О Страстной седмице

Бед­ный наш на­род! Бед­ный и ма­те­ри­аль­но, и ду­хов­но. Сколь­ко со­кро­вищ пред­ла­га­ет нам в эти дни Пра­во­слав­ная Цер­ковь, но мно­го ли лю­дей при­хо­дит в хра­мы, чтобы на­сла­дить­ся ими, обо­га­тить­ся ду­хом, в Бо­га бо­га­теть?

"Це­ло­муд­рию Иоси­фа под­ра­жать бу­дем, вер­ные; по­зна­ем По­чтив­ше­го ра­зу­мом че­ло­ве­че­ское есте­ство, про­во­дя жизнь со вся­кой осто­рож­но­стью, в де­я­тель­ной доб­ро­де­те­ли" (Три­пес­нец на по­ве­че­рии в Ве­ли­кий По­не­дель­ник).

В пра­во­слав­ных хра­мах про­хо­дят тор­же­ствен­ные и уми­ли­тель­ные служ­бы, мно­го­крат­но чи­та­ет­ся Еван­ге­лие, по­ют­ся див­ные пес­но­пе­ния, при­зы­ва­ю­щие нас за­ду­мать­ся о сво­ем спа­се­нии. Бог близ­ко к нам на­столь­ко, что каж­дый день Страст­ной сед­ми­цы мы со­пе­ре­жи­ва­ем по­след­ним дням Его зем­ной жиз­ни.

Что нуж­но в эти дни хри­сти­а­ни­ну? Сми­рен­но прий­ти в храм и про­сла­вить Бо­га, стра­да­ю­ще­го ра­ди на­ше­го спа­се­ния. По­пра­вить наш ра­зум, по­шат­нув­ший­ся от безу­мия это­го ми­ра, свя­щен­ны­ми пес­но­пе­ни­я­ми и чте­ни­я­ми и утвер­дить нас в доб­ро­де­тель­ной жиз­ни. Не толь­ко по­ве­рить, но и до­ве­рить­ся Бо­гу.

А мы?..

Мы иной раз ки­чим­ся сво­ей при­над­леж­но­стью к "на­ро­ду-бо­го­нос­цу", как неко­гда иудеи гор­ди­лись при­над­леж­но­стью к бо­го­из­бран­но­му на­ро­ду, а са­ми охот­но до­ве­ря­ем свою жизнь не Бо­гу, а суе­ве­ри­ям и при­ме­там.

Что тол­ку, ес­ли мы, бу­дучи рус­ски­ми по рож­де­нию и пра­во­слав­ны­ми по кре­ще­нию, не жи­вем цер­ков­ной жиз­нью, а в труд­ных мо­мен­тах сво­ей жиз­ни бе­жим к "баб­кам" и "це­ли­тель­ни­цам" и по­твор­ству­ем са­мо­му гру­бо­му суе­ве­рию?

Мы ча­сто за­ду­мы­ва­ем­ся, по­че­му за несколь­ко лет по­сле ре­во­лю­ции 1917 го­да Рос­сия из­ме­ни­лась в пря­мо про­ти­во­по­лож­ную сто­ро­ну и с рев­но­стью ста­ла уни­что­жать то, че­му до это­го с рев­но­стью по­кло­ня­лась? Ищут тут и за­го­вор ма­со­нов и ра­бо­ту ев­ре­ев, на­хо­дят и мас­су дру­гих при­чин. Но ведь от­вет так оче­ви­ден. Боль­шин­ство рус­ских, как то­гда, до фев­раль­ско-ок­тябрь­ской сму­ты, так и сей­час, при­няв кре­ще­ние, так и не ста­ли пра­во­слав­ны­ми. И вме­сто то­го, чтобы из­влечь поль­зу из это­го страш­но­го ис­то­ри­че­ско­го уро­ка и все­мер­но стре­мить­ся укреп­лять осмыс­лен­ную ве­ру, мы толь­ко ищем ви­но­ва­тых.

