Что такое просфора, антидор, артос

По бла­го­сло­ве­нию Прео­свя­щен­ного Симона,
Епи­скопа Мур­ман­ского и Мон­че­гор­ского

Оглав­ле­ние


Просфора как зна­ме­ние бла­го­дати Божией

Всем известно, как отрок Вар­фо­ло­мей (так звали в миру пре­по­доб­ного Сергия Радо­неж­ского) научился читать.

Он не пони­мал гра­моты и за это был браним роди­те­лями и учи­те­лями. Часто отрок молился Богу, со сле­зами прося вра­зу­мить и научить его. Одна­жды, когда отец послал искать его раз­бе­жав­шихся лоша­дей, Вар­фо­ло­мей увидел чер­но­ризца, свя­того старца, молча моля­ще­гося под дубом. Старец духов­ным взором про­зрел буду­щее вели­чие отрока и спро­сил, что он хочет. Вар­фо­ло­мей попро­сил старца помо­литься, чтобы он понял гра­моту. Подняв руки и очи к небу, старец вознес молитву, а затем дал Вар­фо­ло­мею малень­кий кусок святой просфоры. В житии пишется, что старец дал кусо­чек просфоры со сло­вами, что дается зна­ме­ние бла­го­дати Божией.

Почему же просфора – зна­ме­ние бла­го­дати Божией?

Прежде всего – что такое зна­ме­ние и бла­го­дать.

Зна­ме­ния – это такие пред­меты или изоб­ра­же­ния, кото­рые пере­дают духов­ное зна­че­ние Боже­ствен­ных и небес­ных истин и явле­ния, не изоб­ра­жая их непо­сред­ственно.

Слово «бла­го­дать» упо­треб­ля­ется в Свя­щен­ном Писа­нии в разных зна­че­ниях. В Новом Завете мы раз­ли­чаем два основ­ных смысла этого поня­тия.

Во-первых, под бла­го­да­тью Божией, бла­го­да­тью Хри­сто­вой разу­ме­ется все домо­стро­и­тель­ство нашего спа­се­ния, совер­шен­ное При­ше­ствием Сына Божия на землю, Его земной жизнью, крест­ной смер­тью, Вос­кре­се­нием и Воз­не­се­нием на небо: бла­го­да­тью вы спа­сены через веру, и сие не от вас, Божий дар: не от дел, чтобы никто не хва­лился (Еф.2:8—9).

Во-вторых, бла­го­да­тью назы­вают дары Свя­таго Духа, нис­по­слан­ные и нис­по­сы­ла­е­мые Церкви Хри­сто­вой для освя­ще­ния ее членов, для их духов­ного роста и для дости­же­ния ими Цар­ства Небес­ного.

В этом втором зна­че­нии слова бла­го­дать есть сила, нис­по­сы­ла­е­мая свыше, сила Божия, пре­бы­ва­ю­щая в Церкви Хри­сто­вой, воз­рож­да­ю­щая, живи­тель­ная, совер­шен­ству­ю­щая и при­во­дя­щая веру­ю­щего и доб­ро­де­тель­ного хри­сти­а­нина к усво­е­нию спа­се­ния, при­не­сен­ного Гос­по­дом Иису­сом Хри­стом.

Как дей­ствует спа­са­ю­щая бла­го­дать Божия?

Как духов­ное рож­де­ние, так и даль­ней­шее духов­ное воз­рас­та­ние чело­века про­ис­хо­дит через вза­им­ное содей­ствие двух начал: одно из них – бла­го­дать Духа Свя­таго; другое – откры­тие чело­ве­ком своего сердца для при­ня­тия ее, жажда ее, жела­ние вос­при­нять ее, как при­ни­мает влагу дождя жаж­ду­щая сухая земля. Иными сло­вами – личное усилие для полу­че­ния, хра­не­ния, дей­ствия в душе Боже­ствен­ных даров.

Что же зна­ме­нует просфора, кото­рую каждый хри­сти­а­нин полу­чает после Литур­гии, и как дей­ствует через просфору Божия бла­го­дать?

Как появи­лась просфора

Просфора своим про­ис­хож­де­нием уходит в глу­бо­кую древ­ность.

Запо­ведь о при­не­се­нии хлеба в жертву дошла к нам – с вет­хо­за­вет­ных времен:

пусть он при­но­сит в при­но­ше­ние свое квас­ный хлеб, при мирной жертве бла­го­дар­ной (Лев.7:13).

В скинии Моисея были хлебы пред­ло­же­ния, состо­я­щие из двух частей, что озна­чало хлеб земной и небес­ный, то есть два есте­ства, Боже­ское и чело­ве­че­ское.

В под­ра­жа­ние этому и в хри­сти­ан­ских храмах хлебы (или просфоры) дела­ются дву­част­ными, и своими двумя частями озна­чают Боже­ство и чело­ве­че­ство Иисуса Христа.

Просфора – это и есть тот квас­ный, то есть дрож­же­вой, хлеб.

Просфо­рой в древ­но­сти назы­вали при­но­ше­ния хри­стиан, часть кото­рой слу­жила для Литур­гии, а остатки – для агапы, обычая древ­ней Церкви, по кото­рому все члены мест­ной общины (сво­бод­ные и рабы) соби­ра­лись вместе на общую тра­пезу, во время кото­рой, по-види­мому, всегда свер­ша­лась Евха­ри­стия. Агапа, таким обра­зом, вос­про­из­во­дила Тайную Вечерю. Пер­во­на­чаль­ный харак­тер агапы был строго рели­ги­оз­ный: важ­ней­шим момен­том собра­ния было совер­ше­ние Евха­ри­стии. В то же время она сим­во­ли­зи­ро­вала собою соци­аль­ное равен­ство всех членов общины и еди­не­ние их во Христе. Более состо­я­тель­ные забо­ти­лись о про­пи­та­нии для неиму­щих, но и бед­няки вно­сили свою лепту, или труд в общую казну. На «вечери любви» все давали друг другу цело­ва­ние мира, здесь чита­лись посла­ния от других Церк­вей и состав­ля­лись ответы на них. Вот как опи­сы­вает агапу Тер­тул­лиан, писа­тель, живший в конце вто­рого и в начале тре­тьего сто­ле­тия: «Наши неболь­шие вечери… назы­ва­ются гре­че­ским именем агапи, кото­рое озна­чает любовь или дружбу. Сколько бы они ни стоили, но рас­ходы на них, кото­рые дела­ются веру­ю­щими из любви, есть при­об­ре­те­ние. За этой тра­пе­зой кор­мятся бедные. Вечер начи­на­ется молит­вой к Богу. Когда (после вечери) умоют руки и зажгут свечи, каж­дому пред­ла­га­ется выйти на сре­дину и про­петь что-либо во славу Божию из Свя­щен­ного ли Писа­ния или от себя, как кто может. В конце вечери также совер­ша­ется молитва, кото­рою и окан­чи­ва­ется вечер. Рас­хо­дятся не тол­пясь, не тол­ка­ясь и не тес­нясь; но с тою же стро­гою скром­но­стью и цело­муд­рием, с каким пришли в собра­ние; потому что здесь напи­та­лись не столько пищею и питием, сколько добрым уче­нием». Для агапы каждый при­хо­дя­щий при­но­сил с собой обык­но­вен­ный хлеб, вино, масло – словом, все, что нужно для стола. Это при­но­ше­ние (по-гре­че­ски – просфора), или пожерт­во­ва­ние, при­ни­мали диа­коны; имена при­нес­ших вно­сили в особый список, кото­рый с молит­вой про­воз­гла­шали во время освя­ще­ния даров. Родные и близ­кие умер­ших делали при­но­ше­ния от их имени, и имена умер­ших, вне­сен­ные в особый список, также про­воз­гла­ша­лись. Из этих доб­ро­воль­ных при­но­ше­ний (просфор) отде­ля­лась часть хлеба и вина и молит­вой бла­го­тво­ре­ния, словом Хри­сто­вым и при­зы­ва­нием Свя­таго Духа освя­ща­лась в Тело и Кровь Хри­стову, а прочие дары, над кото­рыми также про­из­но­си­лись молитвы, упо­треб­ля­лись для обще­ствен­ного стола. Бла­го­да­ре­ние и молитвы над дарами счи­та­лись суще­ствен­ной при­над­леж­но­стью свя­щен­но­дей­ствия, отчего и все свя­щен­но­дей­ствие, при кото­ром совер­ша­лось Таин­ство При­ча­ще­ния, самые Тело и Кровь Хри­стовы полу­чили назва­ние – бла­го­да­ре­ния (по-гре­че­ски – евха­ри­стии). По мере рас­про­стра­не­ния хри­сти­ан­ства и уве­ли­че­ния общин обще­ствен­ные раз­ли­чия между чле­нами Церкви начали давать о себе знать, и агапы изме­нили свой харак­тер, сде­лав­шись пир­ше­ствами бога­тых. В Алек­сан­дрии псалмы, пес­но­пе­ния и песни духов­ные древ­них времен (Еф.5:19; Кол.3:16) были заме­нены игрою музы­кан­тов на лире, арфе, флейте, несмотря на про­те­сты Кли­мента Алек­сан­дрий­ского. В других местах состо­я­тель­ные хри­сти­ане, наобо­рот, стали укло­няться от этих собра­ний, но опла­чи­вали их, и агапы посте­пенно пре­вра­ща­лись в своего рода бла­го­тво­ри­тель­ные учре­жде­ния. Затем они были совер­шенно упразд­нены в север­ной Италии святым Амвро­сием, потому что пода­вали повод к разным бес­по­ряд­кам из-за зло­упо­треб­ле­ний вином и неце­ло­муд­рен­ного пове­де­ния на них неко­то­рых участ­ни­ков. Третий Кар­фа­ген­ский Собор 391 года поста­но­вил, чтобы верные гото­ви­лись к Евха­ри­стии гове­нием, и поэтому отде­лил Евха­ри­стию от агапы. Соборы Лаоди­кий­ский и Трулль­ский (392 г.) запре­тили совер­шать агапу в храме и тем самым совер­шенно лишили их цер­ковно-рели­ги­оз­ного харак­тера. Тщет­ной ока­за­лась попытка, сде­лан­ная участ­ни­ками Ган­гр­ского Собора (380 г.), воз­вра­тить агапам преж­нее зна­че­ние. К началу V века агапы начали посте­пенно исче­зать.

