Что такое пра­во­сла­вие?

Петр А. Бориц

Оглав­ле­ние:



По бла­го­сло­ве­нию Свя­тей­шего Пат­ри­арха Мос­ков­ского и всея Руси Алек­сия II

От автора

XX век – это век тех­ни­че­ского раз­ви­тия и тех­ни­че­ских дости­же­ний. Чело­век пре­одо­лел свое бес­си­лие перед при­ро­дой и достиг высо­кого уровня циви­ли­за­ции. Можно ска­зать, что мы живем в такое время, когда весь мир объ­еди­нен. Не суще­ствует больше отда­лен­ных мест, до кото­рых надо было доби­раться меся­цами. Мы уже не гово­рим, как это было в про­шлом, о Востоке и Западе, как о раз­де­лен­ных мно­гими кило­мет­рами. Сейчас между ними не суще­ствует рас­сто­я­ния. Люди стали легко зна­ко­миться и также легко общаться с людьми другой наци­о­наль­но­сти и рели­гии. Такая лег­кость в обще­нии, бра­та­ние и дружба, отли­ча­ю­щие совре­мен­ного чело­века, вне сомне­ния, явля­ются обна­де­жи­ва­ю­щим при­зна­ком про­гресса, достиг­ну­того чело­ве­ком.

Тем не менее, в сфере духов­ной воз­ни­кают малые и боль­шие про­блемы. Многие ино­странцы (обычно като­лики и про­те­станты), посе­ща­ю­щие Грецию и ее извест­ные памят­ники, среди кото­рых есть хри­сти­ан­ские памят­ники (Святая Гора, Метеора и т.д.), кото­рыми вос­хи­ща­ются уже несколько веков, спра­ши­вают с сомне­нием:

- Неужели это тот Хри­стос, Кото­рому мы и вы покло­ня­емся? Что раз­де­ляет нас?

Что такое Пра­во­сла­вие, кото­рое вы так пре­данно защи­ща­ете?

На стра­ни­цах этой книги мы попы­та­емся кратко, но вра­зу­ми­тельно отве­тить на сле­ду­ю­щие вопросы:

  1. Что такое Пра­во­сла­вие?
  2. Что явля­ется при­чи­ной схизмы между Церк­вями?
  3. Какие еще есть раз­ли­чия между Церк­вями, раз­де­ля­ю­щие их и по сей день?
  4. Каковы пред­по­сылки для истин­ного и Боже­ствен­ного еди­не­ния?

I. Что такое Пра­во­сла­вие?

Святой Ана­ста­сий Синаит, один из ранних отцов Церкви, сказал: «Пра­во­сла­вие – это истин­ное пред­став­ле­ние о Боге и тво­ре­нии». То есть Пра­во­сла­вие – это правая вера, это – сама истина. Хри­стос сказал: «Я есть путь, истина и жизнь», Он – вопло­щен­ная Истина. Мы можем найти и познать истину только во Христе, сле­до­ва­тельно, мы можем быть спа­сены только во Христе.

Согласно выше­ска­зан­ному, Пра­во­сла­вие – Истина – отож­деств­ля­ются со Хри­стом, Кото­рый есть Вечная Истина. Бог-Троица есть источ­ник Истины, и то, как Он выра­жает Свое суще­ство­ва­ние – фун­да­мен­таль­ным и вечным Пра­во­сла­вием, к чему при­зы­ва­ются люди, тоже явля­ется Исти­ной.

После своего гре­хо­па­де­ния чело­век утра­тил Божию бла­го­дать, т.е. он отпал от Бога, от Истины. Чтобы вос­ста­но­вить обще­ние с Богом, потомки пер­вого Адама должны войти в обще­ние с новым Адамом, т.е. Хри­стом. Спа­се­ние чело­века воз­можно только во Христе.

Но в виде какой истины пред­ла­гает Себя Хри­стос? Где эта истина оста­ется чистой и неиз­мен­ной?

Ответ найдем в Свя­щен­ной Библии, где Хри­стос назы­вает Себя «столп и утвер­жде­ние истины» (1Тим. 3:15).

Это – воля Бога, чтобы чело­век пришел к Истине, т.е. ко Христу (вопло­щен­ному в Пра­во­сла­вии) и только в Его теле, Церкви. Искуп­ле­ние чело­века, его воз­вра­ще­ние и соеди­не­ние с Богом, само спа­се­ние чело­века воз­можно только в Церкви. Цер­ковь была создана на земле, потому что только в ней чело­век может обре­сти свое истин­ное суще­ство­ва­ние, соеди­ниться с Богом и со всем миром. Так чело­век нахо­дит в Церкви смысл жизни, свой путь и, более того, истин­ное соеди­не­ние с дру­гими людьми и всем тво­ре­нием. По апо­столу Павлу, Цер­ковь есть «тело Его, пол­нота Напол­ня­ю­щего все во всем» (Еф. 1:23).

Спа­се­ние, кото­рое Хри­стос даро­вал нам через Свое рас­пя­тие на Кресте и Вос­кре­се­ние, про­дол­жа­ется в Церкви. Поэтому бла­жен­ный Авгу­стин назвал Цер­ковь «Хри­стом, про­сти­ра­ю­щимся в веках». Это озна­чает, что Цер­ковь есть Хри­стос, Кото­рый даже после Своего Вос­кре­се­ния и Воз­не­се­ния, про­дол­жает спа­се­ние мира в Святом Духе. Чело­ве­че­ство непре­рывно обре­тает Бога в теле Христа – Церкви. «Поэтому мы не можем отде­лить Христа от Церкви. Не может быть Церкви без Христа, а Христа не может быть вне Церкви, т.е. нет истины, нет и спа­се­ния. Истина, суще­ству­ю­щая вне тела Христа, вне Церкви, похожа на золо­тую пыль в грязи. Это ничто иное как рас­се­ян­ные лучи боже­ствен­ного при­сут­ствия в падшей при­роде чело­века и его неспо­соб­ность вос­стать и спа­стись.»[1].

Хри­стос, как Вечная Истина – Пра­во­сла­вие – ведет нас к спа­се­нию через Свою Цер­ковь. Поэтому Цер­ковь – это осно­ва­ние истины. Если кто-либо хочет под­линно узнать Христа, в Его кафо­лич­но­сти и пол­ноте, он обя­за­тельно должен при­об­щиться Церкви. «Вне Церкви, даже в так назы­ва­е­мых «хри­сти­ан­ских» ересях, невоз­мож­ность найти под­лин­ного Христа исклю­чает воз­мож­ность спа­се­ния.»[2] Выска­зы­ва­ние св. Кипри­ана, епи­скопа Кар­фа­ген­ского, что «вне Церкви нет спа­се­ния», не явля­ется пре­уве­ли­че­нием. «Без Церкви мы не спо­собны познать Христа. Также как без Церкви мы не можем понять Свя­щен­ное Писа­ние, а точнее Библию, кото­рая при­над­ле­жит Церкви. Но верным явля­ется и то, что для позна­ния Христа в Церкви, суще­ству­ю­щей здесь и сейчас, Цер­ковь должна быть выра­же­нием Христа во всей Его пол­ноте. Иначе истин­ный Хри­стос оста­ется неиз­вест­ным и недо­ся­га­е­мым, а чело­век оста­ется вне спа­се­ния, – это явля­ется сутью раз­лич­ных ересей. Только в Церкви, Пра­во­сла­вии, т.е. пра­виль­ной вере, чело­век под­линно встре­чает Христа и спа­са­ется»[3].

Цер­ковь, по одному из святых отцов, есть «собра­ние пра­во­слав­ных людей». Цер­ковь живет в веках и живет как Пра­во­сла­вие. Цер­ковь немыс­лима без Пра­во­сла­вия, и только при этом усло­вии мы можем понять Цер­ковь как пре­да­ние, кото­рое явля­ется боже­ствен­ным и дина­мич­ным дви­же­нием Бога в Исто­рии. Румын­ский бого­слов Дмит­рий Ста­ни­лас гово­рит, что «Пра­во­сла­вие – это живое состо­я­ние, непре­рыв­ная жизнь Церкви».

«Цер­ковь всегда счи­тала своей наи­выс­шей ответ­ствен­но­стью и обя­зан­но­стью сохра­нять в Святом Духе апо­столь­скую веру неиз­мен­ной и чистой. Если Цер­ковь не оста­лась верной истине своего суще­ство­ва­ния, то она не могла остаться верной самой себе и сохра­нить свою тож­де­ствен­ность. Содер­жа­ние и сущ­ность Церкви есть Пра­во­сла­вие»[4].

Эта ответ­ствен­ность Церкви хра­нить истину через пре­да­ние не явля­ется чем-то абстракт­ным. Цер­ковь забо­тится, чтобы каждый из ее детей оста­вался в истине, в «орто­док­сии» и «орто­прак­сисе» (т.е. правой вере и правом дела­нии).

Каждый хри­сти­а­нин в Церкви должен не только просто верить, но верить в одного Бога; верить не только в высшую и неви­ди­мую силу, но в Бога-Троицу, Кото­рый открыл Себя во Христе. Также как он должен не просто любить, но любить Бога, любя своего ближ­него. Цер­ковь обя­зана сохра­нить это пра­во­сла­вие веры и жизни и нести это в мир своей мис­сией, своим сви­де­тель­ством»[5].

Помня об этом легко понять, почему Цер­ковь отвер­гает всех, кто ста­ра­ется извра­тить или отка­зы­ва­ется при­нять правду Церкви, тех, кто ста­ра­ется при­ба­вит или опу­стить что-либо, отно­ся­ще­еся к истине, кото­рая есть Сам Хри­стос. Цер­ковь отвер­гает их как ере­ти­ков не из-за недо­статка любви к чело­веку, но, наобо­рот, по без­гра­нич­ной любви к нему, потому что вне Церкви нет спа­се­ния. Цер­ковь не может под­вер­гать риску или жерт­во­вать прав­дой и пра­во­слав­ной исти­ной (верой), иначе она поте­ряет свою тож­де­ствен­ность и кафо­лич­ность. «Хри­сти­а­нин любого воз­раста должен при­нять все, что открыл Хри­стос и что дает Его Тело (Цер­ковь). Он должен при­нять всю правду, а не «мини­мум» ее. Кафо­лич­ность и пра­во­сла­вие Церкви пред­став­лены только в пол­ноте и целост­но­сти веры. Цер­ковь кафо­лична настолько, насколько она пра­во­славна, только так она пред­став­ляет пол­ноту правды во Христе»[6] .

