Ваш город - Сиэтл?

Для получения календаря в соответствии с Вашей временной зоной - пожалуйста, укажите город.

Не найден город с таким названием. Пожалуйста, укажите другой (например, ближайший региональный центр).

Дни памяти:

Житие

Краткое житие святителя Германа, епископа Осерского

Свя­ти­тель Гер­ман Осер­ский[*] (448 г.) ро­дил­ся в Осе­ре (Auxerre) в хри­сти­ан­ской се­мье. По­сле шко­лы от­пра­вил­ся в Рим, стал юри­стом, же­нил­ся и вер­нул­ся на ро­ди­ну, по­лу­чив на­зна­че­ние на пост «дук­са» (позд­нее это сло­во ста­ло озна­чать «гер­цог»), пра­ви­те­ля по­гра­нич­ных рай­о­нов Ар­мо­ри­ки.

Ко­гда в 418 го­ду скон­чал­ся епи­скоп Осе­ра Ама­тор, святого из­бра­ли на его ме­сто. Святитель Герман про­сла­вил­ся тем, что не гну­шал­ся сам уха­жи­вать за бед­ня­ка­ми, кор­мить их обе­да­ми, стро­ил церк­ви и мо­на­сты­ри, и тем, что су­мел вы­про­сить у пре­фек­та Гал­лии сни­же­ние на­ло­гов для Ар­мо­ри­ки.

В 429 го­ду Гер­ман вме­сте с епи­ско­пом Труа Лу­пом был по­слан на Бри­тан­ские ост­ро­ва бо­роть­ся с пе­ла­ги­ан­ской ере­сью, а по­пал в раз­гар во­ен­ных дей­ствий: на брит­тов на­па­ли пик­ты и сак­сы. Бе­да До­сто­по­чтен­ный со­об­ща­ет, что свя­ти­тель по­мог одер­жать по­бе­ду при по­мо­щи хит­ро­сти: он по­со­ве­то­вал рас­по­ло­жить ар­мию в уз­кой гор­ной до­лине, а при по­яв­ле­нии вра­га стал кри­чать «Ал­ли­луйя», и все вто­ри­ли ему. Гор­ное эхо так умно­жи­ло звук, что на­па­дав­шие пе­ре­оце­ни­ли си­лы обо­ро­ня­ю­щих­ся и убра­лись во­сво­я­си. В 440 го­ду, впро­чем, Гер­ма­ну при­шлось еще раз ехать в Бри­та­нию спо­рить с пе­ла­ги­а­на­ми.

В 432 году святитель рукоположил в епископы Патрика, ставшего просветителем Ирландии.

Святитель Герман отошел ко Господу 31 июля 448 года в Равенне. Мощи святителя покоятся в крипте аббатства Сен-Жермен в Осере, одном из самых живописных мест Бургундии.

Полное житие святителя Германа, епископа Осерского

Свя­ти­тель Гер­ман[1] ро­дил­ся око­ло 378 го­да в Галлии близ го­ро­да Осе­ра. Он про­ис­хо­дил из бо­га­той и знат­ной се­мьи. Гер­ман по­лу­чил бле­стя­щее об­ра­зо­ва­ние сна­ча­ла в Гал­лии, а по­том в Ри­ме, где изу­чал пра­во и стал адво­ка­том. Же­нив­шись на доб­ро­де­тель­ной и бла­го­че­сти­вой де­вуш­ке, он вер­нул­ся в Гал­лию и за­нял вы­со­кий пост. Ко­гда скон­чал­ся Осер­ский епи­скоп Ама­тор, по Бо­же­ствен­ной во­ле, вы­ра­жен­ной в еди­но­глас­ном ре­ше­нии на­ро­да, Гер­ман во­пре­ки сво­е­му же­ла­нию был из­бран епи­ско­пом (418).

