­чает исла­мист Муфас­сир, «мусуль­мане верят, что все про­роки были истин­ными, поскольку слу­же­ние для рода чело­ве­че­ского им пре­поручено все­мо­гу­щим Богом (Алла­хом)» (Mufassir, i).

Хри­сти­ане были обя­заны при­зна­вать Но­вый Завет во вре­мена Мухам­меда (седь­мой век по Р.Х.; Коран, сура 10:94).

В суре 10 Мухам­меду ска­зано: «Если же ты в сомне­нии о том, что Мы нис­по­слали тебе, то спроси тех, кото­рые читают писа­ние до тебя. Пришла к тебе истина от Твоего Гос­пода; не будь же из колеб­лю­щихся!». Как отме­чает Абдул Хакк, «ученых мужей ислама этот стих при­во­дит в груст­ное недо­умение, ведь он, похоже, отсы­лает про­рока к людям Книги, кото­рые могли бы разре­шить его сомне­ния» (Abdul-Haqq, 23). Одно из самых стран­ных тол­ко­ва­ний этого места таково, что сура фак­ти­че­ски обра­щена к тем, кто сомне­ва­ется в при­зва­нии про­рока. Другие заяв­ляют, что «обра­щена она к са­мому Мухам­меду, но речь идет о том, что, как бы они ни ста­ра­лись испор­тить и раз­вернуть компас, он всегда ука­зы­вает на один и тот же небес­ный полюс — чистоту и сохран­ность Писа­ния». Тем не менее Абдул-Хакк про­дол­жает: «И опять же, если мы примем, что сура обра­щена к тем, кто сомне­ва­ется в истин­но­сти Ислама, это бро­сает тень на все обос­но­ва­ния миссии проро­ка; за отве­том на сомне­ния по ее поводу пред­ла­га­ется обра­титься к иудеям [или хри­сти­а­нам]; что может лишь уси­лить до­воды об авто­ри­тет­но­сти Писа­ния — а это вывод, к кото­рому ислам­ские кри­тики вряд ли готовы».

Хри­сти­ане воз­ра­жают, что Мухам­мед не стал бы обра­щаться к ним, чтобы при­нять иска­жен­ный текст Нового Завета. Кроме того, Новый Завет времен Мухам­меда по суще­ству сов­па­дает с совре­мен­ным тек­стом, так как совре­мен­ный текст Нового Завета осно­ван на руко­пи­сях, создан­ных за несколько сто­ле­тий до Мухам­меда. Сле­до­ва­тельно, по логике этого стиха Корана, мусуль­мане должны при­знать аутен­тич­ность современ­ной Библии. Но в таком случае они должны при­знать и учение о бого­сы­нов­стве Иисуса, и док­трину Троицы, поскольку именно этому учит Новый Завет. Однако мусульма­не кате­го­ри­че­ски отвер­гают эти док­трины, тем самым созда­вая в исламе глу­бо­кую вну­треннюю дилемму.

Еще один пример непо­сле­до­ва­тель­но­сти в ислам­ском отно­ше­нии к Библии заключа­ется в том, что Коран про­воз­гла­шает Биб­лию «Словом Божиим» (Коран, сура 2:70/75). Мусуль­мане также наста­и­вают, что Слово Божие не может быть изме­нено или иска­жено. Однако, как ука­зы­вает Пфандер, «если оба эти утвер­жде­ния верны […] то отсюда сле­дует, что Библия не была изме­нена или иска­жена ни до вре­мени Му­хаммеда, ни после» (Pfander, 101). Тем не менее ислам­ское веро­уче­ние утвер­ждает, будто бы Библия была иска­жена, что и по­рождает про­ти­во­ре­чие.

Как ука­зы­вает исла­мист Ричард Белл, нера­зумно пред­по­ла­гать, будто бы иудеи и хри­сти­ане могли объ­еди­ниться в заго­воре об изме­не­нии текста Вет­хого Завета. Ведь «их [иудеев] чув­ства по отно­ше­нию к хри­стианам всегда были враж­деб­ными» (Bell, 164–65). С какой бы стати две враж­ду­ю­щие сто­роны (иудеи и хри­сти­ане), пользовавши­еся одним и тем же тек­стом Вет­хого Завета, сго­во­ри­лись изме­нить его, под­твер­ждая те­зисы своего общего про­тив­ника, мусуль­ман? В этом нет ника­кого смысла. Далее, в пред­по­ла­га­е­мое время тек­сту­аль­ных изме­нений иудеи и хри­сти­ане были рас­се­яны по всему миру, из-за чего гипо­те­ти­че­ское сот­рудничество в иска­же­нии текста было не­возможным. И коли­че­ство нахо­дя­щихся в обра­ще­нии экзем­пля­ров Вет­хого Завета бы­ло слиш­ком велико, чтобы про­из­ве­сти еди­нообразное изме­не­ние. Кроме того, нет ни­каких упо­ми­на­ний о таких изме­не­ниях со сто­роны бывших иудеев и хри­стиан, при­нявших в тот период ислам, а уж они-то навер­няка не пре­ми­нули бы ска­зать об этом, будь это прав­дой (см. McDowell, 52–53).