Сего­дня мы при­выкли упро­щать вещи и стали рав­но­душны к Правде Церкви. Став поверх­ност­ными и лег­ко­мыс­лен­ными, мы уде­ляем вни­ма­ние внеш­ним формам и утвер­ждаем, что доста­точно при­ни­мать основу веры, а все, что сверх того – бес­смыс­ленно. Дог­маты и каноны напи­саны чело­ве­ком, и «ради любви к чело­веку» их надо оста­вить.

«Однако дог­маты, как пра­вила веры, не раз­ру­шают един­ство веры, они пред­став­ляют собой гра­ницы Пра­во­сла­вия, Церкви, чтобы отде­лить от ереси Цер­ковь как пра­во­сла­вие… Потому что Цер­ковь, как основа веры, – это пол­нота правды во Христе»[7].

Церкви необ­хо­димо одно: сохра­не­ние истины неиз­мен­ной, как она была дана. Для этого Цер­ковь моби­ли­зует все свои силы против ереси, кото­рая явля­ется самым опас­ным врагом. Гоне­ния на Цер­ковь нико­гда не угро­жали ее един­ству или сохра­не­нию истины. Наобо­рот, часто спо­соб­ство­вали соби­ра­нию сил Церкви. А ересь всегда при­но­сила беду. Потому что ересь, кото­рая явля­ется ничем иным, как уда­ле­нием от правды, угро­жает суще­ство­ва­нию самой Церкви, угро­жает Истине раз­де­ле­нием Ее. Однако Хри­стос раз­де­лен­ный, Кото­рый не явля­ется целост­ной, «вопло­щен­ной прав­дой» не явля­ется и тем Хри­стом, Кото­рый спа­сает. Ере­тики не отри­цают всю истину, они не отка­зы­ва­ются от Христа, но и не при­ни­мают Христа во всей пол­ноте, а только часть Его. Арий, напри­мер, при­ни­мая чело­ве­че­скую при­роду Христа, отри­цал боже­ствен­ную. Другие, при­ни­мая Его боже­ствен­ную при­роду, отри­цали чело­ве­че­скую. Но никто из них не при­ни­мал Христа во всей Его пол­ноте, Христа неде­ли­мого.

«Правда Христа в Его пол­ноте, един­стве, кото­рое всегда должно оста­ваться неде­ли­мым. Ересь, однако, ста­ра­ется под­чи­нить правду цер­ков­ного пре­да­ния кри­те­рию пад­шего чело­века. Еретик ста­но­вится судьей и дает оценку открыв­шейся истине. Поэтому боль­шин­ство ере­ти­ков любой эпохи – раци­о­на­ли­сты. Еретик, став­ший сна­чала жерт­вой гор­до­сти, кото­рая напол­нила его уве­рен­но­стью в соб­ствен­ной правоте, отре­зал себя от живо­тво­ря­щей боже­ствен­ной бла­го­дати и пыта­ется спа­стись своими силами, тво­ре­нием своей «правды», а не исти­ной, данной Богом. Ересь неиз­бежно ведет к рели­гии «от чело­века».

Итак, борьба всех святых отцов против раз­лич­ных ересей направ­лена на сохра­не­ние всей истины, кото­рая явля­ется неиз­беж­ным усло­вием спа­се­ния, чтобы сохра­нить каж­дого чело­века в лоне Церкви, т.е. Теле Христа. Можно ска­зать, что эта борьба есть вели­чай­шая жертва святых отцов Церкви. Потому что они нико­гда не согла­ша­ются на сосу­ще­ство­ва­ние с ере­ти­ками в «мини­муме» веры и доволь­ство­ваться частью веры, но боро­лись за сохра­не­ние веры целой и неде­ли­мой, потому что только так они могли остаться в Пра­во­сла­вии – Правде – и полу­чить спа­се­ние. Святые отцы нико­гда не вели бого­слов­ские дис­путы с ере­ти­ками, умал­чи­вая о том, что раз­де­ляет, и под­чер­ки­вая то, что явля­ется общим, как это свой­ственно совре­мен­ным бого­слов­ским дис­пу­там. Наобо­рот, они созы­вали Все­лен­ские Соборы и боро­лись не за «мини­мум» веры, чтобы найти нечто общее с ере­ти­ками, но опре­де­лить то, что их раз­де­ляет, какие учения ере­ти­ков раз­де­ляют истину, а сле­до­ва­тельно, един­ство веры. Иначе, если Цер­ковь будет без­раз­лична к сохра­не­нию веры и пре­да­ния, как они были открыты в чистоте и неде­ли­мо­сти, то Цер­ковь уже не будет Цер­ко­вью Христа, Его Тела, но чело­ве­че­ской орга­ни­за­цией или поли­ти­че­ской идео­ло­гией, пре­сле­ду­ю­щей поли­ти­че­ские или чело­ве­че­ские цели и не име­ю­щей отно­ше­ние ко Христу, Его жертве на Кресте, к спа­се­нию.

II. Каковы при­чины рас­кола между Церк­вями?

Помня все выше­ска­зан­ное, легко понять, почему отцы Церкви так остро и реши­тельно реа­ги­ро­вали на каждую попытку ере­ти­ков доба­вить или уба­вить что-либо из дог­ма­тов пра­во­слав­ной веры.

Первые восемь веков Церкви Востока и Запада были объ­еди­нены и вместе боро­лись с раз­лич­ными ере­сями. На пат­ри­ар­хах и епи­ско­пах лежала ответ­ствен­ность за вве­рен­ное им стадо, каждая Цер­ковь была само­управ­ля­ема. Как только появ­лялся вопрос, тре­бу­ю­щий при­ня­тия реше­ния, то созы­вался помест­ный или Все­лен­ский собор. Ни один епи­скоп в исто­рии Церкви, какой бы адми­ни­стра­тив­ный пост он ни зани­мал, не вводил ничего нового, пока Цер­ковь помест­ным или Все­лен­ским собо­ром не выра­жала своего отно­ше­ния к этому. Все отцы Церкви покорно сле­до­вали уста­нов­ле­ниям Церкви, кото­рая, по словам апо­стола Павла, «явля­ется стол­пом и утвер­жде­нием истины» (1Тим. 3:15). Ни один чело­век, какое бы место он ни зани­мал в Церкви, не имеет права гово­рить от имени Церкви или выра­жать ее истину.

Это древ­нее апо­столь­ское пра­вило, а также един­ство Церкви, были нару­шены в IX веке, когда Запад­ная Цер­ковь впер­вые обна­ру­жила свое стрем­ле­ние гла­вен­ство­вать, требуя при­ви­ле­гии, кото­рые апо­столь­ская Цер­ковь нико­гда ей не давала. Позже из-за стрем­ле­ния пер­вен­ство­вать, Запад­ная Цер­ковь пришла к другим дог­ма­ти­че­ским ошиб­кам, кото­рые со вре­ме­нем подо­рвали осно­ва­ние един­ства, а затем при­вели к рас­колу между Церк­вями, раз­де­ля­ю­щему хри­стиан до сих пор. В этой главе мы поста­ра­емся как можно объ­ек­тив­нее опи­сать две прин­ци­пи­аль­ные при­чины рас­кола, про­ис­шед­шего в IX веке и став­шего при­чи­ной обо­юд­ных анафем Церк­вей в 1054 году.

 

1. Гла­вен­ство Папы

Мы уже гово­рили, что каждая помест­ная Цер­ковь была само­управ­ля­ема и отве­чала за свою область. Кафо­ли­че­ская Цер­ковь нико­гда не наде­ляла епи­скопа боль­шой про­вин­ции правом вме­ши­ваться в дела другой церкви. Цер­ковь при­зна­вала только пер­вен­ство чести, т.е. кому сидеть или быть поми­на­е­мым первым на соборе. Так, II Все­лен­ский Собор своим 3‑им пра­ви­лом опре­де­лил, что епи­скоп Кон­стан­ти­но­поля имеет «пер­вен­ство чести после епи­скопа Рима, т.к. Кон­стан­ти­но­поль – это новый Рим». Цер­ковь при­знает только пер­вен­ство чести и стар­шин­ства, но не пер­вен­ство власти над дру­гими епи­ско­пами Церкви. Таким обра­зом и в таком духе Цер­ковь посту­пала первые восемь веков.

Однако в IX веке папа Нико­лай I (858- 867 гг.), удив­ляя не только епи­ско­пов Востока, но даже и Запада, пытался объ­явить себя «высшей вла­стью Церкви и всего мира по боже­ствен­ному праву». С такими монар­хи­че­скими настро­е­ни­ями папа делал попытку вме­шаться в сугубо меж­ду­на­род­ный вопрос Кон­стан­ти­но­поль­ской Церкви в годы пат­ри­ар­ше­ства Фотия и Игна­тия. Конечно, Кон­стан­ти­но­поль­ская Цер­ковь не оста­вила без вни­ма­ния эти монар­хи­че­ские и про­ти­во­цер­ков­ные настро­е­ния папы, но, к сожа­ле­нию, папа и его бого­словы не отка­за­лись от ново­вве­де­ний Запад­ной Церкви. И хотя пра­во­сла­вие оста­лось верным дог­ма­там, кото­рые выра­бо­тали святые отцы Церкви и Все­лен­ские Соборы, запад­ники стали назы­вать пра­во­слав­ных отступ­ни­ками.