Когда агапу, «вечерю любви», отде­лили от Литур­гии, просфо­рой стали назы­вать только хлеб, упо­треб­ля­е­мый для совер­ше­ния Евха­ри­стии.

Как просфора исполь­зу­ется в Бого­слу­же­нии

В общих чертах совре­мен­ное Бого­слу­же­ние сохра­няет при­знаки Бого­слу­же­ний древ­них. На про­ско­ми­дии после умо­ве­ния рук свя­щен­ник и диакон отхо­дят в пред­ло­же­ние. Пред­ло­же­нием назы­ва­ется та часть алтаря, где при­но­си­лись или пред­ла­га­лись хлеб и вино для совер­ше­ния Таин­ства. В наших храмах нет этой отдель­ной части, и потому они идут прямо к жерт­вен­нику, за кото­рым и оста­лось назва­ние пред­ло­же­ния.

Сделав три поклона перед пред­ло­же­нием, со сло­вами «Боже, очисти мя, греш­ного», свя­щен­ник читает тро­парь Вели­кого Пятка «Иску­пил на еси от клятвы закон­ныя…» и с бла­го­сло­ве­нием Бога («бла­го­сло­вен Бог наш…») начи­нает про­ско­ми­дию.

Про­ско­ми­дия (по-гре­че­ски – про­ско­миди) озна­чает при­не­се­ние, то есть этим словом выра­жа­ется дей­ствие лица при­но­ся­щего, жерт­ву­ю­щего кому-либо какую-либо вещь. Сама же вещь, при­но­си­мая, жерт­ву­е­мая, назы­ва­ется просфора – то есть то, что при­но­сится, дар.

Как мы уже знаем, первые просфоры были обык­но­вен­ным хлебом. Но со вре­ме­нем это нашли неудоб­ным, и тогда просфоры начали выпе­кать в церкви.

Для Бого­слу­же­ния нужна, соб­ственно, одна просфора – та, из кото­рой выни­ма­ется часть для Агнца, но по обычаю древ­но­сти, когда упо­треб­ляли пять просфор, это коли­че­ство и явля­ется наи­мень­шим для совер­ше­ния про­ско­ми­дии. Просфор может быть и больше десятки, а в боль­ших храмах и сотни,— их может быть столько, сколько подано запи­сок «О здра­вии» и «Об упо­ко­е­нии».

В Цер­ков­ном Уставе о хлебе, при­но­си­мом для Таин­ства, пред­пи­сано сле­ду­ю­щее:

он должен быть «от чистыя пше­нич­ныя муки, водою прес­ною, есте­ствен­ною сме­шан­ный и добре испе­чен­ный, квас­ный, непре­со­ле­ный, свежий и чистый. Иерей же, дерз­ну­вый слу­жити над хлебом зацве­лым, сплес­не­лым или изгор­чив­шимся, или черст­вым, или рас­тлен­ным, зело тяжко согре­шает и извер­же­нию попа­дет, яко таин­ство на тако­вых видах не совер­шится».

Вместе с просфо­рами для совер­ше­ния Таин­ства упо­треб­ля­ется крас­ное вино­град­ное вино, именно крас­ное, как образ крови.

Что такое Евха­ри­сти­че­ский Агнец

Евха­ри­сти­че­ский Агнец – это чет­ве­ро­уголь­ная частица, выре­за­е­мая во время про­ско­ми­дии из первой просфоры, кото­рая в конце Евха­ри­сти­че­ского канона пре­су­ществ­ля­ется в Тело Хри­стово. При­сту­пая непо­сред­ственно к про­ско­ми­дии, свя­щен­ник левой рукой берет просфору для Агнца, а правою святое копие и, делая им трижды зна­ме­ние креста над печа­тью просфоры, про­из­нося каждый раз слова «В вос­по­ми­на­ние Гос­пода и Бога и Спаса нашего Иисуса Христа», режет просфору с правой сто­роны печати (там, где буквы IС и NI – со сто­роны свя­щен­ника слева) со сло­вами «Яко овча на зако­ле­ние ведеся»; режет с левой сто­роны (там, где буквы ХС и КА – со сто­роны свя­щен­ника справа (со сло­вами «И яко агнец непо­ро­чен, пря­мо­стри­гу­щаго его без­гла­сен, тако не отвер­зает уст своих»; затем над­ре­зает верх­нюю сто­рону печати (где слова IС ХС) про­из­нося со сло­вами «Во сми­ре­ние Его суд его взятся»; над­ре­зает нижнюю сто­рону просфоры (со сло­вами НИКА), про­из­нося: «Род же Его кто испо­весть». И таким обра­зом обре­зан­ную сере­дину выни­мает из просфоры со сло­вами: «Яко взем­лется от земли живот Его» – и пола­гает на дис­косе.