Оста­вив мир­ское слу­же­ние, чтобы по­свя­тить се­бя слу­же­нию небес­но­му, он пол­но­стью из­ме­нил свою жизнь. Пре­зрев су­е­ту это­го ми­ра, епи­скоп раз­дал свое иму­ще­ство бед­ным, стал жить с же­ной как брат с сест­рой и пре­дал­ся ас­ке­ти­че­ским по­дви­гам, со­еди­нен­ным со сми­ре­ни­ем. В лю­бую по­го­ду свя­ти­тель Гер­ман но­сил один и тот же ка­пю­шон и плащ и не ме­нял их, по­ка они не пре­вра­ща­лись в лох­мо­тья. Он на­де­вал на го­лое те­ло гру­бую вла­ся­ни­цу, а на шее но­сил ме­шо­чек с мо­ща­ми свя­тых, от ко­то­рых со­вер­ша­лись мно­го­чис­лен­ные чу­де­са. Спал он оде­тым, не сни­мая обу­ви, на убо­гой под­стил­ке, на­пол­нен­ной уг­ля­ми, и, под­ни­ма­ясь по­сле ко­рот­ко­го от­ды­ха, про­во­дил всю ночь в по­ка­ян­ном со­кру­ше­нии. Про­во­дя в ми­ру ас­ке­ти­че­скую и уеди­нен­ную жизнь и по­сто­ян­но устрем­ля­ясь к Бо­гу, он, тем не ме­нее, не за­бы­вал дол­га го­сте­при­им­ства. Епи­скоп всех при­ни­мал в сво­ем до­ме, омы­вая го­стям но­ги и слу­жа им за сто­лом в под­ра­жа­ние Гос­по­ду.

В на­ча­ле епи­скоп­ско­го слу­же­ния он ос­но­вал на пра­вом бе­ре­гу Ион­ны мо­на­стырь, по­свя­щен­ный свя­тым Кос­ме и Да­ми­а­ну, и де­лил свое вре­мя меж­ду сов­мест­ной мо­лит­вой с мо­на­ха­ми и на­став­ле­ни­ем кли­ра и паст­вы в со­бо­ре. Хри­сто­ва кро­тость, воз­рас­тав­шая в нем через ас­ке­ти­че­ские по­дви­ги, в изоби­лии из­ли­ва­лась на его паст­ву в де­лах ми­ло­сер­дия и чу­де­сах. Он по­мог од­но­му сбор­щи­ку на­ло­гов най­ти по­те­рян­ные им день­ги, ко­то­ры­ми за­вла­дел некий одер­жи­мый. Бла­го­слов­ляя мас­ло, свя­той Гер­ман ис­це­лял де­тей сво­е­го го­ро­да во вре­мя эпи­де­мии диф­те­ри­та. Он ис­це­лял мно­гих одер­жи­мых и для всех го­тов был слу­жить ис­точ­ни­ком ми­ло­сер­дия Бо­жия.

В то вре­мя из Ри­ма по все­му За­па­ду рас­про­стра­ни­лась пе­ла­ги­ан­ская ересь, сто­рон­ни­ки ко­то­рой утвер­жда­ли, что че­ло­век, на­де­лен­ный Бо­гом сво­бод­ной во­лей, мо­жет воз­рас­тать в доб­ро­де­те­лях и спа­стись без по­мо­щи Бо­же­ствен­ной бла­го­да­ти. Осо­бен­но проч­но эта ересь утвер­ди­лась на ро­дине Пе­ла­гия – в Бри­та­нии. Пра­во­слав­ные этой стра­ны на­пра­ви­ли де­пу­та­цию галль­ским епи­ско­пам, ко­то­рые в 429 го­ду со­зва­ли Со­бор. На Со­бо­ре бы­ло ре­ше­но на­пра­вить в Бри­та­нию свя­ти­те­ля Гер­ма­на и свя­ти­те­ля Лу­па Труас­ско­го (па­мять 29 июля) для борь­бы с этой ере­сью.

Спус­ка­ясь по Сене, два епи­ско­па оста­но­ви­лись од­на­жды ве­че­ром в се­ле Нан­тер. К Гер­ма­ну при­ве­ли ма­лень­кую де­воч­ку по име­ни Же­не­вье­ва, бу­ду­щую свя­тую, ко­то­рую он бла­го­сло­вил и на­ста­вил в ду­хов­ной жиз­ни (па­мять 3 ян­ва­ря).

Пе­ре­прав­ля­ясь через Ла-Манш, он пре­кра­тил под­ня­тую бе­са­ми бу­рю, за­пре­тив, по­доб­но Хри­сту, бу­ше­вать вол­нам и вы­лив в них немно­го мас­ла. Оба епи­ско­па, теп­ло встре­чен­ные огром­ной тол­пой, не за­мед­ли­ли по­ка­зать пре­вос­ход­ство ис­тин­ной ве­ры как про­по­ве­дя­ми, так и чу­де­са­ми. Вер­ные утвер­ди­лись в ис­тине, а мно­же­ство за­блуд­ших вер­ну­лись к ней, так что вско­ре вся стра­на го­то­ва бы­ла прий­ти к еди­но­ду­шию в ве­ре.