Ну, ска­жи­те, как мо­жет че­ло­век на­звать се­бя пра­во­слав­ным, ко­гда вме­сто или да­же вме­сте с по­се­ще­ни­ем хра­ма в Ве­ли­кий Чет­верг, день свя­той и страш­ный, рус­ские кре­стьяне "ва­ри­ли ки­сель (обыч­но ов­ся­ный), вы­но­си­ли его в мис­ке на ули­цу и кри­ча­ли: "Мо­роз, мо­роз! Иди ки­сель есть! Не бей наш овес, на­шу рожь, а бей быль­ник да кра­пив­ник!" или: "Мо­роз, мо­роз, не мо­розь наш овес! Ки­се­ля по­ешь, нас по­тешь!"

В этот день хо­зя­ин пе­ред вос­хо­дом солн­ца вы­хо­дил на ули­цу и по­тря­хи­вал со­ху, чтобы хлеб луч­ше ро­дил­ся. В иных де­рев­нях вы­хо­ди­ли взрос­лые муж­чи­ны и жен­щи­ны и изо­бра­жа­ли па­хо­ту, мо­лоть­бу, кось­бу, да­же разыг­ры­ва­ли сце­ны поле­вых ра­бот в до­ме, по­ла­гая, что это ска­жет­ся луч­шим об­ра­зом на са­мих ра­бо­тах и на уро­жае. Твер­ские му­жи­ки в Ве­ли­кий Чет­верг са­ди­лись вер­хом на ко­чер­гу и три­жды объ­ез­жа­ли во­круг из­бы, ого­ро­да и по­ля, про­из­но­ся при этом: "Крот, крот, не хо­ди в мой ого­род, в день чи­сто­го чет­вер­га вот те­бе ко­чер­га".

По от­но­ше­нию к до­маш­не­му ско­ту то­же про­де­лы­ва­ет­ся це­лый ком­плекс дей­ствий. Маль­чи­ки с вос­хо­дом солн­ца бе­га­ли с ко­ло­коль­чи­ка­ми на шее во­круг де­рев­ни, "чтобы ско­ти­на пря­мо с паст­би­ща хо­ди­ла до­мой, а не плу­та­ла". На Пи­не­жье в Ве­ли­кий Чет­верг хо­зяй­ка от­кры­ва­ла тру­бу и кри­ча­ла: "Пар Бо­жья ско­тин­ка, ко­ро­вуш­ка Пест­ро­нюш­ка, в чи­стом по­ле – обед, до­ма – ноч­лег. Не но­чуй на бо­ру, хо­ди ко дво­ру!"

Еще в кон­це про­шло­го ве­ка в Вят­ской гу­бер­нии про­ис­хо­ди­ло сле­ду­ю­щее: в Ве­ли­кий Чет­верг до вос­хо­да солн­ца хо­зяй­ка до­ма, на­гая, бе­жит со ста­рым горш­ком в ру­ке на ого­род и опро­ки­ды­ва­ет гор­шок на кол; гор­шок оста­ет­ся опро­ки­ну­тым на ко­лу в те­че­ние все­го ле­та – он предо­хра­ня­ет кур от хищ­ной пти­цы.

Чрез­вы­чай­но ар­ха­и­че­ский об­ряд за­щи­ты до­ма и ско­ти­ны со­вер­ша­ли на ру­бе­же XIX–XX сто­ле­тий в глу­хих ко­стром­ских де­рев­нях. Здесь де­вуш­ка "до солн­ца са­ди­лась на по­ме­ло, рас­пус­ка­ла во­ло­сы и в од­ной ру­ба­хе, без по­я­са, объ­ез­жа­ла дом с по­строй­ка­ми. Подъ­е­хав к ок­ну, об­ра­ща­лась к ма­те­ри: "Тет­ка Ан­на, ско­ти­на до­ма?" – "До­ма!" Бла­го­слов­ля­ла. И так три ра­за".

И всё это, и мно­гое дру­гое, под­час со­всем непри­стой­ное, на­до, со­глас­но "на­род­ной муд­ро­сти", де­лать в са­мые страш­ные и ве­ли­че­ствен­ные дни цер­ков­но­го го­да.

* * *

Пе­ре­чис­лять все эти суе­ве­рия мож­но дол­го и непри­ят­но. В ин­тер­не­те они пред­став­ле­ны ши­ро­ко. Та­кое ощу­ще­ние, что боль­шин­ство рос­си­ян и вправ­ду ду­ма­ют, что мож­но быть пра­во­слав­ным, со­блю­дая лишь на­род­ные при­ме­ты.

