Ваш город - Сиэтл?

Для получения календаря в соответствии с Вашей временной зоной - пожалуйста, укажите город.

Не найден город с таким названием. Пожалуйста, укажите другой (например, ближайший региональный центр).

Канонизация Серафима Саровского. Почему Святейшему синоду не хватало решимости?

Непра­виль­ное рас­суж­де­ние о мо­щах, став­шее од­ной из про­блем ка­но­ни­за­ции пре­по­доб­но­го Се­ра­фи­ма Са­ров­ско­го, — не при­чи­на, а след­ствие. Цер­ков­ная власть не уви­де­ла свя­тость прп. Се­ра­фи­ма, по­то­му что ей не хва­та­ло са­мо­сто­я­тель­но­сти, — счи­та­ет док­тор цер­ков­ной ис­то­рии На­та­лья Су­хо­ва.

Несво­бо­да

Од­ной из при­чин неспеш­но­сти дей­ствий Свя­тей­ше­го си­но­да в де­ле ка­но­ни­за­ции пре­по­доб­но­го Се­ра­фи­ма бы­ла ха­рак­тер­ная для си­но­даль­но­го пе­ри­о­да си­ту­а­ция: кро­ме выс­шей цер­ков­ной вла­сти — Свя­тей­ше­го си­но­да — боль­шое зна­че­ние иг­рал чи­нов­ни­чий ап­па­рат во гла­ве с обер-про­ку­ро­ром, ко­то­рый был пред­ста­ви­те­лем го­судар­ствен­ной вла­сти в ли­це им­пе­ра­то­ра. Сам обер-про­ку­рор ни­ко­гда не яв­лял­ся чле­ном Си­но­да, он был при Си­но­де, осу­ществ­лял кон­троль, но его де­я­тель­ность к XIX ве­ку при­об­ре­та­ла все боль­шее зна­че­ние.

Ко­неч­но, им­пе­ра­тор рос­сий­ский все­гда был пра­во­слав­ным, при по­ма­за­нии на цар­ство он чи­тал Сим­вол ве­ры и обе­щал жить по за­по­ве­дям Гос­под­ним. По за­ко­ну Рос­сий­ской им­пе­рии им­пе­ра­тор был «вер­хов­ный за­щит­ник и хра­ни­тель дог­ма­тов гос­под­ству­ю­щей ве­ры и блю­сти­тель пра­во­ве­рия и вся­ко­го в Церк­ви Свя­той бла­го­чи­ния» (Ст. 42 Сво­да за­ко­нов Рос­сий­ской им­пе­рии 1832 г.). По­это­му нель­зя го­во­рить о про­ти­во­сто­я­нии го­судар­ствен­ной и цер­ков­ной вла­сти — это чи­сто со­вет­ский, идео­ло­ги­зи­ро­ван­ный под­ход. Но тес­ное со­че­та­ние цер­ков­ной и го­судар­ствен­ной вла­сти, по­стро­ен­ное на несво­бо­де пер­вой и ги­пе­ро­пе­ке вто­рой, непро­яс­нен­ность прав обе­их сто­рон, сме­ше­ние функ­ций при­ве­ло в кон­цу XIX ве­ка цер­ков­ную жизнь к двой­ствен­но­му по­ло­же­нию. С од­ной сто­ро­ны, в Церк­ви шла пол­но­цен­ная жизнь, с дру­гой, она под­верг­лась внеш­ней фор­ма­ли­за­ции, что вы­ра­жа­лось в обя­за­тель­но­сти и фик­са­ции цер­ков­ных Та­инств (еже­год­ные ис­по­ведь и при­ча­стие, о со­вер­ше­нии ко­то­рых уча­щим­ся, на­при­мер, нуж­но бы­ло при­но­сить справ­ки); в стро­гой ре­гла­мен­та­ции при­ход­ской жиз­ни, ко­гда же­ла­тель­ным бы­ло при­сту­пать к Та­ин­ствам имен­но в сво­ем при­хо­де, в том чис­ле кре­стить и от­пе­вать. При­хо­ды же бы­ли ор­га­ни­зо­ва­ны по тер­ри­то­ри­аль­но­му прин­ци­пу. Это неиз­беж­но от­ра­жа­лось и на ре­ше­нии важ­ней­ших ду­хов­ных во­про­сов, та­ких как ка­но­ни­за­ция, от­но­ше­ние к свя­то­сти, опре­де­ле­ние ее кри­те­ри­ев (на­при­мер, тлен­ность-нетлен­ность мо­щей). Под­кон­троль­ность цер­ков­ной вла­сти при­во­ди­ла к ско­ван­но­сти ее дей­ствий, ги­пер­тро­фи­ро­ван­но­сти охра­ни­тель­ных тен­ден­ций.