Надо объ­яс­нить зна­че­ние этих слов. Крест­ная смерть Спа­си­теля не была собы­тием неожи­дан­ным, непред­ви­ден­ным – Гос­подь Бог задолго открыл о ней своим избран­ным, а они пред­ска­зали об этом в Свя­щен­ном Писа­нии. Напри­мер, царь и пророк Давид в псалме так точно пред­ска­зал обсто­я­тель­ства крест­ной смерти Гос­пода Иисуса, как будто сам был оче­вид­цем: Боже мой! Боже мой! [внемли мне] для чего Ты оста­вил меня? Далеки от спа­се­ния моего слова вопля моего. Боже мой! я вопию днем,- и Ты не внем­лешь мне, ночью, – и нет мне успо­ко­е­ния. Все, видя­щие меня, руга­ются надо мною, гово­рят устами, кивая голо­вою: «он уповал на Гос­пода; пусть изба­вит его, пусть спасет, если он угоден Ему». Сила моя иссохла, как чере­пок; язык мой при­льп­нул к гор­тани моей, и Ты свел меня к персти смерт­ной. Ибо псы окру­жили меня, ско­пище злых обсту­пило меня, прон­зили руки мои и ноги мои. Можно было бы пере­честь все кости мои; а они смот­рят и делают из меня зре­лище; делят ризы мои между собою и об одежде моей бро­сают жребий (Пс.21:2–3. 8–9. 16–19).

Крест­ная смерть Бого­че­ло­века была открыта и про­року Исаии: Он был пре­зрен и умален пред людьми, муж скор­бей и изве­дав­ший болезни, и мы отвра­щали от Него лице свое; Он был пре­зи­раем, и мы ни во что ста­вили Его. Но Он взял на Себя наши немощи и понес наши болезни; а мы думали, что Он был пора­жаем, нака­зуем и уни­чи­жен Богом. Но Он изъ­язв­лен был за грехи наши и мучим за без­за­ко­ния наши; нака­за­ние мира нашего было на Нем, и ранами Его мы исце­ли­лись. Все мы блуж­дали, как овцы, совра­ти­лись каждый на свою дорогу: и Гос­подь воз­ло­жил на Него грехи всех нас. Он истя­зуем был, но стра­дал доб­ро­вольно и не откры­вал уст Своих; как овца, веден был Он на закла­ние, и как агнец пред стри­гу­щим его без­гла­сен, так Он не отвер­зал уст Своих. От уз и суда Он был взят; но род Его кто изъ­яс­нит? ибо Он отторг­нут от земли живых; за пре­ступ­ле­ния народа Моего пре­тер­пел казнь. Ему назна­чали гроб со зло­де­ями, но Он погре­бен у бога­того, потому что не сделал греха, и не было лжи в устах Его (Ис.53:3—9).

К страш­ной очи­сти­тель­ной смерти Бого­че­ло­века Гос­подь гото­вил людей не только про­ро­че­ствами, но и неко­то­рыми зна­ме­на­тель­ными собы­ти­ями. Так, агнец пас­халь­ный, кото­рого должны были съесть евреи перед выхо­дом из Египта заклю­чал в себе подо­бие Агнца Божия и Его крест­ной смерти. Вот лишь одна черта этого подо­бия. Так как в эту ночь должны были быть истреб­лены все пер­венцы еги­пет­ские, то, чтобы вместе с тем не погибли и пер­венцы евреев, им запо­ве­дано было пере­ма­зать кровью этого агнца входы в свои дома. Так кровь жерт­вен­ного Агнца стала сред­ством спа­се­ния. Так и кровь Агнца непо­роч­ного, Гос­пода нашего Иисуса Христа – спа­се­ние людей. Эти осо­бен­ные, зна­ме­на­тель­ные собы­тия, назы­ва­ются про­об­ра­зо­ва­ни­ями, то есть пред­ва­ри­тель­ными обра­зами и подо­би­ями того, как обе­щан­ный Спа­си­тель мира должен был при­не­сти Самого Себя в жертву за грехи людей.

Вос­по­ми­на­нием этого про­ро­че­ства и начи­на­ется при­не­се­ние бес­кров­ной жертвы. Неко­то­рые слова из этого про­ро­че­ства и про­из­но­сит иерей, когда отде­ляет часть из просфоры из этой жертвы. А так как на осно­ва­нии этого про­ро­че­ства святой Иоанн Пред­теча назвал Гос­пода Иисуса Агнцем: «Вот Агнец Божий, кото­рый берет на Себя грех мира», то и часть просфоры, пред­на­зна­ча­е­мая быть телом Гос­пода Иисуса в очи­ще­ние грехов всего мира, полу­чила назва­ние «Агнца».

Поста­вив на Дискос отде­лен­ную сере­дину просфоры печа­тью вниз, иерей делает на нижней сто­роне Агнца глу­бо­кий кре­сто­об­раз­ный надрез (до печати) и гово­рит: «Жрется (то есть при­но­сится в жертву – Ред.) Агнец Божий, взем­ляй грех мира за мир­ский живот и спа­се­ние».

Затем от про­ро­че­ства он пере­хо­дит к самому собы­тию и, каса­ясь копием правой сто­роны Агнца, гово­рит: один из воинов копьем прон­зил Ему ребра, и тотчас истекла кровь и вода. И видев­ший засви­де­тель­ство­вал, и истинно сви­де­тель­ство его (Ин.19:34—З5). Вместе с тем в Чашу (по-гре­че­ски Потир) вли­ва­ется вино, немного рас­тво­рен­ное водой в вос­по­ми­на­ние того, что из прон­зен­ного ребра Хри­стова истекла кровь и вода.

Исто­ри­че­ские сви­де­тель­ства об Агнце и его при­го­тов­ле­нии не отли­ча­ются глу­бо­кой древ­но­стью. Отсут­ствие древ­них сви­де­тельств об Евха­ри­сти­че­ском Агнце объ­яс­ня­ется тем, что про­ско­ми­дия, на кото­рой он при­го­тов­ля­ется,— явле­ние срав­ни­тельно позд­нее. В тече­ние дол­гого вре­мени она состо­яла в про­стом выборе из при­не­сен­ных наро­дом хлеба и вина лучших. Выбран­ный хлеб освя­щался в целом, нетро­ну­том виде, в кото­ром при­но­сился и раз­дроб­лялся на части только непо­сред­ственно перед при­об­ще­нием.

Сви­де­тель­ства об Евха­ри­сти­че­ском Агнце начи­нают встре­чаться с IХ—Х веков, хотя его при­го­тов­ле­ние не явля­ется еще обще­при­ня­тым литур­ги­че­ским дей­ствием. Первое по вре­мени упо­ми­на­ние об Евха­ри­сти­че­ском Агнце при­над­ле­жит Кон­стан­ти­но­поль­скому пат­ри­арху Гер­ману (умер в 740 г.). В основ­ной части это после­до­ва­ние свя­щен­но­дей­ствий сло­жи­лось таким обра­зом в Х—ХII веках, осталь­ные добав­ле­ния были сде­ланы в ХIV—ХV веках.

Как во время про­ско­ми­дии исполь­зу­ются другие просфоры

Из осталь­ных четы­рех просфор выни­ма­ются частицы, зна­ме­ну­ю­щие состав Церкви Небес­ной и земной. Иерей берет вторую просфору и, вос­по­ми­ная Пре­свя­тую Деву Бого­ро­дицу, выни­мает из просфоры частицу, кото­рую кладет на Дискос с правой сто­роны Агнца (от себя с левой), вблизи от его сере­дины, со сло­вами из псалма: пред­ста Царица одес­ную Тебе (Пс.44:10). Эта просфора назы­ва­ется «Бого­ро­дич­ною».

Из тре­тьей – в память ветхо- и Ново­за­вет­вых святых, из чет­вер­той – за живых членов Церкви, из пятой – за усоп­ших.

