День памяти

5 мая  (переходящая) – Собор Синайских преподобных

Житие

Пре­по­доб­ный Ге­ор­гий, брат пре­по­доб­но­го Иоан­на Ле­ствич­ни­ка (па­мять 30 мар­та), под­ви­зал­ся в пу­сты­ни Ар­се­ла. Свя­той Ге­ор­гий был весь­ма из­ве­стен в пу­стыне из-за мно­гих и ве­ли­ких чу­дес, ко­то­рые рас­ска­зы­ва­ли о нем.

Ко­гда слу­чил­ся вар­вар­ский на­бег на до­ро­гу к Па­ле­стине, мас­ло ста­ло боль­шой ред­ко­стью на свя­той го­ре. Игу­мен спу­стил­ся в Ар­се­лау и по­звал че­ло­ве­ка Бо­жия Ге­ор­гия под­нять­ся на свя­тую го­ру. Не смея пе­ре­чить игу­ме­ну, он по­шел с ним. Вой­дя в мас­ло­хра­ни­ли­ще, игу­мен по­про­сил его со­тво­рить мо­лит­ву над каж­дым из пу­стых со­су­дов. Бла­го­сло­вен­ный ав­ва Ге­ор­гий ска­зал игу­ме­ну: «Отец, поз­воль нам со­тво­рить мо­лит­ву толь­ко над од­ним со­су­дом, по­то­му что ес­ли мы бла­го­сло­вим все со­су­ды, то­гда здесь бу­дет [це­лый] пруд мас­ла». За­тем со­тво­рил мо­лит­ву над од­ним со­су­дом, и тут же мас­ло хлы­ну­ло из него, как из ис­точ­ни­ка, и ста­рец ска­зал слу­жа­щим: «Возь­ми­те его и от­не­си­те к осталь­ным со­су­дам». И все они бы­ли на­пол­не­ны, как в древ­но­сти кув­шин вдо­вы [по мо­лит­ве про­ро­ка] Ели­сея. Игу­мен хо­тел по­свя­тить кув­шин во имя ав­вы Ге­ор­гия, но ста­рец ска­зал ему: «Ес­ли ты сде­ла­ешь так, мас­ло вы­льет­ся». То­гда они по­свя­ти­ли его на­шей За­ступ­ни­це Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­це, и со­суд остал­ся и хра­нит­ся до­ныне в са­мом верх­нем све­тиль­ни­ке и ви­сит нега­си­мым во имя Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы.

Во­семь го­лод­ных са­ра­ци­нов од­на­жды по­се­ти­ли пра­вед­но­го Ге­ор­гия, а у него не бы­ло ни­че­го, что он мог бы дать им, по­то­му что он пи­тал­ся ди­ки­ми пло­да­ми, ко­то­рые да­же вер­блю­ды не мог­ли есть из-за их го­ре­чи. Ви­дя, что они ужас­но го­лод­ны, он ска­зал од­но­му из них: «Возь­ми [свой] лук и иди к той го­ре, где ты най­дешь ста­до ди­ких коз. За­стре­ли од­ну, ко­то­рую за­хо­чешь, но не пы­тай­ся за­стре­лить дру­гую». Са­ра­цин по­шел, как ста­рец ска­зал ему, вы­стре­лил и убил од­ну, [за­тем] по­пы­тал­ся вы­стре­лить в дру­гую. Тут же лук его сло­мал­ся. Вер­нув­шись и при­не­ся мя­со, он рас­ска­зал сво­им спут­ни­кам, что с ним слу­чи­лось.

Этот три­жды бла­го­сло­вен­ный муж [од­на­жды] уви­дел, что его уче­ник уку­шен ядо­ви­той зме­ей и уми­ра­ет. За­пе­чатлев [уче­ни­ка] крест­ным зна­ме­ни­ем, он под­нял­ся. Схва­тив змею ру­ка­ми, как куз­не­чи­ка, он за­ду­шил ее. И он про­сил сво­е­го уче­ни­ка ни­ко­му не рас­ска­зы­вать об этом до его смер­ти.

Нуж­но рас­ска­зать о том, что [слу­чи­лось], ко­гда при­бли­зи­лось вре­мя смер­ти это­го ве­ли­ко­го от­ца или, ско­рее, его пе­ре­хо­да от смер­ти к веч­ной жиз­ни. Бу­дучи бо­лен, в сво­ей пе­ще­ре от­ды­хая на трост­ни­ко­вой под­стил­ке, он по­слал неко­е­го са­ра­ци­на в Ай­лу, чтобы по­звать неко­е­го дру­га, ко­то­ро­го он лю­бил, го­во­ря: «При­и­ди, чтобы я мог уви­деть те­бя, преж­де чем я отой­ду ко Гос­по­ду». Путь был про­тя­жен­но­стью око­ло 200 миль. Через 12 дней ста­рец, ле­жа на сво­ей под­стил­ке, ска­зал уче­ни­ку: «По­то­ро­пись и за­жги свет, вот, бра­тья при­бы­ли». И как толь­ко брат под­го­то­вил ка­диль­ни­цу, во­шли в пе­ще­ру са­ра­цин и воз­люб­лен­ный друг стар­ца, ко­то­рые при­бы­ли из Ай­лы. Ста­рец, воз­не­ся мо­лит­ву, при­вет­ство­вав его и, при­няв Свя­тые Тай­ны, лег и ото­шел ко Гос­по­ду.

Случайный тест