Но здесь нуж­но раз­де­лять по­ня­тия Церк­ви и цер­ков­ной вла­сти. Цер­ковь — это Те­ло Хри­сто­во, оно не мо­жет быть несво­бод­ным, стес­нен­ным от ка­ких-ли­бо зем­ных усло­вий. И тор­же­ство про­слав­ле­ния прп. Се­ра­фи­ма во­пре­ки всем ис­то­ри­че­ским при­чи­нам — то­му сви­де­тель­ство. Но цер­ков­ная власть как ор­га­ни­за­ция в опре­де­лен­ную эпо­ху в сво­ем зем­ном ас­пек­те мо­жет за­ви­сеть от го­судар­ствен­ной вла­сти. Рус­скую Цер­ковь это при­ве­ло к то­му, что Пра­во­сла­вие бы­ло гос­под­ству­ю­щей ве­рой. Но бы­ла здесь и об­рат­ная сто­ро­на, что по­ка­зал Указ Го­судар­ствен­ной ду­мы от 17 ок­тяб­ря 1905 го­да о ра­вен­стве граж­дан­ских и по­ли­ти­че­ских прав всех граж­дан Рос­сий­ской им­пе­рии, в том чис­ле и пра­ва ис­по­ве­до­вать лю­бую ре­ли­гию (сво­бо­да со­ве­сти). Имен­но Пра­во­слав­ная Цер­ковь, при­вык­нув к со­сто­я­нию под­держ­ки и опе­ки, ока­за­лась, как ор­га­ни­за­ция, са­мой без­за­щит­ной.

Меж­ду стра­хом и ве­рой

Там­бов­ский епи­скоп Дмит­рий, го­то­вя ма­те­ри­а­лы по ка­но­ни­за­ции прп. Се­ра­фи­ма, по­слал в Свя­тей­ший си­нод до­ку­мен­таль­но под­твер­жден­ные сви­де­тель­ства о 94 чу­де­сах из жиз­ни са­ров­ско­го стар­ца. Си­нод часть из них при­знал убе­ди­тель­ной, часть — нет, и «не на­шел еще ре­ши­мо­сти про­сла­вить угод­ни­ка Бо­жия». В чем при­чи­на та­кой осто­рож­но­сти?

Свя­тость — это все­гда про­рыв, вы­ход за пре­де­лы «обыч­ной» жиз­ни, зем­но­го со­зна­ния. Та­кие выс­шие про­яв­ле­ния свя­то­сти, чрез­вы­чай­ные ее да­ры, как ис­це­ле­ния, чу­до­тво­ре­ния или край­няя ас­ке­за (столп­ни­че­ство, пост­ни­че­ство, бде­ние и т.д.) в лю­бое вре­мя вос­при­ни­ма­лись в Церк­ви с осо­бой осто­рож­но­стью — это мы зна­ем из древ­них жи­тий и па­те­ри­ков, и это есте­ствен­но. Ведь на­до бы­ло раз­би­рать­ся, что дей­стви­тель­но по­двиг, а что — плод са­мо­на­де­ян­но­сти, пре­лесть.