Кроме того, выни­ма­ются также частицы и из пода­ва­е­мых веру­ю­щими просфор о здра­вии и упо­ко­е­нии с поми­но­ве­нием имен. Выну­тые из просфор частицы в конце Литур­гии погру­жа­ются в Святую Чашу, при про­из­не­се­нии свя­щен­ни­ком слов: «Отмый, Гос­поди, грехи поми­нав­шихся зде Кровию Твоею чест­ною, молит­вами святых Твоих».

Копие, кото­рым выре­за­ются частицы из просфор – орудие Про­мысла Божия

Для выре­за­ния Агнца из первой бого­слу­жеб­ной просфоры, а также для выре­за­ния частиц из других просфор упо­треб­ля­ется копие – плос­кий желез­ный нож в виде нако­неч­ника копья, заост­рен­ный с двух сторон, встав­лен­ный в дере­вян­ную или костя­ную руко­ять. Он явля­ется обра­зом того копья, кото­рым воин, желая удо­сто­ве­риться в смерти Христа на Кресте, прон­зил Его в ребра. При вос­по­ми­на­нии стра­да­ния Спа­си­теля на службе про­ско­ми­дии Агнец слегка прон­за­ется копием с правой сто­роны со сло­вами: «Един от воин копием ребра Его про­боде». Как образ одного из орудий казни Спа­си­теля и как вообще орудие войны и смерти, острое желез­ное копие, режу­щее мягкий хлеб просфор, явля­ется сим­во­лом жесто­ко­сти мира сего. Силы жесто­ко­сти и смерти стре­мятся пора­зить и умерт­вить в земном все Боже­ствен­ное и небес­ное. Но, по смот­ре­нию Божию, они ока­зы­ва­ются ору­ди­ями выде­ля­ю­щими, извле­ка­ю­щими из среды чело­ве­че­ского мира все то, что не от мира сего, что, будучи в миру, нуж­да­ется в испы­та­нии, дабы ока­за­лась явной или види­мой всем при­над­леж­ность этого к иному миру, бого­из­бран­ность испы­ту­е­мого. Иными сло­вами, орудия жесто­ко­сти мира сего про­мыс­ли­тельно, против воли диа­вола и анге­лов его, служат ко славе Божией, обра­ща­ются в орудия Про­мысла Божия о спа­се­нии чело­ве­че­ского рода, в орудия, кото­рые поз­во­ляют обна­ру­жить и явить глу­бину любви Божией к Своим созда­ниям и их ответ­ной любви к Богу. Поэтому цер­ков­ное копие, с другой сто­роны, озна­чает именно орудие Про­мысла Божия, выде­ля­ю­щее из среды чело­ве­че­ства избран­ных Его. В этом смысле копие подобно тому мечу, образ кото­рого исполь­зует в Своей про­по­веди Иисус Хри­стос, говоря, что не мир, но меч принес Он на землю, меч, кото­рый духовно как бы рас­се­кает чело­ве­че­ство на тех, кто при­ни­мает и кто не при­ни­мает Христа (Мф.10:34—38; Лк.12:5 1—53).

В своем духов­ном зна­че­нии копие в неко­то­рой мере подобно также Кресту Хри­стову, ибо как Крест был прежде ору­дием позор­ной казни, а во Христе сде­лался ору­дием спа­се­ния и славы Божией, так и копие, будучи ору­дием смерти, ста­но­вится во Христе ору­дием спа­се­ния верных для жизни вечной в славе Цар­ства Небес­ного. Послед­нее обсто­я­тель­ство сооб­щает освя­щен­ному цер­ков­ному копию бла­го­дат­ную силу, спо­соб­ную ока­зы­вать цели­тель­ное дей­ствие. В Треб­нике содер­жится крат­кое «После­до­ва­ние на страсть недуга… со святым копием», кото­рое творит свя­щен­ник над боль­ным чело­ве­ком, осеняя его кре­сто­об­разно копием.

Сим­во­ли­че­ское зна­че­ние просфор

Духов­ное зна­че­ние копия ста­но­вится осо­бенно ясным при рас­смот­ре­нии сим­во­ли­че­ского зна­че­ния просфор, из кото­рых копием извле­ка­ются частицы. Просфора состоит из двух частей, кото­рые изго­тов­ля­ются из теста отдельно одна от другой и затем соеди­ня­ются вместе, при­ли­пая одна к другой. На верх­ней части ста­вится печать, изоб­ра­жа­ю­щая четы­рех­ко­неч­ный рав­но­сто­рон­ний крест с над­пи­сями над пере­кла­ди­ной креста IС и ХС (Иисус Хри­стос), под пере­кла­ди­ной НI КА (по-гре­че­ски – победа). Просфора, при­го­тов­лен­ная из муки от зерен бес­чис­лен­ного мно­же­ства коло­сьев, озна­чает и чело­ве­че­ское есте­ство, состо­я­щее из мно­же­ства эле­мен­тов при­роды, и чело­ве­че­ство в целом, состо­я­щее из мно­же­ства людей. При этом нижняя часть просфоры соот­вет­ствует зем­ному (плот­скому) составу чело­века и чело­ве­че­ства; верх­няя часть с печа­тью соот­вет­ствует духов­ному началу в чело­веке и чело­ве­че­стве, в кото­ром запе­чат­лен образ Божий и таин­ственно при­сут­ствует дух Божий. Божие при­сут­ствие и духов­ное начало про­ни­зы­вают собою все есте­ство чело­века и чело­ве­че­ства, что при изго­тов­ле­нии просфор отоб­ра­жа­ется добав­ле­нием святой воды и дрож­жей в воду. Святая вода зна­ме­нует при этом бла­го­дать Божию, а дрожжи – живо­тво­ря­щую силу Духа Свя­того, дающую жизнь вся­кому созда­нию. Это соот­вет­ствует словам Спа­си­теля о духов­ной жизни, стре­мя­щейся к Цар­ству Небес­ному, кото­рую Он упо­доб­ляет закваске, поло­жен­ной в муку, бла­го­даря чему посте­пенно под­ни­ма­ется все тесто.

Раз­де­ле­ние просфоры на две части види­мым обра­зом обо­зна­чает это неви­ди­мое раз­де­ле­ние есте­ства чело­века на плоть (мука и вода) и душу (дрожжи и святая вода), нахо­дя­щи­еся в нераз­рыв­ном, но и нес­лит­ном един­стве, почему и изго­тов­ля­ются верх­няя и нижняя части просфор отдельно одна от другой, но затем соеди­ня­ются так, что ста­но­вятся одним целым.

Печать на верх­ней части просфоры обо­зна­чает види­мым обра­зом неви­ди­мую печать образа Божия, про­ни­ка­ю­щего все есте­ство чело­века и явля­ю­ще­гося высшим нача­лом в нем. Такое устрой­ство просфоры соот­вет­ствует устрой­ству чело­века до гре­хо­па­де­ния и при­роде Гос­пода Иисуса Христа, вос­ста­но­вив­шего в Себе это нару­шен­ное гре­хо­па­де­нием устрой­ство. Просфора поэтому явля­ется также зна­ме­нием Гос­пода Иисуса Христа, соеди­нив­шего в Себе Боже­ствен­ную и чело­ве­че­скую при­роду.

Просфора дела­ется круг­лой в знак веч­но­сти Христа и чело­ве­че­ства во Христе, вообще в знак того, что чело­век сотво­рен для вечной жизни. Нетрудно видеть, что просфора зна­ме­нует также тво­ре­ние Божие в един­стве небес­ной и земной обла­стей бытия и небес­ную и земную пол­ноту Церкви Хри­сто­вой.

