День памяти

Житие

В Ху­то­рах стро­ит­ся един­ствен­ный в Укра­ине храм во сла­ву но­во­му­че­ни­ков Чер­кас­ских. Чер­кас­ская зем­ля, так слу­чи­лось, да­ла Укра­ине наи­боль­шее чис­ло свя­тых, по­стра­дав­ших за ве­ру пра­во­слав­ную в го­ды ком­му­ни­сти­че­ских ре­прес­сий.

26 мая 1998 г., в день па­мя­ти свя­то­го пре­по­доб­но­му­че­ни­ка Ма­ка­рия Пе­ре­я­с­лав­ско­го и Ка­нев­ско­го чу­до­твор­ца, в Чер­кас­сах про­шли тор­же­ства по про­слав­ле­нию свя­тых Чер­кас­ских Но­во­му­че­ни­ков. Свя­щен­ным си­но­дом УПЦ к ли­ку свя­тых бы­ли при­чис­ле­ны сто чет­ве­ро свя­щен­но­слу­жи­те­лей и ми­рян, за­сви­де­тель­ство­вав­ших му­че­ни­че­ской смер­тью ве­ру во Хри­ста в 1937–38 гг. С бла­го­сло­ве­ния вла­ды­ки Со­фро­ния в 1998 г. в с. Ху­то­ры бы­ло на­ча­то стро­и­тель­ство хра­ма в честь св. но­во­му­че­ни­ков Чер­кас­ских...

Неко­то­рые удив­ля­ют­ся – та­кое ко­ли­че­ство свя­тых! (Срав­не­ние, ко­неч­но, тут неумест­но: в Кры­му про­слав­ле­но 9 но­во­му­че­ни­ков и один ис­по­вед­ник, в Харь­ко­ве – 32...)

Эми­лия Пет­ров­на Ла­ды­жен­ская, цер­ков­ный ис­то­рик:

– На са­мом де­ле удив­лять­ся нече­му. Де­ло в том, что в 20–30-е го­ды, в раз­гар кол­лек­ти­ви­за­ции (ре­ша­ю­щие, как то­гда го­во­ри­ли, го­ды пя­ти­лет­ки), мно­гих свя­щен­ни­ков со­сла­ли в ме­ста от­да­лен­ные на 5-7-10 лет. Со­сла­ли вме­сте с те­ми, ко­го на­зы­ва­ли ку­ла­ка­ми. Был ло­зунг: «До­лой ку­ла­ка и по­соб­ни­ка его по­па!» По­сле ссыл­ки свя­щен­но­слу­жи­те­лям воз­вра­щать­ся на ро­ди­ну не раз­ре­ша­ли. Ки­ев, Харь­ков, дру­гие круп­ные го­ро­да бы­ли за­кры­ты. А Чер­кас­сы, Умань, Зве­ни­го­род­ка ста­ли на Укра­ине для свя­щен­но­слу­жи­те­лей свое­об­раз­ны­ми гет­то. Здесь сто­я­ли ча­сти НКВД. Кро­ме то­го, в наш ре­ги­он ссы­ла­ли на жи­тель­ство мо­на­хов из Ки­ев­ской Лав­ры, мо­на­сты­рей, ски­тов. По­па­да­ли к нам и свя­щен­но­слу­жи­те­ли («ли­шен­цы») из за­пад­ных при­гра­нич­ных об­ла­стей как «небла­го­на­деж­ные». 5 де­каб­ря 1936 г. в СССР бы­ла при­ня­та Кон­сти­ту­ция, ко­то­рой про­воз­гла­ша­лись сво­бо­да со­ве­сти (ве­ро­ис­по­ве­да­ния), ра­вен­ство прав всех граж­дан, «все­об­щие, рав­ные и пря­мые вы­бо­ры при тай­ном го­ло­со­ва­нии...» Лю­ди вос­пря­ну­ли ду­хом. В ян­ва­ре 1937 го­да бы­ла про­ве­де­на пе­ре­пись на­се­ле­ния, ко­то­рая, в част­но­сти, по­ка­за­ла, что 2/3 на­се­ле­ния, осо­бен­но в сель­ских рай­о­нах, – ве­ру­ю­щие. В се­лах на Чер­ка­щине чис­ло ве­ру­ю­щих до­хо­ди­ло до 80% (на­при­мер в с. Вер­гу­ны). На Пас­ху в 37-м, ко­то­рая сов­па­ла с пер­во­май­ски­ми празд­ни­ка­ми, лю­ди мас­со­во шли в хра­мы, а не в клу­бы, ис­по­ве­до­ва­лись в церк­ви и при­ча­ща­лись, а не де­мон­стри­ро­ва­ли «со­ли­дар­ность». Вла­сти бы­ли бук­валь­но в шо­ке: по­сле ре­во­лю­ции про­шло 20 лет, ими про­ве­де­на огром­ная «адо­ва ра­бо­та» по уни­что­же­нию Церк­ви, в огром­ней­шей стране оста­лось столь­ко хра­мов, сколь­ко до ре­во­лю­ции бы­ло в од­ной неболь­шой об­ла­сти, а лю­ди – ве­ру­ют! За ра­бо­ту по уни­что­же­нию ве­ры они по­лу­ча­ли ор­де­на, это вид­но по до­ку­мен­там. И вдруг 2/3 – ве­ру­ю­щие! 30 июля 1937 г. был из­дан опе­ра­тив­ный при­каз, в ко­то­ром по­ста­нов­ля­лось в 4-ме­сяч­ный срок (с 5 ав­гу­ста до кон­ца го­да) про­ве­сти мас­со­вые ре­прес­сии... Стра­на по при­ка­зу Ежо­ва бы­ла раз­би­та на опе­ра­тив­ные сек­то­ры, к ко­то­рым бы­ли при­ко­ман­ди­ро­ва­ны те или иные вой­ско­вые и ми­ли­цей­ские под­раз­де­ле­ния. Но Чер­кас­сы в этом не нуж­да­лись, здесь сто­я­ла 58-я стрел­ко­вая ди­ви­зия НКВД. В это вре­мя по стране бы­ло аре­сто­ва­но 136 тыс. 900 пра­во­слав­ных свя­щен­но­слу­жи­те­лей, из них 85 тыс. 300 че­ло­век рас­стре­ля­ны. В чер­кас­ском ре­ги­оне с пла­ном не мог­ли спра­вить­ся. До кон­ца 37-го бы­ло про­ве­де­но (по край­ней ме­ре) 138 за­се­да­ний су­деб­ных «тро­ек» НКВД. До­ку­мен­таль­но за­фик­си­ро­ва­но, что 31 де­каб­ря бы­ли вы­не­се­ны при­го­во­ры о рас­стре­ле лю­дям, ко­то­рых еще да­же не аре­сто­ва­ли, об­ви­не­ние ко­то­рым еще не предъ­яв­ля­лось. Этих лю­дей аре­сто­ва­ли к Рож­де­ству, рас­стре­ля­ли через неде­лю... Есть сви­де­тель­ства сле­до­ва­те­ля чер­кас­ско­го рай­он­но­го НКВД о том, что сле­до­ва­те­ли «ли­по­ва­ли» (их про­фес­сио­наль­ный жар­гон). Для рас­стре­ла об­ви­ня­е­мо­го тре­бо­ва­лось сви­де­тель­ство трех сви­де­те­лей (ми­ни­мум). В спеш­ке сле­до­ва­те­ли вы­ду­мы­ва­ли по­ка­за­ния. Из­вест­ны слу­чаи, ко­гда свя­щен­ни­ки уми­ра­ли во вре­мя до­про­сов, как это слу­чи­лось с Кон­стан­ти­ном (Дья­ко­вым), мит­ро­по­ли­том Ки­ев­ским, ко­то­рый му­че­ни­че­ски умер на до­про­се в ночь на 10 но­яб­ря 1937 г., а по до­ку­мен­там «рас­стре­лян» поз­же, в 38-м. В 1938 аре­сто­ва­ли еще бо­лее 28 ты­сяч свя­щен­но­слу­жи­те­лей и рас­стре­ля­ли 21 ты­ся­чу 500...