Но что же на са­мом де­ле на­до де­лать в Страст­ную сед­ми­цу? От­вет прост – ид­ти в храм.

Страст­ною сед­ми­цей на­зы­ва­ет­ся по­след­няя пе­ред Пас­хою неде­ля Ве­ли­ко­го по­ста. Эта неде­ля (точ­нее 6 дней) по­свя­ще­на вос­по­ми­на­ни­ям стра­да­ний, смер­ти на Кре­сте и по­гре­бе­нию Иису­са Хри­ста. Всю эту неде­лю хри­сти­ане долж­ны про­во­дить в по­сте и мо­лит­ве. Со­глас­но рас­хо­же­му пред­став­ле­нию, этот пе­ри­од тра­ур­ный, и по­это­му оде­я­ния в церк­ви бы­ва­ют чер­ные. Но чер­ные об­ла­че­ния офи­ци­аль­но по­яви­лись в Рос­сии толь­ко в 1730 го­ду, и то для по­гре­баль­ных служб (ин­те­рес­но, что впо­след­ствии на па­ни­хи­дах "по­бе­ди­ли" бе­лые об­ла­че­ния, а чёр­ные с кон­ца XIX в. "ушли" в Ве­ли­кий пост). Бо­го­слу­жеб­ный устав не зна­ет чёр­но­го цве­та, а в пост и в Страст­ную сед­ми­цу по­ло­же­но слу­жить не в тра­ур­ных, а тём­ных ри­зах баг­ря­но­го, фио­ле­то­во­го цве­та.

По ве­ли­чию вос­по­ми­на­е­мых со­бы­тий все дни Страст­ной Неде­ли на­зы­ва­ют­ся Ве­ли­ки­ми. Осо­бен­но уми­ли­тель­ны вос­по­ми­на­ни­я­ми, мо­лит­ва­ми и на­пе­ва­ми по­след­ние три дня.

В пер­вые три дня на утре­ни по­сле ше­сто­псал­мия по­ет­ся тро­парь: "Се Же­них гря­дет в по­лу­но­ши"..., а по­сле ка­но­на по­ет­ся песнь: "Чер­тог Твой ви­жду, Спа­се мой"... Все эти три дня со­вер­ша­ет­ся Ли­тур­гия Пре­ждео­свя­щен­ных Да­ров с чте­ни­ем Еван­ге­лия. Еван­ге­лие чи­та­ет­ся и на утре­нях.

В Ве­ли­кий Чет­верг со­вер­ша­ет­ся тор­же­ствен­ная ли­тур­гия, за ко­то­рой умест­но при­ча­стить­ся всем хри­сти­а­нам в па­мять об уста­нов­ле­нии Та­ин­ства Ев­ха­ри­стии.

В Ве­ли­кую Пят­ни­цу во вре­мя ве­чер­ни (ко­то­рая слу­жит­ся днем) вы­но­сит­ся из ал­та­ря и по­ла­га­ет­ся на се­ре­ди­ну хра­ма пла­ща­ни­ца, т.е. свя­щен­ное изо­бра­же­ние Спа­си­те­ля, ле­жа­ще­го во гро­бе; это со­вер­ша­ет­ся в вос­по­ми­на­ние сня­тия с Кре­ста те­ла Хри­сто­ва и по­гре­бе­ния Его.

В Ве­ли­кую Суб­бо­ту на утре­ни, при по­гре­баль­ном звоне ко­ло­ко­лов и при пе­нии "Свя­тый Бо­же, Свя­тый Креп­кий, Свя­тый Бес­смерт­ный, по­ми­луй нас" пла­ща­ни­ца об­но­сит­ся во­круг хра­ма в вос­по­ми­на­ние со­ше­ствия Иису­са Хри­ста в ад, ко­гда те­лом Он пре­бы­вал во гро­бе, и по­бе­ды Его над адом и смер­тью.

* * *

"Неис­пол­не­ние доб­рых дел упо­доб­ля­ет нас смо­ков­ни­це: укло­ним­ся же от то­го, чтобы не ис­сох­нуть, как неко­гда она, си­на­го­гу, од­ни­ми ли­стья­ми по­кры­тую пред­на­чер­тав­шая. Об­раз Вла­ды­ки изо­бра­жая, Иосиф в ров ввер­га­ет­ся, род­ны­ми про­да­ет­ся, все тер­пит, слав­ный, как по­ис­ти­не про­об­раз Хри­стов" (Три­пес­нец на по­ве­че­рии в Ве­ли­кий По­не­дель­ник).