Просфора, явля­ясь сим­во­лом обо­жен­ной Твари, может при­об­ре­тать разные зна­че­ния в зави­си­мо­сти от хода бого­слу­же­ния, зна­ме­нуя собою и отдель­ного чело­века, и все чело­ве­че­ство в целом. Когда из первой слу­жеб­ной просфоры выре­за­ется чет­ве­ро­част­ный Агнец, то это одно­вре­менно сим­во­ли­зи­рует и Рож­де­ние Иисуса Христа из пре­чи­стого чрева Девы Марии, и отде­ле­ние без­греш­ного и очи­щен­ного Боже­ствен­ным есте­ством чело­ве­че­ского есте­ства Иисуса Христа от среды греш­ного чело­ве­че­ства, от среды мира сего, от земной жизни. Это отде­ле­ние было про­из­ве­дено посред­ством злобы самих людей, пре­сле­до­вав­шей Христа от рож­де­ния и при­вед­шей Его к крест­ной смерти. В связи с этим нахо­дится то, что Агнец выре­за­ется копием.

Муд­рость устрой­ства просфоры поз­во­ляет ей быть и сим­во­лом Церкви, и вос­ста­нав­ли­ва­е­мой в ней через при­ча­стие Христу Бого­з­дан­ной чело­ве­че­ской при­роды. Просфоры в основ­ном явля­ются зна­ме­нием обо­жен­ной твари, зна­ме­нием Церкви, как веч­ного Цар­ства Божия, части­цей кото­рого стре­мится стать чело­век, при­но­ся­щий просфору, и чего он желает тем, за кого вынуты из нее частицы.

Желез­ное острое копие, выре­за­ю­щее эти частицы, соот­вет­ственно озна­чает жиз­нен­ные испы­та­ния, кото­рые попус­ка­ются Богом со сто­роны враж­деб­ных чело­веку демон­ских сил, так что сами по себе эти испы­та­ния ока­зы­ва­ются, вопреки враж­деб­ной воле, необ­хо­ди­мым в усло­виях земной жизни ору­дием спа­се­ния чело­века, отсе­че­ния его гре­хов­ных при­вя­зан­но­стей и соеди­не­ния с Цер­ко­вью избран­ни­ков Божиих. Копие не создано только для удоб­ства выре­за­ния частиц из просфор. Если бы выде­ле­ние Агнца и частиц имело иной духов­ный смысл, оно могло совер­шаться или руками свя­щен­ника посред­ством отла­мы­ва­ния, или пред­ме­том, озна­ча­ю­щим что угодно, только не орудие жесто­ко­сти и телес­ной смерти.

Как про­ис­хо­дит пре­су­ществ­ле­ние Святых Даров

Пре­су­ществ­ле­ние (пре­ло­же­ние) – таким тер­ми­ном в Пра­во­слав­ном бого­сло­вии опре­де­ля­ется способ пре­бы­ва­ния Тела и Крови Гос­пода нашего Иисуса Христа в хлебе и вине святой Евха­ри­стии. В пре­су­ществ­ле­нии Цер­ковь видит чудо все­мо­гу­ще­ства Божия, подоб­ное сотво­ре­нию Богом мира из ничего. Самое суще­ство хлеба и самое суще­ство вина пре­ла­га­ется в суще­ство истин­ных Тела и Крови Хри­сто­вой, дей­ствием Свя­того Духа, Кото­рого свя­щен­ник при­зы­вает в это время для совер­ше­ния Таин­ства, молит­вою и сло­вами: «Низ­посли Духа Твоего Свя­таго на ны и на пред­ле­жа­щия Дары сия, и сотвори убо хлеб сей чест­ное Тело Христа Твоего; а еже в Чаши сей, чест­ную Кровь Христа Твоего, пре­ло­жив Духом Твоим Святым».

Гос­подь вос­хо­тел, чтобы мы не видели телес­ными очами Тела и Крови Хри­сто­вых, но духом веро­вали, что это – Они, на осно­ва­нии слов, ска­зан­ных Хри­стом уче­ни­кам Своим на Тайной Вечери: Сие есть Тело Мое и Сия есть Кровь Моя. Мы должны более веро­вать Боже­ствен­ному слову, силе Его, а не нашим чув­ствам, что и являет бла­жен­ство веры.

Как про­ис­хо­дит при­ча­ще­ние Святых Даров

Свя­щен­но­слу­жи­тели при­ча­ща­ются Тела и Крови Хри­сто­вой под обоими видами, отдельно, то есть сперва Тела, а затем Крови Хри­сто­вой. Затем Чаша со Свя­тыми Дарами выно­сится к миря­нам для при­ча­ще­ния.

По сви­де­тель­ству свя­того Дио­ни­сия Алек­сан­дрий­ского, Иоанна Зла­то­устого, Кирилла Иеру­са­лим­ского, верные перед святым при­ча­ще­нием стояли в самой бла­го­го­вей­ной, невоз­му­ти­мой тишине, затем при­сту­пали к при­ча­ще­нию с накло­не­нием головы и даже всего тела, в знак своего бла­го­го­ве­ния к Святым Тайнам.

Вот что ска­зано в Цер­ков­ном Уставе о при­част­ни­ках: «Жела­ю­щие при­ча­ститься идут один за одним; покло­ня­ются со всяким уми­ле­нием и стра­хом, сложив руки у груди и так, с бла­го­го­ве­нием и тре­пе­том, при­ни­мают Боже­ствен­ные Тайны. Во время при­ча­ще­ния да при­сту­пят чинно, в глу­бо­ком сми­ре­нии, и Христу, истин­ной в тайнах Сущему под видом хлеба и вина кийждо да покло­нится еди­но­жды; руце к персем (к груди.— Ред.) кре­сто­об­разно сог­бенне имуще и Христа рас­пя­таго испо­ве­да­юще, и любовь к Нему имут». При­ча­стив­шийся целует Чашу и отхо­дит. Вот что напи­сано об этом в Уставе: «Прием (Тело и Кровь Хри­стову) честно да погло­тит и по уте­ре­нии уст покров­цем рукою свя­щен­ни­че­скою, лобы­зает край святой Чаши, яко само Хри­стово ребро, из него же истече кровь и вода, и отсту­пив мало, кла­ня­ется не до земли, ради охра­не­ния при­я­тых тайн; и стоит на своем месте, не гла­голя друг с другом, ниже да плюет, дон­деже анти­дор и вино пода­ется ему, и до скон­ча­ния литур­гии ждет неис­ходно, и молитвы бла­го­дар­ствен­ные по святом при­ча­ще­нии да совер­шит».

В древ­ней Церкви (до V в.) миряне при­ча­ща­лись иначе. Епи­скоп или свя­щен­ник пре­по­да­вал частицы Тела Хри­стова муж­чи­нам в руки, жен­щи­нам в чистые платки, а диакон затем давал всем им при­об­щаться Крови Хри­сто­вой прямо из Чаши. При этом рука свя­щен­но­слу­жи­теля, пре­по­да­ю­щая Тело Хри­стово, сим­во­ли­че­ски озна­чала клещи, кото­рыми Сера­фим взял уголь с алтаря Небес­ного и кос­нулся им уст про­рока Исаии, очи­стив их (Ис.6:6). Этот уголь про­ро­че­ски изоб­ра­жал Тело Хри­стово, кото­рое должно было пре­по­да­ваться и пре­по­да­ется теперь в Ново­за­вет­ной Церкви. Край Чаши, к кото­рому при­ка­сался при­част­ник, озна­чал ребро Спа­си­теля, из коего истекли кровь и вода, когда воин прон­зил Его на Кресте. Так что при­ча­ща­ю­щийся Крови Хри­сто­вой как бы при­ни­кал устами к про­бо­ден­ным ребрам Гос­пода Иисуса Христа. Такой поря­док при­ча­ще­ния суще­ствует и сейчас для свя­щен­но­слу­жи­те­лей при архи­ерей­ском бого­слу­же­нии, когда епи­скоп пре­по­дает слу­жа­щим с ним свя­щен­ни­кам и диа­ко­нам своей рукой с их руки части Тела Хри­стова, а затем дает им при­об­щиться Крови Хри­сто­вой от Чаши, кото­рую держит в своих руках. Когда служит свя­щен­ник с диа­ко­ном, то первый пре­по­дает вто­рому таким же обра­зом Тело и Кровь Спа­си­теля.

