Святой великомученик и целитель Пантелеимон

Це­ли­тель Пан­те­ле­и­мон – хри­сти­ан­ский свя­той, по­чи­та­е­мый в ли­ке ве­ли­ко­му­че­ни­ков. Он ро­дил­ся в го­ро­де Ни­ко­ми­дии в се­мье знат­но­го языч­ни­ка Евстор­гия, при этом его мать, свя­тая Евву­ла, бы­ла хри­сти­ан­кой. Она хо­те­ла вос­пи­тать сы­на в хри­сти­ан­ской ве­ре, од­на­ко ра­но умер­ла, ко­гда он был еще под­рост­ком.

Ро­ди­те­ли бу­ду­ще­го свя­то­го на­зва­ли его Пан­то­лео­ном («по все­му лев»), так как хо­те­ли вос­пи­тать его му­же­ствен­ным и бес­страш­ным. Отец от­дал его в на­чаль­ную язы­че­скую шко­лу, окон­чив ко­то­рую, мо­ло­дой че­ло­век стал обу­чать­ся вра­чеб­но­му ис­кус­ству у зна­ме­ни­то­го в то вре­мя в Ни­ко­ми­дии вра­ча Ев­фро­си­на, по­сле че­го стал из­ве­стен им­пе­ра­то­ру Мак­си­ми­а­ну (284-305 н.э.), ко­то­рый, оце­нив его про­фес­сио­наль­ные ка­че­ства, спо­соб­ность к крас­но­ре­чию и хо­ро­шие ма­не­ры, за­хо­тел сде­лать его при­двор­ным вра­чом.

В то вре­мя в Ни­ко­ми­дии про­жи­ва­ли тай­но свя­щен­но­му­че­ни­ки пре­сви­те­ры Ер­мо­лай, Ер­мипп и Ер­мо­крат, уцелев­шие по­сле со­жже­ния 20 ты­сяч хри­сти­ан в Ни­ко­ми­дий­ской церк­ви в 303 го­ду и стра­да­ний свя­щен­но­му­че­ни­ка Ан­фи­ма. Св. Ер­мо­лай неод­но­крат­но ви­дел Пан­то­лео­на, про­хо­див­ше­го ми­мо его убе­жи­ща. Од­на­жды он при­гла­сил его к се­бе и рас­ска­зал о хри­сти­ан­ской ве­ре – по­сле это­го раз­го­во­ра бу­ду­щий це­ли­тель стал ре­гу­ляр­но при­хо­дить к св. Ер­мо­лаю, бе­се­дуя с ним.

Од­на­жды Пан­то­ле­он уви­дел на ули­це мерт­во­го ре­бен­ка, ко­то­ро­го уку­си­ла ехид­на, еще не успев­шая отой­ти от него. Он на­чал мо­лить­ся Гос­по­ду Иису­су Хри­сту о том, чтобы Он вос­кре­сил умер­ше­го и умерт­вил ехид­ну, твер­до при этом ре­шив, что в слу­чае ис­пол­не­ния про­си­мо­го, при­мет Кре­ще­ние и станет хри­сти­а­ни­ном. Ре­бе­нок ожил, а ехид­на раз­ле­те­лась на кус­ки – и все это про­изо­шло на гла­зах у Пан­то­лео­на.

По­сле это­го он был кре­щен св. Ер­мо­ла­ем с име­нем Пан­те­ле­и­мон, ко­то­рое озна­ча­ет «все­ми­ло­сти­вый». Его отец Евстор­гий так­же кре­стил­ся чуть поз­же, ко­гда уви­дел, как его сын ис­це­лил сле­по­го при­зы­ва­ни­ем име­ни Иису­са Хри­ста. К то­му же, став хри­сти­а­ни­ном, Пан­те­ле­и­мон ча­сто бе­се­до­вал со сво­им от­цом, разъ­яс­няя ему ос­но­вы хри­сти­ан­ской ве­ры.

