Сорок мучеников и жаворонок

(Па­мять 40 му­че­ни­ков, в Се­ва­стий­ском озе­ре му­чив­ших­ся, 9/22 мар­та)

Мученики СевастийскиеХри­сти­ан­ский ка­лен­дарь пред­став­ля­ет нам мно­же­ство имен му­же­ствен­ных лю­дей, до­ка­зав­ших свои убеж­де­ния це­ной жиз­ни. Для по­ря­доч­но­го че­ло­ве­ка зем­ная жизнь – не са­мо­цель, и при опре­де­лён­ных об­сто­я­тель­ствах те­ря­ет вся­кий смысл. Вспом­ним дей­ство­вав­ший ра­нее офи­цер­ский ко­декс че­сти. (Что ес­ли бы он был вве­дён вновь?!) Хри­сти­ане с са­мо­го на­ча­ла то­же мыс­ли­ли се­бя во­и­на­ми, – во­и­на­ми ду­хов­ны­ми; но то, что очень мно­гие свя­тые бы­ли про­фес­сио­наль­ны­ми во­ен­ны­ми, – от­нюдь не слу­чай­ность: до­ста­точ­но вспом­нить свя­тых Ге­ор­гия По­бе­до­нос­ца, Фе­о­до­ра Стра­ти­ла­та или на­ше­го Фе­о­до­ра Уша­ко­ва.

День 22 мар­та (по но­во­му сти­лю) из­ве­стен всем, хо­тя бы по чи­сто фольк­лор­ным на­род­ным тра­ди­ци­ям. Но Пра­во­слав­ная Цер­ковь чтит в этот день па­мять со­ро­ка му­че­ни­ков, по­гиб­ших в од­но из по­след­них го­не­ний на хри­сти­ан в пре­де­лах Рим­ской им­пе­рии (ок. 320 г.).

Это про­изо­шло в Ма­лой Азии, ско­рее все­го, близ го­ро­да Се­ва­стия Ар­мян­ская (на тер­ри­то­рии ны­неш­ней Тур­ции). Не убе­див во­и­нов-хри­сти­ан доб­ро­воль­но из­ме­нить «при­ся­ге», дан­ной ими Хри­сту, язы­че­ские ко­ман­ди­ры за­гна­ли их по шею в ле­дя­ную во­ду Се­ва­стий­ско­го озе­ра, за ночь по­крыв­шу­ю­ся кор­кой льда. Го­ря­чая ба­ня и со­хра­не­ние жиз­ни жда­ли на бе­ре­гу каж­до­го, кто со­гла­сил­ся бы от­речь­ся от ве­ры. Лишь один из них не вы­дер­жал ис­пы­та­ния, за­пят­нав се­бя веч­ным по­зо­ром; то­гда его ме­сто за­нял страж­ник, вче­раш­ний языч­ник, по­ра­жен­ный му­же­ством сво­их со­слу­жив­цев хри­сти­ан. Он вдруг уви­дел, как небес­ные си­лы раз­да­ва­ли им вен­цы и од­но­го оста­ви­ли без на­гра­ды. 

В на­род­ном со­зна­нии этот день, прак­ти­че­ски сов­па­да­ю­щий с ве­сен­ним рав­но­ден­стви­ем, яв­ля­ет­ся точ­кой от­сче­та так на­зы­ва­е­мых «утрен­ни­ков» – утрен­них мо­ро­зов, про­дол­жа­ю­щих­ся буд­то бы ров­но со­рок дней. Зем­ля по­вер­ну­лась к солн­цу се­вер­ным по­лу­ша­ри­ем, и об этом воз­ве­ща­ют при­ле­та­ю­щие пти­цы. «Жа­во­ро­нок вес­ну бла­го­сло­вил», – го­во­ри­ли хо­зяй­ки, вы­пе­кав­шие из ржа­но­го те­ста ма­лень­ких жа­во­рон­ков. Внутрь пти­чек кла­ли ко­ноп­ля­ное се­мя и иные сюр­при­зы, об­ма­зы­ва­ли мё­дом, по­кры­ва­ли су­саль­ным зо­ло­том и по­сы­ла­ли род­ным и зна­ко­мым.

Мы, скром­ные «Об­вод­но­ка­наль­ские и Чер­но­ре­чен­ские» се­ми­на­ри­сты со­вет­ских вре­мён, жда­ли этот день как «от­ду­ши­ну» сре­ди Ве­ли­ко­го по­ста. Те­зо­име­нит­ство празд­но­вал наш доб­рей­ший – о чём го­во­рит и его гре­че­ское мо­на­ше­ское имя: «Услаж­да­ю­щий мё­дом» – рек­тор (в 1970–1974 гг.) – ар­хи­епи­скоп Тих­вин­ский Ме­ли­тон (в ми­ру Ми­ха­ил Дмит­ри­е­вич Со­ло­вьёв, 14/26.X.1897 — 4.XI.1986). По бла­го­сло­ве­нию вла­ды­ки Рек­то­ра за тра­пе­зой, ко­то­рую он неиз­мен­но про­во­дил с на­ми, нас пот­че­ва­ли боль­ши­ми жа­во­рон­ка­ми с сюр­при­за­ми внут­ри. Пом­нит­ся, один увлёк­ший­ся пре­по­да­ва­тель сло­мал се­бе зуб, что, впро­чем, празд­нич­ной ат­мо­сфе­ре не по­вре­ди­ло. Кро­ме то­го, каж­дый же­ла­ю­щий мог вы­пить за здо­ро­вье вла­ды­ки Ме­ли­то­на ста­кан су­хо­го ви­на. Мир пра­ху тво­е­му, неза­бвен­ный Учи­тель!

В преж­ние вре­ме­на ре­бя­тиш­ки бе­га­ли с пе­че­ны­ми птич­ка­ми по ули­цам и под­бра­сы­ва­ли их к небу с кри­ка­ми: «Жа­во­рон­ки, при­ле­ти­те, крас­но ле­то при­не­си­те!» За­тем их кро­ши­ли и раз­бра­сы­ва­ли крош­ки для при­ле­тев­ших жи­вых птиц.

Неуже­ли и мы до­жда­лись аст­ро­но­ми­че­ской вес­ны?

Юрий Ру­бан,
канд. ист. на­ук, канд. бо­го­сло­вия

Случайный тест