Во время свя­ти­тель­ского слу­же­ния Иоанна Зла­то­уста жен­щина унесла частицу Тела Гос­подня в платке домой и пыта­лась исполь­зо­вать ее для кол­дов­ства. Узнав об этом, святой Иоанн Зла­то­уст дал рас­по­ря­же­ние по всем церк­вам при­ча­щать мирян посред­ством ложечки (лжицы), кото­рой извле­ка­ются из Чаши частицы Тела Хри­стова, пред­ва­ри­тельно погру­жен­ные в Кровь Его и про­пи­тан­ные Ею. При этом было вве­дено в обычай тут же запи­вать При­ча­стие теплой водой с вином для ясного сви­де­тель­ства того, что каждый миря­нин дей­стви­тельно при­ча­стился Святых Тайн. Так, каза­лось бы, случай спо­соб­ство­вал появ­ле­нию в каноне бого­слу­жеб­ных пред­ме­тов лжицы. Однако это был про­мыс­ли­тель­ный случай, бла­го­даря кото­рому при­ча­ще­ние мирян при­об­рело долж­ное сим­во­ли­че­ское соот­вет­ствие духов­ным исти­нам. Древ­ние тол­ко­ва­тели обра­тили вни­ма­ние на то, что Гос­подь, Сам совер­шая на Тайной Вечери пре­тво­ре­ние хлеба и вина в Свои Тело и Кровь, дал Своим уче­ни­кам сна­чала Тело, а затем Кровь Свою из чаши. При­ча­ще­ние Святых Тайн прочих уве­ро­вав­ших людей нача­лось уже после Вос­кре­се­ния Христа, после стра­да­ний Гос­пода на Кресте, где всем людям, миру, было явлено обаг­рен­ное кровью тело рас­пя­того Спа­си­теля. В соот­вет­ствии с этим и пришел теперь по веле­нию свя­того Иоанна Зла­то­уста весь поря­док при­ча­ще­ния. Справа в алтаре, как в сион­ской гор­нице, свя­щен­но­слу­жи­тели, кото­рые в данном случае изоб­ра­жают бли­жай­ших ко Христу уче­ни­ков, Апо­сто­лов, при­об­ща­ются Святых Тайн раз­дельно, как они были пре­по­даны Хри­стом на Тайной Вечери и что вполне соот­вет­ствует и другим цер­ков­ным и бого­слу­жеб­ным отли­чиям, выде­ля­ю­щим освя­щен­ное духо­вен­ство от общей среды веру­ю­щих. Затем через отвер­стые Цар­ские врата Чаша, в кото­рой частицы Тела Хри­стова уже обаг­рены Его Кровью, тор­же­ственно выно­сится к миря­нам, что в целом зна­ме­нует Вос­кре­се­ние Гос­пода Иисуса Христа. Миряне при­ча­ща­ются, таким обра­зом, Тела и Крови, соеди­нен­ных вместе. Кроме того, при­ча­ще­ние мирян посред­ством лжицы духовно озна­чает, что веру­ю­щие во Христа соеди­ня­ются с Богом через посред­ство Церкви, пита­ю­щей их духов­ной пищей. Поэтому лжица озна­чает посред­ни­че­ство Церкви в духов­ном окорм­ле­нии людей в самом широ­ком смысле.

Что озна­чает вло­же­ние в Потир частиц, изъ­ятых из просфор

После того как при­ча­ще­ние мирян окон­чи­лось, диакон вла­гает в Потир те частицы, кото­рые были изъяты о Пре­свя­той Бого­ро­дице, о святых, о живых и мерт­вых. Частицы, выну­тые «О здра­вии и упо­ко­е­нии», вла­га­ются в Потир и, таким обра­зом, сопри­ка­са­ются с Телом и Кровью Христа Спа­си­теля. В этом-то и состоит сила и дей­ствен­ность изъ­я­тия частей из просфор. Тут не просто молитва того или иного живого или умер­шего, а очи­ще­ние грехов этой самой бес­кров­ной Жерт­вой. Тут каждая часть, про­ни­ка­ясь Кровью Спа­си­теля, дела­ется уже, так ска­зать, пред­ста­тель­ни­цей пред Ним за того, о чьем имени она вынута. Вот почему вынуть из просфоры частицу о живом или умер­шем за Литур­гией в Пра­во­слав­ной Церкви всегда счи­та­лось самым спа­си­тель­ным и пло­до­твор­ным дей­ствием.

Как печется просфора

Просфоры при­го­тав­ли­ва­ются из лучшей пше­нич­ной муки, заме­шан­ной на чистой воде с добав­ле­нием соли, закваски из дрож­жей и святой воды, и выпе­ка­ются с чте­нием Иису­со­вой молитвы просфор­ни­цами – жен­щи­нами бла­го­че­сти­вой жизни.

Просфоры в Рус­ской Пра­во­слав­ной Церкви, по при­меру первых хри­стиан, пекут из квас­ного теста. «Хлеб квас­ный есть хлеб, как бы оду­шев­лен­ный через квас и истинно совер­шен­ный… Он пока­зы­вает, что Слово Божие, совер­шенно нас ради, вос­при­няло нашу плоть; Оно вопло­ти­лось, не изме­нив Своего есте­ства, и со сло­вес­ною и умною душою вос­при­няло чело­ве­че­ство; было совер­шен­ным Богом и совер­шен­ным Чело­ве­ком, да и меня вос­со­зи­ждет всего… В хлебе квас­ном бывают три веще­ства, потому что душа наша трех­частна и в честь Троицы. Мука с заквас­кой озна­чают душу, вода – кре­ще­ние, а соль зна­ме­нует ум и учение Слова, Кото­рый сказал уче­ни­кам: «Вы есть соль земли» (Симеон Солун­ский).

Мука, вода и соль, соеди­нен­ные огнем, озна­чают, что Бог весь соеди­нился с нами и подает нам Свою помощь и содей­ствие, а осо­бенно то, что Он весь соеди­нился со всем нашим есте­ством.

Нельзя упо­треб­лять совсем черст­вые или заплес­не­ве­лые просфоры. Для Агнца удоб­нее брать просфору немного затвер­дев­шую (испе­чен­ную нака­нуне), нежели све­же­ис­пе­чен­ную, так как из первой легче выре­зать святой Агнец и по освя­ще­нии его удоб­нее раз­дроб­лять на частицы для при­ча­ще­ния мирян.