Ко­неч­но, воз­ни­ка­ет во­прос, как мож­но су­дить о свя­то­сти, раз­ли­чать ду­хов, не бу­дучи свя­тым. Ведь по­доб­ное по­зна­ет­ся по­доб­ным. Но здесь че­ло­ве­че­скую немощь вос­пол­ня­ет цер­ков­ная тра­ди­ция трез­ве­ния. Трез­вость необ­хо­ди­ма как за­щи­та, предо­сте­ре­же­ние от эк­заль­та­ции или язы­че­ства, ко­то­ро­го в «на­род­ном пра­во­сла­вии» бы­ло нема­ло. По­это­му при ка­но­ни­за­ции, осо­бен­но в чине пре­по­доб­ных, к чрез­вы­чай­ным да­рам и чу­де­сам под­хо­ди­ли с мак­си­маль­ным трез­ве­ни­ем, чтобы не по­дать по­во­да к со­блаз­ну. Апри­ор­но дей­ство­вал прин­цип: луч­ше воз­дер­жать­ся, чем ска­зать что-то, мо­гу­щее по­слу­жить к со­блаз­ну. На­при­мер, ко­гда под ре­дак­ци­ей свя­ти­те­ля Фила­ре­та (Дроз­до­ва) из­да­ва­лось жи­тие пре­по­доб­но­го Мар­ка Са­ров­ско­го и пре­по­доб­но­го Се­ра­фи­ма Са­ров­ско­го ав­тор­ства иеро­мо­на­ха Сер­гия, бы­ло ре­ше­но опи­са­ния неко­то­рых чу­дес опу­стить, лишь крат­ко упо­мя­нув, чтобы не со­блаз­нить чи­та­те­ля.

Ду­хов­ные да­ро­ва­ния прп. Се­ра­фи­ма, его ас­ке­ти­че­ские по­дви­ги бы­ли вы­да­ю­щи­ми­ся: он мог пи­тать­ся дол­гое вре­мя од­ной сны­тью (тра­вой), ты­ся­чу но­чей сто­ял на камне, по­ни­мал язык зве­рей, был удо­сто­ен яв­ле­ния Бо­го­ро­ди­цы и свя­тых, имел дар ис­це­ле­ний и чу­до­тво­ре­ний, ви­дел по­мыс­лы че­ло­ве­ка, мог от­крыть его про­шлое, про­ро­че­ство­вал о бу­ду­щем, в том чис­ле и о судь­бах го­су­дар­ства. Кро­ме то­го, мно­гие чу­де­са о ба­тюш­ке бы­ли за­пи­са­ны через приз­му жен­ской вос­тор­жен­но­сти. Ведь прп. Се­ра­фим окорм­лял жен­скую об­щи­ну, в ко­то­рую вхо­ди­ли в боль­шин­стве сво­ем ма­ло­гра­мот­ные де­вуш­ки, ко­то­рым при­хо­ди­лось сви­де­тель­ство­вать под­час о труд­ней­ших ду­хов­ных яв­ле­ни­ях, и они де­ла­ли это, как уме­ли, про­стым язы­ком, на­род­ны­ми по­ня­ти­я­ми. И бы­ло нелег­ко от­де­лить стиль рас­сказ­чи­цы от са­мо­го фак­та жиз­ни пре­по­доб­но­го. Так что, с од­ной сто­ро­ны, осто­рож­ность Си­но­да при рас­смот­ре­нии свя­то­сти столь ха­риз­ма­тич­но­го по­движ­ни­ка бы­ла вполне в ду­хе трез­ве­ния.

Но в этом тон­ком во­про­се все­гда дру­гая опас­ность: пе­ре­стать ви­деть чу­дес­ное, усо­мнить­ся в да­рах Свя­то­го Ду­ха, дей­ству­ю­щих в ис­тин­ном по­движ­ни­ке. В си­но­даль­ное вре­мя был осо­бен­но си­лен страх лож­ных чу­дес, ко­то­рый воз­ник еще в Пет­ров­скую эпо­ху. На­при­мер, это про­яв­ля­лось в очень стро­гой про­це­ду­ре осви­де­тель­ство­ва­ния чу­до­твор­ных икон. Воз­мож­но, в ка­кой-то сте­пе­ни уже ска­зы­ва­лось вли­я­ние ра­цио­наль­но­го ве­ка. Но, дей­стви­тель­но, мож­но го­во­рить о том, что и из-за чи­сто че­ло­ве­че­ской немо­щи, и из-за опре­де­лен­ной кос­но­сти, при­чи­ной ко­то­рой во мно­гом бы­ла несво­бо­да цер­ков­ной вла­сти, у Си­но­да не воз­ник­ло адек­ват­но­го по­ни­ма­ния по­дви­га Се­ра­фи­ма Са­ров­ско­го.