О судь­бе мно­гих свя­щен­но­слу­жи­те­лей по­сле то­го, как они бы­ли осуж­де­ны к от­бы­ва­нию на­ка­за­ния в ис­пра­ви­тель­но-тру­до­вых ла­ге­рях (ИТЛ), нам ни­че­го неиз­вест­но. По до­ку­мен­там ви­дим, что че­ло­век осуж­ден на 10 лет ИТЛ, но его след те­ря­ет­ся. (Есть ис­то­ри­че­ские сви­де­тель­ства, что осуж­ден­ных – для ско­ро­сти «лик­ви­да­ции» – то­пи­ли в баржах). Сей­час нам от­кры­ты име­на око­ло 100 жертв, ко­то­рые бы­ли осуж­де­ны к ИТЛ по Чер­кас­ско­му ре­ги­о­ну. И при этом из­ве­стен лишь один слу­чай воз­вра­ще­ния свя­щен­но­слу­жи­те­ля в Чер­кас­сы из ла­ге­рей. Сей­час мы его зна­ем как схи­ар­хи­манд­ри­та Ав­ва­ку­ма (Ста­ров, кре­щен Ди­мит­ри­ем). Он по­след­ний на­сто­я­тель по­след­не­го дей­ству­ю­ще­го мо­на­сты­ря на Чер­ка­щине – Мош­но­гор­ско­го Свя­то-Воз­не­сен­ско­го. Мо­на­стырь был за­крыт вла­стя­ми в кон­це 1923 или в на­ча­ле 1924 го­да. Ав­ва Ав­ва­кум – по­след­ний ста­рец зем­ли Чер­кас­ской. (Стар­ца­ми в пра­во­сла­вии на­зы­ва­ют тех, кто сво­ей мо­лит­вен­ной и пра­вед­ной жиз­нью за­слу­жил у Гос­по­да три да­ра – дар про­зор­ли­во­сти, дар це­ли­тель­ства, дар рас­суж­де­ния). По сви­де­тель­ству лю­дей, знав­ших его, он был ве­ли­ким стар­цем, у ко­то­ро­го во всем ми­ре бы­ли ду­хов­ные ча­да. Отец Ав­ва­кум знал, на­при­мер, за­ра­нее, что в 1961 г. нач­нут­ся но­вые го­не­ния на Цер­ковь... Бук­валь­но чу­дом вла­ды­ка Со­фро­ний (ар­хи­епи­скоп Чер­кас­ский и Ка­нев­ский. – О.С.) на­шел све­де­ния об Ав­ва­ку­ме, ко­то­ро­го мы ис­ка­ли как о. До­си­фея (это имя ста­рец но­сил до при­ня­тия схи­мы). По мо­лит­вам на­ше­го вла­ды­ки бы­ло най­де­но и ме­сто упо­ко­е­ния стар­ца: в 1964 г. о. Ав­ва­кум был по­гре­бен на чер­кас­ском Ва­ту­тин­ском (Рож­де­ство-Бо­го­ро­дич­ном клад­би­ще). Жи­вы лю­ди, ко­то­рые зна­ли его при жиз­ни. Есть дик­то­фон­ные за­пи­си вос­по­ми­на­ний... Ста­рец Ав­ва­кум еще не ка­но­ни­зи­ро­ван, но ве­ру­ю­щие по­чи­та­ют его свя­тым ис­по­вед­ни­ком. В дни па­мя­ти о. Ав­ва­ку­ма у мо­ги­лы его со­вер­ша­ют­ся служ­бы... Вла­ды­ка счи­та­ет,что ра­бо­та по про­слав­ле­нию свя­тых бу­дет про­дол­жать­ся до тех пор, по­ка нам бу­дут от­кры­вать­ся про­мыс­лом Бо­жьим но­вые име­на.

