«Днесь спасения нашего главизна…»

На­зва­ние се­го­дняш­не­го празд­ни­ка ука­зы­ва­ет на ка­кое-то осо­бое, неслы­хан­ное ра­нее «ра­дост­ное из­ве­стие», про­зву­чав­шее еди­но­жды в ми­ро­вой ис­то­рии. Этим и объ­яс­ня­ет­ся от­сут­ствие у на­име­но­ва­ния празд­ни­ка уточ­ня­ю­ще­го смысл под­за­го­лов­ка (осо­бен­но в оби­ход­ной ре­чи): про­из­но­ся од­но лишь сло­во «Бла­го­ве­ще­ние», мы не бо­им­ся быть невер­но по­ня­ты­ми, ибо «ра­дост­ных из­ве­стий» бы­ло мно­го, но Бла­го­ве­ще­ние слу­чи­лось лишь од­на­жды. Та­ким об­ра­зом, на­зва­ние празд­ни­ка «Бла­го­ве­ще­ние Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­це» бук­валь­но озна­ча­ет: «Ра­дост­ная весть [со­об­щен­ная] Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­це»[*]. Ка­кая же ра­дост­ная весть со­став­ля­ет су­ще­ство празд­ни­ка? Кто был вест­ни­ком?

Из Еван­ге­лия от Лу­ки мы узна­ём, что немно­гим бо­лее двух ты­ся­че­ле­тий то­му на­зад в ма­лень­ком па­ле­стин­ском го­род­ке На­за­ре­те со­вер­ши­лось пре­вос­хо­дя­щее на­ше ра­зу­ме­ние со­бы­тие – при­ро­да Бо­га со­еди­ни­лась с при­ро­дой че­ло­ве­ка. Здесь жи­ла скром­ная под­дан­ная рим­ско­го им­пе­ра­то­ра Ав­гу­ста, юная Ма­рия, к то­му вре­ме­ни си­ро­та. Она про­ис­хо­ди­ла из ди­на­стии ца­ря Да­ви­да, к ко­то­рой при­над­ле­жал и Иосиф, хра­ни­тель дев­ства Ма­рии, по­жи­лой вдо­вец, ко­то­ро­му Она бы­ла об­ру­че­на во ис­пол­не­ние тра­ди­ции, вос­пре­щав­шей доб­ро­де­тель­ной жен­щине оста­вать­ся оди­но­кой. Иосиф был бе­ден, ра­зу­ме­ет­ся, не афи­ши­ро­вал свое про­ис­хож­де­ние (это бы­ло смер­тель­но опас­но!) и вёл жизнь про­сто­го ре­мес­лен­ни­ка.

Мож­но пред­ста­вить чув­ства юной Де­вы, Ко­то­рой, во вре­мя от­сут­ствия Иоси­фа, вдруг зри­мо пред­стал небес­ный вест­ник. По­сле­до­вал диа­лог (смот­ри­те еван­гель­ское чте­ние), из ко­то­ро­го Ма­рия узна­ла, что имен­но Её из­брал Бог стать Ма­те­рью Сво­е­го при­шед­ше­го на зем­лю Сы­на. Тре­бу­ет­ся лишь Её осо­знан­ное со­гла­сие. Де­ва Ма­рия – Вто­рая Ева, как на­зы­ва­ет Её хри­сти­ан­ское бо­го­сло­вие, – мед­лит, про­яв­ляя ра­зум­ную осто­рож­ность, недо­ста­ток ко­то­рой по­гу­бил первую Еву. На­ко­нец, зву­чат сло­ва: «Пред то­бой – ра­ба Гос­под­ня; пусть осу­ще­ствит­ся во Мне то, что ты ска­зал».

О со­вер­шив­шем­ся в эти мгно­ве­ния та­ин­стве труд­но го­во­рить: лю­бые сло­ва ка­жут­ся непро­сти­тель­ной дер­зо­стью. Здесь при­ста­ло толь­ко бла­го­го­вей­ное со­зер­ца­ние тай­ны: всем нам «удобее мол­ча­ние (при­ли­че­ству­ет мол­ча­ние)», – как по­ёт­ся в од­ном из бо­го­ро­дич­ных гим­нов.