Но в во­про­се ка­но­ни­за­ции есть хо­ро­ший кри­те­рий про­вер­ки — вре­мя. Пер­во­на­чаль­но Си­нод за­нял вы­жи­да­тель­ную по­зи­цию. Так по­сту­па­ют и се­го­дня, ес­ли све­де­ния о кан­ди­да­те на про­слав­ле­ние не по­лу­ча­ют до­ста­точ­но­го под­твер­жде­ния. Тем бо­лее что, кро­ме че­ло­ве­че­ских со­об­ра­же­ний, в та­ком во­про­се, как про­слав­ле­ние свя­тых, мо­жет про­явить­ся и Бо­жий про­мы­сел. И то­гда все вста­ет на свои ме­ста.

Лич­ный ин­те­рес и про­мысл Бо­жий

В на­ча­ле XX ве­ка цер­ков­ная власть пы­та­лась от­сто­ять свою сво­бо­ду и дей­ство­вать бо­лее са­мо­сто­я­тель­но, а им­пе­ра­тор — от­но­сить­ся к этим дей­стви­ям бо­лее бе­реж­но. Но ска­зы­ва­лась инер­ция: им­пе­ра­то­ры при­вык­ли от­да­вать ука­зы, а цер­ков­ная власть — ждать «от­маш­ки» им­пе­ра­то­ра.

Есть та­кое мне­ние, что имен­но ини­ци­а­ти­ва арх. Се­ра­фи­ма (Чи­ча­го­ва), в об­ход Си­но­да пе­ре­дав­ше­го на ауди­ен­ции им­пе­ра­то­ру свою ле­то­пись, спро­во­ци­ро­ва­ла Ни­ко­лая II на пре­вы­ше­ние вла­сти. Ес­ли смот­реть на это как на цер­ков­но-ис­то­ри­че­ский во­прос — воз­мож­но. Фор­маль­но пре­вы­ше­ние бы­ло. Есть и мне­ние, что это пре­вы­ше­ние объ­яс­ня­лось лич­ны­ми мо­ти­ва­ми: Ни­ко­лай II знал про­ро­че­ство прп. Се­ра­фи­ма о том, что пер­вая по­ло­ви­на цар­ство­ва­ния им­пе­ра­то­ра, ко­то­рый про­сла­вит св. Се­ра­фи­ма, бу­дет неудач­ной, а вто­рая удач­ной. И царь на­де­ял­ся на луч­шие вре­ме­на. А им­пе­ра­три­ца Алек­сандра на­де­я­лась на по­мощь прп. Се­ра­фи­ма, ко­то­ро­му го­ря­чо мо­ли­лась о рож­де­нии на­след­ни­ка.

На­след­ник дей­стви­тель­но ро­дил­ся через год по­сле про­слав­ле­ния прп. Се­ра­фи­ма. Но по­том слу­чи­лась япон­ская вой­на, ре­во­лю­ция и ги­бель всей цар­ской се­мьи и им­пе­рии. А на­род- бо­го­но­сец, ко­то­рый так ли­ко­вал на тор­же­ствах про­слав­ле­ния прп. Се­ра­фи­ма, пре­вра­тил­ся в на­род-бо­го­бо­рец (в ка­кой-то его ча­сти).

По­лу­ча­ет­ся, про­ро­че­ство не ис­пол­ни­лось? Царь зря ста­рал­ся?

Ес­ли взгля­нуть на эти со­бы­тия не ли­ней­но, мож­но го­во­рить о про­мыс­ле Бо­жи­ем, ко­то­рый при­да­ет ис­тин­ный смысл все­му про­ис­хо­дя­ще­му, об­ра­щая во бла­го да­же ошиб­ки. Оче­вид­но, что про­мыс­лу бы­ло угод­но про­сла­вить пре­по­доб­но­го имен­но в это вре­мя, об­на­ру­жив немощь ве­ры, чтобы в по­след­ствие укре­пить ее.

Цар­ская се­мья по­гиб­ла, но при­ня­ла свою смерть в по­дви­ге стра­сто­терп­че­ства, до­стиг­нув свя­то­сти — са­мо­го выс­ше­го, что толь­ко воз­мож­но для че­ло­ве­ка. А ги­бель им­пе­рии в ре­зуль­та­те при­ве­ла к очи­ще­нию ве­ры, к ис­ку­пи­тель­но­му по­дви­гу и про­слав­ле­нию ты­сяч но­во­му­че­ни­ков, кро­вью ко­то­рых се­го­дня так зри­мо воз­рож­да­ет­ся Цер­ковь.