Итак, первый удар по един­ству Церкви был нане­сен ново­вве­де­ни­ями и монар­хи­че­скими настро­е­ни­ями папы. Пре­не­бре­гая тем, что главой Церкви явля­ется только Тот, Кто принес Себя в жертву, Гос­подь Иисус Хри­стос, Кого Отец «поста­вил выше всего, главою Церкви, кото­рая есть тело Его» (Еф. 1:22–23), папа захо­тел стать види­мой главой Церкви и иметь высшую власть; он даже объ­явил себя «пре­ем­ни­ком апо­стола Петра, кото­рый был вер­хов­ным главою апо­сто­лов» и «намест­ни­ком Христа на земле». Но это учение абсо­лютно про­тивно духу Библии и отцов Церкви, един­ствен­ным осно­ва­нием этого учения явля­ется эго­и­сти­че­ское и абсо­лю­тист­ское настро­е­ние папы, его жела­ние стать лиде­ром и дес­по­том, судьей и вер­хов­ным пра­ви­те­лем всего мира.

Дей­стви­тельно, какое про­ти­во­ре­чие между папой и Тем, Кто осно­вал рели­гию, чьим намест­ни­ком папа пред­по­ла­гает стать, Кто объ­явил, что «Цар­ство Мое не от мира сего» (Ин. 18:36), и «кто хочет между вами быть боль­шим, да будет вам слугою» (Мф. 20:26). Эта оппо­зи­ция папы букве и духу Свя­щен­ного Писа­ния ука­зы­вает на его уда­ле­ние от истины, как ее выра­жает Цер­ковь, это уда­ле­ние ставит папу вне Церкви.

Изучая древ­них отцов Церкви и деяния Все­лен­ских Собо­ров первых девяти веков, пол­но­стью убеж­да­емся, что епи­скоп Рима нико­гда не наде­лялся высшей вла­стью и не счи­тался непо­гре­ши­мой главой Церкви. Да, каждый епи­скоп – это глава своей помест­ной Церкви, кото­рый под­чи­ня­ется только указам и реше­ниям Церкви, един­ственно непо­гре­ши­мой. Только наш Гос­подь Иисус Хри­стос есть Вечный Царь и Бес­смерт­ная Глава Церкви, потому что «Он есть Глава тела Церкви» (Кол. 1:18), Кото­рый также сказал Своим боже­ствен­ным уче­ни­кам и апо­сто­лам «се, Я с вами во все дни до скон­ча­ния века» (Мф. 28:20).

В Свя­щен­ном Писа­нии апо­стол Петр, кото­рого папи­сты счи­тают осно­ва­те­лем Рим­ской Церкви и первым епи­ско­пом, ссы­ла­ясь на псевдо-Кле­мен­тины (апо­кри­фи­че­ские книги 2‑го века), при­ни­мает уча­стие на Апо­столь­ском Соборе в Иеру­са­лиме как равный среди равных, а в другом случае даже под­вер­га­ется рез­кому обви­не­нию со сто­роны апо­стола Павла, как видим из посла­ния к Гала­там.

Более того, сами папи­сты пре­красно знают, что строка из Еван­ге­лия, на кото­рой они строят свое утвер­жде­ние «Ты – Петр, и на сем камне Я создам Цер­ковь Мою» (Мф. 16; 18), – в первые века объ­яс­ня­лась Цер­ко­вью совер­шенно иначе и пре­да­нием, и свя­тыми отцами. Камень, на кото­ром Гос­подь построил Свою Цер­ковь, кото­рую не одо­леют врата ада, пони­ма­ется мета­фо­ри­че­ски, как прав­ди­вое испо­ве­да­ние Петром Гос­пода, что Он есть «Хри­стос – Сын Бога Живаго» (Мф. 16:16). На этом испо­ве­да­нии и вере оста­ется незыб­ле­мой спа­си­тель­ная про­по­ведь Еван­ге­лия всеми апо­сто­лами и их пре­ем­ни­ками. Также и апо­стол Павел, вос­хи­щен­ный на небеса, объ­яс­няя эти боже­ствен­ные строки, по наитию Свя­того Духа, гово­рит: «Я, по данной мне от Бога бла­го­дати, как мудрый стро­и­тель, поло­жил осно­ва­ние, а другой строит на нем… Ибо никто не может поло­жить дру­гого осно­ва­ния, кроме поло­жен­ного, кото­рое есть Иисус Хри­стос» (1Кор. 3:10–11).

Святые отцы, твердо сто­яв­шие на апо­столь­ском Пре­да­нии, не могли и думать о пер­вен­стве апо­стола Петра и епи­скопа Рима; не могли они дать и иного, неиз­вест­ного Церкви, объ­яс­не­ния этим стро­кам Еван­ге­лия, кроме истин­ного и пра­виль­ного; не могли они и про­из­вольно, сами от себя, при­ду­мать новый догмат о чрез­мер­ных при­ви­ле­гиях епи­скопа Рима как пре­ем­ника апо­стола Петра, именно потому, что Рим­ская Цер­ковь была осно­вана не апо­сто­лом Петром, чье апо­столь­ское слу­же­ние в Риме не под­твер­ждено, но вдох­но­вен­ным апо­сто­лом Павлом, чье апо­столь­ское слу­же­ние в Риме известно всем.

Боже­ствен­ные отцы, отно­сясь к епи­скопу Рима только как к епи­скопу сто­лицы Импе­рии, отда­вали ему только пре­иму­ще­ство чести, как пер­вому среди равных; это же пре­иму­ще­ство чести, затем было дано епи­скопу Кон­стан­ти­но­поля, когда город стал сто­ли­цей Рим­ской Импе­рии, как об этом гово­рится в 28‑м пра­виле IV Все­лен­ского (Хал­ки­дон­ского) Собора: «Также опре­де­ляем и поста­нов­ляем о пре­иму­ще­ствах свя­тей­шей Церкви Кон­стан­ти­но­поля, нового Рима. Ибо пре­столу вет­хого Рима отцы при­лично дали пре­иму­ще­ства, поелику то был цар­ству­ю­щий град. Следуя тому же побуж­де­нию, и 150 бого­лю­без­ней­ших епи­ско­пов пред­ста­вили равные пре­иму­ще­ства свя­тей­шему пре­столу нового Рима». Из этого пра­вила совер­шенно оче­видно, что епи­скоп Рима равен по чести епи­скопу Кон­стан­ти­но­поля и другим епи­ско­пам Церкви, ни в этом пра­виле, ни в каком другом нет и намека на то, что отцы счи­тали епи­скопа Рима главой всей Церкви, непо­гре­ши­мым судьей епи­ско­пов других неза­ви­си­мых и само­управ­ля­е­мых церк­вей, пре­ем­ни­ком апо­стола Петра или намест­ни­ком Иисуса Христа на земле.

«Каждая Цер­ковь, как на Востоке, так и на Западе, была абсо­лютно неза­ви­сима и само­управ­ля­ема во вре­мена семи Все­лен­ских Собо­ров. Епи­скопы восточ­ных Церк­вей и епи­скопы Церк­вей Африки, Испа­нии, Галии, Гер­ма­нии и Бри­та­нии вели дела с помо­щью помест­ных собо­ров без вме­ша­тель­ства епи­скопа Рим­ской Церкви, не имев­шего на это права. Он также, как и осталь­ные епи­скопы, под­чи­нялся и испол­нял указы собо­ров. Но по важным вопро­сам, на кото­рые необ­хо­димо было бла­го­сло­ве­ние Все­лен­ской Церкви, обра­ща­лись к Все­лен­скому Собору, кото­рый был и есть един­ствен­ной высшей инстан­цией Все­лен­ской Церкви.

Тако­вой была древ­няя кон­сти­ту­ция Церкви. Ни один из епи­ско­пов не пре­тен­до­вал быть монар­хом Все­лен­ской Церкви; и если иногда подоб­ные заяв­ле­ния Рим­ских епи­ско­пов дохо­дили до абсо­лю­тизма, чуж­дого Церкви, то долж­ным обра­зом пори­ца­лись. Сле­до­ва­тельно, утвер­жде­ние папи­стов, что до прав­ле­ния вели­кого Фотия имя Рим­ской кафедры счи­та­лось святым в хри­сти­ан­ском мире, и что и Восток, и Запад еди­но­душно и без про­тив­ле­ния под­чи­ня­лись Рим­скому пер­во­свя­щен­нику как закон­ному пре­ем­нику апо­стола Петра, и, соот­вет­ственно, намест­нику Иисуса Христа на земле, – явля­ется невер­ным и оши­боч­ным…

За девять сто­ле­тий Все­лен­ских Собо­ров Восточ­ная Пра­во­слав­ная Цер­ковь нико­гда не при­зна­вала чрез­мер­ных при­тя­за­ний епи­ско­пов Рима на гла­вен­ство, и, сле­до­ва­тельно, нико­гда им не под­чи­ня­лась, как об этом сви­де­тель­ствует исто­рия Церкви…

Извест­ный пат­ри­арх Фотий, достой­ный свя­щен­ник и све­тило Кон­стан­ти­но­поля, защи­щая неза­ви­си­мость Церкви Кон­стан­ти­но­поля во 2‑й поло­вине IX века и пред­видя пред­сто­я­щее отступ­ле­ние от цер­ков­ной кон­сти­ту­ции на Западе и отпа­де­ние Запад­ной Церкви от пра­во­слав­ного Востока, сна­чала в мирной форме пытался избе­жать опас­но­сти; но епи­скоп Рима, Нико­лай I, своим нека­но­нич­ным вме­ша­тель­ством в дела Востока, за пре­де­лами своей мит­ро­по­лии, попыт­кой под­чи­нить себе Кон­стан­ти­но­поль­скую Цер­ковь довел отно­ше­ния Церк­вей до печаль­ной грани раз­де­ле­ния»[8].

Духо­нос­ные отцы, убеж­ден­ные, что исто­рия, направ­ля­ется Богом, а Цер­ковь направ­ля­ется Хри­стом, нико­гда не искали поли­ти­че­ской власти. Желая сохра­нить сокро­вище веры, они пре­тер­пе­вают гоне­ния, ссылки и даже муче­ни­че­ство. Они нико­гда не при­но­сили в жертву свою веру ради вре­мен­ной славы и власти этого мира. А пап­ство, наобо­рот, в погоне за славой и вла­стью, упо­до­би­лось кня­зьям этого мира и, сле­до­ва­тельно, поте­ряло рев­ность к дог­ма­там Церкви и истине Нового Завета, отпало от Церкви и Божией бла­го­дати.