По­ста­ра­ем­ся лишь по­нять глав­ное: то, что за­ни­ма­ет несколь­ко строк еван­гель­ско­го по­вест­во­ва­ния, под­го­тав­ли­ва­лось всей ис­то­ри­ей вет­хо­за­вет­но­го че­ло­ве­че­ства, и в диа­ло­ге ан­ге­ла и Де­вы Ма­рии эта ис­то­рия об­ре­ла свой смысл и дол­го­ждан­ное за­вер­ше­ние. Вет­хий за­вет (что зна­чит бук­валь­но «древ­ний со­юз», «ста­рый до­го­вор») Бо­га с че­ло­ве­ком, имев­ший ха­рак­тер под­го­то­ви­тель­ный и вре­мен­ный, от­ныне сме­ня­ет­ся Но­вым Со­ю­зом со всем че­ло­ве­че­ством и на все вре­ме­на.

Од­ни­ми лишь сво­и­ми си­ла­ми че­ло­век не мог пре­одо­леть глу­бо­чай­шую про­пасть, раз­верз­шу­ю­ся меж­ду ним и Бо­гом, ибо страш­ный удар, со­тряс­ший его в неза­па­мят­ные вре­ме­на («гре­хо­па­де­ние пра­ро­ди­те­лей»), рас­ко­лол его свер­ху до­ни­зу: от выс­ше­го со­зна­ния до те­лес­ной при­ро­ды. Он пе­ре­стал при­над­ле­жать Сво­е­му Со­зда­те­лю, а зна­чит – и сво­е­му ра­зум­но­му «я». По­тре­бо­ва­лась встре­ча и ре­аль­ное со­еди­не­ние Бо­же­ствен­ной и че­ло­ве­че­ской при­ро­ды через Бо­го­во­пло­ще­ние. Толь­ко так мог­ла быть воз­вра­ще­на в пер­во­здан­ное до­сто­ин­ство це­лост­ная при­ро­да че­ло­ве­ка. И в ли­це Ма­рии че­ло­ве­че­ство до­стиг­ло выс­шей точ­ки сво­е­го ду­хов­но-нрав­ствен­но­го раз­ви­тия и очи­ще­ния на пу­тях вос­ста­нов­ле­ния пер­во­на­чаль­но­го Со­ю­за с Бо­гом.

Неза­ме­чен­ным бы­ло яв­ле­ние Де­ве Ма­рии вест­ни­ка Небес, ни­кто не слы­шал про­ис­шед­ше­го меж­ду ни­ми раз­го­во­ра. Ни­чуть не из­ме­ни­лась ви­ди­мая жизнь по­сле ис­чез­но­ве­ния ан­ге­ла – ни в са­мом На­за­ре­те, ни, тем бо­лее, в гор­де­ли­вом Ри­ме. Но как уди­ви­лись бы жи­те­ли огром­ной мно­го­языч­ной Им­пе­рии, ес­ли бы узна­ли, что имен­но в этом непри­мет­ном со­бы­тии на­шла свое оправ­да­ние и за­вер­ше­ние вся ис­то­рия че­ло­ве­че­ства от Ада­ма и что их по­том­ки ста­нут от­счи­ты­вать Но­вую эру от Дня Рож­де­ния маль­чи­ка, Ко­то­ро­го окру­жа­ю­щие пре­не­бре­жи­тель­но на­зы­ва­ли «сы­ном плот­ни­ка»!

«Се­го­дня – на­ча­ло на­ше­го спа­се­ния...», – по­ёт­ся за бо­го­слу­же­ни­ем. Про­дол­же­ни­ем его станет зем­ная жизнь Бо­го­че­ло­ве­ка Иису­са Хри­ста – «Вто­ро­го Ада­ма», а за­вер­ше­ни­ем – Тай­ная ве­че­ря, Гол­го­фа, воз­глас «Со­вер­ши­лось!», нис­хож­де­ние во Ад, Три­днев­ное Вос­кре­се­ние, Воз­не­се­ние и си­де­ние «одесную От­ца».

Ве­сен­ний на­род­ный обы­чай (име­ю­щий древ­ние ме­со­по­там­ские кор­ни) в день Бла­го­ве­ще­ния вы­пус­кать из кле­ток на во­лю пле­нён­ных птиц ме­ло­ди­че­ски за­пе­чат­лен в пре­крас­ных сти­хах Алек­сандра Пуш­ки­на и Фе­до­ра Ту­ман­ско­го (†1853).