Устра­шен­ные рев­но­стью про­по­вед­ни­ков, ере­ти­ки по­на­ча­лу скры­ва­лись, но по­том, убе­див­шись в сво­ей мно­го­чис­лен­но­сти, ре­ши­ли вы­сту­пить от­кры­то. Од­на­ко бла­жен­ные иерар­хи, предо­ста­вив про­тив­ни­кам го­во­рить, сколь­ко им угод­но, про­дол­жа­ли еван­гель­скую про­по­ведь. На их ре­чи, по­доб­ные по си­ле рас­ка­там гро­ма, ере­ти­кам нече­го бы­ло воз­ра­зить. Тол­па гром­ки­ми кри­ка­ми при­вет­ство­ва­ла по­бе­ду епи­ско­пов в спо­ре и хо­те­ла рас­пра­вить­ся с ере­ти­ка­ми. С боль­шим тру­дом свя­тым епи­ско­пам уда­лось удер­жать на­род от рас­пра­вы. Их по­бе­да ста­ла еще бо­лее убе­ди­тель­ной, ко­гда свя­той Гер­ман ис­це­лил сле­пую де­воч­ку, при­ло­жив к ее гла­зам ме­шо­чек с мо­ща­ми, ко­то­рый он все­гда но­сил с со­бой. С это­го мо­мен­та лю­ди всем серд­цем при­ни­ма­ли пра­во­слав­ную про­по­ведь.

Обес­пе­чив мир в Церк­ви, два епи­ско­па от­пра­ви­лись на мо­ги­лу свя­то­го му­че­ни­ка Аль­ба­на (па­мять 22 июня). Вер­нув­шись в Осер, свя­ти­тель Гер­ман в честь него освя­тил храм.

Уже за­вер­шив мис­сию, епи­скоп Гер­ман сло­мал но­гу. Око­ло до­ма, где он ле­жал при­ко­ван­ный к по­сте­ли, на­чал­ся по­жар.

Со­брав­ша­я­ся тол­па бро­си­лась спа­сать про­по­вед­ни­ка, но он за­пре­тил им вы­но­сить свое ло­же, и огонь про­шел ми­мо его до­ма, сжи­гая все во­круг. Свя­той ис­це­лил­ся по­сле яв­ле­ния ему ан­ге­ла в бе­лых одеж­дах и про­дол­жил путь в Гал­лию.

Меж­ду тем сак­сы и пик­ты, за­клю­чив меж­ду со­бой со­юз, на­па­ли на брит­тов. В стра­хе те об­ра­ти­лись к свя­тым епи­ско­пам, ко­то­рые при­бы­ли к ним в ла­герь и под­ня­ли бо­е­вой дух во­и­нов так, как ес­ли бы к ним по­до­шло силь­ное под­креп­ле­ние. На про­тя­же­нии все­го по­ста они на­став­ля­ли во­и­нов и, по­стро­ив де­ре­вян­ную цер­ковь, мно­гих кре­сти­ли на празд­ник Пас­хи. В этот же день они по­лу­чи­ли из­ве­стие о под­хо­де про­тив­ни­ка. Тот­час но­во­про­све­щен­ные сме­ни­ли кре­стиль­ные ру­ба­хи на бо­е­вые до­спе­хи. Встав во гла­ве вой­ска, свя­ти­тель Гер­ман ве­лел брит­там устро­ить за­са­ду в уз­кой до­лине. Ко­гда враг при­бли­зил­ся, епи­ско­пы, как бо­е­вой клич, три­жды воз­гла­си­ли: «Ал­ли­луйя!» Под­хва­чен­ный вой­ском, этот клич был по­хож на рас­кат гро­ма. На­па­дав­шие об­ра­ти­лись в бес­по­ря­доч­ное бег­ство, и мно­гие их них при этом по­гиб­ли. Одер­жав столь вну­ши­тель­ную по­бе­ду над ви­ди­мы­ми и неви­ди­мы­ми вра­га­ми и вос­ста­но­вив мир и спо­кой­ствие в Бри­та­нии, свя­тые от­пра­ви­лись до­мой.

Вер­нув­шись в Осер, свя­ти­тель Гер­ман, укреп­ля­е­мый Бо­же­ствен­ной бла­го­да­тью, про­дол­жил пас­тыр­ское слу­же­ние. Го­ро­жане, стра­дая от невы­но­си­мых по­бо­ров, об­ра­ти­лись к нему, как де­ти к сво­е­му от­цу. Сжа­лив­шись над ни­ми, он от­пра­вил­ся в пре­фек­ту­ру Гал­лии, в го­род Арль, чтобы до­бить­ся сни­же­ния на­ло­гов. Про­ез­жая по Гал­лии с неболь­шой сви­той и с Хри­стом в серд­це, он со­вер­шил по до­ро­ге мно­же­ство чу­дес и сви­де­тельств Бо­жия ми­ло­сер­дия. Несмот­ря на его стрем­ле­ние остать­ся неза­ме­чен­ным, жи­те­ли всех окрест­ных го­ро­дов и се­ле­ний при­но­си­ли к нему боль­ных, при­во­ди­ли для бла­го­сло­ве­ния жен и де­тей и со­би­ра­лись по­слу­шать его бо­го­дух­но­вен­ные ре­чи.