Святой Марк Ефес­ский сказал сле­ду­ю­щее: «Мы отно­си­лись бы к папе также, как к пат­ри­арху, если бы он был пра­во­слав­ным».

Даже извест­ные бого­словы Запада, напри­мер, Ганс Кюнг, опро­вер­гают гла­вен­ство и непо­гре­ши­мость папы (газета «Бостон Санди Глоуб», 16 ноября 1980 г.).

Если правда то, что Гос­подь Иисус Хри­стос поста­вил апо­стола Петра над всеми свя­тыми апо­сто­лами, то почему на Апо­столь­ском Соборе в Иеру­са­лиме пред­се­да­тель­ство­вал апо­стол Иаков, а не Петр? И почему пре­об­ла­дало мнение апо­стола Павла, хотя он был крещен апо­сто­лом Петром?

Кроме этого, не под­ле­жит сомне­нию исто­ри­че­ский факт, что осно­ва­те­лем Рим­ской Церкви был апо­стол Павел, а не Петр. Факт, что апо­стол Петр про­по­ве­до­вал в Риме, не дает папе права гла­вен­ства.

Также известно, как об этом гово­рится в Свя­щен­ном Писа­нии, что апо­стол Петр долгое время жил в Антио­хии, про­по­ве­дуя хри­сти­а­нам. Почему бы не отдать при­ви­ле­гию пер­вен­ства епи­ско­пам Антио­хии? Неужели из этого не оче­видно, что тре­бо­ва­ния папы при­знать его как пре­ем­ника апо­стола Петра осно­вы­ва­ются не на Свя­щен­ном Писа­нии, но пред­став­ляют собой всего лишь его монар­хи­че­ские устрем­ле­ния, что так про­тивно не только духу, но и букве Библии?

Ни один из апо­сто­лов не тре­бо­вал гла­вен­ства и осо­бого поло­же­ния среди других апо­сто­лов, тем самым при­ни­жая их и считая под­чи­нен­ными себе. Потому что они хра­нили дух Христа, Кото­рый учил сми­ре­нию и про­стоте.

Папа, наобо­рот, отка­зы­ва­ясь от духа Христа и теряя его бла­го­дать, тре­бует пер­вен­ства, забы­вая слова, ска­зан­ные Хри­стом апо­сто­лам Иоанну и Иакову, когда они про­сили Его о первых местах: «Не знаете, чего про­сите…» (Мк. 10:38).

 

2. Филио­кве

Итак, с тре­бо­ва­нием папы при­знать его высшим судьей и монар­хом, намест­ни­ком Христа на земле, по един­ству Церкви был нане­сен первый удар. Но если кто-то уда­ля­ется от истины, про­из­во­дит ново­вве­де­ния, служит своему эго­изму и своим амби­циям, то он уда­ляет от себя Божию бла­го­дать. Первые восемь веков Цер­ковь на Востоке и Западе хра­нила един­ство веры, но неожи­данно Запад стал вво­дить нов­ше­ства, новые дог­маты и извра­щать истин­ную веру. Их первой ошиб­кой и ересью, уда­ле­нием от дог­ма­тов, выра­бо­тан­ных свя­тыми отцами, стало при­бав­ле­ние «филио­кве» к Сим­волу Веры.

«На II Все­лен­ском Соборе обсуж­дался этот вопрос и упо­треб­ле­ние в Сим­воле Веры слова «исхо­дя­щий» для опи­са­ния осо­бен­но­сти про­яв­ле­ния Свя­того Духа. Бог-Отец не рож­да­ется, т.е. Он не про­ис­хо­дит ни от кого; Сын рож­да­ется от Отца. Святой Дух не рож­да­ется, но исхо­дит от Отца. Бог-Отец – при­чина, Сын и Дух – про­из­ве­де­ние при­чины. Бог-Сын и Бог-Дух Святой отли­ча­ются тем, что Сын рож­да­ется от Отца, а Дух Святой исхо­дит от Отца.

Весь догмат о Троице может быть раз­де­лен на про­стые утвер­жде­ния:

  1. Еди­но­су­щие Святой Троицы есть еди­но­сущ­ность и тож­де­ство всех Трех Лиц или Ипо­ста­сей.
  2. Ипо­стас­ность, т.е. Лица Святой Троицы раз­ли­ча­ются по Их свой­ствам или спо­собу про­яв­ле­ния, что явля­ется инди­ви­ду­аль­ным и при­над­ле­жит только одному Лицу, или Ипо­стаси Святой Троицы»[9].

Лати­няне утвер­ждают, что Святой Дух исхо­дит «от Отца и Сына», ссы­ла­ясь на учение бл. Авгу­стина «что имеет Отец, имеет и Сын».

Отве­чая на этот аргу­мент, св. Фотий гово­рит: «Если Сыну при­над­ле­жит то, что при­над­ле­жит Отцу, то обя­за­тельно должно при­над­ле­жать и Свя­тому Духу…, а если изве­де­ние Духа есть общее свой­ство, то оно должно при­над­ле­жать и Самому Духу, т.е. Дух должен исхо­дить и от Самого Себя, быть и при­чи­ной, и про­из­ве­де­нием этой при­чины; этого не измыш­ляли в своих мифах даже древ­ние греки».

Следуя учению бл. Авгу­стина, франк­ская бого­слов­ская тра­ди­ция доба­вила «филио­кве» в Символ Веры, хотя так назы­ва­е­мый Вели­кий Свято-Софий­ский Собор в 879 г. осудил тех, кто или доба­вит, или убавит в Никео-Кон­стан­ти­но­поль­ском Сим­воле Веры, а также осудил тех, кто не принял VII Все­лен­ский Собор.

Папа Иоанн напи­сал св. Фотию посла­ние, в кото­ром о «филио­кве» гово­рится, как о чем-то новом, прежде не упо­треб­ляв­шемся Рим­ской Цер­ко­вью и что резко осуж­да­лось.

Сам папа Иоанн при­ни­мал осуж­де­ние «филио­кве» Свято-Софий­ским Собо­ром не только как допол­не­ние к Сим­волу Веры, но и как учение.

Папа Агапит также писал в посла­нии: «Веруем в Бога-Отца и Его Еди­но­род­ного Сына, и Свя­того Духа, Гос­пода Живо­тво­ря­щего, Иже от Отца исхо­дя­щего, со Отцом и Сыном спо­кло­ня­ема и сла­вима».

Согласно 7‑му пра­вилу Ефес­ского Собора и изло­же­нию веры, как это было при­нято на 1‑м Все­лен­ском Соборе, Цер­ковь строго запре­щает упо­треб­ле­ние других сим­во­лов веры, кроме Никео-Кон­стан­ти­но­поль­ского, а в случае про­слу­ша­ния: епи­скоп – «да будет низ­ло­жен», клирик – «да будет извер­жен из клира».

Отцы IV Все­лен­ского Собора (Хал­ки­дон­ского), читая Символ Веры, ска­зали: «Этот святой Символ Веры доста­то­чен для пол­ного знания истины, так как содер­жит полный догмат об Отце, Сыне и Святом Духе».

Даже св. Кирилл, чьи учения были непра­вильно поняты лати­ня­нами, кото­рые исполь­зо­вали его учения, чтобы оправ­дать «филио­кве» к Сим­волу Веры, писал: «Запре­щаем всякое изме­не­ние в Сим­воле Веры, при­ня­том свя­тыми Никей­скими отцами. Не поз­во­ляем нам или кому-либо изме­нять или опус­кать слово или слог в этом Сим­воле Веры».

В другом месте св. Кирилл под­чер­ки­вает: «Святой Все­лен­ский Собор, собрав­шийся в Ефесе, запре­тил вве­де­ние в Божию Цер­ковь вся­кого испо­ве­да­ния веры, кроме одного суще­ству­ю­щего, пере­дан­ного нам свя­тыми отцами, через кото­рых гово­рил Святой Дух».

Бого­словы Запада непра­вильно объ­яс­нили учение св. Кирилла, заклю­чен­ное в словах: «хотя Святой Дух исхо­дит от Отца, Он все же не чужд и Сыну, потому что то, что есть у Отца, есть и у Сына».

Папа Агапит также писал гре­че­скому импе­ра­тору: «Рим­ская Цер­ковь при­дер­жи­ва­ется дог­ма­тов веры, уста­нов­лен­ных пятью Все­лен­скими Собо­рами и особо забо­тится о сохра­не­нии всего, что опре­де­лено кано­нами, ничего не допол­няя и не сокра­щая, о сохра­не­нии в цело­сти слов и мыслей».

Необ­хо­димо пом­нить, что все, при­сут­ство­вав­шие на II Все­лен­ском Соборе, выслу­шав Символ Веры, ска­зали: «Мы все верим в это; мы думаем также. Это – вера апо­сто­лов, это – пра­виль­ная вера… Кто не при­ни­мает эту веру – да будет отлу­чен.»

Даже в Рим­ской Церкви долгое время после VII Все­лен­ского Собора Символ Веры читался без «филио­кве». Именно в этой форме, без при­писки, папа Лев III при­ка­зал напи­сать Символ Веры на сереб­ря­ных досках на гре­че­ском и латин­ском языках и поста­вить их в церкви св. апо­стола Петра в Риме.

Необ­хо­димо отме­тить также, что древ­ней­шие латин­ские копии деяний Все­лен­ских Собо­ров не содер­жат допол­не­ния к Сим­волу Веры.

Отцы после­ду­ю­щих Все­лен­ских Собо­ров при­няли и под­твер­дили Символ Веры в той форме, в кото­рой он был принят двумя пер­выми Все­лен­скими Собо­рами, и изме­не­ния не вно­си­лись. Они запре­тили делать при­писки к Сим­волу Веры даже в случае необ­хо­ди­мо­сти.

Отцы Церкви не допу­стили даже добав­ле­ния слова «Бого­ро­дица» в Символ Веры, хотя поня­тие, выра­жа­е­мое этим словом – ничто иное, как крат­кое объ­яс­не­ние дог­мата, содер­жа­ще­гося в Сим­воле Веры. Это допол­не­ние само по себе было полез­ным и необ­хо­ди­мым для опро­вер­же­ния учения несто­риан.