Ве­ли­кий По­не­дель­ник по­свя­щен вос­по­ми­на­нию еван­гель­ской ис­то­рии об ис­су­ше­нии в этот день Иису­сом бес­плод­ной смо­ков­ни­цы, ко­то­рая сим­во­ли­зи­ру­ет не при­но­ся­щие ду­хов­ных пло­дов ду­ши. Эпи­зод об ис­сох­шей смо­ков­ни­це зна­ме­ну­ет и си­лу ве­ры, и мо­лит­вы.

В бо­го­слу­же­ни­ях вспо­ми­на­ет­ся так­же сын Иа­ко­ва – Иосиф Пре­крас­ный, ко­то­рый из за­ви­сти был про­дан сво­и­ми бра­тья­ми в еги­пет­ское раб­ство, так­же как Иисус был пре­дан и осуж­ден на смерть из-за нена­ви­сти и за­ви­сти иуде­ев. Осво­бож­ден­ный из за­то­че­ния Иосиф цар­ству­ет над Егип­том, так­же как вос­став­ший из гро­ба Иисус цар­ству­ет над ми­ром. В по­не­дель­ник и сре­ду Страст­ной неде­ли мож­но есть толь­ко хлеб, ово­щи и фрук­ты (это на­зы­ва­ет­ся су­хо­яде­ние).

"Все ты услы­ша­ла, ду­ша, как Хри­стос Бо­же­ствен­ным уче­ни­кам Сво­им про­воз­гла­шал, о кон­чине ми­ра го­во­ря; ты же, по­знав (свой) ко­нец, го­товь­ся впредь: вре­мя ис­хо­да при­шло. Ура­зу­ме­ла ты, бес­плод­ная ду­ша, при­мер лу­ка­во­го ра­ба; бой­ся и не пре­не­бре­гай да­ро­ва­ни­ем, ко­то­рое при­ня­ла не с тем, чтобы спря­тать в зем­лю, но чтобы тор­гов­лю ве­сти. Да свет­лым бу­дет све­тиль­ник, да пре­из­ли­ва­ет­ся из него как неко­гда у дев ра­зум­ных и елей – со­стра­да­ние, чтобы об­ре­сти те­бе, ду­ша моя, то­гда брач­ный чер­тог Хри­стов от­вер­стым" (Три­пес­нец на по­ве­че­рии в Ве­ли­кий Втор­ник).

В Ве­ли­кий Втор­ник ду­ма­ют о Страш­ном Су­де и вос­кре­се­нии мерт­вых, вспо­ми­на­ет­ся об­ли­че­ние Хри­стом фа­ри­се­ев, ко­то­рые за на­руж­ной на­бож­но­стью скры­ва­ли хо­лод­ность и без­душ­ность.

Рас­ска­зы­ва­ет­ся так­же прит­ча о 10 де­вах, ко­то­рая при­зы­ва­ет к ду­хов­но­му бодр­ство­ва­нию. В ос­но­ве прит­чи ле­жит во­сточ­ная тра­ди­ция встре­чать с за­жжен­ны­ми све­тиль­ни­ка­ми же­ни­ха и про­во­жать в дом от­ца неве­сты. Она сим­во­ли­зи­ру­ет Вто­рое При­ше­ствие Хри­сто­во в об­ра­зе при­хо­да же­ни­ха в дом. Пять муд­рых дев за­ра­нее за­пас­лись мас­лом для све­тиль­ни­ков, дру­гие же, нера­зум­ные, по­ле­ни­лись это сде­лать. Ко­гда Сын Бо­жий (Же­них Небес­ный) при­шел но­чью, муд­рые де­вы смог­ли его встре­тить и он за­брал их с со­бой в Цар­ство Небес­ное. Нера­зум­ные де­вы по­бе­жа­ли по­ку­пать мас­ло для ламп и в Цар­ство не по­па­ли. Они на­по­ми­на­ют нам о необ­хо­ди­мо­сти все­гда быть го­то­вы­ми к встре­че с Гос­по­дом, про­яв­лять сме­лость и изоб­ре­та­тель­ность на пу­тях добра, не уны­вать.