При­ня­тый в Ар­ле как до­стой­ный пре­ем­ник апо­сто­лов, свя­той Гер­ман оста­но­вил­ся у сво­е­го дру­га Ила­рия (па­мять 5 мая), ко­то­рый ча­сто по­се­щал его и об­суж­дал с ним цер­ков­ные про­бле­мы Гал­лии. Пре­фект Авк­си­ли­а­рий от­нес­ся к свя­ти­те­лю с осо­бым по­чте­ни­ем. По­сле то­го как епи­скоп ис­це­лил его же­ну, дол­гое вре­мя стра­дав­шую ли­хо­рад­кой, пре­фект охот­но со­гла­сил­ся об­лег­чить на­ло­ги жи­те­лям Осе­ра. На про­ща­ние Авк­си­ли­а­рий по­да­рил ему мно­го по­дар­ков.

Свя­то­му Гер­ма­ну при­шлось еще раз по­ехать с мис­си­ей в Бри­та­нию для борь­бы с воз­рож­ден­ной пе­ла­ги­ан­ской ере­сью в 440 го­ду. Вско­ре по­сле воз­вра­ще­ния в Осер к нему при­бы­ла де­ле­га­ция из Ар­мо­ри­ки[2] с прось­бой о по­мо­щи. Во­е­на­чаль­ник им­пе­рии Аэций по­тре­бо­вал от сви­ре­по­го Го­ара, ко­ро­ля вар­вар­ско­го пле­ме­ни ала­нов, уто­пить в кро­ви бре­тон­ское вос­ста­ние[3]. Пре­ста­ре­лый епи­скоп спеш­но от­пра­вил­ся к Го­ару. Сна­ча­ла он стал умо­лять ко­ро­ля через пе­ре­вод­чи­ка, но ко­гда тот хо­тел от­толк­нуть его с до­ро­ги, схва­тил по­во­дья его ло­ша­ди, оста­но­вив его и все сле­до­вав­шее за ним вой­ско. Го­ар не рас­сер­дил­ся, но, на­про­тив, про­ник­ся к свя­то­му ува­же­ни­ем, бла­го­склон­но вы­слу­шал прось­бу и, раз­вер­нув вой­ско, вер­нул­ся к се­бе. Тем не ме­нее свя­той Гер­ман без про­мед­ле­ния от­пра­вил­ся в Ра­вен­ну, сто­ли­цу За­пад­ной им­пе­рии, чтобы до­бить­ся у им­пе­ра­то­ра Ва­лен­ти­ни­а­на III и во­е­на­чаль­ни­ка Аэция под­твер­жде­ния ми­ло­сти, вре­мен­но предо­став­лен­ной Го­аром.

Оста­но­вив­шись в Але­зии у сво­е­го дру­га пре­сви­те­ра Се­на­то­ра, он ис­це­лил немую де­вуш­ку, а за­тем тро­га­тель­но по­про­щал­ся с дру­гом, зная, что не вер­нет­ся жи­вым из это­го пу­те­ше­ствия. Он пе­ре­сек Аль­пы, неся на спине до­рож­ный ме­шок хро­мо­го ста­ри­ка, ко­то­ро­го встре­тил по до­ро­ге и ко­то­ро­го на се­бе пе­ре­но­сил через уще­лья. Раз­да­вая по пу­ти ще­д­рую ми­ло­сты­ню, свя­той при­был в Ра­вен­ну, ку­да уже до­шла сла­ва о нем.

Он был с че­стью при­нят свя­тым епи­ско­пом Пет­ром Хри­со­ло­гом[4]. Им­пе­ра­три­ца Гал­ла Пла­ци­дия при­сла­ла ему боль­шую се­реб­ря­ную ва­зу, пол­ную изыс­кан­ных блюд, ко­то­рые Гер­ман раз­де­лил со сво­и­ми слу­га­ми. Он оста­вил ва­зу се­бе и вы­ру­чен­ные за нее день­ги раз­дал бед­ным, а им­пе­ра­три­це по­слал неболь­шое де­ре­вян­ное блю­до с яч­мен­ным хле­бом, от ко­то­ро­го по­том про­ис­хо­ди­ли мно­го­чис­лен­ные ис­це­ле­ния. Про­хо­дя од­на­жды ми­мо тюрь­мы, в ко­то­рой со­дер­жа­лись при­го­во­рен­ные к смер­ти, свя­той ис­пол­нил­ся жа­ло­сти и, пав на зем­лю, стал мо­лить Гос­по­да. Тот­час же же­лез­ные зам­ки и за­со­вы рас­сы­па­лись, уз­ни­ки в це­пях вы­шли из тюрь­мы и на­пра­ви­лись в цер­ковь воз­бла­го­да­рить Бо­га. Ис­це­ле­ния, со­вер­шен­ные свя­тым Гер­ма­ном, вы­зва­ли вос­хи­ще­ние во всем го­ро­де, и он лег­ко до­бил­ся бы у им­пе­ра­то­ра об­щей ам­ни­стии для Ар­мо­ри­ки, ес­ли бы но­вое вос­ста­ние не вы­зва­ло гне­ва пра­ви­те­ля и не сде­ла­ло бес­по­лез­ным все за­ступ­ни­че­ство свя­то­го епи­ско­па.

Вско­ре, в раз­го­во­ре по­сле утрен­ней служ­бы, Гер­ман от­крыл ше­сти епи­ско­пам, что но­чью ему явил­ся Гос­подь и пре­ду­пре­дил о ско­ром пе­ре­се­ле­нии в под­лин­ное Оте­че­ство. Он за­бо­лел и по­про­сил при­шед­шую на­ве­стить его им­пе­ра­три­цу от­пра­вить его те­ло в Осер. В те­че­ние се­ми дней у до­ма свя­то­го тол­пи­лись лю­ди, же­лав­шие по­лу­чить по­след­нее бла­го­сло­ве­ние Гер­ма­на, а на седь­мой день его ду­ша пе­ре­нес­лась на небо.

Им­пе­ра­тор, епи­скоп и са­мые знат­ные лю­ди раз­де­ли­ли при­над­ле­жав­шие ему ве­щи. Огром­ная про­цес­сия с фа­ке­ла­ми, свет ко­то­рых за­тме­вал солн­це, со­про­вож­да­ла те­ло пре­по­доб­но­го в Гал­лию. 22 сен­тяб­ря свя­тые остан­ки до­ста­ви­ли в Осер и по­хо­ро­ни­ли в церк­ви за го­род­ски­ми сте­на­ми, ко­то­рую впо­след­ствии ста­ли на­зы­вать в его честь. По­чи­та­ние свя­то­го Гер­ма­на быст­ро рас­про­стра­ни­лось в Гал­лии и Бри­та­нии, где до на­ших дней мно­же­ство сел и церк­вей но­сят его имя.

Иеро­мо­нах Ма­ка­рий Си­мо­но­петр­ский. Си­нак­сарь: Жи­тия свя­тых Пра­во­слав­ной Церк­ви: В 6 т. /
Адап­тир. пер. с франц. – М. : Изд-во Сре­тен­ско­го мо­на­сты­ря, 2011


При­ме­ча­ния

[*] Включен в месяцеслов Русской Православной Церкви Священным Синодом 9 марта 2017 г., журнал № 14.

[1] Его «Жи­тие» бы­ло со­став­ле­но Кон­стан­ци­ем, ли­он­ским иере­ем, через 30 лет по­сле его смер­ти (см.: SC. 112).

[2] Ныне Бре­тань.

[3] Вар­вар­ское пле­мя фе­де­ра­тов, по­се­лен­ное в рай­оне Ор­ле­а­на. Вос­ста­ния кре­стьян и бед­но­ты, вспы­хи­вав­шие в эпо­ху втор­же­ний и пе­ре­се­ле­ний на­ро­дов, при­во­ди­ли к об­ра­зо­ва­нию банд раз­бой­ни­ков, жи­ву­щих гра­бе­жа­ми. Чтобы по­кон­чить с ни­ми, рим­ским вла­стям ча­сто при­хо­ди­лось при­зы­вать вой­ска вар­ва­ров-фе­де­ра­тов. Од­на­ко эти вой­ска пло­хо под­да­ва­лись кон­тро­лю и от­ли­ча­лись гра­бе­жа­ми и при­тес­не­ни­я­ми на­се­ле­ния.

[4] Па­мять 4 де­каб­ря в За­пад­ной Церк­ви.

Случайный тест

(5 голосов: 5 из 5)