Все подоб­ные допол­не­ния к Сим­волу Веры, даже если это было объ­яс­не­ние, соот­вет­ству­ю­щее истине, были строго запре­щены после Ефес­ского Собора.

Так, греки, следуя ука­за­ниям Собо­ров и уве­ще­ва­ниям святых отцов, не могли допу­стить «филио­кве» в Сим­воле Веры как пра­виль­ное и закон­ное. Как отдель­ная цер­ковь могла дерзко тре­бо­вать для себя право на какое-либо допол­не­ние к Сим­волу Веры, если это запре­щено Собо­рами даже Церкви кафо­ли­че­ской?

Отцы Церкви и испо­вед­ники веры были готовы ради Христа и Его Бла­го­вест­во­ва­ния поло­жить свою душу, тело, про­лить кровь, отдать все, что у них есть, потому что «в вопро­сах веры не должно быть ни усту­пок, ни коле­ба­ний».

Заслу­жи­вает вни­ма­ния и тот факт, что даже импе­ра­тор Визан­тии сказал, что «лати­няне оспа­ри­вают оче­вид­ное и побуж­дают греков согла­ситься с тем, что ана­фе­ми­ро­вали Все­лен­ские Соборы. Разве это не попытка заста­вить Единую Святую Собор­ную Цер­ковь про­ти­во­ре­чить самой себе?»

Нема­ло­важно, что все дог­маты были про­воз­гла­шены на гре­че­ском языке, а затем пере­ве­дены на латин­ский.

Св. Васи­лий Вели­кий сказал, что «Святой Дух исхо­дит только от Отца и больше ни от кого». Если Дух исхо­дит от Лица, Кото­рое есть Отец, то выра­же­ние «ни от кого больше» пока­зы­вает, что Дух не исхо­дит от дру­гого Лица.

Св. Гри­го­рий Бого­слов гово­рит: «все, что есть у Отца, есть и у Сына, кроме при­чин­но­сти».

Слово «исхо­дя­щий» введен в Символ Веры как парал­лель слову «рож­ден­ный», оба слова озна­чают при­чин­ные отно­ше­ния с Отцом, но не энер­гию или деле­ги­ро­ва­ние.

Св. Максим также писал Марину, что рим­ляне на Западе при­ни­мают (догмат), что при­чи­ной исхож­де­ния Свя­того Духа явля­ется только Отец, а не Сын.

Мы не должны забы­вать и о том, что когда лати­няне наста­и­вали, что «филио­кве» станет усо­вер­шен­ство­ва­нием того, что явля­лось пра­виль­ным, но неза­кон­чен­ным дог­ма­том о Святой Троице, папа Лев пре­ду­пре­ждал, что когда кто-нибудь пыта­ется улуч­шить уже суще­ству­ю­щее хоро­шее, то он должен быть уверен, что, улуч­шая, не испор­тит[10]. Он под­чер­ки­вал, что нельзя ста­вить себя выше отцов Собо­ров, не при­няв­ших «филио­кве» не по недо­смотру, не по своему неве­же­ству, но по боже­ствен­ному вдох­но­ве­нию. Эта бого­слов­ская пози­ция сов­па­дает с мне­нием папы Адри­ана I (772–795 гг.), а также с отно­ше­нием Толед­ского Собора к «филио­кве», на кото­ром это добав­ле­ние к Сим­волу Веры не упо­ми­на­лось.

Тем не менее, раскол между Церк­вями про­изо­шел, и при­чи­ной этого стало то, что после­ду­ю­щие папы наста­и­вали на своем ере­ти­че­ском учении о «филио­кве», а это было ничто иное, как непра­виль­ное пони­ма­ние пер­вен­ства чести среди прочих равных. Любому доб­ро­со­вест­ному иссле­до­ва­телю совер­шенно оче­видно жела­ние Восточ­ной Церкви сле­до­вать вере отцов и сохра­нять един­ство веры, т.е. сохра­нить Пра­во­слав­ную Цер­ковь – Истину, – потому что вне ее нет спа­се­ния.

Пра­во­слав­ная Цер­ковь – это истин­ная Цер­ковь Христа, кото­рая несет на себе Его раны и не идет на ком­про­миссы в вопро­сах веры, не доби­ва­ется власти над миром и славы, но оста­ется в про­стоте и сми­ре­нии, как ее Осно­ва­тель. А Запад­ная Цер­ковь, наобо­рот, стре­мясь к вре­мен­ной славе и власти над миром, при­но­сит в жертву все, что свя­зы­вает ее с Пре­да­нием и истин­ной Цер­ко­вью, вводит новые дог­маты и кон­цеп­цию о миро­вом и гуман­ном зна­че­нии хри­сти­ан­ства, и тем самым сби­ва­ется с пути, ука­зан­ного Хри­стом, – пути свя­то­сти и обо­же­ния.

Как может сохра­ниться един­ство Церкви и веры, если Запад­ная Цер­ковь посто­янно пыта­ется «по боже­ствен­ному праву» вме­ши­ваться во внут­рен­ние дела Восточ­ной Церкви и, более того, допол­няет или сокра­щает дог­маты Все­лен­ских Собо­ров, по праву никому не при­над­ле­жа­щему?

Суще­ственно и то, что папи­сты нико­гда не обви­няли пра­во­слав­ных в ере­ти­че­ских уче­ниях. Ересь – их соб­ствен­ная и исклю­чи­тель­ная при­ви­ле­гия. Основ­ное обви­не­ние, кото­рое было предъ­яв­лено Пра­во­сла­вию, заклю­ча­ется в том, что оно не при­ни­мает учений Запада. Это сви­де­тель­ствует о том, что Пра­во­сла­вие всегда оста­ва­лось верным Пре­да­нию и вере, пере­дан­ной от первой апо­столь­ской Церкви. Папи­сты, наобо­рот, отре­зав себя от тела Церкви, все больше, стали совер­шать дог­ма­ти­че­ские ошибки, углуб­ляя тре­щину между Церк­вями.

III. Каковы другие рас­хож­де­ния между Церк­вями, раз­де­ля­ю­щие нас сейчас?

1. Непо­гре­ши­мость

Как уже было ска­зано, Восточ­ная апо­столь­ская Цер­ковь верует, что Хри­стос есть истина («Я есть путь, истина и жизнь»), кото­рая выра­жа­ется через Цер­ковь, явля­ю­щу­юся Его телом. Апо­стол Павел сказал ясно, что Цер­ковь «есть столп и утвер­жде­ние истины» (1Тим. 3:15). Истина, пере­дан­ная нам Хри­стом, сохра­ня­ется и выра­жа­ется Цер­ко­вью Христа. Рус­ский бого­слов прот. С. Бул­га­ков сказал, что «непо­гре­ши­мость при­над­ле­жит Церкви». Отцы Церкви нико­гда не дове­ряли себе или отдель­ной лич­но­сти, наде­лен­ной вла­стью, так как и вели­кие отцы оши­ба­лись в неко­то­рых вопро­сах или откло­ня­лись от еди­но­мыс­лия с вер­ными. И поэтому они дове­ряли только Церкви, ее Все­лен­ским Собо­рам.

Даже обе­ща­ние Христа, «где двое или трое собраны во имя Мое, там и Я посреди них» (Мф. 18:20) дока­зы­вает, что Хри­стос при­сут­ствует не там, где один чело­век при­ни­мает реше­ние, но когда соби­ра­ются двое или больше и просят боже­ствен­ного про­све­ще­ния. Нигде в Новом Завете не ска­зано, что Хри­стос наде­ляет некую отдель­ную лич­ность при­ви­ле­ги­ями и пра­вами, это не ска­зано и об апо­столе Петре, чьим исклю­чи­тель­ным пре­ем­ни­ком пред­по­ла­гает себя папа, но, наобо­рот, гово­рится о собор­но­сти.

Хотя Рим­ская Цер­ковь укло­ни­лась от Пра­во­сла­вия несколько веков назад, но только в XIX веке, к удив­ле­нию хри­сти­ан­ского мира, она объ­явила, что епи­скоп Рима непо­гре­шим.

Пра­во­слав­ная Восточ­ная Цер­ковь не знает на земле ни одного чело­века, кото­рый был бы непо­гре­шим, кроме Сына и Слова Бога, став­шего Чело­ве­ком. Даже апо­стол Петр трижды отрекся от Гос­пода, а апо­стол Павел дважды обви­нял его в укло­не­нии от истины Еван­ге­лия.

Когда встал вопрос, соблю­дать ли хри­сти­а­нам уста­нов­ле­ния, данные про­ро­ком Мои­сеем, что сде­лали апо­столы? В Дея­ниях гово­рится: «Апо­столы и пре­сви­теры собра­лись для рас­смот­ре­ния сего дела» (Деян. 15:6). Они не спра­ши­вали совета у апо­стола Петра, как у един­ствен­ного носи­теля истины и намест­ника Христа на земле, каким хотел бы видеть его папа, но они созвали собор, на кото­ром при­сут­ство­вали апо­столы и пре­сви­теры. Такое пове­де­ние апо­сто­лов заслу­жи­вает осо­бого вни­ма­ния, потому что они знали Гос­пода в дни Его земной жизни, от Него узнали спа­си­тель­ную правду Еван­ге­лия, были напи­таны боже­ствен­ным вдох­но­ве­нием, и в День Пяти­де­сят­ницы были кре­щены Святым Духом.

Неужели это не явля­ется дока­за­тель­ством, что истина объ­яв­ля­ется только Цер­ко­вью, и что только Цер­ковь должна решать вопросы о спа­се­нии ее членов.

Не бого­хуль­ство ли это: ста­вить папу выше синода, – ведь даже апо­столы не тре­бо­вали этой при­ви­ле­гии?

Нужны ли еще дока­за­тель­ства, что папа пришел к этому из-за своего над­мен­ного само­мне­ния, абсо­лю­тизма и отри­ца­ния истин­ного духа Еван­ге­лия и тем самым впал во мно­же­ство ересей? Может ли хри­сти­а­нин сомне­ваться, что папа совер­шает ошибку, укло­ня­ется от истины, когда наста­и­вает на своей непо­гре­ши­мо­сти?