Во втор­ник и чет­верг Страст­ной Неде­ли раз­ре­ша­ет­ся есть го­ря­чую пи­щу без рас­ти­тель­но­го мас­ла.

"Аро­ма­та­ми я бо­га­та, доб­ро­де­те­ля­ми же скуд­на; что имею, Те­бе при­но­шу: дай мне Сам то, что име­ешь, и от­пу­сти мне и про­сти", – взы­ва­ет блуд­ни­ца Хри­сту. "О бла­жен­ные ру­ки! О во­ло­сы и уста блуд­ни­цы це­ло­муд­рен­ной (т.е. бла­го­ра­зум­ной)! Ими она воз­ли­ла, Спа­си­тель, ми­ро на но­ги Твои, оти­рая их и непре­стан­но лоб­зая" (Три­пес­нец на по­ве­че­рии в Ве­ли­кую Сре­ду).

Ве­ли­кая Сре­да – день пре­да­ния на стра­да­ния Иису­са Хри­ста. В Ве­ли­кую Сре­ду срав­ни­ва­ют­ся два жиз­нен­ных пу­ти: рас­ка­яв­шей­ся блуд­ни­цы Ма­рии Маг­да­ли­ны и пре­да­те­ля Иуды, вы­брав­ше­го ду­хов­ную ги­бель.

По пре­да­нию, в этот день Иисус от­ды­хал в до­ме Си­мо­на про­ка­жен­но­го, здесь к нему при­шла все­ми пре­зи­ра­е­мая же­на-блуд­ни­ца, чтобы из­лить свою ду­шу и рас­ка­ять­ся. Она омы­ла но­ги Иису­са сле­за­ми и по­ма­за­ла его го­ло­ву бла­го­ухан­ной мир­рой, тем са­мым при­го­то­вив его к по­гре­бе­нию. В этот же день иудей­ские пер­во­свя­щен­ни­ки со­бра­лись на со­вет и ре­ши­ли взять хит­ро­стью и убить Хри­ста, а Иуда ре­ша­ет­ся пре­дать за 30 се­реб­ря­ни­ков сво­е­го Учи­те­ля. Цер­ковь срав­ни­ва­ет два по­це­луя: рас­ка­яв­шей­ся греш­ни­цы Ма­рии и пре­да­те­ля Иуды.

* * *

"Гор­ни­ца устла­ная при­ня­ла Те­бя, Твор­ца, и в Твои тай­ны по­свя­ща­е­мых, и там Ты Пас­ху со­вер­шил, и там уста­но­вил Свои Та­ин­ства; ибо там дву­мя по­слан­ны­ми ныне Тво­и­ми уче­ни­ка­ми бы­ла Пас­ха при­го­тов­ле­на Те­бе.

За­мы­сел бо­го­убийц с по­ве­де­ни­ем среб­ро­люб­ца со­че­тал­ся: те к убий­ству во­ору­жа­лись, этот же к среб­рен­ни­кам устрем­лял­ся; и вот, удав­ле­ние то­гда по­ка­я­нию пред­по­чтя, он бед­ствен­но жиз­ни ли­шил­ся. По­це­луй твой об­ма­на по­лон; как меч – твое "Ра­дуй­ся", льсти­вый Иуда; твой язык про­из­но­сит сло­ва о един­стве, ум же на­прав­ля­ет­ся к раз­де­ле­нию: ибо пре­дать без­за­кон­ни­кам Бла­го­де­те­ля ты за­мыс­лил ко­вар­но. Хри­стос есть Пас­ха, ве­ли­кая и свя­щен­ная, съе­ден­ный как хлеб и за­ко­ло­тый как ов­ца; Ибо Он Сам был воз­не­сен за нас как Жерт­ва. Его Те­ла бла­го­го­вей­но и Его Кро­ви мы все та­ин­ствен­но при­ча­ща­ем­ся.

Хри­стос устро­ил для ми­ра пир­ше­ство, Он, Хлеб небес­ный и Бо­же­ствен­ный. При­ди­те же, хри­сто­люб­цы, брен­ны­ми уста­ми, но серд­ца­ми чи­сты­ми при­мем с ве­рою; жерт­ву Пас­хи, в нас свя­щен­но­дей­ству­е­мую" (Три­пес­нец на по­ве­че­рии в Ве­ли­кий Чет­верг).