Про­ти­во­ре­чие с фак­ти­че­ским сви­де­тель­ством

Более того, отри­ца­ние мусуль­манами Нового Завета про­ти­во­ре­чит чрез­вычайно весо­мому руко­пис­ному свидетель­ству. Все Еван­ге­лия сохра­ни­лись в папиру­се Chester Beatty Papyri, создан­ном около 250 г. И весь Новый Завет содер­жится в руко­писи Vaticanus Ms. (В), дати­ру­е­мой при­бли­зи­тельно 325–350 г. Име­ется свы­ше 5.300 других руко­пи­сей Нового Завета, отно­ся­щихся к пери­оду от вто­рого до пят­на­дца­того веков (и сотни из них напи­саны до Мухам­меда), а этим под­твер­жда­ется, что мы рас­по­ла­гаем по сути тем же самым тек­стом Нового Заве­та, кото­рый суще­ство­вал во вре­мена Му­хаммеда. Эти руко­писи под­твер­ждают так­же, что наш текст — все тот же исход­ный текст Нового Завета, кото­рый был напи­сан в первом сто­ле­тии. Эти руко­писи обра­зуют непре­рыв­ную цепь сви­де­тель­ства. Напри­мер, самый ранний извест­ный фраг­мент Нового завета, «Фраг­мент Джона Рай­ленда» (John Rylands Fragment), дати­ру­ется при­мерно 117–138 г. В нем сохра­ни­лись стихи из главы Ин. 18 именно в таком виде, в каком они при­ве­дены в совре­мен­ном тек­сте Нового Завета. Точно так же в «Папиру­се Бод­мера» (Bodmer Papyri), вос­хо­дя­щем при­мерно к 200 г., сохра­нился цели­ком тот самый текст посла­ний Петра и Иуды, кото­рый нам изве­стен. Боль­шая часть Нового Завета, вклю­чая Чет­ве­ро­е­ван­ге­лие, содер­жится в Chester Beatty Papyii, а весь текст Нового Завета можно найти в руко­писи Va­ticanus, дати­ру­е­мой при­бли­зи­тельно 325 г. Нет абсо­лютно ника­ких данных о том, что­бы содер­жа­ние Нового Завета было испор­чено или иска­жено, как заяв­ляют мусуль­мане (см. Geisler and Nix, chap. 22).

И нако­нец, мусуль­мане поль­зу­ются либе­ра­лист­ской кри­ти­кой Нового Завета, что­бы дока­зать, что Новый Завет был иска­жен, неверно рас­це­ни­ва­ется и дати­ру­ется. Однако совре­мен­ный либе­раль­ный иссле­до­ва­тель Нового Завета Джон А. Т. Робин­сон (Robinson) пришел к выводу, что текст Еван­ге­лия был создан заве­домо при жизни апо­сто­лов, между 40 и 60 гг. по Р.Х. Бывшая уче­ница Бульт­мана, ново­за­вет­ный критик Эта Лин­не­манн еще позд­нее пришла к выводу, что такая пози­ция, будто бы сохра­нив­шийся в руко­пи­сях текст Нового Завета не расска­зывает о дей­стви­тель­ных словах и делах Иисуса, больше не имеет обос­но­ва­ний. Она пишет: «Со вре­ме­нем я все больше и больше убеж­да­лась, что зна­чи­тель­ная часть ново­заветной кри­тики в том виде, в каком она прак­ти­ку­ется при­вер­жен­цами историко­критического бого­сло­вия, не заслу­жи­вает звания науки» (Linnemann, 9). Она продол­жает: «Еван­ге­лия отнюдь не пред­став­ляют собой лите­ра­тур­ные про­из­ве­де­ния, в кото­рых твор­че­ски пере­ра­ба­ты­ва­ется уже за­конченный мате­риал, в той манере, в какой Гёте пере­ра­бо­тал попу­ляр­ную исто­рию о док­торе Фаусте» (ibid., 104). Напро­тив, «каждое Еван­ге­лие содер­жит завер­шен­ное и уни­каль­ное в своем роде сви­де­тель­ство. Своим суще­ство­ва­нием оно обя­зано прямой или кос­вен­ной при­част­но­сти к собы­тиям» (ibid., 194).