Вспом­ним, какими сло­вами апо­столы выра­зили резуль­таты своего Собора: «Изво­лися Свя­тому Духу и нам» (Деян. 15; 28), т.е. Святой Дух при­сут­ство­вал при обсуж­де­нии вопро­сов и направ­лял мысли членов Собора, бесе­до­вав­ших как равные среди равных. Ни один из них не пре­тен­до­вал на непо­гре­ши­мость или пер­вен­ство, чего так настой­чиво тре­бует папа, под­твер­ждая этим, как сильно он укло­нился от духа и пре­да­ния апо­сто­лов.

Непо­гре­ши­мость папы отри­ца­ется не только пра­во­слав­ными, но и извест­ными като­ли­че­скими бого­сло­вами, напри­мер, Ганс Кюнг отка­зы­ва­ется при­нять пер­вен­ство и непо­гре­ши­мость папы (газета «Бостон Санди Глоб», ноябрь 16, 1980). Даже собор, про­хо­див­ший в Кон­стан­ции, объ­явил, что папа не непо­гре­шим, и особо отме­тил, что папа всего лишь один из епи­ско­пов.

Более того, при­меры из исто­рии сви­де­тель­ствуют, что мы не можем при­нять догмат о непо­гре­ши­мо­сти или гла­вен­стве папы, потому что многих пап пре­дали ана­феме или сме­стили собо­рами епи­ско­пов. Известно, что папа Либе­рий (IV век) под­дер­жи­вал ари­ан­ство, а Зосима (V век) под­дер­жи­вал ересь, отри­цая пер­во­род­ный грех. Пятый Собор осудил Вер­ги­лия за его непра­виль­ные взгляды. Шестой Все­лен­ский Собор (VII век) осудил папу Гоно­рия, как ере­тика, впав­шего в моно­фе­лит­скую ересь, папы, пре­ем­ники Гоно­рия, тоже осу­дили его.

Подоб­ные факты стали при­чи­ной того, что хри­сти­ане Запада стали про­те­сто­вать против ново­вве­де­ний и тре­бо­вать воз­врата к цер­ков­ному укладу первых веков хри­сти­ан­ства. В XVII веке с таким же про­те­стом высту­пили ученые бого­словы Галии, а в 70‑х годах XIX века про­тест хри­сти­ан­ского созна­ния против дог­мата о пап­ской непо­гре­ши­мо­сти, про­воз­гла­шен­ного Вати­кан­ским Собо­ром, был выра­жен кли­ри­ками и бого­сло­вами Гер­ма­нии. Послед­ствием этого про­те­ста стало обра­зо­ва­ние отдель­ной рели­ги­оз­ной общины Старых Като­ли­ков (ста­ро­ка­то­ли­ков), кото­рые отка­за­лись от папы и неза­ви­симы от него.

Рус­ский бого­слов прот. С. Бул­га­ков об этом писал, что «римо- като­ли­че­ские епи­скопы своим дог­ма­том о непо­гре­ши­мо­сти дог­ма­ти­зи­ро­вали и под­пи­сали доку­мент, кото­рый явля­ется кано­ни­че­ским само­убий­ством».

Дей­стви­тельно, этим новым дог­ма­том, бес­пре­це­дент­ным в цер­ков­ной исто­рии, римо-като­ли­че­ская Цер­ковь отме­нила власть Все­лен­ских Собо­ров, потому что их власть и непо­гре­ши­мость постав­лены в зави­си­мость от епи­скопа Рима, кото­рый по этой при­чине не явля­ется епи­ско­пом Церкви. Он стал фан­та­сти­че­ской и неве­ро­ят­ной фигу­рой, сто­я­щей над епи­ско­пами и над Цер­ко­вью, кото­рая якобы не может суще­ство­вать без него. Иными сло­вами, папа Рим­ский под­ме­нил собой Цер­ковь.

Бес­при­страст­ный хри­сти­а­нин в поис­ках истины не станет сомне­ваться, что папа оши­ба­ется в этом вопросе, он не станет также и отри­цать нецер­ков­ную и мир­скую при­чины, вызвав­шие подоб­ное жела­ние власти.

Укло­не­ние от пра­виль­ного пути и амби­ци­оз­ные настро­е­ния ука­зы­вают истин­ному хри­сти­а­нину, что любой догмат, исхо­дя­щий от Рим­ской Церкви, фаль­шив изна­чально.

2. О непо­роч­ном зача­тии Пре­свя­той Бого­ро­дицы

В XIX веке римо-като­ли­цизм, вопреки духу Еван­ге­лия и апо­столь­скому Пре­да­нию, но следуя духу раци­о­на­лизма, отойдя от истины и про­дол­жая фор­му­ли­ро­вать новые дог­маты, объ­явил догмат о непо­роч­ном зача­тии Пре­свя­той Бого­ро­дицы.

«Единая Святая Кафо­ли­че­ская и Апо­столь­ская Цер­ковь семи Все­лен­ских Собо­ров учит, что только сверхъ­есте­ствен­ное вопло­ще­ние Еди­но­род­ного Сына и Слова Божия от Свя­того Духа и Девы Марии явля­ется истин­ным и непо­роч­ным. Но пап­ская цер­ковь вновь вводит новый догмат о непо­роч­ном зача­тии Бого­ро­дицы и Прис­но­девы Марии, о чем не гово­рила древ­няя Цер­ковь и что вызы­вало силь­ные воз­ра­же­ния в разные вре­мена даже у извест­ных пап­ских бого­сло­вов»[11].

Неужели на про­тя­же­нии девят­на­дцати веков Цер­ковь оши­ба­лась, и только сейчас папе откры­лась истина? По пра­во­слав­ному Пре­да­нию Пре­свя­тая Бого­ро­дица была очи­щена от пер­во­род­ного греха бла­го­да­тью Свя­того Духа, когда архан­гел сказал ей: «Дух Святый найдет на Тебя, и сила Все­выш­няго осенит Тебя» (Лк. 1:35). И в Еван­ге­лии, и в пра­ви­лах Собо­ров, и в трудах отцов Церкви, – нигде нет учения римо-като­ли­ков о непо­роч­ном зача­тии Бого­ро­дицы.

3. Чисти­лище

Другое новое и непра­виль­ное учение римо-като­ли­ков – это учение о сверх­долж­ных заслу­гах святых. Они учат, что добрые дела или заслуги Святой Девы и святых пре­вы­шают коли­че­ство, необ­хо­ди­мое для их спа­се­ния, а поэтому «сверх» заслуги можно исполь­зо­вать для про­ще­ния других людей. Конечно, эти заслуги рас­пре­де­ляет сам папа, кото­рый изоб­рел много спо­со­бов, чтобы соби­рать деньги, исполь­зуя это пред­по­ла­га­е­мое право про­щать грехи.

Тем не менее, Библия совер­шенно ясно пре­ду­пре­ждает нас, что каждый чело­век будет судим соот­вет­ственно тому, что он делал, живя в теле, доброе или худое. (2Кор. 5:10). Грехи каж­дого могут быть очи­щены искрен­ним пока­я­нием, а не сверх­долж­ными заслу­гами добрых дел святых.

Также непра­во­слав­ным явля­ется догмат о чисти­лище, где пре­бы­вают души греш­ни­ков корот­кое или дли­тель­ное время, в зави­си­мо­сти от коли­че­ства и тяже­сти грехов, чтобы очи­ститься.

Однако Гос­подь гово­рил только о вечном огне, в кото­ром будут мучиться греш­ные и нерас­ка­ян­ные души, и о насла­жде­нии в вечной жизни пра­вед­ни­ков и тех, кто пока­ялся. Нигде Гос­подь не гово­рил о про­ме­жу­точ­ном состо­я­нии, где душа должна очи­ститься, чтобы спа­стись. Цер­ковь верит словам Еван­ге­лия, что и пра­вед­ники, и греш­ники ожи­дают вос­кре­се­ния мерт­вых, и что они уже пре­бы­вают в раю или аду в зави­си­мо­сти от хоро­ших и плохих дел, ожидая окон­ча­тель­ного суда. Апо­стол Павел гово­рит: «И все сии, сви­де­тель­ство­ван­ные в вере, не полу­чили обе­щан­ного, потому что Бог преду­смот­рел о нас нечто лучшее, дабы они не без нас достигли совер­шен­ства.» (Евр. 11:39–40).

4. Боже­ствен­ная Евха­ри­стия

Более тысячи лет на Востоке и Западе Единая Кафо­ли­че­ская и Апо­столь­ская Цер­ковь, по при­меру нашего Спа­си­теля, за боже­ствен­ной литур­гией исполь­зо­вала квас­ной хлеб. Это факт, извест­ный и като­ли­че­ским бого­сло­вам. Но начи­ная с XI века, като­ли­че­ская Цер­ковь ввела нов­ше­ство в таин­ство боже­ствен­ной Евха­ри­стии – исполь­зо­вать опрес­ноки, что про­ти­во­ре­чит древ­ней тра­ди­ции Все­лен­ской Церкви. Другое нов­ше­ство, при­ду­ман­ное пап­ской Цер­ко­вью, заклю­ча­ется в том, что пре­су­ществ­ле­ние Чест­ных Даров про­ис­хо­дит при словах «При­и­мите, ядите: сие есть Тело Мое», и «Пейте из нея все; сия есть Кровь Моя» (Мф. 26:26–28), хотя в ранней Церкви, как гово­рят об этом древ­ние бого­слов­ские книги Рима и Галии, пре­су­ществ­ле­ние Чест­ных Даров про­ис­хо­дило с при­зы­ва­нием Свя­того Духа, т.е. дары пре­су­ществ­лял Святой Дух, а не свя­щен­ник.

Также като­ли­че­ская Цер­ковь лишила мирян при­ча­стия Крови Хри­сто­вой, хотя Гос­подь запо­ве­дал: «Пейте от нея все», и ранняя Цер­ковь соблю­дала эту запо­ведь. Заслу­жи­вает вни­ма­ния и тот факт, что епи­скопы древ­ней Рим­ской Церкви запре­тили исполь­зо­ва­ние обла­ток за боже­ствен­ной Евха­ри­стией, но позже папы, следуя своему оши­боч­ному мнению, запре­тили при­ча­ще­ние мирян Кровью Хри­сто­вой и раз­ре­шили упо­треб­ле­ние обла­ток (опрес­но­ков).