Ве­ли­кий Чет­верг осо­бен­но вы­де­ля­ет­ся в Страст­ной Неде­ле, в этот день вспо­ми­на­ют­ся сле­ду­ю­щие со­бы­тия из жиз­ни Хри­ста: омо­ве­ния Иису­сом ног уче­ни­ков – знак сми­ре­ния, Тай­ная ве­че­ря – на ней бы­ло уста­нов­ле­но Та­ин­ство При­ча­ще­ния (Ев­ха­ри­стия), мо­лит­ва в Геф­си­ман­ском са­ду и пре­да­тель­ство Иуды. По иудей­ской тра­ди­ции в чет­верг от­ме­чал­ся пер­вый день Пас­хи – празд­ник из­бав­ле­ния от еги­пет­ско­го раб­ства. Под ви­дом хле­ба и ви­на уче­ни­кам пре­по­да­ет­ся Те­ло и Кровь Иису­са, ко­то­рые сим­во­ли­зи­ру­ют бес­кров­ную жерт­ву, при­об­ще­ние к Бо­гу.

Ночь с чет­вер­га на пят­ни­цу счи­та­ет­ся са­мым страш­ным мо­мен­том цер­ков­ной ис­то­рии, так как Иисус Хри­стос был осуж­ден на смерть.

"Сно­ва вы спи­те", – Хри­стос уче­ни­кам воз­гла­сил, – "бодр­ствуй­те, уже при­бли­зил­ся час, встань­те, идем дру­зья Мои: вот, пре­да­тель-уче­ник, имея с со­бою це­лый от­ряд, идет пре­дать Ме­ня че­ло­ве­ко­убий­цам!". Без­за­кон­ни­ки, кри­ча еще гром­че Пи­ла­ту: "Возь­ми, возь­ми, рас­пни Хри­ста!" – про­си­ли убить Его, как осуж­ден­но­го. Но не Он ли вос­кре­сил мерт­вых, про­ка­жен­ных очи­стил, кро­во­то­чи­вую ис­це­лил, рас­слаб­лен­ных укре­пил? Би­че­ва­ние пре­тер­пев, Со­зда­тель мой, Ты и пре­дан был ра­ди ме­ня на рас­пя­тие, чтобы спа­се­ние мое по­сре­ди зем­ли со­вер­шив, ис­то­чить ми­ру жизнь и дра­го­цен­ною Тво­ею кро­вию бес­смер­тие да­ро­вать по­кло­ня­ю­щим­ся Те­бе (Три­пес­нец на по­ве­че­рии в Ве­ли­кий Пя­ток).

Страст­ная Пят­ни­ца – са­мый скорб­ный день. Пят­ни­ца – день вос­по­ми­на­ния Спа­си­тель­ных Стра­стей (т.е. стра­да­ний) Гос­по­да.

В этот день Иисус был пре­дан иудей­ским вла­стям, со­вер­шил крест­ный ход на Гол­го­фу, был рас­пят и умер. В честь празд­но­ва­ния иудей­ской Пас­хи Пон­тий Пи­лат хо­тел от­пу­стить од­но­го уз­ни­ка в на­деж­де, что на­род вы­бе­рет Иису­са, но тол­па оста­но­ви­ла свой вы­бор на раз­бой­ни­ке.

В иудей­ской тра­ди­ции в этот день при­но­си­ли в жерт­ву непо­роч­но­го яг­нен­ка. Рас­пя­тие Иису­са Хри­ста сим­во­ли­зи­ру­ет за­кла­ние Хри­ста как Агн­ца Бо­жье­го за гре­хи ми­ра. Так­же как и ко­сти жерт­вен­но­го яг­нен­ка не долж­ны быть пе­ре­ло­ма­ны, Иису­су не пе­ре­би­ли ко­ле­ни, что в те вре­ме­на де­ла­ли со все­ми дру­ги­ми уз­ни­ка­ми.

В церк­вях в Страст­ную Пят­ни­цу пре­кра­ща­ет­ся ко­ло­коль­ный звон, в этот день ни­че­го не едят до вто­рой по­ло­ви­ны дня – вы­но­са пла­ща­ни­цы, что сим­во­ли­зи­ру­ет сня­тие Иису­са с Кре­ста.