Сей­час под­го­тов­ле­ны к ка­но­ни­за­ции (хо­тя сбор ма­те­ри­а­лов еще про­дол­жа­ет­ся) 35 но­во­му­че­ни­ков.

На­сто­я­тель хра­ма но­во­му­че­ни­ков Чер­кас­ских иерей о. Олег (Ка­пи­то­нов):

– Нет ни­че­го слу­чай­но­го. И то, что пер­вый храм в честь Чер­кас­ских но­во­му­че­ни­ков стро­ит­ся в Ху­то­рах – не слу­чай­но, все по во­ле Бо­жьей. Ху­то­ры – окра­и­на Чер­касс, спе­ци­фи­че­ское се­ло, ра­нее Бо­гом за­бы­тое. В два­дца­тые го­ды в Ху­то­рах по­се­ли­лось несколь­ко се­мей ере­ти­ков-сек­тан­тов – нем­цев-пе­ре­се­лен­цев. Со вре­ме­нем по­чти все се­ло ото­шло в ересь. Здесь же и вся чер­кас­ская хи­мия, здесь – тюрь­ма, здесь – круп­ней­шая пти­це­фаб­ри­ка, аэро­порт... До 1995 г. в Ху­то­рах не бы­ло пра­во­слав­но­го хра­ма. Сей­час мы слу­жим в арен­ду­е­мом, при­спо­соб­лен­ном под цер­ковь зда­нии. Храм наш освя­щен вла­ды­кой Со­фро­ни­ем в честь Рож­де­ства Иоан­на Кре­сти­те­ля. Иоанн Кре­сти­тель – пер­вый во бла­го­да­ти му­че­ник. И в но­вом стро­я­щем­ся хра­ме ниж­ний при­дел бу­дет освя­щен в честь Рож­де­ства Иоан­на Кре­сти­те­ля. Это бу­дет теп­лый зим­ний при­дел, а верх­ний – лет­ний. Вы­со­та хра­ма – 30 мет­ров, а ко­ло­коль­ни – 37. Храм в плане в ви­де кре­ста. Для Ху­то­ров это очень важ­но. По­мощь свя­тых но­во­му­че­ни­ков сей­час очень ощу­ти­ма. Ко­гда на­ча­лось стро­и­тель­ство и был вы­ко­пан кот­ло­ван – его за­ли­ло во­дой, хо­тя до это­го вре­ме­ни ря­дом бы­ли глу­бо­кие су­хие по­гре­ба. Это нам бы­ло вра­зум­ле­ние. Мы на метр уве­ли­чи­ли пес­ча­ную по­душ­ку, ты­ся­чу ку­бов пес­ка вло­жи­ли, и те­перь наш храм сух. А вра­зум­ле­ние в том, что по ка­кой-то при­чине грун­то­вые во­ды в Ху­то­рах ста­ли под­ни­мать­ся. И те­перь мно­гие по­гре­ба за­ли­ты во­дой (осо­бен­но в той ча­сти се­ла, где жи­вут сек­тан­ты), бо­юсь, что и ля­гуш­ки за­ве­дут­ся, как бы­ло во вре­мя еги­пет­ских каз­ней, ко­гда егип­тяне удер­жи­ва­ли в раб­стве из­ра­иль­тян. А ересь – это то­же раб­ство. Жизнь се­ла с тех пор, как по­явил­ся в цен­тре Ху­то­ров храм, за­мет­но улуч­ши­лась. И эко­ло­ги­че­ская об­ста­нов­ка в том чис­ле. И де­ло не толь­ко в том,что уро­вень про­из­вод­ства сни­зил­ся... На том ме­сте, где стро­ит­ся храм, про­хо­дил мощ­ный (о. Олег по­ка­зы­ва­ет тол­щи­ну – боль­ше чем в два ку­ла­ка. – Авт.) ка­бель на­ве­де­ния аэро­пор­та. Ру­ко­вод­ство аэро­пор­та пошло нам на­встре­чу, пе­ре­нес­ли ка­бель. Рань­ше каж­дые 10-15 ми­нут Ху­то­ры со­тря­са­лись от жут­ко­го гро­хо­та – взле­та­ли или шли на по­сад­ку са­мо­ле­ты. Да­же непо­нят­но, как здесь лю­ди жи­ли. При этом ле­том от пти­це­фаб­ри­ки над се­лом сто­ял неве­ро­ят­ный за­пах, му­хи ле­та­ли ту­ча­ми, как в тех же еги­пет­ских каз­нях... Му­че­ни­ки име­ют ве­ли­кую бла­го­дать у Гос­по­да и яв­ля­ют­ся небес­ны­ми по­кро­ви­те­ля­ми то­го ме­ста, где их про­слав­ля­ют. Ино­гда да­же и непо­нят­но, как дви­жет­ся на­ше стро­и­тель­ство. По­сто­ян­но ра­бо­та­ют на строй­ке все­го че­ты­ре че­ло­ве­ка. Буд­то бы из воз­ду­ха все по­яв­ля­ет­ся. Стро­ит­ся храм на по­жерт­во­ва­ния. Про­мыш­лен­ные пред­при­я­тия, при­мы­ка­ю­щие к Ху­то­рам, ак­тив­но по­мо­га­ют. И не толь­ко! Ко­гда на­ча­лось стро­и­тель­ство – сме­ни­лось ру­ко­вод­ство пти­це­фаб­ри­ки. Преж­нее ру­ко­вод­ство не по­мо­га­ло. А ны­неш­нее – очень ак­тив­но по­мо­га­ет. Кто-то да­ет топ­ли­во, кто-то – строй­ма­те­ри­а­лы, кто-то – тех­ни­ку, кто-то по льгот­ным це­нам, а то и как ми­ло­стынь­ку да­ет ма­те­ри­а­лы. Не на­зы­ваю эти пред­при­я­тия и их ди­рек­то­ров, по­то­му что ми­ло­сты­ня, со­тво­рен­ная в тайне, Бо­гу угод­на.