Ста­рин­ный способ выпечки:

Берут 1200 г. муки выс­шего сорта (круп­чатки). На дно посуды, в кото­рой будет заме­ши­ваться тесто, нали­вают немного святой воды, высы­пают 400 г. муки, обли­вают кипят­ком (для при­да­ния просфоре сла­до­сти и стой­ко­сти против заплес­не­ве­ния) и пере­ме­ши­вают. После охла­жде­ния в эту же посуду добав­ляют соль, раз­ве­ден­ную в святой воде, и кладут дрожжи (25 г.). Все тща­тельно пере­ме­ши­вают и после подъ­ема (через 30 минут) добав­ляют остав­шу­юся муку (800 г.) и снова все месят. После под­хож­де­ния (через 30 минут) тесто выкла­ды­вают на стол, хорошо нати­рают, рас­ка­ты­вают скал­кой листами нужной тол­щины, режут фор­мами на кружки (для нижней части форма побольше), поправ­ляют их руками, покры­вают влаж­ным поло­тен­цем, затем сухим и выдер­жи­вают 30 минут. На мень­шую, верх­нюю часть постав­ляют печать. Соеди­ни­тель­ные поверх­но­сти просфоры сма­чи­вают теплой водой, верх­нюю часть накла­ды­вают на нижнюю, про­ка­лы­вают обе части иглой, чтобы пре­ду­пре­дить обра­зо­ва­ния пустот. Затем просфоры ставят на про­ти­вень и пекут в печи до готов­но­сти (малые – 15 минут, слу­жеб­ные – 20 минут). Гото­вые просфоры выни­мают на стол, покры­вают сухим полот­ном, затем мокрым, опять сухим и сверху чистым спе­ци­ально для этого при­го­тов­лен­ным оде­я­лом. Просфоры «отды­хают» час. Когда они станут мяг­кими и осты­нут, их уби­рают в кор­зины или другие вме­сти­лища, куда ничего более, кроме просфор, не кла­дется.

Что такое анти­дор

В конце Литур­гии моля­щимся раз­да­ется анти­дор – малень­кие части просфоры, из кото­рой на про­ско­ми­дии был вынут Святой Агнец. Гре­че­ское слово анти­дор про­ис­хо­дит от гре­че­ских же слов анти – вместо и ди орон – дар, то есть точный пере­вод этого слова – вме­сто­да­рие.

«Анти­дор,— гово­рит святой Симеон Солун­ский,— есть свя­щен­ный хлеб, кото­рый был при­не­сен в пред­ло­же­ние и кото­рого сере­дина была вынута и упо­треб­лена для свя­щен­но­дей­ствия; этот хлеб как запе­чат­лен­ный копием и при­няв­ший боже­ствен­ные слова, пре­по­да­ется вместо страш­ных Даров, то есть Тайн, тем, кото­рые не при­ча­ща­лись их».

Обычай раз­да­вать анти­дор возник, по-види­мому, в те вре­мена, когда исчезла древ­няя тра­ди­ция при­ча­ще­ния всех при­сут­ству­ю­щих на Литур­гии. В древ­ней Церкви каждый при­сут­ство­вав­ший на Литур­гии считал обя­зан­но­стью при­ча­щаться. Даже те, кото­рые не могли при­сут­ство­вать на Боже­ствен­ной Вечери, счи­тали слиш­ком тяже­лым для себя лише­ние Святых даров. Вот почему дья­коны раз­но­сили дары боль­ным, заклю­чен­ным в тем­ни­цах, нахо­див­шимся под стра­жей. Те, кто отправ­лялся в дорогу, брали дары с собой.

Но впо­след­ствии такая рев­ность ослабла, как оску­дела и любовь к Гос­поду Иисусу Христу. Многие совсем пере­ста­вали ходить к Боже­ствен­ной Литур­гии, а из тех, кто при­хо­дил, боль­шин­ство не при­ни­мало уча­стия в Боже­ствен­ной Вечери. Вот почему вместо Святых даров начали раз­да­вать те хлебы, кото­рые оста­ва­лись от жертвы бес­кров­ной. Сна­чала это назы­вали бла­го­сло­ве­нием (по-гре­че­ски – евло­гиа), потому что эти хлебы, хотя и не освя­ща­лись как Святые Дары при­зы­ва­нием Свя­таго духа, но бла­го­слов­ля­лись и освя­ща­лись уже тем, что были в числе пред­ло­же­ния. Так как тут про­ис­хо­дило сме­ше­ние поня­тий (бла­го­сло­ве­нием – евло­гиа – назы­ва­лась и сама Боже­ствен­ная Вечеря), то раз­да­ва­ние хлебов стали назы­вать анти­до­реа, анти­дор, что озна­чает воз­да­я­ние, воз­на­граж­де­ние.

Первое сви­де­тель­ство о раз­да­ва­нии частиц анти­дора не при­ча­щав­шимся Святых Тайн отно­сится к VII веку и содер­жится в пра­ви­лах IХ Камнет­ского Собора в Галлии.

В Восточ­ной Церкви упо­ми­на­ние об анти­доре впер­вые появ­ля­ется не ранее ХI века. Древ­ней­шим можно счи­тать сви­де­тель­ство «Изъ­яс­не­ния на литур­гию» Гер­мана Кон­стан­ти­но­поль­ского по списку ХI века. Далее сле­дует ука­зать сви­де­тель­ство Валь­са­мона (ХII в.) в 15‑м ответе Алек­сан­дрий­скому пат­ри­арху Марку.

Согласно Номо­ка­нону, при недо­ста­точ­но­сти для анти­дора частиц просфоры, из кото­рой вынут Святой Агнец, можно упо­треб­лять для его при­го­тов­ле­ния просфору в честь Пре­свя­той Бого­ро­дицы. Согласно ука­за­нию Корм­чей, анти­дор не пре­по­да­ется невер­ным и нахо­дя­щимся под эпи­ти­миею.

Что такое артос

Слово артос (по-гре­че­ски – квас­ной хлеб) – общий всем членам Церкви освя­щен­ный хлеб, иначе – просфора все­це­лая.

Артос в про­дол­же­нии всей Свет­лой сед­мицы зани­мает в храме самое видное место, вместе с обра­зом Вос­кре­се­ния Гос­подня и, в заклю­че­ние пас­халь­ных тор­жеств, раз­да­ется веру­ю­щим.

Упо­треб­ле­ние артоса начи­на­ется с самого начала хри­сти­ан­ства. В соро­ко­вой день по Вос­кре­се­нии Гос­подь Иисус Хри­стос воз­несся на небо. Уче­ники и после­до­ва­тели Хри­стовы нахо­дили уте­ше­ние в молит­вен­ных вос­по­ми­на­ниях о Гос­поде – они при­по­ми­нали каждое Его слово, каждый шаг и каждое дей­ствие. Когда схо­ди­лись на общую молитву, они, вспо­ми­ная Тайную Вечерю, при­ча­ща­лись Тела и Крови Хри­сто­вых. Готовя обык­но­вен­ную тра­пезу, они первое место за столом остав­ляли неви­димо при­сут­ству­ю­щему Гос­поду и пола­гали на это место хлеб. Под­ра­жая Апо­сто­лам, первые пас­тыри Церкви уста­но­вили в празд­ник Вос­кре­се­ния Хри­стова пола­гать в храме хлеб, как в види­мое выра­же­ние того, что постра­дав­ший за нас Спа­си­тель сде­лался для нас истин­ным хлебом жизни. На артосе изоб­ра­жен крест, на кото­ром виден только тер­но­вый венец, но нет Рас­пя­того – как зна­ме­ние победы Хри­сто­вой над смер­тью, или изоб­ра­же­ние Вос­кре­се­ния Хри­стова. С арт­осом соеди­ня­ется и древ­нее цер­ков­ное пре­да­ние, что Апо­столы остав­ляли за столом часть хлеба – долю Пре­чи­стой Матери Гос­пода в напо­ми­на­ние посто­ян­ного обще­ния с Ней – и после тра­пезы бла­го­го­вейно делили эту часть между собой. В мона­сты­рях этот обычай носит назва­ние Чин о Пана­гии, то есть вос­по­ми­на­ние о Все­свя­тей­шей Матери Гос­пода. В при­ход­ских церк­вах этот хлеб Бого­ма­тери вспо­ми­на­ется раз в год в связи с раз­дроб­ле­нием артоса.