Ко­гда Евстор­гий умер, свя­той ре­шил по­свя­тить свою жизнь боль­ным, ни­щим и страж­ду­щим. Он ле­чил всех, об­ра­щав­ших­ся к нему, ис­це­ляя их Име­нем Спа­си­те­ля. Он при­хо­дил к уз­ни­кам в тем­ни­цы и ле­чил их – осо­бен­но это ка­са­лось хри­сти­ан, ко­то­ры­ми в то вре­мя бы­ли пе­ре­пол­не­ны тюрь­мы. В ско­ром вре­ме­ни слух о ми­ло­сти­вом вра­че рас­про­стра­нил­ся по все­му го­ро­ду и жи­те­ли боль­ше не об­ра­ща­лись к дру­гим вра­чам, а ис­ка­ли встре­чи с це­ли­те­лем. То­гда вра­чи из за­ви­сти до­нес­ли им­пе­ра­то­ру о том, что свя­той ле­чит хри­сти­ан­ских уз­ни­ков.

Му­че­ни­че­ство

Им­пе­ра­тор Мак­си­ми­ан уго­ва­ри­вал свя­то­го опро­верг­нуть до­нос и при­не­сти жерт­ву идо­лам, до­ка­зав тем са­мым вер­ность язы­че­ству. Но Пан­те­ле­и­мон от­кры­то ис­по­ве­дал се­бя хри­сти­а­ни­ном – кро­ме это­го, он пря­мо на гла­зах им­пе­ра­то­ра ис­це­лил рас­слаб­лен­но­го.

Им­пе­ра­тор Мак­си­ми­ан, оже­сто­чив­шись, при­ка­зал каз­нить ис­це­лен­но­го, а свя­то­го це­ли­те­ля под­верг же­сто­ким пыт­кам. Его по­ве­си­ли на де­ре­ве и рва­ли те­ло же­лез­ны­ми крю­ка­ми, рас­тя­ги­ва­ли на ко­ле­се, об­жи­га­ли све­ча­ми, бро­са­ли в ки­пя­щее оло­во. Од­на­ко по­сле всех этих ис­тя­за­ний свя­той оста­вал­ся невре­дим, и Гос­подь неод­но­крат­но яв­лял­ся ему и укреп­лял его. К сло­ву, в это же вре­мя пе­ред язы­че­ским су­дом пред­ста­ли пре­сви­те­ры Ер­мо­лай, Ер­мипп и Ер­мо­крат, ко­то­рые ис­по­ве­да­ли се­бя хри­сти­а­на­ми и бы­ли обез­глав­ле­ны.

Да­лее свя­то­го Пан­те­ле­и­мо­на при­ве­ли в цирк и бро­си­ли на рас­тер­за­ние ди­ким зве­рям – но они ли­за­ли его но­ги и стре­ми­лись при­кос­нуть­ся к нему, от­тал­ки­вая друг дру­га. Ви­дя это, зри­те­ли под­ня­лись с мест и ста­ли кри­чать: «Ве­лик Бог хри­сти­ан­ский! Да бу­дет от­пу­щен непо­вин­ный и пра­вед­ный юно­ша!». По­сле это­го им­пе­ра­тор при­ка­зал сво­им во­и­нам убить всех, кто сла­вил Иису­са Хри­ста, при­чем да­же зве­рей, не тро­нув­ших свя­то­го му­че­ни­ка. Свя­той Пан­те­ле­и­мон при этом вос­клик­нул: «Сла­ва Те­бе, Хри­сте Бо­же, что не толь­ко лю­ди, но и зве­ри уми­ра­ют за Те­бя!»

Разъ­ярен­ный Мак­си­ми­ан при­ка­зы­ва­ет от­ру­бить ве­ли­ко­му­че­ни­ку го­ло­ву. Его при­вя­за­ли к мас­лич­но­му де­ре­ву, по­сле че­го свя­той на­чал мо­лить­ся. Один из во­и­нов уда­рил его ме­чом, но меч стал мяг­ким, как воск, и не при­чи­нил ве­ли­ко­му­че­ни­ку ни­ка­ко­го вре­да. По­ра­жен­ные чу­дом, во­и­ны за­кри­ча­ли: «Ве­лик Бог хри­сти­ан­ский!». В это вре­мя Гос­подь еще раз от­крыл­ся свя­то­му, на­звав его Пан­те­ле­и­мо­ном, «мно­го­мило­сти­вым», вме­сто преж­не­го име­ни Пан­то­ле­он. По­сле это­го во­и­ны упа­ли на ко­ле­ни пе­ред му­че­ни­ком и про­си­ли про­ще­ния – па­ла­чи от­ка­за­лись про­дол­жать казнь, но свя­той по­ве­лел вы­пол­нить при­каз им­пе­ра­то­ра. То­гда во­и­ны, це­луя его ру­ки, со сле­за­ми про­сти­лись с ним. А ко­гда му­че­ни­ку от­сек­ли го­ло­ву, из ра­ны вме­сте с кро­вью ис­тек­ло и мо­ло­ко, а мас­ли­на, к ко­то­рой он был при­вя­зан, рас­цве­ла и од­новре­мен­но за­пло­до­но­си­ла. Мно­гие сви­де­те­ли это­го ста­ли впо­след­ствии хри­сти­а­на­ми. Те­ло свя­то­го бы­ло бро­ше­но в ко­стер – но оста­лось непо­вре­жден­ным.

Слу­ги ве­ли­ко­му­че­ни­ка Лав­рен­тий, Вас­сой и Про­ви­ан ви­де­ли его казнь и слы­ша­ли Го­лос с Неба. Они на­пи­са­ли по­вест­во­ва­ние о жиз­ни, стра­да­ни­ях и кон­чине свя­то­го ве­ли­ко­му­че­ни­ка.

По­чи­та­ние

Гла­ва свя­то­го Пан­те­ле­и­мо­на хра­нит­ся в Рус­ском Афон­ском Свя­то-Пан­те­ле­и­мо­но­вом мо­на­сты­ре, в со­бор­ном хра­ме его име­ни. Ча­сти­цы его мо­щей на­хо­дят­ся во мно­гих го­ро­дах Рос­сии. В Ни­ко­ми­дии в день его па­мя­ти со­вер­ша­ет­ся тор­же­ствен­ный крест­ный ход с чу­до­твор­ной ико­ной свя­то­го, в этот день сю­да съез­жа­ют­ся ты­ся­чи лю­дей и при­во­зят сот­ни боль­ных в на­деж­де ис­це­ле­ния. В цер­ков­ной кни­ге, хра­ня­щей­ся в Ни­ко­ми­дий­ской мит­ро­по­лии, за­фик­си­ро­ва­но ты­ся­чи ав­то­гра­фов гре­ков, ту­рок, ита­льян­цев и ар­мян, по­лу­чив­ших ис­це­ле­ние по мо­лит­вам ве­ли­ко­му­че­ни­ку.

Ве­ли­ко­му­че­ник Пан­те­ле­и­мон по­чи­та­ет­ся в Пра­во­слав­ной Церк­ви как гроз­ный свя­той, по­кро­ви­тель во­и­нов. Эта сто­ро­на по­чи­та­ния рас­кры­ва­ет его пер­вое имя Пан­то­ле­он, «лев во всем». Вто­рое имя, дан­ное при Кре­ще­нии - Пан­те­ле­и­мон, то есть «все­ми­ло­сти­вый», рас­кры­ва­ет­ся из по­чи­та­ния ве­ли­ко­му­че­ни­ка как це­ли­те­ля. У за­пад­ных хри­сти­ан он счи­та­ет­ся по­кро­ви­те­лем вра­чей. Связь этих двух по­кро­ви­тельств вы­те­ка­ет из той ло­ги­ки, что во­и­ны, ча­ще дру­гих по­лу­ча­ю­щие ра­ны, бо­лее все­го нуж­да­ют­ся во вра­че­ва­нии.

Имя свя­то­го ве­ли­ко­му­че­ни­ка и це­ли­те­ля Пан­те­ле­и­мо­на при­зы­ва­ет­ся при со­вер­ше­нии та­ин­ства Еле­освя­ще­ния, освя­ще­ния во­ды и в мо­лит­ве за немощ­но­го.
По­чи­та­ние свя­то­го му­че­ни­ка в Рус­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви из­вест­но уже с ХII ве­ка. Князь Изя­с­лав, сын свя­то­го Мсти­сла­ва Ве­ли­ко­го, имел изо­бра­же­ние ве­ли­ко­му­че­ни­ка Пан­те­ле­и­мо­на на сво­ем шле­ме. За­ступ­ле­ни­ем свя­то­го он остал­ся жив в вой­ну 1151 го­да. В день па­мя­ти ве­ли­ко­му­че­ни­ка, 9 ав­гу­ста по но­во­му сти­лю (27 июля по ста­ро­му сти­лю) рус­ские вой­ска одер­жа­ли две мор­ские по­бе­ды над шве­да­ми (в 1714 го­ду при Ган­гау­зе, в 1720 го­ду при Грен­га­ме).

 

Ци­та­та (пись­ма об ис­це­ле­нии)

(Из кни­ги «Жи­тие, стра­да­ния и чу­де­са св. ве­ли­ко­му­че­ни­ка и це­ли­те­ля Пан­те­ле­и­мо­на», в 2-х ча­стях. Ре­принт­ное из­да­ние По­дво­рья Рус­ско­го на Афоне Свя­то-Пан­те­ле­и­мо­но­ва мо­на­сты­ря, г.Москва, 1996г. (Пер­во­на­чаль­но- Из­да­ние 11-е Афон­ско­го Рус­ско­го Пан­те­ле­и­мо­но­ва (17) мо­на­сты­ря, Москва, Боль­шая Яки­ман­ка, 1903г.)

«Муж мо­ей до­че­ри Алек­сей силь­но за­бо­лел ти­фом. Он по­те­рял со­зна­ние, на­ча­лось вос­па­ле­ние в моз­гу, по все­му те­лу по­ка­за­лись чер­ные пят­на, ли­цо из­ме­ни­лось, язык при­ту­пил­ся, так что мы с тру­дом мог­ли по­ни­мать его речь. При са­мом на­ча­ле бо­лез­ни дочь моя внес­ла в ком­на­ту боль­но­го ико­ну св.ве­ли­ко­му­че­ни­ка Пан­те­ле­и­мо­на и по­сто­ян­но теп­ли­ла пред ней лам­па­ду. Боль­ной в бре­ду всех спра­ши­вал: «Ка­кой здесь мо­ло­дой че­ло­век по­се­лил­ся у ме­ня в ком­на­те? Как он мне все хо­ро­шо устро­ил». Из сих слов мы по­ня­ли, что угод­ник Бо­жий не остав­ля­ет на­ше­го боль­но­го сво­ею ми­ло­стию. Ко­гда мы да­ли ему св. елея от мо­щей св. Угод­ни­ка, при­слан­но­го ва­ми, по­ма­за­ли го­ло­ву и при­ча­сти­ли св. Та­ин, то со­зна­ние воз­вра­ти­лось к нему и он по­лу­чил со­вер­шен­ное ис­це­ле­ние».

 

(Пись­мо Клав­дии Ни­ко­ла­ев­ны Ла­ма­ки­ной, из г.Беле­ва)

«В пер­вых чис­лах ав­гу­ста 1872 г. вне­зап­но по­яви­лась в на­шем го­ро­де мо­ро­вая яз­ва. Смерт­ность ста­ла быст­ро уве­ли­чи­вать­ся, так что не про­хо­ди­ло по­чти од­но­го ча­су, чтобы не уми­рал че­ло­век. Страх и уны­ние рас­про­стра­ни­лось по го­ро­ду. Неко­то­рым из граж­дан при­шла бла­гая мысль устро­ить крест­ный ход. 21 ав­гу­ста, по со­вер­ше­нии бо­же­ствен­ной ли­тур­гии, под­ня­ли из со­бо­ра все ико­ны, и в том чис­ле ико­ну св. ве­ли­ко­му­че­ни­ка Пан­те­ле­и­мо­на, и на пу­ти чи­та­ли ака­фи­сты. Ко­гда на­ча­ли чи­тать ака­фист св. Пан­те­ле­и­мо­ну, то все за­ме­ти­ли, как си­не­ва­тый ту­ман раз­лил­ся по всей мест­но­сти, ко­гда же кон­чил­ся ака­фист, ту­ман мгно­вен­но рас­се­ял­ся. На­род обод­рил­ся, ви­дя в сем зна­ме­ние ми­ло­сти Бо­жи­ей. Все на­пе­ре­рыв ста­ли спра­ши­вать друг дру­га: кто это св. це­ли­тель Пан­те­ле­и­мон, от­ку­да при­об­ре­те­на его ико­на и т.п. Зна­ю­щие рас­ска­зы­ва­ли о див­ных чу­де­сах св.Стра­сто­терп­ца и все ста­ли воз­но­сить к нему мо­лит­вы о по­мо­щи. – Мо­ро­вая яз­ва с это­го дня со­вер­шен­но пре­кра­ти­лась, и в го­ро­де на­шем во­дво­ри­лась ти­ши­на и спо­кой­ствие по мощ­но­му хо­да­тай­ству ве­ли­ко­го Угод­ни­ка Бо­жия».

 

(Из пись­ма ме­ща­ни­на г.Ка­ра­че­ва Ва­си­лья Ми­хай­ло­ви­ча Мас­ло­ва)

«В 1849 г. на Свя­той го­ре в чис­ле по­клон­ни­ков был один бла­го­че­сти­вый муж, ли­пец­кий ме­ща­нин Е.О.Чай­ков­ский. По воз­вра­ще­нии до­мой, он уте­шал­ся вос­по­ми­на­ни­ем о по­езд­ке и осо­бен­но тем, что имел у се­бя об­раз св. ве­ли­ко­му­че­ни­ка Пан­те­ле­и­мо­на и ака­фист ему, при­ве­зен­ные им с Афо­на, но ве­ли­кий Угод­ник го­то­вил ему еще боль­шее уте­ше­ние за его ве­ру и усер­дие к нему. В том уез­де, где жил Чай­ков­ский, же­на по­ме­щи­ка, Вла­ди­ми­ра Про­ко­пье­ви­ча Х-ва, Ан­на Пет­ров­на, стра­да­ла в несчаст­ных ро­дах и бы­ла без вся­кой на­деж­ды на жизнь; при­ня­тые док­то­ра­ми чрез­вы­чай­ные ме­ры ока­за­лись без­успеш­ны­ми и стра­да­ли­ца, в невы­ра­зи­мых му­ках, при­бли­жа­лась к смер­ти. В это вре­мя (в де­каб­ре 1862г.) о боль­ной бы­ло со­вер­ша­е­мо её при­бли­жен­ны­ми мо­леб­ствие с ко­ле­но­пре­кло­не­ни­ем в со­бор­ной церк­ви г.Ли­пец­ка, при ко­то­ром слу­чай­но на­хо­дил­ся и Чай­ков­ский. Свя­щен­ник пред­ло­жил при этом се­ту­ю­ще­му му­жу от­слу­жить мо­ле­бен и св. ве­ли­ко­му­че­ни­ку Пан­те­ле­и­мо­ну. Е.О.Чай­ков­ский не знал это­го; но слы­ша лишь что мо­ле­ние со­вер­ша­ет­ся за бо­ля­щую Ан­ну и что эта Ан­на- уми­ра­ю­щая же­на по­ме­щи­ка Х-ва, тут же, по воз­ро­див­ше­му­ся у него соб­ствен­но­му же­ла­нию, ре­шил­ся по­слать к боль­ной в де­рев­ню име­ю­щий­ся у него об­раз и ака­фист св.Пан­те­ле­и­мо­на, чтобы там был от­слу­жен се­му ве­ли­ко­му Чу­до­твор­цу мо­ле­бен с ака­фи­стом. Для удру­чен­но­го го­рем му­жа пред­ло­же­ние это бы­ло от­рад­ным уте­ше­ни­ем, и он, по при­ез­де к стра­дав­шей, тот­час же при­гла­сил свя­щен­ни­ка, и ко­гда со­бра­лись слу­жить мо­ле­бен, то боль­ная лишь толь­ко уви­де­ла ико­ну св. Це­ли­те­ля и по­ло­жи­ла на се­бе крест­ное зна­ме­ние немед­лен­но по­гру­зи­лась в сон, и про­спа­ла це­лые сут­ки. Проснув­шись, она по­чув­ство­ва­ла се­бя здо­ро­вою и раз­ре­ши­лась от бре­ме­ни.

Узнав об этом чу­де, Е.О.Чай­ков­ский сам при­е­хал к г-же Х-вой в де­рев­ню, чтобы лич­но ви­деть Ан­ну Пет­ров­ну и на­шел ее со­вер­шен­но здо­ро­вою. Об этом он уве­до­мил од­но­го из бра­тий на­шей оби­те­ли, пись­мом от 29-го ян­ва­ря 1863г. Са­ма же болев­шая и спа­сен­ная по­мо­щию св. Це­ли­те­ля пре­про­во­ди­ла в оби­тель воз­ду­хи и удо­сто­ве­ря­ла о сво­ем ис­це­ле­нии в крат­ком пись­ме, от 7-го чис­ла мая 1863г».

Дмит­рий Бо­ри­сов

По ма­те­ри­а­лам: http://www.nsad.ru

Случайный тест