Ваш город - Сиэтл?

Для получения календаря в соответствии с Вашей временной зоной - пожалуйста, укажите город.

Не найден город с таким названием. Пожалуйста, укажите другой (например, ближайший региональный центр).

Дни памяти:

5 февраля  (переходящая) – Собор новомучеников и исповедников Церкви Русской

22 мая

Житие

Свя­щен­но­му­че­ник Ва­си­лий ро­дил­ся в 1891 го­ду в се­ле Спас-До­ща­тый За­рай­ско­го уез­да Ря­зан­ской гу­бер­нии в се­мье свя­щен­ни­ка Алек­сия Ко­ло­со­ва. Окон­чив в 1915 го­ду Ря­зан­скую Ду­хов­ную се­ми­на­рию, Ва­си­лий Алек­се­е­вич до 1927 го­да слу­жил пса­лом­щи­ком в Вве­ден­ском хра­ме в се­ле Под­лес­ная Сло­бо­да Лу­хо­виц­ко­го рай­о­на Мос­ков­ской об­ла­сти, а в 1927 го­ду был ру­ко­по­ло­жен во свя­щен­ни­ка к это­му хра­му. Пер­вое вре­мя сво­е­го слу­же­ния он ча­сто го­во­рил в хра­ме про­по­ве­ди, но вско­ре до него ста­ли до­хо­дить све­де­ния, что неко­то­рые его про­по­ве­ди ис­тол­ко­вы­ва­ют­ся как ан­ти­со­вет­ские, и он за­мол­чал.
В Под­лес­ной Сло­бо­де бы­ло все­го три­ста до­мов, но по­сколь­ку в се­ле раз­ме­щал­ся сель­со­вет, здесь жи­ли мно­гие ком­му­ни­сти­че­ские ак­ти­ви­сты и во­ин­ству­ю­щие без­бож­ни­ки, го­то­вые пе­ре­тол­ко­вать вся­кое сло­во свя­щен­ни­ка; для них он, в си­лу сво­е­го цер­ков­но­го слу­же­ния, был не толь­ко ре­ли­ги­оз­ным, но и по­ли­ти­че­ским вра­гом.
В де­каб­ре 1929 го­да со­труд­ни­ки ОГПУ аре­сто­ва­ли несколь­ких кре­стьян из Под­лес­ной Сло­бо­ды, предъ­явив им об­ви­не­ние в аги­та­ции, на­прав­лен­ной про­тив со­зда­ния кол­хо­зов. На­чав ограб­ле­ние кре­стьян­ских хо­зяйств, мест­ные вла­сти по­тре­бо­ва­ли упла­ты на­ло­га и со свя­щен­ни­ка, оце­нив его го­до­вой до­ход в 800 руб­лей, и отец Ва­си­лий, хо­тя и с боль­шим тру­дом, вы­пла­тил 300 руб­лей, ко­то­рые от него тре­бо­ва­ли. То­гда ра­бот­ни­ки сель­со­ве­та пе­ре­счи­та­ли сум­му до­хо­да и за­яви­ли, что свя­щен­ник по­лу­ча­ет за год 1800 руб­лей, и по­тре­бо­ва­ли упла­ты до­пол­ни­тель­ных 300 руб­лей. По­сколь­ку у свя­щен­ни­ка та­кой сум­мы не бы­ло, 27 ян­ва­ря 1930 го­да сель­со­вет рек­ви­зи­ро­вал часть его иму­ще­ства, но это­го не хва­ти­ло на по­кры­тие дол­га.
30 ян­ва­ря 1930 го­да пред­се­да­тель мест­но­го сель­со­ве­та дал по­ка­за­ния про­тив аре­сто­ван­ных кре­стьян и еще не аре­сто­ван­но­го свя­щен­ни­ка. Он за­явил, что свя­щен­ник си­сте­ма­ти­че­ски про­во­дит ан­ти­со­вет­скую аги­та­цию, утвер­ждая, что со­вет­ская власть, от­би­рая зем­лю у еди­но­лич­ни­ков, вско­ре их всех оста­вит без зем­ли, а кол­хоз­ни­кам это ни­че­го, кро­ме за­ка­ба­ле­ния и ра­зо­ре­ния, не даст. В кол­хо­зах бу­дет бар­щи­на и кре­пост­ное пра­во, но ско­ро при­дет ко­нец это­му из­де­ва­тель­ству.
В тот же день отец Ва­си­лий был аре­сто­ван и до­про­шен, он по­ка­зал: «Чи­сто­сер­деч­но со­зна­юсь, что в бе­се­де с граж­да­на­ми вы­ка­зы­вал свое недо­воль­ство тя­же­стью на­ло­гов на ду­хо­вен­ство и цер­ковь. Что же ка­са­ет­ся сов­хо­за и кол­хо­за, то я об этом ни­че­го не го­во­рил»[1].
По­сле до­про­са от­ца Ва­си­лия пе­ре­вез­ли в ко­ло­мен­скую тюрь­му и его де­ло при­со­еди­ни­ли к де­лу ра­нее аре­сто­ван­ных кре­стьян. В тот же день свя­щен­ни­ку и кре­стья­нам объ­яви­ли, что след­ствие по их де­лу за­вер­ше­но, но ес­ли они же­ла­ют, то мо­гут дать до­пол­ни­тель­ные по­ка­за­ния. Отец Ва­си­лий за­явил, что при­зна­ет толь­ко то, что дей­стви­тель­но го­во­рил о тя­же­сти на­ло­гов, а в осталь­ном се­бя ви­нов­ным не счи­та­ет.
3 мар­та 1930 го­да Кол­ле­гия ОГПУ при­го­во­ри­ла от­ца Ва­си­лия к пя­ти го­дам за­клю­че­ния в конц­ла­герь. К раз­лич­ным сро­кам за­клю­че­ния и ссыл­ки бы­ли при­го­во­ре­ны и де­вять кре­стьян, а се­мьи всех осуж­ден­ных – к вы­сыл­ке в Се­вер­ный край с кон­фис­ка­ци­ей иму­ще­ства. Но с этим уже ка­те­го­ри­че­ски бы­ли не со­глас­ны са­ми осуж­ден­ные, и 29 ап­ре­ля они на­пра­ви­ли из тюрь­мы за­яв­ле­ние в про­ку­ра­ту­ру, в ко­то­ром пи­са­ли: «От­дель­ные чле­ны на­ших се­мейств по опре­де­ле­нию Кол­ле­гии ОГПУ со­сла­ны на раз­ные сро­ки в Се­вер­ный край. К ним при­ме­ня­лась ста­тья 58-10, ко­то­рая обя­зы­ва­ет по­ла­гать, что им ста­вит­ся в ви­ну аги­та­ция про­тив сов­хоз­но­го и кол­хоз­но­го стро­и­тель­ства. Нам со­вер­шен­но неиз­вест­ны при­чи­ны за­тро­ну­то­го во­про­са, но мы зна­ем, что вся ви­на по­стро­е­на на од­ном из про­то­ко­лов об­ще­го со­бра­ния, где го­во­ри­лось о по­ли­ти­че­ской небла­го­на­деж­но­сти на­ших род­ствен­ни­ков, ко­то­рые тут же огуль­но бы­ли при­зна­ны ку­ла­ка­ми. Мы твер­до за­яв­ля­ем, что на­ши род­ствен­ни­ки яви­лись про­сты­ми коз­ла­ми от­пу­ще­ния, так как быв­шая с ни­ми ис­то­рия слу­чи­лась в раз­гар рас­ку­ла­чи­ва­ния, и по за­ви­сти от­дель­ных граж­дан к на­шим не ку­лац­ким иму­ще­ствам. Вы­ше на­зван­ная “по­ли­ти­че­ская небла­го­на­деж­ность” бы­ла при­ня­та на со­бра­нии без по­ло­жи­тель­но­го го­ло­со­ва­ния и ука­зан­ная циф­ра быв­ше­го про­то­ко­ла – при­сут­ство­ва­ло 185 – не от­ве­ча­ла дей­стви­тель­но­сти. Про­то­кол на со­бра­нии не за­чи­ты­вал­ся, и