Освя­ща­ется артос особой молит­вой, окроп­ле­нием святой водой и каж­де­нием в первый день Святой Пасхи на Литур­гии после заам­вон­ной молитвы. На солее, против Цар­ских врат, на уго­то­ван­ном столе или аналое пола­гают артос. Если при­го­тов­лено несколько арт­осов, то все они одно­вре­менно освя­ща­ются. После каж­де­ния вокруг стола с уста­нов­лен­ным арт­осом свя­щен­ник читает молитву: «Боже Все­силь­ный и Гос­поди Все­дер­жа­телю, Иже рабом Твоим Мои­сеем во исходе Изра­и­леве от Египта, и в осво­бож­де­нии людей Твоих от горь­кий работы фара­о­новы, агнца заклати пове­лел еси, про­об­ра­зуя на Кресте заклан­наго волею нас ради Агнца, взем­лю­щаго всего мира грехи, воз­люб­лен­наго Сына Твоего, Гос­пода нашего Иисуса Христа! Ты и ныне, сми­ренно молим Тя, призри на хлеб сей, и бла­го­слови, и освяти его. Ибо и мы раби Твои в честь я славу, и в вос­по­ми­на­ние слав­наго Вос­кре­се­ния Того­жде Сына Твоего Гос­пода нашего Иисуса Христа, Имже от вечныя работы вражия и от адовых нере­ши­мых уз раз­ре­ше­ние, сво­боду и про­ве­де­ние улу­чи­хом, пред Твоим вели­че­ством ныне во все­свет­лый сей, пре­слав­ный и спа­си­тель­ный день Пасхи, сей при­но­сим: нас же сего при­но­ся­щих, и того лоб­за­ю­щих и от него вку­ша­ю­щих, Твоему небес­ному бла­го­сло­ве­нию при­част­ники быти сотвори и всякую болезнь и недуг от нас Твоею силою отжени, здра­вие всем пода­вая. Ты бо еси источ­ник бла­го­сло­ве­ния и цель­бам пода­тель, и Тебе славу вос­сы­лаем Без­на­чаль­ному Отцу, со Еди­но­род­ным Твоим Сыном, и Пре­свя­тым и Благим и Живо­тво­ря­щим Твоим духом, ныне и присно и во веки веков».

После молитвы иерей окроп­ляет артос святой водой, говоря: «Бла­го­слов­ля­ется и освя­ща­ется артос сей окроп­ле­нием воды сея свя­щен­ныя, во имя Отца и Сына и Свя­таго духа. Аминь» (трижды). Аналой с арт­осом ставят на солее пред обра­зом Спа­си­теля, где артос лежит в тече­ние всей Святой сед­мицы. Его сохра­няют в храме всю Свет­лую сед­мицу на аналое перед ико­но­ста­сом. Во все дни Свет­лой сед­мицы по окон­ча­нии Литур­гии с арт­осом тор­же­ственно совер­ша­ется крест­ный ход вокруг храма.

В суб­боту Свет­лой сед­мицы по заам­вон­ной молитве чита­ется молитва на раз­дроб­ле­ние артоса: «Гос­поди, Иисусе Христе, Боже наш, Хлебе ангель­ский, Хлебе жизни вечныя, соше­дый с Небесе, напи­тавый нас во все­свет­лыя сия дни пищею духов­ною Твоих Боже­ствен­ных бла­го­де­я­ний, три­днев­наго ради и спа­си­тель­наго Вос­кре­се­ния! Призри и ныне, сми­ренно молим Тя, на мольбы и бла­го­да­ре­ния наша, и якоже бла­го­сло­вил еси пять хлебов в пустыни, и ныне бла­го­слови хлеб сей, яко да вси, вку­ша­ю­щии от него, телес­наго и душев­наго бла­го­сло­ве­ния и здра­вия спо­до­бятся бла­го­да­тию и щед­ро­тами Твоего чело­ве­ко­лю­бия. Ты бо еси освя­ще­ние наше, и Тебе славу воз­сы­лаем, со Без­на­чаль­ным Твоим Отцем и Все­свя­тым, и Благим, и Живо­тво­ря­щим Твоим духом, ныне и присно, и во веки веков».

Артос раз­дроб­ля­ется и в конце Литур­гии при цело­ва­нии Креста раз­да­ется народу как свя­тыня.

Род артоса на нижней сте­пени освя­ще­ния пред­став­ляет пас­халь­ный кулич, цер­ковно-обря­до­вая пища, но вовсе не мир­ская рос­кошь.

О вку­ше­нии просфоры, анти­дора и артоса

Просфора, кото­рая дается после окон­ча­ния Литур­гии, явля­ется свя­ты­ней и бла­го­го­вейно вку­ша­ется веру­ю­щим прежде при­ня­тия всякой пищи.

По пра­ви­лам Церкви, анти­дор должен быть вку­шаем в храме, нато­щак и с бла­го­го­ве­нием, потому что это хлеб святой, хлеб с жерт­вен­ника Божия, часть от при­но­ше­ний к алтарю Хри­стову, от кото­рого и полу­чает небес­ное освя­ще­ние.

Частицы артоса, полу­чен­ные в храме, бла­го­го­вейно хра­нятся веру­ю­щими как духов­ное вра­чев­ство от болез­ней и немо­щей. Артос упо­треб­ля­ется в особых слу­чаях, напри­мер, в болезни, и всегда со сло­вами «Хри­стос вос­кресе!».

Просфору и артос хранят в святом углу возле икон. Испор­тив­ши­еся просфору и артос сле­дует жечь самому (или отне­сти для этого в цер­ковь) или же пустить по реке с чистой водой.

Молитва на при­ня­тие просфоры и святой воды

Гос­поди Боже мой, да будет дар Твой святый и святая Твоя вода в про­све­ще­ние ума моего, в укреп­ле­ние душев­ных и телес­ных сил моих, во здра­вие души и тела моего, в поко­ре­ние стра­стей и немо­щей моих по без­пре­дель­ному мило­сер­дию Твоему молит­вами Пре­чи­стыя Твоея Матери и всех Святых Твоих. Аминь.

Почему Цер­ковь освя­щает куличи и пасхи

Пасха хри­сти­ан­ская есть Сам Хри­стос Своим Телом и Кровью. «Пасха Хри­стос изба­ви­тель», как поет Цер­ковь и гово­рит апо­стол Павел (1Кор.5:7). Поэтому осо­бенно сле­дует при­ча­щаться в день Пасхи. Но так как многие пра­во­слав­ные хри­сти­ане имеют обычай при­ни­мать Святые Тайны в про­дол­же­ние Вели­кого поста и в свет­лый день Вос­кре­се­ния Хри­стова при­ча­ща­ются немно­гие, то, по совер­ше­нии Литур­гии, в этот день бла­го­слов­ля­ются и освя­ща­ются в храме особые при­но­ше­ния веру­ю­щих, обык­но­венно назы­ва­е­мые пас­хами и кули­чами, чтобы вку­ше­ние от них напо­ми­нало о при­ча­ще­нии истин­ной Пасхи Хри­сто­вой и соеди­няло всех верных во Иисусе Христе.

Упо­треб­ле­ние освя­щен­ных пасох и кули­чей в Свет­лую сед­мицу у пра­во­слав­ных хри­стиан можно упо­до­бить вку­ше­нию вет­хо­за­вет­ной пасхи, кото­рую в первый день сед­мицы пас­халь­ной народ Бого­из­бран­ный вкушал семейно (Исх.12:3–4). Так же по бла­го­сло­ве­нию и освя­ще­нию хри­сти­ан­ских пасох и кули­чей веру­ю­щие в первый день празд­ника, придя из храмов домой и окон­чив подвиг поста, в знак радост­ного еди­не­ния, всей семьей начи­нают и телес­ное под­креп­ле­ние – пре­кра­щая гове­ние, все едят бла­го­сло­вен­ные куличи и пасху, упо­треб­ляя их в тече­ние всей Свет­лой сед­мицы.

Print Friendly, PDF & Email
Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки