Знамение урок истории

Чествование иконы Божией Матери, именуемой «Знамение». Знамение Пресвятой Богородицы, бывшее в Великом Новгороде в 1170 году
27 ноября / 10 декабря

Тер­мин «Знаме­ние Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы» упо­треб­ля­ет­ся в цер­ков­ном язы­ке в двух зна­че­ни­ях. Во-пер­вых, как опре­де­лён­ный тип ви­зан­тий­ской ико­ны Бо­жи­ей Ма­те­ри и, во-вто­рых, как рус­ский (нов­го­род­ский по про­ис­хож­де­нию) празд­ник этой ико­ны, от­ме­ча­е­мый 27 но­яб­ря по юли­ан­ско­му ка­лен­да­рю (= 10 де­каб­ря по гри­го­ри­ан­ско­му для XX–XXI сто­ле­тий). От­сю­да и двой­ное на­зва­ние празд­ни­ка в совре­мен­ном Пра­во­слав­ном ка­лен­да­ре: «[Че­ство­ва­ние] ико­ны Бо­жи­ей Ма­те­ри, име­ну­е­мой «Знаме­ние». Зна­ме­ние Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы, быв­шее в Нов­го­ро­де Ве­ли­ком в 1170 го­ду».

Икона «Знамение»

znamenie

Ико­на изо­бра­жа­ет Пре­свя­тую Бо­го­ро­ди­цу, мо­лит­вен­но под­ни­ма­ю­щую Свои ру­ки. На Её гру­ди, на фоне круг­ло­го щи­та, – бла­го­слов­ля­ю­щий Бо­же­ствен­ный Мла­де­нец. Бо­го­ма­терь жи­во­пи­су­ет­ся в пол­ный рост (стоящей) или же по по­яс. Та­кие изо­бра­же­ния от­но­сят­ся к чис­лу са­мых пер­вых сим­во­ли­че­ских (ещё до­и­ко­но­пис­ных) об­ра­зов Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы. Наи­бо­лее ран­нее из них – изо­бра­же­ние Бо­го­ро­ди­цы из ка­та­ком­бы Свя­той Аг­нии в Ри­ме (IV век), где Бо­го­ро­ди­ца дер­жит Мла­ден­ца на ко­ле­нях. Та­кой тип ико­но­пис­ных об­ра­зов Бо­го­ро­ди­цы обо­зна­ча­ет­ся ла­тин­ским тер­ми­ном Оранта («Мо­ля­ща­я­ся») и оли­це­тво­ря­ет За­ступ­ни­цу ми­ра. В этом пер­вом зна­че­нии тер­мин «зна­ме­ние» яв­но со­от­но­сит­ся с из­вест­ным мес­си­ан­ским про­ро­че­ством[1].

В даль­ней­шей ви­зан­тий­ской ико­но­пис­ной тра­ди­ции та­кие об­ра­зы обыч­но свя­за­ны с Рож­де­ством Хри­сто­вым, что ло­гич­но вы­те­ка­ет из про­ро­че­ства Ис­айи о рож­де­нии Чу­дес­но­го Мла­ден­ца. Но толь­ко в рус­ском пра­во­сла­вии этот об­раз стал все­объ­ем­лю­щим Зна­ме­ни­ем – зна­ком ми­ло­сти Бо­го­ма­те­ри как та­ко­вым, вне за­ви­си­мо­сти от ис­то­ри­че­ских ре­а­лий.

Ико­на это­го ти­па по­яви­лась на Ру­си в XI–XII вв., и ско­ро её ста­ли счи­тать за­ступ­ни­цей от вра­гов. Здесь ре­ша­ю­щую роль сыг­ра­ли дра­ма­тич­ные со­бы­тия во вре­мя оса­ды Ве­ли­ко­го Нов­го­ро­да в 1170 го­ду, по­влек­шие за со­бой осо­бое че­ство­ва­ние этой ико­ны. В свя­зи с этим и по­явил­ся вто­рой смыс­ло­вой уро­вень тер­ми­на «зна­ме­ние» – как «знак ми­ло­сти со сто­ро­ны Бо­жи­ей Ма­те­ри» (в первую оче­редь по от­но­ше­нию к нов­го­род­цам, а за­тем – ко всем пра­во­слав­ным лю­дям).

Что произошло у стен Новгорода?

osada

Со­глас­но рас­ска­зам ле­то­пи­сей, в 1170 го­ду со­еди­нен­ные си­лы удель­ных кня­зей, вла­ди­ми­ро-суз­даль­цев, воз­глав­ля­е­мые сы­ном Ан­дрея Бо­го­люб­ско­го, оса­ди­ли Ве­ли­кий Нов­го­род. Дни и но­чи мо­ли­лись нов­го­род­цы Гос­по­ду, умо­ляя не оста­вить их в бе­де. На тре­тью ночь ар­хи­епи­ско­пу Илие был див­ный го­лос, по­веле­ва­ю­щий взять из церк­ви Пре­об­ра­же­ния об­раз Бо­го­ма­те­ри и вы­не­сти его на го­род­скую сте­ну. Во вре­мя пе­ре­не­се­ния ико­ны од­на из стрел про­тив­ни­ка вон­зи­лась в ико­но­пис­ный лик, и из глаз Бо­го­ро­ди­цы по­тек­ли слё­зы. По­сле та­ко­го Бо­же­ствен­но­го зна­ме­ния на вра­гов на­пал ужас, и они ста­ли по­би­вать друг дру­га. Всту­пив в бой, обод­рён­ные нов­го­род­цы по­бе­ди­ли. Оса­да бы­ла сня­та.

Ес­ли быть ис­то­ри­че­ски точ­ным, то сле­ду­ет от­ме­тить, что са­мо чу­дес­ное из­бав­ле­ние нов­го­род­цев от вра­гов про­изо­шло 25 фев­ра­ля, в сре­ду вто­рой неде­ли Ве­ли­ко­го по­ста. Цер­ков­ная же да­та празд­ни­ка (27 но­яб­ря юли­ан­ско­го ка­лен­да­ря) воз­ник­ла, как пред­по­ла­га­ют ис­то­ри­ки, по­то­му, что, во-пер­вых, празд­но­вать та­кое со­бы­тие в дни Ве­ли­ко­го по­ста неудоб­но; а, во-вто­рых, по­то­му, что в этот день, ве­ро­ят­но, празд­но­вал свои име­ни­ны (те­зо­име­нит­ство) то­гдаш­ний нов­го­род­ский по­сад­ник Якун (в кре­ще­нии Иа­ков). Дей­стви­тель­но, 27 но­яб­ря Цер­ковь чтит па­мять ве­ли­ко­му­че­ни­ка Иа­ко­ва Перся­ни­на (421 г.).

Праздник или день невесёлых размышлений?

Та­ким об­ра­зом, празд­ник (во вто­ром зна­че­нии) уста­нов­лен в па­мять од­но­го из яр­ких эпи­зо­дов бра­то­убий­ствен­ной и кро­ва­вой меж­до­усо­би­цы в раз­дроб­лен­ной Ки­ев­ской Ру­си, ко­гда один фор­маль­но «пра­во­слав­ный» (но по мен­та­ли­те­ту гру­бый языч­ник!) рус­ский князь шёл на дру­го­го, и каж­дый из них при­зы­вал се­бе в по­мощь Бо­го­ма­терь! (Но ес­ли за­щи­щав­ши­е­ся от ве­ро­лом­но­го на­бе­га сво­их пра­во­слав­ных со­се­дей фор­маль­но ещё мо­гут быть оправ­да­ны, то на­па­дав­шие по­доб­ны­ми «мо­лит­вен­ны­ми» при­зы­ва­ми яв­но ко­щун­ство­ва­ли. Неуже­ли Бо­го­ро­ди­ца, Сын Ко­то­рой про­лил Свою кровь для ис­куп­ле­ния все­го че­ло­ве­че­ства, бу­дет по­мо­гать од­ним хри­сти­а­нам про­ли­вать кровь дру­гих в меж­до­усоб­ной бра­ни?! Это – объ­ек­тив­ное «зна­ме­ние» при­ми­тив­но­го ре­ли­ги­оз­но­го со­зна­ния, во мно­гом до сих пор неиз­мен­но­го.) Та­кие по­сто­ян­ные рас­при ослаб­ля­ли на­шу стра­ну и бы­ли на ру­ку вско­ре при­шед­шим мон­го­ло-та­та­рам, по­оче­рёд­но раз­би­вав­шим вой­ска нера­зум­ных кня­зей-по­лу­языч­ни­ков, не же­лав­ших по­сту­пить­ся мест­ни­че­ски­ми ам­би­ци­я­ми и объ­еди­нить­ся для спа­се­ния Ру­си да­же пе­ред ли­цом этой апо­ка­лип­ти­че­ской опас­но­сти.

Учре­див этот празд­ник (празд­ник для нов­го­род­цев, но не для их про­тив­ни­ков!), во вре­мя ко­то­ро­го мы вспо­ми­на­ем, как не долж­ны ве­сти се­бя хри­сти­ане, Рус­ская Пра­во­слав­ная Цер­ковь сде­ла­ла его гроз­ным предо­сте­ре­же­ни­ем всем по­сле­ду­ю­щим по­ко­ле­ни­ям. К со­жа­ле­нию, уро­ка то­го нов­го­род­ско­го зна­ме­ния нам ока­за­лось недо­ста­точ­но, и Бо­го­ма­терь вы­нуж­де­на бы­ла по­пустить для на­ше­го вра­зум­ле­ния в на­ча­ле XVII-го, а осо­бен­но в XX сто­ле­тии та­кие ужас­ные «зна­ме­ния», ка­ких ещё не зна­ло че­ло­ве­че­ство. Из­вле­чём ли мы из них урок? – «Вот в чем во­прос»! Ис­то­рия нас су­ро­во учит, но спо­соб­ны ли мы учить­ся? А ведь но­вые «зна­ме­ния» мо­гут стать по­след­ни­ми в бук­валь­ном смыс­ле это­го сло­ва.

Юрий Ру­бан,
канд. ист. на­ук, канд. бо­го­сло­вия

Приложение

Что та­кое «зна­ме­ние» во­об­ще, по­ми­мо вы­ше­ука­зан­ных смыс­ло­вых зна­че­ний это­го тер­ми­на? Преж­де все­го, на уровне ис­то­ри­че­ской эти­мо­ло­гии, – это некий важ­ный «знак»; по-ев­рей­ски `oth, по-гре­че­ски сэмэйон (от­сю­да про­ис­хо­дит сло­во «се­ми­о­ти­ка» – так на­зы­ва­ют на­у­ку о зна­ко­вых си­сте­мах). По-ла­ты­ни signum – это бо­е­вой зна­чок ар­мии или под­раз­де­ле­ния (в древ­но­сти та­кие знач­ки за­ме­ня­ли во­ин­ские зна­ме­на). В пе­ре­нос­ном зна­че­нии – это некий сим­вол, про­ро­че­ский знак («зна­ме­ние»), чу­до, яв­лен­ное через ка­кое-ли­бо ви­ди­мое дей­ство, обыч­но пре­вы­ша­ю­щее уро­вень обы­ден­но­го че­ло­ве­че­ско­го со­зна­ния. Мы го­во­рим (и тво­рим) «крест­ное зна­ме­ние» – это ви­ди­мый знак (зна­мя!) хри­сти­а­ни­на. Сам Хри­стос на­все­гда стал для лю­дей «зна­ме­ни­ем пре­ре­ка­е­мым (оспа­ри­ва­е­мым)» (сэмэйон ан­ти­легоме­нон), – как ска­зал Его ро­ди­те­лям пра­вед­ный Си­ме­он Бо­го­при­и­мец (Лк.2:34). По­это­му Сво­е­му «недоб­ро­му по­ко­ле­нию» (или «ро­ду лу­ка­во­му»), упря­мо тре­бо­вав­ше­му зна­ме­ния, Хри­стос дал толь­ко од­но зна­ме­ние – «зна­ме­ние Ио­ны про­ро­ка» (Мф.12:38-40; Лк.11:29-30). Но для уве­ро­вав­ших глав­ное зна­ме­ние – или «зна­ме­ние Сы­на Че­ло­ве­че­ско­го» – это Жи­во­т­во­ря­щий Гол­гоф­ский Крест, сим­вол на­ше­го спа­се­ния. Вос­крес­ший Хри­стос дал Сво­им вер­ным и мно­же­ство дру­гих зна­ме­ний (Мк.16:17). Смот­ри­те ком­мен­та­рий это­го тер­ми­на: Аве­рин­цев С. С. По­э­ти­ка ран­не­ви­зан­тий­ской ли­те­ра­ту­ры. М., 1977 (и пе­ре­из­да­ния) (гла­ва «Знак, зна­мя, зна­ме­ние»); Ру­бан Ю. От Рож­де­ства до Сре­те­ния: празд­ни­ки Рож­де­ствен­ско­го цик­ла / На­уч. ред. проф. ар­хим. Иан­ну­а­рий (Ив­ли­ев). СПб., 2015. С. 79–81.


При­ме­ча­ние

[1] Кни­га про­ро­ка Ис­айи (Ис.7:14). Зна­ме­на­тель­но, что сло­ва про­ро­ка Ис­айи бы­ли про­из­не­се­ны (ок. 734 г. до н. э.) так­же во вре­мя меж­до­усоб­ной вой­ны (!), – вой­ны меж­ду дву­мя ев­рей­ски­ми го­су­дар­ства­ми – Из­ра­иль­ским (со сто­ли­цей Са­ма­рия) и Иудей­ским (сто­ли­ца Иеру­са­лим), на ко­то­рые рас­па­лась еди­ная древ­не­ев­рей­ская мо­нар­хия по­сле смер­ти ца­ря Со­ло­мо­на (ок. 931 до н. э.). Их кон­крет­ный ис­то­ри­че­ский смысл – ско­рый раз­гром из­ра­иль­тян (дей­ство­вав­ших в со­ю­зе с си­рий­ца­ми) и пре­кра­ще­ние оса­ды Иеру­са­ли­ма (Ис.7:16). См.: Мень А., прот. Ис­а­го­ги­ка. М., 2000. С. 337–338, 353–354; Тантлев­ский И. Р. Ис­то­рия Из­ра­и­ля и Иудеи до раз­ру­ше­ния Пер­во­го Хра­ма. – Спб.: Изд-во С.-Пе­терб. ун-та, 2005. С. 221, 224–225.

Случайный тест