Юрий Ру­бан,
канд. ист. на­ук, канд. бо­го­сло­вия


Ли­те­ра­ту­ра: Ру­бан Ю. Бла­го­ве­ще­ние Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­це. Л., 1991; Пра­во­слав­ная эн­цик­ло­пе­дия. М., 2002. Том V. С. 254–268; Ши­лей­ко В. Род­ная ста­ри­на // Во­сток. Жур­нал ли­те­ра­ту­ры, на­у­ки и ис­кус­ства. Кн. I . Пг., 1922. С. 80–81.

[*] При­ме­ча­ние. Древ­ние хри­сти­ане да­ва­ли это­му празд­ни­ку раз­ные име­на: «За­ча­тие Хри­ста», «Бла­го­ве­ще­ние о Хри­сте», «На­ча­ло ис­куп­ле­ния», «День при­вет­ствия», «Бла­го­ве­ще­ние ан­ге­ла Ма­рии» и дру­гие. Из­на­чаль­но он имел ста­тус гос­под­ско­го празд­ни­ка, что и сей­час под­твер­жда­ет­ся со­вер­ше­ни­ем в этот день Ев­ха­ри­сти­че­ской Ли­тур­гии да­же (!) в Страст­ную Пят­ни­цу. В от­но­ше­нии совре­мен­но­го на­зва­ния празд­ни­ка мне уже при­хо­ди­лось пи­сать: «В гре­че­ском и сла­вян­ском язы­ке сло­во «бла­го­ве­ще­ние» тре­бу­ет по­сле се­бя ро­ди­тель­но­го па­де­жа, по­это­му в бо­го­слу­жеб­ных кни­гах чи­та­ем: «Бла­го­ве­ще­ние Пре­святыя Бо­го­ро­дицы», но, при пе­ре­во­де на­зва­ния на рус­ский язык, необ­хо­дим да­тель­ный па­деж: то есть «Бла­го­ве­ще­ние Пре­святой Бо­го­ро­дице». До­ре­во­лю­ци­он­ные ли­тур­ги­че­ские кни­ги со­блю­да­ли эту грам­ма­ти­че­скую кор­рект­ность, че­го, к со­жа­ле­нию, нель­зя ска­зать о совре­мен­ных» (Ру­бан Ю. Бла­го­ве­ще­ние Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­це. Л., 1991. С. 17). Дей­стви­тель­но, в об­раз­цо­во вы­пол­нен­ном па­рал­лель­ном (рус­ском и сла­вян­ском) из­да­нии тек­ста служ­бы на­хо­дим два со­от­вет­ству­ю­щих язы­кам за­го­лов­ка: «Бла­го­ве­ще­ние Пре­свя­той Бо­го­ро­дице (! – Ю. Р.). Служ­ба на празд­ник Бла­го­ве­ще­ния Пре­святыя Вла­ды­чи­цы на­шея Бо­го­ро­ди­цы и Прис­но­де­вы Ма­рии» (М.: Изд. Моск. Си­нод. ти­по­гра­фии, 1902). Но см. на­зва­ние в совре­мен­ных ка­лен­да­рях на рус­ском язы­ке!??? За под­твер­жде­ни­ем я об­ра­тил­ся к сво­е­му дру­гу – из­вест­но­му сла­ви­сту Алек­сан­дру Кра­вец­ко­му, ве­ду­ще­му на­уч­но­му со­труд­ни­ку Ин­сти­ту­та Рус­ско­го язы­ка РАН (Москва), ав­то­ру мно­го­чис­лен­ных на­уч­ных ра­бот, а так­же луч­ше­го, на мой взгляд, учеб­ни­ка цер­ков­но­сла­вян­ско­го язы­ка (сов­мест­но с су­пру­гой А. Плет­нё­вой). Он от­ве­тил: «Да, я со­вер­шен­но со­гла­сен с тво­им при­ме­ча­ни­ем. На­звал бы это не ошиб­кой (ты впря­мую и не на­зы­ва­ешь), а сла­вя­ни­за­ци­ей не по ра­зу­му. Её сей­час ооочень мно­го. – А. Кра­вец­кий» (пись­мо от 15.III.2016).