Более того, обра­ще­ние ислам­ских аполо­гетов к подоб­ной либе­ра­лист­ской кри­тике под­ры­вает их соб­ствен­ное учение о Коране. Ислам­ские авторы любят цити­ро­вать выво­ды либе­ра­ли­стов о Библии, не уделяя дос­таточно серьез­ного вни­ма­ния их предпо­сылкам. Отри­ца­ние всего сверхъестествен­ного, кото­рое застав­ляет либе­ра­лист­ских кри­ти­ков Библии отка­зы­вать Моисею в ав­торстве Пяти­кни­жия, ссы­ла­ясь, в частно­сти, на упо­треб­ле­ние в разных частях тек­ста разных слов для обо­зна­че­ния Бога, мог­ло бы точно таким же обра­зом при­ве­сти к заклю­че­нию, что Коран не напи­сан Мухам­медом. Ведь в разных местах Корана тоже встре­ча­ются раз­лич­ные имена Бога. Слово Allah обо­зна­чает Бога в сурах 4, 9, 24, 33, однако в сурах 18, 23 и 25 исполь­зу­ется слово Rab (Harrison, 517). Мусуль­мане словно бы нахо­дятся в бла­жен­ном неведе­нии отно­си­тельно того, что взгляды подоб­ных кри­ти­ков осно­ваны на отри­ца­нии ими всего сверхъ­есте­ствен­ного и, применитель­но к Корану и к своду Хадис, точно так же под­ры­вали бы основы мусуль­ман­ского ве­роучения. Словом, после­до­ва­тель­ные исла­мисты не могут апел­ли­ро­вать к кри­тике Нового Завета, осно­ван­ной на убеж­де­нии, что чудес не бывает, если только не хотят оспо­рить и свою соб­ствен­ную веру.

Заклю­че­ние

Если хри­сти­ане в дни Му­хаммеда были обя­заны при­зна­вать свой Но­вый Завет и если вели­кое мно­же­ство руко­писей под­твер­ждает, что совре­мен­ный текст Нового Завета остался, в сущ­но­сти, тем же самым, каким и был, то, согласно учению самого Корана, хри­сти­ане обя­заны при­нять ново­за­вет­ное учение. Однако Но­вый Завет и сего­дня под­твер­ждает, что Ии­сус есть Сын Божий, Кото­рый умер на кре­сте за наши грехи и через три дня вос­крес. Но это уже про­ти­во­ре­чит Корану. Таким обра­зом, отри­ца­ние мусуль­ма­нами аутен­тичности Нового Завета несов­ме­стимо с их соб­ствен­ной верой в бого­дух­но­вен­ность Ко­рана.

Биб­лио­гра­фия

  1. A. A. Abdul-Haqq, Sharing Your Faith with a Muslim.
  2. A. A. D. Ajijola, The Essence of Faith in Isiam.
  3. A. Y. Ali, The Hoiy Qur’an.
  4. P. Antes, «Relations with the Unbelievers in Islamic The­ology» //A. Shimmel and A. Falaturi, eds., We Believe in One God.
  5. R. Bell, The Origin of Isiam in Its Christian Environment. M. Bucaille, The Bible, the Qur’an and Science.
  6. W. Campbell, The Qur’an and the Bible in the Light of History and Science.
  7. E. Dermenghem, Muhammad and the Islamic Tradition.
  8. N. L. Geisler and A. Saleeb, Answering Islam: The Crescent in the Light of the Cross.
  9. N. L. Geisler and and W.E.Nix, General Introduction to the Bibie, rev. ed.
  10. R. K. Harrison, Introduction to the Oid Testament.
  11. A. Jeffery, ed., Isiam, Muhammad and his Religion.
  12. Linnemann, Is There a Synoptic Problem? Rethinking the Literary Dependence of the First Three Gospels.
  13. J. McDowell, The Isiam Debate.
  14. S. S. Mufassir, Jesus, a Prophet of Islam.
  15. M. Nazir-Ali, Frontiers in Musiim Christian Encounter.
  16. G. G. Pfander, The Mizanu’i Haqq.
  17. F. Rahman, Major Themes of the Qur’an.
  18. J. Waardenburg, «World Religions as Seen in the Light of Islam» //Islam: Past Influence and Present Challenge.
  19. Waddy, The Muslim Mind.

Норман Л. Гай­слер. Энцик­ло­пе­дия хри­сти­ан­ской апо­ло­ге­тики. Библия для всех. СПб., 2004. С. 115–119.

Размер шрифта: A- 15 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: A T G
Текст:
Боковая панель:
Сбросить настройки