Цер­ковь в этот день при­зы­ва­ет за­ду­мать­ся, не по­хо­жи ли мы на тех, кто пре­дал Иису­са, не ищем ли в окру­жа­ю­щих "вра­гов" и "ере­ти­ков", не по­сту­па­ем ли про­тив со­ве­сти, пы­та­ясь до­бить­ся ма­те­ри­аль­ных благ.

Где, Сын Мой и Бо­же, бла­го­ве­стие дав­нее, ко­то­рое воз­ве­щал Мне Гав­ри­ил? Ца­рем и Сы­ном Бо­га Все­выш­не­го он на­ре­кал Те­бя; ныне же ви­жу Те­бя, Свет Мой слад­кий, на­гим и по­кры­тым ра­на­ми мерт­ве­цом. Из­бав­ляя от му­ки, ныне возь­ми Ме­ня с Со­бою, Сын Мой и Бо­же, да сой­ду и Я, Вла­ды­ка, с То­бой во ад: не оставь Ме­ня од­ну, ибо уже жить не мо­гу, не ви­дя Те­бя, слад­ко­го Мо­е­го Све­та. "Ду­шев­ную Мою язву ныне ис­це­ли, Ча­до Мое", – со сле­за­ми Пре­чи­стая взы­ва­ла, – "вос­крес­ни и уто­ли Мою му­ку и пе­чаль, ибо Ты мо­жешь все, Вла­ды­ка, и тво­ришь, что хо­чешь, хо­тя и был по­гре­бен доб­ро­воль­но!". "Вос­пе­ваю ми­ло­сер­дие Твое, Че­ло­ве­ко­лю­бец, и по­кло­ня­юсь бо­гат­ству ми­ло­сти Тво­ей, Вла­ды­ка: ибо же­лая спа­сти Твое со­зда­ние, Ты при­нял смерть", – воз­гла­си­ла Пре­чи­стая, – "но Вос­кре­се­ни­ем Тво­им, Спа­си­тель, по­ми­луй всех нас!" (Ка­нон на по­ве­че­рии в Ве­ли­кий Пя­ток).

В Ве­ли­кую Суб­бо­ту вспо­ми­на­ют по­гре­бе­ние Хри­ста, со­ше­ствие Его в ад для воз­ве­ще­ния по­бе­ды над злом и осво­бож­де­ния душ ве­ру­ю­щих. Суб­бо­та – день по­коя и ожи­да­ния. Свя­щен­ни­ки пе­ре­оде­ва­ют­ся из тем­ных, чер­ных одежд, ко­то­рые но­сят в те­че­ние всей Страст­ной неде­ли, в бе­лые, что сим­во­ли­зи­ру­ет по­бе­ду добра над смер­тью, гре­хом и дья­во­лом.

* * *

Вот та­кое по­ни­ма­ние и празд­но­ва­ние Страст­ной Сед­ми­цы идет нам на поль­зу. Мо­лит­ва в хра­ме и до­стой­ное при­ча­ще­ние и бу­дет са­мым луч­шим вос­по­ми­на­ни­ем ве­ли­ких дней стра­да­ний Хри­сто­вых.

Не бу­дем же пы­тать­ся быть "сво­им" это­му ми­ру и вы­ма­ли­вать у него здо­ро­вье се­бе и сво­им де­тям. На­звав­шись хри­сти­а­на­ми, по­ста­ра­ем­ся быть ими и иметь до­ве­рие Бо­гу.

"При­со­еди­нив­шись к Гос­по­ду, все пре­тер­петь стре­мя­ще­му­ся, го­то­вы бу­дем к глум­ле­нию над со­бой, к опле­ва­нию, к осме­я­нию (и к уни­же­нию), чтобы с Его пре­чи­стым стра­да­ни­ем вме­сте про­сла­вить­ся, вер­ные" (ка­нон на по­ве­че­рии в Ве­ли­кий По­не­дель­ник).

"Мир – Церк­ви, на­ро­ду Тво­е­му – спа­се­ние да­руй Тво­им вос­кре­се­ни­ем" (Ста­тии Ве­ли­кой Суб­бо­ты).

игу­мен Си­лу­ан (Ту­ма­нов)

Случайный тест