Жи­те­ли се­ла по­оче­ред­но кор­мят бри­га­ду ра­бо­чих. Жизнь ху­то­рян пе­ре­ме­ни­лась – и кре­сты на­де­ли, и на кли­ро­се по­ют, и на цер­ков­но-сла­вян­ском на­учи­лись чи­тать. В тюрь­ме вла­ды­ка освя­тил храм в честь му­че­ни­цы Ана­ста­сии Узо­ре­ши­тель­ни­цы. И там те­перь бо­лее 100 за­клю­чен­ных яв­ля­ют­ся на­ши­ми по­сто­ян­ны­ми при­хо­жа­на­ми. Ана­ста­сия зна­чит «вос­кре­се­ние». Вос­кре­се­ние че­ло­ве­ка к жиз­ни. Вос­кре­се­ние се­ла к жиз­ни. На боль­шие празд­ни­ки при­хо­дят к нам и сек­тан­ты. На Пас­ху при­дут свя­тить ку­ли­чи и яй­ца.

***

В при­го­ро­де об­ласт­но­го цен­тра в с. Ху­то­ры стро­ит­ся храм в честь но­во­му­че­ни­ков Чер­кас­ских. Но­во­му­че­ни­ки – мо­лит­вен­ни­ки за всю на­шу зем­лю. Бы­ло бы пра­виль­но, ес­ли бы жерт­во­ва­те­ли на стро­и­тель­ство на­шлись не толь­ко в окрест­но­стях Ху­то­ров. В каж­дом рай­оне об­ла­сти есть свя­тые но­во­му­че­ни­ки, в каж­дом при­хо­де, име­на ко­то­рых на каж­дой ли­тур­гии по­ми­на­ют в Ху­то­рах.

Свя­тые но­во­му­че­ни­ки Чер­кас­ские, мо­ли­те Бо­га о нас!

Олег Сле­пы­нин

Случайный тест