его чит­ки ни­кто не тре­бо­вал, ибо бы­ла по­ло­са неко­то­ро­го за­жи­ма. Ко­гда граж­да­нам на­ше­го се­ле­ния ста­ло из­вест­но о ре­зуль­та­тах – вы­сыл­ке на­ших род­ствен­ни­ков, то на всех оче­ред­ных со­бра­ни­ях го­во­ри­ли об ошиб­ке и пе­ре­смот­ре, в смыс­ле ис­прав­ле­ния быв­шей ха­рак­те­ри­сти­ки. В ре­зуль­та­те по­яви­лись два со­бра­ния го­во­ря­щих об­рат­ное и в поль­зу на­ших род­ных... Мне­ние об­ще­ства в поль­зу на­ших вы­слан­ных род­ствен­ни­ков ос­но­ва­но не на жа­ло­сти, а оно яви­лось как ре­зуль­тат осо­зна­ния гру­бой ошиб­ки, со­вер­шен­ной во вре­мя сти­хий­но­го рас­ку­ла­чи­ва­ния ви­нов­но­го и пра­во­го... на ос­но­ва­нии вы­ше из­ло­жен­но­го про­сим воз­вра­тить на­ших род­ствен­ни­ков... В на­ших се­мей­ствах есть крас­но­ар­мей­цы, сра­жав­ши­е­ся с дей­стви­тель­ны­ми вра­га­ми со­вет­ской вла­сти, и ра­бо­чие, ин­ва­ли­ды и мно­го де­тво­ры...»[2]
13 ав­гу­ста 1930 го­да ре­ше­ние ОГПУ о вы­сыл­ке се­мей бы­ло от­ме­не­но, они оста­лись на ме­сте, а при­го­во­рен­ные бы­ли от­прав­ле­ны в конц­ла­ге­ря.
В 1934 го­ду отец Ва­си­лий вер­нул­ся из за­клю­че­ния до­мой и был на­прав­лен слу­жить в Пре­об­ра­жен­ский храм в се­ле Струп­на За­рай­ско­го рай­о­на, где он про­слу­жил до на­ча­ла но­вых го­не­ний на Цер­ковь. Отец Ва­си­лий был аре­сто­ван 27 сен­тяб­ря 1937 го­да и за­клю­чен в од­ну из тю­рем Ко­ло­мен­ско­го рай­о­на. На сле­ду­ю­щий день сле­до­ва­тель до­про­сил свя­щен­ни­ка.
– След­ствию из­вест­но, что вы за­ни­ма­лись ак­тив­ной контр­ре­во­лю­ци­он­ной де­я­тель­но­стью. При­зна­е­те ли вы это? – спро­сил он.
– Нет, я это от­ри­цаю, так как ни­ка­кой контр­ре­во­лю­ци­он­ной де­я­тель­но­стью не за­ни­мал­ся.
По­сле до­про­са свя­щен­ни­ка бы­ли вы­зва­ны лже­сви­де­те­ли, ко­то­рые под­пи­са­ли со­от­вет­ству­ю­щие по­ка­за­ния, и 3 ок­тяб­ря след­ствие бы­ло за­кон­че­но. 13 ок­тяб­ря 1937 го­да трой­ка НКВД при­го­во­ри­ла от­ца Ва­си­лия к де­ся­ти го­дам за­клю­че­ния, и он был на­прав­лен в Бам­лаг. В 1939 го­ду отец Ва­си­лий был пе­ре­ве­ден в ла­герь в Сверд­лов­ской об­ла­сти, став­ший ме­стом его по­след­них стра­да­ний. Свя­щен­ник Ва­си­лий Ко­ло­сов скон­чал­ся в за­клю­че­нии 22 мая 1939 го­да и был по­гре­бен в без­вест­ной мо­ги­ле.


Игу­мен Да­мас­кин (Ор­лов­ский)

«Жи­тия но­во­му­че­ни­ков и ис­по­вед­ни­ков Рос­сий­ских ХХ ве­ка. Май».
Тверь. 2007. С. 57-59


При­ме­ча­ния

[1] Там же. Д. П-54535, л. 98.

[2] Там же. Л. 144.

Ис­точ­ник: http://www.fond.ru/

Случайный тест

(4 голоса: 5 из 5)