5. Кре­ще­ние

Еще одно ново­вве­де­ние римо-като­ли­ков – отказ от древ­него порядка кре­ще­ния с трое­крат­ным погру­же­нием. Слово «кре­ще­ние» (бап­тизо) про­изо­шло от гре­че­ского слова, что озна­чает погру­жать. Так, древ­няя единая Цер­ковь кре­стила с трое­крат­ным погру­же­нием в воду. Папа Пела­гий гово­рит о трое­крат­ном погру­же­нии, как о запо­веди Гос­пода. Это также соот­вет­ствует словам апо­стола Павла: «Неужели не знаете, что все мы, кре­стив­ши­еся во Христа Иисуса, в смерть Его кре­сти­лись? Итак, мы погреб­лись с Ним кре­ще­нием в смерть, дабы, как Хри­стос вос­крес из мерт­вых славою Отца, так и нам ходить в обнов­лен­ной жизни» (Рим. 6:3–4). Трое­крат­ное погру­же­ние сим­во­ли­зи­рует трех­днев­ное погре­бе­ние Христа, нашего Спа­си­теля, и Его Вос­кре­се­ние. Хри­стос также был погре­бен в пещере, как нас погру­жают в воду и вос­крес, как новый чело­век вос­кре­сает от грехов.

Святые купели, кото­рые еще оста­лись в самых древ­них храмах Италии, где кре­ще­ние с погру­же­нием пре­об­ла­дало до XIII века, – самые крас­но­ре­чи­вые сви­де­тели правды.

Тем не менее, папы, про­дол­жая вво­дить нов­ше­ства, совер­шают таин­ство кре­ще­ния не с погру­же­нием, а с окроп­ле­нием или обли­ва­нием, углуб­ляя суще­ству­ю­щие рас­хож­де­ния между Церк­вями. А Пра­во­слав­ная Апо­столь­ская Цер­ковь, оста­ва­ясь верной апо­столь­ской тра­ди­ции и опыту семи Все­лен­ских Собо­ров, «стоит твердо, утвер­ждая единое веро­ис­по­ве­да­ние, оте­че­ское сокро­вище живой веры» (св. Васи­лий Вели­кий, Еп., 243).

6. Святое миро­по­ма­за­ние

Другое таин­ство, в кото­ром ясно при­сут­ствует раци­о­на­ли­сти­че­ский дух римо- като­ли­че­ской Церкви, – это таин­ство миро­по­ма­за­ния. Святые апо­столы и Пра­во­слав­ная Цер­ковь совер­шали таин­ство свя­того миро­по­ма­за­ния сразу после таин­ства кре­ще­ния, чтобы ново­кре­щен­ный полу­чил дары Свя­того Духа. Даже цер­ков­ный автор Тер­тул­лиан писал: «После кре­ще­ния, кото­рое спа­сает, мы совер­шаем святое миро­по­ма­за­ние по древ­нему порядку». Но римо-като­ли­че­ская Цер­ковь со вре­мени Трент­ского Собора (1545–1563 гг.) отло­жила святое миро­по­ма­за­ние и совер­шает его спустя много лет, потому что, нахо­дясь под вли­я­нием духа раци­о­на­лизма, верит, что ребе­нок должен быть «совер­шен­но­лет­ним», а потом над ним будет совер­шено святое миро­по­ма­за­ние? или кон­фир­ма­ция.

IV. Каковы пред­по­сылки истин­ного и боже­ствен­ного союза?

Объ­еди­не­ние всех в одну веру было и есть самым горя­чим жела­нием нашего Пер­во­свя­щен­ника, Гос­пода Иисуса Христа. За это един­ство Он молился в Своей послед­ней молитве, неза­долго до при­не­се­ния Себя в жертву на Кресте. Долг каж­дого хри­сти­а­нина молиться и желать объ­еди­не­ния всех хри­стиан – союза в Теле Христа, Его Церкви, Его Истине.

«Пра­во­сла­вие, при­шед­шее в мир через Христа, и исто­рия как боже­ствен­ная и вечная правда, посто­янно живет во Христе и всегда суще­ствует в мире, в Теле Христа, в Его ЕДИНОЙ КАФО­ЛИ­ЧЕ­СКОЙ и АПО­СТОЛЬ­СКОЙ ЦЕРКВИ.

«Так, поиски совре­мен­ных хри­стиан в диа­ло­гах и встре­чах должны быть направ­лены на объ­еди­не­ние суще­ству­ю­щих «Церк­вей» и кон­фес­сий в Пра­во­сла­вии (Истине), как это открыл Хри­стос, а не на объ­еди­не­ние одной церкви в другую, потому что суще­ствует веро­ят­ность объ­еди­не­ния не на явлен­ной истине, а на внеш­ней и пустой основе.

Науч­ные и бого­слов­ские иссле­до­ва­ния хри­сти­ан­ских пер­во­ис­точ­ни­ков, если они ведутся в сми­ре­нии и искрен­ней любви к истине, помо­гут каждой из так назы­ва­е­мых «Церк­вей» и кон­фес­сий найти Пра­во­сла­вие Одной Церкви.

Этот про­цесс воз­врата к Пра­во­сла­вию – истин­ной вере – пред­по­ла­гает все­об­щее пока­я­ние, т.е. готов­ность при­знать свое укло­не­ние от апо­столь­ской веры (если есть ересь), отказ от ереси и объ­еди­не­ние вновь в Одну Цер­ковь Христа.

Эта единая Цер­ковь, по мило­сти Божией, нико­гда не огра­ни­чи­ва­лась какой-то одной обла­стью на земле, но рас­про­стра­ня­лась по всему миру. Каждая ныне суще­ству­ю­щая «Цер­ковь» имеет воз­мож­ность найти ее. Это воз­можно только при воз­вра­ще­нии суще­ству­ю­щих «Церк­вей» в Пра­во­слав­ную Цер­ковь, с кото­рой про­изо­шло раз­де­ле­ние в опре­де­лен­ный момент исто­рии…

А для хри­стиан Запада, при­над­ле­жа­щих римо-като­ли­че­ской «Церкви» или другой хри­сти­ан­ской кон­фес­сии, есть воз­мож­ность открыть старую и под­лин­ную форму, вер­нув­шись к древ­нему пра­во­слав­ному Риму и к вере своих пра­во­слав­ных отцов, кото­рые не при­ни­мали ни одну из ересей совре­мен­ного Рима (гла­вен­ство папы, непо­гре­ши­мость папы, «филио­кве» и т.д.)… Когда римо-като­ли­че­ская Цер­ковь станет истин­ным про­дол­же­нием Пра­во­слав­ной Церкви, она сможет помочь про­те­стан­тизму вер­нуться к Пра­во­сла­вию, что, к сожа­ле­нию, не было сде­лано рефор­ма­цией в XVI веке».[12]

Истин­ное объ­еди­не­ние воз­можно только в истине и при точных дог­ма­тах, как их запи­сали Все­лен­ские Соборы и отцы Церкви. Только такой путь будет спа­си­тель­ным объ­еди­не­нием во Христе, а не объ­еди­не­ние на основе чело­ве­че­ских амби­ций.

Запад­ное пра­во­сла­вие и като­ли­че­ская Цер­ковь Христа «искренне готовы при­нять все, что Восточ­ная и Запад­ная Церкви еди­но­душно при­зна­вали до XIX века. Нам нечего будет ска­зать, если запад­ники дока­жут из учений святых отцов и боже­ственно собран­ных Все­лен­ских Собо­ров, что пра­во­слав­ная Рим­ская Цер­ковь, кото­рая зани­мала всю запад­ную тер­ри­то­рию, даже до IX века читала Символ Веры с «филио­кве» или упо­треб­ляла неквас­ный хлеб, или допус­кала догмат о чисти­лище, или окроп­ляла кре­ща­е­мого, вместо погру­же­ния, или гово­рила о непо­роч­ном зача­тии Прис­но­девы Марии, или о вре­мен­ной власти, или о непо­гре­ши­мо­сти и абсо­лю­тизме епи­скопа Рима. И, наобо­рот, что легко дока­зать лати­ня­нам, любя­щим истину, что Восточ­ная Пра­во­слав­ная Собор­ная Цер­ковь Хри­стова стоит твердо на дог­ма­тах, пере­да­ва­е­мых из поко­ле­ния в поко­ле­ние, кото­рые в те вре­мена Восток и Запад испо­ве­дали в един­стве, и кото­рые в после­ду­ю­щие вре­мена Запад извра­тил раз­но­об­раз­ными нов­ше­ствами, то станет ясно даже ребенку, что самый есте­ствен­ный путь для объ­еди­не­ния – воз­вра­ще­ние Запад­ной Церкви к древ­нему дог­ма­ти­че­скому и адми­ни­стра­тив­ному укладу Церкви, потому что вера неиз­менна во вре­мени и обсто­я­тель­ствах, но оста­ется той же всегда и везде, потому что «одно тело и один дух», и ска­зано: «как вы при­званы к одной надежде вашего звания; один Гос­подь, одна вера, одно кре­ще­ние, один Бог и Отец всех, Кото­рый над всеми, и через всех, и во всех» (Еф. 4:5,6).»[13]

В трудах отцов апо­столь­ской Церкви мы, пра­во­слав­ные, нахо­дим древ­ние, пере­да­ва­е­мые боже­ствен­ным Про­мыс­лом, дог­маты, кото­рых твердо при­дер­жи­ва­емся до насто­я­щего вре­мени.