При­ло­же­ние

321354

А. Пуш­кин

Птич­ка

В чуж­бине свя­то на­блю­даю
Род­ной обы­чай ста­ри­ны:
На во­лю птич­ку вы­пус­каю
При свет­лом празд­ни­ке вес­ны.

Я стал до­сту­пен уте­ше­нью;
За что на Бо­га мне роп­тать,
Ко­гда хоть од­но­му тво­ре­нью
Я мог сво­бо­ду да­ро­вать!

Ф. Ту­ман­ский

Птич­ка

Вче­ра я рас­тво­рил тем­ни­цу
Воз­душ­ной плен­ни­це мо­ей:
Я ро­щам воз­вра­тил пе­ви­цу,
Я воз­вра­тил сво­бо­ду ей.

Она ис­чез­ла, уто­пая
В си­я­нье го­лу­бо­го дня,
И так за­пе­ла, уле­тая,
Как бы мо­ли­лась за ме­ня.

* * *

Еван­гель­ское чте­ние на Ли­тур­гии

(Лк.1:24-38. – За­ча­ло 3)

[Бла­го­ве­ще­ние Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­це]

А по­сле тех дней за­ча­ла Ели­са­ве­та, же­на его (За­ха­рии), и пять ме­ся­цев скры­ва­ла се­бя от всех[*]. Она го­во­ри­ла: «Это со­тво­рил для ме­ня Гос­подь в те дни, ко­гда Ему бла­го­угод­но бы­ло снять с ме­ня по­зор пе­ред людь­ми».
А ко­гда бы­ла она на ше­стом ме­ся­це, по­слал Бог ан­ге­ла Гав­ри­и­ла в га­ли­лей­ский го­род, име­ну­е­мый На­за­рет, к Де­ве, об­ру­чен­ной же­ни­ху по име­ни Иосиф, из ро­да Да­ви­да; и бы­ло имя Де­вы той Ма­ри­ам (Ма­рия).
И ан­гел, вой­дя к Ней, ска­зал: «Ра­дуй­ся, Бла­го­дат­ная! С То­бою Гос­подь!» Но Она силь­но сму­ти­лась от его слов и ста­ла раз­ду­мы­вать, что же зна­чит та­кое при­вет­ствие. И ска­зал Ей ан­гел:
«Не стра­шись, Ма­ри­ам, ибо Ты об­ре­ла ми­лость у Бо­га:
и вот, Ты зач­нёшь и ро­дишь Сы­на, и на­ре­чёшь Ему имя: Иисус.
И бу­дет Он ве­лик, и на­зо­вут Его Сы­ном Все­выш­не­го;
и даст Ему Гос­подь Бог пре­стол Да­ви­да, пра­от­ца Его,
И во­ца­рит­ся Он над ро­дом Иа­ко­ва во­век,
и Цар­ству Его не бу­дет кон­ца».
И ска­за­ла Ма­ри­ам ан­ге­лу: «Как же бу­дет это, ес­ли Я не знаю му­жа?»
И ан­гел ска­зал Ей в от­вет:
«Дух Свя­той сой­дёт на Те­бя, и Си­ла Выш­не­го осе­нит Те­бя,
по­то­му Ди­тя Твоё бу­дет свя­то и на­ре­чёт­ся: Сын Бо­жий.
Вот и Ели­са­ве­та, род­ствен­ни­ца Твоя, в ста­ро­сти сво­ей за­ча­ла сы­на, и то­му уже ше­стой ме­сяц, – а её на­зы­ва­ли бес­плод­ной! Ибо нет для Бо­га ни­че­го невоз­мож­но­го».
То­гда Ма­ри­ам ска­за­ла: «Пред то­бою – ра­ба Гос­под­ня; да бу­дет со Мною так, как ты ска­зал». И уда­лил­ся от Неё ан­гел.


[*] См.: Лк.1:4-23, – о бла­го­ве­стии свя­щен­ни­ку За­ха­рии. Ан­гел воз­ве­стил о ско­ром рож­де­нии у него сы­на Иоан­на, бу­ду­ще­го Пред­ше­ствен­ни­ка (Пред­те­чи) Мес­сии-Хри­ста.

Случайный тест

(0 голосов: 0 из 5)