На­сто­я­тель­ни­ца Свя­то-Тро­иц­ко­го Се­ра­фи­мо-Ди­ве­ев­ско­го мо­на­сты­ря игу­ме­нья СЕРГИЯ (Кон­ко­ва): «Ве­ру им­пе­ра­то­ра Ни­ко­лая II в свя­тость пре­по­доб­но­го Се­ра­фи­ма не сму­ти­ло, что его мо­щи об­ре­ли в ко­сточ­ках».

— Во­прос, по­че­му за­тя­ну­лась ка­но­ни­за­ция пре­по­доб­но­го Се­ра­фи­ма Са­ров­ско­го, не про­стой. Ко­неч­но, бы­ли и кон­крет­ные при­чи­ны, свя­зан­ные с дей­стви­я­ми и мне­ни­я­ми кон­крет­ных лю­дей. Что про­ис­хо­дит в Церк­ви, ес­ли ею «ру­ко­во­дит» упол­но­мо­чен­ный по де­лам ре­ли­гий? А обер-про­ку­рор Свя­тей­ше­го си­но­да (са­ма долж­ность за­став­ля­ет при­за­ду­мать­ся) Кон­стан­тин По­бе­до­нос­цев, несмот­ря на ис­крен­нюю ве­ру и лич­ную по­ря­доч­ность, во мно­гих сво­их дей­стви­ях не от­ли­чал­ся от гла­вы это­го над­зи­ра­тель­но­го ве­дом­ства со­вет­ских вре­мен.

Но ни­что не про­ис­хо­дит без Бо­жье­го про­мыс­ла. В ди­ве­ев­ских тет­ра­дях за­пи­са­но про­ро­че­ство пре­по­доб­но­го Се­ра­фи­ма: «Бу­дет вре­мя, ко­гда царь, ко­то­рый ме­ня про­сла­вит, и я его про­слав­лю». Дол­жен был явить­ся этот царь. Так и по­лу­чи­лось: бо­лее де­ся­ти лет со­би­ра­лись све­де­ния о чу­де­сах и по­дви­гах пре­по­доб­но­го Се­ра­фи­ма, но по­ка ар­хи­мад­рит Се­ра­фим Чи­ча­гов не по­пал на при­ем к им­пе­ра­то­ру Ни­ко­лаю II и не от­дал ему толь­ко что со­став­лен­ную им «Ле­то­пись Ди­ве­ев­ско­го мо­на­сты­ря», де­ло по­чти не дви­га­лось. И то, что сам пре­по­доб­ный Се­ра­фим явил­ся ав­то­ру ле­то­пи­си (о чем до­ку­мен­таль­но сви­де­тель­ству­ет свщ­мч. Се­ра­фим Чи­ча­гов), то­же под­твер­жда­ет, что бы­ло бла­го­сло­ве­ние Бо­жие на этот труд.

Есть пред­по­ло­же­ние, что пре­по­доб­ный Се­ра­фим явил­ся и ца­рю Ни­ко­лаю II. Как это про­ве­рить? Ни­как не про­ве­ришь. Но то, что имен­но лич­ное уча­стие ца­ря сыг­ра­ло ре­ша­ю­щую роль в ка­но­ни­за­ции пре­по­доб­но­го, — ис­то­ри­че­ский факт. При­чем го­су­да­ря не сму­ти­ло, как сму­ти­ло по­чти весь Си­нод, ко­гда мо­щи свя­то­го Се­ра­фи­ма об­ре­ли в ко­сточ­ках. Царь по­ве­рил в его свя­тость и про­сла­вил угод­ни­ка Бо­жия. А по­том этот свя­той про­сла­вил ца­ря — так сбы­лось про­ро­че­ство пре­по­доб­но­го Се­ра­фи­ма.

Под­го­то­ви­ла Ири­на Лух­ма­но­ва

По ма­те­ри­а­лам: http://www.nsad.ru

Случайный тест

(0 голосов: 0 из 5)