Каж­дому здра­во­мыс­ля­щему чело­веку само собой оче­видно, что без веры во Христа невоз­можно уго­дить Богу. Оче­видно и то, что эта вера в Христа, во что бы то ни стало должна быть истин­ной во всем, в согла­сии со Свя­щен­ным Писа­нием и апо­столь­ским пре­да­нием, на чем осно­ваны учение святых отцов и деяния боже­ственно созван­ных Все­лен­ских Собо­ров. Более того, совер­шенно оче­видно, что Все­лен­ская Цер­ковь Божия, кото­рая в своем лоне хранит в целост­но­сти эту уни­каль­ную, неиз­мен­ную и бла­го­твор­ную веру как боже­ствен­ное откро­ве­ние в том виде, как она была сфор­му­ли­ро­вана и пере­дана в первые девять веков бого­нос­ными отцами, вдох­нов­лен­ными Святым Духом, одна и та же навеки, не изме­нен­ная со вре­ме­нем; еван­гель­ская правда нико­гда не под­вер­га­ется изме­не­ниям и не раз­ви­ва­ется во вре­мени, в отли­чие от раз­лич­ных фило­соф­ских систем, потому что «Иисус Хри­стос вчера и сего­дня и во веки Тот же» (Евр. 13:8).

У чест­ного чита­теля не может быть и сомне­ний, какая кон­фес­сия явля­ется истин­ным пре­ем­ни­ком Церкви святых отцов, и какая изме­нена мно­гими ере­сями и ново­вве­де­ни­ями. У него не может быть и сомне­ний, и если он дей­стви­тельно хочет быть спасен, то должен сле­до­вать Пре­да­нию Христа, апо­сто­лов и отцов семи Все­лен­ских Собо­ров. В этом Пре­да­нии он может найти истин­ную Цер­ковь Христа, правду и Пра­во­сла­вие, вне этого не может быть спа­се­ния. Цер­ковь, кото­рая при­дер­жи­ва­ется этого Пре­да­ния, явля­ется Пра­во­слав­ной. А Цер­ковь, укло­нив­ша­яся от Пре­да­ния, укло­ни­лась от истины, т.е. от Христа.

Истин­ное объ­еди­не­ние Церк­вей воз­можно только с воз­рож­де­нием древ­них сим­во­лов (Сим­вола Веры) и Пре­да­ния, кото­рым сле­до­вали бого­нос­ные отцы, и с воз­вра­ще­нием к вере первой и единой Церкви.

Без сомне­ния, что с того вре­мени, как папа Рим­ский, дви­жи­мый чрез­мер­ным эго­из­мом, объ­явил себя вла­сте­ли­ном мира, он поте­рял бла­го­дать Божию и впал во мно­же­ство дог­ма­ти­че­ских ошибок, про­тив­ных учению Еван­ге­лия и отцов Церкви. Мы также не сомне­ва­емся, что дог­маты о гла­вен­стве и непо­гре­ши­мо­сти папы Рим­ского осно­ваны ни на учении Свя­щен­ного Писа­ния, ни на учении отцов Церкви, но явля­ются изоб­ре­та­тель­но­стью чрез­мер­ной амби­ции и тще­сла­вия пап.

Можно ли верить в непо­гре­ши­мость папы, если многие из них были осуж­дены Все­лен­скими и Помест­ными Собо­рами, а другие папы про­сла­ви­лись своей раз­врат­ной жизнью? Воз­можно ли, что пер­вен­ство чести, данное папе Цер­ко­вью, потому что Рим был сто­ли­цей Импе­рии (primus inter pares honoris causa), озна­чает власть папы над всей Цер­ко­вью, если со времен святых апо­сто­лов в Церкви пре­об­ла­дает собор­ность?

Несо­мненно, что восточ­ная пра­во­слав­ная Цер­ковь Хри­стова сохра­няла неиз­мен­ным пре­да­ние своих отцов, дер­жала неиз­мен­ной веру, кото­рую полу­чила, ничего не добав­ляя и не при­бав­ляя из того, что пере­дали святые апо­столы, а святые отцы сохра­нили. Здра­во­мыс­ля­щий и доб­ро­же­ла­тель­ный иссле­до­ва­тель исто­рий не сможет дока­зать обрат­ного. Даже лати­няне, услы­шав от гре­че­ских отцов пра­во­слав­ные дог­маты на Фло­рен­тий­ском Соборе, ска­зали: «Ничего подоб­ного мы не слы­шали еще; греки учат пра­виль­нее, чем латин­ские бого­словы» (Syropulus vi 19).

И наобо­рот, начи­ная с Х века, Запад­ная Цер­ковь с помо­щью папизма ввела раз­но­об­раз­ные стран­ные и ере­ти­че­ские дог­маты и нов­ше­ства и, таким обра­зом, ото­рва­лась и укло­ни­лась далеко от истины и Пра­во­слав­ной Церкви Хри­сто­вой. Насколько необ­хо­димо вер­нуться к древним и неиз­мен­ным дог­ма­там Церкви, чтобы спа­стись во Христе, можно легко понять, про­чи­тав запо­ведь апо­стола Павла, данную Фес­са­ло­ни­кий­цам: «Итак, братия, стойте и дер­жите пре­да­ния, кото­рым вы научены, или словом, или посла­нием нашим» (Фес. 2:15); также надо при­нять во вни­ма­ние, что писал этот же апо­стол Гала­там: «Удив­ля­юсь, что вы от при­звав­шего вас бла­го­да­тью Хри­сто­вою так скоро пере­хо­дите к иному бла­го­вест­во­ва­нию, кото­рое, впро­чем не иное, а только есть люди, сму­ща­ю­щие вас и жела­ю­щие пре­вра­тить бла­го­вест­во­ва­ние Хри­стово» (Гал. 1:6–7). Но этого извра­ще­ния еван­гель­ской правды должно избе­гать, «ибо такие люди служат не Гос­поду нашему Иисусу Христу, а своему чреву, и лас­ка­тель­ством и крас­но­ре­чием обо­льщают сердца про­сто­душ­ных» (Рим. 16:18).

Единая, Святая Собор­ная и Апо­столь­ская Цер­ковь Божия, состо­я­щая из отдель­ных Церк­вей Божиих, боже­ственно насаж­ден­ных, как мно­го­плод­ная вино­град­ная лоза хри­сти­ан­ского мира, кото­рые нераз­дельно объ­еди­нены одна в другую един­ством спа­си­тель­ной веры во Христа, узами мира и Свя­того Духа, где встре­ча­ешь все­х­валь­ного и слав­ней­шего Гос­пода и Бога, Спа­си­теля Иисуса Христа, Кото­рый постра­дал ради спа­се­ния мира.

«В вопро­сах веры не должно быть ни усту­пок, ни коле­ба­ний» (св. Марк Ефес­ский). Святые отцы гово­рили: «Я нико­гда не отре­кусь от тебя, воз­люб­лен­ное Пра­во­сла­вие, и я не буду скры­вать тебя, святое Пре­да­ние, пока дух живет в моем теле». Наша Цер­ковь за каждой свя­щен­ной служ­бой молится Богу-Отцу: «При­мири и соедини их Святой Твоей Собор­ной и Апо­столь­ской Церкви».

Поэтому жиз­ненно необ­хо­димо всем нам посе­щать Цер­ковь первых восьми веков, Цер­ковь, кото­рая сохра­нила и сохра­няет нераз­рывно и неиз­менно апо­столь­ское Пре­да­ние, истин­ную Цер­ковь Хри­стову, чтобы пре­тво­ри­лась молитва нашего Гос­пода о еди­не­нии всех хри­стиан, чтобы все мы стали «одним стадом», Пас­ты­ре­на­чаль­ник кото­рого – Хри­стос, Глава Церкви, кото­рая явля­ется Его телом, «столп и утвер­жде­ние истины».

Биб­лио­гра­фия

  1. «Исто­рия собора во Фло­рен­ции». Бостон, 1971.2. Д. Рома­ни­дес. «Филио­кве». Афины.
  2. Н. Васи­лиа­дес «Пра­во­сла­вие и папизм в диа­логе». Афины, 1981.
  3. «Ответ Пра­во­слав­ной Церкви на пред­ло­же­ние римо-като­ли­ков о Вос­со­еди­не­нии». Нью-Йорк, 1958.
  4. Г. Метал­ли­нос «Что такое Пра­во­сла­вие?» Афины, 1980.
  5. Вл. Лос­ский «Мисти­че­ское бого­сло­вие Восточ­ной Церкви». Лондон, Дж. Кларк, 1957.
  6. Тим. Вар «Пра­во­слав­ная Цер­ковь». Пинг­вин Букс, 1963.
  7. Тим. Вар «Пра­во­слав­ный путь».
  8. Н. Зернов «Восточ­ное хри­сти­ан­ство». Лондон, Вайн­ден­филд и Никол­сон, 1961.
  9. Н. Гоголь «Кате­хи­зис Пра­во­слав­ной Церкви». Джор­дан­виль, Нью-Йорк, США.
  10. Хомя­ков «Цер­ковь – одна». Мона­стырь Святой Троицы, Джор­дан­виль, НьюЙ­орк, США.
  11. А. Мей­ен­дорф «Визан­тий­ское бого­сло­вие». Моуб­рейз, Лондон, 1975.

При­ме­ча­ния:

1. Г. Метал­ли­нос «Что такое Пра­во­сла­вие?» с. 19.
2. Г. Метал­ли­нос, там же, с. 19.
3. Г. Метал­ли­нос, там же, с. 19.
4. Г. Метал­ли­нос, там же, с. 19.
5. Г. Метал­ли­нос, там же, с. 20–21.
6. Г. Метал­ли­нос, там же, с. 21.
7. Г. Метал­ли­нос, там же, с. 21.
8. «Ответ Пра­во­слав­ной Церкви на пред­ло­же­ния Римо-като­ли­че­ской Церкви о Вос­со­еди­не­нии». Н.-Йорк, 1958, с. 18–20.
9. Д. Рома­ни­дес «Филио­кве» с. 13, 24.
10. «Тот, кто после того, как най­дена истина, про­дол­жает искать чего-то, тот ищет лжи» (из Деяний VII Все­лен­ского Собора) (примеч. пере­вод­чика).
11. Д. Рома­ни­дес, там же, с. 15.
12. Г. Метал­ли­нос «Что такое Пра­во­сла­вие?» с. 27–28.
13. «Ответ Пра­во­слав­ной Церкви на пред­ло­же­ния Римо-като­ли­че­ской Церкви о Вос­со­еди­не­нии», с. 10–11.

Print Friendly, PDF & Email
Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки