Лабиринт души. Терапевтические сказки. — О. В. Хухлаева, О. Е. Хухлаев

Лабиринт души. Терапевтические сказки. — О. В. Хухлаева, О. Е. Хухлаев

(66 голосов3.7 из 5)

Все исто­рии, кото­рые вы най­дете в этой книге, явля­ются про­блемно-ори­ен­ти­ро­ван­ными. Иными сло­вами, каж­дая из них пред­на­зна­чена для реше­ния какой-то одной про­блемы или несколь­ких сразу.

Лабиринт души

(сказка девочки Тани Шмидт)

Я стою у ворот и смотрю в Зер­кало, чтобы запом­нить себя перед даль­ней Доро­гой. За воро­тами начи­на­ется Дорога. С пер­вых шагов меня напол­нила Любовь к Жизни, идти было легко и при­ятно. Вскоре пока­за­лась боль­шая гора, на вер­шине кото­рой све­тился огонь, а Дорога ухо­дила в пещеру. Я зашла в эту пещеру и меня напол­нило Тепло Щед­ро­сти, в кото­ром я согре­лась и поняла, что я должна пода­рить это Тепло и Любовь своим Заду­шев­ным Дру­зьям, в дом кото­рых я иду. Я побе­жала дальше по Дороге и вдруг слу­чайно насту­пила на мяг­кий Мох, кото­рый про­ва­лился под ногой. Чем глубже я про­ва­ли­ва­лась в Болото Жад­но­сти, тем больше мне хоте­лось оста­вить все себе, ничего никому не отда­вать. Из послед­них сил я ухва­ти­лась за ветку Пальмы Вер­но­сти, чтобы и ее забрать себе, но она вдруг стала меня вытас­ки­вать, и чем выше тянула, тем мне ста­но­ви­лось легче. Отрях­нув остатки Жад­но­сти, я побе­жала к Дому Дру­зей, кото­рый был уже неда­леко. Но в Доме никого не было, а на столе лежала записка, в кото­рой гово­ри­лось, что надо тер­пе­ливо ждать, чтобы понять, куда идти дальше.

Ждать не хоте­лось, и я пошла по дороге, кото­рую уви­дела из окна. Вскоре меня обле­пили Репей­ники Зави­си­мо­сти, от кото­рых хоте­лось ско­рее изба­виться. Отцеп­ляя колючки, я не сразу заме­тила Туман, кото­рый окру­жил меня чув­ством Зла, и я поняла, что лучше ско­рее вер­нуться к надеж­ным Дру­зьям и тер­пе­ливо ждать. Бегом я вырва­лась из тумана и при­бе­жала к Дому, где меня уже ждали Заду­шев­ные Дру­зья — мои Сны, Феи и Мысли. Они отвели меня к Озеру Дове­рия, в кото­ром велели отмыться от Зла, Жад­но­сти и Зависимости.

Отдох­нув у Дру­зей, я пере­шла по Мосту Доб­роты к Дороге Любви, но вскоре наткну­лась на Стену Сомне­ний. С боль­шим тру­дом вска­раб­ка­лась я по ней, ища надеж­ные зацепки и опоры, и только под­няв­шись на самый верх Стены, я опять уви­дела свою Дорогу, по кото­рой пошла дальше.

Вдруг по обеим сто­ро­нам Дороги стали поблес­ки­вать Цвет­ные Камешки. Мне захо­те­лось набрать их побольше. Когда кар­маны напол­ни­лись, я почему-то стала при­ду­мы­вать какие-то исто­рии о том, что все эти камни мне пода­рил вол­шеб­ник, но вдруг заме­тила Пре­про­тив­ную Ста­рушку, кото­рая под­бра­сы­вала эти камешки к Дороге. Она так мне не понра­ви­лась, что я ско­рее высы­пала все эти Камни и почув­ство­вала боль­шое облег­че­ние, потому что совер­шенно исчезло Жела­ние Врать.

Вскоре вдали замер­цало Зер­кало Ворот. За воро­тами сто­яли мои Друзья.

Перед воз­вра­ще­нием я посмот­рела на себя в Зер­кало, чтобы узнать, какая я стала за Время Пути. Я оста­лась той же девоч­кой, но у меня повзрос­лела Душа. Я точно теперь знаю, что есть Зло, Жад­ность, Ложь, Зави­си­мость; и Дорога Любви ока­за­лась не так легка, как мне каза­лось сна­чала, но она про­дол­жа­ется и в Жизни, в ней у меня тоже есть Дру­зья, с кото­рыми я готова идти вперед.

Введение для родителей

— Вы хотите получше узнать сво­его ребенка?

— Вы хотите стать ребенку ближе, сде­лать так, чтобы у вас полу­ча­лось лучше пони­мать друг друга?

— Вам кажется, что у вашего ребенка пси­хо­ло­ги­че­ские про­блемы и трудности?

— Вам хочется раз­влечь сво­его ребенка так, чтобы это при­но­сило пользу?

— Вам нужно помочь ребенку спра­виться с есте­ствен­ными воз­раст­ными трудностями?

Тогда эта книга спе­ци­ально для Вас!

Зачем нужны ска­зоч­ные истории?

Рас­ска­зы­ва­ние исто­рий — древ­ней­ший спо­соб чело­ве­че­ского обще­ния и, пожа­луй, один из наи­бо­лее под­хо­дя­щих детям.

Так пишет про это извест­ный пси­хо­лог и пси­хо­те­ра­певт Д. Бретт. «Нам, взрос­лым, сле­дует пом­нить, что если мы хотим научить ребенка чему-либо или пере­дать ему какую-то важ­ную мысль, нужно делать так, чтобы это было узна­ва­емо, удо­бо­ва­римо и понятно. Если мы хотим объ­яс­нить что-то слож­ное фран­цузу, то, разу­ме­ется, пре­успеем в этом больше, если будем гово­рить на фран­цуз­ском языке. Обща­ясь с детьми, ста­рай­тесь гово­рить с ними на языке, кото­рый им поня­тен и на кото­рый они лучше отзы­ва­ются,— на языке дет­ской фан­та­зии и воображения.

Рас­сказы, в осо­бен­но­сти сказки, все­гда были самым эффек­тив­ным сред­ством обще­ния с детьми. Сказки пере­да­ва­лись и пере­да­ются из поко­ле­ния в поко­ле­ние на про­тя­же­нии веков и нахо­дят отра­же­ние в куль­ту­рах раз­ных наро­дов. В своей книге, посвя­щен­ной сказ­кам, Бруно Бет­тель­хейм под­чер­ки­вает их исклю­чи­тельно важ­ную роль, так как они помо­гают детям пре­одо­леть тре­воги и кон­фликты, с кото­рыми им при­хо­дится сталкиваться.

В сказ­ках под­ни­ма­ются важ­ные для дет­ского миро­вос­при­я­тия про­блемы. В «Золушке», напри­мер, гово­рится о сопер­ни­че­стве между сест­рами. В сказке о Ген­зеле и Гре­тель основ­ная тема — боязнь быть поки­ну­тым. «Маль­чик-с-паль­чик» рас­ска­зы­вает о без­за­щит­но­сти малень­кого героя, кото­рый ока­зался в мире, где все подав­ляет сво­ими раз­ме­рами, мас­шта­бами мощью. В сказ­ках про­ти­во­по­став­ля­ется добро и зло, аль­тру­изм и жад­ность, сме­лость и тру­сость, мило­сер­дие и жесто­кость, упор­ство и мало­ду­шие. Они гово­рят ребенку, что мир,— очень слож­ная штука, что в нем есть немало неспра­вед­ли­во­стей, что страх, сожа­ле­ние и отча­я­ние — в такой же сте­пени часть нашего бытия, как радость, опти­мизм и уве­рен­ность. Но самое глав­ное — они гово­рят ребенку, что если чело­век не сда­ется, даже когда поло­же­ние кажется безыс­ход­ным, если он не изме­нит своим нрав­ствен­ным прин­ци­пам, хотя иску­ше­ние и манит его на каж­дом шагу, он, в конце кон­цов, обя­за­тельно победит.

Слу­шая эти рас­сказы и сказки, дети невольно нахо­дят в них отго­лоски своей соб­ствен­ной жизни. Они стре­мятся вос­поль­зо­ваться при­ме­ром поло­жи­тель­ного героя в борьбе со сво­ими стра­хами и про­бле­мами. Кроме того, рас­сказы и сказки все­ляют в ребенка надежду, что чрез­вы­чайно важно.

И на самом деле, рас­ска­зы­ва­ние исто­рий — для роди­те­лей вещь уни­каль­ная. Вы сами зна­ете, что вечер­нее чте­ние ребенку — одно из луч­ших средств при­ми­ре­ния. Дело в том, что дети — в каком-то роде ино­пла­не­тяне на нашей «взрос­лой» пла­нете, при­ле­тев­шие в гости и, по воле судьбы, решив­шие остаться здесь навсе­гда. Они видят мир совер­шенно по-Дру­гому, чем мы. Они наблю­дают взрос­лых, слу­шают их, ста­ра­ются понять и стать похо­жими на них. Однако этого хва­тает не всегда.

Дети посто­янно стал­ки­ва­ются с про­бле­мами, схо­жих с кото­рыми нет во «взрос­лом» мире. Даже если они и встре­ча­ются — все равно наши спо­собы реше­ния бес­по­лезны для них. Объ­яс­не­ния и уве­ще­ва­ния отле­тают «как от стенки горох» — не правда ли зна­ко­мая кар­тина? В резуль­тате дети, мыш­ле­ние кото­рых под­час пре­дельно одно­значно («да—нет», «плохо—хорошо») при­хо­дят к выводу о том, что вы им помочь не можете.

Ино­гда взрос­лый, желая что-то под­ска­зать ребенку «по жизни» или про­сто выра­зить свои чув­ства, не может найти для этого под­хо­дя­щих слов, не знает, как можно дать понять ребенку, что он не остав­лен «один на один» со сво­ими проблемами.

Выход здесь такой — самому погру­зиться в мир фан­та­зии и вол­шеб­ства, в кото­ром ребе­нок чув­ствует себя «как рыба в воде». В мир, где воз­можны самые непред­ска­зу­е­мые соче­та­ния собы­тий, героев и пр., но из кото­рого ребе­нок с лег­ко­стью берет инфор­ма­цию для жизни в реаль­ном мире. Надо отме­тить еще раз — фан­та­зия абсо­лютно реальна для детей. И не потому, что дети не видят насто­я­щей жизни. Про­сто фан­та­зия явля­ется для детей наи­луч­шим спо­со­бом ана­лиза окру­жа­ю­щего мира. Это их язык, кото­рый мы, взрос­лые, успешно забыли.

Зна­чит, надо вспо­ми­нать,— и именно в этом вам помо­гут ска­зоч­ные исто­рии. Огром­ную роль здесь могут сыг­рать самые обыч­ные вол­шеб­ные сказки, кото­рые вы чита­ете или читали на ночь сво­ему ребенку. Вол­шеб­ная сказка — веками нара­бо­тан­ная цен­ней­шая инфор­ма­ция высо­чай­шей плот­но­сти, дет­ским язы­ком под­ни­ма­ю­щая по-насто­я­щему фило­соф­ские про­блемы осмыс­ле­ния мира. Она настолько уни­вер­сальна, что ее струк­тура оди­на­кова во всем мире — от Сибири до Южной Америки.

Однако каж­дый ребе­нок посто­янно стал­ки­ва­ется с кон­крет­ными про­бле­мами, под­час тре­бу­ю­щими «при­зем­лен­ного» и праг­ма­тич­ного реше­ния, при­но­ся­щего облег­че­ние «на месте». Именно здесь вам помо­гут ска­зоч­ные исто­рии, напи­сан­ные спе­ци­ально для наших с вами детей и ори­ен­ти­ро­ван­ные на кон­крет­ные про­блемы. Эти исто­рии помо­гут вашим детям найти выход из слож­ных ситу­а­ций, с честью выдер­жать любые удары судьбы и быть Вам бла­го­дар­ными за это — ведь именно Вы про­чи­та­ете их своим детям.

Немного о содержании

Все исто­рии, кото­рые вы най­дете в этой книге, явля­ются про­блемно-ори­ен­ти­ро­ван­ными. Иными сло­вами, каж­дая из них пред­на­зна­чена для реше­ния какой-то одной про­блемы или несколь­ких сразу. Однако в рус­ское назва­ние таких ска­зок закра­ды­ва­ется слиш­ком боль­шая одно­знач­ность,— как бы сказки «для про­блем». Берешь ребенка «с про­бле­мой», чита­ешь ему сказку, и… о чудо, да здрав­ствует исцеление!

Англий­ский же вари­ант зву­чит гораздо проще и мягче — «problem-solving», скон­цен­три­ро­ван­ные на про­блеме. Это гово­рит о том, что сказка ско­рее поз­во­ляет ребенку сосре­до­то­читься на реше­нии про­блемы, пока­зы­вает воз­мож­ность, но не дает жест­ких реко­мен­да­ций. Ведь если нет двух оди­на­ко­вых жиз­ней,— зна­чит и нет общих на всех спо­со­бов при­бли­же­ния к счастью.

Без­условно, каж­дая из этих исто­рий имеет опре­де­лен­ную направ­лен­ность. Такая исто­рия — это рас­сказ об опре­де­лен­ных ситу­а­циях, схо­жих с теми, в кото­рые часто попа­дает ребе­нок. Также в ней опи­сы­ва­ются чув­ства, воз­ни­ка­ю­щие у ребенка, кото­рые могут быть свя­заны с совер­шенно раз­лич­ными собы­ти­ями жизни.

Что могут дать такие исто­рии вашим детям?

Во-пер­вых, они рож­дают у ребенка ощу­ще­ние, что вы его пони­ма­ете, что вас инте­ре­суют его про­блемы, что вы не «сто­ите в сто­роне», а готовы ока­зать посиль­ную помощь. Реак­ция ребенка на эти исто­рии может ока­заться для него един­ствен­ным спо­со­бом, кото­рым он «откроет» вам свою душу, рас­ска­жет о своих трудностях.

Во-вто­рых, в резуль­тате работы с «помо­га­ю­щими» исто­ри­ями у детей фор­ми­ру­ется «меха­низм само­по­мощи». Они усва­и­вают такой под­ход к жизни: «ищи силы для раз­ре­ше­ния кон­фликта в себе самом, ты их обя­за­тельно най­дешь и навер­няка побе­дишь труд­но­сти». Таким обра­зом, они начи­нают сле­до­вать основ­ной идее наших исто­рий: «в слож­ной ситу­а­ции необ­хо­димо искать ресурсы внутри самого себя, и это обя­за­тельно при­ве­дет к успеху».

В‑третьих, исто­рии пред­став­ляют детям рос­сыпи воз­мож­ных вари­ан­тов выхода из слож­ней­ших жиз­нен­ных ситу­а­ций. Они пока­зы­вают детям, что выход есть все­гда, надо только вни­ма­тельно посмот­реть, поис­кать — и окон­ча­ние обя­за­тельно будет счастливым.

В книге вы най­дете исто­рии, пред­на­зна­чен­ные для трех воз­рас­тов: дошколь­ного, млад­шего школь­ного и под­рост­ко­вого. Это деле­ние во-мно­гом условно. Для вас основ­ным кри­те­рием дол­жен слу­жить инте­рес ребенка к сказке и его живая реак­ция, отклик на собы­тия, опи­сы­ва­е­мые в ней. Если он при­сут­ствует — сказка «идет».

Перед каж­дой сказ­кой обо­зна­чена ее направ­лен­ность: круг про­блем, на раз­го­вор о кото­рых ори­ен­ти­ро­вана сказка. В конце книги можно найти «про­блем­ный ука­за­тель», где основ­ные про­блемы пере­чис­лены в алфа­вит­ном порядке с ука­за­нием номера соот­вет­ству­ю­щих историй.

Однако любая исто­рия, при­ве­ден­ная здесь, будет полезна каж­дому ребенку — конечно, в боль­шей или мень­шей сте­пени. Дело в том, что в ска­зоч­ных исто­риях можно выде­лить четыре группы тем, кото­рые они поднимают.

1. Труд­но­сти, свя­зан­ные с обще­нием (со сверст­ни­ками и родителями).

Это есте­ствен­ные для каж­дого ребенка кон­фликты, про­ти­во­ре­чия, обиды и пр., воз­ни­ка­ю­щие в дет­ском саду, в школе, дома и на улице.

2. Пере­жи­ва­ние ощу­ще­ния себя чело­ве­ком, у кото­рого «что-то не так». Чув­ство неполноценности.

Прак­ти­че­ски все агрес­сив­ное пове­де­ние — резуль­тат ощу­ще­ния соб­ствен­ной «мало­зна­чи­мо­сти» и попытка таким спо­со­бом дока­зать обрат­ное. Ребе­нок, доса­жда­ю­щий вам и дру­гим детям и тем самым демон­стри­ру­ю­щий соб­ствен­ное Я, часто ощу­щает себя гораздо более непол­но­цен­ным, чем ребе­нок, кажу­щийся сла­бым и «заби­тым».

3. Страхи и тре­воги по самым раз­лич­ным поводам.

Здесь самое важ­ное не то, чего именно ребе­нок боится, а то, как он боится. Если он исполь­зует страхи для само­раз­ви­тия, пре­одо­ле­вает их и на этом учится жизни — все в порядке. Если страх «тор­мо­зит» раз­ви­тие, кон­цен­три­руя на себе все вни­ма­ние ребенка,— тогда тре­бу­ется помощь. Еще надо пом­нить, что дети, отча­янно отста­и­ва­ю­щие то, что они ничего не боятся, как раз и боятся-то больше всего. Про­сто они даже боятся при­знаться себе в своем страхе.

4. Про­блемы, свя­зан­ные со спе­ци­фи­кой возраста.

Каж­дый воз­раст при­но­сит ребенку новые труд­но­сти. Дошколь­ник стал­ки­ва­ется с тем, что ему нужно научиться обхо­диться одному, без мамы, научиться быть само­сто­я­тель­ным. Дальше ребе­нок идет в школу — и ока­зы­ва­ется под воро­хом самых раз­ных труд­но­стей, свя­зан­ных с уче­бой. Под­ро­сток же встре­ча­ется с необ­хо­ди­мо­стью утвер­дить себя как само­сто­я­тель­ную лич­ность. Все это свя­зано с мно­го­чис­лен­ными труд­но­стями, боль­шин­ство их кото­рых отра­жено в этой книге.

Как исполь­зо­вать ска­зоч­ные истории?

Самый про­стой и есте­ствен­ный спо­соб — чте­ние ребенку вслух. Даже если ребе­нок пре­красно читает, важно, чтобы это делали вы. В этом слу­чае содер­жа­ние сказки как-бы авто­ма­ти­че­ски одоб­ря­ется вами и раз­ре­ша­ется для обсуж­де­ния. Да и потом, какое неска­зан­ное удо­воль­ствие можно полу­чить от того, что «тебе читают!», хотя, в общем, уже совер­шенно не обя­заны этого делать.

Если же вашему ребенку 12 и больше лет, да и к тому же он маль­чик, начи­на­ю­щий отно­ситься со скеп­си­сом к тому, что «не круто»,— ваша задача слож­ней. Исто­рия должна быть выучена наизусть и доста­точно есте­ственно встав­лена в буд­нич­ные семей­ные раз­го­воры. Как-бы «нена­ро­ком», вы рас­ска­зы­ва­ете «байку», анек­дот или про­сто «забав­ный слу­чай», не пока­зы­вая того, что вас вообще инте­ре­сует его (ее) реак­ция. Конечно, в этом слу­чае исто­рии, при­ве­ден­ные в этой книжке, нуж­да­ются в пере­делке — необ­хо­димо исполь­зо­ва­ние слов и спо­соба мыш­ле­ния, при­су­щих именно вашему ребенку. Однако резуль­тат, если все про­шло удачно, может быть совер­шенно оше­лом­ля­ю­щим. Здесь можно при­ве­сти такое срав­не­ние: вос­пи­та­ние детей чем-то похоже на рулетку — раз­мер выиг­рыша изме­ня­ется в зави­си­мо­сти от постав­лен­ной суммы (сил, вло­жен­ных в детей).

Вер­немся к детям более млад­шего воз­раста. Читая ребенку сказку, необ­хо­димо вни­ма­тельно смот­реть за тем, как он слу­шает. Если бес­по­кой­ный обычно ребе­нок замер — это гово­рит об акту­аль­но­сти темы сказки. Если спо­кой­ный ребе­нок начи­нает вер­теться — зна­чит, либо тема абсо­лютно незна­чи­мая, либо сказка по форме трудна для пони­ма­ния. Может быть еще тре­тий вари­ант: тема «болез­нен­ная» настолько, что даже упо­ми­на­ние о ней совер­шенно в ином кон­тек­сте при­во­дит к оттор­же­нию. Однако здесь за невни­ма­нием ребенка легко раз­гля­деть высо­чай­шее внут­рен­нее напря­же­ние, свя­зан­ное с любыми раз­го­во­рами на дан­ную тему.

В про­цессе чте­ния можно про­сить ребенка выска­зы­вать свое мне­ние отно­си­тельно тече­ния сказки. Может быть, он что-то доба­вит (напри­мер: на что еще оби­делся мишка), что-то наобо­рот изме­нит, выска­жет свое мне­ние по поводу дей­ствий героев и сюжета.

Вне зави­си­мо­сти от актив­но­сти ребенка во время чте­ния, закон­чив, необ­хо­димо обсу­дить сказку. Здесь уже ваши воз­мож­но­сти без­гра­ничны,— спра­ши­вайте все, что вам при­дет в голову, дели­тесь сво­ими мыс­лями и чув­ствами с ребен­ком. В каче­стве основы для обсуж­де­ния можно исполь­зо­вать при­мер­ные вопросы, при­ве­ден­ные после каж­дой исто­рии. Однако необ­хо­димо соблю­дать два основ­ных правила.

Во-пер­вых, ребе­нок дол­жен иметь воз­мож­ность ска­зать все, что он думает. Это зна­чит, что вы не оце­ни­ва­ете ни еди­ного слова из того, что он гово­рит. Вы вообще не упо­треб­ля­ете выра­же­ния «пра­вильно», «непра­вильно», «верно», «неверно», а гово­рите только «мне кажется», «на его месте я бы…» и т. п. Ребе­нок дол­жен четко знать, что ни одно из его выска­зы­ва­ний не будет под­ле­жать осуждению.

Во-вто­рых, под­тал­ки­вая ребенка на обсуж­де­ние исто­рии, выска­зы­вая свое мне­ние, нужно по-воз­мож­но­сти отда­вать «бразды прав­ле­ния» в этом раз­го­воре ребенку. Как только он хочет что-то ска­зать,— закан­чи­вайте и слу­шайте его. Лучше всего если он будет сам зада­вать вам вопросы, а вы будете искренне на них отвечать.

Однако не стоит «затя­ги­вать» обсуж­де­ние. Если ребе­нок устал — это зна­чит, что дли­тель­ная эмо­ци­о­наль­ная актив­ность такого рода для него сложна или сама тема отби­рает очень много сил. Мы, взрос­лые, можем устать от полу­часа тяже­лых пере­жи­ва­ний больше, чем от дня работы. Поэтому лучше вер­нуться к обсуж­де­нию через день, чем сфор­ми­ро­вать у ребенка отвра­ще­ние к подоб­ным заня­тиям. Ведь основ­ной прин­цип сво­бод­ного диа­лога — удо­вле­тво­ре­ние жела­ний обеих сто­рон, то есть как ваших, так и ребенка.

Если ребе­нок не хочет ничего гово­рить,— не застав­ляйте его. Через неко­то­рое время «дар слова» при­дет к нему, но это про­изой­дет только при очень мяг­ком и нена­вяз­чи­вом игро­вом отно­ше­нии с вашей стороны.

После обсуж­де­ния можно попро­сить нари­со­вать рису­нок, иллю­стри­ру­ю­щий эту сказку. Наи­луч­шим вари­ан­том было бы, если бы вы тоже при­няли в этом уча­стие, отдельно от ребенка нари­со­вав свой рисунок.

Рисо­ва­ние явля­ется важ­ным закреп­ля­ю­щим фак­то­ром, а также при необ­хо­ди­мо­сти рас­слаб­ляет и успо­ка­и­вает ребенка, сни­мая напря­же­ние, вызван­ное обсуж­де­нием про­блем­ной темы.

После рисо­ва­ния (не обя­за­тельно сразу же, может быть, зав­тра или после­зав­тра), пред­ме­том обсуж­де­ния может стать уже сам рису­нок. Дело в том, что ребе­нок ско­рее выбе­рет сюжет наи­бо­лее зна­чи­мый для него, зна­чит, содер­жа­ние рисунка может вам много ска­зать о реак­ции ребенка на сказку. Про­яс­нить все свои сооб­ра­же­ния вы можете, обсу­див с ребен­ком рису­нок, зада­вая ему вопросы о том, что он нари­со­вал, рас­смат­ри­вая каж­дую деталь. Вы можете гово­рить и об исто­рии в целом, однако цен­тром вашей беседы будет тот момент, кото­рый изоб­ра­жен на рисунке.

Воз­можно, вас пора­зит, что ребе­нок создал рису­нок, не совсем «пра­вильно» иллю­стри­ру­ю­щий сказку. Это нор­мально — так он выде­ляет наи­бо­лее зна­чи­мые моменты и вно­сит кор­рек­тивы в саму сказку, а также выра­жает свое отно­ше­ние к сюжету.

Послед­ний этап работы со сказ­кой срав­нится с фигу­рами «выс­шего пило­тажа». Это настолько же трудно для роди­те­лей, насколько эффек­тивно для ребенка. Это — дра­ма­ти­за­ция или «про­иг­ры­ва­ние» сказки или ее частей. Конечно, трудно всем, однако помните, что здесь отнюдь не необ­хо­димы какие-либо актер­ские таланты. Только уве­рен­ность в себе, отсут­ствие стес­не­ния и жела­ние помочь сво­ему ребенку.

Вы начи­на­ете с того, что раз­да­ете роли, реша­ете с ребен­ком, кто будет кем. Жела­тельно, чтобы выбор здесь сде­лал сам ребе­нок. При боль­шом коли­че­стве пер­со­на­жей вы можете: при­влечь род­ствен­ни­ков, взять на себя допол­ни­тель­ные роли (тогда нужно будет каж­дый раз обо­зна­чать — «теперь я такой-то») или пре­вра­тить обыч­ные пред­меты (ручки, сту­лья и т. п.) в недо­ста­ю­щих героев (озву­чи­вать их будете вы и ребе­нок). Затем вы выстра­и­ва­ете «ска­зоч­ное» про­стран­ство: «диван будет морем, стул — горой, ков­рик — домом».

Теперь можно начи­нать. Стро­гое согла­со­ва­ние с тек­стом сказки отнюдь не обя­за­тельно. Ненуж­ные для сюжета эле­менты можно опус­кать, сам текст как угодно сокра­щать, при этом, однако, акцен­ти­руя вни­ма­ние на клю­че­вых момен­тах. Если в сказке глав­ное — обида, необ­хо­димо, чтобы ситу­а­ция обиды вышла чет­кой и яркой и не зате­ря­лась в общем сюжете. Иде­аль­ный вари­ант — если всю режис­суру берет ребе­нок, остав­ляя вам роль испол­ни­теля. Тогда можете не сомне­ваться — ничего из того, что необ­хо­димо не будет упу­щено, ваша же задача — про­сто быть самим собой, играя и развлекаясь.

Однако так бывает не часто. Для мно­гих детей ситу­а­ция «театра с мамой» (именно так можно назвать все эти дей­ствия), может быть настолько непри­выч­ной, что от них будет трудно ожи­дать актив­но­сти, по край­ней мере, в начале. Более того, дети при­вы­кают к опре­де­лен­ным схе­мам, пра­ви­лам, и их нару­ше­ние (пусть даже и «при­ят­ное») может пугать ребенка. Тогда он, воз­можно, будет сопро­тив­ляться вашим попыт­кам поиг­рать с ним, гово­рить, что он не хочет, что он это не любит.

Здесь можно дать один совет — дове­ряйте своим чув­ствам. Ста­рай­тесь «рас­ше­ве­лить» ребенка, не пере­гнув при этом палку. Если вы будете нена­вяз­чиво и мягко пытаться играть с ним — рано или поздно он отве­тит вам, при­вык­нув и почув­ство­вав без­опас­ность. И, как только появ­ля­ется малей­шая ини­ци­а­тива,— под­дер­жи­вайте и лелейте ее, как цен­ное рас­те­ние, тре­бу­ю­щее осто­рож­но­сти при уходе.

Итак, что же в резуль­тате? Вы при­кла­ды­ва­ете массу уси­лий, а ребе­нок никак не ста­но­вится таким, как вы хотите. Все верно. Ребе­нок ста­нет таким, каким ему нужно стать (хотя он сей­час этого и не пони­мает), вслед­ствие его осо­бен­но­стей, харак­тера его непо­вто­ри­мой лич­но­сти. И в том, что он не собьется на этом тер­ни­стом и скольз­ком пути, не упа­дет в ковар­ную тре­щину, вы можете быть уве­рены. Почему? Потому, что именно вы даете ребенку ту под­держку, кото­рая ему необ­хо­дима и кото­рую кроме вас не может дать никто.

Введение для психологов

Теперь мы обра­ща­емся непо­сред­ственно к вам, доро­гие кол­леги. Мы наде­емся, что вы уже про­чи­тали вве­де­ние для роди­те­лей. Если нет,— насто­я­тельно сове­туем вам сде­лать это, вер­нув­шись назад.

Дело в том, что каж­дый пси­хо­лог — в такой же сте­пени роди­тель, как и все осталь­ные, пус­кай хотя бы и в буду­щем. Одна из слож­но­стей нашей про­фес­сии в том, что при­хо­дится сов­ме­щать две на самом деле раз­лич­ные роли — пси­хо­лога и роди­теля (то есть «обыч­ного», «нор­маль­ного» чело­века). Это две совер­шенно раз­ные жиз­нен­ные пози­ции. Рас­про­стра­нен­ная иллю­зия гово­рит о том, что хоро­ший роди­тель — все­гда пси­хо­лог и наобо­рот. Но ведь доста­точно ясно, что роди­тель — это «от бога», «от сердца»; вос­пи­та­ние соб­ствен­ных детей — это жизнь в самом глу­бо­ком и сокро­вен­ном пони­ма­нии этого слова; это пози­ция мак­си­маль­ной «вклю­чен­но­сти» в про­цесс — любой «взгляд со сто­роны» будет отда­вать фаль­шью и неис­крен­но­стью. Пси­хо­лог же — это про­фес­сия, работа, кото­рой учатся; по опре­де­ле­нию, здесь при­сут­ствует пози­ция «сна­ружи» ситу­а­ции, т. к. «внутрь» мы только «путе­ше­ствуем» чтобы узнать про­блему. Можно обой­тись и без дол­гих дока­за­тельств: пси­хо­лог не «живет жизнь» со своим кли­ен­том, роди­тель же делает именно это.

Итак, «разо­брав­шись» со своим «внут­рен­ним роди­те­лем», можно «поте­шить» и «внут­рен­него психолога».

Эффек­тив­ная работа со ска­зоч­ными исто­ри­ями воз­можна и без вся­кой под­го­товки, здесь вы можете найти пре­крас­ное при­ло­же­ние своей про­фес­си­о­наль­ной инту­и­ции. Однако часто воз­ни­кает необ­хо­ди­мость понять, что и как мы делаем. Ана­лиз может при­не­сти сомне­ния, но это не озна­чает его ненужности.

Ска­зоч­ные исто­рии, кото­рые вы най­дете в этой книге, имеют доста­точно узкое и стро­гое опре­де­ле­ние — тера­пев­ти­че­ские мета­форы. Этот тер­мин воз­ник и упо­треб­ля­ется чаще всего в рам­ках НЛП, но нам кажется, что его исполь­зо­ва­ние не свя­зы­вает нас каким-то одним под­хо­дом и, сле­до­ва­тельно, воз­можно про­ве­сти его объ­ек­тив­ное рассмотрение.

Мета­фора — непро­стой тер­мин по при­чине своей широ­кой рас­про­стра­нен­но­сти и нечет­ко­сти упо­треб­ле­ния. Поэтому мы посчи­тали необ­хо­ди­мым кратко изло­жить основ­ные узло­вые эле­менты в тео­ре­ти­че­ском пони­ма­нии мета­форы, рас­кры­вая спе­ци­фику именно тера­пев­ти­че­ской метафоры.

Тера­пев­ти­че­ская мета­фора — что это такое?

Мета­фора, в самых общих чер­тах, это пере­не­се­ние свойств одного объ­екта на дру­гой по прин­ципу сход­ства или кон­тра­ста. «Задача мета­форы вскрыть смысл опи­сы­ва­е­мого пред­мета». Что она успешно делает, харак­те­ри­зуя сло­вом, при­над­ле­жа­щим к одному классу, слово из совер­шенно дру­гого класса.

Обще­из­вестно, что мета­фора пред­став­ляет собой опре­де­лен­ный спо­соб мыш­ле­ния, ведь «пере­нос зна­че­ния с извест­ного на неиз­вест­ное (опи­сы­ва­е­мое) — один из спо­со­бов усво­е­ния новой инфор­ма­ции». Юбер и Мосс утвер­ждали, что мета­фора выра­жает «ассо­ци­а­цию по сход­ству». Наи­бо­лее рас­про­стра­нен­ная точка зре­ния гово­рит о том, что мета­фора срав­ни­вает одно с дру­гим (два раз­лич­ных фраг­мента дей­стви­тель­но­сти), вза­имно обо­га­щая их новыми смыслами .

С этим поло­же­нием нельзя не согла­ситься. Однако мета­фора — не обыч­ное срав­не­ние. К.И. Алек­сеев спра­вед­ливо заме­чает, что основ­ное отли­чие срав­не­ния от мета­форы заклю­ча­ется в том, что при срав­не­нии сохра­ня­ется поня­тий­ная струк­тура клас­си­фи­ка­ции. Если мы гово­рим: «Этот чело­век ведет себя как лиса», то мы не меняем при­над­леж­но­сти чело­века к классу людей, а лисы — к классу живот­ных. Про­сто мы утвер­ждаем, что чело­век здесь обла­дает опре­де­лен­ными харак­те­ри­сти­ками, при­су­щими лисе,— сравниваем.

Когда мы, раз­го­ря­ченно про­из­но­сим: «Этот чело­век — лиса!», тогда для нас пере­стают быть важ­ными клас­си­фи­ка­ци­он­ные отли­чия людей и живот­ных. Мы строим новую клас­си­фи­ка­цию, где дан­ный чело­век и лиса стоят рядом. Мы создаем новый класс: «хит­рые».

Здесь нельзя не упо­мя­нуть О.М. Фрей­ден­берг, рас­смат­ри­ва­ю­щую мета­фору как про­дукт рас­пада семан­ти­че­ски тож­де­ствен­ного мифо­ло­ги­че­ского образа. В арха­ич­ном обще­стве, «каче­ство» объ­екта (та же хит­рость) мыс­ли­лось как его неотъ­ем­ле­мый «двой­ник». Ска­зать «чело­век как лиса» здесь зна­чило про­ве­сти тож­де­ство между чело­ве­ком и лисой, то есть постро­ить семан­ти­че­ски тож­де­ствен­ный мифо­ло­ги­че­ский образ.

В про­цессе раз­гра­ни­че­ния субъ­екта и объ­екта «двой­ник» отде­лялся и полу­чал воз­мож­ность жить само­сто­я­тель­ной жиз­нью. Соот­вет­ственно, мыш­ле­ние полу­чило воз­мож­ность раз­ли­чать отдель­ные каче­ства и срав­ни­вать объ­екты не цели­ком, а по отдель­ным пара­мет­рам (напри­мер, таким как «хит­рость»).

Так появи­лась мета­фора — теперь чело­век и лиса могли быть объ­еди­нены «хит­ро­стью», оста­ва­ясь при этом раз­ными объ­ек­тами. Однако мета­фору не стоит путать с поня­ти­ями, кото­рые рож­да­лись на пер­вый взгляд сход­ным обра­зом. Основа мета­форы — все­гда образ­ное, кон­крет­ное сход­ство. Логика поня­тия — от абстракт­ного к кон­крет­ному: поня­тие «хит­рость» не может слу­жить для обоб­ще­ния лисы и чело­века как объ­ек­тов раз­ных клас­сов. Поня­тие выра­зит это проще: «Этот чело­век — хит­рый». Мета­фора же строит свою аль­тер­на­тив­ную клас­си­фи­ка­цию. В том и заклю­ча­ется спе­ци­фика мета­форы, что о поня­тии, лежа­щем в ее основе, не гово­рится вслух. Это сво­его рода «раз­го­вор без слов», пере­дача смысла без его откры­того предъявления.

Законы орга­ни­за­ции мета­форы лежат не в поня­тий­ной клас­си­фи­ка­ции, а в образ­ном пред­став­ле­нии мира. Мета­фора — это обоб­ще­ние обра­зов на основе пере­се­че­ния их внеш­них харак­те­ри­стик. При­чем харак­те­ри­стики эти могут быть как наблю­да­е­мые (я зна­ком с хит­рым чело­ве­ком), так и куль­тур­ные: «лиса—хитрость, заяц—трусость». Поэтому то, что воз­ни­кает на пере­се­че­нии этих обра­зов, «поги­бает» при попытке выска­заться напря­мую: образ прин­ци­пи­ально не явля­ется поня­тием. Зна­чит, пере­дать можно только саму схему, путь этого образ­ного обоб­ще­ния, кото­рое будет делать сам чело­век, услы­шав фразу: «Этот чело­век — лиса!». Поэтому каж­дая мета­фора, в отли­чие от поня­тия, несет в себе непо­вто­ри­мый аро­мат инди­ви­ду­аль­но­сти и дает ощу­ще­ние со-твор­че­ства автору.

Именно здесь лежит раз­гадка необы­чай­ной эффек­тив­но­сти мета­форы при работе с детьми. Дет­ская кар­тина мира пред­став­ляет собой набор пре­иму­ще­ственно образ­ных и, сле­до­ва­тельно, мета­фо­ри­че­ских обоб­ще­ний. Соот­вет­ственно наи­бо­лее пер­спек­тив­ным спо­со­бом ее изме­не­ния будет предо­став­ле­ние ребенку новых образ­ных обоб­ще­ний — тера­пев­ти­че­ских метафор.

Надо под­черк­нуть, что мета­фора — хруп­кое «созда­ние», раз­ру­ша­е­мое при сопри­кос­но­ве­нии с поня­ти­ями. Сле­до­ва­тельно, при созда­нии тера­пев­ти­че­ской мета­форы и при ее обсуж­де­нии сле­дует быть очень осто­рож­ным. Необ­хо­димо вни­ма­тельно сле­дить за тем, чтобы не нару­шить образ­ную целост­ность, чтобы резуль­тат работы пси­хо­лога не сво­дился к усво­е­нию поня­тий: «драться — плохо», «бояться — не нужно» и пр. Поня­тие все равно не будет усво­ено долж­ным обра­зом, но мета­фо­ри­че­ский образ может поте­рять целост­ность, а зна­чит и эффективность.

Сле­дуя этому дис­курсу, необ­хо­димо про­во­дить раз­ли­чие между сим­во­лом, мета­фо­рой и мифом. Сим­вол есть, ско­рее всего, порож­де­ние образ­ного мира взрос­лых. Это как бы мета­фора «наобо­рот» — сов­ме­ще­ние двух обоб­ще­ний в некоем еди­ном образе. Так розы как сим­вол любви объ­еди­няют в образе букета цве­тов два поня­тия — «цветы-розы» и «любовь». Это обоб­ще­ние слу­жит «про­чув­ство­ва­нию» поня­тий, при­вне­се­нию образ­ной «све­же­сти» в мир абстракций.

Мета­фора же — это, напро­тив, обоб­ще­ние обра­зов, при­чем пре­дельно эмпи­ри­че­ское, при­зем­лен­ное. Дети гораздо боль­шие праг­ма­тики, чем мы, им нужны непо­сред­ствен­ные «руко­вод­ства к дей­ствию», обла­чен­ные в мета­фо­ри­че­ские «одежды».

Так же кар­ди­наль­ные раз­ли­чия отде­ляют мета­фору от мифа.

В пси­хо­ло­ги­че­ской лите­ра­туре часто сме­ши­вают вол­шеб­ные сказки, мифы и спе­ци­ально при­ду­ман­ные мета­форы. Однако эти фено­мены явля­ются порож­де­нием совер­шенно раз­ных форм мыш­ле­ния. Миф— спо­соб мыш­ле­ния обра­зами, кото­рые пред­став­ляют собой систему изна­чаль­ных тож­деств. Мифо­ло­ги­че­ский образ несет функ­цию тож­де­ства; «система пер­во­быт­ной образ­но­сти — это система вос­при­я­тия мира в форме равенств и повторений».

Сказки же, кроме быто­вых анек­до­тов,— про­дукт мифо­ло­ги­че­ского мыш­ле­ния, несмотря на изме­не­ния, дошед­ший до наших дней в струк­тур­ной сохран­но­сти. Сказки роди­лись из мифов. Соот­вет­ственно, задача сказки — не дать ребенку кон­крет­ное руко­вод­ство к дей­ствию и не пока­зать область пере­се­че­ния несколь­ких обра­зов, что делает мета­фора. Вол­шеб­ная сказка пред­на­зна­чена для того, чтобы пока­зать ребенку внут­рен­нее тож­де­ство всего мира (и, тем самым, осмыс­лен­ность, закон­чен­ность) на том языке, кото­рый поня­тен ребенку. Пока­зать то тож­де­ство, кото­рое мы с взрос­ле­нием теряем и нахо­дим только в вере во что-либо.

Вол­шеб­ная сказка — это сво­его рода «абстрак­ция для детей», гово­ря­щая «обо всем мире сразу».

Мета­фора прин­ци­пи­ально сосре­до­то­чена на кон­крет­ных обра­зах, отли­ча­ю­щихся друг от друга, однако чем-то схо­жих. Если вер­нуться к прак­тике, можно ска­зать, что необ­хо­ди­мость в мета­форе воз­ни­кает только тогда, когда рушится «вол­шеб­ное тож­де­ство». К несча­стью или к сча­стью, в наше время это про­ис­хо­дит очень и очень рано.

Итак, мета­фора есть по сути дела наи­бо­лее удоб­ная форма для пере­дачи детям тера­пев­ти­че­ских сооб­ще­ний. Однако надо пони­мать, что это тре­бует нема­лого искус­ства и от нас — тера­пев­ти­че­ские посла­ния должны нести форму обра­зов и не быть похо­жими на абстрак­ции, «выдер­ну­тые из рецеп­тур­ного спра­воч­ника» спо­собы спра­виться с проблемой.

Беседа о при­роде тера­пев­ти­че­ской мета­форы будет непол­ным, если мы не пого­во­рим о самой форме их предъ­яв­ле­ния. С точки зре­ния эрик­со­ни­ан­ского под­хода, чте­ние мета­фор есть работа с тран­со­выми состо­я­ни­ями созна­ния. Транс здесь пони­ма­ется как состо­я­ние, когда фокус вни­ма­ния пре­дельно сужен и отре­шен от обыч­ного повсе­днев­ного созна­ния. Это высоко моти­ви­ро­ван­ное для обу­че­ния состояние.

Опре­де­ле­ние транса как «обу­че­ния, зави­си­мого от состо­я­ния», без­условно, отно­сится и к мета­форе. Рас­по­зна­ва­ние и интер­пре­та­ция мета­фор — внут­рен­ний инди­ви­ду­аль­ный про­цесс; в отли­чие от поня­тий, они не пода­ются «в гото­вом» виде. Мы лишь предъ­яв­ляем мате­риал, на основе кото­рого ребе­нок про­из­ве­дет образ­ное обоб­ще­ние — создаст мета­фору. Исклю­чи­тель­ная зави­си­мость этого про­цесса от состо­я­ния — налицо. Зна­чит осо­бое вни­ма­ние, вне зави­си­мо­сти от пси­хо­ло­ги­че­ских кон­цеп­ций, на кото­рых мы осно­вы­ва­емся в нашей работе, сле­дует уде­лять форме предъ­яв­ле­ния исто­рий и созда­нию усло­вий кон­цен­тра­ции вни­ма­ния и сосредоточения.

Тера­пев­ти­че­ская мета­фора в инди­ви­ду­аль­ной работе

При про­ве­де­нии инди­ви­ду­аль­ных кор­рек­ци­он­ных и пси­хо­те­ра­пев­ти­че­ских заня­тий с ребен­ком исполь­зо­ва­ние мета­форы может ока­зать неплохую под­держку для повы­ше­ния эффек­тив­но­сти вашей работы.

Во-пер­вых, мета­фора явля­ется пре­крас­ным сред­ством уста­нов­ле­ния кон­такта с ребен­ком. Тем самым она сни­мает напря­же­ние с пси­хо­лога, пере­жи­ва­ю­щего о том, «как начать». «При­вет, сей­час я рас­скажу тебе инте­рес­ную исто­рию»,— такое зна­ком­ство сразу пере­во­дит ваше обще­ние в плос­кость сотруд­ни­че­ства с ребен­ком, уни­что­жая моно­лог, ведет к диа­логу. Для ребенка, в свою оче­редь, вы сразу ста­но­ви­тесь фигу­рой, кото­рую он может легко «вста­вить» в свою кар­тину мира — «тем, кто рас­ска­зы­вает сказки».

Во-вто­рых, мета­фора явля­ется бога­тей­шим мате­ри­а­лом для про­цес­су­аль­ной диа­гно­стики пси­хо­ло­ги­че­ских труд­но­стей ребенка. Его пове­де­ние во время чте­ния сказки, харак­тер рисунка, выбран­ный сюжет, спе­ци­фика обсуж­де­ния сказки — все это может дать инфор­ма­цию об акту­аль­ном пси­хо­ло­ги­че­ском состо­я­нии ребенка.

Однако здесь нельзя давать стро­гих мето­до­ло­ги­че­ских ука­за­ний по прин­ципу рецеп­тов. Интер­пре­та­ция должна быть сугубо инди­ви­ду­альна. Так, повы­шен­ное вни­ма­ние, напри­мер, к ситу­а­ции бег­ства из дома может гово­рить либо о реаль­ном чув­стве обиды на роди­те­лей, либо о ситу­а­ции гипе­ро­пеки (когда ребе­нок сам выду­мы­вает мотивы для «раз­рыва»). Зна­чит, исполь­зо­ва­ние исто­рий дает ско­рее мате­риал для ана­лиза и очер­чи­вает рамки основ­ных направ­ле­ний иссле­до­ва­ния. Вам ста­но­вится инте­ресно, любо­пытно, что вызвало такую реак­цию ребенка,— теперь вам уже не нужно заду­мы­ваться о том, что же делать дальше.

В‑третьих, мета­фора может являться осно­вой для даль­ней­шего постро­е­ния вашей пси­хо­те­ра­пев­ти­че­ской работы. Она как бы вскры­вает пла­сты глу­бин­ных пере­жи­ва­ний, тре­бу­ю­щих непо­сред­ствен­ной пси­хо­те­ра­пев­ти­че­ской про­ра­ботки. Чаще всего с детьми исполь­зу­ется работа с рисун­ками. В таком слу­чае рису­нок вос­при­ни­ма­ется как про­ек­ция созна­ния ребенка и, зна­чит, орга­ни­зо­ван­ное его обсуж­де­ние есть опо­сре­до­ван­ная работа с сознанием.

Такая работа тре­бует спе­ци­аль­ных навы­ков, мы лишь можем обра­тить вни­ма­ние на подроб­ней­шее изло­же­ние ста­дий пси­хо­те­ра­пев­ти­че­ского про­цесса с про­дук­тами твор­че­ства ребенка, при­ве­ден­ное В. Ок-лен­дер (9, с. 63—66).

В‑четвертых, мета­фора имеет соб­ствен­ную цен­ность. С одной сто­роны, это предо­став­ле­ние ребенку раз­лич­ных вари­ан­тов пре­одо­ле­ния жиз­нен­ных труд­но­стей и раз­ре­ше­ния кон­флик­тов. Задача пси­хо­лога здесь — помочь ребенку усво­ить глав­ную идею сказки и уви­деть воз­мож­но­сти ее при­ме­не­ния в его жизни.

С дру­гой сто­роны, дли­тель­ная работа со сказ­ками при­во­дит к фор­ми­ро­ва­нию у ребенка «меха­низма самопомощи».

Дело в том, что систе­ма­ти­че­ское предъ­яв­ле­ние детям мета­фор, даже не все­гда соот­вет­ству­ю­щих реаль­ным про­бле­мам ребенка, при­во­дит к усво­е­нию ими основ­ной идеи мета­форы: «в слож­ной ситу­а­ции необ­хо­димо искатъ­ре­сурсы внутри самого себя, и это обя­за­тельно при­ве­дет к успеху».

Таким обра­зом, у ребенка раз­ви­ва­ется «меха­низм само­по­мощи». Он сознает, что необ­хо­димо искать силы для раз­ре­ше­ния кон­фликта в себе самом. В этом слу­чае силы обя­за­тельно най­дутся, и «ты навер­няка побе­дишь трудности».

Груп­по­вая работа с исполь­зо­ва­нием тера­пев­ти­че­ских метафор

Пол­но­стью все воз­мож­но­сти тера­пев­ти­че­ской мета­форы рас­кры­ва­ются на груп­по­вых заня­тиях с детьми. Здесь не имеет боль­шого зна­че­ния форма ваших заня­тий — тре­нинг, раз­ви­тие вни­ма­ния или урок англий­ского. Мета­фора орга­нично «впи­сы­ва­ется» в кон­текст любой вер­баль­ной дея­тель­но­сти человека.

Орга­ни­за­ция работы здесь пре­дельно про­ста и стро­ится по три­аде «рас­сказ-рису­нок-дра­ма­ти­за­ция», уже опи­сан­ной нами, когда мы обра­ща­лись к родителям.

И, без­условно, каж­дый этап только выиг­рает от подроб­ного обсуж­де­ния с детьми сюжета сказки, тем рисун­ков и их чувств, вызван­ных разыг­ры­ва­нием истории.

Необ­хо­димо, чтобы у детей в группе были рав­ные воз­мож­но­сти рас­ска­зать о своем рисунке, выра­зить отно­ше­ние или при­нять уча­стие в игре. Если вы ста­вите сказку — имейте в виду, что каж­дый жела­ю­щий дол­жен полу­чить воз­мож­ность побыть ее глав­ным героем.

Наи­боль­шую слож­ность все­гда вызы­вает именно дра­ма­ти­за­ция, поэтому мы оста­но­вимся на ней подробнее.

Зани­ма­ясь с дет­са­дов­ской груп­пой, веду­щий назна­чает глав­ного героя, а тот в свою оче­редь сам выби­рает осталь­ных. Остав­ши­еся дети — зри­тели, однако необ­хо­димо по воз­мож­но­сти при­вле­кать и их — в каче­стве «мас­совки» (звери в лесу и т. п.). После рас­пре­де­ле­ния ролей, дети раз­ме­ща­ются в «ска­зоч­ном про­стран­стве» (напри­мер в домике из сту­льев) и веду­щий начи­нает читать текст, одно­вре­менно давая инструк­ции детям, что им нужно делать. Вся пря­мая речь должна быть четко про­го­во­рена каж­дым героем (повто­рена за вами). По воз­мож­но­сти герой дол­жен озву­чи­вать свои мысли: «зай­чик оби­делся на свою маму» — ребе­нок с оби­жен­ным лицом гово­рит «я оби­делся на маму, мне обидно».

Клю­че­вые фразы обя­за­тельно акцен­ти­ру­ются чет­ко­стью и гром­ко­стью про­го­ва­ри­ва­ния, а также повто­ре­ни­ями. Необ­хо­димо при­вет­ство­вать любые дет­ские импро­ви­за­ции, мягко направ­ляя их раз­ви­тие в основ­ное русло повествования.

Осо­бое вни­ма­ние необ­хо­димо уде­лить окон­ча­нию. Оно должно быть тор­же­ственно по форме и эмо­ци­о­нально по содер­жа­нию и обя­за­тельно вклю­чать в себя «залог» на буду­щее: «с этого дня.., теперь зай­чик стал…».

Инте­ресно, что часто дети, иден­ти­фи­ци­руя себя с геро­ями ска­зок, сооб­щают об этом группе. Ино­гда дети гово­рят, что и у них когда-то был подоб­ный слу­чай. Так, Андрей (6 лет) после про­чте­ния сказки о «зай­чике, кото­рый оби­делся на свою маму» выска­зался так: «И со мной, похо­жее было,— я раз­бро­сал вещи, мама меня пору­гала, а я обиделся».

Важно, чтобы веду­щий в этой ситу­а­ции еще раз обра­тил вни­ма­ние детей на поло­жи­тель­ный финал сказки, помог пере­не­сти его в кон­крет­ную ситу­а­цию жизни ребенка.

С млад­шими школь­ни­ками разыг­ры­ва­ние сказки может про­хо­дить более «вольно». После того как дети осво­ятся с подоб­ной дея­тель­но­стью, можно начи­нать орга­ни­зо­вы­вать само­сто­я­тель­ные поста­новки, в кото­рых роль режис­сера выпол­няет один из детей. Дети 3—4 клас­сов могут читать текст на память, све­ря­ясь с полу­чен­ным от вас мате­ри­а­лом. Ваша роль здесь — либо «супер­ви­зора», сто­рон­него наблю­да­теля, либо рав­но­прав­ного участ­ника, игра­ю­щего вме­сте с детьми, что, конечно же, более эффективно.

Также здесь могут начаться слож­ные импро­ви­за­ции либо раз­ви­ва­ю­щие сюжет сказки, либо «уво­дя­щие» в сто­рону. При­чем послед­ние могут дать вам очень инте­рес­ную инфор­ма­цию, явля­ю­щу­юся пово­дом для раз­мыш­ле­ния о при­чи­нах такого «ухода» и их иссле­до­ва­ния. Все инте­ре­су­ю­щие вас вопросы можно и нужно обсуж­дать в про­цессе груп­по­вой работы — часто это может пре­взойти эффект, полу­чен­ный непо­сред­ственно от мета­фор, от их сюжета.

Часто уже в про­цессе обсуж­де­ния дети делают доста­точно серьез­ные выводы. Так, после работы со сказ­кой «Облачко» маль­чик Стае (10 лет) ска­зал, что некра­си­вый неук­лю­жий чело­век может быть кра­си­вым душой, доб­рым и при­но­сить больше помощи людям, чем кра­си­вый. Галя (9 лет) заме­тила, что, если к некра­си­вому чело­веку отно­ситься с теп­лом и с любо­вью, он ста­нет намного красивее.

Ино­гда дети обра­ща­ются к содер­жа­нию сказки в после­ду­ю­щие дни. «Как тот ежик» — через пол­года после чте­ния сказки гово­рили дети о ребенке, кото­рый при­вле­кал к себе вни­ма­ние деструк­тив­ными выходками.

Если же вы соби­ра­е­тесь исполь­зо­вать мета­форы в работе с под­рост­ками, то здесь ситу­а­ция одно­вре­менно и слож­ней и проще. Проще — потому, что у них больше воз­мож­но­стей само­сто­я­тель­ной работы. Слож­ней — потому, что под­рост­ков не так-то про­сто под­ве­сти к необ­хо­ди­мо­сти уча­стия в такой работе. Здесь уже трудно давать кон­крет­ные советы. Можно лишь под­черк­нуть, что резуль­тат вашей работы будет нахо­диться в пря­мой зави­си­мо­сти от вашего отно­ше­ния к детям. Основа для обще­ния с под­рост­ками — это есте­ствен­ность, искрен­ность, ува­же­ние точки зре­ния дру­гого и при­ня­тие их как лич­но­стей. Отнюдь не нужно под них под­стра­и­ваться — необ­хо­димо про­сто быть самим собой.

Хух­лаев О.Е.

Сказки 1–27 отно­сятся к дошколь­ному возрасту,
28–57 к млад­шему школь­ному возрасту,
а сказки начи­ная с 58 направ­лены на работу с подростками.

Сказки для дошкольников

  1. Как Кен­гу­ре­ныш стал самостоятельным

Воз­раст: 2–5 лет.

Направ­лен­ность: Страх­расста­ва­ния с мамой. Пере­жи­ва­ния, тре­вога, свя­зан­ные с одиночеством.

Клю­че­вая фраза: «Не уходи. Я боюсь один».

Жила-была боль­шая мама-Кен­гуру. И одна­жды она стала самой счаст­ли­вой Кен­гуру на свете, потому что у нее родился малень­кий Кен­гу­ре­ныш. Пона­чалу Кен­гу­ре­ныш был очень сла­бень­ким, и мама носила его в своей сумочке на животе. Там, в этой мами­ной сумочке, Кен­гу­ре­нышу было очень уютно и совсем не страшно. Когда Кен­гу­ре­ныш хотел пить, мама поила его вкус­ным моло­ком, а когда хотел поесть, мама-Кен­гуру кор­мила его каш­кой с ложечки. Потом Кен­гу­ре­ныш засы­пал, и мама могла в это время уби­раться в доме или гото­вить еду.

Но ино­гда малень­кий Кен­гу­ре­ныш про­сы­пался и не видел рядом мамы. Тогда он начи­нал очень громко пла­кать и кри­чать до тех пор, пока мама не при­хо­дила к нему и не клала его опять в свою сумочку. Одна­жды, когда Кен­гу­ре­ныш вновь запла­кал, мама попы­та­лась поло­жить его в свою сумочку; но в сумочке ока­за­лось очень тесно и ножки Кен­гу­ре­ныша не поме­ща­лись. Кен­гу­ре­ныш испу­гался и запла­кал еще силь­нее: он очень боялся, что теперь мама уйдет и оста­вит его одного. Тогда Кен­гу­ре­ныш изо всех сил сжался, под­жал коленки и про­лез в сумочку.

Вече­ром они с мамой пошли в гости. В гостях были еще Дети, они играли и весе­ли­лись, звали Кен­гу­ре­ныша к себе, но он боялся ухо­дить от мамы и поэтому, хотя ему и хоте­лось пойти поиг­рать со всеми, он все-таки про­си­дел все время в мами­ной сумочке. Весь вечер к ним с мамой под­хо­дили взрос­лые Дяди и тети и спра­ши­вали, почему такой боль­шой Кен­гу­ре­ныш боится оста­вить маму и пойти играть с дру­гими ребя­тами. Тогда Кен­гу­ре­ныш совсем испу­гался и спря­тался в сумочку так, что даже головы не было видно.

День за днем в мами­ной сумочке ста­но­ви­лось все тес­нее и неудоб­нее. Кен­гу­ре­нышу очень хоте­лось побе­гать по зеле­ной полянке возле дома, постро­ить кули­чики из песка, поиг­рать с сосед­скими маль­чиш­ками и дев­чон­ками, но так страшно было ухо­дить от мамы, поэтому боль­шая мама-Кен­гуру не могла оста­вить Кен­гу­ре­ныша и сидела с ним все время. Одна­жды утром мама-Кен­гуру ушла в мага­зин. Кен­гу­ре­ныш проснулся, уви­дел, что он один, и запла­кал. Так он пла­кал и пла­кал, а мама все не приходила.

Вдруг в окно Кен­гу­ре­ныш уви­дел сосед­ских маль­чи­ков, кото­рые играли в салки. Они бегали, дого­няли друг друга и сме­я­лись. Им было очень весело. Кен­гу­ре­ныш пере­стал пла­кать и решил, что он тоже смо­жет сам, без мамы умыться, одеться и пойти к ребя­там. Так он и сде­лал. Ребята с радо­стью при­няли его к себе в игру, и он бегал и пры­гал вме­сте со всеми. А вскоре при­шла мама и похва­лила его, что он такой сме­лый и самостоятельный.

Теперь мама может каж­дое утро ходить на работу и в мага­зин — ведь Кен­гу­ре­ныш уже совсем не боится оста­ваться один, без мамы. Он знает, что днем мама должна быть на работе, а вече­ром она обя­за­тельно при­дет домой, к сво­ему люби­мому Кенгуренышу.

Вопросы для обсуждения

Чего боялся Кен­гу­ре­нок? Ты боялся того же? Почему теперь Кен­гу­ре­нок не боится оста­ваться один, без мамы?

  1. Сказка о под­сол­неч­ном семечке

Воз­раст: 3–5 лет.

Направ­лен­ность: Тре­вога и бес­по­кой­ство, свя­зан­ные с отры­вом от матери и вхож­де­нием в дет­ский кол­лек­тив (дет­ский сад). Страх само­сто­я­тель­но­сти, общая боязливость.

Клю­че­вая фраза: «Не уходи. Я боюсь!»

В ого­роде на высо­ком под­сол­нухе жила боль­шая семья семе­чек. Они жили дружно и весело.

Одна­жды — дело было в конце лета — их раз­бу­дили стран­ные звуки. Это был голос Ветра. Он шеле­стел все громче и громче. «Пора! Пора!! Пора!!!»— звал Ветер.

Семечки вдруг поняли, что им дей­стви­тельно пора поки­дать кор­зинку род­ного под­сол­нуха. Они зато­ро­пи­лись и стали про­щаться друг с другом.

Одних заби­рали птицы, дру­гие уле­тали вме­сте с вет­ром, а самые нетер­пе­ли­вые сами выпры­ги­вали из кор­зинки. Те, кто остался, с увле­че­нием обсуж­дали пред­сто­я­щее путе­ше­ствие и то неиз­вест­ное, что ожи­дало их. Они знали, что их ждет какое-то необы­чай­ное превращение.

Только одно семечко гру­стило. Ему не хоте­лось поки­дать род­ную кор­зинку, кото­рую все лето грело сол­нышко и в кото­рой было так уютно.

«Куда вы торо­пи­тесь? Вы нико­гда раньше не поки­дали дома и не зна­ете, что там, сна­ружи! Я никуда не соби­ра­юсь ухо­дить! Я оста­нусь здесь!»— гово­рило оно.

Бра­тья и сестры сме­я­лись над семеч­ком, гово­рили: «Ты трус! Как можно отка­заться от такого путе­ше­ствия?». И с каж­дым днем в кор­зинке их оста­ва­лось все меньше и меньше.

И вот, нако­нец, при­шел день, когда семечко оста­лось в кор­зинке одно-оди­не­шенько. Никто над ним больше не сме­ялся, никто не назы­вал его тру­сом, но и никто не звал его больше с собой. Семечку вдруг стало так оди­ноко! Ах! Ну почему оно не поки­нуло кор­зинку со сво­ими бра­тьями и сест­рами! «Может я и правда трус?»—думало семечко.

Пошел дождь. А тут еще и похо­ло­дало, и ветер стал злым и уже не шеп­тал, а сви­стел: «Торо­пис-с-с-с-с-сь!». Под­сол­нух гнулся до земли под поры­вами ветра. Семечку стало страшно оста­ваться в кор­зинке, кото­рая, каза­лось, вот-вот ото­рвется от стебля и пока­тится неиз­вестно куда.

«Что будет со мной? Куда уне­сет меня Ветер? Неужели я больше нико­гда не увижу своих бра­тьев и сестер? — спра­ши­вало оно себя.— Я хочу быть вме­сте с ними. Я не хочу оста­ваться здесь один. Неужели я не смогу пре­одо­леть свой страх?».

И тут семечко реши­лось. «Будь, что будет!»—“и, собрав­шись с силами, прыг­нуло вниз.

Ветер под­хва­тил его, чтобы оно не ушиб­лось, и бережно опу­стил на мяг­кую землю. Земля была теп­лой, где-то наверху Ветер уже завы­вал, но отсюда его шум казался колы­бель­ной пес­ней. Здесь было без­опасно. Здесь было так же уютно, как когда-то в кор­зине под­сол­нуха, и семечко, утом­лен­ное и изму­чен­ное, неза­метно для себя уснуло.

Просну­лось семечко ран­ней вес­ной. Просну­лось и не узнало самого себя. Теперь это было уже не семечко, а неж­ный зеле­ный росток, кото­рый тянулся к лас­ко­вому солнцу. А вокруг было мно­же­ство таких же рост­ков, в кото­рые пре­вра­тив лись его бра­тья и сестры-семечки.

Они все были рады встре­титься снова, а осо­бенно они радон вались нашему семечку. И теперь уже никто не назы­вал его тру­сом. Все гово­рили ему: «Ты моло­дец! Ты ока­зался таким сме­лым! Ведь ты остался один, и некому было тебя под­дер­жать». Все гор­ди­лись им.

И семечко было очень счастливо.

Вопросы для обсуждения

Чего боя­лось семечко? Что решило сде­лать семечко? Пра­вильно ли оно посту­пило или нет? Чтобы про­изо­шло, если бы семечко про­дол­жало бояться?

  1. Белочка-При­пе­вочка

Воз­раст: 3–6 лет.

Направ­лен­ность: Несамостоятельность.

Клю­че­вая фраза: «Помо­гите, я сама не умею!»

В одном самом обык­но­вен­ном лесу, на одной из зеле­ных елей жила-была самая обыч­ная бели­чья семья: мама, папа и дочка — Белочка-При­пе­вочка. На сосед­них елях тоже жили белки. Ночью все спали, а днем соби­рали орехи, потому что очень их любили.

Мама и папа учили Белочку-При­пе­вочку, как доста­вать орешки из ело­вых шишек. Но каж­дый раз Белочка про­сила помочь ей: «Мамочка, я никак не могу спра­виться с этой шиш­кой. Помоги мне, пожа­луй­ста!». Мама доста­вала орешки, Белочка ела их, бла­го­да­рила маму и пры­гала дальше. «Папочка, у меня никак не полу­ча­ется достать орешки из этой шишки!». «Белочка!— гово­рил ей папа,— ты уже не малень­кая и должна делать все сама». «Но у меня не полу­ча­ется!»— пла­кала Белочка. И папа помо­гал ей. Так При­пе­вочка пры­гала, весе­ли­лась, а когда ей хоте­лось съесть оре­шек, она звала на помощь маму, папу, тетю, дядю, бабушку или еще кого-нибудь.

Про­хо­дило время. Белочка росла. Все ее дру­зья уже хорошо соби­рали орехи и даже умели делать запасы на зиму. А Белочка все­гда нуж­да­лась в помощи. Она боя­лась сде­лать что-то сама, ей каза­лось, что она ничего не умеет. У взрос­лых уже не было доста­точно вре­мени, чтобы помо­гать Белочке. Дру­зья стали звать ее неуме­хой. Все бель­чата весе­ли­лись и играли, а При­пе­вочка стала печаль­ной и задум­чи­вой. «Я ничего не умею и ниче­го­шеньки не могу сде­лать сама»,— гру­стила она.

Одна­жды при­шли дро­во­секи и сру­били зеле­ный ель­ник. При­шлось всем бел­кам и бель­ча­там отпра­виться на поиски нового Дома. Они разо­шлись в раз­ные сто­роны и дого­во­ри­лись встре­титься вече­ром и рас­ска­зать друг другу о своих наход­ках. И Белочка-При­пе­вочка тоже отпра­ви­лась в даль­ний путь. Страшно и непри­вычно было ей пры­гать по вет­кам в оди­но­че­стве. Потом стало весело, и Белочка была очень довольна, пока совсем не устала и не захо­тела есть. Но как же ей достать орехи? Никого нет рядом, не от кого ждать помощи.

Пры­гает Белочка, ищет орехи — нет их и нет. День уже бли­зится к концу, насту­пает вечер. Села Белочка на ветку и горько пла­чет. Вдруг смот­рит, а на веточке шишка. Сорвала ее При­пе­вочка. Вспом­нила, как ее учили орешки доста­вать. Попро­бо­вала — не полу­ча­ется. Еще раз — опять неудача. Но Белочка не отсту­пала. Она пере­стала пла­кать. Поду­мала немножко: «Попро­бую-ка я свой спо­соб орешки доставать!».

Ска­зано — сде­лано. Под­да­лась шишка. Достала Белочка орешки. Поела, развеселилась/Огляделась, а вокруг боль­шой ель­ник. На ело­вых лапах шишек видимо-неви­димо. Пере­прыг­нула Белочка на дру­гую елку, сорвала шишку — там орешки, дру­гую сорвала — и та пол­ная. Обра­до­ва­лась Белочка, собрала немного ореш­ков в узе­лок, запом­нила место и поспе­шила на назна­чен­ную встречу с ветки на ветку, с ветки на ветку. При­бе­жала, видит ее род­ные и дру­зья сидят груст­ные. Не нашли они орешки, устали, про­го­ло­да­лись. Рас­ска­зала им При­пе­вочка про ель­ник. Достала орешки из узелка, накор­мила. Обра­до­ва­лись мама и папа, улыб­ну­лись дру­зья и род­ные, стали Белочку хва­лить: «Как же мы тебя неуме­хой звали — всех обо­гнала, всем силы при­дала и новый дом нашла! Ай, да Белочка! Ай, да Припевочка!».

На сле­ду­ю­щее утро белки при­шли на то место, о кото­ром рас­ска­зала При­пе­вочка. И дей­стви­тельно, оре­хов там ока­за­лось очень много. Устро­или празд­ник-ново­се­лье. Орешки ели, да Белочку-При­пе­вочку хва­лили, песни пели и хоро­вод водили.

Вопросы для обсуждения

Почему так полу­чи­лось, что При­пе­вочку стали звать неуме­хой? Что помогло При­пе­вочке достать орешки из шишки?

  1. Слу­чай в лесу

Воз­раст: 3–6 лет.

Направ­лен­ность: Неуве­рен­ность в себе. Тре­вож­ность. Страх само­сто­я­тель­ных действий.

Клю­че­вая фраза: «У меня не выйдет!»

В одном лесу жил малень­кий Зай­чо­нок. Больше всего на свете ему хоте­лось быть силь­ным, сме­лым и сде­лать что-нибудь до рое, полез­ное для окру­жа­ю­щих. Но на деле у него нико­гда ни-| чего не полу­ча­лось. Он всего боялся и не верил в себя. Поэтому все в лесу про­звали его «Зай­чишка-тру­сишка». От этого ему ста­но­ви­лось грустно, обидно, и он часто пла­кал, когда оста­вался один. Был у него один-един­ствен­ный друг — Барсучонок.

И вот, как-то раз они вдвоем отпра­ви­лись играть к реке. Больше всего им нра­ви­лось дого­нять друг друга, бегая через неболь­шой дере­вян­ный мостик. Пер­вым дого­нял Зай­чо­нок. Не когда Бар­су­чо­нок про­бе­гал по мосту, одна доска вдруг сло­ма­лась и он упал в реку. Бар­су­чо­нок не умел пла­вать и стал барах­таться в воде, прося о помощи. А Зай­чо­нок, хотя и умел немного пла­вать, но очень испу­гался. Он бегал по берегу звал на помощь, наде­ясь, что кто-нибудь услы­шит и спа­сет Бар­су­чонка. Но никого побли­зо­сти не было. И тогда Зай­чо­нок понял, что только он может спа­сти сво­его друга. Он ска­зал себе: «Я ничего не боюсь, я умею пла­вать и спасу Бар­су­чонка!» Не думая об опас­но­сти, он бро­сился в воду и поплыл, а потом , выта­щил сво­его друга на берег. Бар­су­чо­нок был спасен!

Когда они вер­ну­лись домой и рас­ска­зали про слу­чай на реке, никто сна­чала не мог пове­рить, что Зай­чо­нок спас сво­его друга. Когда же звери убе­ди­лись в этом, то стали хва­лить Зай­чонка, гово­рить, какой он сме­лый и доб­рый, а потом устро­или боль­шой весе­лый празд­ник в его честь. Этот день для Зай­чонка стал самым счаст­ли­вым. Все гор­ди­лись им и он сам гор­дился собой, потому что пове­рил в свои силы, в то, что спо­со­бен делать доб­рое и полез­ное. Он на всю жизнь запом­нил одно очень важ­ное и полез­ное пра­вило: «Верь в себя и все­гда и во всем пола­гайся только на свои силы!» И с тех пор больше никто и нико­гда не драз­нил его трусишкой!

Вопросы для обсуждения

Почему Зай­чонку было плохо и грустно? Какое пра­вило запом­нил Зай­чо­нок? Согла­сен ли ты с ним?

  1. Сказка о Вороненке

Воз­раст: 5–9 лет.

Направ­лен­ность: Неуве­рен­ность. Боязнь само­сто­я­тель­но­сти. Тре­вож­ность и боязливость.

Клю­че­вая фраза: «Я боюсь, у меня не выйдет»

Когда-то давно в одном неболь­шом городке на боль­шом тополе жила Ворона. Одна­жды она снесла яйцо и села его выси­жи­вать. Гнездо было без крыши, поэтому маму Ворону моро­зили ветра, засы­пал снег, но она все тер­пе­ливо пере­но­сила и очень ждала сво­его малыша.

В один пре­крас­ный день пте­нец засту­чал внутри яйца своим клю­ви­ком, и мама помогла выбраться сво­ему Воро­ненку из скор­лупы. Он вылу­пился несклад­ным, с голень­ким бес­по­мощ­ным тель­цем и с боль­шим-боль­шим клю­вом; он не умел ни летать, ни кар­кать. А для мамы он был самый кра­си­вый, самый умный и самый люби­мый, она кор­мила сына, согре­вала его, защи­щала и рас­ска­зы­вала сказки.

Когда Воро­не­нок под­рос, у него выросли очень кра­си­вые перышки, он много всего узнал из мами­ных рас­ска­зов, но он по-преж­нему не умел ни летать, ни каркать.

Насту­пила весна, и при­шло время учиться быть насто­я­щим воро­ном. Мама поса­дила воро­ненка на край гнезда и сказала:

— Сей­час ты дол­жен смело прыг­нуть вниз, взмах­нуть кры­льями — и ты полетишь

В пер­вый день Воро­не­нок уполз в глу­бину гнезда и тихо пла­кал там. Мама, конечно, огор­чи­лась, но ругать сына не стала. Про­шло неко­то­рое время, и уже все моло­день­кие воро­нята вокруг научи­лись летать и кар­кать, а нашего Воро­ненка мама по-преж­нему кор­мила, обе­ре­гала и долго-долго уго­ва­ри­вала пере­стать бояться и попро­бо­вать научиться летать.

Как-то этот раз­го­вор услы­шала Ста­рая Муд­рая Ворона и ска­зала моло­дой неопыт­ной маме:

— Так больше про­дол­жаться не может, не будешь же ты всю жизнь бегать за ним, как за малень­ким. Я помогу тебе научить тво­его сына и летать, и каркать.

И когда Воро­не­нок на сле­ду­ю­щий день сел на краю гнезда поды­шать све­жим воз­ду­хом и посмот­реть на мир, Ста­рая Ворона тихо под­ле­тела к нему и столк­нула вниз. От страха Воро­не­нок забыл все, чему так долго учила его мама, и стал кам­нем падать на землю. От испуга, что он сей­час разо­бьется, он открыл свой боль­шой клюв и… карк­нул. Услы­шав самого себя, и от радо­сти, что, нако­нец, научился кар­кать, он взмах­нул кры­льями раз, дру­гой — и понял, что летит… И тут он уви­дел рядом с собой маму; они поле­тали вме­сте, а потом дружно вер­ну­лись в гнездо и от всей души побла­го­да­рили Ста­рую Муд­рую Ворону. Так в один день Воро­не­нок научился и летать, и кар­кать. А на сле­ду­ю­щий день в честь сво­его сына, кото­рый стал совсем взрос­лым и само­сто­я­тель­ным, мама Ворона устро­ила боль­шой празд­ник на кото­рый при­гла­сила всех птиц, бабо­чек, стре­коз и мно­гих-мно­гих дру­гих, а на почет­ном месте важно вос­се­дала Ста­рая Муд­рая Ворона, кото­рая помогла не только малень­кому Воро­ненку, но и его маме.

Вопросы для обсуждения

Что почув­ство­вал Воро­не­нок, когда мама ска­зала, что ему пора летать? Как ты дума­ешь, Воро­не­нок хотел летать? Чего он боялся? Почему Воро­не­нок все-таки полетел?

  1. Сказка про ежика Витю

Воз­раст: 4–9 лет.

Направ­лен­ность: Труд­но­сти в обще­нии со сверст­ни­ками. Чув­ство неполноценности.

Клю­че­вая фраза: «Я пло­хой. Со мной никто не будет дружить!»

В одном лесу под ста­рой сос­ной жил в своей малень­кой норке ежик Витя. Он был малень­ким серым ежи­ком с кри­выми лап­ками и мно­же­ством колю­чек на спинке. Вите очень плохо жилось в этом лесу. Никто из зве­рей не хотел дру­жить с ним.

— Посмотри, какой у меня кра­си­вый и пуши­стый хвост. Разве я могу дру­жить с такой серой колюч­кой как ты? — гово­рила Вите лиса.

Ты слиш­ком малень­кий, я слу­чайно могу раз­да­вить тебя одной левой,— бур­чал медведь.

Ты такой неук­лю­жий, ни попры­га­ешь с тобой, ни побе­га­ешь,— пищал зайка.

— У тебя же нет ни голоса, ни слуха. Лягушки на болоте — и те поют лучше тебя,— кур­лы­кал ему прямо в ухо соловей.

Бед­ному ежику было очень обидно слы­шать такие слова. Витя подолгу сидел на берегу ста­рого лес­ного пруда и смот­рел на свое отра­же­ние в воде. «Ну почему я такой малень­кий, такой колю­чий, неук­лю­жий, почему у меня нет музы­каль­ного! слуха?»— пла­кал он. Малень­кие слезы ежика гра­дом лились в пруд, но некому было даже пожа­леть бед­няжку. Витя так гру­стил и пере­жи­вал из-за того, что никто не хотел с ним дру­жить, что чуть было не заболел.

Одна­жды утром Витя как обычно отпра­вился на лес­ную поляну поис­кать гри­бов и ягод себе на зав­трак. Ежик мед­ленно брел по дорожке, погру­жен­ный в свои печаль­ные мысли, как вдруг мимо него про­мча­лась лиса и чуть было не сбила его с ног. Витя огля­делся вокруг и уви­дел, что за лисой гонится охот­ник с ружьем. Ежику было очень страшно. «Охот­ник такой боль­шой, а я такой малень­кий»,— поду­мал он. Но несмотря на страх Витя, ни минуты не раз­ду­мы­вая, свер­нулся клу­боч­ком и бро­сился охот­нику под ноги.

Охот­ник спо­ткнулся об ост­рые колючки ежика и упал. Пока охот­ник под­ни­мался на ноги, лиса уже успела убе­жать, а ежик поспе­шил спря­таться под куст. Там, дрожа от страха, Витя дождался пока охот­ник уйдет. Только под вечер, сильно хро­мая, ежик побрел к своей норке. Спа­сая лису, он повре­дил себе лапку, и теперь ему было очень трудно идти, потому что она сильно болела. Когда ежик нако­нец добрался до ста­рой сосны, там его ждала лиса.

— Спа­сибо тебе, ежик. Ты очень сме­лый. Все в лесу испу­га­лись охот­ника и спря­та­лись в свои норки. Никто не решился помочь мне, а ты не испу­гался и спас меня. Ты насто­я­щий друг, — ска­зала лиса.

С тех пор ежик и лиса стали луч­шими дру­зьями. Лиса забо­ти­лась о нем и при­но­сила Вите лекар­ствен­ные травы, грибы и ягоды, пока у него болела лапка и ему трудно было ходить. Ежик быстро поправ­лялся, ведь теперь он был не оди­нок, теперь у него был насто­я­щий друг.

Ведь насто­я­щий друг — это не тот, у кого кра­си­вый хвост, вели­ко­леп­ный голос или быст­рые ноги. Насто­я­щий друг — это тот, кто не бро­сит в беде и не отой­дет в сто­рону, если тебе нужна помощь.

Вопросы для обсуждения

За что было обидно ежику, почему он пла­кал? Что изме­нило жизнь ежика? Кто такой насто­я­щий друг по мне­нию ежика? А как счи­та­ешь ты?

  1. Малень­кий гном

Воз­раст: 5–9 лет.

Направ­лен­ность: Нега­тив­ные чув­ства (рев­ность, обида и пр.), свя­зан­ные с рож­де­нием млад­шей сестры (брата).

Клю­че­вая фраза: «Вы любите ее (его) больше, чем меня!»

В одной гор­ной долине, где все­гда лето, солнце, круг­лый год радуют глаз своей кра­со­тою цветы, а на дере­вьях рас­тут фрукты, слад­кие, как мед, стоял малень­кий домик, внешне похо­жий на тыкву. В этом домике жила семья гно­мов: папа-гном» мама-гном и малень­кий гно­мик, кото­рого звали Шарли.

Мама и папа никак не могли нара­до­ваться на сво­его малень­кого сына. Они делали все, чтобы ему было хорошо. Папа — |поку­пал яркие кра­си­вые игрушки, из листьев пальмы сма­сте­рил ему люльку. Мама уба­ю­ки­вала его, рас­ска­зы­вала инте­рес­ные сказки и кор­мила раз­ными лакомствами.

Шарли поти­хоньку рос и ста­рался нико­гда не огор­чать маму и папу. Он все­гда их слу­шался, уби­рал за собой игрушки, учил буквы, цифры и соби­рался идти учиться в школу. Хотя ино­гда он шалил, как и все дру­гие малень­кие гно­мики. Роди­тели все­гда его хва­лили и гово­рили: «Ах, какой у нас моло­дец Шарли! Самый луч­ший гно­мик во всей долине!»

И вот одна­жды за мамой при­е­хала повозка, запря­жен­ная розо­выми сло­нами, и куда-то ее увезла. Он ничего не пони­мал, а папа гово­рил: «Не пере­жи­вай, мама скоро вер­нется и нас ждет сюр­приз». Несмотря на его слова Шарли очень вол­но­вался и днями и ночами ждал маму у окна. Как-то раз глазки закры­лись сами собой, и гно­мик уснул прямо там.

Утром его раз­бу­дил силь­ный крик. Дол­гое время Шарли не мог понять, что про­ис­хо­дит, но все-таки набрался сме­ло­сти и в щелочку загля­нул в ту ком­нату, где раньше никто не жил, кроме его игру­шек. Там он уви­дел маму и, радостно рас­пах­нув дверь, с кри­ком «Мама!» побе­жал к ней. Мама обняла его и попро­сила не шуметь. Она взяла Шарли за руку и под­вела его к люльке — к той самой, в кото­рой когда-то спал он сам. Гно­мик загля­нул в нее, уви­дел там малыша, вопро­си­тельно взгля­нул на маму и она ска­зала: «Радуйся, сынок, теперь у тебя есть млад­шая сест­ренка. Ее зовут Ляля».

С этого момента у Шарли, как он сам счи­тал, нача­лась новая жизнь. Он пере­стал быть самым луч­шим. Мама уже не сидела с ним часами, а гово­рила, что он уже боль­шой и сам может читать. Папа посто­янно бегал куда-то и каж­дый раз при­но­сил кучу пеле­нок, сосок и все­воз­мож­ных буты­ло­чек. А «сюр­приз», кото­рый так ждал Шарли, посто­янно орал.

И одна­жды на рас­свете, после того как он не спал всю ночь, Шарли собрал свои вещи и ушел из дома. Он шел по узкой гор­ной тро­пинке и думал: «Я вырос и стал не нужен своим роди­те­лям, они про­ме­няли меня на малень­кую ору­щую ведьму (так он назы­вал свою сестру). Теперь я пло­хой. Они меня больше не любят. Что же я сде­лал? Я ведь почти все­гда их слу­шался и помо­гал». И стало ему так грустно от своей бес­по­мощ­но­сти и ненуж­но­сти, что он сел на боль­шое яблоко, валяв­ше­еся на дороге, и горько запла­кал. Он так сильно пла­кал, что около него обра­зо­ва­лось целое соле­ное озеро. По этому озеру на лодочке, сде­лан­ной из оре­хо­вой скор­лупы, к Шарли под­плыла мышка. Он пове­дал ей о своем горе и поклялся, что больше нико­гда не вер­нется в этот ужас­ный дом, пока там живет эта злодейка.

В ответ мышка рас­сме­я­лась и ска­зала: «Гно­мик, тво­ему горю можно помочь. Вот послу­шай. У меня есть млад­шая сестра. Когда она роди­лась, я во всем помо­гала маме. Я помо­гала пеле­нать сест­ренку, кор­мить, играть с ней и даже читала ей сказки. Я знала, что мама любит меня, если дове­ряет мне уха­жи­вать за сест­рен­кой. Про­сто настало время, когда я тоже должна ей помочь. Я поняла, что я — стар­шая, и мне стало от этого очень приятно».

После этих слов Шарли вско­чил с места и быстро-быстро побе­жал в направ­ле­нии к сво­ему дому.

Он ока­зался у двери, когда было уже совсем темно. А мама сидела у окна и пла­кала. Уви­дев сына, она запла­кала еще больше, но уже от радо­сти: «Где же ты был так долго? Папа пошел искать тебя в лес. Мы думали, что ты убе­жал», Шарли только заулы­бался и крепко обнял маму. Он понял, что роди­тели его очень любят.

На сле­ду­ю­щий день он уже помо­гал во всем маме и папе. Ляля стала его люби­мой сест­рен­кой. Шарли решил, что раз он стар­ший, то дол­жен быть при­ме­ром для сестры и все­гда будет ей во всем помогать.

Вопросы для обсуждения

Почему Шарли не нра­ви­лась жизнь с малень­кой сест­рен­кой? Как Шарли рас­ска­зал бы о своих чув­ствах (свя­зан­ных с сест­рой) своим роди­те­лям? Что самое важ­ное ска­зала мышка? Почему Шарли изме­нил свое отно­ше­ние к сестре?

  1. Сказка о песике по имени Тобик

Воз­раст: 5—9 лет.

Направ­лен­ность: Нега­тив­ные чув­ства (рев­ность, обида и пр.), свя­зан­ные с рож­де­нием млад­шей сестры (брата). Пере­жи­ва­ния, свя­зан­ные с труд­но­стью при­ня­тия роли старшего.

Клю­че­вая фраза: «У меня родился бра­тик и теперь роди­тели меня совсем не любят!»

В одной семье жил песик по имени Тобик. Хозя­ева очень его любили, лас­кали и часто с ним играли. Как и все собаки, Тобик мог наде­лать глу­по­стей, но хозя­ева про­щали ему его недо­статки. Жизнь Тобика была очень счастливой.

Но вот одна­жды в доме появился малень­кий коте­нок. Он был совсем кро­хот­ным и бес­по­мощ­ным, и хозя­ева уде­ляли ему гораздо больше вре­мени, чем Тобику. Котенка кор­мили из рук, лас­кали и раз­ре­шали ему все то, что Тобику теперь запре­ща­лось. «Ты уже боль­шой,— гово­рили ему хозя­ева.— Веди себя как сле­дует». А люби­мая хозяйка почти забыла о бед­ном песике и все время вози­лась с этим котенком,

Тобику стало казаться, что его совсем не любят, у него про­пал аппе­тит и он стал плохо спать по ночам, а одна­жды завыл от тоски, но его за это нака­зали. Тобик счи­тал котенка винов­ни­ком всех своих несча­стий, но чем больше он на него злился, тем чаще хозя­ева нака­зы­вали бед­ного Тобика. И от этого он еще больше нена­ви­дел про­тив­ного котенка.

Одна­жды его тер­пе­нье лоп­нуло: коте­нок посмел ута­щить его люби­мый мячик и стал гонять его по всему дому. Тобик не удер­жался и уку­сил котенка за хвост. Коте­нок заво­пил от боли, а хозя­ева отшле­пали Тобика. От этого он еще больше воз­не­на­ви­дел котенка и вече­ром уснул, меч­тая о том, что зав­тра он его как сле­дует отделает.

Тобику при­снился стран­ный сон… Он ока­зался в незна­ко­мом городе, вокруг никого не было. Он бежал по пустын­ным ули­цам и никак не мог найти свой дом. Нако­нец, устав­ший и голод­ный, он решил попро­ситься на ноч­лег и посту­чал в бли­жай­шую дверь. Дверь откры­лась и из дома вышел… огром­ный кот! «Уби­райся отсюда!— закри­чал кот.— Это город кошек и тебе здесь не место». Тобик огля­нулся и уви­дел, что его окру­жает целая толпа кошек: они злобно шипели и гро­зили ему ост­рыми ког­тями. Испу­ган­ный Тобик бро­сился бежать.

Он был в отча­я­нии: один в чужом городе, все гонят его прочь… и неот­куда ждать помощи. И тут навстречу ему вышел малень­кий коте­нок, как две капли воды похо­жий на любимца хозяев. «Почему у тебя такой несчаст­ный вид?— спро­сил коте­нок.— Может, я смогу помочь?» Тобик рас­ска­зал ему о своих несча­стьях, и коте­нок пожа­лел его. Он при­вел Тобика в свой дом, накор­мил и даже усту­пил ему свою постель, а сам устро­ился рядом. Они оба сладко заснули.

Проснулся Тобик в своем доме, но рядом с ним лежало что-то теп­лое и пуши­стое. Ока­за­лось, это малень­кий коте­нок, кото­рый забыл про свой иска­ле­чен­ный хвост и при­шел поми­риться со своим обид­чи­ком. Тобик уже не злился на котенка, ему стало стыдно за то, что он оби­жал сла­бого малыша. Он нежно лиз­нул котенка в лоб, и с тех пор они жили очень дружно. Хозя­ева были про­сто счаст­ливы, потому что на самом деле любили обоих одинаково.

Вопросы для обсуждения

Из-за чего Тобик думал, что хозя­ева его больше не любят? Что было самое глав­ное во сне, уви­ден­ном Тоби­ком? Почему Тобик поми­рился с котен­ком? Пра­вильно ли он сделал?

  1. Роза и ромашка

Воз­раст: 4–10 лет.

Направ­лен­ность: Низ­кая само­оценка. Неуве­рен­ность. Чув­ство неполноценности.

Клю­че­вая фраза: «Я некра­си­вая и плохая».

В малень­ком городе без назва­ния был кро­шеч­ный садик, в кото­ром росла пре­крас­ная алая роза. Непо­да­леку от розы росла бед­ная без­за­щит­ная ромашка. Она только что рас­пу­сти­лась, ее еще не окреп­шие лепестки были белыми, обыч­ными. Ромашку окру­жало мно­же­ство раз­но­об­раз­ных поле­вых цве­тов. Но ее ничего не радо­вало. В ее кро­шеч­ной жел­тень­кой головке была боль­шая мечта — стать пре­крас­ным, необыч­ным цвет­ком. Ромашка с вос­хи­ще­нием смот­рела на ухо­жен­ную розу. Когда была засуха, хозяин поли­вал свой цве­ток, когда шли обиль­ные дожди, розу накры­вали, и ни одна гроз­ная капля не попа­дала на бар­хат­ные лепестки неж­ного цветка. «Как же ей хорошо,— думала ромашка.— Ока­заться бы мне на ее месте»,— не пере­ста­вал меч­тать малень­кий жел­тень­кий цве­ток с длин­ными лепе­сточ­ками, похо­жими на кры­лышки бабочек.

Но вот одна­жды шел по дорожке ребе­нок. Уви­дев ромашку, он с вос­хи­ще­нием ска­зал: «Какой кра­си­вый цве­ток!». Ромашка сна­чала не могла понять этих слов, до этого момента она счи­тала себя самым урод­ли­вым рас­те­нием. Малыш про­све­тил ромашку, она поняла, что все цветы хороши по-своему.

Вопросы для обсуждения

Почему Ромашка с вос­хи­ще­нием смот­рела на розу? Что зна­чит «все цветы хороши по-сво­ему»? Можно ли эту фразу ска­зать про людей?

  1. Цве­ток по имени Незабудка

Воз­раст: 4–9 лет.

Направ­лен­ность: Низ­кая само­оценка. Чув­ство непол­но­цен­но­сти. Ощу­ще­ние себя «белой воро­ной». Зажа­тость, скованность.

Клю­че­вая фраза: «Я не такой, как все».

Неда­леко от боль­шого города был лес, а в лесу — поляна, на кото­рой росли раз­ные лес­ные цветы. В хоро­шую погоду, когда солнце лас­ково при­гре­вало, на поляну при­ле­тали бабочки, а в траве запе­вали свои звон­кие песни куз­не­чики. Лег­кий вете­рок, про­ле­тая над лесом, рас­ка­чи­вал цветы, траву и дере­вья, при­нося с собой при­ят­ную прохладу.

Цветы на этой поляне были самые раз­ные и, что самое вол­шеб­ное,— они умели раз­го­ва­ри­вать. Каж­дый цве­ток рас­ска­зы­вал дру­гому лес­ные ново­сти или играл с дру­гим цвет­ком в мячик из капе­лек росы. Им было весело и инте­ресно жить на этой лес­ной поляне.

И вот одна­жды утром на поляне появился новый цве­ток — на тонень­ком сте­бельке, с малень­кими листи­ками и очень малень­ким нерас­крыв­шимся зеле­ным бутоном.

Ты похож на обык­но­вен­ную траву,— ска­зали боль­шие крас­ные цветы Мака.— Ведь ты такой же зеленый.

Нет,— отве­тил новый цве­ток,— я цве­ток Незабудка.

Да какой же ты цве­ток, если твой бутон не рас­крылся!— ска­зали Ромашки, пока­чи­ва­ясь на тон­ких нож­ках.— Вот мы, Ромашки, на этой поляне уже давно, а цве­тов по имени Неза­будка не знаем.

Таких цве­тов не бывает,— зазве­нели Коло­коль­чики.— Нас много живет на этой поляне, мы не знаем цветка по имени Незабудка.

И все цветы на поляне ска­зали: «Нет такого цветка, ты не наш, мы не будем дру­жить с тобой!».

Малень­кая тонень­кая зеле­ная Неза­будка посмот­рела на себя. «Да. Я вся зеле­ная и бутон мой не рас­крылся, гово­рить со мной никто не хочет и играть тоже…» От этой мысли она почув­ство­вала себя такой оди­но­кой и всеми поки­ну­той! Ей сде­ла­лось так

грустно, что она стала увя­дать: и без того тонень­кий сте­бе­лек стал еще тоньше, листочки опу­сти­лись, нерас­пу­стив­шийся бутон накло­нился к земле.… Неза­будка уже совсем завяла, как вдруг пошел дож­дик, кото­рый напоил Неза­будку спа­си­тель­ной вла­гой. Неза­будка ожила и снова услы­шала голос Ромашки:

Смотри, какой у меня боль­шой цве­ток с жел­той сере­дин­кой и белыми лепест­ками. Я похожа на солнце!

А мы,— зазве­нели коло­коль­чики,— самые звон­кие на всей поляне. Знаем много песен и лес­ных историй.

А малень­кой тон­кой Неза­будке опять нечего было ска­зать, да ее и никто и не слу­шал, ведь она и не похожа на цветок.

«Надо собрать все свои силы, чтобы мой бутон рас­пу­стился и они уви­дели, что я тоже цве­ток»,— поду­мала Незабудка.

Вдруг на поляну при­шли какие-то люди, и Неза­будка испу­га­лась, что на нее насту­пят, что уже никто ее не уви­дит, ведь она такая же зеле­ная и тон­кая, как трава. Но, к сча­стью, этого не случилось.

И на сле­ду­ю­щий день у Неза­будки из бутона появился цве­ток — очень кра­си­вый, голу­бой с белым отли­вом, по форме своей не похо­жий ни на один цве­ток на поляне.

Смот­рите, смот­рите, какой кра­си­вый цве­ток у нас на поляне!— зазве­нели Колокольчики.

Какой он изящ­ный и как пре­красны его лепестки!— заме­тили Маки.

Он стал луч­шим укра­ше­нием нашей лес­ной поляны,— ска­зали Ромашки.— Как это хорошо, что такой вели­ко­леп­ный цве­ток появился именно на нашей поляне.

На радост­ные голоса цве­тов при­ле­тели птицы, кото­рые стали щебетать:

— Летая по всему лесу, мы нигде не встре­чали такого пре­крас­ного и необыч­ного цветка.

Цветы устро­или бал в честь Неза­будки, где она тан­це­вала и пела лучше всех и рас­ска­зала самую инте­рес­ную лес­ную исто­рию. Бал в ее честь про­дол­жался целый месяц. Ее выбрали Коро­ле­вой бала цве­тов и на ее вен­чике засвер­кала корона. Неза­будка на коро­лев­ском троне испы­тала боль­шое сча­стье и радость, ведь она сама смогла найти в себе силы для того, чтобы ее бутон рас­крылся и все уви­дели, что она, Неза­будка — пре­крас­ный цветок.

Вопросы для обсуждения

Почему все цветы «напа­дали» на Неза­будку? Что она при этом чувствовала?

С тобой когда-нибудь слу­ча­лась похо­жая исто­рия? Что помогло Неза­будке пре­вра­титься в кра­си­вый цве­ток? «На самом деле Неза­будка все­гда была кра­си­вой, про­сто сна­чала этого никто не видел». Согла­сен ли ты с этим?

  1. Малень­кий медвежонок

Воз­раст: 4–6 лет.

Направ­лен­ность: Нару­ше­ние обще­ния со сверст­ни­ками. Повы­шен­ная агрессивность.

Клю­че­вая фраза: «Я ударю его, чтобы он меня не обидел»

Это слу­чи­лось в одном дет­ском саду, в кото­рый ходили раз­ные лес­ные зве­рушки. Каж­дое утро лес про­сы­пался от теп­лых лучей сол­нышка, согре­ва­ю­щих землю, а песни птиц будили лес­ных зве­ру­шек, и роди­тели вели их в лес­ной дет­ский садик.

Неда­леко от этого дет­ского сада жил Мед­ве­жо­нок. Никто из зве­рей с ним не дру­жил, потому что он со всеми дрался. «Все хотят меня оби­деть, сде­лать мне плохо. Мне надо защи­щаться, потому что если я не буду драться, дру­гие зве­рята будут меня оби­жать»,— так думал Медвежонок.

Ему было грустно все­гда быть одному, и вот одна­жды он отпра­вился погу­лять. Ходил он, ходил и при­шел к дет­скому садику, где играли зверята.

— Смот­рите, к нам идет Мед­ве­жо­нок. Может, он будет нашим новым дру­гом,— ска­зала Белочка.

— Но посмот­рите,— закри­чал Зай­чик,— он сжал кулаки и соби­ра­ется с нами драться! Мед­ве­жо­нок не слы­шал раз­го­вора зве­рят и, все силь­нее сжи­мая кулаки, думал: «Они дого­ва­ри­ва­ются о том, чтобы начать меня оби­жать, и мне при­дется защищаться».

— Мы хотим с ним дру­жить, а он хочет с нами драться,— закри­чали зве­рята.— Мы будем защи­щать себя!

И они побе­жали к Мед­ве­жонку. Мед­ве­жо­нок, уви­дев под­бе­га­ю­щих зве­рят, очень испу­гался. Он еще силь­нее сжал свои кулаки и при­го­то­вился драться.

— Эх ты! Мы хотели с тобой дру­жить, а ты хочешь с нами драться,— ска­зали зве­рята.— Мы думали, ты наш новый друг, а ты!..— закри­чали они.

— Мы не будем с тобой дружить!

И они оста­вили Мед­ве­жонка одного. Мед­ве­жо­нок почув­ство­вал, что ему стало очень стыдно за то, что он хотел драться с этими зве­ря­тами. Грусть пере­пол­нила сердце Мед­ве­жонка, и он запла­кал. Ему стало очень плохо от того, что его все боя­лись и у него не было дру­зей. «Что же мне делать, как подру­житься со зве­руш­ками?»— думал Мед­ве­жо­нок. И вдруг уви­дел, что кулаки у него до сих пор сжаты и на них капают слезы.

«Я понял, мне надо раз­жать кулаки, ведь, навер­ное, из-за них зве­рята поду­мали, что я буду с ними драться!»— решил Медвежонок.

На сле­ду­ю­щий день Мед­ве­жо­нок при­шел к зве­ря­там в дет­ский садик и не стал сжи­мать свои кулаки. Зве­рята уви­дели, что он не хочет драться, и решили с ним дру­жить. Мед­ве­жо­нок и зве­рята стали вме­сте играть в раз­ные весе­лые игры, петь песни и тан­це­вать. Они сме­я­лись и рас­ска­зы­вали друг другу инте­рес­ные исто­рии. А Мед­ве­жо­нок, играя со зве­руш­ками, думал: «Я больше нико­гда не буду без при­чины сжи­мать свои кулаки и драться, потому что дру­гие зве­рята и не думали оби­жать меня. Как хорошо, что я раз­жал свои кулаки и понял сам, что плохо быть дра­чу­ном!». И от этой мысли Мед­ве­жо­нок почув­ство­вал себя отлично.

Вопросы для обсуждения

Почему Мед­ве­жо­нок думал, что все его хотят оби­деть? Так ли это было на самом деле? Почему дети в дет­ском саду ска­зали Мед­ве­жонку, что они не будут с ним дру­жить? Из-за чего они так поду­мали? Что помогло Мед­ве­жонку подру­житься со зве­ря­тами? Что бы ты еще ему посо­ве­то­вал сам?

  1. Сказка про Енота

Воз­раст: 5–9 лет.

Направ­лен­ность: Труд­но­сти обще­ния со сверст­ни­ками. Страх обще­ния. Неуме­ние уста­нав­ли­вать кон­такты. Зажа­тость. Скованность.

Клю­че­вая фраза: «Я не знаю, как подружиться»

Жил-был малень­кий поло­са­тый Енот. Он боялся всего-всего на свете, и поэтому у него не было дру­зей. Ему было очень тяжело с кем-нибудь позна­ко­миться. Каж­дое утро он ходил через ручей за дере­вян­ными пал­ками. Это была его работа. Но с пал­ками он не мог раз­го­ва­ри­вать, и поэтому ему было очень скучно.

Одна­жды утром, пере­ходя ручей, он заме­тил Белочку, кото­рая мыла грибы и скла­ды­вала их в кор­зину. Он испу­гался и тихо пере­шел ручей, чтобы она его не заме­тила. Енот шел по лесу и думал о том, что Белочка ему очень понра­ви­лась. Но как с ней позна­ко­миться, он не знал.

Каж­дое утро по дороге в лес Енот видел Белочку, но подойти к ней и заго­во­рить он не решался. Енот поте­рял аппе­тит и почти не мог спать, потому что всё время думал о Белочке. Он исху­дал, осла­бел и рабо­тал еле-еле.

Одна­жды, пере­ходя ручей по мел­кому месту, он оста­но­вился и стал изда­лека наблю­дать за ней. В это время Белочка неча­янно уро­нила кор­зину с гри­бами в ручей, и она стала мед­ленно уплы­вать по тече­нию в сто­рону Енота. Белочка пыта­лась пой­мать ее пал­кой, но кор­зина была уже далеко от берега. Эти грибы Белочка соби­рала целый год, ей было очень горько и обидно, она села на берег и стала пла­кать. Енот стоял в оце­пе­не­нии и ничего не мог поде­лать с собой. Это был его един­ствен­ный слу­чай, когда он мог бы помочь Белочке. Но очень боялся это сде­лать, сам не пони­мая почему. Кор­зина мед­ленно при­бли­жа­лась к Еноту и уже стала про­плы­вать мимо него, а он все никак не мог ничего сде­лать. Колени его дро­жали, к горлу под­сту­пала тош­нота, на лбу высту­пил пот, а самому ему стало очень, очень холодно. И когда кор­зина начала отплы­вать от Енота, он все же решился. Шаг­нув впе­ред и уто­нув по пояс в воде, он схва­тил кор­зину за ручку и выта­щил на берег.

От холод­ной воды все его страхи исчезли. Енот смело подо­шел к Белочке, поста­вил кор­зину и ска­зал: «Вот ваша кор­зина, не рас­стра­и­вай­тесь». Белочка очень обра­до­ва­лась, бла­го­дарно посмот­рела на Енота и ска­зала: «Боль­шое спа­сибо. Ты насто­я­щий друг». Малень­кий Енот весь засве­тился от сча­стья, ему еще никто не гово­рил таких доб­рых слов. «Но ты весь мок­рый,— ска­зала Белочка,— пой­дем ко мне, ты дол­жен обсох­нуть». Они пошли к Белочке, пили чай с вкус­ным варе­ньем и долго разговаривали.

С тех пор Енот и Белочка стали дру­жить и все­гда друг другу помо­гали. Тот день стал самым счаст­ли­вым в жизни Енота, потому что у него появился друг.

Вопросы для обсуждения

Из-за чего гру­стил Енот? Ты когда-нибудь гру­стил из-за того же? Что мешало Еноту подружиться?

Как бы ты посту­пил на месте Енота, когда мимо него про­плы­вала кор­зина? Что помогло Еноту подру­житься с Белочкой?

  1. Поми­дор Сашка

Воз­раст: 5—9 лет.

Направ­лен­ность: Труд­но­сти в обще­нии со сверст­ни­ками, при поступ­ле­нии в новый кол­лек­тив. Боязнь и депрес­сив­ные чув­ства, свя­зан­ные с дет­ским садом и школой.

Клю­че­вая фраза: «Мне здесь грустно и одиноко!»

На боль­шой широ­кой улице, по кото­рой с гро­хо­том и шумом ездили машины, трам­ваи и авто­бусы, стоял огром­ный дет­ский мага­зин игру­шек. Он весь све­тился ярким блес­ком, потому что в его зер­каль­ных окнах отра­жа­лись лучи весе­лого солнца. На тре­тьем этаже нахо­дился самый боль­шой отдел, где про­да­ва­лись мяг­кие игрушки. В этом отделе жил боль­шой мяг­кий крас­ный поми­дор. Звали его Сашка. Он очень любил сме­яться, и бало­ваться, как все дети. Этот отдел был самым весе­лым и шум­ным, потому что все игрушки, кото­рые там про­да­ва­лись, были луч­шими дру­зьями друг другу. Они уже долго жили в одном отделе и нико­гда не ссо­ри­лись. У Сашки была самая люби­мая про­дав­щица Ира. Она тоже очень любила Сашку и забо­ти­лась о нем как самая неж­ная мама.

Но одна­жды утром все закон­чи­лось. В мага­зин при­шла жен­щина и купила Сашку. Она забрала его и при­несла домой. Бед­ный Сашка ока­зался один, без ста­рых дру­зей в жут­кой пустой ком­нате. Ему было оди­ноко, грустно и тоск­ливо. В этой квар­тире были еще игрушки, но Сашка никого не знал и боялся их. Его поса­дили на пустую полку. Сашка сидел там один и все время смот­рел в окно. Это было един­ствен­ное заня­тие, кото­рое он смог себе найти. По улице посто­янно ездили машины, сно­вали туда-сюда люди. Моро­сил мел­кий про­тив­ный дож­дик. И на душе у Сашки было так гадко. Он вспо­ми­нал боль­шой мага­зин и ему ста­но­ви­лось невы­но­симо грустно от того, что он ока­зался здесь один. От таких мыс­лей и безум­ного страха и оди­но­че­ства Сашка забо­лел. У него под­ня­лась тем­пе­ра­тура и он думал, что уже нико­гда не попра­вится. Да ему и не хоте­лось. А для чего? зачем? Дру­зей у него здесь нет, да и люби­мая про­дав­щица Ира, навер­ное, уже не вспо­ми­нает о нем. А он по ней ску­чал больше, чем по кому бы то ни было.

К вечеру Сашка заснул и уви­дел уди­ви­тель­ный сон. Ему при­сни­лась Ира, она была одета в яркое жел­тое пла­тье и похожа на те сол­неч­ные лучики, кото­рые про­би­ва­лись через окна и запол­няли боль­шой отдел в их люби­мом мага­зине. Ира нежно улыб­ну­лась, крепко обняла Сашку, погла­дила по голове и спро­сила, почему он такой груст­ный. А Сашка тяжело вздох­нул и начал рас­ска­зы­вать: «Мне так плохо, мне скучно, у меня нет дру­зей, мне не с кем поиг­рать». «Не плачь,— ска­зала Ира,— никто не под­хо­дит к тебе, потому что ты все­гда сер­ди­тый, не улы­ба­ешься. Если ты будешь при­вет­ли­вым и не будешь бояться, у тебя будет очень много дру­зей. Надо только очень сильно этого захо­теть и очень поста­раться и у тебя все полу­чится!» «Правда?»— уди­вился Сашка. «Конечно,— отве­тила Ира.— Я тебе обе­щаю!»— ска­зала она и исчезла в белом вол­шеб­ном облаке.

Вдруг Сашка проснулся. Его сон казался ему таким реаль­ным. Уже настало утро и сол­нышко лас­ково све­тило в окно. «У меня будут здесь дру­зья,— ска­зал сам себе Сашка.— Я уве­рен в этом, я это точно знаю!». Как только он это ска­зал, в ком­нату вошла жен­щина и раз­бу­дила маль­чика. «С днем рож­де­ния, сынок,— ска­зала она и пода­рила ему вме­сте со всеми игруш­ками Сашку. Сашка улы­бался во весь рот и прямо-таки све­тился от радо­сти и сча­стья. Маль­чик тоже обра­до­вался и заулы­бался. А днем был задор­ный и весе­лый дет­ский празд­ник: было шумно, сует­ливо и все ком­наты напол­ни­лись весе­лым дет­ским сме­хом. Сашка чув­ство­вал себя самым счаст­ли­вым на Земле, потому что он чув­ство­вал в себе силы радо­ваться, шутить, бегать и играть с дру­гими кук­лами, кото­рые в этот вечер стали его дру­зьями, и весе­литься с детьми, кото­рые в этот вечер при­шли на самый радост­ный дет­ский празд­ник — день рождения.

Вопросы для обсуждения

Как чув­ство­вал себя Сашка в новом доме? Из-за чего он гру­стил? Какой совет дала Сашке Ира? Как еще можно было бы помочь Сашке?

  1. Сказка о Зай­чике, кото­рый оби­делся на свою маму

Воз­раст: 4–9 лет.

Направ­лен­ность: Кон­фликт­ные отно­ше­ния с роди­те­лями. Нега­тив­ные чув­ства (обида, злость и пр.) по отно­ше­нию к роди­те­лям. Неадек­ват­ная реак­ция на нака­за­ние и неодобрение.

Клю­че­вая фраза: «Мама меня совсем не любит! Если бы она меня любила, то не стала бы наказывать»

В уют­ном домике на лес­ной опушке жил Зай­чик. Как-то раз захо­те­лось ему поиг­рать с дру­зьями на сол­неч­ной поляне.

Мама, можно я пойду погу­лять с дру­зьями?— спро­сил он.

Конечно, можно,— ска­зала мама,— только не опоз­дай к обеду. Когда кукушка про­ку­кует три раза, воз­вра­щайся домой, а то я буду волноваться.

Я обя­за­тельно приду вовремя,— ска­зал Зай­чик и побе­жал гулять.

На лес­ной поляне ярко све­тило сол­нышко, и зве­рята весело играли то в прятки, то в салочки, то в чехарду… Кукушка про­ку­ко­вала и три раза, и четыре, и пять раз. Но Зай­чик так увлекся игрой, что и не услы­шал ее. И только когда насту­пил вечер и зве­рята стали рас­хо­диться по домам, Зай­чик тоже весело побе­жал домой к маме.

Но мама его была очень сер­дита на него за то, что он опоз­дал. Она отру­гала Зай­чика и в нака­за­ние запре­тила ему выхо­дить из дома. Зай­чик оби­делся на маму: он ведь не хотел ее огор­чать, про­сто заиг­рался с дру­зьями и совсем забыл о вре­мени, а его так неспра­вед­ливо нака­зали. «Мама меня совсем не любит,— поду­мал Зай­чик.— Если бы она меня любила, то не стала бы наказывать».

И Зай­чик убе­жал из дому в лес, нашел норку и решил остаться там жить. Ночью пошел дождь, стало холодно и неуютно. Зай­чик чув­ство­вал себя очень оди­но­ким, ему хоте­лось домой к маме, но он не мог про­стить ее за то, что она его наказала.

Утром Зай­чика раз­бу­дила бол­товня сорок, кото­рые сидели на сосед­нем дереве. «Бед­ная Зай­чиха,— гово­рила одна сорока дру­гой.— Вчера ее Зай­чо­нок убе­жал из дома, она всю ночь искала его в лесу под дождем, а теперь она тяжело забо­лела от огор­че­ния и беспокойства».

Услы­шав эти слова, Зай­чик поду­мал: «Раз мама вол­ну­ется из-за меня, зна­чит, она меня, навер­ное, любит. Она забо­лела, потому что я убе­жал, и ей теперь очень плохо. Я дол­жен про­стить ее и вер­нуться домой, ведь я тоже ее люблю». И Зай­чик помчался домой.

Как только мама уви­дела его, она сразу выздо­ро­вела, встала с кро­вати и лас­ково обняла сво­его Зайчонка.

— Как я рада, что ты вер­нулся, мой хоро­ший,— ска­зала мама.— Мне было очень плохо без тебя, ведь я так сильно тебя люблю.

— Я тоже тебя люблю, мамочка,— ска­зал Зайчик.

С тех пор Зай­чик и его мама жили дружно и не оби­жа­лись друг на друга. Зай­чик понял, что мама его любит и будет любить все­гда, что бы ни случилось.

Вопросы для обсуждения

За что Зай­чик оби­делся на маму? Оби­делся бы ты на его месте? Почему Зай­чик вер­нулся к маме? Что понял Зай­чик из этой истории?

  1. Сказка о глу­пень­кой маме (про­дол­же­ние сказки о Зай­чике, кото­рый оби­делся на свою маму)

Воз­раст: 4–7 лет.

Направ­лен­ность: Пере­жи­ва­ния, свя­зан­ные с непро­стыми вза­и­мо­от­но­ше­ни­ями с роди­те­лями. Кон­фликт­ные отно­ше­ния с роди­те­лями. Нега­тив­ные чув­ства (обида, злость и пр.) по отно­ше­нию к роди­те­лям. Неадек­ват­ная реак­ция на нака­за­ние и неодобрение.

Клю­че­вая фраза: «Я оби­делся на тебя!».

Жил-был этот Зай­чик дальше. Потом он еще раз убе­жал от мамы. Встре­ти­лось на его пути море огром­ное — пере­плыл море.

Шел дальше, видит — океан. Что же делать? Сва­лил он дерево, сел на него и пере­плыл океан. Знал он теперь, что его мама не доста­нет. Затем пере­плыл тре­тий, чет­вер­тый, пятый, шестой и так десять океанов.

Бежал он через лесочки — через трид­цать лесоч­ков про­бе­жал. При­шел в деревню. Видит — раз­вилка дорог. А как домой-то идти, он забыл.

Пошел налево, заблу­дился и ока­зался в боль­шом городе. Там он и остался. Время шло, Зай­чик неза­метно рос. Про­шло пять­де­сят лет, пока Зай­чик искал дорогу домой. Он уже стал папой.

И вот он уже заску­чал по маме. Пошел он домой и …опять ошибка. Зай­чик повер­нул не в ту сто­рону. А там в лесу, жил голод­ный волк. Волк погнался за Зай­чи­ком. Зай­чик побе­жал от него. Бежал через леса, через моря и… слу­чайно при­бе­жал домой.

Но Зай­чик не знал, куда он попал. Была зима, поэтому дом занесло сне­гом, а мама спала в нем. Зай­чик улегся спать в сугробе.

Вес­ною снег рас­таял. Зай­чик проснулся,— видит, он на крыше дома. «Как мне оттуда слезть?». Поду­мал, под­на­ту­жился и слез.

В это время мама еще спала. Зай­чик решил устро­ить сюр­приз. Он тихонько под­крался к ней и поце­ло­вал. Спро­со­нья мама громко закри­чала потому, что испу­га­лась. Потом уви­дела Зай­чика крепко-крепко обняла его и поце­ло­вала. И они жили хорошо.

Вопросы для обсуждения

Обсуж­де­ние можно вести по вопро­сам преды­ду­щей сказки. Кроме того, для взрос­лых здесь немало тем­ных, непо­нят­ных мест. Попро­сите вашего ребенка про­яс­нить их. Рас­ска­жите, что эту сказку сочи­нила девочка шести лет. Спро­сите, согла­сен ли он с ней или он сочи­нил бы по-дру­гому. Будет хорошо, если ребе­нок сам сочи­нит продолжение.

16.Гномик

Воз­раст: 5–10 лет.

Направ­лен­ность: Кон­фликт­ные отно­ше­ния с роди­те­лями. Нега­тив­ные чув­ства (обида, злость и пр.) по отно­ше­нию к роди­те­лям. Труд­но­сти кон­такта, непонимание.

Клю­че­вая фраза: «Мама меня оби­жает!» (вслух об этом не говорят!)

Одна­жды в одном городе про­изо­шла инте­рес­ная исто­рия. Каж­дый из вас знает много исто­рий, но эта исто­рия — необыч­ная. Она слу­чи­лась в одной семье ска­зоч­ных чело­веч­ков-гно­ми­ков. Они очень похожи на нас с вами, почти такие же, только очень малень­кого роста, из-за чего, впро­чем они совсем не переживают.

Город, в кото­ром жила эта семья, был очень боль­шим. По его ули­цам ездили раз­ные машины, там были кра­си­вые мага­зины, в кото­рых про­да­ва­лись раз­ные полез­ные вещи. На одной из этих улиц в неболь­шом доме жила семья гномиков.

Они жили дружно и хорошо, но ино­гда стар­шие ругали и нака­зы­вали Малень­кого Гно­мика… А вся­кий из вас знает, что можно чув­ство­вать, когда это случается…

Одна­жды мама ухо­дила из дома по своим делам и ска­зала Гно­мику: «Веди себя хорошо. Я скоро вер­нусь». Гно­мик остался дома один и, наиг­рав­шись в люби­мые игры, от нечего делать стал ходить по квар­тире. В одной из ком­нат Гно­мик уви­дел мамину люби­мую вазу. «Какая кра­си­вая ваза»,— поду­мал Гно­мик и тут же заме­тил, что она не бле­стит на солнце, потому что на ней была пыль.

«Надо помыть вазу. А когда мама вер­нется, она уви­дит, какая чистая и кра­си­вая теперь ее ваза»,— так решил Гно­мик. Он взял стуль­чик, встал на него, потя­нулся к вазе… И вдруг стуль­чик зака­чался, ваза упала из рук Гно­мика и… разбилась.

«Я так хотел пора­до­вать свою маму»,— про­шеп­тал Гно­мик, кото­рый был очень рас­строен, и в ту же минуту мама вер­ну­лась домой. Мама не знала, что это слу­чи­лось неча­янно и что Гно­мик хотел ее пора­до­вать. На Гно­мика закри­чали, отшле­пали, он был наказан.

Гно­мик почув­ство­вал обиду и злость на маму. Ему не хоте­лось больше нико­гда ее видеть. «Ваза раз­би­лась слу­чайно, а мама этого не знает. Я хотел сде­лать при­ят­ное маме, а она… Пусть ее не будет. Я хочу остаться один на всем белом свете»,— так думал Гно­мик, и слезы кати­лись по его щекам.

Несколько сле­зи­нок упали на книгу с кар­тин­кой вол­шеб­ника. И вдруг из книжки раз­дался голос. «Я все знаю,— ска­зал ожив­ший вол­шеб­ник,— ты чув­ству­ешь боль­шую обиду на маму и хочешь, чтобы ее не было на свете, потому что она неспра­вед­ливо нака­зала тебя. Сей­час я взмахну палоч­кой и ты оста­нешься один, а мамы не будет…»

Так и слу­чи­лось. Мама исчезла. Гно­мик ходил по дому один и вскоре почув­ство­вал, что ему совсем оди­ноко от того, что мамы нет рядом. «Она тоже там одна. Ей плохо, она ищет меня. Может быть, маме сей­час хуже, чем мне»,— поду­мал Гно­мики ему захо­те­лось вер­нуть маму. Но как же сде­лать это без волшебника?

И Гно­мик дога­дался, что надо про­стить маму. И как только из сердца Гно­мика исчезла злость и обида на маму, она вновь ока­за­лась дома. Мама искала и звала Гно­мика. Гно­мик и мама обня­лись. Они нашли друг друга. В доме заиг­рала музыка и они стали тан­це­вать. Затем они пошли гулять и в парке ели много раз­ных вкус­но­стей, ката­лись на карусели.

А Гно­мик поду­мал: «Как хорошо, что я про­стил маму! Ведь она любит меня, и я буду все­гда нахо­дить в себе силы, чтобы про­щать ее, потому что она — моя люби­мая мама».

Вопросы для обсуждения

Почему мама отру­гала Гно­мика? Была ли она права?

За что Гно­мик оби­делся на маму? Оби­делся бы ты на его месте?

Зачем Гно­мик про­стил маму? Мог бы он этого не делать? Что бы тогда было?

  1. Рас­сказ про семью карандашиков

Воз­раст: 4–7 лет.

Направ­лен­ность: Пере­жи­ва­ния, свя­зан­ные с «непро­стыми» вза­и­мо­от­но­ше­ни­ями с родителями.

Клю­че­вая фраза: «А я хулиганю!»

Жила-была семья каран­да­шей. Как-то раз мама гото­вила суп­чик, а папа и сынок зани­ма­лись сво­ими делами. Каран­даш был очень хит­рый и решил выйти на улицу, хотя мама не раз­ре­шала ему это делать. Когда папа уви­дел, что Каран­даш ушел, то пошел его искать. Но Каран­даш был настолько хит­рый, что знал, что его будут искать, и пошел в лес. Папа искал его, искал и не нашел. Когда мама закон­чила гото­вить суп­чик, она уви­дела, что папы и каран­даша нет. Про папу она не испу­га­лась, так как знала, что когда каран­даш пря­чется, папа ухо­дит его искать. Тем вре­ме­нем папа все искал, а сынок ухо­дил все дальше и дальше в лес. Когда же папа его нашел, он ска­зал: «Сынок, не ходи в лес! Если ты и сде­ла­ешь пакость, ты не дол­жен ходить в лес — мы очень за тебя боимся». Когда они вер­ну­лись домой, мама с папой очень его попро­сили, чтобы он так не делал.

Мама ска­зала: «Я тебя очень люблю!». Каран­дашу стало при­ятно, и он решил больше так не делать.

Вопросы для обсуждения

Зачем хит­рый Каран­даш ушел из дома?

Почему когда его нашли, то не отругали?

Почему Каран­даш решил больше не ухо­дить из дома?

  1. Малень­кий Котенок

Воз­раст: 4–7 лет.

Направ­лен­ность: Пере­жи­ва­ния, свя­зан­ные с нака­за­нием и чув­ством вины.

Клю­че­вая фраза: «Я непослушный»

Дело было в деревне. У людей жил малень­кий Коте­но­чек. Но до того он был непо­слуш­ный! Когда люди ухо­дили и остав­ляли его, то он то таре­лочку разо­бьет, то еще чего-нибудь натво­рит. И вот когда люди ушли, он опять раз­бил, очень неудачно, и попал себе на одну лапку. Когда люди при­шли (они очень любили живот­ных), они ска­зали: «Что же ты так, раз­бил тарелку». Они пере­вя­зали ему лапку и нало­жили гипс. Когда гипс сняли, все хорошо срос­лось. Но Коте­нок знал, что больше не будет бить тарелки,— только тогда, когда ему разрешат.

Вопросы для обсуждения

Трудно поре­ко­мен­до­вать кон­крет­ные вопросы. Содер­жа­ние сказки на наш, «взрос­лый», взгляд неод­но­значно, однако всем детям и самой девочке-автору эта сказка при­но­сила замет­ное облег­че­ние. Про­сто смот­рите за реак­цией ребенка и сле­дуйте своей интуиции.

  1. Сказка о малень­ком Тигренке

Воз­раст: 5—9 лет.

Направ­лен­ность: Кон­фликты с роди­те­лями, обида. Напря­жен­ные отно­ше­ния с бра­тьями (сест­рами).

Клю­че­вая фраза: «Вы меня не любите!»

«Никому нет дела до меня, я никому не нужен»,— так думал малень­кий Тиг­ре­нок и про­дол­жал идти, пону­рив голову, под паля­щим солн­цем, сам не зная куда. Ост­рые колючки больно впи­ва­лись в его мяг­кие еще лапы, но тиг­ре­нок не заме­чал этого — так ему было оди­ноко и грустно.

Тиг­ре­нок ушел из дома, он хотел ото­мстить маме-тиг­рице и папе-тигру за то, что они его не заме­чают, за то, что сего­дня утром, когда тиг­ре­нок с бра­том учи­лись охо­титься, роди­тели его не похва­лили и даже не уви­дели, что он так сильно ста­рался. «Мой брат такой быст­рый и лов­кий, и у него все­гда все полу­ча­ется, и роди­тели, конечно, любят его больше, чем меня, а я про­сто жал­кий ува­лень»,— про­дол­жал рас­суж­дать малень­кий тиг­ре­нок, и ему ста­но­ви­лось еще хуже.

Так бы, навер­ное, он брел и брел, пока рас­ка­лен­ное крас­ное солнце не соеди­ни­лось бы с зем­лей на гори­зонте, но вдруг ветки и трава под лапами тиг­ренка раз­дви­ну­лись, и он куба­рем поле­тел вниз. Тиг­ре­нок даже не успел как сле­дует испу­гаться, как ока­зался на дне выры­той охот­ни­ками ямы. Яма была глу­бо­кой и тем­ной, и тиг­ренку стало очень страшно. Он при­нялся изо всех сил караб­каться вверх, но стены ловушки были глад­кими, не за что было уце­питься, лапы тиг­ренка сколь­зили, и он посто­янно спол­зал вниз. Тиг­ре­нок про­дол­жал свои попытки, пока совсем не ослаб. Тогда он свер­нулся кала­чи­ком на дне холод­ной ямы и заснул от голода и уста­ло­сти. И тиг­ренку при­снился пре­крас­ный сон, в кото­ром тиг­рица-мать и тигр-отец лениво лежат около про­зрач­ного жур­ча­щего ручья на зали­той солн­цем поляне под синим-синим небом и лас­ково смот­рят, как их дете­ныши радостно играют друг с другом.

Тиг­ре­нок проснулся в чер­ной яме, но в душе его зажглось малень­кое сол­нышко и согрело его своим теп­лом. Он вдруг вспом­нил то, что знал все время, но почему-то недавно забыл. Он вспом­нил, что роди­тели очень любят его, про­сто они учат его бороться, ведь без этого тиг­рам не выжить. И тиг­ре­нок понял, как он любит сво­его брата, ведь и ему порой бывает очень тяжело и не все уда­ется. «Как жалко, что я больше их нико­гда не увижу»,— поду­мал тиг­ре­нок и его сердце сжа­лось от боли. Про­шло время — тиг­ре­нок не знал, сколько дней, потому что в яме все­гда темно,— и он услы­шал шорохи и звуки, но тиг­ренку было все равно — от сла­бо­сти он уже ничего не чув­ство­вал. Яркий свет заста­вил тиг­ренка открыть глаза и сча­стью его не было конца, когда он уви­дел маму, папу, брата и дру­гих зве­рей, кото­рые при­шли на помощь и выз­во­лили его из ловушки.

- Какое сча­стье, что мы нашли тебя! Мы искали тебя четыре ночи и четыре дня и вспо­ло­шили всех зве­рей в округе,— радостно при­чи­тала мама-тиг­рица. А тиг­ре­нок только про­шеп­тал в ответ: «Про­сти, мама, ты еще будешь гор­диться мной». С тех пор тиг­ре­нок дру­жил со своим бра­том и во всем помо­гал ему, а сам ста­рался быть лучше и сильнее.

Про­шло несколько лет, и не было еще в тех местах такого силь­ного, быст­рого, умного и сме­лого тигра, каким стал наш тиг­ре­нок. Все звери любили и ува­жали его, и часто его стали видеть на охоте с самой кра­си­вой тиг­ри­цей, с той, что живет на дру­гой сто­роне реки.

Вопросы для обсуждения

Почему Тиг­ре­нок ушел из дома?

Что вспом­нил Тиг­ре­нок, когда сидел в яме? Почему он это забыл?

Что бы ты посо­ве­то­вал Тиг­ренку, чтобы он нико­гда не забы­вал об этом?

  1. «Серое ухо»

Воз­раст: 4—7 лет.

Направ­лен­ность: Страх тем­ноты. Ноч­ные кош­мары. Общая боязливость.

Клю­че­вая фраза: «Как темно и страшно!»

В одном лесу жил Зай­чишка Серое ухо, у кото­рого было много-много дру­зей. Одна­жды его друг Ежик Малень­кие ножки при­гла­сил Зай­чишку на свой день рож­де­нья. Зай­чишка очень обра­до­вался при­гла­ше­нию. Он пошел на даль­нюю поляну и набрал для Ежика целую кор­зину зем­ля­ники, а потом отпра­вился в гости.

Его путь лежал через лес­ную чащу. Све­тило сол­нышко, и Зайка весело и быстро добрался до домика Ежика. Ежик очень обра­до­вался зай­чику. Потом к ежику при­шли Белка Рыжий хво­стик и Бар­су­чо­нок Мягень­кий живо­тик. Они все вме­сте тан­це­вали и играли, а после пили чай с тор­том и зем­ля­ни­кой. Было очень весело, время бежало быстро, и вот уже начало тем­неть — пора было гостям соби­раться домой, где их ждали роди­тели. Дру­зья попро­ща­лись с ежи­ком и пошли по своим домам. И наш Зай­чишка отпра­вился в обрат­ный путь. Сна­чала он шел быстро, пока тро­пинку было хорошо видно, но вскоре совсем стем­нело, и Зай­чику стало чуть-чуть страшно.

Он оста­но­вился и при­слу­шался к тем­ному и совсем непри­вет­ли­вому ноч­ному лесу. Вдруг он услы­шал стран­ный шорох. Зай­чишка при­жался к траве и задро­жал. Потом подул ветер, и Зайка услы­шал страш­ный скрип и скре­жет — он посмот­рел направо и уви­дел что-то огром­ное и страш­ное: у него было много длин­ных и коря­вых рук, кото­рыми оно раз­ма­хи­вало и при этом изда­вало тот самый страш­ный скрежет…

Зай­чонку стало совсем страшно, он поду­мал, что это Чудо­вище, что оно сей­час схва­тит его сво­ими коря­выми ручи­щами, а потом съест… Бед­ный Зай­чишка накрыл лап­ками ушки и закрыл глазки, чтобы не видеть и не слы­шать страш­ного Чудо­вища и стал дожи­даться своей смерти.

Так про­шло неко­то­рое время и… ничего не слу­чи­лось. А затем Зайка ска­зал сам себе: «Неужели я так и буду лежать здесь и уми­рать от страха? А что будет с моей мамой, если я умру, ведь она не пере­жи­вет этого?». Зайка собрался с силами, открыл глаза и смело посмот­рел на Чудо­вище. И вдруг он заме­тил, что Чудо­вище совсем не Чудо­вище, а ста­рый Дуб, с кото­рым Зайка все­гда здо­ро­вался, гуляя по утрам, а огром­ные руки — всего-навсего ветви, на кото­рых днем поют птички. Скри­пел же ста­рый Дуб потому, что на ветру рас­ка­чи­ва­лась его ста­рая рас­трес­кав­ша­яся макушка. Наш Зайка громко рас­сме­ялся, оттого, что испу­гался ста­рого сво­его друга — доб­рого Дуба.

Зайка про­дол­жил свой путь домой, он теперь знал, что ничего страш­ного в ноч­ном лесу не может быть. И после этого слу­чая Зайка Серое ухо нико­гда больше не боялся тем­ного леса.

Вот такая слу­чи­лась исто­рия с храб­рым Зай­чи­ком Серое ухо.

Вопросы для обсуждения

Чего боялся Зайчик?

Каким обра­зом Зай­чик уви­дел, что Чудо­вище — совсем не чудо­вище? Почему теперь Зай­чика назы­вают храбрым?

  1. Сме­лый Гномик

Воз­раст: 5–9 лет.

Направ­лен­ность: Боязнь тем­ноты, повы­шен­ная тре­вож­ность. Ноч­ные кош­мары. Общая боязливость.

Клю­че­вая фраза: «Мне страшно!»

В одном лесу на опушке жил малень­кий Гно­мик. Жил он весело и без­за­ботно, одно только мешало его радост­ной жизни. Боялся наш Гно­мик Бабы Яги, живу­щей в сосед­нем лесу.

И вот одна­жды мама попро­сила Гно­мика схо­дить в лес за оре­хами. Гно­мик хотел сна­чала попро­сить сво­его друга Тролля схо­дить с ним, потому что Тролль не боялся Бабы Яги. Но потом решил дока­зать Троллю и маме, что он тоже сме­лый, и пошел в лес один.

Гуляя по лесу целый день, Гно­мик нигде так и не нашел ореш­ник. Смер­ка­лось. Задул холод­ный вете­рок, и весь лес напол­нился неяс­ными шоро­хами и скри­пами. Гно­мик поду­мал, что это, навер­ное, злая Баба Яга пугает его. На дро­жа­щих ногах он про­дол­жал поиски. В конце кон­цов стало совсем темно, и он выбился из сил. Гно­мик от отча­я­ния при­сло­нился к какому-то дереву и запла­кал. Вдруг это дерево заскри­пело и ока­за­лось, что это не дерево, а избушка Бабы Яги. От испуга Гно­мик упал на землю и оне­мел от страха, в это время дверь избушки отво­ри­лась, как бы при­гла­шая войти. Ноги не слу­ша­лись его, поша­ты­ва­ясь, он под­нялся и вошел в избушку.

К его удив­ле­нию, Бабы Яги он не уви­дел. Вдруг с печи раз­да­лись тихие звуки и Гно­мик уви­дел ее: скрю­чен­ная, несчаст­ная, обмо­тан­ная шар­фом, она тихо всхли­пы­вала. «Не бойся меня,— про­мол­вила Баба Яга,— я не сде­лаю тебе ничего пло­хого. Я забо­лела, потому что много суе­ти­лась по лес­ным делам: кому сове­том, кому лекар­ством помо­гала». Гно­мик сна­чала хотел убе­жать, но ноги его не слу­ша­лись, и он остался. Посте­пенно он опра­вился от испуга, ему вдруг стало очень жалко бед­ную раз­бо­лев­шу­юся Бабу Ягу и он ее спро­сил: «Чем я могу помочь тебе?»

— При­неси мне пожа­луй­ста, из лесу, ело­вых веток, сос­но­вых шишек и коры березы, я сварю отвар и поправлюсь.

Наутро Гно­мик испол­нил просьбу ста­рушки. Она была так бла­го­дарна Гно­мику, что вру­чила ему кор­зину с лес­ными оре­хами и вол­шеб­ный клу­бок, кото­рый помог ему найти дорогу домой. Выходя из леса, Гно­мик огля­нулся и уви­дел за собой много зве­рей, кото­рые хором закри­чали: «Слава сме­лому Гному! Ты очень помог нам, потому что лесу не хва­тало доб­рых дел Бабы Яги. Спа­сибо тебе».

Дома мама и Тролль встре­тили Гно­мика с радо­стью. Все вме­сте сели пить чай с тор­том и с вос­хи­ще­нием слу­шали при­клю­че­ния малень­кого путе­ше­ствен­ника. Мама нежно обняла сына и ска­зала: «Ты у меня самый люби­мый и самый смелый».

Вопросы для обсуждения

Почему Гно­мик отпра­вился в лес один? Что бы ты сде­лал на месте Гно­мика, уви­дев Бабу Ягу? Помог бы ты ей? Почему Гно­мик пере­стал бояться Бабы Яги?

  1. Мед­ве­жо­нок и Баба Яга

Воз­раст: 5–10 лет.

Направ­лен­ность: Страх тем­ноты, повы­шен­ная тре­вож­ность. Ноч­ные кош­мары. Общая боязливость.

Клю­че­вая фраза: «Мне страшно!»

Я хочу рас­ска­зать один слу­чай, кото­рый про­изо­шел не так давно и запом­нился всем потому, что это был необыч­ный случай…

Как-то раз в одном лесу, где рас­тут высо­кие дере­вья, щебе­чут птицы, а солнце напол­няет при­ят­ным теп­лом землю, гулял Мед­ве­жо­нок. Он шел в гости к своим дру­зьям, но, обойдя весь лес, никого не смог найти.

«Как странно. Куда все могли поде­ваться?— поду­мал Мед­ве­жо­нок. Может быть, они играют на поляне? Пойду посмотрю». И Мед­ве­жо­нок пошел дальше. Вскоре он ока­зался на боль­шой поляне, но и там никого не нашел. Вдруг с ветки дерева к Мед­ве­жонку спрыг­нула Белочка и спро­сила: «Ты ищешь своих дру­зей? Я знаю где они,— их спря­тала Баба Яга. Если ты най­дешь Бабу Ягу, тогда ты помо­жешь своим друзьям».

Мед­ве­жо­нок не очень-то обра­до­вался таким сло­вам. «Как же я встре­чусь с Бабой Ягой, она такая страш­ная и может меня съесть»,— так думал Мед­ве­жо­нок, и от этого ему стало совсем плохо.

Мед­ве­жо­нок уже было совсем обес­си­лел, но вдруг понял, что если он не спа­сет дру­зей — этого не сде­лает никто. «Надо, так надо, поду­мал мед­ве­жо­нок,— зна­чит я дол­жен побо­роть свой страх и идти к Бабе Яге». Страх конечно не очень-то и под­дался, но ноги послу­ша­лись и понесли его в самую дре­му­чую чащу.

И вот за дере­вьями пока­за­лась избушка, на крыльце кото­рой сидела жен­щина. Мед­ве­жонка охва­тил жут­кий страх и он спря­тался за кустами. «Эта жен­щина — Баба Яга, она такая злая. Со мной может про­изойти что-то ужасное»,—думал Мед­ве­жо­нок. Но затем он вспом­нил про дру­зей. «Нет, так дело не пой­дет, надо про­гнать свой страх,— ска­зал себе Мед­ве­жо­нок, собрал все свои силы, вышел из-за куста и напра­вился к сидя­щей на крыльце Бабе Яге.

Разве ты меня не боишься? Ведь я могу сде­лать с тобой все что угодно!— про­шеп­тала она, скрипя ужас­ными жел­тыми зубами.

Я хочу помочь своим дру­зьям. Зачем ты их спря­тала?— спро­сил Медвежонок.

Они мне мешали спать сво­ими шум­ными играми,— отве­тила Баба Яга.

А что же ты сей­час не спишь, ведь в лесу тихо?— спро­сил Мед­ве­жо­нок, борясь со своим страхом.

Не могу,— грустно всхлип­нув, отве­тила Баба Яга,— все птички поле­тели уте­шать твоих дру­зей, а я без их песен уснуть не могу.

По лицу Бабы Яги стекла самая насто­я­щая боль­шу­щая слеза. А за ней еще и еще. И вот Баба Яга забыла про Мед­ве­жонка и при­ня­лась реветь в свое удо­воль­ствие. Мед­ве­жонку уже не было страшно, ему стало жалко эту женщину.

Мед­ве­жо­нок ска­зал ей: «Пой­дем отпу­стим моих дру­зей. И тогда птички снова при­ле­тят к твоей избушке и ты смо­жешь сладко засыпать».

— Ты сме­лый и сумел пре­одо­леть свой страх, а таким я все­гда помо­гаю,— выти­рая слезы, про­мол­вила Баба Яга и, кряхтя и поста­ны­вая, вошла в свою избушку.

А когда она снова появи­лась, Мед­ве­жо­нок вдруг уви­дел перед собой совер­шенно дру­гую жен­щину. На ней было кра­си­вое пла­тье и она улы­ба­лась. Теперь Баба Яга была совсем не страш­ной, а очень доброй.

— Я отпущу твоих дру­зей,— про­из­несла Баба Яга и взмах­нула руками. И сразу же около избушки появи­лись дру­зья Мед­ве­жонка. Они стали тан­це­вать и позвали в свой хоро­вод Бабу Ягу, кото­рой было весело, потому что ее птички снова вер­ну­лись к ее избушке и пели вме­сте с ней песни. Затем Баба Яга уго­стила Мед­ве­жонка и его дру­зей кон­фе­тами и они снова стали тан­це­вать. Бабе Яге это так понра­ви­лось, что она при­гла­сила Мед­ве­жонка и его дру­зей к себе на сле­ду­ю­щий день.

А Мед­ве­жо­нок думал: «Ока­зы­ва­ется, эта­жен­щина — Баба Яга — не все­гда бывает злой и страш­ной. Ино­гда ей про­сто оди­ноко жить без дру­зей в лесу, и поэтому она злится и всех пугает. Я ее не боюсь, потому что теперь знаю, что Баба Яга на самом деле доб­рая и помо­гает дру­гим. Я буду с ней дружить».

Вопросы для обсуждения

Как Мед­ве­жо­нок справ­лялся со стра­хом? Что ему помогло? Почему Баба Яга пре­вра­ти­лась из страш­ной в добрую?

  1. Мышо­нок и темнота

Воз­раст: 5–9 лет.

Направ­лен­ность: Страх тем­ноты, повы­шен­ная тре­вож­ность. Ноч­ные кош­мары. Общая боязливость.

Клю­че­вая фраза: «Мне страшно!»

На опушке боль­шого кра­си­вого леса живет Малень­кий Мышо­нок с мамой и папой. Он очень любит цветы, рас­ту­щие рядом с их доми­ком, зай­чат, при­бе­га­ю­щих на полянку, птиц, что каж­дое утро будят мыши­ную семью своим звон­ким пением. Мышо­нок раду­ется солнцу и ветерку, очень любит смот­реть на облака, по ночам любу­ется звез­дами со своим дру­гом Светлячком.

А раньше Малень­кого Мышонка очень пугала тем­нота, ночь, когда вокруг ничего не видно и только слышны таин­ствен­ные шорохи, наво­дя­щие ужас.

В один из дней Малень­кий Мышо­нок очень долго гулял, бегал и забрел так далеко, что воз­вра­щаться при­шлось в тем­ноте; ночь была без­лун­ной, а совсем рядом что-то все время шур­шало, вздра­ги­вало и шеве­ли­лось. И хотя это был про­сто ветер, гуля­ю­щий в вет­вях дере­вьев, Мышонку все равно было страшно. Ему хоте­лось поско­рее попасть домой, но страх ско­вы­вал его, он зами­рал, и слезы набе­гали на глаза. Вдруг он услы­шал вда­леке шум, ему пред­ста­ви­лось, что это злые чудо­вища кла­цают зубами, сердце его замерло, и он при­та­ился. Но это ока­зался всего лишь писк, и Мышо­нок поду­мал, что, может быть, это кри­чит такой же, какой, малень­кий и испу­ган­ный малыш…

Огля­ды­ва­ясь и вздра­ги­вая от каж­дого шороха, Мышо­нок мед­ленно шел на голос и вышел к неболь­шому кусту, меж веток кото­рого была натя­нута пау­тина, а в пау­тине запу­тался Свет­ля­чок. Мышо­нок осво­бо­дил его и спросил:

Ты так кри­чал потому, что тебе страшно в темноте?

Нет,— отве­тил Свет­ля­чок,— в тем­ноте совсем не страшно, как тебе кажется, а кри­чал я потому, что запу­тался в пау­тине и не мог сам выбраться. Меня ждут дру­зья… А ты куда идешь?— спро­сил Светлячок.

И Мышо­нок рас­ска­зал ему, что идет домой и что ему страшно.

— Я яркий и све­чусь, я помогу тебе добраться до дома,— ска­зал Светлячок.

По дороге они встре­тили дру­зей Свет­лячка. Все бла­го­да­рили Мышонка за то, что он спас Свет­лячка. И все свет­лячки так ярко и кра­сиво све­ти­лись, что это было похоже на празд­нич­ный фей­ер­верк. И тут Мышо­нок уви­дел, что в тем­ноте совсем не страшно, потому что ночью все такое же, как и днем,— есть и кра­си­вые цветы, и птицы. И даже такие необык­но­вен­ные кра­савцы, как Светлячки.

Они про­во­дили Мышонка до дома, побла­го­да­рили его роди­те­лей за то, что они вырас­тили заме­ча­тель­ного храб­рого сына. Мама Мышонка ска­зала: «Я все­гда верила в тебя, малыш, ты ложись спать, а зав­тра мы устроим боль­шой празд­ник. Все звери узнают, что ты теперь ничего не боишься и все­гда готов помочь ока­зав­шимся в беде».

И был боль­шой празд­ник. Все лес­ные звери узнали о том, что слу­чи­лось с Малень­ким Мышон­ком, как он спас Свет­лячка. А ночью, когда празд­ник еще про­дол­жался, вся опушка этого боль­шого леса засве­ти­лась, потому что собра­лись все свет­лячки и стало светло, как днем, и еще долго-долго про­дол­жа­лось весе­лье и поздрав­ле­ния Малень­кого Мышонка и его родителей.

Вопросы для обсуждения

Чего боялся Мышо­нок? Тебе бывает так же страшно? Что помогло Мышонку не бояться? Что Мышо­нок узнал про темноту?

  1. Белочка Нуся

Воз­раст: 5–8 лет.

Направ­лен­ность: Страх тем­ноты и оди­но­че­ства, повы­шен­ная тре­вож­ность. Ноч­ные кош­мары. Общая боязливость.

Клю­че­вая фраза: «Как темно и страшно!»

В одном сос­но­вом лесу жила-была белочка Нуся. Была она очень хоро­шая, доб­рая и весе­лая. И были у нее мама и папа, кото­рые очень ее любили: забо­ти­лись о ней, при­но­сили орешки, играли, читали на ночь сказки.

Но вот одна­жды зимой Нусины мама и папа ушли в сосед­ний лес за шиш­ками и оста­вили ее дома одну. Нуся не часто оста­ва­лась дома одна, это было для нее непри­вычно и не очень при­ятно. В тот день неожи­данно под­ня­лась метель, от кото­рой в бели­чьем домике сде­ла­лось очень темно и неуютно. Испу­га­лась Нуся. Ей все­гда было жут­ко­вато, когда насту­пала ночь и дела­лось темно. А тут вроде еще ночь не насту­пила, а страшно, да и роди­те­лей все нет. Заби­лась белочка в даль­ний угол ком­наты, сидит и дро­жит. Ждет не дождется, когда же при­дут мама с папой. Нусины зубки так сильно сту­чали от страха и так громко она взды­хала и охала, что белочка, живу­щая по сосед­ству, не выдер­жала и крик­нула ей:

Эй ты! Малень­кая тру­сишка! Пере­стань дро­жать из-за вся­ких пустяков!

Да,— ото­зва­лась сла­бым голо­сом Нуся,— тебе хорошо, ты не боишься. А я одна в тем­ной ком­нате, то и дело чудятся вся­кие ужасы и при­ви­де­ния. И что же мне делать, если я не могу, не умею быть смелой?!

Эх, ты! Глу­пая плакса,— про­кри­чала соседка.— Я вот тоже одна, в тем­ноте, но я ничего не боюсь. А тебе лишь бы попла­кать да покапризничать.

Обид­ными пока­за­лись Нусе эти слова. Собра­лась она с духом и говорит:

Неправда! Пусть я боюсь тем­ноты, но я не плакса и не капри­зуля. И вообще, я очень даже хоро­шая белочка. Помо­гаю маме и слу­ша­юсь ее. Но… почему-то мне все­гда страш­но­вато в темноте.

Хм, нашла чего бояться. Я пони­маю, мед­ведя там, волка или охот­ника. А‑а-а… ты, навер­ное, еще очень малень­кая. И как тебе не стыдно! Ведь роди­тели тебя оста­вили дома одну, как боль­шую, а ты…

Слу­шала это Нуся и все больше пони­мала, что и впрямь она уже не так мала, раз оста­вили ее дома одну, как ее соседку. Негоже ей уже дро­жать как оси­но­вый листок, ока­зав­шись в тем­ноте. Но как же ей не бояться ее? Напряг­лась Нуся. Тер­пела-тер­пела, думала-думала, как побе­дить ей страх.

Нако­нец, набра­лась она сме­ло­сти, вздох­нула поглубже и как выско­чит на сере­дину ком­наты, раз­ма­хи­вая лапками:

— Я самая сме­лая из всех бело­чек! Никого и ничего не боюсь! Ухо­дите прочь, страш­ные при­зраки и духи! Вот я вам сей­час задам!

Осмот­ре­лась она в тем­ноте и почув­ство­вала, что и впрямь ничего не боится и ника­ких при­ви­де­ний в помине нет. Засме­я­лась тогда Нуся над собой и поняла, что нечего ей в тем­ноте бояться, разве что соб­ствен­ного страха.

А тут, словно испу­гав­шись Нуси­ной сме­ло­сти, и метель кон­чи­лась, снова на небе появи­лось сол­нышко. В это же время подо­шли и Нусины родители:

Нуся, Нуся! Как же ты тут одна, без нас, в эту страш­ную метель? Мы так к тебе спешили!

Ничего, мамочка! Мне было ни капельки не страшно!— ото­зва­лась белочка.

Вот умница! Совсем ты у нас взрослая.

С тех пор Нуся уже нико­гда не боя­лась оста­ваться одна в темноте.

Вопросы для обсуж­де­ния Чего боя­лась Нуся?

Что помогло Нусе пере­стать бояться? Что еще можно было сделать?

  1. Сло­не­нок, кото­рый боялся темноты

Воз­раст: 4–9лет.

Направ­лен­ность: Страх тем­ноты и оди­но­че­ства, повы­шен­ная тре­вож­ность. Ноч­ные кош­мары. Общая боязливость.

Клю­че­вая фраза: «Я боюсь, там темно!»

На дале­кой пла­нете, в самом цен­тре сия­ю­щей пустоты, кото­рую взрос­лые назы­вают галак­ти­кой, жил-был Сло­не­нок, кото­рый очень боялся тем­ноты. Когда он оста­вался один в своей ком­нате, он зажи­гал свечку и садился на кро­вать, зорко всмат­ри­ва­ясь в ночь.

В эти минуты он думал над тем, как все-таки неспра­вед­ливо устроен мир: почему-то надо бес­пре­ко­словно слу­шаться взрос­лых, даже если они не правы: нельзя лазить руками в тарелку, когда ешь, надо каж­дое утро умы­ваться и чистить зубы, с луч­шим дру­гом на про­гулке нельзя бегать по лужам. А по ночам… Тут Сло­не­нок тяжело вздох­нул: надо ска­зать, что он очень боялся тем­ноты. Ничего и никого в жизни Сло­не­нок не боялся так, как этой чер­ной пустоты, кото­рая рас­пол­за­лась вокруг него по ночам.

Вот и сего­дня ночью он сидел, обхва­тив себя руками, боясь поше­ве­литься. Он не отры­вал взгляда от Огонька, мирно подра­ги­ва­ю­щего в ноч­ной тиши, зная, что как только он ото­рвет от него взгляд, со всех сто­рон тут же к нему потя­нут руки вся­кие ноч­ные страшилища.

Но Ого­нек вдруг покач­нулся и спрыг­нул на стол рядом со Слоненком.

При­вет, Сло­не­нок! Я давно за тобой наблю­даю и ты мне очень нра­вишься… Давай ста­нем друзьями.

Дру­зьями? С тобой? А как же мы смо­жем дру­жить? Ведь я такой боль­шой, а ты — маленький.

Ну и что? Глав­ное, чтобы вме­сте нам было бы интересно!

Ну хорошо, попро­буем. А что мы будем делать?

Как что — играть! В кол­дун­чики! Води!

И Ого­нек со Сло­нен­ком стал играть. Заиг­рав­шись, они выбе­жали на улицу и ока­за­лись на лугу, среди ноч­ных цве­тов, под звезд­ным небом. И тут Сло­не­нок испу­гался: он еще нико­гда не был один среди такого боль­шого тумана темноты.

Ну что же ты, Сло­не­нок?— спро­сил его Ого­нек, трях­нув рыжей шевелюрой.

Я боюсь,— про­шеп­тал Сло­не­нок.— Здесь так много всего страш­ного: посмотри, какие чудища гля­дят на нас!— и он зажмурился.

Где чудища?— спро­сил Ого­нек и тихонько при­бли­зился к Сло­ненку, но, при­бли­жа­ясь, он насту­пил на головку коло­коль­чика и тот мело­дично зазво­нил, раз­ры­вая чер­ную пелену тьмы. Он пере­прыг­нул на дру­гой цве­ток, и тот тоже издал звон. И вскоре все цветы вокруг Сло­ненка пели весе­лые песенки.

Услы­шав уди­ви­тель­ную мело­дию, Сло­не­нок при­от­крыл глаза и не пове­рил: тьма рас­се­я­лась, а цветы дружно кивали голов­ками и бесе­до­вали друг с другом.

Весело про­шла эта ночь. Сло­не­нок играл и раз­го­ва­ри­вал со своим новым дру­гом — Огонь­ком. А под утро он вер­нулся домой, лег в кро­вать и поду­мал, что теперь будет с нетер­пе­нием ожи­дать при­хода сле­ду­ю­щего вечера, когда вновь появится его новый друг и они опять поиг­рают. Сло­не­нок глу­боко вздох­нул и… проснулся.

Вопросы для обсуждения

Чего боялся Слоненок?

Чему Ого­нек научил Слоненка?

Как ты дума­ешь, теперь Сло­не­нок будет бояться тем­ноты или чего-нибудь еще? Почему?

26.Приключения мед­ве­жонка (Кол­лек­тив­ная сказка детей стар­шей группы дет­ского сада)

Воз­раст: 4–8 лет.

Направ­лен­ность: По при­чине кол­лек­тив­ного сочи­не­ния сказка под­ни­мает прак­ти­че­ски весь круг дет­ских проблем.

Мед­ве­жо­нок шел по лесу и уви­дел ребят: еще Мед­ве­жонка, Лисенка и Вол­чонка, они играли. Мед­ве­жо­нок подо­шел к ним, и они его при­няли в игру в прятки.

Но потом они его захо­тели съесть, потому что он им не понра­вился. Он непра­вильно играл, громко кри­чал. Мед­ве­жо­нок услы­шал про это и убе­жал домой.

Дома он все рас­ска­зал маме. Вме­сте они пошли обратно и нашли их. Мама хотела их съесть, но ребята объ­яс­нили, почему они не при­няли Мед­ве­жонка. Мед­ве­жо­нок понял, что ему надо было спо­койно играть и никому не мешать. Тогда он подру­жился с ребятами.

Затем Мед­ве­жо­нок с мамой пошли гулять в лес. Вдруг они заблу­ди­лись. Темно. За дере­вом они уви­дели страш­ную тень. Это была тень мышки, но им пока­за­лось, что это боль­шой зверь.

Они бро­си­лись бежать и заблу­ди­лись еще больше. Сели и запла­кали: «Мы не знаем, куда идти!». Но тут из леса вышел Мыш. Это был тот самый Мыш, чьей тени они испу­га­лись. И они уви­дели, что это не страш­ный зверь, а мышка. Мыш был умный, он знал все-все дороги в лесу. Он повел их домой и вывел из леса.

По пути они поели вкус­ной малинки. При­шли домой и сладко-сладко заснули.

Вопросы для обсуждения

Сказка прин­ци­пи­ально не для обсуж­де­ния, а для разыгрывания!

  1. Сказка о Ежике, кото­рый хотел, чтобы на него обра­щали внимание

Воз­раст: 5–9 лет.

Направ­лен­ность: Нару­ше­ния пове­де­ния: гипе­р­ак­тив­ность, агрес­сив­ность и деструк­тив­ное пове­де­ние, вызван­ное нехват­кой внимания.

Клю­че­вая фраза: «А вот я какой!»

Далеко-далеко, за морями, за горами, за высо­кими лесами, в дре­му­чей-дре­му­чей чаще была малень­кая уют­ная полянка. На этой полянке жили вся­кие раз­ные звери: белки, зайцы, обе­зьяны, попу­гаи и даже малень­кий гип­по­по­там. Среди них был один ежик по имени Вася, кото­рый очень гор­дился сво­ими колючками.

Был этот ежик Вася непо­хо­жий на дру­гих. Больше всего на свете любил он, когда на него обра­щали вни­ма­ние. Настолько, что даже каза­лось, что все люди обра­щают на него вни­ма­ния меньше, чем на дру­гих. Хоте­лось ежику, чтобы только на него все­гда смот­рели, только его все слушали.

Вста­нет он утром, сни­мет пижаму и зашвыр­нет подальше, а мама потом ищет и руга­ется: «Куда ты ее поде­вал». Хоть и кри­чит. А все-таки на него.

При­хо­дит он на заня­тие с бел­кой-вос­пи­та­тель­ни­цей. Только начи­нает она что-нибудь рас­ска­зы­вать, ежик как захрю­кает громко-громко. Все сме­ются, на него смот­рят, а вос­пи­та­тель­ница его за шиво­рот и с поляны выгоняет.

Затем к детям идет. Там замок из песка стро­иться. Зай­дет ежик с одной сто­роны, с дру­гой — никто на него не смот­рит. Как раз­мах­нется тогда он — и ногой прям по замку. Девочки в плач, а маль­чики кулаки сжи­мают — бить его хотят.

И так каж­дый день. И все вроде бы хорошо, но стала такая жизнь ежику надо­едать. Вни­ма­ние-то конечно обра­щают — это при­ятно. Но ругаю много — от этого грустно. С такими печаль­ными мыс­лями, одна­жды вече­ром, наш ежик лег спать.

И вот, при­снился ежику сон. Будто гро­мад­ный вол­шеб­ник в плаще рас­ши­том золо­тыми нит­ками при­ле­тел к нему и гово­рит: «Слу­шай ежик! Я буду тебя превращать!»

Испу­гался ежик, запи­щал: «Нет, не надо меня, нет… нет…».

«Не бойся» — улыб­нулся вол­шеб­ник — «Лучше послу­шай, как я тебе хочу покол­до­вать. Я отправлю тебя в два мира, сна­чала в один, а потом в дру­гой. В одном из них ты быва­ешь часто и сам, в дру­гом — не был нико­гда. Когда вер­нешься,— ска­жешь мне, где тебе больше понравилось».

Взмах­нул вол­шеб­ник ярко-жел­той палоч­кой, заши­пело все вокруг и… Ока­зался ежик в неви­дан­ном цар­стве-госу­дар­стве. И глав­ное то, что сам он как-то себя по-стран­ному ведет. Помо­гает он всем, поступки при­ят­ные совер­шает, слу­шает вни­ма­тельно, что гово­рят ему, чужие игрушки не ломает, а, наобо­рот, чинить помо­гает. И вни­ма­ния на него за это обра­щают — так, что даже стыдно немного. При­ятно ежику, при­ятно и всем вокруг. Хва­лят все ежика, уми­ля­ются им, раз­го­ва­ри­вают про него, а ему — как будто все время по головке гладят.

Тут вдруг все начало меняться, треск, шипе­ние, про­мельк­нул пред гла­зами вол­шеб­ник в ман­тии, и вот… дру­гой мир. Тут все наобо­рот. Как в жизни. Тоже все на ежика смот­рят, однако, за то, что напри­мер, наху­ли­га­нил он или побил кого-то или хрю­кает громко. И ругают его и ругают. А под конец все: мама, папа, вос­пи­та­тель­ница, соседка, род­ствен­ники, дети из группы

всей тол­пой как окру­жили его. Каж­дый о своем кри­чит, ничего ежику непо­нятно, однако знает он, что каж­дому из них что-то не так он сде­лал. Шаг назад. Еще шаг. Отсту­пает ежик, звери на него. Еще шаг и как будто в чер­ную яму падает ежик, только и слы­шен крик: «Не хочу­ууу здееееесь».

Проснулся ежик Соско­чил с кро­вати и вспом­нил свой сон. И только захо­те­лось зашвыр­нуть ему подальше свою пижаму, так, чтоб мама потом искала и руга­лась на его, как поду­мал ежик: «А что если я наобо­рот делаю. Как в пер­вом мире во сне?»

Так и вышло. Сло­жил ежик ноч­ную одежду на стуль­чик и маму ждет. Мама при­шла, уже гото­вая ругаться и… только руками всплес­нула: «Ах ты мой хоро­ший. Какой ты моло­дец». При­ятно стало ежику. Поче­сал он левую перед­нюю иголку и решил сего­дня на этом не останавливаться.

Отпра­вился он на поляну. А там вос­пи­та­тель­ница-белка зве­рят счи­тать учила, к школе их гото­вила. Под­крался он тихонько и стал ждать. Задет белка вопрос: «Сколько будет два плюс три». А зве­рята все в это время ворон счи­тали, так, что ежик пер­вым успел. «Пять!» — радостно выкрик­нул он. «Вот, смот­рите»,— важно про­го­во­рила белка, — «Учи­тесь все, как вни­ма­тельно надо слу­шать». Еще больше при­ят­нее стало ежику. И вот, когда заня­тие кон­чи­лось, отпра­вился он к песоч­ной куче.

А там уже вовсю новый замок стро­ится. Подо­шел он тихонько, дотро­нулся до плеча мишки и про­шеп­тал: «можно с вами поиг­рать». Гля­нул на него мишка и про­бур­чал недо­вольно: «Ну ладно уж, садись». Сел ежик и так вдруг у него кра­сиво полу­чи­лось башенки лепить, что скоро все звери свор работу бро­сили и только смот­рели на него. «Ух ты, а мы и не знали, что ты так можешь!»— раз­да­ва­лось по сто­ро­нам. «Я и сам не знал» — сму­щенно отве­чал ежик.

Когда насту­пил вечер, устав­ший но доволь­ный ежик при­шел домой. А дома… дома его ждал пирог. «Ты дума­ешь, я не заме­тила, что с сего­дняш­него дня ты стал совсем дру­гим» — лас­ково ска­зала мама.— «Я думаю, это надо отпразд­но­вать». Ежик был не про­тив. Засо­вы­вая в рот тол­стен­ный кусок мами­ного вкус­ней­шего пирога он еще раз поду­мал: «Как все-таки хорошо когда на тебя обра­щают вни­ма­ние за что-нибудь хорошее».

Вопросы для обсуждения

Чего хоте­лось ежику? Зачем? Тебе хоте­лось бы того же? Как ежик пытался при­влечь вни­ма­ние? Как ты дума­ешь, в Чем была его ошибка? Каким теперь стал ежик? Что изме­ни­лось в его жизни?

МЛАДШИЕ ШКОЛЬНИКИ

  1. Фея Рав­но­ду­шие и Страна Надежды

Воз­раст: 5 — 11 лет.

Направ­лен­ность: Пере­жи­ва­ния, тре­вога и бес­по­кой­ство, свя­зан­ные с раз­во­дом родителей.

Клю­че­вая фраза: Обычно ребе­нок не гово­рит ничего — он пере­жи­вает про себя.

В ста­ро­дав­ние вре­мена, далеко-далеко — в той стране, где все­гда лето,— про­изо­шла эта исто­рия. Жил-был маль­чик и было ему.… лет. Он был очень похож на тебя: любил кататься на вело­си­педе, есть моро­жен­ное, играть в фут­бол с дру­зьями, ходить кататься на аттрак­ци­о­нах со сво­ими роди­те­лями по выход­ным. Вообще, в своей семье ему жилось заме­ча­тельно. Мама его лас­кала и вос­пи­ты­вала, это было, навер­ное, нужно, и было чрез­вы­чайно при­ятно, что именно она — мама — хочет, чтоб из ребенка вырос такой же чело­ве­чище, как папа, кото­рого она, между про­чим, все­гда в при­мер ста­вила. Папа тоже зани­мался вос­пи­та­нием сына: гулял с ним (именно он научил кататься на вело­си­педе нашего героя), а глав­ное — у папы был еще один друг — авто­мо­биль, зани­ма­ясь с кото­рым, они с сыном про­во­дили много вре­мени (что-то там все время барахли-ло). Отец возился под капо­том, а сын, в помощь отцу, в салоне нажи­мал на педали, чтобы папа мог оце­нить работу двигателя.

И так дли­лось дол­гое время. Но злая вол­шеб­ница Рав­но­ду­шие закол­до­вала роди­те­лей. Мама и папа стали часто ссо­риться. Все чаще по вече­рам бабушка, а не мама, сидела у кро­ватки и читала нашему маль­чику сказки. А мама и папа на кухне о чем-то спо­рили и громко кри­чали. В эти моменты маль­чику хоте­лось одно­вре­менно и спря­таться, сжав­шись в комок, чтобы этого не слы­шать, и забе­жать на кухню, чтобы пре­рвать раз­го­вор роди­те­лей, поме­шать им ссо­риться, поми­рить их. Или, нако­нец, закле­ить им рты пла­сты­рем и, свя­зав, уло­жить спать. Наутро все про­сы­па­лись рас­стро­ен­ными и невы­спав­ши­мися: мама — с запла­кан­ными гла­зами, папа — сердитым.

Грустно и тоск­ливо, бук­вально до слез, было нашему мальчику.

И тут Рав­но­ду­шие при­ду­мала новую беду — раз­вод. Мама и папа решили, что вме­сте они жить не могут и надо попро­бо­вать жить отдельно друг от друга. Маль­чик наш остался жить с мамой, так как именно она могла уха­жи­вать за под­рас­та­ю­щим сыном лучше всех и именно она умела выслу­шать сына, понять его и пожа­леть. А папа уехал…

Тогда нашему маль­чику стало очень тоск­ливо. Груст­ные мысли одо­ле­вали его. Ему каза­лось, что папа уехал именно потому, что не любит его. И что роди­тели тогда, по вече­рам, ссо­ри­лись именно из-за него. И что развод

— это нака­за­ние ему за пло­хое пове­де­ние. Каза­лось, что этому не будет конца.

И вот одна­жды во сне ему явился вол­шеб­ник из Страны Надежды. Он был высок и кра­сив, голос его похо­дил на папин. Он взял маль­чика на колени, как делал это папа, когда они вдвоем смот­рели по теле­ви­зору фут­бол. Это было так пре­красно и удобно. Вол­шеб­ник объ­яс­нил ему и про фею Рав­но­ду­шие, и про то, что роди­тели по-преж­нему его любят.

И маль­чику стало так тепло и хорошо, что утром он проснулся радост­ный. Не успев зайти на кухню, чтобы позав­тра­кать, он услы­шал теле­фон­ный зво­нок. Это был папа.

Затаив дыха­ние, сын слу­шал, как отец при­гла­шал его пойти погу­лять, пока­таться на вело­си­педе, а затем заехать в гараж, поко­вы­ряться в машине…

О, что за денек выдался тогда! Солнце при­пе­кало и поблес­ки­вало в спи­цах вело­си­педа. Глаза папы и сына сияли сча­стьем. Они дер­жа­лись за руки. И все бабушки во дворе гово­рили, что сын похож на отца. Когда же они воз­вра­ща­лись домой, папа купил три пор­ции моро­же­ного и со сло­вами «Одно для мамы, пере­дай ей» про­тя­нул сыну.

И в тот день маль­чик понял, что в жизни его про­изо­шли неко­то­рые пере­мены: у него стало два дома — мамин и папин, и роди­тели его по-преж­нему любят и ценят, и каж­дый из них хочет быть рядом с ним всю жизнь. И ничто — даже фея Рав­но­ду­шие со страш­ным раз­во­дом — не поме­шает этому сча­стью, потому что страна Надежды все­гда будет с ним.

Вопросы для обсуждения

Что сде­лала с роди­те­лями фея Рав­но­ду­шие и почему маль­чику стало так грустно от этого? Как ты дума­ешь, прав ли был маль­чик, когда думал, что папа уехал именно из-за него?

Что понял маль­чик в конце исто­рии, согла­сен ли ты с ним?

  1. Кен­гу­ре­нок Вася

Воз­раст: 6–9 лет.

Направ­лен­ность: Про­блемы в учебе, вызван­ные стра­хом труд­но­стей. Чув­ство непол­но­цен­но­сти. Неуверенность.

Клю­че­вая фраза: «Я не могу. У меня все равно не получится»

За глу­бо­кими морями, за высо­кими горами жили-были два пожи­лых кен­гуру. Жили они не тужили, оба были на пен­сии. Дом этих кен­гуру нахо­дился на самом краю леса и они очень любили ходить туда за гри­бами и яго­дами. Одна­жды при­е­хал к ним из города вну­чек Вася. Был этот вну­чек малень­ким и роб­ким кен­гу­рен­ком. Его роди­тели и дру­гие взрос­лые кен­гуру часто гово­рили, что из такого сла­бого и трус­ли­вого маль­чика-кен­гу­ренка не будет толку. Слу­шал-слу­шал Вася такие раз­го­воры, да и стал думать про себя так: раз взрос­лые гово­рят, что я пло­хой и из меня ничего не вый­дет, может, так оно и есть. То чашку разо­бью, то боль­шую собаку испу­га­юсь, то сосед­ский кен­гу­ре­нок Дима меня вздует (он уже боль­шой, на год старше меня). Вот с такими груст­ными мыс­лями и при­е­хал Вася к бабушке и дедушке.

Одна­жды уехали бабушка и дедушка на ярмарку в город, а малень­кого кен­гу­ренка оста­вили дома. Скучно было кен­гу­ренку одному дома сидеть, и пошел он погу­лять в лес. Шел он, шел, и не заме­тил, как заблу­дился. Испу­гался кен­гу­ре­нок и стал кри­чать. Вдруг появился из-за огром­ного дуба кро­шеч­ный ста­ри­чок с длин­ной седой бородой.

— Дедушка! Помоги мне найти дорогу домой. Я заблу­дился и не знаю, как вер­нуться назад,— попро­сил Кенгуренок.

- Э‑эх,— ска­зал дед,— я то тебе помогу, но тебе нужно будет пре­одо­леть много опас­но­стей на своем пути.

Что ты, дедушка, я же малень­кий и сла­бый. Кто угодно в лесу меня оби­деть может. Один я не сумею добраться,— пожа­ло­вался малыш.

Смо­жешь, ведь я дам тебе вол­шеб­ный посох,— ска­зал ста­ри­чок-лесо­ви­чок и исчез, а у Кен­гу­ренка в руке появился посох.

Делать нечего, пошел Вася один через глу­хой и страш­ный лес. Ему было очень оди­ноко и страшно, но нужно было воз­вра­щаться домой. Про­шло какое-то время, и вдруг Вася услы­шал жалоб­ный плач. Из гнезда выва­лился один из птен­цов, а мама-птица никак не могла помочь сво­ему малышу. Кен­гу­ре­нок поса­дил птенца на край посоха и под­нял его в гнездо. Птички побла­го­да­рили Васю, а он отве­тил: «Что вы, это не я, это мой вол­шеб­ный посох помог спра­виться с бедой». Так они и расстались.

Пошел Вася дальше, устал, лег под дерево и уснул. Проснулся он от шума и запаха дыма. Открыл глаза: звери бегут, птицы кри­чат. Вско­чил кен­гу­ре­нок и видит, что горит трава в лесу. Схва­тил Вася свой посох и стал огонь тушить, да так тушил до тех пор, пока послед­ний ого­не­чек не зага­сил. Уви­дели лес­ные жители, что кен­гу­ре­нок огонь поту­шил, и стали его бла­го­да­рить. «Что вы, это не я, это мой вол­шеб­ный посох помог мне спра­виться с огнем». Попро­щался Вася с лес­ными жите­лями и пошел дальше.

Нако­нец он вышел на огром­ную поляну, видит — огром­ный волк хочет малень­кого зай­чика съесть. Не испу­гался волка кен­гу­ре­нок, схва­тил свой посох и давай волка по бокам лупить. Волк был боль­шой, но трус­ли­вый. Бро­сил он зай­чика и убе­жал в чащу леса. Собра­лись все род­ствен­ники зай­чонка и стали Васю благодарить.

Тут, откуда ни возь­мись, появился лесо­ви­чок, кото­рый кен­гу­ренку посох дал. «Ну, Васи­лий, ты моло­дец, столько бед в лесу предот­вра­тил. А я уж греш­ным делом поду­мал, что ты из лесу совсем не вый­дешь» — отды­шав­шись ска­зал дедушка. «Меня ведь скле­роз про­кля­тый заму­чил. Потому-то я тебе вме­сто посоха про­стую палку дал».

Уди­вился этому кен­гу­ре­нок и даже немного испу­гался: «Как же это я спра­вился!? Так зна­чит я не такой пло­хой и нику­дыш­ный, как мне взрос­лые гово­рят!». Он очень обра­до­вался и даже стал немного выше ростом. Посмот­рел Вася вокруг — рядом уже никого нет, а сам он стоит перед домом бабушки и дедушки. И понял Вася, что сам он пре­вра­тил про­стую палку в вол­шеб­ный посох — тем, что пове­рил в свои силы.

Скоро пожи­лые кен­гуру при­е­хали с ярмарки. Начал было Васька им о своих при­клю­че­ниях рас­ска­зы­вать, да они ему все равно не пове­рили. Зато с тех пор кен­гу­ре­нок все­гда ведет себя так, как будто в руках у него вол­шеб­ный посох. И все теперь в его жизни по-дру­гому — со всем он справ­ля­ется и все у него выхо­дит как надо. А что не выхо­дит — не беда, сего­дня не полу­чи­лось — полу­чится завтра.

Вопросы для обсуждения

Почему Вася счи­тал, что из него ничего не вый­дет? Чем вол­шеб­ный посох помог Васе?

Почему Вася спра­вился со всеми труд­но­стями, несмотря на то, что ста­ри­чок пере­пу­тал и дал ему в место вол­шеб­ного посоха обыч­ную палку?

30.Цветик-семицветик

Воз­раст: 6–9 лет.

Направ­лен­ность: Труд­но­сти обу­че­ния в школе, кон­фликты с учи­те­лем, труд­но­сти осво­е­ния письма.

Клю­че­вая фраза: «Вечно она ко мне придирается!»

Далеко-далеко в боль­шом городе жил-был самый обыч­ный маль­чик. Звали его Женя, он был чем-то похож на тебя. Ему было десять лет и, как и все дети, он ходил в школу. Ему нра­ви­лось ходить туда, ведь у него там было много-много дру­зей. Каж­дое утро при встрече они хло­пали друг друга порт­фе­лями по спине и весело бежали в класс. И все было бы заме­ча­тельно, но никак не полу­ча­лось у Жени кра­сиво писать. Буквы зава­ли­ва­лись то влево, то вправо, а слова наез­жали друг на друга и никак не хотели ста­но­виться в ряд. На уроке он так торо­пился ско­рее запи­сать в тет­радь усло­вие задачи, что ино­гда и сам потом не мог понять, что же он напи­сал. Самого Женю это не очень рас­стра­и­вало, потому что вече­ром после уро­ков можно позво­нить другу, и он все­гда ска­жет, что было в усло­вии. Но стро­гая, нико­гда не улы­ба­ю­ща­яся учи­тель­ница все время ругала Женю, пока­зы­вала его тет­ради всему классу и гово­рила, что Женя совсем не ста­ра­ется и пишет «как курица лапой». От этого у Жени на глаза наво­ра­чи­ва­лись слезы, а руки сжи­ма­лись в кулаки, ему хоте­лось выбе­жать из класса, хлоп­нуть две­рью так, чтобы во всей школе зазве­нели стекла. А самое непри­ят­ное заклю­ча­лось в том, что задачи он стал решать гораздо хуже и мед­лен­нее, чем раньше, потому что все время ста­рался усле­дить за бук­вами и циф­рами и забы­вал об усло­вии задачи. Одна­жды пре­крас­ным вос­крес­ным денем они вме­сте с мамой и папой пошли гулять в парк. По дороге они весело шур­шали сухими, листьями на дорож­ках— ведь была осень,— любо­ва­лись на уток в пруду и ели моро­жен­ное. А когда они воз­вра­ща­лись домой, Женя вдруг уви­дел свою учи­тель­ницу. Она гуляла в парке с маль­чи­ком, почти таким же, как Женя,

только он не шур­шал осен­ними листьями в парке и не бегал напе­ре­гонки с дру­гими детьми, он тихо сидел в коляске, а мама катила ее по дорожке.

Той ночью Жене при­снился сон, что он идет по полю среди мно­же­ства раз­ных цве­тов. И вдруг среди них он уви­дел один цве­ток, у кото­рого было семь лепест­ков раз­ного цвета. Женя сразу понял, что нашел тот самый вол­шеб­ный цве­тик-семи­цве­тик, кото­рый выпол­няет любые жела­ния. Женя хотел сразу же зага­дать себе взрос­лый вело­си­педе семью ско­ро­стями, но вспом­нил, что у него уже есть такой. Тогда он поду­мал, что было бы хорошо, если бы его кара­кули пере­стали быть кара­ку­лями, а пре­вра­ти­лись бы в ров­ные строчки, как у его соседки по парте Маринки, чтобы учи­тель­ница пере­стала нако­нец его ругать. Но поду­мал, что кра­сиво писать он дол­жен научиться непре­менно сам, без вся­кого вол­шеб­ства, потому что он может это сде­лать сам, а вол­шеб­ство помо­гает только тогда, когда чело­век сам не может чего-то сде­лать. И тут Женя вспом­нил, что у его учи­тель­ницы есть сын, кото­рый не может ходить, и решил, что цве­тик-семи­цве­тик нужно, конечно, отдать ей.

Утром Женя проснулся очень рано, мама и папа еще спали. Он сде­лал из цвет­ной бумаги цве­тик-семи­цве­тик и в школе отдал его учительнице.

Пер­вый раз Женя видел свою учи­тель­ницу такой: она улы­ба­лась, а глаза у нее были такими же доб­рыми, как у мамы.

Вопросы для обсуждения

Что чув­ство­вал Женя по отно­ше­нию к учи­тель­нице? Почему Женя во сне решил отдать цве­тик-семи­цве­тик? Из-за чего и как изме­ни­лось отно­ше­ние Жени к учи­тель­нице? Почему Женя решил научиться писать без вся­кого вол­шеб­ства? Согла­сен ли ты с ним? Как это сделать?

  1. Мед­ве­жо­нок и Ста­рый Гриб

Воз­раст: 6–11 лет.

Направ­лен­ность: Труд­но­сти в учебе: неусид­чи­вость, неже­ла­ние рабо­тать со слож­ным мате­ри­а­лом, неуме­ние кон­цен­три­ро­вать вни­ма­ние. Неже­ла­ние учиться.

Клю­че­вая фраза: «Не могу я учиться!»

Жил-был на свете малень­кий Мед­ве­жо­нок, хотя не такой уж и малень­кий, ведь он уже ходил в пер­вый класс насто­я­щей зве­ри­ной школы. Поэтому каж­дое утро мама-мед­ве­дица отво­дила его за лапу в школу. Вообще он любил туда ходить,— правда, только из-за пере­мен. На пере­ме­нах он бегал с дру­гими мед­ве­жа­тами напе­ре­гонки, кувыр­кался с ежами, дер­гал бело­чек за хво­сты — в общем, веселился.

Но вот когда начи­нался урок, школа ста­но­ви­лась невы­но­си­мой пыт­кой. Вы могли поду­мать, что он был глу­пый или лени­вый, но это не так. Сна­чала он все­гда слу­шал, делал, что ему гово­рили, а потом ему вдруг ста­но­ви­лось скучно, и тогда он смот­рел в окно на птиц и с зави­стью думал: «Вот хорошо им, летают туда-сюда, все видят, и делать ничего не надо; почи­ри­кал там, почи­ри­кал здесь и дальше поле­тел. Вот стать бы пти­цей…» На этом месте его обычно пре­ры­вала учи­тель­ница, кото­рая гово­рила, что он отстал и задер­жи­вает весь класс. Мед­ве­жо­нок при­ни­мался выпол­нять зада­ние дальше, но что-то вечно не схо­ди­лось, не уда­ва­лось. Тогда Мед­ве­жо­нок под­ни­мал руку и про­сился выйти, чтобы немного побе­гать по школе, или пытался тихонько залезть в порт­фель, чтобы слиз­нуть с бутер­брода мед. Так было всегда.

Но вот одна­жды учи­тель­ница-сова сильно разо­зли­лась на Мед­ве­жонка, даже стала громко ругаться, чего не делала нико­гда. И белочки вдруг как зата­ра­то­рят все вме­сте: «Как же ты надоел, Мед­ве­жо­нок, сам не учишься и дру­гим меша­ешь!» А зайцы им вто­рили: «Вечно учи­тель­ница на тебя отвле­ка­ется!». Ежик зло про­ши­пел в углу: «Надо выгнать его из школы, все равно не хочет учиться!». Все руга­лись, шипели, махали лапами и недру­же­любно под­ни­мали хвосты.

Мед­ве­жо­нок заткнул лапами уши и побе­жал прочь из класса. Долго он бежал прямо в лес, не раз­би­рая дороги, оста­но­вился в самой чаще, сел на пень и горько-горько запла­кал. Круп­ные слезы капали на землю, вокруг пня, на кото­ром он сидел, обра­зо­ва­лась огром­ная лужа. А Мед­ве­жо­нок все не уни­мался, так ему было горько, обидно и плохо.

Слезы Мед­ве­жонка раз­бу­дили Гриба-боро­вика, хозя­ина леса. Пофыр­ки­вая и стря­хи­вая с себя капли, Гриб вылез из-под земли. «Уф-уф, кажется дождь начи­на­ется»,— ска­зал Гриб и открыл зон­тик. Затем он под­нял глаза в небо и уви­дел солнце. «Странно, такой силь­ный дождь и такое яркое солнце». Но тут он обер­нулся и уви­дел рыда­ю­щего Мед­ве­жонка. «Ты чего это здесь сырость разводишь?!»

Мед­ве­жо­нок сна­чала очень испу­гался гово­ря­щего Гриба, но при­смот­релся и понял, что Гриб доб­рый, ста­рый и, навер­ное, муд­рый. Мед­ве­жо­нок рас­ска­зал Грибу о своих бедах и о том, как разо­злил учи­тель­ницу, и о том, как все шипели, рычали и руга­лись на него. «Что же мне делать? Вот я вроде хочу все зада­ние сде­лать, но никак не могу, мне ста­но­вится скучно и неин­те­ресно. Что же мне может помочь? У‑у-у»,— вновь запла­кал Мед­ве­жо­нок. Гриб дей­стви­тельно был очень муд­рый. Он поду­мал и ска­зал: «Ну ладно, ладно, хва­тит реветь. Я знаю, как тво­ему горю помочь. Есть такое вол­шеб­ное закли­на­ние, кото­рое любую работу делает инте­рес­ной и не дает от нее ото­рваться». Мед­ве­жо­нок с надеж­дой посмот­рел на Гриб и даже слез с пня, чтобы все как сле­дует рас­слы­шать. А Гриб про­дол­жал: «Вот как только ты заме­ча­ешь, что тебе стало трудно, скучно и неин­те­ресно, скажи про себя три раза ста­рин­ное закли­на­ние «Фанты-санты-манты-чих», и сразу же все изме­нится. Пока Мед­ве­жо­нок шел домой, он все время повто­рял закли­на­ние, чтобы не забыть ни сло­вечка. Утром он быстро собрался и очень торо­пился в школу, так, что даже уди­вил маму-мед­ве­дицу; ему очень хоте­лось про­ве­рить, подей­ствует закли­на­ние или нет.

Мед­ве­жонку, конечно, было немножко стыдно воз­вра­щаться туда после вче­раш­него, но теперь он наде­ялся, что все изменится.

Пер­вым уро­ком в этот день была мате­ма­тика… Зве­рята решали задачки и при­меры. Мед­ве­жо­нок сде­лал 2 при­мера, а задача никак не выхо­дила, и вдруг он заме­тил, что глаза его смот­рят в окно, на птиц, и думает он уже совсем не о задаче. Тогда он быстро три раза под­ряд (как велел Гриб) про­из­нес про себя ста­рин­ное закли­на­ние: «Фанты-санты-манты-чих». Не заме­тил Мед­ве­жо­нок, как вновь сосре­до­то­чился на усло­виях задачи. Он так обра­до­вался, когда решил задачу не самым послед­ним в классе, как это бывало все­гда. «А закли­на­ние-то дей­ствует! Спа­сибо тебе, Гриб-боро­вик»,— радостно думал Мед­ве­жо­нок. То же самое повто­ри­лось и на сле­ду­ю­щих уро­ках. А в конце дня учи­тель­ница даже похва­лила Медвежонка.

Всю сле­ду­ю­щую неделю закли­на­ние помо­гало ему. И вскоре он стал выпол­нять зада­ния почти самым пер­вым. Учи­тель­ница хва­лила его, гово­рила, что он очень спо­соб­ный. Одна­жды на пере­мене белочки (как все­гда, в один голос) ска­зали ему, что теперь он самый луч­ший уче­ник и что им очень при­ятно с ним дру­жить. Ежик стал даже под­хо­дить к нему за сове­тами. А в днев­нике у Мед­ве­жонка часто появ­ля­лись пятерки, чему очень радо­ва­лись роди­тели-мед­веди. «Как же при­ятно и хорошо учиться и все все­гда успе­вать»,— думал Медвежонок.

Одна­жды он заме­тил, что ему стало инте­ресно выпол­нять самые труд­ные зада­ния и без закли­на­ния. И он пере­стал про­из­но­сить его вовсе, но ста­рого Гриба он часто вспо­ми­нал и гово­рил, обра­ща­ясь в мыс­лях к нему: «Спа­сибо тебе, Гриб, мне очень помогло твое закли­на­ние. Ведь так здо­рово учиться и узна­вать все­гда что-то новое». Ста­рый Гриб (тоже мыс­ленно) отве­чал Мед­ве­жонку: «Да ты же зна­ешь, что дело не в закли­на­нии. Про­сто ты сам захо­тел хорошо учиться. А как захо­чешь, так оно и будет. Вот оно и все кол­дов­ство». Так бор­мо­тал ста­рый Гриб и исче­зал, Мед­ве­жо­нок же, доволь­ный и счаст­ли­вый, садился за труд­ные, но инте­рес­ные уроки, шепча себе под­нос: «Как захо­чешь, так и будет».

Вопросы для обсуждения

Почему Мед­ве­жонку было трудно учиться?

В чем заклю­ча­лось «вол­шеб­ство» заклинания?

Почему вдруг Мед­ве­жонку понра­ви­лось учиться?

Что зна­чит «Как захо­чешь, так оно и будет», согла­сен ли ты с этим?

  1. Коте­нок Маша

Воз­раст: 6–10 лет.

Направ­лен­ность: Труд­но­сти обу­че­ния в школе. Стрес­со­вые реак­ции на поступ­ле­ние в школу. «Неже­ла­ние» учиться и отри­ца­тель­ное отно­ше­ние к школе.

Клю­че­вая фраза: «Я не люблю учиться»

Жил-был на белом свете коте­нок Маша. Вы ска­жете, что так не бывает, что котят назы­вают Вась­ками или Мур­зи­ками, но нашего котенка звали именно Маша. И был он самый обыч­ный коте­нок: любил играть, бегать, смот­реть муль­тики и не любил ложиться спать, уби­рать игрушки и доедать суп до конца. Как и все малыши, он посте­пенно рос, умнел и вырос таким умным, что захо­те­лось ему мно­гое узнать. Узнать, почему дует ветер, узнать, как рабо­тает теле­фон, узнать, отчего звезды не гас­нут и куда сол­нышко спать ложится. И тогда решила Маша уйти из сво­его теп­лого уют­ного дома, чтобы бро­дить по белу свету и искать Знание.

Долго ли, коротко ли бро­дил коте­нок по полям, по лесам, но дошел он до избушки на курьих нож­ках. И встре­тила его там бабуля — то ли Яга, а то ли не Яга. Да это и не очень важно. Важно то, что есть она его не стала, а ука­зала ему путь-дорогу к Зна­нию, да еще и о труд­но­стях этого пути пре­ду­пре­дила. И вот что ему рас­ска­зала. — Начало у этой дороги глад­кое, ров­ное и празд­нич­ное. Цветы, подарки вдоль нее уло­жены. Всту­па­ешь на нее и раду­ешься, что весь путь к Зна­нию можно легко, весело, быстро про­бе­жать. Но не зна­ешь, что скоро нач­нутся ска­ли­стые и льди­стые горы, на кото­рые караб­каться изо всех сил при­дется. Гор тех много, но есть среди них три самые глав­ные, самые крутые.

Пер­вая гора назы­ва­ется «Трудно». И дей­стви­тельно, очень трудно по ней под­ни­маться, и хочется все бро­сить. Так же трудно, как трудно буквы писать или же читать учиться. И кажется, что нико­гда ничего не полу­чится. Но ты помни мою под­сказку: «Если трудно — сме­лей и ста­райся силь­ней», шепо­том ее про­го­ва­ри­вай и тогда одо­ле­ешь ты эту гору, научишься справ­ляться с труд­но­стями и подой­дешь ко вто­рой горе.

Она назы­ва­ется «Скучно». И вроде бы легко по ней под­ни­маться, но так же скучно, как, напри­мер, буквы по строчке акку­ратно писать. И так хочется вско­чить с места, побе­жать, поиг­рать с кем-нибудь, так хочется все бро­сить, но ты не бро­сай, а выучи мою под­сказку: «Работу ты закончи поско­рей, чтобы со ску­кой спра­виться быст­рей». И тогда научишься ты справ­ляться со ску­кой и подой­дешь к тре­тьей, самой кру­той горе. Очень тяжело по ней под­ни­маться и больно падать. Назы­ва­ется она «Неудача». Вроде бы все полу­ча­ется, но ошибки в пути посто­янно закра­ды­ва­ются, и невер­ные тропы сами собой выбираются.

И все вокруг, даже ветры, ругают тебя за ошибки. А солнце так сер­дится, что гро­зится зайти за тучу. А дере­вья вокруг тропы будто «двойки» выстра­и­ва­ются и шеп­чут: «Поде­лом тебе за ошибки твои». Но ты заучи мою под­сказку: «Коль ошибка при­клю­чится, буду я на ней учиться, буду я на ней учиться, не рас­стра­и­ваться». И тогда пре­одо­ле­ешь ты и эту гору и ста­нешь Уче­ным Котом, уче­ным котом-пятерочником.

Побла­го­да­рил Коте­нок доб­рую бабушку и уве­ренно заша­гал по дороге к Зна­нию и Муд­ро­сти. Знал он теперь, что путь ему пред­стоит дол­гий и не все­гда лег­кий. Но он обя­за­тельно прой­дет его до конца и помо­жет дру­гим котя­там, мыша­там, сло­ня­там и всем ребя­там, кото­рых встре­тит на пути. И будут тогда его звать не котен­ком, а Котом, кото­рый мно­гое знает. И будет ему жить тогда радостно и инте­ресно, потому что очень инте­ресно много знать и очень радостно знать, как помо­гать людям.

Вопросы для обсуждения

Зачем котенку Маше пона­до­би­лось Зна­ние? Пере­числи горы, про кото­рые рас­ска­зы­вала Яга. В чем смысл каж­дой из них? Тебе при­хо­ди­лось с ними встречаться?

Пере­числи все под­сказки. Что зна­чит каж­дая из них? Как их можно исполь­зо­вать ъ жизни? Как ты дума­ешь, что дальше слу­чи­лось с котен­ком? Согла­сен ли ты с тем, что инте­ресно и радостно много знать? Если да, то почему?

  1. Шуст­рик и Обжорик

Воз­раст: 6–10 лет. Направ­лен­ность: Школь­ные труд­но­сти, пере­жи­ва­ния из-за пло­хих оце­нок. Неудачи в учебе и вызван­ные этим депрес­сив­ные настроения.

Клю­че­вая фраза: «Я пло­хой, я плохо учусь».

В одном неболь­шом друж­ном лесу жила малень­кая семья ежей по фами­лии Колюч­кины. И было в этом семей­стве двое деток-двой­ня­шек, кото­рых звали: Шуст­рик и Обжо­рик. Когда детишки под­росли, при­шло им время учиться взрос­лой само­сто­я­тель­ной жизни: нахо­дить еду, делать запасы на зиму, бла­го­устра­и­вать жилище. Для этого всех малень­ких ежи­ков отда­вали на уче­ние к Ежихе-уме­лице. Она обу­чала их, как нужно наса­жи­вать грибы и яблоки на свои колючки, как делать запасы впрок, как гото­виться к зиме.

Шуст­рик был одним из луч­ших уче­ни­ков, все очень быстро схва­ты­вал и ежиха его хва­лила. Обжо­рик же никак не мог удер­жаться, чтобы не съесть яблоки, уж очень они были вкусные.

Ежиха ругала его и ста­вила пло­хие оценки. Дело шло к осени, и вдруг в семье Колюч­ки­ных слу­чи­лась беда — роди­тели сильно забо­лели, и все веде­ние хозяй­ства легло на ежи­ков-малы­шей. Роди­тели не очень-то наде­я­лись на Обжо­рика. Боль­шие надежды воз­ла­гали они на Шуст­рика. Шуст­рик был уве­рен в своих силах и осо­бенно не торо­пился с запа­сами на зиму. Обжо­рик же боялся, что не смо­жет при­го­то­виться вовремя, но очень хоте­лось ему дока­зать роди­те­лям, что они могут на него рас­счи­ты­вать. И решил он вос­пи­ты­вать в себе силу воли: най­дет яблоко или гриб, очень хочется съесть — ан, нет — нельзя. Отта­щит в ямку — и вновь на поиски вкус­ных про­дук­тов. Так посте­пенно и напол­ни­лась его ямка. Но никто из семьи не подо­зре­вал о ее суще­ство­ва­нии. Насту­пил ноябрь, уда­рили холода — а Шуст­рик только начал делать запасы. Что же делать? Не оправ­дал Шуст­рик надежд, при­дется искать выход. И тут Обжо­рик не выдержал —

открыл всей семье свой сек­рет. Уди­ви­лись роди­тели, обра­до­ва­лись — аи да моло­дец! стыдно им стало, неловко.

Узнала обо всем Ежиха-уме­лица и выска­за­лась: «Моло­дец, Обжо­рик! Глав­ное — это не оценка, не про­сто уме­ние что-то делать, важно, чтобы свое уме­ние в нуж­ный момент при­ме­нить, вос­поль­зо­ваться сво­ими зна­ни­ями на пользу близким».

Вопросы для обсуждения

Почему Обжо­рик, полу­чая пло­хие оценки, отли­чился, а Шуст­рик — наоборот?

Что ска­зала Ежиха про оценки, согла­сен ли ты с ней?

  1. Сказка о про­стой царевне Любе, кото­рой не хоте­лось учиться

Воз­раст: 6–12 лет.

Направ­лен­ность: Неже­ла­ние учиться. Нега­тив­ное, отри­ца­тель­ное отно­ше­ние к учебе.

Клю­че­вая фраза: «Не хочу учиться!»

Жила-была царевна Люба. У нее были роди­тели, кото­рых она очень любила и кото­рые бало­вали и леле­яли ее, как только могли, с тех самых пор, как она появи­лась на свет. Люба росла девоч­кой умной, кра­си­вой и живой, однако, при­вык­нув, что весь мир, кото­рый ее окру­жает, создан только для нее и зави­сит от ее жела­ний, она при­выкла нико­гда и к чему себя не при­нуж­дать. К сча­стью, Люба не была злой или жесто­кой. Она любила про­во­дить дни в играх со сво­ими дру­зьями — щен­ками, котя­тами, попу­га­ями, кана­рей­ками и, конечно, с дру­гими детьми — сыно­вьями и дочерьми придворных.

Когда Любе испол­ни­лось шесть лет, ее роди­тели решили, что пора ей при­ни­маться за учебу, и при­гла­сили Любе шесть про­фес­со­ров — один дол­жен был обу­чить царевну письму, дру­гой — чте­нию, тре­тий — ариф­ме­тике, чет­вер­тый — фран­цуз­скому языку, пятый — рисо­ва­нию, шестой — тан­цам. И хотя Люба очень любила рисо­вать и тан­це­вать, учиться ей не понра­ви­лось вовсе. Все про­фес­соры пока­за­лись Любе злыми вол­шеб­ни­ками, кото­рые только при­тво­ря­ются доб­рыми, и она пожа­ло­ва­лась на них роди­те­лям. Те очень уди­ви­лись, так как знали сами всех шесте­рых с дет­ства и сами учи­лись у них в Люби­ном воз­расте. Роди­тели попы­та­лись объ­яс­нить царевне, что это только кажется, что про­фес­соры очень даже доб­рые, про­сто они строги и тре­бо­ва­тельны к своим уче­ни­кам. Но это ведь спра­вед­ливо, ведь ты — царевна, и чтобы полу­чить по доба­ю­щее обра­зо­ва­ние, можно потер­петь и сухость, и стро­гость, и серьез­ность, и тре­бо­ва­тель­ность учителей.

Но Люба тер­петь не соби­ра­лась. Уче­ние дава­лось ей очень тяжело. У нее испор­ти­лись харак­тер, сон и аппе­тит. Вскоре дур­ное Любино настро­е­ние стало насто­я­щей болез­нью, она пере­стала зани­маться и слегла. Роди­тели не нахо­дили себе места. Люба целыми днями лежала в постели, не читала, не играла, даже в окно смот­рела редко, и при­го­ва­ри­вала, что если ее еще хоть разо­чек заста­вят поучиться — «я умру совсем». Роди­тели были без­утешны. Они, конечно, больше всего на свете хотели, чтобы Люба выздо­ро­вела и была счаст­лива. Но они также пони­мали, что Люба — еще царевна, и учиться ей рано или поздно ей придется.

Тут их оклик­нули: «Эй, без­утеш­ные роди­тели!» Они отвлек­лись от своей печаль­ной беседы и взгля­нули в окно. Там стоял незна­ко­мый им чело­веке бри­той голо­вой в оран­же­вых одеж­дах. «Вы хотите, чтобы ваша царевна-дочь захо­тела сама пости­гать уче­ние и пере­стала болеть?» — «Да»,— отве­тили удив­лен­ные и сму­щен­ные роди­тели, ведь незна­ко­мец, видимо, под­слу­шал их раз­го­вор, пус­кай даже и случайно.

-Я помогу вам. Пустите меня к девочке.

-Но она больна. К ней нельзя.

-Пустое это. Вы ведь хотите Любе сча­стья, а я знаю, что нужно делать.

Тут роди­тели уж очень сильно уди­ви­лись, потому что имени Любы они не гово­рили, это точно. Они решили, что этот незна­ко­мец — какой-нибудь вол­шеб­ник из дале­ких стран за морем, и дали свое согла­сие. Три дня и три ночи про­вел незна­ко­мец с бри­той голо­вой у постели Любы, а на чет­вер­тое утро вышел из ком­наты вме­сте с нею. Роди­тели радостно бро­си­лись к царевне, не пере­ста­вая удив­ляться блеску ее глаз и здо­ро­вому румянцу. «Что вы с ней сде­лали, о вели­кий вол­шеб­ник?» — вос­клик­нули пора­жен­ные роди­тели. «Если бы это был сек­рет, мы не могли бы вам его открыть, но это не сек­рет, и Люба сама всем все рас­ска­жет, а у меня много дел, мне нужно идти»,— ска­зал Вели­кий Учи­тель (а это, как вы дога­да­лись, был именно он), и, попро­щав­шись, удалился.

Как только он ушел, Люба ска­зала: «Я хочу учиться. Отдайте меня в ту же школу, что и всех осталь­ных детей отдают. Хочу учиться вме­сте с ними. Хочу стать такой же муд­рой, как этот чело­век!».— «Что он ска­зал тебе, Люба?»— спро­сили роди­тели снова.

«Во-пер­вых, он ска­зал, что уче­ние — это боль­шая труд­ность, отка­зы­ваться от своих труд­но­стей — это зна­чит обре­ме­нять ими тех, кто тебя любит, но это несправедливо.

Во-вто­рых, уче­ние — это доб­лесть, не вся­кий может ее про­явить, но ведь я — царевна Люба, и я могу. Доб­лесть — это каче­ство силь­ных, а я хочу быть силь­ной, хотя это и трудно.

В‑третьих, уче­ние — это вели­кая радость, и почему я должна от нее отка­зы­ваться, если мне будет потом радостно и хорошо?

И в‑четвертых, вся­кое уче­ние ведет к муд­ро­сти, потому что, когда я вырасту, мне при­дется управ­лять нашим царством-государством».

Пора­жен­ные роди­тели отдали Любу в обще­ствен­ную школу, и царевна стала ходить на уроки и выпол­нять домаш­ние зада­ния, как и все уче­ники, и делала боль­шие успехи. А когда ей надо­едало зани­маться и хоте­лось все бро­сить и пойти побе­гать в саду со щен­ками, котя­тами и дру­зьями, она вспо­ми­нала слова Вели­кого Учи­теля о том, что уче­ние — это и труд­ность, и доб­лесть, и радость, и снова сади­лась за учебники.

Вопросы для обсуждения

Почему Любе не нра­ви­лось учиться? Может быть, есть еще при­чины, о кото­рых не напи­сано в сказке? Пере­числи все, что ска­зал Любе Вели­кий учи­тель. Поду­май над каж­дой мыс­лью из четы­рех. Как ты себе ее пони­ма­ешь? Согла­сен ли ты с ней? Что бы ты ска­зал Любе на месте Вели­кого учителя?

35.Кораблик

Воз­раст: 6–9 лет.

Направ­лен­ность: Неже­ла­ние учиться. Нега­тив­ное, отри­ца­тель­ное отно­ше­ние к учебе. Непо­ни­ма­ние смысла учебы.

Клю­че­вая фраза: «Не хочу учиться!»

Жил-был малень­кий глу­пень­кий Кораб­лик. Он все время стоял в гавани и нико­гда не выхо­дил в море. Кораб­лик лишь наблю­дал за дру­гими кораб­лями, как они поки­дали гавань и ухо­дили в бес­край­нюю даль, туда, где сли­ва­ется небо с гори­зон­том. У каж­дого корабля был свой путь, они много знали и хорошо умели ори­ен­ти­ро­ваться в бес­край­них про­сто­рах. А потом, когда стран­ники воз­вра­ща­лись, их радостно при­вет­ство­вали люди, а наш малень­кий Кораб­лик лишь с гру­стью наблю­дал за ними.

Хотя он и был сме­лым и не боялся бури, но он страшно не хотел учиться. Поэтому он мог заблу­диться в дале­ком море. И вот одна­жды, насмот­рев­шись на дру­гие корабли, Кораб­лик решил: «Поду­ма­ешь, зачем мне много знать, ведь я сме­лый, и этого хва­тит, чтобы выйти в море». И отпра­вился он в путе­ше­ствие. Его сразу под­хва­тило вол­ной и понесло в откры­тое море. Так пла­вал Кораб­лик несколько дней. Ему уже захо­те­лось вер­нуться в гавань, он пред­ста­вил, как радостно его будут встре­чать после путе­ше­ствия. Но вдруг он понял, что не знает обрат­ного пути. Он стал искать зна­ко­мый маяк, по кото­рому ори­ен­ти­ро­ва­лись дру­гие корабли, но его не было видно.

Тут стали надви­гаться тучи, все вокруг стало серым, море сер­ди­тым — надви­га­лась буря. Кораб­лику стало страшно и он начал звать на помощь, но рядом не было никого. Тогда Кораб­лик загру­стил и начал жалеть о том, что не хотел учиться, так бы он давно уже вер­нулся в свою гавань.

И вдруг вдали он уви­дел сла­бый ого­нек. Кораб­лик решил плыть к нему и, чем ближе он под­плы­вал, тем яснее видел огром­ный Корабль, кото­рый плыл домой. Он понял, что малень­кий Кораб­лик поте­рялся и ему нужна помощь.

Боль­шой Корабль взял его с собой и, пока они плыли, рас­ска­зы­вал кораб­лику все, что знает сам, а Кораб­лик все ста­рался запом­нить, ничего не упу­стить. Он понял, какую ошибку допу­стил, когда не хотел учиться. Ему захо­те­лось стать очень уче­ным и помо­гать дру­гим Кораб­лям. Пока Кораб­лик плыл с Кораб­лем они сдру­жи­лись, и он очень много узнал. Так они скоро вошли в гавань. Тучи раз­ве­я­лись, море стало спо­кой­ным, небо чистым, ярко све­тило солнышко.

И тут вдруг Кораб­лик уви­дел, как на при­чале уже собра­лись люди, встре­ча­ю­щие Корабли. Играла музыка, у Кораб­лика под­ня­лось настро­е­ние и он даже стал гор­диться собой, ведь он столько всего пре­одо­лел и узнал. С тех пор Кораб­лик стал много путе­ше­ство­вать, и каж­дый раз при­об­ре­тал новые зна­ния, а когда воз­вра­щался — его радостно встре­чали люди и дру­гие корабли, его не счи­тали уже малень­ким и глу­пень­ким Корабликом.

Вопросы для обсуждения

Почему Кораб­лик не хотел учиться? Почему Кораб­лик потерялся?

Что понял Кораб­лик в резуль­тате сво­его приключения?

  1. Сказка о Котенке, или Чего мне волноваться?

Воз­раст: 6–10 лет.

Направ­лен­ность: Страх сде­лать что-либо непра­вильно. Боязнь школы, оши­бок, оце­нок. Общая боязливость.

Клю­че­вая фраза: «Я боюсь что-нибудь сде­лать не так!»

Жил-был в одном ска­зоч­ном городе малень­кий Коте­нок. У него были мама и папа, а еще он ходил в школу. Да-да, даже в ска­зоч­ном городе малень­кие котята тоже ходят в школу.

Но наш Коте­нок не любил ходить в школу. Он все­гда каприз­ни­чал, когда соби­рался туда по утрам. Потом он долго бес­по­ко­ился, пока ехал в школу в авто­бусе. Дальше — больше: почти все уроки Коте­нок чуть не пла­кал от страха, пря­чась за книж­кой, чтоб его нена­ро­ком не заме­тил учи­тель… Обратно домой он про­би­рался по дво­рам, не дожи­да­ясь своих друзей.

Мама Котенка очень огор­ча­лась, когда узна­вала об этом. И одна­жды, укла­ды­вая сыночка спать, мама-кошка подо­ткнула ему оде­яло потеп­лее, погла­дила по шерстке и спро­сила: «Малыш, я вижу, ты не хочешь ходить в школу? Почему?» — «Я все время боюсь, мама,— при­знался коте­нок,— боюсь ехать в авто­бусе, боюсь сидеть на уроке и боюсь идти по улице со зве­ря­тами из нашего класса». «Чего тут бояться?» — уди­ви­лась мама.

Ах, мама ты ничего не пони­ма­ешь. Я все время бес­по­ко­юсь, что я что-нибудь сде­лаю не так: в авто­бусе я боюсь, что на пово­роте шлеп­нусь на пол, и все будут сме­яться. В школе я боюсь, что непра­вильно отвечу и учи­тель­ница поста­вит мне двойку. А на улице я боюсь, что все зве­рята нач­нут бегать напе­ре­гонки или кидать шишки — кто дальше, и вдруг у меня не полу­чится и никто не будет со мной дру­жить?» — ска­зал Коте­нок и чуть не рас­пла­кался — так ему стало себя жалко.

Ну ладно, не горюй, малыш,— лас­ково ска­зала мама-кошка.— Я тебе помогу. Но это зав­тра, а сей­час пора спать.

Обра­до­вался Коте­нок и заснул доволь­ный. А мама заду­ма­лась: «Чем же помочь моему малышу?» Думала-думала и придумала.

Наутро мама дала Котенку коро­бочку с леден­цами и ска­зала так: «Это не про­стые кон­феты, а вол­шеб­ные. Как только нач­нешь бояться что-то сде­лать не так, достань одну кон­фетку, съешь и скажи три раза вол­шеб­ные слова: Чего мне вол­но­ваться?— и все пройдет».

Вече­ром Коте­нок при­бе­жал из школы радост­ный и закри­чал: «Ура! Мамочка, я сего­дня ничего не боялся, и в школе полу­чил пятерку, и при­бе­жал быст­рее всех! Какие заме­ча­тель­ные вол­шеб­ные кон­феты!» Мама-кошка улыб­ну­лась и ска­зала: «Малыш, я хочу рас­крыть тебе один сек­рет. Дело в том, что я дала тебе не вол­шеб­ные, а самые обык­но­вен­ные кон­феты».— «Как обыч­ные? — не пове­рил коте­нок.— А почему же я не боялся, почему пятерку полу­чил и бежал быст­рее всех? Ты меня, навер­ное, обма­ны­ва­ешь?».— «Не обма­ны­ваю,— ска­зала мама.— Я на самом деле поло­жила в коро­бочку самые обыч­ные леденцы. А раз они не вол­шеб­ные, то помочь тебе они никак не могли. Зна­чит, ты сам себе помог. Ты пове­рил в свои силы и побе­дил страх. Зна­чит, ты про­гнал его навсе­гда, мой малень­кий герой». Как здо­рово, что я больше не буду бес­по­ко­иться! — закри­чал коте­нок.— Это заме­ча­тельно, что я побе­дил свой страх сам! Я, навер­ное, сей­час даже сам бы засме­ялся, если бы шлеп­нулся на пол. Это же совсем не так обидно. Ну-ка!— ска­зал Коте­нок и немед­ленно шлеп­нулся на пол, рас­тя­нув­шись напо­до­бие мор­ской звезды.— Ха-ха! Как забавно! Это ско­рее весело, чем обидно. Пожа­луй, нужно попро­бо­вать еще полу­чить двойку.

Ну-ну, что еще за фокусы? — завол­но­ва­лась мама-кошка.— Зачем тебе двойка! Пере­стань, пожа­луй­ста баловаться.

Ну что ты, мама, про двойку это я пошу­тил, про­сто пошу­тил. А если ты начи­на­ешь за меня бес­по­ко­иться — съешь кон­фетку и скажи три раза «Чего мне вол­но­ваться?» и все прой­дет. Про­ве­рен­ное средство!

Вопросы для обсуждения

Почему Коте­нок не хотел ходить в школу? Чего и почему он боялся?

Чем вол­шеб­ные слова помогли Котенку? При­ду­май сам новые, более силь­ные вол­шеб­ные слова.

  1. Сказка о двух бра­тьях и силь­ной воле

Воз­раст: 5–12 лет.

Направ­лен­ность: Труд­но­сти само­кон­троля. Нару­ше­ния про­из­воль­но­сти. Неуме­ние управ­лять поведением.

Клю­че­вая фраза: «Я не могу себя заставить»

Дав­ным-давно в одной дале­кой стране жили-были два брата. Они жили очень дружно и все делали вме­сте. Оба брата хотели стать героями.

Один брат ска­зал: «Герой дол­жен быть силь­ным и сме­лым» и стал тре­ни­ро­вать силу и лов­кость. Он под­ни­мал тяже­лые камни, лазал по горам, пла­вал по бур­ной реке. А дру­гой брат ска­зал, что герой дол­жен быть упор­ным и настой­чи­вым, и стал тре­ни­ро­вать силу воли: ему хоте­лось бро­сить работу, но он дово­дил ее до конца, ему хоте­лось съесть на зав­трак пирог, но он остав­лял его на ужин; он научился гово­рить «нет» своим желаниям.

Шло время, бра­тья выросли. Один из них стал самым силь­ным чело­ве­ком в стране, а дру­гой — самым настой­чи­вым и упор­ным, он стал чело­ве­ком с силь­ной волей. Но одна­жды слу­чи­лась беда: на страну напал страш­ный Чер­ный Дра­кон. Он уно­сил скот, жег дома, похи­щал людей

Бра­тья решили спа­сти свой народ. «Я пойду и убью Дра­кона»,— ска­зал пер­вый брат. «Сна­чала надо узнать, в чем его сла­бость»,— отве­тил дру­гой брат. «Мне не нужно знать, в чем его сла­бость,— ска­зал силач,— Глав­ное, что я силь­ный». И он отпра­вился к высо­кой горе, на кото­рой стоял замок Чер­ного Дра­кона. «Эй, Дра­кон! Я при­шел побе­дить тебя! Выходи на бой!— закри­чал силач. Ворота замка рас­пах­ну­лись и навстречу ему вышел страш­ный Чер­ный Дра­кон, Его чер­ные кры­лья засло­няли небо, его глаза горели, как факелы, а из пасти выры­вался огонь. Уви­дев это чудо­вище, силач почув­ство­вал, как страх вхо­дит в его сердце, он начал мед­ленно отсту­пать от Дра­кона, а Дра­кон стал расти, расти и вдруг он щелк­нул хво­стом, и силь­ный брат пре­вра­тился в камень.

Узнав о том, что слу­чи­лось с сила­чом, его брат решил, что при­шел и его черед сра­зиться с Дра­ко­ном. Но как его побе­дить? И он решил спро­сить совета у Муд­рой Чере­пахи, кото­рая жила на дру­гом конце земли. Путь к этой чере­пахе лежал через три очень опас­ных коро­лев­ства. Пер­вым было коро­лев­ство хочу­ка­лок. У чело­века, кото­рый попа­дал в это коро­лев­ство, сразу появ­ля­лось мно­же­ство жела­ний: ему хоте­лось полу­чить кра­си­вую одежду, доро­гие укра­ше­ния, игрушки и лаком­ства, но сто­ило ему ска­зать «хочу», как он тут же пре­вра­щался в хочу­калку и навсе­гда оста­вался в этом коро­лев­стве. У нашего героя тоже появи­лось мно­же­ство жела­ний, но он собрал всю свою волю, и ска­зал им «нет». Поэтому ему уда­лось уйти из этой страны.

Вто­рым было на его пути коро­лев­ство тыка­лок, жители кото­рого все время друг друга дер­гали и отвле­кали от дел, поэтому в этом коро­лев­стве никто ничего не мог делать: ни рабо­тать, ни отды­хать, ни играть. Нашему герою тоже захо­те­лось начать дер­гать дру­гих за руки и при­ста­вать к про­хо­жим, но он снова вспом­нил о своей воле и не стал этого делать. И хорошо посту­пил, потому что иначе он бы тоже стал тыкал­кой и остался бы в этом королевстве.

И нако­нец, тре­тьим на его пути било самое страш­ное коро­лев­ство — коро­лев­ство яка­лок. Как только он вошел в это коро­лев­ство, ему сразу захо­те­лось закри­чать: «Я самый умный», «Я самый сме­лый», «Я самый кра­си­вый», «Я самый-самый…». И здесь ему пона­до­би­лась вся сила воли, кото­рую он тре­ни­ро­вал много лет. Он молча мино­вал и это коро­лев­ство и ока­зался у дома Муд­рой Черепахи.

Здрав­ствуй, Муд­рая Чере­паха,— ска­зал он.— Я при­шел к тебе за сове­том. Пожа­луй­ста, научи меня, как побе­дить Чер­ного Дракона.

Побе­дить Дра­кона может только чело­век с силь­ной волей,— отве­тила Чере­паха.— Ты про­шел три страш­ных коро­лев­ства, зна­чит, ты можешь сде­лать это. Чем силь­нее воля чело­века, тем сла­бее страш­ный Дра­кон. Иди, ты победишь.

И Чере­паха закрыла глаза, а наш герой покло­нился ей и отпра­вился обратно в свою страну. Он подо­шел к воро­там замка, в кото­ром жил Чер­ный Дра­кон, и вызвал его на бой. Дра­кон вышел из замка, рас­пра­вил свои чер­ные кры­лья и пошел навстречу смель­чаку. Герою стало страшно при виде чудо­вища, но он собрал свою волю и побо­рол страх, он стоял на месте и не отсту­пал ни на шаг. И вдруг… страш­ный Дра­кон начал умень­шаться, он ста­но­вился все меньше и меньше, пока совсем не исчез! Чере­паха ска­зала правду: чем силь­нее воля чело­века, тем сла­бее злой Дракон.

Как только Дра­кон исчез, рас­сы­пался и его чер­ный замок, а навстречу герою выбе­жали живые и невре­ди­мые жители страны, среди кото­рых был и его брат. С тех пор они жили счаст­ливо. Так силь­ная воля помогла герою побе­дить зло.

Вопросы для обсуждения

Почему пер­вый брат потер­пел пора­же­ние? Что такое сила воли, как ее тре­ни­ро­вал вто­рой брат? Какие испы­та­ния про­хо­дил вто­рой брат? Как они свя­заны с силой воли?

Чем может тебе помочь силь­ная воля? Как ты ее мог бы тренировать?

38.Сказка о непо­сед­ли­вой Обезьянке

Воз­раст: 5—9 лет.

Направ­лен­ность: Неусид­чи­вость. Труд­но­сти кон­цен­тра­ции и сосре­до­то­че­ния. Гиперактивность.

Клю­че­вая фраза: «Я не могу уси­деть на месте»

В дале­кой и жар­кой стране, где в лесу рас­тут дере­вья с пыш­ной лист­вой и высо­кие пальмы, жила малень­кая обе­зьянка, кото­рую звали Непо­се­дой. Она была очень подвиж­ной, посто­янно пры­гала с дерева на дерево и ни секунды не могла уси­деть на одном месте. Эта непо­сед­ли­вость достав­ляла обе­зьянке много хло­пот: дру­гие обе­зьянки с ней не играли, потому что не могли за ней угнаться; ей при­хо­ди­лось есть неспе­лые фрукты, потому что она не могла нето­роп­ливо и вни­ма­тельно выбрать себе хоро­ший и спе­лый банан или ана­нас. Но самое обид­ное, что Непо­седа не могла любо­ваться кра­со­той окру­жа­ю­щего мира и радо­ваться пению птиц, о кото­рых ей рас­ска­зы­вали дру­гие звери. И от этого ей было очень грустно.

Одна­жды в жар­кий лет­ний день все звери попря­та­лись в норки, чтобы спа­стись от жары, и Непо­седа оста­лась совсем одна. Ей было очень скучно и оди­ноко и совсем не хоте­лось пры­гать и бегать, как обычно. Ее совсем раз­мо­рило на жар­ком сол­нышке, и тогда она поудоб­нее устро­и­лась на ветке дерева, закрыла глаза, рас­сла­би­лась и стала засыпать.

И вдруг… она услы­шала необык­но­вен­ные звуки, похо­жие на пре­крас­ную музыку,— это пели птицы. Непо­седа нико­гда раньше не слы­шала ничего подоб­ного и ей это очень понра­ви­лось. Потом она мед­ленно открыла глаза и прямо перед собой уви­дела яркий, изу­ми­тельно кра­си­вый цве­ток. Это было про­сто вели­ко­лепно. Вдо­воль налю­бо­вав­шись цвет­ком, обе­зьянка нето­роп­ливо пере­бра­лась на сосед­нюю пальму и выбрала себе самый спе­лый банан: «Ах! Какой вкус­ный!». Непо­седа была очень довольна. Еще бы, ведь она узнала столько инте­рес­ного, чего раньше из-за своей непо­сед­ли­во­сти про­сто не замечала.

Потом обе­зьянка не спеша спу­сти­лась на землю и подо­шла к своим дру­зьям, кото­рые отды­хали под дере­вом. Она рас­ска­зала им о том, что с ней про­изо­шло и как она научи­лась быть нето­роп­ли­вой и вни­ма­тель­ной. «Это так здо­рово!— ска­зала она,— теперь я могу любо­ваться цве­тами, слу­шать пение птиц и играть вме­сте со всеми». Дру­зья тоже пора­до­ва­лись за Непо­седу, ведь теперь они могли вме­сте весе­литься иузна­вать много нового и интересного.

Вопросы для обсуждения

Что отли­чало Непо­седу от осталь­ных Обе­зья­нок? Чем непо­сед­ли­вость мешала Обе­зьянке? Как Непо­седа научи­лась быть нето­роп­ли­вой и вни­ма­тель­ной? Какой совет дал бы ей ты?

39.Петя-Петушок

Воз­раст: 6–9 лет.

Направ­лен­ность: Ори­ен­та­ция на оценки, а не на содер­жа­ние (учебы, жизни и пр.). Хва­стов­ство школь­ными успе­хами. Высо­кая зави­си­мость от оценок.

Клю­че­вая фраза: «Смот­рите все, какой Я. Я пятерку получил!»

Жил-был на свете Петя-Пету­шок. Жил он с роди­те­лями, кото­рые его любили. И о них тоже очень любил и поэтому ста­рался радо­вать их. Когда Пету­шок под­рос, у него выросли боль­шие перышки, гре­бе­шок стал совсем крас­нень­ким; и вот, он пошел в школу.

А там..! Там он стал учиться, позна­ко­мился с новыми дру­зьями. Очень скоро его люби­мая учи­тель­ница Совушка-Голо­вушка стала ста­вить оценки. И когда Пету­шок полу­чал пятерки, он очень радо­вался, рас­ска­зы­вал роди­те­лям, и они тоже очень были счаст­ливы. И через неко­то­рое время Петя стал хва­статься пятер­ками перед сво­ими дру­зьями, род­ствен­ни­ками. Сна­чала все за него очень радо­ва­лись, давали кон­феты, гла­дили по голове и хва­лили. Но как-то раз, полу­чив пятерку, Петя побе­жал домой, чтобы сооб­щить о ней роди­те­лям. По дороге домой его оста­но­вила бабушка-Лоша­душка и попро­сила: «Помоги мне, пожа­луй­ста, доне­сти сумку до дома. Мне очень тяжело».— «Подо­жди, мне неко­гда. Я полу­чил пятерку, бегу домой к дру­зьям, чтобы рас­ска­зать им».— И побе­жал дальше. Когда Петя при­бе­жал домой, мама с папой уби­рали их курят­ник. Петя ска­зал им: «Мамочка! Папочка! Я полу­чил пятерку! Я моло­дец? Что я заслу­жил?». Мама и гово­рит ему: «Ты умница, но сей­час мы должны убрать наш курят­ник. Не мог бы ты под­ме­сти свой уго­лок? А потом мы отпразд­нуем твой успех!» «Нет, мам, потом: я бегу к дру­зьям. Я же пятерку полу­чил, хочу поиг­рать».— И Петя побе­жал во двор.

Во дворе дру­зья собра­лись и что-то дружно обсуж­дали. Петя под­бе­жал к ним и ска­зал: «Ребята, я полу­чил пятерку! Здорово?».

«Подо­жди ты со сво­ими пятер­ками! Мы идем Ста­ричку-Хомячку помо­гать».— И Петя побрел обратно. Он сильно рас­стро­ился, чуть ли не пла­кал: никто не захо­тел с ним играть, все дру­зья от него отвер­ну­лись. Его пятерка уже не при­но­сила ему радо­сти. Он пошел домой. По дороге уви­дел пла­чу­щую Белочку-Леночку. Он хотел пройти мимо, но вер­нулся: «Что же ты пла­чешь?».— «Я… я… у меня все мои орешки рас­сы­па­лись».— «О, не плачь, давай вме­сте собе­рем их, из-за этого не стоит пла­кать!».— Они вме­сте собрали орешки, и Белочка вытерла слезки: «Спа­сибо! Ты очень доб­рый!»— И Петя пошел домой. Никому не говоря ни слова, не хва­ста­ясь, он неза­метно убрал свой уго­лок, пере­брал зер­нышки и под­мел кры­лечко. Забыв о пятерке, он побе­жал через двор к Хомячку, нагнал своих дру­зей и стал им помо­гать. После этого Хомя­чок уго­стил их чаем с теп­лыми буб­ли­ками. И Пету­шок поду­мал: «Как хорошо! У меня опять есть дру­зья! И Хомя­чок рас­ска­зы­вал такие инте­рес­ные исто­рии!» Придя домой, Петя почув­ство­вал запах чего-то вкус­нень­кого. Войдя на кухню, он уви­дел роди­те­лей. «Мы тебя ждем! Заходи ско­рее! Это для тебя!» На столе стоял пирог из самых луч­ших зер­ны­шек, а на пироге было выло­жено «Спа­сибо!».— «Ой, а за что?» — спро­сил Петя.— «Ну как же! Ты сего­дня был таким молод­цом! Убрал свой уго­лок, помог Белочке — она нам рас­ска­зала,— и Ста­ричку-Хомячку. И в школе полу­чил пятерку! Это хорошо, что ты такой забот­ли­вый». И Петя понял, что не пятерка помогла ему, а его доб­рое сердце.

Вопросы для обсуждения

Почему роди­тели и все звери не очень-то и радо­ва­лись оценке Петушка? Это было из-за того, что они его не любили, или еще почему-то? Что понял Петя?

Как ты счи­та­ешь, пятерка — это самое важ­ное в жизни, или нет?

  1. Один обыч­ный год, или Чрез­вы­чай­ное происшествие

Воз­раст: 6–11 лет.

Направ­лен­ность: Страх тем­ноты, ноч­ные страхи, страш­ные сны. Общая боязливость.

Клю­че­вая фраза: «Как страшно!»

Жила-была Девочка. Сама про­стая Девочка. Жила она в самой про­стой семье: любя­щие папа, мама и она. В обыч­ном доме. В самое обыч­ное, наше время. И, как обычно, в самое обыч­ное лето она поехала с роди­те­лями на обыч­ное море.

Но в тот самый обыч­ный год слу­чи­лось чрез­вы­чай­ное происшествие.

Дело в том, что к берегу, рас­тя­нув­ше­муся боль­шим пес­ча­ным пля­жем, куда обычно при­плы­вали лишь медузы, под­плыл кит. Кит был ста­рый, плохо спал и плохо видел. Его подружки — рыбки-при­ли­палы — обычно ука­зы­вали, куда ему плыть, и пели на ночь колы­бель­ную, чтоб он уснул. Вы спро­сите: «Как пели? Разве рыбы умеют петь?». Я отвечу: «Молча, по-рыбьи».

Так вот, не успели рыбки спла­вать по своим при­ли­паль­ским делам, этот ста­рый обор­мот-кит уплыл к берегу… Но вер­немся к Девочке. Рас­скажу я вам, какая она была: ну, две косички — как поло­жено, ну ножки-ручки тонень­кие, как почти у всех дево­чек ее лет, ну и глазки в пол-лица — умные, с хит­рин­кой. И так эта заме­ча­тель­ная Девочка при­е­хала на море с мамой и папой.

Мама дала ей надув­ной круг, ведь именно так делают обычно мамы, когда хотят чтобы ребе­нок от души порез­вился в воде, а сама легла под зон­тик, так как от яркого юного солнца у нее болела голова.

Девочка пошла купаться. Ей было совсем не страшно, так как, во-пер­вых, рядом был папа, и во-вто­рых, она была умной девоч­кой и пре­красно пони­мала, что в море пла­вают лишь медузы.

И тут вдруг она уви­дела, что из воды брыз­жет малень­кий фон­тан­чик. Сна­чала она поду­мала, что это папа балу­ется. Но вслед за фон­тан­чи­ком всплыла огром­ная темно-серая глыба. Девочка вскрик­нула: «Ой». И в этот же миг перед ней воз­никла огром­ная розо­вая пещера. Это был рот кита…

Что же под­толк­нуло нашего ста­рого кита открыть рот перед девоч­кой? Плыл он, плыл по мел­ко­во­дью и тут сво­ими под­сле­по­ва­тыми гла­зами уви­дел чудо-медузу: круг вверху — как поло­жено, но внизу — только две тонень­кие ножки. Ну и решил он своим дрях­лень­ким умиш­ком, что нужно эту медузу съесть. «А‑ам»,— ска­зал кит и сло­пал цели­ком и девочку, и круг.

Девочка очу­ти­лась в тем­ной, очень тем­ной, но мяг­кой пещере (именно так обычно в животе у кита) и очень испу­га­лась. Она вообще-то недо­люб­ли­вала тем­ноту. Еще там, в городе, дома она по вече­рам дого­во­ри­лась с мамой спать при свете, так как ее пре­сле­до­вали в тем­ноте Мере­щелки (так она назы­вала те кош­мары, кото­рые ей мере­щи­лись). А

тут — ужас! Бед­ная девочка, ей же всего   лет, вот если бы 14—15, она бы так не

боя­лась. А тут от страха даже пла­кать пере­хо­те­лось. Только шеп­тала она: «Ай-ай-ай».

И ничего. Стенки желудка кита ни одного звука не про­пус­кают. Покри­чала громче — ничего. И тут разо­зли­лась наша Девочка и начала топать ногами, как обычно делают непо­слуш­ные дети, когда хотят доса­дить своим роди­те­лям. И так ей понра­ви­лось топать по теп­лым, мяг­ким стен­кам живота, что она начала сна­чала под­пры­ги­вать, а потом так рас­пры­га­лась, что бед­ного кита про­няла икота.

Крях­тел он, икал, пере­во­ра­чи­вался, набрал воды в рот, про­гло­тил (ведь это вер­ный спо­соб изба­виться от икоты) и — ника­кого эффекта. Девочка после лег­кого душа (вода же попала в живот) разо­зли­лась еще больше и пры­гать стала чаще и чаще. Нако­нец, она при­ду­мала — сво­ими ост­рыми зуб­ками она про­ку­сила круг и — бум — он лоп­нул. Этого «бума» кит не выдер­жал. Выплю­нул он эту девочку на берег, прямо к маме под зонтик.

Девочка после этого рас­ска­зала все маме и потом доба­вила: «А ты зна­ешь, тем­ноты не надо бояться, и я теперь не боюсь, уж коль с китом спра­ви­лась, со сво­ими Мере­щел­ками справ­люсь запросто».

Вопросы для обсуждения

Как ты дума­ешь, что это были за Мере­щелки? У тебя есть такие же? Почему Девочка пере­стала бояться?

Почему Девочка стала уве­рена, что спра­вится со сво­ими Мерещелками?

  1. Маль­чик и Светлячок

Воз­раст: 5–11 лет.

Направ­лен­ность: Страх тем­ноты, общая боязливость.

Клю­че­вая фраза: «Я боюсь — там темно!»

Я хочу рас­ска­зать тебе инте­рес­ную исто­рию про одного Маль­чика. Это заме­ча­тель­ный Маль­чик, но у него была одна страш­ная тайна, о кото­рой он не мог никому рас­ска­зать. Он боялся тем­ноты. Но не про­сто боялся, а совер­шенно жутко и ужасно. Когда Маль­чик хотел войти в тем­ную ком­нату, внутри у него все сжи­ма­лось. Его охва­ты­вал страх, он цепе­нел и не мог сдви­нуться с места. Ему мере­щи­лись все­воз­мож­ные стра­ши­лища, ведьмы, мон­стры, неве­ро­ят­ные при­ви­де­ния. Вече­ром и ночью его ком­нате горел ноч­ник, потому что он не мог заснуть в тем­ноте — ему было очень страшно.

Он боялся при­бли­же­ния осени и зимы, так как дни ста­но­ви­лись короче, а тем­нота надви­га­лась быстро и долго оста­ва­лась вокруг него. Ему при­хо­ди­лось при­ду­мы­вать раз­ные пред­логи и поводы, как про­сить маму или папу, чтобы они схо­дили с ним в тем­ную ком­нату, когда это было необ­хо­димо. Маль­чик тра­тил на все это очень много вре­мени и сил. Он уто­мился, потому что не мог сво­бодно и легко ходить вече­ром по квар­тире. Он устал от своей тайны, но рас­ска­зать об этом кому-либо не мог, ему было стыдно.

И вот одна­жды вече­ром, когда он лег спать, ему при­снился уди­ви­тель­ный сон, похо­жий на сказку. Когда засы­па­ешь, то закры­ва­ешь глаза и погру­жа­ешься в тем­ноту, и тут начи­на­ется самое инте­рес­ное. Про­шло несколько секунд после того как Маль­чик заснул, и из тем­ноты появи­лась све­тя­ща­яся точка, кото­рая стала посте­пенно уве­ли­чи­ваться в раз­ме­рах и сиять очень неж­ным голу­бо­ва­тым све­том. Вни­ма­тельно раз­гля­ды­вая эту точку, Маль­чик узнал в ней малень­кого Свет­лячка. Свет­ля­чок был очень забав­ный, у него была доб­рая, улы­ба­ю­ща­яся мор­дочка. Он весь све­тился неж­ным и теп­лым све­том. Свет­ля­чок излу­чал любовь и добро. Чем вни­ма­тель­нее Маль­чик смот­рел на Свет­лячка, тем он ста­но­вился больше. И когда можно было раз­гля­деть его кры­лышки, лапки, хобо­ток, Маль­чик услы­шал его тихий, неж­ный голо­сок. Свет­ля­чок обра­щался к Маль­чику, и вот что он сказал:

— Здрав­ствуй, я при­ле­тел, чтобы помочь тебе раз­га­дать твою страш­ную тайну, кото­рая отни­мает у тебя столько вре­мени и сил. Я уже помог мно­гим маль­чи­кам и девоч­кам раз­га­дать их страш­ные тайны. Пред­ставь себе, что ты смот­ришь на себя в зер­кало и видишь там свое отра­же­ние. Когда начи­на­ешь кор­чить страш­ные рожи, ты видишь в зер­кале отра­же­ние урод­ли­вых и без­об­раз­ных лиц, а если будешь смот­реть в зер­кало с улыб­кой, любо­вью и доб­ром, то уви­дишь там отра­же­ние лас­ко­вого и доб­рого маль­чика. Тем­нота — это то же зер­кало. В тем­ноту нужно идти с радо­стью и улыб­кой, тогда все мон­стры и при­ве­де­ния пре­вра­ща­ются в доб­рых гно­мов, лас­ко­вых фей, неж­ных забав­ных зве­рю­шек, кото­рые рады тебе и готовы с тобой дру­жить и играть. Надо только улыб­нуться и ска­зать: «Я хочу с вами дру­жить!» И все сразу же пре­об­ра­зится. Если вна­чале тебе будет трудно это сде­лать, я подарю свой вол­шеб­ный фона­рик. Он осве­тит дорогу в тем­ноту, и ты спо­койно смо­жешь вхо­дить в любые тем­ные ком­наты. Вол­шеб­ный фона­рик будет все­гда с тобой, и

хра­ниться он будет в твоем сердце. Днем он даст тебе тепло, а ночью осве­тит для тебя дорогу. Чтобы фона­рик начал све­тить, при­ложи ладо­шки к груди и почув­ствуй, как в них пере­да­ется тепло. Как только ладо­шки ста­нут теп­лыми, это будет озна­чать, что вол­шеб­ный фона­рик уже в твоих руках и ты можешь смело вхо­дить в любую тем­ную ком­нату, кото­рая пре­вра­тится в забав­ный, весе­лый, ска­зоч­ный мир доб­рых дру­зей. Ой,— спо­хва­тился Свет­ля­чок,— уже све­тает и мне пора уле­тать. Когда светло, я пре­вра­ща­юсь в обык­но­вен­ного малень­кого жучка.

Это тем­нота делает меня таким кра­си­вым, ска­зоч­ным, зага­доч­ным. Если тебе нужно будет со мной пого­во­рить или что-то спро­сить, позови меня, и я приду к тебе, но только ночью, когда темно. Ты сразу смо­жешь меня узнать и ни с кем не пере­пу­та­ешь. До сви­да­ния и запомни: с чем ты при­хо­дишь, то и полу­ча­ешь. Если это добро и любовь, то вза­мен ты полу­чишь добро и любовь, если это страх и злость, то вза­мен ты полу­чишь страх и злость. Пусть с тобой все­гда будет любовь и добро, — крик­нул Свет­ля­чок уже изда­лека и рас­таял в насту­па­ю­щем утре.

Маль­чик проснулся очень бод­рым и весе­лым. Весь день он ждал, когда насту­пит вечер и ста­нет темно. Ему хоте­лось попро­бо­вать сде­лать то, чему его научил Свет­ля­чок. Вече­ром, когда стем­нело, он встал на пороге тем­ной ком­наты. Сна­чала он улыб­нулся, потом при­жал ладо­шки к груди и почув­ство­вал, как оттуда в руки пере­да­ется тепло, и когда ладо­шки стали очень теп­лыми, он глу­боко вздох­нул и вошел в ком­нату. Все полу­чи­лось так, как гово­рил Свет­ля­чок. Ком­ната пре­об­ра­зи­лась. Она была полна дру­зей, и все стра­ши­лища раз­бе­жа­лись. Маль­чик был очень рад и ска­зал вслух громко-громко: «Спа­сибо тебе, милый, доб­рый Светлячок!»

Вопросы для обсуждения

Как Свет­ля­чок помог Маль­чику? Что зна­чит «тем­нота — это зер­кало»? Что зна­чит «с чем при­хо­дишь — то и получаешь»?

Чему бы ты мог научиться у Маль­чика и Светлячка?

  1. Девочка Надя и Баба Яга

Воз­раст: 6–9 лет.

Направ­лен­ность: Высо­кая тре­вож­ность, бояз­ли­вость. Чув­ство вины за нару­ше­ние роди­тель­ских запретов.

Клю­че­вая фраза: «Я боюсь!»

Жила-была малень­кая девочка Надя. Жила она с мамой и папой на краю деревни. Все у них было хорошо, только ино­гда, как и все малень­кие дети, Надя каприз­ни­чала и не слу­ша­лась маму.

Как-то раз пошли Надя с мамой гулять в лес, а в лесу так хорошо! Пах­нет зем­ля­ни­кой и гри­бами, кру­гом поют птички, сол­нышко све­тит ярко-ярко. Долго Надя с мамой гуляли и любо­ва­лись лесом, устали и решили отдох­нуть. Мама легла на мяг­кую травку и вскоре заснула. Надя сна­чала сидела рядом и играла с Божьей коров­кой, а когда та уле­тела, Наде стало скучно, и она пошла одна гулять по лесу.

Она так увлек­лась, что не заме­тила, как заблу­ди­лась. Надя шла и шла, все дальше и дальше в глубь леса, и вдруг уви­дела избушку. Не успела она туда войти, как ковар­ная Баба Яга схва­тила Надю за руку и закри­чала: «Ага, попа­лась, непо­слуш­ная дев­чонка! Сей­час я тебя съем». Баба Яга засту­чала сво­ими ост­рыми зубами. Надя так сильно испу­га­лась, что от страха закрыла глаза. А Баба Яга поры­чала еще немного и ска­зала: «Ну ладно, сего­дня я тебя есть не буду, я уже поужи­нала и хочу спать. А ты, каприз­ный ребе­нок, при­бери в избе, вымой пол и помой посуду». С этими сло­вами страш­ная и злая Баба Яга заперла дверь и легла спать. Наутро, когда Баба Яга просну­лась, она даже не узнала свою избу: все в ней было при­брано, пол вымыт и посуда бле­стела. А наша Надюша сидела в углу и пла­кала, она так хотела вер­нуться домой к лас­ко­вой маме. Злой Бабе Яге стало стыдно, она сжа­ли­лась над девоч­кой и ска­зала: «Ну что ты хны­чешь, малень­кая девочка, когда у меня празд­ник, ведь моя избушка нико­гда не была такой чистой и кра­си­вой, как сей­час. Мне очень это при­ятно, спа­сибо тебе». И теперь уже доб­рая Баба Яга испекла пирог и уго­стила Надюшу, а потом про­во­дила ее до тро­пинки в деревню, и они рас­ста­лись доб­рыми дру­зьями. А дома Надю давно ждали мама и папа.

Вопросы для обсуждения

Рас­скажи, как Надя каприз­ни­чала и не слу­ша­лась маму.

Как Надя «рас­кол­до­вала» Бабу Ягу?

  1. Сказка о Ежонке

Воз­раст: 5–10 лет.

Направ­лен­ность: Тре­вож­ность. Бояз­ли­вость. Неспо­соб­ность посто­ять за себя. Труд­но­сти в осо­зна­ва­нии своих поступ­ков и их контролировании.

Клю­че­вая фраза: «Мама, я не знаю, что мне делать!»

Дав­ным-давно (а может быть недавно) в боль­шом лесу жила мама Ежиха. И был у нее малень­кий Ежо­нок. Он родился совсем мягонь­кий, с очень неж­ным неза­щи­щен­ным тель­цем. Мама очень любила его и обе­ре­гала от вся­ких опас­но­стей и неприятностей.

Одна­жды утром Ежо­нок обна­ру­жил, что у него выросла одна Иголка — кра­си­вая и ост­рая. Он очень обра­до­вался и решил, что стал совсем взрос­лым, умным и само­сто­я­тель­ным. В этот день он упро­сил маму отпу­стить его одного погу­лять. Мама согла­си­лась, но предупредила:

— Иголка — это очень важно и ответ­ственно. Ты стал уже боль­шим и дол­жен помо­гать сла­бым, не бояться силь­ных и отве­чать за свои поступки.

На про­ща­нье мама взяла с сына слово, что он будет хорошо себя вести и пом­нить все домаш­ние тре­бо­ва­ния. Ежонка долго не было дома… Вер­нулся он очень испу­ган­ным и рас­стро­ен­ным. Маме он рассказал:

Я гулял в лесу и по дороге встре­тил Лису, кото­рая гна­лась за Зай­чи­ком. Я испу­гался и свер­нулся калачиком

един­ствен­ной своей Игол­кой навстречу опас­но­сти. Заяц уко­лолся об мою Иголку, осту­пился и Лиса схва­тила его.

Ежо­нок очень рас­стро­ился, потому что понял, что поме­шал Зай­чику спа­стись. Мама объ­яс­нила сыну его ошибку:

— В таких слу­чаях надо быть сме­лым и уко­лоть врага в нос своей новень­кой Иголкой.

На сле­ду­ю­щий день Ежо­нок вновь отпра­вился гулять, ска­зав, что все пом­нит и больше оши­баться не будет. Вер­нулся он домой опять очень расстроенным:

Я шел по лесу и уви­дел боль­шого спя­щего волка. Вокруг него рез­ви­лись и играли зайцы. Я не испу­гался и смело уко­лол Волка в нос. Он вско­чил, зары­чал и стал охо­титься за малень­кими зверушками.

Ты совсем еще дура­чок,— ска­зала мама.— Волк был сыт и сладко спал, никого не тро­гал. Ты бы тоже обо­шел его сто­ро­ной и не тро­гал. А уж если ты хотел помочь, то про­сто пре­ду­пре­дил бы малы­шей об опас­но­сти. Совсем огор­чился Ежо­нок, долго-долго думал. И вновь пошел на про­гулку. Он вышел на поляну, где пас­лись Корова с телен­ком. Ежо­нок осмот­релся и уви­дел, что к поляне под­би­ра­ются Волк, Мед­ведь и Лиса, а Корова жует свою жвачку и ничего не видит. Ежо­нок закри­чал от испуга, свер­нулся кала­чи­ком и пока­тился на поляну. Корова услы­шала шум и уви­дела вра­гов. Она засту­чала копы­тами и стала отго­нять зве­рей. Однако малень­кий Теле­нок не пони­мал, что про­ис­хо­дит. От страха он отбе­жал далеко от Коровы и мог стать пре­крас­ной добы­чей для голод­ных зверей.

Ежонку было очень страшно и жалко Теленка. Тогда он бро­сился впе­реди стал кататься вокруг Теленка, чтобы не дать ему далеко уйти и защи­тить его от напа­да­ю­щих зверей.

Звери отска­ки­вали от него, а сам Ежо­нок никак не мог понять, почему. Так про­дол­жа­лось, пока звери, испу­гав­шись коро­вьих рогов, не убе­жали прочь.

Корова и Теле­нок были очень бла­го­дарны Ежонку и от всего сердца хва­лили его. А Теле­нок на про­ща­нье попро­бо­вал лиз­нуть малень­кого друга, но почему-то запла­кал. Ежо­нок даже чуть-чуть рас­стро­ился. Дома он все рас­ска­зал маме, а мама сказала:

— Доро­гой мой, ты стал совсем взрос­лым. Ты весь оброс игол­ками и теперь смо­жешь защи­тить себя и своих дру­зей, всех малень­ких и слабых.

В этот день мама устро­ила боль­шой празд­ник, на кото­рый при­гла­сила много лес­ных жите­лей; были на этом

празд­ники и Корова с Телен­ком. И теперь уже все узнали, что Ежо­нок стал совсем взрос­лым и что теперь никто

без­на­ка­занно не смо­жет оби­жать малень­ких и беззащитных.

Вопросы для обсуждения

Почему Иголки — это важно?

Как ежик учился обра­щаться с Иголками?

У тебя есть свои Иголки? Уме­ешь ли ты с ними обращаться?

  1. Рыцарь и Темнота

Воз­раст: 6–10 лет.

Направ­лен­ность: Страх тем­ноты. Тре­вож­ность, общая боязливость.

Клю­че­вая фраза: «В тем­ноте живет страшный..!»

Жил на свете Рыцарь

С собач­кою своей,

На сол­неч­ной полянке

Все­гда играл он с ней.

Они давно дружили

И знали все вокруг

О том, что Жужа лучший

У Рыцаря был друг.

Везде, все­гда и всюду

Их видели вдвоем,

Друг другу помогали

Они все­гда во всем.

А жили они в замке

На сол­неч­ном холме,

Поэтому никто там

Не знал о Темноте.

Ведь днем све­тило солнце,

А ночью свет луны.

И в город­ских оконцах

Все­гда цветы цвели.

Однако каж­дый в замке

С рож­де­нья знал о том,

Что есть одна загадка

В пещере под холмом.

Что в той пещере, в гроте

(В народе слух ходил),

В покры­том мхом болоте

Жил страш­ный Крокодил.

И каж­дый, кто пытался

Хоть раз пойти туда,

Уже не возвращался

Обратно нико­гда.

Но вот одна­жды Жужа,

Играя с мотыльком,

Нечайно забе­жала

В тот грот, что под холмом.

Запла­кал бед­ный Рыцарь:

Он друга потерял!

Весь день и даже ночью

Собачку он искал.

Он обо­шел весь замок,

Но Жужу не нашел.

Никто при этом в замке

На помощь не пришел,

Никто не соглашался

Спу­ститься с ним с холма:

Все люди говорили,

Что их про­гло­тит тьма.

Все голо­вой качали,

На Рыцаря смотря,

Ему в ответ бросали:

«Туда идешь ты зря.

Давно твою собачку,

Наверно, про­гло­тил

Тот тем­ный повелитель —

Ужас­ный Крокодил».

И как не умо­лял он их

В пещеру с ним пойти,

Никто из них не думал

Помочь ему в пути.

Пугала неиз­вест­ность

И слово «Тем­нота»,

Кото­рую не видел

Никто там никогда.

И вот, когда наш Рыцарь

Надежду поте­рял,

Вол­шеб­ник, жив­ший в замке,

Его к себе позвал.

Ска­зал ему Волшебник:

«Чтоб друга отыскать

Не дол­жен ты, мой мальчик,

Людей на помощь звать.

Лишь только сам отыщешь

Ты друга своего.

При этом ты не должен

Бояться ничего.

А если побоишься

Ты страш­ной Темноты,

То знай: нигде на свете

Не сыщешь друга ты».

Послу­шав­шись совета,

Не стал наш Рыцарь ждать

И в тем­ную пещеру

Отпра­вился искать.

Был полон раз­ных звуков

Ужас­ный этот грот,

И Рыцарь сразу вспомнил,

Что гово­рил народ.

Повсюду пау­тина

Цеп­ля­лась за него,

И было совершенно

Не видно ничего.

Он шел и спотыкался,

Колени все разбил,

Везде ему мерещился

Огром­ный Крокодил.

Хотел вер­нуться Рыцарь,

Он убе­жать хотел,

Но бро­сить друга в гроте

Наш Рыцарь не сумел.

И вдруг из полумрака,

Как чудо, впереди

Уви­дел бед­ный Рыцарь

Пре­крас­ные огни.

Он подо­шел поближе —

И прямо перед ним

Воз­ник пре­крас­ный замок

С назва­ньем «ТЕМНОРИМ».

Неве­до­мые птицы

Кру­жили в вышине,

Росли грибы-гиганты

(Как 10 в ширине).

Там не было болота,

Кру­гом цветы цвели

Необы­чайно новой,

Неве­до­мой красы.

А на боль­шой поляне

Наш Рыцарь увидал,

Как Кро­ко­дил с Собачкой

Под ручку танцевал.

Обра­до­ва­лась Жужа,

Что друг ее нашел,

Что он сквозь мрак и ужас

За нею в грот пошел.

Затем она сказала,

О том, что Крокодил

Не страш­ный, не ужасный

Он про­сто здесь один.

Ведь люди все боятся

В тот грот к нему идти,

Хотя так много нового

Могли бы здесь найти.

А Кро­ко­дил не может

Свой замок оставлять,

Ведь дол­жен, по преданью,

Его он охранять.

Тогда наш Рыцарь понял:

На свете всех страшней

Не тем­нота, не холод,

А нет когда друзей!

И с той поры с Собачкой

В пещеру он ходил.

И очень счаст­лив, радостен

Был этот Крокодил.

Силь­нее становилась

Их дружба с каж­дым днем.

И даже когда Рыцарь

Стал глав­ным Королем,

Без страха с вер­ным другом

Он захо­дил в тот грот,

Хоть до конца не понял

Их дружбы тот народ.

Сказка была исполь­зо­вана в работе с шести­лет­ним маль­чи­ком, кото­рый боялся тем­ноты и пре­одо­ле­вал этот страх с помо­щью люби­мой собачки и образа Рыцаря, кото­рый он сам выбрал в каче­стве побе­ди­теля злого Кро­ко­дила, кото­рый, по мне­нию ребенка, жил в темноте.

Вопросы для обсуждения

Чего боя­лись люди в Темноте?

Что послу­жило при­чи­ной того, что Рыцарь отпра­вился в путь? Было страшно Рыцарю? Почему он не повер­нул назад? Какой ока­за­лась «страш­ная» Тем­нота? Что помогло Рыцарю уви­деть, что Тем­нота не такая страш­ная, как казалась?

  1. Маль­чик Сережа

Воз­раст: 5–11 лет.

Направ­лен­ность: Кон­фликты с млад­шей сест­рой (бра­том). Рев­ность и обида, вызван­ные рож­де­нием вто­рого (млад­шего) ребенка.

Клю­че­вая фраза: «Мама и папа больше меня не любят»

Далеко-далеко, за горами, за лесами, в одном очень кра­си­вом малень­ком городке жил-был маль­чик Сережа. Он был таким же, как дру­гие маль­чики, и чем-то похож на тебя. Жил он с мамой, папой и малень­кой сест­рен­кой Ксюшей.

Раньше, когда Ксюши еще не было на свете, все игрушкив доме при­над­ле­жали только ему, ему одному улы­ба­лась мама, с ним одним папа ходил кататься на вело­си­педе и только с ним папа и мама смот­рели по теле­ви­зору фут­бол и мультики.

А теперь мама чаще вози­лась с Ксю­шей и улы­ба­лась Сереже уже не так часто, как раньше, и у нее совсем не оста­ва­лось вре­мени, что бы с ним поиг­рать. Но хуже всего было, когда она про­сила Сережу погу­лять с Ксю­шей. Гулять с Ксю­шей было очень скучно, потому что тогда он уже не мог ни поиг­рать в фут­бол, ни побе­гать с дру­зьями, ни залезть на дерево. Но мама про­сила защи­щать Ксюшу и быть насто­я­щим муж­чи­ной, таким же силь­ным, как папа.

Сереже каза­лось, что мама и папа больше не любят его так, как раньше, что ругают его неза­слу­женно, а хва­лят редко. Тогда он меч­тал, чтобы Ксюша исчезла и все было как раньше. А ино­гда Сереже очень хоте­лось забо­леть какой-нибудь страш­ной болез­нью, чтобы мама и папа нако­нец обра­тили на него вни­ма­ние, но было бы уже поздно и он бы все равно умер. И вот тогда они бы поняли, как мало его любили.

Но вот одна­жды Сережа при­шел из школы домой. Уже в две­рях он услы­шал незна­ко­мый голос. Мама тихо раз­го­ва­ри­вала с какой-то тетей в белом халате. По мами­ному лицу Сережа сразу дога­дался, что слу­чи­лось что-то пло­хое. Когда док­тор ушла, Сережа подо­шел к маме, при­жался к ней и тихо спро­сил: «Что-то слу­чи­лось с Ксю­шей?». Мама обняла его нежно, поце­ло­вала и ска­зала, что Ксюша забо­лела, у нее очень высо­кая тем­пе­ра­тура и, может быть, ее забе­рут в больницу.

Вече­ром, когда Сережа лег спать, он долго не мог уснуть, а когда заснул, ему при­снился сон: он куда-то идет по кра­си­вой изви­ли­стой дороге, и вдруг перед ним появ­ля­ется гора, а там — источ­ник с целеб­ной водой. Набрал он этой воды, чистой как слеза, и побе­жал, чтобы напо­ить ею свою малень­кую сест­ренку. Он совсем не хотел, чтобы ее заби­рали в больницу…

Утром за окном ярко све­тило солнце, был теп­лый весен­ний день. Сережа, проснув­шись, сразу побе­жал в ком­нату, где была Ксюша, и уви­дел, что она уже не спит, а всем улы­ба­ется: и маме, и папе, и ему.

«Зна­чит, помогло и все страш­ное позади»,— поду­мал Сережа. Он поце­ло­вал сест­ренку в макушку. Мама улыб­ну­лась ему и ска­зала: «Я только что поняла, какой ты уже взрос­лый. Насто­я­щий мужчина».

Вопросы, для обсуждения

Почему Сережа думал, что мама и папа его больше не любят? Почему маль­чик рас­стро­ился, когда узнал про то, что его сестра заболела?

Почему Сереже при­снился такой сон?

Почему мама ска­зала Сереже о том, что он уже взрослый?

  1. Тип и Топ

Воз­раст: 5–10 лет.

Направ­лен­ность: Нега­тив­ные чув­ства (рев­ность, обида и пр.), свя­зан­ные с млад­шим бра­том (сест­рой). Кон­фликты между бра­тьями (сест­рами). Пере­жи­ва­ния, свя­зан­ные с труд­но­стью при­ня­тия роли «стар­шего».

Клю­че­вая фраза: «Моего бра­тика роди­тели любят больше, чем меня»

В одном лесу жила бели­чья семья: мама, папа и двое бель­чат. Стар­шего звали Тип, млад­шего Топ.

Это была очень друж­ная семья — роди­тели каж­дое утро ухо­дили на работу, добы­вать пишу, а бель­чата оставались

вдвоем. Перед ухо­дом мама гово­рила Типу:

— При­смат­ри­вай за Топом. Он еще малень­кий, не все умет делать, его легко обидеть.

«Опять все гово­рят только о Топе!— думал Тип.— Мама любит брата и не любит меня. Мне тоже хочется, чтобы обо мне так же забо­ти­лись, любили меня, играли со мной. А мама больше вре­мени про­во­дит с Топом. Мне хочется поиг­рать с дру­зьями, а я дол­жен посто­янно сле­дить за млад­шим бра­том. Вот если бы не было Топа, мама гуляла и играла бы только со мной, при­но­сила бы только мне вкус­ные орешки и рас­ска­зы­вала бы только мне сказку перед сном». В один из дней роди­тели собра­лись на поиски еды, и мама нака­зала Типу:

— Будь умни­цей, при­гля­ды­вай за млад­шим бра­том, ведь он еще маленький.

Типу так хоте­лось пойти поиг­рать с дру­зьями, а вме­сто этого его застав­ляют сидеть с Топом. «Хва­тит,— поду­мал Тип,— ведь я не вино­ват, что я стар­ший». И решил Тип изба­виться от сво­его млад­шего брата. Он пред­ло­жил ему пойти погу­лять; долго они шли, с каж­дым шагом углуб­ля­ясь в чащу.

«Я найду отсюда дорогу домой,— думал стар­ший брат,— а вот Топ ее не най­дет. Это зна­чит, что мы опять будем жить счаст­ливо — мама, папа и я».

Тип завел Топа в самую глубь леса, в такую чащобу, что сам начал бояться, а потом, когда малыш отвлекся, Тип быстро побе­жал к дому.

Вдруг он слы­шал где-то над голо­вой писк, кото­рый ему пока­зался очень зна­ко­мым. Тип под­нял голову и уви­дел высоко в небе Топа в клюве страш­ной птицы, кото­рая уно­сила бель­чонка все дальше и дальше от род­ного дома, а он был такой малень­кий и беззащитный,

И тут Типа будто осе­нило. Он поду­мал, что мама была права: Топ так мал, что не смо­жет защи­тить себя, кроме него, Типа, никто не смо­жет помочь малышу. Он быстро побе­жал вслед за пти­цей, ему уже не стра­шен был этот лес. Ветки больно хле­стали его, но он ни перед чем не оста­нав­ли­вался, он пони­мал, что дол­жен спа­сти брата. Вдруг он опять услы­шал писк и снова уви­дел птицу, в ког­тях кото­рой был Топ: она села пере­дох­нуть. Храбро кинулся Тип в бой, спас бра­тика из ког­тей ужас­ной птицы, и они побе­жали домой. Придя домой, Тип покор­мил млад­шего брата и сел с ним играть. При­шед­шие роди­тели застали их счаст­ли­выми и веселыми.

— Спа­сибо, сынок,— ска­зала мама Типу,— я бла­го­дарна тебе за то, что ты при­смот­рел за братом.

Тут Тип не выдер­жал и рас­ска­зал маме всю исто­рию, кото­рая при­клю­чи­лась в этот день с бра­тьями. И мама сказала:

— Я очень рада, что ты не под­вел меня. Не зря наде­я­лась на тебя. Думаю, что ты пони­ма­ешь, что я люблю вас оди­на­ково, но должна больше забо­титься о Топе, потому что он еще малень­кий. Так же я забо­ти­лась о тебе, когда ты был в его воз­расте, но теперь ты уже совсем взрос­лый и можешь сам защи­тить себя и брата. Я гор­жусь тобой. Я очень люблю тебя и хочу устро­ить празд­ник, на кото­рый мы при­гла­сим всех наших дру­зей. Мы накроем боль­шой стол твоей люби­мой ска­тер­тью и будем уго­щать всех вкус­ным ужи­ном. А после ужина мы будем играть в весе­лые игры и танцевать.

Тип чув­ство­вал себя очень счаст­ли­вым в тот вечер. Собра­лись все его дру­зья, им было очень весело: они играли, шутили, сме­я­лись, пели и танцевали.

Тип еще долго вспо­ми­нал собы­тия того дня и чув­ство­вал себя самым счаст­ли­вым бель­чон­ком на свете.

Вопросы для обсуждения

Что чув­ство­вал Тип по отно­ше­нию к брату? Из-за чего? Почему Тип бро­сился спа­сать брата? Почему Тип чув­ство­вал теперь самым счаст­ли­вым бель­чон­ком на свете?

  1. Сказка про малень­кое Облачко

Воз­раст: 5–10 лет.

Направ­лен­ность: Труд­но­сти в обще­нии со сверст­ни­ками. Чув­ство непол­но­цен­но­сти. Оди­но­че­ство. Ощу­ще­ние себя «белой вороной».

Клю­че­вая фраза: «Я не такой, как все. Со мной никто не дружит!».

Далеко-далеко, за морями и горами, в цар­стве Неба (по сосед­ству с Солн­цем и Луной) жил малень­кий ребенок

— Облачко, кото­рого звали Пуфик. Он был очень весе­лым и без­за­бот­ным. Пуфик любил гулять по небу вме­сте со своей доб­рой и мяг­кой мамой — Куче­вой Туч­кой и силь­ным боль­шим папой Гро­мом, кото­рые его очень любили. Часто втроем они ката­лись по всему небу и любо­ва­лись ска­зоч­ной природой.

Одна­жды Пуфик поле­тел гулять без роди­те­лей. Ему было весело и радостно смот­реть сверху вниз на таких же малень­ких детей, как он сам. Они сме­я­лись и радо­ва­лись хоро­шей сол­неч­ной погоде. Но неожи­данно Пуфику стало грустно. Ему захо­те­лось вме­сте с ними без­за­ботно радо­ваться сол­нышку, ловить сол­неч­ных зай­чи­ков, бегать и играть в прятки. И он решил подойти, чтобы позна­ко­миться с ними.

- Здрав­ствуйте, меня зовут Пуфик, я живу на небе. Давайте играть вме­сте. Мне хоте­лось бы с вами дружить.

- А что ты можешь? — спро­сили дети.

- Яне знаю,— рас­те­рянно про­из­несло Облачко.

- Ты можешь играть в салки? — спро­сили дети.

- Нет, не могу,— отве­тило Облачко.

- А в мячик?

- В мячик? — пере­спро­сило Облачко.— Ой, тоже не могу, у меня нет рук, как у вас.

- А во что же ты будешь с нами играть? — недо­уменно спро­сили дети.— Ты же ни во что не уме­ешь играть.

- Нет,— ска­зали дети,— мы не будем с тобой дру­жить. Ты нехо­ро­ший, ты заго­ра­жи­ва­ешь нам солнце. Ты не такой, как мы, и не смо­жешь с нами играть. Уходи, мы не будем с тобой дру­жить,— еще раз повто­рили дети.

И Облачко уле­тело. Ему было очень плохо. Оно чув­ство­вало себя никому не нуж­ным и покинутым.

— Меня никто не любит,— сквозь слезы всхли­пы­вало оно.— Со мной никто не хочет играть, я ничего не умею. Почему я не такой, как эти дети?

Ему захо­те­лось уле­теть далеко-далеко, чтобы его никто не видел.

— Если меня никто не любит, тогда зачем я здесь нужен, зачем мне жить,— думал малень­кий Пуфик.— И роди­тели меня, навер­ное, тоже не любят, они меня про­сто жалеют, потому что я ничего не умею, у меня ничего не полу­ча­ется. Так облачко долго плыло по небу, пока не при­ле­тело в пустыню, где ему настолько стало горько, что оно рас­пла­ка­лось еще силь­нее, и его малень­кие сле­зинки, горько падая на землю, обра­зо­вали кра­си­вое синее озеро. А облачко все пла­кало и пла­кало, пока не услы­шало голоса живот­ных и птиц, рас­те­ний и дере­вьев. Эти голоса, доно­сив­ши­еся с земли, бла­го­да­рили его за то, что оно уто­лило их жажду и напол­нило их новой жизнью.

И в этот момент малень­кое бес­по­мощ­ное облачко с кра­си­вым и неж­ным име­нем Пуфик поняло, что оно тоже что-то умеет, что-то зна­чит в этой жизни и может дарить радость окру­жа­ю­щим. А глав­ное — оно поняло, что любит все, что его окру­жает, и почув­ство­вало, что и он кому-то очень нужен, его любят, ждут, на него наде­ются. От всего этого ему вдруг стало очень весело и легко. Все звери и птицы стали вос­хва­лять малень­кое Облачко: —Да здрав­ствует Облачко! — кри­чали они.—Ты самое луч­шее Облачко на свете! Ты такое кра­си­вое, лег­кое и пуши­стое, мы тебя очень любим и хотим, чтобы ты стало нашим другом!

Пуфик был счаст­лив! Он вновь поле­тел на свою полянку, где рез­ви­лись дети, кото­рые его так оби­дели. Но он на них уже не оби­жался, так как мно­гое понял. Све­тило сол­нышко, было очень жарко и всем хоте­лось лет­ней про­хлады. Тогда Пуфик решил пора­до­вать всех и про­лил на землю лет­ний лас­ко­вый дож­дик. Дети в вос­торге запры­гали по лужам и про­тя­нули ручки к Небу. И тут они уви­дели на Небе то самое малень­кое Облачко, кото­рое доста­вило им такую радость.

— Милое Облачко,— закри­чали они.— Не уходи, давай поиг­раем с тобой в прятки. Давай мы будем с тобой дружить!

Для малень­кого Пуфика это было самой боль­шой награ­дой за его труды. Он понял, что надо только поста­раться — и тогда обя­за­тельно най­дешь много хоро­ших друзей.

Све­тило сол­нышко, была пре­крас­ная погода, по Небу весело плыло малень­кое белое пуши­стое облачко, а внизу по травке бежали дети, пыта­ясь догнать сво­его нового друга. Они долго кру­жили в хоро­воде и пели Пуфику свои люби­мые песни.

Вопросы для обсуждения

Почему Пуфик думал, что его никто не любит?

От чего стало Пуфику весело и легко? Что он понял?

С тобой когда-нибудь про­ис­хо­дило что-нибудь похожее?

  1. Малень­кое Привидение

Воз­раст: 5–9 лет.

Направ­лен­ность: Труд­но­сти в обще­нии. Ощу­ще­ние себя «белой воро­ной». Боязнь привидений.

Клю­че­вая фраза: «Я не такой, как все!»

В дале­кой-дале­кой стране в боль­шом кра­си­вом ста­рин­ном замке жили при­ви­де­ния. Их было очень много, и все они любили пугать людей, живу­щих в этом замке, и даже малень­ких детей. Все эти при­ви­де­ния очень гор­ди­лись тем, что люди их боя­лись. Но жило среди этих злых и страш­ных при­ви­де­ний малень­кое при­ви­де­ние по имени Доб­ряк. Так вот, он был таким доб­рым, таким хоро­шим, что нико­гда никого не пугал, да его никто и не боялся, потому что он был совсем не страш­ный. Он жил тихо и мирно, никого не тро­гая. Но вот только все осталь­ные при­ви­де­ния сме­я­лись над ним. Они гово­рили, что он неудач­ник, что он ничего не умеет — и даже такой про­стой вещи, как напу­гать кого-нибудь. Малень­кое при­ви­де­ние очень пере­жи­вало из-за этого. Ведь оно было таким доб­рым и весе­лым, так хотело с кем-нибудь дру­жить, а из-за того, что оно никого не пугало, с ним никто даже не раз­го­ва­ри­вал. Все только оби­жали его.

И вот одна­жды все злые при­ви­де­ния собра­лись и решили между собой, что если малень­кое при­ви­де­ние никого не напу­гает, то они про­го­нят его из замка. Они позвали Доб­ряка и ска­зали ему, что если он хочет остаться жить в замке, он дол­жен обя­за­тельно кого-то напу­гать. Малень­кое при­ви­де­ние запла­кало, оно так не хотело никого оби­жать,— но и ухо­дить из этого замка и ски­таться одному по свету ему тоже не хоте­лось. И оно решило напу­гать кого-нибудь. При­та­ив­шись на шкафу, Доб­ряк ждал, когда кто-нибудь прой­дет мимо, чтобы напу­гать его. И вот через какое-то время малень­кое при­ви­де­ние услы­шало шаги. Посмот­рев вниз, Доб-ряк уви­дел иду­щего мимо малень­кого маль­чика. Малень­кое при­ви­де­ние очень любило детей и ему не хоте­лось пугать этого маль­чика, но, вспом­нив угрозу злых при­ви­де­ний про­гнать его из замка, Доб­ряк сле­тел со шкафа и, громко и страшно закри­чав, поле­тел прямо на маль­чика. Маль­чик, испу­гав­шись, побе­жал, но спо­ткнулся и упал. От страха и от боли в ушиб­лен­ном колене он запла­кал. Он выгля­дел таким несчаст­ным, что доб­рому малень­кому при­ви­де­нию стало жаль его, и оно решило: пусть его лучше выго­нят, чем оно будет пугать кого-то. Доб­ряк под­ле­тел к маль­чику и решил изви­ниться перед ним:

— Маль­чик, про­сти меня, пожа­луй­ста, я не хотел тебя так обидеть.

Маль­чик пере­стал пла­кать и посмот­рел на при­ви­де­ние, теперь оно не каза­лось ему страш­ным, а совсем наобо­рот, смеш­ным и доб­рым и он спросил:

— А как тебя зовут?

Малень­кое при­ви­де­ние очень уди­ви­лось, ведь никто нико­гда не спра­ши­вал, как его зовут:

- Доб­ряк.

- А меня Ваня. Хочешь со мной дружить?

- Конечно хочу,—маленькое при­ви­де­ние так обра­до­ва­лось, ведь у него нико­гда не было дру­зей, а он очень хотел, чтобы они были. И с этого дня он дру­жил с Ваней, с дру­гими детьми, играл с ними в салочки, в мячик, читал сказки, ходил в цирк или про­сто смот­рел муль­тики. И он был счаст­лив. Еще бы, ведь у него появи­лись дру­зья, кото­рые его любят и совсем не боятся. Но он был таким доб­рым, что когда его дру­зья решили пойти гулять в зоо­парк, Доб­ряк захо­тел позвать с собой всех осталь­ных при­ви­де­ний. И видя, какой он хоро­ший, злым при­ви­де­ниям стало стыдно и они попро­сили у него про­ще­ния и раз­ре­ше­ния дру­жить с ним и его новыми дру­зьями. Ведь на самом деле они были не такими уж злыми, им тоже хоте­лось дру­жить, про­сто они не знали, как. Конечно же, Доб­ряк их про­стил, ведь он знал как важно, чтобы у тебя были дру­зья. И они теперь дру­жили все вме­сте, и малень­кое при­ви­де­ние все любили и уважали.

Вопросы для обсуждения

Из-за чего пере­жи­вало малень­кое при­ви­де­ние? Чем Доб­ряк отли­чался от всех осталь­ных и как ему это помогло?

  1. Малень­кий Котенок

Воз­раст: 5–12 лет.

Направ­лен­ность: Труд­но­сти в обще­нии со сверст­ни­ками. Чув­ство непол­но­цен­но­сти. Оди­но­че­ство. Ощу­ще­ние себя «белой вороной».

Клю­че­вая фраза: «Я не такой, как они».

Жил-был малень­кий-малень­кий Коте­нок. Жил он в малень­ком и очень уют­ном домике, вме­сте со своей мамой-кош­кой и папой-котом и бра­тьями и сест­рами — котя­тами. И был он самый малень­кий и очень рыжий. Да-да, совсем рыжий. Когда он шел по улице, сразу было видно, что это именно ОН идет, такой он был рыжий. И самое уди­ви­тель­ное было то, что все вокруг него были серые: темно-серые, светло-серые, серые в чер­ную и белую полоску — и ни одного, ну ни одного рыжего. Все в его семье — и мама-кошка, и папа-кот, и все котята — были очень кра­си­вых серых оттен­ков; и вся его родня была серая, и все зна­ко­мые. Сло­вом, из всех, кого он знал, он один был такой рыжий!

И вот одна­жды слу­чи­лась с ним совсем печаль­ная исто­рия. Когда наш малень­кий Коте­нок гулял во дворе, он уви­дел двух сиам­ских котят, кото­рые весело играли в мячик, пры­гали и веселились.

При­вет,— ска­зал рыжий Коте­нок,— вы так здо­рово игра­ете. Можно, я поиг­раю с вами?

Не знаем,— ска­зали котята,— видишь, какие мы кра­си­вые: голу­бо­вато-серого цвета, а ты какой-то стран­ный, почти крас­ный, мы нико­гда таких не видели, и лучше будем играть вдвоем!

Тут к ним подо­шел боль­шой непо­слуш­ный коте­нок с сосед­него двора; он был темно-серый в тон­кую чер­ную полоску. Он недобро усмех­нулся и ска­зал: «Ты такой малень­кий и оран­же­вый… Очень может быть, что ты вовсе не малень­кий рыжий коте­нок, а про­сто-напро­сто боль­шая, крас­ная… МЫШЬ!!!»

Очень-очень грустно стало малень­кому Котенку, он поте­рял аппе­тит, почти каж­дую ночь плохо спал, воро­ча­ясь в своей кро­ватке, и все думал: «Я такой малень­кий, такой рыжий! Дру­гие даже не хотят играть со мной и, навер­ное, никто нико­гда не будет со мной дружить!».

Малень­кому Котенку было очень обидно и больно. И стал он такой печаль­ный, совсем пере­стал гулять во дворе, а все больше сидел дома и смот­рел в окно. Маме он гово­рил, что ему совсем не хочется гулять, но на самом деле он очень боялся, что будет гулять там совсем один и никто не захо­чет играть с ним! Так он сидел целыми днями у окошка и гру­стил. Но одна­жды слу­чи­лось вот что: с самого утра было сыро и пас­мурно, все было серым и блек­лым и всем было очень-очень грустно в такую погоду. И вдруг из-за туч выгля­нуло сол­нышко. Оно рас­кра­сило все вокруг в яркие цвета, и всем стало очень весело и светло. «Как все любят сол­нышко, какое оно кра­си­вое. А ведь оно такое же оран­же­вое, как и я! — поду­мал малень­кий Коте­нок — Я буду таким же хоро­шим, и всем будет тепло и радостно рядом со мной!». И коте­нок решил выйти во двор и немного погулять.

На улице была ужас­ная сума­тоха: все стол­пи­лись около самого боль­шого дерева во дворе, на кото­ром громко пла­кал малень­кий белый коте­нок. Он очень боялся, но никак не мог слезть вниз. Все очень бес­по­ко­и­лись, что он упа­дет. Но наш рыжий Коте­нок храбро залез на дерево и снял малыша. Все вокруг очень радо­ва­лись и гово­рили: «Смот­рите, какой храб­рый и доб­рый коте­нок!». «Да,— гово­рили дру­гие,— он очень сме­лый, про­сто насто­я­щий герой!». И все поздрав­ляли Котенка, кото­рому было отэтого очень радостно. Он выпря­мился во весь рост и рас­пу­шил хво­стик. «Смот­рите, какой он кра­си­вый, доб­рый и яркий, как малень­кое сол­нышко!» — ска­зал кто-то. И малень­кий Коте­нок шел домой очень-очень счаст­ли­вый и светло улы­бался всем вокруг.

Вопросы для обсуждения

Из-за чего гру­стил и пере­жи­вал Коте­нок? Почему с ним не хотели играть?

Что понял Коте­нок, когда посмот­рел на солнышко?

С тобой когда-нибудь слу­ча­лось что-то похо­жее? Чему ты

мог бы научиться у котенка, а чему мог бы научить его сам?

  1. Часы

Воз­раст: 7–12 лет.

Направ­лен­ность: Неор­га­ни­зо­ван­ность. Труд­но­сти усво­е­ния порядка.

Клю­че­вая фраза: «Поря­док!? Это как?»

На самом обык­но­вен­ном пись­мен­ном Столе самого обык­но­вен­ного Маль­чика, едва вид­не­ясь за раз­ными руч­ками, тет­рад­ками и линей­ками, раз­ло­жен­ными в ужас­ном бес­по­рядке, сто­яли Элек­трон­ные Часы. Сто­яли они во всех смыс­лах этого слова. Выгля­ды­вая из-за под­ставки для ручек, они печально тем­нели погас­шим глад­ким окош­ком, за кото­рым уже давно не све­ти­лись яркие зеле­ные цифры. Погасли они в один груст­ный день, когда малень­кое сер­дечко Часов, бата­рейка, пере­стало работать.

И вот тогда-то и появился на пись­мен­ном Столе одного маль­чика бес­по­ря­док. Ведь никто с того момента не знал, кото­рый час.

Семей­ство Каран­да­шей стало посто­янно опаз­ды­вать в Пенал, длин­ный и дере­вян­ный, кото­рый уже несколько лет слу­жил им транс­пор­том в школу, и неко­то­рые Каран­даши даже оста­ва­лись дома. Шари­ко­вые Ручки слиш­ком поздно при­ни­ма­лись писать при­меры, и Тет­ради из-за этого пест­рели крас­ными чер­ни­лами учи­тель­ницы. Лампа, наобо­рот, прежде вре­мени выклю­ча­лась, думая, что уже время ложиться спать, и все в тем­ноте попа­дали в ава­рию. Так одна­жды сте­пен­ная широ­кая Линейка, воткну­тая в Под­ставку, задела своим кон­цом в тем­ноте густой бумаж­ный Клей. И тот, не раз­ду­мы­вая; вылился на несчаст­ный Пись­мен­ный Стол и покрыл его лип­ким непро­хо­ди­мым боло­том, в кото­ром уто­нули два новень­ких белых Ластика. Все ругали Часы, как только могли.

Как вам не стыдно! — уко­рял их тол­стый чер­ный Фло­ма­стер.— Все из-за вас муча­ются. И туг же Фло­ма­стеру вто­рили Тетрадки:

Мы так наде­я­лись на вас,— шеле­стели они сво­ими стра­нич­ками в клетку и полоску. — А теперь мы посто­янно крас­неем, потому что Ручки не знают, когда им браться за работу, и не успе­вают ее выполнить.

Но Часам нечего было отве­тить. Они лишь покры­ва­лись все боль­шим слоем пыли и бес­по­мощно смот­рели на тво­ря­щийся на столе беспорядок.

Однако всему пло­хому когда-нибудь при­хо­дит конец. В один пре­крас­ный день все непри­ят­но­сти боль­шой кан­це­ляр­ской семьи закон­чи­лись. Часы полу­чили в пода­рок новень­кую, только что рас­пе­ча­тан­ную бата­рейку! С них стерли пыль, акку­ратно открыли дверцу сзади и вста­вили длин­ное бле­стя­щее сер­дечко. Тут же зажглось в Часах яркое окошко и весело заго­ре­лись чет­кие зеле­ные цифры.

— Нача­лось новое время!— тор­же­ственно про­из­нес дере­вян­ный Пенал и открыл свою кры­шечку. Каран­даши дружно полезли в свой домик.

Все заше­ве­ли­лось на Столе, каж­дая вещь нахо­дила свое место. И когда все при­шло в окон­ча­тель­ный поря­док, все дружно закричали:

— Ура! Да здрав­ствует время! Да здрав­ствуют наши Часы!

Друж­ная семья Каран­да­шей, Ручек и Тет­ра­док так радо­ва­лась, что едва успела заме­реть на местах, когда к столу подо­шел Мальчик.

Он немножко уди­вился, уви­дев, как пре­об­ра­зился его стол с тех пор, как он поме­нял в часах бата­рейку, но потом он посмот­рел на их яркие зеле­ные цифры, и, сладко потя­нув­шись, отпра­вился в кро­вать — досмат­ри­вать начав­шийся про­шлой ночью сон. А Часы, под­миг­нув всем своим дру­зьям све­тя­щимся окош­ком, вновь стали серьез­ными и, как стро­гие кара­уль­ные, встали на страже покоя и порядка на самом обык­но­вен­ном пись­мен­ном столе самого обык­но­вен­ного Мальчика.

Вопросы для обсуждения

Тебе нра­вится то, что про­изо­шло на пись­мен­ном Столе, когда Часы встали? Как все это можно назвать одним сло­вом? Почему все вещи кри­чали: «Да здрав­ствуют наши часы!»? Что при­ят­нее: поря­док или бес­по­ря­док? Как добиться порядка?

51.Хвостатик

Воз­раст: 6–10 лет.

Направ­лен­ность: Сни­жен­ная само­оценка. Чув­ство непол­но­цен­но­сти. «Пре­зре­ние» к себе и жела­ние быть «дру­гим».

Клю­че­вая фраза: «Я пло­хой! Я хочу быть таким, как он!».

В тени огром­ных тем­ных каш­та­нов жила семья Хво­ста­ти­ков. Каж­дое утро все они дружно при­ни­мали сол­неч­ные ванны на огром­ной лес­ной поляне, а затем воз­вра­ща­лись домой, напол­няя округу голо­сами, звон­ким сме­хом и кри­ками. Мама каж­дый раз тщетно пыта­лась уре­зо­нить сме­ю­щихся «хули­га­нов», а потом, мах­нув рукой также зали­ва­лась звон­ким сме­хом вме­сте с ними. Только самый млад­ший из Хво­ста­ти­ков не рез­вился от души, как его бра­тья и сестры. Малень­кий Хво­ста­тик был оза­бо­чен сво­ими мыс­лями, а были они хмурыми.

По сосед­ству с ними жила семья Хво­ста, один из них даже учился с ним вме­сте, в одном классе. Малень­кий Хво­ста­тик думал, как здо­рово зву­чит имя Хво­ста. Его вооб­ра­же­ние рисо­вало нечто боль­шое, гран­ди­оз­ное, вели­че­ствен­ное. И это носило имя Хво­ста. Зву­чит гордо, а какой шлейф почета окру­жает это имя. Роди­тели-Хво­сты более чем ува­жа­е­мые граж­дане Хру­сталь­ного Леса. А порт­рет его деда висит у них в школе. Вот было бы здо­рово носить такое имя — Хво­ста!!! А ведь они почти родственники.

В самом мрач­ном рас­по­ло­же­нии духа малень­кий Хво­ста­тик шел в школу. А что в школе,— там учи­теля опять нач­нут хва­лить его одно­класс­ника Хво­сту. Он и самый умный у них, и самый при­го­жий, и самый сме­лый. И това­ри­щам все­гда помо­гает, и кон­троль­ную лучше всех пишет. Ну еще бы, разве может сын таких роди­те­лей быть пло­хим. Ну почему он не Хво­ста, а всего лишь какой-то Хво­ста­тик. Под­ходя к берегу реки, малень­кий Хво­ста­тик неожи­данно уви­дел сво­его одно­класс­ника Хво­сту. «Ну вот, стоит поду­мать, и при­несла нелег­кая»,— про­бур­чал Хво­ста­тик. Но что это? Хво­ста то бегал взад и впе­ред по берегу, обхва­тив голову руками, то снова оста­нав­ли­вался и зами­рал на месте. Рядом сто­яли дру­гие ребята из их класса и что-то ожив­ленно обсуж­дали, ука­зы­вая рукой в сто­рону реки.

Малень­кий Хво­ста­тик про­сле­дил за направ­ле­нием их руки и уви­дел, что в реке барах­та­ется девочка. Было видно, что у нее уже почти не оста­лось сил дер­жаться на плаву. Она отча­янно била руками по воде и про­сила о помощи. Хво­ста­тик, не раз­ду­мы­вая, ски­нул ботинки и сумку и в одежде бро­сился в воду. В его голове была только одна мысль: «Успеть! Успеть, пока еще не поздно!» И он успел.

Уже на берегу он пере­дал испу­ган­ную девочку, кото­рая ока­за­лась млад­шей сест­рен­кой Хво­сты, в руки ребят. А позже он выслу­шал слова бла­го­дар­но­сти от роди­те­лей Хво­сты и лично от дирек­тора школы. Его порт­рет пове­сили среди порт­ре­тов луч­ших уче­ни­ков школы, и он вдруг стал очень извест­ным среди дево­чек. Теперь они сами под­ки­ды­вали ему записки, а одна даже стро­ила глазки.

Дома папа пожал ему руку и ска­зал, что гор­дится, что у него вырос такой сын. А мама в этот вечер долго гла­дила его по голове, укла­ды­вая спать. И, уже засы­пая, малень­кий Хво­ста­тик поду­мал о том, что вовсе не так уж плохо быть Хво­ста­ти­ком. «Не важно, кто твои роди­тели, важно, кто ты. Твои дей­ствия и поступки застав­ляют зву­чать имя Хво­ста­тик гордо, громко и важно».

Вопросы для обсуждения

Из-за чего пере­жи­вал Хво­ста­тик? О ком он думал? О ком и о чем думал Хво­ста­тик, когда бро­сился спа­сать девочку? Как ты дума­ешь, что (если не брать в рас­чет слу­чай) помогло Хво­ста­тику снова ощу­тить, что его имя зву­чит «гордо и важно»?

52.Гусеница-крапивница

Воз­раст: 7–11 лет.

Направ­лен­ность: Низ­кая само­оценка. Чув­ство непол­но­цен­но­сти. Страх труд­но­стей и неуспеха.

Клю­че­вая фраза: «Я хуже всех! Я никому не нужен!»

В одном лесу на берегу синего озера был луг. Каж­дый день около озера соби­ра­лись его оби­та­тели: пчелы и шмели, стре­козы и мотыли, жуки и куз­не­чики, мухи, комары; при­пол­зала туда и малень­кая-малень­кая гусе­ница. Когда все были в сборе, начи­нался бал. Еже­дневно устра­и­ва­лись сорев­но­ва­ния на луч­ший танец в воз­духе. Вы спро­сите, при­чем здесь гусе­ница, ведь она не умеет летать. Да, конечно, не умеет. Но если бы вы знали, как она хотела этому научиться. И каж­дый раз она при­пол­зала на празд­ник, чтобы хоть краем глаза взгля­нуть на чуд­ные танцы-полеты и помечтать.

Вот и в этот день, когда почти все уже были в сборе, при­ползла наша гусе­ница и, как обычно, спря­та­лась за листом лопуха.

Начался бал. В воз­духе послы­шался шум кры­льев: то взле­тел пер­вый тан­цор — тол­стый важ­ный шмель. Но не успел он начать свой танец, как раз­дался голос мухи, обна­ру­жив­шей малень­кую Гусеницу:

А ты что здесь делаешь?

Я про­сто хотела…— начала было Гусе­ница, но ее перебили:

Что ты хотела? Что ты хотела? Зачем вообще ты при­шла сюда, ты ведь про­тив­ная никому не нуж­ная Гусе­ница-кра­пив­ница, даже птицы тебя не едят. И ты не уме­ешь летать. Фу, какая гад­кая, некра­си­вая Гусеница!

«Да, я без­дар­ная, никому не нуж­ная Гусе­ница. Ия не умею летать»,— тихо поду­мала Гусе­ница и грустно поползла прочь с поляны под смешки и крики счаст­ли­вых обла­да­те­лей крыльев.

Гусе­ница не знала, что ей делать дальше, ей было очень обидно, так обидно, что хоте­лось уме­реть. Она заби­лась в самый тем­ный угол и горько запла­кала. Она пла­кала и пла­кала, пока не выпла­кала все слезы, а их у нее ока­за­лось на удив­ле­нье много, а потом задумалась.

— Как неспра­вед­ливо устроен мир,— думала Гусе­ница,— почему так полу­ча­ется, что одних любят все, потому что они нуж­ные, а дру­гих не любит никто, потому что они не умеют ничего делать, даже летать!

Но ведь так же не бывает, так не честно! Не может быть, чтобы я была никому не нужна, надо только поста­раться что-то сде­лать, надо очень-очень поста­раться, а вдруг тогда я смогу научиться летать?! — так поду­мала Гусе­ница и вдруг почув­ство­вала, что с ней что-то про­ис­хо­дит. Она начала выде­лять стран­ную лип­кую жид­кость в виде малень­кой пау­тинки и оку­ты­вать себя ею. Гусе­ница зама­ты­ва­лась и зама­ты­ва­лась этой клей­кой ниточ­кой, пока не покры­лась ею целиком.

А потом она заснула. И сни­лось ей, что она учится летать, учится долго и упорно. И у нее сперва ничего не полу­ча­ется, но посте­пенно она доби­ва­ется успеха. И, хотя ей трудно, Гусе­ница не отсту­пает, потому, что ей очень хочется полететь.

Просну­лась Гусе­ница от того, что ей нечем было дышать; она словно выросла, и колы­белька стала ей мала. Гусе­ница напряг­лась и разо­рвала стенки сво­его домика. Как долго она спала! Про­шел ровно год с того дня, когда она послед­ний раз видела солнце и луг. И тут Гусе­ница вспом­нила, как она учи­лась летать. Ей каза­лось, что это было не во сне, а наяву, и если она попро­бует, то полетит.

Гусе­ница добра­лась до края листа, на кото­ром сидела, и… полетела.

Это было необык­но­венно. Гусе­ница сме­я­лась от сча­стья и летела, летела все дальше. Неза­метно она добра­лась до того самого озера, около кото­рого устра­и­вался бал воз­душ­ных танцоров.

А ведь сего­дня как раз день тан­цев,— не успела поду­мать гусе­ница, как вдруг услышала:

Смот­рите, смот­рите, какая кра­си­вая! И как плавно и гра­ци­озно парит она в воздухе!

Да это же Бабочка, пре­крас­ная Бабочка!

Это они мне? Это я пре­крас­ная Бабочка?! — уди­ви­лась Гусе­ница и поспе­шила загля­нуть в зер­каль­ную гладь озера.

О, да… Она пре­вра­ти­лась в бабочку. Гусе­ница, вер­нее Бабочка, даже под­прыг­нула от вос­торга в воз­духе. «Какое сча­стье!»— поду­мала она.

— Да ведь это наша Гусе­ница,— дога­дался кто-то.— Она пере­зи­мо­вала и пре­вра­ти­лась в Бабочку, да еще в такую красивую!

А пре­крас­ная бабочка уже кру­жи­лась в вихре танца. Она тан­це­вала и тан­це­вала, пока совсем не устала. Тогда она села на цве­ток отдох­нуть, а все побе­жали поздрав­лять ее, ведь наша бабочка заняла пер­вое место среди воз­душ­ных тан­цо­ров в этот день.

Каж­дый спе­шил подойти к ней и похва­лить ее.— Какая же ты пре­крас­ная, Бабочка! — Как чудно ты уме­ешь летать!

— Сколько радо­сти и удо­воль­ствия ты нам доставила!

А Бабочка была самой счаст­ли­вой, ведь ее теперь все любили и она научи­лась летать! Без сомне­ния, в этот день она была коро­ле­вой бала.

Вопросы для обсуждения

Почему пла­кала Гусе­ница? Что она чув­ство­вала? С тобой когда-нибудь слу­ча­лось похо­жее? Что помогло Гусе­нице пре­вра­титься в Бабочку?

Как ты дума­ешь, в насто­я­щей жизни может слу­читься такая же исто­рия, как с Бабочкой?

  1. Нуж­ная вещь

Воз­раст: 7–11 лет.

Направ­лен­ность: Низ­кая само­оценка. Чув­ство непол­но­цен­но­сти и «ненуж­но­сти». Страх труд­но­стей и неуспеха.

Клю­че­вая фраза: «Я хуже всех! Я никому не нужен!»

Садись поудоб­нее и давай попро­буем помеч­тать. О чем? Ну, напри­мер, о море. Ты любишь море? Вот и хорошо. Тогда закрой глаза и пред­ставь себе, что ты сто­ишь на палубе корабля. Ярко све­тит сол­нышко, и корабль едва пока­чи­ва­ется на лас­ко­вых вол­нах. Море сли­ва­ется с небом тон­кой полос­кой гори­зонта, и эта полоска манит тебя в даль, к дале­ким неиз­ве­дан­ным землям…

Пред­ставь себе, что одна­жды такой корабль плыл по оке­ану к дале­ким ост­ро­вам. Ты ведь зна­ешь, что в даль­ний путь люди брали с собой мно­же­ство необ­хо­ди­мых вещей. Все эти вещи они скла­ды­вали в трюмы своих кораб­лей. И конечно, среди этих нуж­ных вещей встре­ча­лись вещи ну совер­шенно не обя­за­тель­ные. Вот и у нашего корабля в трюме лежало много вся­кой вся­чины. Были тут ящики с запа­сами еды и одежды, спа­са­тель­ные круги, канаты, якорь с цепью, багор. А в самом тем­ном углу трюма лежал ста­рый тол­стен­ный мешок. Он лежал там так давно, что уже никто и не пом­нил, как он попал в трюм и что там у него внутри. Долго плыл корабль, так долго, что вещи в трюме стали ску­чать. И вот одна­жды заго­во­рил Канат.

— А зна­ете что, вот все мы тут такие нуж­ные, а все-таки я нуж­нее всех. С моей помо­щью люди кре­пят паруса и управ­ляют ими, а если корабль при­ча­лит к берегу, то с моей помо­щью люди при­вя­жут его к причалу.

Тут подал голос Багор.

— А что будут делать люди, если вдруг обо­рвется Канат? Они возь­мут меня, заце­пят бол­та­ю­щийся конец Каната и под­тя­нут его к себе. А как без меня под­тя­нуть корабль к берегу? Так что я нужнее.

В это момент завор­чал Якорь.

А если люди не смо­гут под­тя­нуть корабль к берегу? Как тогда без меня удер­жать корабль на месте?

Да что ты сто­ишь без меня? — зазве­нела Якор­ная Цепь — Ну бро­сят тебя на дно. А как корабль будет сто­ять на месте? Я свя­зы­ваю тебя с кораб­лем, поэтому я важнее.

И так нуж­ные вещи спо­рили, спо­рили, спо­рили, но так и не смогли выяс­нить, кто из них важнее.

И только тол­стый Мешок мол­чал, лежа в своем тем­ном углу. Ему нечем было хва­статься перед осталь­ными, да

и не любил он хва­статься. Он долго слу­шал спор вещей, а потом не выдер­жал и вмешался.

— Как же вам не стыдно спо­рить! Вы все нужны людям, без вас они не обойдутся.

Ах, какая это была ошибка! Изум­лен­ные вещи сна­чала замол­чали, потом разом набро­си­лись на бед­ный Мешок.

— Ах ты ста­рый тол­стяк! Да ты нам про­сто зави­ду­ешь. Ведь сам-то ты давно никому не нужен.

И они долго про­дол­жали насме­хаться над бед­ным Меш­ком и совсем забыли про свой недав­ний спор. А Мешок лежал в своем тем­ном углу и молча страдал:

«Дей­стви­тельно, ну кому я нужен. Я такой ста­рый и тол­стый, все про меня забыли, никто даже не пом­нит, что у меня внутри. Хоть бы меня вынули из трюма и выбро­сили куда-нибудь из корабля». Как же ему было обидно!

И Мешок еще глубже забился в свой тем­ный угол. Так про­дол­жа­лось много дней под­ряд. Каж­дое утро, едва проснув­шись, вещи опять и опять начи­нали сме­яться над ста­рым тол­стым Меш­ком, а он стра­дал все больше и больше.

Но вот одна­жды на море разыг­рался силь­ный шторм. Волны со страш­ной силой бились о борт корабля. Вещи в трюме швы­ряло из сто­роны в сто­рону. Они не знали, что ветер отнес корабль к рифам, где ему гро­зила вер­ная гибель. Вдруг корабль потряс силь­ный удар и вещи уви­дели, что в днище корабля обра­зо­ва­лась про­бо­ина, через кото­рую в трюм хлы­нула вода. Среди вещей нача­лась паника. Они напе­ре­бой закри­чали: «Спа­сите! Помо­гите!». Но люди их не слы­шали, они боро­лись со штор­мом на палубе корабля. И тут снова подал голос ста­рый тол­стый Мешок.

— Если мы не хотим уто­нуть, нам надо при­ду­мать, как спа­сти корабль,— ска­зал он.

Однако вещи, вме­сто того чтобы при­за­ду­маться над его сло­вами, снова набро­си­лись на мешок с насмеш­ками: «Ах ты ста­рый тол­стяк! Ты снова пыта­ешься учить нас, таких умных и нуж­ных. Лежи себе в своем углу, да помал­ки­вай». И Мешок снова затих в своем тем­ном углу как ненуж­ный хлам…

Вещи как-будто совсем забыли о том, что корабль может Уто­нуть. Они, как обычно, при­ня­лись насме­хаться над Меш­ком. А тем вре­ме­нем вода в трюме все при­бы­вала и прибывала.

И вдруг все вещи разом пре­кра­тили свои насмешки. Они уви­дели, что Мешок молча выполз из сво­его угла и напра­вился к про­бо­ине. Он подо­шел к ней и лег на дно трюма так, что пол­но­стью закрыл собой про­бо­ину в корабле. И вода сразу же пере­стала посту­пать в трюм. А тут и люди, видимо, заме­тив, что в трюме пле­щется вода, стали отка­чи­вать ее при помощи насоса. И вскоре в трюме стало опять совсем сухо.

А Мешок лежал на про­бо­ине и думал: «Вот как инте­ресно полу­чи­лось. Выхо­дит, что и я на что-то гожусь. Ведь вот заткнул собой про­бо­ину и не дал уто­нуть кораблю, погиб­нуть людям, да и нуж­ные вещи все сохра­ни­лись в цело­сти». И от этих мыс­лей все его суще­ство стало напол­няться гор­до­стью за то, что и он ока­зался очень даже нуж­ной вещью на корабле.

И тут Мешок заме­тил, что все вещи в трюме при­тихли. Им стало стыдно за то, как они сме­я­лись над Меш­ком, над тем, какой он ста­рый и тол­стый, над его ненуж­но­стью. А еще Мешок услы­шал голоса людей: «Смотри-ка, да ведь это забы­тый тол­стый мешок заткнул собою про­бо­ину и спас корабль от неми­ну­е­мой гибели!». И на душе у Мешка стало радостно.

А люди еще долго рас­ска­зы­вали всем уди­ви­тель­ную исто­рию о том, как тол­стый всеми забы­тый Мешок спас их корабль во время шторма.

Вопросы для обсуждения

Почему все вещи хотели быть нуж­ными? Зачем это было им? Нужно ли это людям? А тебе? Отчего было грустно тол­стому Мешку? Что, кроме слу­чая, помогло пока­зать Мешку, что он тоже нужен?

В чем оши­ба­лись вещи, когда гово­рили Мешку про его ненуж­ность? Согла­сен ли ты с тем, что нужен каж­дый, про­сто не каж­дый про это знает?

  1. Скри­почка

Воз­раст: 6—11 лет.

Направ­лен­ность: Низ­кая само­оценка. Чув­ство непол­но­цен­но­сти и «ненуж­но­сти». Зажа­тость, скованность.

Клю­че­вая фраза: «Я хуже всех! Я никому не нужен!»

В одном городе был неболь­шой музы­каль­ный мага­зин. В нем про­да­ва­лись вся­кие музы­каль­ные инстру­менты: клар­неты, трубы, гитары, бара­баны и мно­гие дру­гие. Одна­жды из мастер­ской при­везли много раз­ных скри­пок. Среди них была и та Скри­почка, о кото­рой пой­дет рассказ.

Шли недели, инстру­менты уже при­выкли к мага­зину. Неко­то­рые инстру­менты уже были куп­лены. Когда при­хо­дил какой-нибудь музы­кант, кото­рый хотел купить скрипку, скрипки начи­нали тихо­нечко зве­неть и рас­хва­ли­вать свои досто­ин­ства, даже малень­кий Альт кри­чал: «Посмот­рите, какой я боль­шой. Возь­мите, возь­мите меня!»

Одна Скрипка гово­рила: «Посмот­рите, какой у меня гриф. Он из крас­ного дерева».

Дру­гая скри­пела: «Это всё не важно, у меня колки из сло­но­вой кости».

Тре­тья напе­вала: «А у меня порожки озолоченные».

Чет­вер­тая хва­стала: «У меня лады и струны из чистого серебра».

И лишь наша малень­кая Скри­почка тихо­нечко ска­зала: «Я хорошо играю»,— но сразу покрас­нела и отвер­ну­лась. Ее никто и не заме­тил. Но когда музы­кант ушел, все осталь­ные инстру­менты на нее наки­ну­лись: «Кому нужно, чтобы ты хорошо играла, если у тебя ничего кра­си­вого нет — обыч­ные колкги, струны, лады, ничего в тебе нет примечательного».

Так шел месяц за меся­цем, никто не обра­щал вни­ма­ния на нашу Скри­почку и не поку­пал ее. Ей было очень обидно, и даже когда шел дождь, по стру­нам, чтобы никто не видел, текли ее малень­кие сереб­ря­ные слезы. А когда све­тило солнце, сол­неч­ные зай­чики обхо­дили ее сто­ро­ной, потому что Скри­почка была очень грустная.

Был у Скри­почки един­ствен­ный друг — Мышо­нок, кото­рый пря­тался ино­гда у нее от боль­шого рыжего Кота с зеле­ными глазами.

И вот в один теп­лый вечер при­шел в мага­зин извест­ный музы­кант, у него слу­чи­лось несча­стье — украли его скрипку, а через два часа ему нужно было играть на очень важ­ном кон­церте. Это был такой извест­ный музы­кант, что даже Мышо­нок выгля­нул на него посмот­реть. Все скрипки начали себя расхваливать.

Одна закри­чала: «Посмот­рите, какой у меня гриф — он крас­ного дерева». «Крас­ного дерева? — спро­сил музы­кант.— Это хорошо, но мне нужно посмот­реть, как ты игра­ешь». Взял музы­кант в руки эту Скрипку, про­вел смыч­ком, а звука нет. «Что же ты не игра­ешь?»— спро­сил музы­кант. Скрипка покрас­нела и Ничего не отве­тила. Стал музы­кант смот­реть дру­гие скрипки. Та, кото­рая была с хоро­шими кол­ками, фаль­шиво играла, скрипка с сереб­ря­ными стру­нами плохо настраивалась.

А в это время к Мышонку стал под­би­раться рыжий Кот. Мышо­нок смот­рел на музы­канта, поэтому его не видел, а наша Скри­почка видела опас­ность для Мышонка. Коту оста­ва­лось совсем немного — прыг­нуть и пой­мать Мышонка. Скри­почка забес­по­ко­и­лась, как пре­ду­пре­дить друга, засто­нала тихо­нечко одной стру­ной. Мышо­нок не услы­шал. А Кот все ближе под­кра­ды­ва­ется, чуть громче засто­нала Скри­почка. Кот раз­бе­жался, прыг­нул и… И тут Скри­почка набра­лась сме­ло­сти и звонко запела всеми сво­ими пре­крас­ными стру­нами, пре­ду­пре­див Мышонка об опас­но­сти. Мышо­нок юрк­нул в щель, а Кот шлеп­нулся на пол, про­ехался по полу и вре­зался в ноги музы­канту. Но музы­кант этого даже не почув­ство­вал: он видел и слы­шал только Скри­почку, ее чудес­ную мело­дич­ность «Очень инте­ресно,— ска­зал он, отшвыр­нув Кота ногой.— Тебя-то, Скри­почка, яи не заме­тил, даже хотел уже ухо­дить. Такого чистого звука я еще нико­гда не слы­шал. Кто тебя сделал?»

Музы­кант купил Скри­почку и пошел с ней на кон­церт, где она соли­ро­вала. Чудес­ный звук ее раз­но­сился над залом и про­ни­кал в сердца слу­ша­те­лей, все­ляя в них надежду, при­нося радость. Это и было самое глав­ное досто­ин­ство Скрипочки.

Вопросы для обсуждения

От чего было обидно Скри­почке? Что она при этом чувствовала?

Что помогло Скри­почке стать нужной?

В чем было глав­ное досто­ин­ство Скри­почки? А в чем твое?

  1. Костер­чик

Воз­раст: 6–11 лет.

Направ­лен­ность: Неуве­рен­ность в себе, в своих силах. Чув­ство неполноценности.

Клю­че­вая фраза: «У меня ничего не выйдет!»

Жил неда­леко от города в лесу малень­кий Костер­чик. У него были такие малень­кие язычки, что его и костром-то люди не хотели назы­вать, а гово­рили про него: «Так, какой-то костер‑, чик». Ему очень обидно было слу­шать такие слова, но уж очень он боялся раз­го­реться по-насто­я­щему. Он не знал, что из этого всего полу­чится, поэтому и боялся. Вдруг у него ничего не вый­дет, только все будут сме­яться над ним: как он ста­ра­ется, потрес­ки­вает, раз­ду­вает свои язычки. Неко­то­рые люди, про­хо­див­шие мимо, гово­рили: «Что от него толку — ни обо­греть, ни осве­тить не может», а дру­гие и вовсе хотели его поту­шить,— зачем, мол, он тут горит такой никчемный.

Горько взды­хал Костер­чик, слу­шая все это и поблес­ки­вая сво­ими малень­кими языч­ками. А вот во сне ему сни­лось, что он боль­шой кра­си­вый Костер, кото­рый ярко горит и играет сво­ими мощ­ными язы­ками пла­мени, осве­щая все вокруг. Но насту­пало утро, и он снова никак не мог решиться раз­го­реться по-насто­я­щему во всю силу.

Так насту­пила осень, и стало в лесу очень холодно и сыро. Бежала как-то по лесу Мышка, вся шубка кото­рой про­мокла. Уви­дел Костер­чик замерз­шую Мышку, жалко ему ее стало, но он только вздох­нул: «Я бы обо­грел тебя, Мышка, мне очень хочется быть насто­я­щим Костром, но только я боюсь, что у меня из этого ничего не вый­дет». Тут Мышка спро­сила его: «А ты хоть раз попро­бо­вал сде­лать что-нибудь, чтобы стать насто­я­щим Костром?» Он отве­чал: «Нет, я не уве­рен, что у меня получится».

«Да ты что,— про­пи­щала Мышка,— я знаю одну тайну, мне ее рас­ска­зала ста­рая сова, она все точно знает: каж­дый малень­кий Костер­чик может стать насто­я­щим Костром, для этого нужно про­сто хоть раз попро­бо­вать!». Костер­чик весь сжался от страха — «Вдруг я погасну, если попро­бую». Но уж очень ему хоте­лось стать насто­я­щим Костром и так хоте­лось обо­греть Мышку, что он решился. Зажму­рился, набрал в себя воз­духа и как встре­пе­нулся! Открыл глаза и понял, что все изме­ни­лось — у него появи­лись такие мощ­ные языки, он стал так звонко потрес­ки­вать дро­вам и — как здо­рово!— и все ока­за­лось не так страшно. Раз­ве­се­лился Костер, разыг­рался и поду­мал: «Чего же я боялся, давно надо было попро­бо­вать». Побла­го­да­рил он Мышку, кото­рая сразу же согре­лась и высу­шила свою шубку, и ска­зал, что он все­гда будет раз обо­греть ее.

Теперь его было видно изда­лека. А люди, когда при­шли в лес, не пове­рили своим гла­зам. Они теперь гово­рили: «Вот какой у нас Костер! Теперь мы можем греться у него сколько УГОДНО!»

С тех пор Костер всем све­тит ярко-ярко, а по вече­рам рас­ска­зы­вает зве­руш­кам исто­рию о том, как он стал боль­шим и красивым.

Он гово­рит всем: «Нико­гда не бой­тесь про­бо­вать, потому что даже самый малень­кий Костер­чик может стать боль­шим и кра­си­вым Костром. Стоит только хоть раз попро­бо­вать. Теперь-то я это точно знаю».

Вопросы для обсуждения

Почему Костер­чик боялся разгореться?

Из-за чего Костер­чик все-таки решился разгореться?

Какую тайну Костер­чик узнал от Мышки?

  1. Лов­кая Лапка

Воз­раст: 6–10 лет. Направ­лен­ность: Ско­ван­ность, стес­ни­тель­ность. Неуве­рен­ность в себе, в своих силах. Чув­ство непол­но­цен­но­сти. Страх неуспеха.

Клю­че­вая фраза: «Я пло­хой, у меня ничего не выходит»

Жил в лесу пау­чок Лов­кая Лапка. Он уже был совсем взрос­лый, потому что ходил в пер­вый класс. Было в классе еще много дру­гих ребят-зве­рей. И вот настал тор­же­ствен­ный день, когда пер­во­класс­ники впер­вые участ­во­вали в школь­ном кон­церте. Конечно же, они хотели, чтобы их номер был лучше всех, и долго репе­ти­ро­вали. Все ребята-зве­рята обо­жали кататься на роли­ках, поэтому они решили пока­зать всей школе, как здо­рово они умеют это делать. Они разу­чили спе­ци­аль­ный танец и решили пока­зать его на боль­шом школь­ном концерте.

А наш друг Лов­кая Лапка, у кото­рого было пять пра­вых ручко-ножек и пять левых ручко-ножек, плохо катался на роли­ках, потому что его ножко-ручки все­гда запле­та­лись, спо­ты­ка­лись и пута­лись, но Лов­кая Лапка боялся и стес­нялся ска­зать осталь­ным ребя­там-зве­ря­там об этом. И вот нако­нец настал тор­же­ствен­ный день и все ребята-зве­рята собра­лись в акто­вом зале, где была боль­шая сцена и всем было очень хорошо видно все, что на ней про­ис­хо­дило. Очень боя­лись и вол­но­ва­лись пер­во­класс­ники, а осо­бенно Лов­кая Лапка. И вот объ­яв­ляют, что высту­пает пер­вый класс… Ребята-зве­рята под музыку выез­жают на сцену и начи­нают тан­це­вать, и пау­чок Лов­кая Лапка вме­сте с ними. Лов­кая Лапка очень вол­но­вался, он даже закрыл глаза, а когда решился открыть их, то был ослеп­лен ярким све­том и его ручко-ножки разъ­е­ха­лись, запу­та­лись и он ока­зался на полу. Осталь­ные ребята-зве­рята начали спо­ты­каться и падать, так как ручко-ножки паучка рас­тя­ну­лись во все сто­роны. В зале все засме­я­лись и начали громко хло­пать, так как думали, что все было так и заду­мано, как у кло­унов в цирке. Но ни ребята-зве­рята из пер­вого класса, ни сам Лов­кая Лапка не знали, что про них думали хорошо, и решили, что это над ними сме­ются и что они опо­зо­рены навсе­гда. Лов­кая Лапка сго­рал со стыда, а осталь­ные пер­во­класс­ники обзы­вали его чемо­да­ном с нож­ками и гово­рили, что он неук­лю­жий. Бед­ный пау­чок был очень рас­строен и думал, что он самый пло­хой и ни на что не годится. Потом Лов­кая Лапка очень ста­рался учиться хорошо, помо­гать всем и быть хоро­шим, но все ребята-зве­рята обзы­вали его чемо­да­ном с нож­ками и неук­лю­жим. Очень сильно рас­стра­и­вался пау­чок и очень гру­стил, а когда ему ста­но­ви­лось совсем грустно, он плел серые пау­тинки и раз­ве­ши­вал их по углам.

И вот одна­жды учи­тель­ница Муд­рая Сова при­шла в класс и ска­зала, что зав­тра Новый год и нужно укра­сить класс очень кра­сиво, а потом при­дет дирек­тор, и если их пер­вый класс будет лучше всех, то они полу­чат приз — празд­нич­ный торт и моро­же­ное. Стали тогда ребята-зве­рята думать, громко кри­чать и спо­рить о том, как бы лучше всего укра­сить класс. А малень­кий пау­чок в это время грустно плел свою пау­тинку, но вне­запно у него кон­чи­лись серые ниточки. Он долго искал в своем порт­феле дру­гой клу­бок и нашел свой самый люби­мый, из кото­рого плел свои самые кра­си­вые пау­тинки еще в дет­стве. Клу­бок был кра­си­вого снежно-белого цвета с золо­тыми и сереб­ря­ными блест­ками. Грустно улыб­нулся Лов­кая Лапка своим вос­по­ми­на­ниям и задум­чиво начал пле­сти новую пау­тинку из своих люби­мых нито­чек. Пау­тинка полу­ча­лась похо­жей на сне­жинки, кото­рые падали за окном, она забле­стела и засвер­кала в лап­ках паучка. Весь класс вне­запно пере­стал шуметь и гал­деть, и ребята-зве­рята, с вос­хи­ще­нием открыв рты, смот­рели на свер­ка­ю­щую сне­жинку-пау­тинку в руках малень­кого пау­чонка. Лов­кая Лапка засму­щался и хотел спря­тать сне­жинку-пау­тинку, но ребята-зве­рята закри­чали, что это очень, очень, очень кра­си­вая сне­жинка-пау­тинка, и если они такими укра­сят свой класс, то, конечно, зай­мут пер­вое место.

И тогда ребята-зве­рята начали про­сить паучка научить их пле­сти такие пре­крас­ные сне­жинки-пау­тинки. Лов­кая Лапка очень обра­до­вался, что его больше не обзы­вают и даже про­сят помочь. Пау­чо­нок счаст­ливо улыб­нулся и скоро в классе под­нялся ожив­лен­ный шум,— все при­ня­лись за работу. Много-много раз­ных свер­ка­ю­щих и искря­щихся сне­жи­нок-пау­ти­нок было раз­ве­шено, рас­кле­ено и раз­ло­жено по всему классу. В это время дирек­тор открыла дверь в пер­вый класс и застыла на пороге, открыв рот от удив­ле­ния. «Какая кра­сота!»— вос­клик­нула она, и радост­ная, счаст­ли­вая и празд­нич­ная улыбка осве­тила ее стро­гое лицо.

Громко, на всю школу, объ­явила она, что пер­вый класс поста­рался лучше всех и ему при­суж­да­ется пер­вое место. Все уче­ники школы при­бе­гали посмот­реть на такую кра­соту. А Лов­кая Лапка счаст­ливо улы­бался, потому что ему было хорошо и весело, а все ребята хва­лили его и гово­рили, что без него ничего не полу­чи­лось бы. Потом все пили чай с тор­том и ели моро­же­ное. У всех было радост­ное настро­е­ние, осо­бенно у Лов­кой Лапки. И тут учи­тель­ница Муд­рая Сова объ­явила, что лучше всех закон­чил чет­верть пау­чо­нок Лов­кая Лапка. Все ребята бро­си­лись поздрав­лять счаст­ли­вого пау­чонка. А Лов­кая Лапка и так знал, что он хоро­ший, и был этим очень доволен.

Вопросы для обсуждения

Из-за чего при­клю­чи­лась неудача с Лов­кой Лап­кой и что он при этом чувствовал?

Как полу­чи­лось, что паучка опять стали все любить? Что бы было, если бы он ничего не делал, а только сидел в углу, гру­стил и злился?

Что посо­ве­то­вал бы пау­чок ребя­там и зве­ря­там, ока­зав­шимся в такой же ситуации?

  1. На малень­кой полянке

Воз­раст: 5—10 лет.

Направ­лен­ность: Низ­кая само­оценка. Чув­ство непол­но­цен­но­сти. Ощу­ще­ние себя «белой воро­ной». Зажа­тость, скованность.

Клю­че­вая фраза: «Я не такой, как все».

На опушке боль­шого леса была малень­кая полянка. Днем сол­нышко осве­щало ее и согре­вало оби­та­те­лей полянки, ночью при­зрач­ный свет луны падал на нее, а пуши­стый туман оку­ты­вал ее, спа­сая от холода. Все оби­та­тели этой полянки очень любили свой зеле­ный ост­ро­вок, кото­рый зате­рялся среди тем­ного густого леса.

На этой полянке жили по сосед­ству мно­же­ство зве­рей и птиц. А на самой окра­ине жила мыши­ная семья. В этой семье был очень малень­кий, совсем кро­хот­ный Мышо­нок, кото­рый еще ни разу не выхо­дил из дома один, без мамы.

И вот, нако­нец, настал тот день, когда мама раз­ре­шила ему пойти погу­лять без нее, одному. Выйдя из дома, он пер­вым делом побе­жал на берег огром­ной лужи, около кото­рой обычно соби­ра­лись зве­рята со всей поляны. Ему не тер­пе­лось позна­ко­миться со всеми и, самое глав­ное, найти дру­зей. При­бе­жав на полянку, он уви­дел, что все малыши заняты делом: кто играет, кто строит замки, кто бегает напе­ре­гонки. И ему тоже захо­те­лось играть, стро­ить и бегать вме­сте со всеми. Он подо­шел к зве­ря­там и спро­сил: «Можно, я буду играть с вами?». Все оста­но­ви­лись, повер­ну­лись к нему и стали изу­ча­юще рас­смат­ри­вать его с ног до головы. Тут один из зве­рей, Лисе­нок, ска­зал, погла­жи­вая свой ярко-оран­же­вый мех, бле­стя­щий на сол­нышке: «Ты такой серый, если бы у тебя был бы такой же яркий кра­си­вый мех, как у меня, ты бы мог играть с нами». Ска­зав это, Лисе­нок отвер­нулся и про­дол­жил игру. Мышо­нок подо­шел к дру­гой группе зве­рят, игра­ю­щих в салки. И опять он спро­сил у них: «Можно, я буду играть с вами?». И теперь уже Мед­ве­жо­нок посмот­рел на него и ска­зал: «Ты такой малень­кий, что мы тебя не увидим».

«Уви­дите»,— отве­чал Мышо­нок и стал пры­гать так высоко, как только мог. Но зве­рята про­дол­жали играть, не заме­чая его. Мышонку стало очень горько и обидно. Он подо­шел к краю лужи и, глядя на свое отра­же­ние, поду­мал: «У меня нет кра­си­вого меха и я очень малень­кий — зна­чит, я ни на что не гожусь. И все­гда оста­нусь никому не нуж­ным малень­ким Мышон­ком». И он горько запла­кал. Вдруг Мышо­нок услы­шал, что кто-то зовет на помощь. Он огля­делся по сто­ро­нам и уви­дел, что в цен­тре лужи барах­та­ется Зай­чо­нок. Мышо­нок огля­нулся. Дру­гие зве­рята сто­яли рядом и смот­рели, как зай­чо­нок тонет.

Мышо­нок, не долго думая, бро­сился к ольхе, кото­рая росла непо­да­леку, пере­грыз один из пру­тьев и про­тя­нул его Зай­чонку. Тот схва­тился за него и выбрался на берег. К этому вре­мени на берегу собра­лись почти все жители поляны. Они все окру­жили Зай­чонка. Мышо­нок же стоял в сто­роне, наблю­дая за ними; вдруг к нему подо­шел ста­рый муд­рый Филин и спро­сил: «Почему ты гру­стишь?». Мышо­нок отве­тил: «Потому что я малень­кий и серый и никто не хочет со мной дру­жить». Тогда Филин серьезно посмот­рел на него и ска­зал: «Мышо­нок, не гру­сти, ведь это не важно, боль­шой ли ты, или какой у тебя мех. Важно то, что у тебя доб­рое сердце и что ты очень сме­лый. И еще, Мышо­нок, запомни: нико­гда не ста­райся стать таким, каким тебя хотят видеть дру­гие, будь самим собой».

Мышо­нок послу­шался совета Филина и пере­стал пры­гать и стес­няться своей окраски. Он стал малень­ким серым Мышон­ком, очень ост­ро­ум­ным и весе­лым. С ним было весело и инте­ресно играть. У Мышонка появи­лось много дру­зей, кото­рые любили его таким, какой он есть.

Вопросы для обсуждения

Почему Мышонка не при­ни­мали в игру? Что почув­ство­вал Мышо­нок, когда спас Зай­чика? Какой совет дал Мышонку Филин? Рас­скажи, как ты сам это понимаешь?

Сказки для подростков

  1. Фла­минго, или Скала Желаний

Воз­раст: 9–13 лет.

Направ­лен­ность: Неуве­рен­ность, сомне­ния в соб­ствен­ных силах, чув­ство непол­но­цен­но­сти и «незна­чи­тель­но­сти».

Клю­че­вая фраза: «Я не такой, как все».

В дале­ких жар­ких стра­нах живут пре­крас­ные птицы, кото­рые назы­ва­ются Фла­минго. Днем они гуляют, гордо выша­ги­вая по берегу реки, а вече­ром, когда солнце катится к гори­зонту, они взле­тают к небу и парят под обла­ками. Закат окра­ши­вает их розо­вые кры­лья в баг­ро­вый цвет и любой, кто когда-либо уви­дел такое, нико­гда этого не забудет.

Тебе инте­ресно узнать, откуда появи­лись Фла­минго? Тогда слушай.

Жило-было малень­кое Облако. Оно, как и каж­дое облачко, целый день летало по небу с дру­гими обла­ками — туда, куда дует ветер, и больше всего на свете любило смот­реть на закат.

Одна­жды мимо нашего Облачка про­ле­тали малень­кие цвет­ные птички. Они очень понра­ви­лись Облачку, и ему захо­те­лось поле­тать с ними и посмот­реть на закат поближе. Облачко решило пого­во­рить с птичками.

- Куда вы летите? — спро­сило оно.

- Мы, птички, куда хотим — туда и летим,— ска­зала одна.

- Да, да, — ска­зала дру­гая.— Мы можем летать, куда нам хочется.

- Возь­мите меня с собой,— попро­сило Облачко.

- Ха-ха-ха,— засме­я­лись птички,— да ты же не уме­ешь летать и у тебя это нико­гда не полу­чится. Ты про­сто малень­кое глу­пое Облако, кото­рое летит туда, куда дует ветер,— ска­зали птички и улетели.

- Облаку стало очень грустно. Потя­ну­лись серые дни. Оно больше ничему не радо­ва­лось и только мед­ленно и лениво пере­дви­га­лось по небу. Оно почти не с кем не раз­го­ва­ри­вало и все время думало: «Какое я несчаст­ное, неук­лю­жее, серое Облако. Я даже не умею летать». А ночью ему сни­лось, что малень­кие раз­но­цвет­ные птички летают вокруг него, сме­ются и гово­рят: «Малень­кое, глу­пое, неук­лю­жее, серое Облако».

- Одна­жды вече­ром, когда при­бли­жался закат, Облачко, как все­гда, летало по небу и, заду­мав­шись, не заме­тило, что оно давно отде­ли­лось от дру­гих обла­ков и его гонит уже совсем дру­гой ветер. Когда оно это заме­тило, то не стало сопротивляться.

- «Какая раз­ница,— поду­мало Облако.— Я ведь все равно не умею летать, буду оди­но­ким серым Обла­ком». Солнце уже окра­сило небо в розово-крас­ные тона, как вдруг неве­ро­ятно силь­ный Ветер под­хва­тил облачко и очень быстро понес к самой боль­шой горе.

— Как ты посмел забраться на мою тер­ри­то­рию?! Вы, облака, только меша­е­тесь нам — вет­рам. За это я разо­бью тебя о скалу,— ска­зал Ветер.

Облачко пыта­лось спра­виться с поры­вом Ветра, ска­зать, что это какой-то слу­чай­ный, озор­ной вете­рок занес его сюда, но Ветер не хотел ничего слу­шать. Облачко поду­мало: «Ну и пусть я разо­бьюсь о скалу, я все равно не смогу нико­гда летать».

Ветер нес его с огром­ной ско­ро­стью, скала была все ближе и ближе. Облако решило в послед­ний раз посмот­реть на закат. Ему пока­за­лось, что сего­дня закат осо­бенно красив.

«Неужели я его больше не увижу,— поду­мало Облачко и испу­га­лось. Ему очень захо­те­лось жить и видеть закат каж­дый день.— Что же мне делать?.. Надо попро­бо­вать уле­теть от ветра».

В этот момент Ветер со всей силы кинул его в скалу. Облачко оттолк­ну­лось и пыта­лось уле­теть, но Ветер схва­тил его и с силой швыр­нул опять. Облачко поду­мало: «Мне надо поста­раться, у меня обя­за­тельно полу­чится». Оно опять оттолк­ну­лось и попро­бо­вало уле­теть. Ветер снова схва­тил Облако, разо­гнался и кинул его на скалу. «У меня все полу­чится. Я не сдамся»,— решило Облако и почув­ство­вало себя неве­ро­ятно силь­ным. Оно собрало все свои силы, оттолк­ну­лось и взмыло в небо. Оно поста­ра­лось вытя­нуться, как птица. Ветер сна­чала рас­те­рялся, но спу­стя секунду опять погнался за Обла­ком. Облако ста­ра­лось лететь ско­рей, оно тяну­лось за ухо­дя­щими лучами солнца. Оно поду­мало: «Вот бы сей­час кры­лья, я бы уле­тело прочь от Ветра». И вдруг у облака появи­лись кры­лья. Оно пре­вра­ти­лось в пре­крас­ную птицу и поле­тело очень быстро. Ветер не успе­вал за пти­цей, начал отста­вать, устал и пере­стал за ней гнаться. Про­изо­шло чудо, потому что Облачко столк­ну­лось с вол­шеб­ной Ска­лой Жела­ний, о кото­рую мечты либо раз­би­ва­ются, либо ста­но­вятся реаль­но­стью. Облачко думало: «Какое же это чудо. Я — птица, я могу летать, я могу летать, я могу поле­теть к самому солнцу». Ему было легко, хорошо и очень весело. Оно нико­гда не видело закат так близко. Вечер­нее солнце окра­сило его перья в розо­вый цвет. Малень­кие цвет­ные птички, уви­дев его, ска­зали: «Какая кра­си­вая птица и как хорошо она летит».

Малень­кое серое Облако пре­вра­ти­лось в пре­крас­ную розо­вую птицу, кото­рую люди назвали Фламинго.

Вопросы для обсуждения

Из-за чего пере­жи­вало Облачко?

Слу­ча­лось ли когда-нибудь с тобой подобное?

Почему мечты Облачка не раз­би­лись о Скалу Жела­ний? Что

помогло ему спра­виться с Ветром?

  1. Повесть о насто­я­щем … цвете

Воз­раст: 9–16 лет.

Направ­лен­ность: Депрес­сив­ные и суи­ци­даль­ные тен­ден­ции. Чув­ство непол­но­цен­но­сти и «нико­му­не­нуж­но­сти».

Клю­че­вая фраза: «Я никому не нужен»

Дав­ным-давно в ска­зоч­ной стране Аква­ре­лии жили краски. При­рода Аква­ре­лии была яркой и кра­соч­ной: огром­ные пур­пур­ные дворцы сво­ими ост­ро­ко­неч­ными баш­нями раз­ре­зали золо­тое небо над бес­край­ними зеле­ными лугами. Соткан­ный древним худож­ни­ком-твор­цом, мир Аква­ре­лии жил раз­ме­рен­ной жиз­нью, каж­дый день при­нося своим жите­лям радость.

Тюбики с крас­ками целый день зани­ма­лись лишь тем, что созда­вали яркие и кра­си­вые зда­ния. Это искус­ство было воз­ве­дено в ранг глав­ной госу­дар­ствен­ной дея­тель­но­сти. А раз в год в Аква­ре­лии устра­и­вался тур­нир кра­сок, на кото­ром Худож­ник-тво­рец опре­де­лял луч­ший цвет.

В пред­две­рии празд­ника часто можно было уви­деть жите­лей страны, горячо спо­ря­щих о досто­ин­ствах того или иного цвета. Каж­дый счи­тал себя самым луч­шим и самым кра­си­вым, а самое глав­ное — нуж­ным. «Я нужен, чтобы изоб­ра­зить све­жие розы и раз­ви­ва­ю­щи­еся флаги»,— гово­рил Крас­ный. «Меня

выби­рают, чтобы изоб­ра­зить моло­дость при­роды и пло­до­ро­дие земли»,— отве­чал Зеле­ный. «Я создаю на хол­сте Творца богат­ство и рос­кошь, а глав­ное сол­неч­ную теп­лоту»,— встав­лял свое мет­кое слово Золотисто-желтый.

Лишь один тюбик не мог похва­статься сво­ими досто­ин­ствами. Бледно-голу­бой при­вык думать о себе с пре­зре­нием. Он был чуть тем­нее цвета белого хол­ста и потому еще нико­гда не изби­рался Твор­цом. В обыч­ные дни Бледно-голу­бой мог еще хоть как-то забыть о своей беде, рас­смат­ри­вая работу своих более удач­ли­вых собра­тьев, но перед тур­ни­ром он ста­рался спря­таться от их жесто­ких насме­шек в самых отда­лен­ных угол­ках Акварелии.

На этот раз увлек­шись спо­ром кра­сок, Бледно-голу­бой забыл обо вся­кой осто­рож­но­сти, и поэтому, когда краски вышли из себя от зло­сти, пыта­ясь пере­спо­рить дру­гих, он попался под горя­чую руку. Град злых насме­шек обру­шился на малень­кого и без­за­щит­ного Бледно-голу­бого. Спа­са­ясь бег­ством, тюбик много раз спо­ты­кался и

больно падал. Но, нако­нец, пре­сле­до­ва­тели отстали и он, отды­шав­шись, спря­тался в даль­нем и тем­ном углу. «Полежу здесь, пока тур­нир не закон­чится»,— решил Бледно-голу­бой и при­нялся раз­гля­ды­вать из сво­его убе­жища, как шли при­го­тов­ле­ния к празд­нику. Сон застал его именно за этим занятием.

Утром, когда Бледно-голу­бой проснулся, он сразу понял, что-то не так: празд­нич­ное настро­е­ние исчезло. Все бегали в панике, кри­чали что-то непо­нят­ное и совсем не обра­щали на него вни­ма­ния. Бледно-голу­бой набрался сме­ло­сти и оста­но­вил про­бе­гав­шего тюбика, спро­сив в чем дело? Ока­за­лось, что ночью Чер­ный цвет, решив поме­шать выиг­рать осталь­ным, окра­сил собой все кисти, и Творца ожи­дал ужас­ный сюр­приз. Когда Худож­ник при­кос­нется кистью к хол­сту, тур­нир будет сорван!

Бледно-голу­бой бро­сился на цен­траль­ную пло­щадь. На пло­щади хра­ни­лись кисти. Он несся быст­рее ветра, не в силах пове­рить в ковар­ство Чер­ного. На пло­щади царило смя­те­ние, никто не знал, что делать! Краски были очень рас­стро­ены. И тогда малыш при­нял очень сме­лое реше­ние — он сорвал свою крышку и выплес­нул весь свой почти белый цвет на кисти. Скоро он почув­ство­вал, что силы поки­дают его, но все равно он про­дол­жал окра­ши­вать собой кисти пока не поте­рял сознание.

В этот момент рука Худож­ника кос­ну­лась самой тол­стой кисти и сде­лала пер­вый мазок. Краски замерли в ожидании.

Каза­лось, вся Аква­ре­лия смот­рела сей­час на холст Творца. «Хм,— про­из­нес Худож­ник.— Заме­ча­тель­ный цвет. Он-то мне и был нужен — река вый­дет превосходно!»

Очнулся Бледно-голу­бой героем, насто­я­щим героем. Но сам он об этом еще не знал. Не знал он еще, что побе­дил на тур­нире, не знал, что был про­воз­гла­шен коро­лем Аква­ре­лии, не знал, что спас всю страну и самого Творца от мрака… Знал он лишь одно — что в сле­ду­ю­щий раз он гордо ска­жет: «Я — нужен! Я необ­хо­дим, чтобы нари­со­вать глу­бо­кую бур­ную реку и бес­ко­неч­ное небо!»

Вопросы для обсуждения

Что чув­ство­вал и что думал о себе Бледно-голу­бой? Тебе самому зна­комы эти чув­ства? С какими ситу­а­ци­ями из твоей жизни они могли быть свя­заны? Что самое важ­ное узнал для себя Бледно-голу­бой из этой исто­рии? Зна­ешь ли это ты?

  1. Щечка

Воз­раст: 12–17 лет.

Направ­лен­ность: Зани­жен­ная само­оценка. Недо­воль­ство своей внешностью.

Клю­че­вая фраза: «Я некрасивая!»

Самое обыч­ное солнце через самое обыч­ное стекло, заметно постра­дав­шее от люд­ского «неко­гда» и «зав­тра помою», самым обыч­ным обра­зом жгло чью-то Щечку. Вот только ска­зать, что эта Щечка была самой обыч­ной, нельзя. Отнюдь. Она была какая-то един­ствен­ная в своем роде и умела делать много заме­ча­тель­ных вещей: крас­неть, блед­неть, покры­ваться мураш­ками и про­сто быть непред­ска­зу­е­мой. Вот только сама она не пони­мала своих пре­ле­стей и не знала о них. Щечка не смела подойти к зер­калу. Конечно, кто-то может ска­зать, что она про­сто не могла подойти, ведь у нее не было ног, но она была доб­рой и была в хоро­ших отно­ше­ниях с Глаз­ками, так что все­гда могла попро­сить их помочь.

Но она не хотела — боя­лась. «Чего ты боишься?» — спра­ши­вали ее Разум и Само­оценка. Но Щечка и не думала отве­чать им, она давно с ними поссо­ри­лась: стран­ные они какие-то и с гла­зами не дру­жат. Сами посу­дите: ведь она сама видела, что за сосед­ней пар­той слева сидит Щечка с такой потря­са­ю­щей родин­кой, что все нахо­дя­щи­еся побли­зо­сти пары глаз, сго­во­рив­шись с этими глу­пыми воло­са­тыми рес­ни­цами, начи­нали мор­гать, несо­мненно щебеча при этом о кра­соте родинки свои подру­гам-щеч­кам. Да что родинка!— вот на вто­рой парте та-акие вес­нушки, будто сол­нышко про­сы­пало свою золо­тую крупу. «Мне бы хоть одну кру­пинку,— думала щечка,— боль­шую, на всю меня, вот бы смот­рели и завидовали!».

— Глу­по­сти! — гово­рила Самооценка.—Ты лучше, ты цвета спе­лого белого налива, так и хочется отку­сить! «Вот глу­пая Само­оценка, разве можно такое срав­ни­вать. А этот врун Разум не лучше. Недавно заявил, что сам слы­шал, как вто­рая парта про­сто меч­тает изба­виться от этой золо­той крупы. Ну не врун ли, как можно только поду­мать об этом, все бы отдала, чтобы быть такой,— думала щечка.— Все такие сим­па­тич­ные, одна я непутевая».

Думала она так, думала, долго и упорно, пока не поняла: все кра­си­вые щечки — дуры. Конечно же, когда им раз­мыш­лять, как мне — некра­са­вице. Они только и могут в зер­кало крас­неть и перед Гла­зами выпенд­ри­ваться. От столь разум­ных раз­мыш­ле­ний отвлек ее шепот Глаз — мол, чьи-то глу­пые воло­са­тые Рес­ницы нам упорно мор­гают, а щечка с парты слева упорно крас­неет, глядя в нашу сторону.

— Гос­поди!— поду­мала Щечка,— неужели опять я пошла пят­нами и кожа облезла? Мама!!! — закри­чала щечка и заста­вила ноги под­бе­жать к зеркалу.

Глаза при­шлось долго упра­ши­вать откры­ваться, они все вспо­ми­нали про­шлое и рас­ска­зы­вали стра­шилки о воз­мож­ном изоб­ра­же­нии. Однако сни­зо­шли, нако­нец, и пока­зали то, что видели.

«Точек, пятен нет и кожа, вроде, на месте, да и вообще, не я это»,— пока­за­лось Щечке. При­смот­ре­лась она повни­ма­тель­нее: «Да нет, я. Аи, какая тонень­кая, аи, какая блед­нень­кая кожа — как у Золушки!»— запла­кала Щечка.

В Золушку принц влю­бился! — откуда-то кряк­нул Разум.

Отстань, не мешай,— отве­тила Щечка и про­дол­жала при­чи­тать:— Аи горе­мыч­ная, да кому же я такая блед­ная нужна!

Ари­сто­краты рту­тью маза­лись ради блед­но­сти! — писк­нула Само­оценка и затихла. Затихла и Щечка. «Да, блед­но­вата, конечно, но пикантна, ничего не ска­жешь»,— вдруг про­из­несла она, раз­гля­ды­вая свое отра­же­ние, заста­вив носик под­няться повыше. Неожи­данно загро­хо­тал зво­нок с урока и они все вме­сте, т. е. и Щечка, и Разум, и Само­оценка, и Глаза с глу­пыми воло­са­тыми Рес­ни­цами, и все осталь­ные Щечки, Рес­ницы и пр., дружно рва­нули из класса в столовую.

И тут, про­бе­гая по кори­дору, Щечка впер­вые заметила:

— Надо же, сколько инте­рес­ных кра­си­вых щек! — Все такие непо­хо­жие: с родин­кой, без, румя­ные, блед­ные, пух­лые, худые, как в золо­тую кру­пинку и еще много раз­ных, но оди­на­ково заме­ча­тель­ных. Да я и сама ничего!— вне­запно поду­ма­лось ей.— И вроде не дура, что очень даже хорошо».

Про­шли месяцы, а может даже и годы. Щечка под­росла, но все­гда любила вспо­ми­нать об этом слу­чае, при­творно изум­ля­ясь: «Как я могла раньше плохо о себе думать, на родинки и коно­пушки чужие вни­ма­ние обра­щать». Пре­красно пом­нила Щечка, что кра­сота ее именно в том, чем непо­хожа она на других.

Вопросы для обсуждения

Из-за чего пере­жи­вала Щечка? Были ли ее пере­жи­ва­ния обоснованы?

Почему Щечка не верила Разуму и Само­оценке? Как бы ты убеж­дала бы Щечку?

Какой вывод из этой исто­рии сде­лала для себя Щечка?

  1. Светлячок

Воз­раст: 11–17 лет.

Направ­лен­ность: Чув­ство непол­но­цен­но­сти. Ощу­ще­ние соб­ствен­ной «незна­чи­тель­но­сти». Страх неудачи, неуверенность.

Клю­че­вая фраза: «Я “не такой”, я никому не нужен».

На краю леса под пыль­ным листом подо­рож­ника жил да был Жучок. Был он такой малень­кий, что его никто нико­гда не заме­чал. Бывало, идет он с утра по тро­пинке к озеру — умы­ваться и чистить зубы — и видит: навстречу гос­пожа Гусеница.

— С доб­рым утром, гос­пожа Гусе­ница! — Жучок веж­ливо при­под­ни­мает берет.— Как Ваш рев­ма­тизм? Не поша­ли­вает ли печень?

Но Гусе­ница, даже ухом не поведя, важно про­плы­вает мимо.

«Ну, что ж!— взды­хает Жучок,— я дей­стви­тельно очень назой­лив. До меня ли таким важ­ным дамам!». Жучок поправ­ляет рюк­зак с поло­тен­цем и зуб­ной щет­кой и идет дальше. Видит,— летит Бабочка.

— Доб­рое утро, синьо­рита! — жучок рас­кла­ни­ва­ется и шар­кает по оче­реди всеми нож­ками.— Какая сего­дня чудес­ная погода, не правда ли? Так и хочется, зна­ете ли, взять и поле­теть! Ска­жите, пожа­луй­ста, легко ли летать?

Но Бабочка уже далеко — она слиш­ком занята собой и сво­ими люби­мыми мар­га­рит­ками и даже не слы­шала его слов.

«Да,— грустно думает жучок,— опять не заме­тили!» Что уж гово­рить о сер­ди­тых и вечно заня­тых пче­лах и шме­лях, кото­рые так грозно жуж­жали при при­вет­ствии жучка, что у того еще долго после такой встречи дро­жали колени и коло­ти­лось сердце… После каж­дой такой про­гулки Жучок воз­вра­щался домой груст­ный и подав­лен­ный. Все чаще при­хо­дили к нему мысли о том, как все неспра­вед­ливо на этом свете устро­ено — и уго­раз­дило же его родиться таким малень­ким, серым и неприметным!

Нача­лись дожди. Солнца давно не было видно, под ногами все время хлю­пало, лист подо­рож­ника начал про­те­кать — в конце кон­цов Жучок про­сту­дился и забо­лел. Увы, никто не при­хо­дил наве­стить его, лишь ино­гда под лист подо­рож­ника загля­ды­вали страш­ные дож­де­вые чер­вяки, но уж с кем Жучок не хотел водиться, так это с дож­де­выми чер­вями. По их сло­вам выхо­дило, что чем дольше будет идти дождь — тем лучше, а непри­ят­но­сти, кото­рые дождь достав­лял всем мест­ным жите­лям, их как будто даже радовали.

Но все когда-нибудь кон­ча­ется. Кон­чился дождь, снова засве­тило солнце. Так радо­вался солнцу Жучок, что забыл про свои горе­сти и болезни и одна­жды ран­ним утром снова отпра­вился на про­гулку. Про­ходя по зна­ко­мой тро­пинке, он неожи­данно уви­дел около ста­рого пня необы­чайно боль­шое скоп­ле­ние народа. «Ого!» — поду­мал Жучок и начал про­би­раться поближе. То, что он был малень­ким и неза­мет­ным, нако­нец-то помогло ему — очень быстро он ока­зался у самого под­но­жия гро­мад­ного пня. Около него стоял Свер­чок — в одной руке он дер­жал ведро с клеем, а в дру­гой — боль­шую кисть. За его спи­ной кра­со­ва­лась афиша сле­ду­ю­щего содер­жа­ния: «ВСЕМ! ВСЕМ! ВСЕМ! Сего­дня в два часа ночи на Боль­шой Лес­ной Поляне состо­ится един­ствен­ный кон­церт Вели­кого и Непо­вто­ри­мого скри­пача-вир­туоза Мистера Цикадо! Такого Вы больше не услы­шите! Мы ждем Вас, Дру­зья!», Стол­пив­ши­еся изум­ленно читали объ­яв­ле­ние и пока­чи­вали голо­вами. Чтобы их лес посе­щала заез­жая зна­ме­ни­тость — о таком они слы­шали впервые!

— Ска­жите, неужели все это правда? — спро­сила, нако­нец, у Сверчка Гусеница.

-Истин­ная правда, мадам! — отве­тил, покло­нив­шись, Свер­чок. «Ой, ой, ой…» — поду­мал Жучок.

-Ска­жите, а какой он из себя, этот Мистер Цикадо? — спро­сила Стрекоза.

О! он очень любез­ный и обхо­ди­тель­ный чело­век, и талант­ли­вый музы­кант! — доб­ро­душно отве­чал Свер­чок, поправ­ляя очки.

«Мне очень хочется…» — поду­мал Жучок.

-А танцы будут? — томно повела рес­ни­цами Бабочка.— Я так люблю тан­це­вать! До самого утра! «Мне про­сто необ­хо­димо…» — поду­мал Жучок.

-А всем можно прийти? — про­шеп­тала одна Пчелка.

-Конечно, всем! — уди­вился Сверчок.—Тут же написано!

«…туда попасть!» —решил Жучок.

-Ну и ты при­ходи! — Свер­чок похло­пал Жучка по плечу.

Тот при­сел от неожи­дан­но­сти — НА НЕГО В ПЕРВЫЙ РАЗ ОБРАТИЛИ ВНИМАНИЕ!

-И… Я? — только и смог про­ле­пе­тать наш Жучок.

-Ну, конечно. Будет весело! — и Свер­чок, пере­ки­нув кисть за плечо, пошел прочь.

Домой бежал Жучок в радост­ном вол­не­нии — ЕГО ЗАМЕТИЛИ!!! Одно омра­чало его радость — никто не захо­тел при­нять его в свою ком­па­нию, а поход через ноч­ной лес — не самая при­ят­ная и спо­кой­ная про­гулка для малень­кого Жучка. Так легко заплу­тать, сбиться с дороги. Да мало ли что может слу­читься в тем­ном лесу! Конечно, Жучок при­нял самое вер­ное реше­ние — выйти засветло, чтобы успеть пройти по лесу до тем­ноты. Но даже самые вер­ные реше­ния и их осу­ществ­ле­ние — вещи раз­ные. Устав от всех вол­не­ний дня, наш Жучок… про­сто-напро­сто про­спал. И когда он проснулся, про­тер глаза и при­под­нял край листа подо­рож­ника — сумерки уже сгу­ща­лись. От отча­я­ния он схва­тился за голову — как же можно было так бес­со­вестно про­спать, когда его лично, лично при­гла­сили на кон­церт! Спешно собрав­шись, Жучок выско­чил из дома и побе­жал по тро­пинке в лес. В пер­вый раз Жучок был в лесу ночью. Ска­зать по правде, он вообще в пер­вый раз ока­зался ночью на улице. А если быть совсем чест­ным, то ночью, даже лежа в постели, он ста­рался не откры­вать глаз. Не то чтобы он был тру­сом, наш Жучок — нет, он про­сто… ну, не любил ночь что ли. Да и что поря­доч­ному Жучку делать ночью на улице?

Но теперь у него была цель — ему про­сто необ­хо­димо попасть на кон­церт. Ведь он обе­щал Сверчку и тот уже давно ждет его и, навер­ное, спра­ши­вает у всех: «А не видали ли Вы здесь малень­кого, но очень сме­лого Жучка? Жаль, а ведь он обе­щал мне прийти!» Долго ли про­дол­жа­лось его ноч­ное путе­ше­ствие и много ли опас­но­стей встре­ти­лось на его пути — допод­линно нам не известно. Известно лишь, что когда в конец обес­си­лев­ший, устав­ший и заблу­див­шийся Жучок забрался на листок лан­дыша, лег на спину и стал смот­реть на звезды, в голову его лезли самые неве­се­лые мысли. «Да, я про­сто неудач­ник,— думал он.— Все весе­лятся сей­час, а я лежу здесь, замер­заю и не могу найти дорогу на поляну. Если бы в лесу было чуть-чуть посвет­лее!.. Хорошо бы одна из этих звез­до­чек спу­сти­лась пониже — стало бы свет­лее, и я нашел бы тогда дорогу… — глаза его поти­хоньку сли­па­лись.— Хорошо бы… хорошо бы я сам был такой звез­доч­кой… Я умел бы све­титься и летать, и вмиг ока­зался бы на Боль­шой поляне…» И так понра­ви­лась ему мысль о том, что он — звез­дочка, что он стал улы­баться во сне… И вдруг ему пока­за­лось, что где-то неда­леко раз­да­лись звуки чудес­ной музыки… Жучок мигом открыл глаза. «Что это,— поду­мал он.— Стало гораздо свет­лей!.. Неужели утро?». Нет, звезды по-преж­нему све­ти­лись на своем месте. Снова донес­лась музыка. «Ну, конечно! Боль­шая поляна совсем неда­леко!». Жучок даже под­прыг­нул от радо­сти на своем листике, под­прыг­нул — и… поле­тел. Он летел на звук скрипки, и тем­нота рас­сту­па­лась перед ним, и было совсем не страшно, а наобо­рот — светло и весело.

— Ну что ж,— ска­зал Жучок сам себе,— так и должно было быть. Я очень сильно этого захо­тел — и вот теперь я — звез­дочка. Я умею летать и… — он огля­дел себя,— …да, да! И све­титься я тоже умею! Зна­чит, я — звез­дочка. Хотя, при­знаться, я даже жалею, что я теперь не Жучок: мне так было хорошо под моим листом подо­рож­ника, я так любил гулять по тро­пинке к про­зрач­ному озеру! Теперь я буду жить на небе — так поло­жено нам, звез­дам. Нелегко будет к этому привыкнуть…

Заня­тый такими мыс­лями, наш быв­ший Жучок не заме­тил, как выле­тел прямо на Боль­шую поляну. Сна­чала у нашего Жучка (будем пока назы­вать его так) про­сто закру­жи­лась голова от всего про­ис­хо­дя­щего: играла музыка, в воз­духе носи­лись тан­цу­ю­щие пары, на эст­раде пра­вил бал сам маэстро Цикадо — он умуд­рялся одно­вре­менно играть на скрипке, дири­жи­ро­вать оркест­ром куз­не­чи­ков и посы­лать дамам воз­душ­ные поцелуи.

-Смот­рите, Свет­ля­чок! — вдруг ска­зал кто-то за его спи­ной.— Не думала, что в нашем лесу есть светлячки!

Жучок завер­тел голо­вой, ста­ра­ясь раз­гля­деть, о ком гово­рят. Вдруг откуда-то сверху спу­сти­лась Бабочка — та самая Бабочка, кото­рая нико­гда не обра­щала на него внимания.

-Здрав­ствуйте, Жучок-свет­ля­чок! — лас­ково про­пела она.— Странно, мы раньше Вас нико­гда не видели. Что же Вы не танцуете?

«Вот здо­рово,— думал Жучок-свет­ля­чок, кру­жась в танце с Бабоч­кой,— что я остался Жуч­ком, а не стал звез­доч­кой. И какое у меня теперь кра­си­вое имя — Свет­ля­чок!». Насту­пало утро. Бал посте­пенно зати­хал. Бабочка уже давно куда-то упорх­нула, но Свет­ля­чок не стал ее искать. Он опу­стился на ска­мейку и огля­дел себя. «При свете дня моего света совсем не видно,— поду­мал он.— Неужели меня опять никто не будет заме­чать?». И тут кто-то сзади похло­пал его по плечу. Свет­ля­чок обер­нулся — это был Свер­чок, и с ним — боль­шая весе­лая компания.

— При­вет, малыш! — улыб­нулся Свер­чок.— Я рад, что ты все-таки добрался! Пошли с нами — весе­лье про­дол­жа­ется!— Осталь­ная ком­па­ния при­вет­ливо зама­хала лапками.

«Хорошо, конечно, уметь летать и све­титься, хорошо назы­ваться таким кра­си­вым име­нем — но еще при­ят­нее нахо­диться среди дру­зей, кото­рым ты нра­вишься даже обык­но­вен­ным малень­ким Жуч­ком» — так думал наш герой, засы­пая в своей уют­ной постели под листом подо­рож­ника. А зав­тра Свер­чок обе­щал прийти…» — про­ва­ли­ва­ясь в сон, успел поду­мать он.

Вопросы для обсуждения

Какая самая глав­ная непри­ят­ность была в жизни Жучка? Что он больше всего хотел? Что он при этом чув­ство­вал? Что помогло Жучку добраться до поляны? При жела­нии можно добиться всего, чего ты хочешь согла­сен ли ты с этим? В твоей жизни были моменты, схо­жие с этой историей?

  1. Сказка о малень­кой оди­но­кой Рыбке и об огром­ном синем Море

Воз­раст: 10–15 лет.

Направ­лен­ность: Труд­но­сти в обще­нии со сверст­ни­ками. Чув­ство непол­но­цен­но­сти. Оди­но­че­ство. Неуве­рен­ность. Ощу­ще­ние себя «белой вороной».

Клю­че­вая фраза: «Я не такой, как все. Со мной никто не дружит!».

В дале­кой Синей-синей стране, за синими-синими горами лежало синее-синее Море. Это было самое кра­си­вое Море на свете. Каж­дый, кто его видел, думал, что попал в сказку,— настолько оно оча­ро­вы­вало своим необык­но­вен­ным глубоким

синим цве­том. Даже у самого злого и бес­сер­деч­ного чело­века начи­нало что-то сту­чать в груди и на гла­зах наво­ра­чи­ва­лись слезы, когда он смот­рел в про­зрач­ные голу­бые воды Моря. Люди ухо­дили от моря с необык­но­венно лег­ким серд­цем, с хоро­шим настро­е­нием, а глав­ное — с жела­нием сде­лать кому-нибудь что-то доб­рое и полез­ное. Поэтому жители Синей-синей страны очень гор­ди­лись и любили свое чудес­ное Море. Море было не только очень кра­си­вым, но и очень госте­при­им­ным. В нем жили мил­ли­оны существ, самых-самых раз­ных и необык­но­вен­ных. Здесь были при­чуд­ли­вые мор­ские звезды, лежа­щие в задум­чи­во­сти на вет­вях корал­лов, и забав­ные мор­ские коньки, и дело­вые крабы, вечно заня­тые какими-то сво­ими серьез­ными мыс­лями, и весе­лые мор­ские ежи, и еще много-много дру­гих оби­та­те­лей глу­бин. Всем им было очень хорошо в этом синем море, потому что это был их дом.

Но больше всего море любили рыбки, кото­рых было здесь вели­кое мно­же­ство. Никто, кроме них, не знал море так хорошо. Рыбки целыми днями носи­лись по бес­край­ним мор­ским про­сто­рам, любу­ясь кра­со­тами дна и откры­вая все новые и новые инте­рес­ные места. Только ночью они успо­ка­и­ва­лись и засы­пали: кто-то зары­вался в мел­кий чистый песок, кто-то заплы­вал в холод­ные мор­ские пещеры, кто-то пря­тался в цвет­ных водо­рос­лях или корал­лах. И мор­ская жизнь как будто зами­рала… Но как только пер­вые сол­неч­ные лучи про­би­ва­лись сквозь толщу воды, все опять ожи­вало и каза­лось таким счаст­ли­вым и беззаботным…

Но жила в этом море одна малень­кая Рыбка, кото­рая не чув­ство­вала себя такой уж счаст­ли­вой. Она счи­тала себя самой непри­мет­ной и некра­си­вой среди рыбок. У нее не было ни пере­ли­ва­ю­ще­гося хво­стика, ни ажур­ных плав­нич­ков, даже ее чешуя, в отли­чие от чешуи ее раз­но­цвет­ных подру­жек, была обыч­ного серого цвета. Эта малень­кая рыбка очень стра­дала от оди­но­че­ства, потому что никто не дру­жил с ней, ее нико­гда не при­гла­шали играть и раз­го­ва­ри­вали с ней совсем мало. Вообще, все все­гда вели себя так, как будто ее про­сто не суще­ствует. А ей так хоте­лось при­со­еди­ниться к стайке весе­лых подру­жек, поиг­рать с ними в прятки, попла­вать напе­ре­гонки или про­сто попу­те­ше­ство­вать по мор­скому дну… Но ее нико­гда не звали. Подружки про­сто не заме­чали ее. А от своей застен­чи­во­сти она боя­лась подойти и заго­во­рить сама. Ей каза­лось, что раз она такая некра­си­вая, то ее обя­за­тельно про­го­нят. Пред­став­ля­ете, как было оди­ноко и тяжело малень­кой, малень­кой Рыбке в таком огром­ном-огром­ном море?

И вот одна­жды ей стало настолько грустно и тоск­ливо, что она вдруг пере­стала раз­ли­чать цвета. Она пере­стала видеть кра­соту, кото­рая ее окру­жала. Ничто не радо­вало ее, ничто не инте­ре­со­вало. Это вели­ко­леп­ное синее-синее Море стало казаться ей обыч­ной боль­шой серой лужей, в кото­рой живут и пла­вают такие же серые и блед­ные стаи рыб. И меньше всего на свете ей хоте­лось с ними разговаривать…

И решила эта Рыбка уплыть туда, где она ничего этого больше не уви­дит. Она плыла очень долго и уви­дела пещеру. Ныр­нув внутрь, Рыбка ока­за­лась в пол­ной тем­ноте, но почему-то ей совсем не стало от этого лучше и от отча­я­ния она запла­кала. Вдруг она услы­шала чей-то лас­ко­вый голос.

-Почему ты пла­чешь? — спро­сил он.

-Потому что Мне оди­ноко,— отве­тила Рыбка.

-А почему тебе одиноко?

-Потому, что никто не хочет играть со мной, и еще потому, что я не могу смот­реть на такое серое некра­си­вое Море. Лучше уж не видеть его совсем.

-Серое некра­си­вое Море? — пере­спро­сил голос.— О каком море ты гово­ришь? Некра­си­вых морей не бывает, а наше Море вообще самое кра­си­вое на свете. По край­ней мере, мне так кажется.

Тут наша Рыбка вдруг поду­мала, что за послед­нее время это пер­вое суще­ство, кото­рое с ней охотно раз­го­ва­ри­вает. Она сразу пере­стала плакать.

— А почему же ты тогда сидишь в этой пещере? — спро­сила Рыбка.

- Потому что ино­гда про­сто хочется побыть одному. Но я ни за что не оста­нусь здесь навсе­гда. Жизнь слиш­ком инте­ресна и пре­красна, чтобы пря­таться от нее. Ты гово­рила, что с тобой никто не играет? Почему? — спро­сил голос.

-Потому что я серая и некра­си­вая и никто меня не заме­чает,— отве­тила Рыбка.

-Но это неправда. На самом деле ты про­сто оча­ро­ва­тель­ная и с тобой очень интересно!

-Откуда ты зна­ешь? — уди­ви­лась Рыбка.

-Не знаю, но именно такой ты мне и кажешься. А давай с тобой дру­жить? — вдруг спро­сил голос. Рыбка рас­те­ря­лась от неожи­дан­но­сти — ей никто нико­гда не гово­рил таких слов.

-Давай… А ты кто? — спро­сила она.

-Я — такая же малень­кая рыбка, как и ты.

-И ты счастлива?

-Да, очень,— отве­чала малень­кая рыбка.— Давай выплы­вем из пещеры.

-Давай,— согла­си­лась Рыбка.

Когда они выплыли из пещеры, то, нако­нец, уви­дели друг друга.

Новый зна­ко­мый нашей рыбки ока­зался серым соми­ком, но он почему-то пока­зался ей очень сим­па­тич­ным. Ей и в голову не при­шло бы назвать его обыч­ным и неин­те­рес­ным. Она с любо­пыт­ством раз­гля­ды­вала его.

— Почему ты гово­рила, что некра­си­вая? — в свою оче­редь уди­вился Сомик.— Смотри!

Он под­плыл к какому-то стек­лян­ному кусочку на дне. Наша рыбка взгля­нула туда и… не пове­рила своим гла­зам. Оттуда на нее смот­рела чудес­ная, очень изящ­ная, с необык­но­вен­ной сереб­ри­стой чешуей рыбка.

-Неужели… неужели это я? — не могла пове­рить Рыбка.

-Конечно, ты. Про­сто раньше ты этого не заме­чала, не хотела заме­чать. При­рода не создает ничего серого и некра­си­вого. Глав­ное — хотеть видеть эту кра­соту и тогда ты обя­за­тельно ее уви­дишь,— отве­чал Сомик. Наша Рыбка счаст­ливо улыб­ну­лась, огля­ну­лась и…замерла: Море вдруг опять вспых­нуло всеми цве­тами радуги. Оно сияло и пере­ли­ва­лось. Таким кра­си­вым Рыбка его еще нико­гда не видела.

-Спа­сибо, спа­сибо тебе, Сомик! — вос­клик­нула она.— Слу­шай, а давай пой­дем гулять?! Я могу пока­зать тебе много инте­рес­ного, чего ты еще точно не видел!

-Конечно, пой­дем! — с радо­стью согла­сился Сомик. И они поплыли прочь от тем­ной пещеры. И не было во всем огром­ном синем-синем Море более счаст­ли­вых существ, чем две эти малень­кие рыбки.

Вопросы для обсуждения

От чего стра­дала малень­кая Рыбка? Ты ее пони­ма­ешь? Рас­скажи, что она чув­ство­вала? Почему Рыбка не видела свою кра­соту и кра­соту окру­жа­ю­щего мира? За что Рыбка ска­зала сомику «спа­сибо»? Как помог ей сомик?

  1. Байка про Егора-мухо­мора, девочку Машу, Серого Волка, лосей и мимо­лет­ную Бабушку (Что лосю хорошо, то волку — смерть (народ­ная мудрость)

Воз­раст: 11–16 лет.

Направ­лен­ность: Чув­ство непол­но­цен­но­сти. Ощу­ще­ние соб­ствен­ной «незна­чи­тель­но­сти». Страх неудачи, неуверенность.

Клю­че­вая фраза: «Я не такой, я никому не нужен».

Где-то под Калу­гой, а может под Тве­рью, а может под Тулой, а может, где еще стоял дре­му­чий и тем­ный лес, и был тот лес настолько дре­муч, что даже лес­ной школы в нем не было. А зачем? Ведь жили там только волки, лоси да грибы. Волки, по обык­но­ве­нию, били баклуши, грибы пред­по­чи­тали тор­чать на одном месте и гла­зеть по сто­ро­нам, лоси бро­дили по лесу…

Так вот, жил-был в том лесу Егор-мухо­мор. Появился на свет он недавно, от этого был мал, и в траве его почти не было видно. Но он уже любо­вался своим отра­же­нием в дож­де­вой лужице. «Когда я вырасту,— гово­рил Егор,— то уж гриб­ники-то меня с руками ото­рвут». И верно, вырос он строй­ным, стат­ным, с ярко-крас­ной шля­пой в белых пупы­рыш­ках — одно слово: красавец.

Егор стоял на самом вид­ном месте, пово­ра­чи­ва­ясь то пра­вым, то левым боком, вытя­ги­вался по струнке, под­пры­ги­вал и улы­бался во весь рот. Но гриб­ники про­хо­дили мимо, соби­рая сыро­ежки, под­оси­но­вики, лисички… и это его начи­нало раз­дра­жать. Ну ладно, если в кор­зину попа­дали белые (про­тив них Егор ничего не имел), но все осталь­ные замух­рышки не сто­или его мизинца, так почему же они ока­зы­ва­лись в кор­зине, зон —нет? Настро­е­ние и само­чув­ствие ухуд­ша­лось с каж­дой мину­той бес­цель­ного сто­я­ния. И вот уже взгляд его потуск­нел, он осу­нулся, ссу­ту­лился и стал похож на смор­чок. Теперь заме­тить его стало почти невоз­можно. На душе скребли кошки, и от этого ста­но­ви­лось еще хуже. И так было обидно, так гнусно, да еще семейка лиси­чек хихи­кала непо­да­леку. «Ну-ну, смей­тесь, рыжие поганки!» — бурк­нул Егор и повер­нулся к сосед­кам спи­ной. Сердце сжа­лось в комок и до того стало досадно, что ни о каких гриб­ни­ках и думать не хоте­лось. А в это время по лесу про­гу­ли­ва­лись заме­ча­тель­ные детишки. Они пели песни, шутили и громко сме­я­лись. Девочка Маша немного отста­вала: шутки ей давно уже наску­чили, да и не в голосе она была сего­дня. И вдруг ее глаза заго­ре­лись, рот при­от­крылся от вос­хи­ще­ния, одним сло­вом она пре­ис­пол­ни­лась такого вос­торга, кото­рый с тру­дом под­да­ется какому-либо опи­са­нию. «Мухо­мор!» —про­из­несла она, не веря сво­ему сча­стью. Какая-то неве­до­мая сила пре­дала Егору заряд неве­ро­ят­ной бод­ро­сти, он выпря­мился, и к нему опять вер­ну­лось вдох­но­ве­ние: «Да-да, я — Мухо­мор!» — мно­го­зна­чи­тельно про­из­нес он, пока­чи­ва­ясь от важ­но­сти. От такой радо­сти и осо­зна­ния всей ответ­ствен­но­сти про­ис­хо­дя­щего у Егора даже заще­ко­тало под ложеч­кой. По выра­же­нию Маши­ного лица было видно, что и она не менее довольна этой встре­чей. Егор зажму­рился и при­го­то­вился ото­рваться от земли. «Мухо­мор!» — повто­рила Маша и потя­ну­лась за длин­ной пал­кой, лежа­щей в траве… «ЕЛКИ ЗЕЛЕНЫЕ!!!» — успел выкрик­нуть Егор и куба­рем пока­тился по траве.

Когда он очнулся, то было уже совсем темно, или же это ему пока­за­лось. Неко­то­рое время он про­пол­зал на чет­ве­рень­ках в поис­ках своей шляпы, затем, волоча ее за собой, Егор побрел домой и лег спать. Но сон к нему не шел, и он запла­кал в подушку, изда­вая жалост­ли­вые и при­глу­шен­ные всхлипы; похоже было на то, как пла­чут дети в чуланах.

Утром настро­е­ние было испор­чено соб­ствен­ным отра­же­нием: левый глаз заплыл, его как бы и не было, голова рас­пухла так, что шляпу на нее одеть не пред­став­ля­лось воз­мож­ным. Короче, решено было остаться дома. Про­шло так дня два, а может и три. Пока его облик не при­нял боже­ский вид, Егор не выхо­дил из дому. И вот насту­пил тот день, когда он смог с чистой сове­стью, в трез­вом уме и здра­вой памяти пред­стать перед немно­го­чис­лен­ной ауди­то­рией оби­та­те­лей леса и гриб­ни­ками (дол­гих им лет жизни). Ну, «пред­стать» громко ска­зано: весь день он пря­тался в траве, высмат­ри­вал гриб­ника «попри­лич­нее», чтобы не нарваться как в про­шлый раз. Нако­нец, он заме­тил ста­рушку, та не спеша шла по тро­пинке и высмат­ри­вала грибы, то там, то здесь шаря длин­ным пру­том. Недолго Думая, Егор выско­чил перед ней на тро­пинку и закри­чал, что было сил: «Эй, ста­рушка не зевай, мухо­моры соби­рай!» Ста­рушка ото­ро­пела, бро­сила прут, затем, наспех пере­кре­стив­шись, повер­нула обратно и уско­рила шаг. «Какая-то стран­ная»,— уди­вился Егор, глядя вослед уда­ля­ю­щейся старушке.

Неко­то­рое время спу­стя по лесу раз­нес­лась задор­ная песня «заме­ча­тель­ных дети­шек»… Ужас охва­тил Егора, не давая ему поше­ве­литься. Пре­одо­лев столб­ня­ко­вое состо­я­ние, он неза­мед­ли­тельно поспе­шил спря­таться за дере­вом и пере­ждать эти «кре­сто­вые походы» малень­ких вре­ди­те­лей. Ребята шум­ной гурь­бой про­шли мимо, но Маши среди них не было. Егор подо­ждал еще немного и вышел на тро­пинку. Так как гриб­ни­ков на гори­зонте не наблю­да­лось, он при­нялся играть с божьей коров­кой. Про­шло еще немного вре­мени прежде, чем Егор услы­шал пер­вое «ПОМОГИ-ТЕШ», затем снова и снова повто­ри­лось это: «ПО-МО-ГИ-ТЕШ ОЙ-ОЙ-ОИШ» и через минуту на тро­пинку выбе­жала девочка Маша — вся запла­кан­ная, с крас­ным носом и рас­тре­пан­ными кос­мами; еще через минуту вслед за ней появился боль­шой Серый Волк. Пона­чалу Егор шмыг­нул в траву, но так ему стало жалко Машу и он решил: «Ну, была не была. Кто ста­рое помя­нет — тому глаз вон».

Через секунду он ока­зался перед вол­ком: «Сто­ять! Не видишь, девочка домой спе­шит». Тот встал как вко­пан­ный,— такой наг­ло­сти Волк ни от кого не ожи­дал. Он насто­ро­жился и стал огля­ды­ваться по сторонам.

- Я здесь,— Егор под­бо­че­нился. Голос доно­сился откуда-то снизу, и Волк опу­стил глаза. Уви­дев Егора, он пере­вел дух, как-то хитро заулы­бался и спросил:

- И кто же этот пер­со­наж, такой малень­кий, но такой смелый?

- Мухо­мор,— отве­тил Егор в свою очередь.

- Мухо­мор?… — волк заду­мался,— не‑а, таких не знаю. Ты новень­кий, что ли?

- Ага.

- Егор обер­нулся — Маша уже скры­лась из виду. Волк тоже обра­тил вни­ма­ние на то, что от его обеда и след простыл.

- Ушла,— про­из­нес волк.

- Убе­жала,— усмех­нув­шись, попра­вил Егор.

- Теперь это уже неважно… А что ты раду­ешься? При­дется мне тебя съесть, Мухо…, Муха…

- Мухо­мор,— Егор снова попра­вил Волка.

- Я знаю.

- Ну что ж, попро­буй,— и Егорка сам поди­вился своей сме­ло­стью. Волк рас­крыл огром­ную пасть.

- У‑у, при­я­тель, да у тебя — кариес!

- Я тебе не при­я­тель,— про­це­дил Волк и бро­сился на гриб.

Егор мет­нулся в траву, Волк — за ним, Егор в кусты — Волк не отстает, Егор на дерево — Волк на дерево…

- Но волки не лазают по дере­вьям,— заме­тил Егор.

- Точно,— согла­сился Волк и слез.— И ты тоже, слышь, как тебя там, слезай.

- Не‑а.

Егор дер­жался за тонень­кую веточку.

— Сле­зай, хуже будет.

Тут, как и пола­га­лось, веточка обло­ми­лась, Волк рас­крыл пасть, и Егор уго­дил прямо по месту назначения.

- Тьфу, ну и гадость! — завыл волк, выплю­нув Егора.

- Ну, не очень-то и гадость,— Егор немного оби­делся. Вдруг Волку свело челю­сти, скулы, морду и голову, и он как ужа­лен­ный бро­сился нау­тек (с тех пор его никто в лесу и не видел).

- Я пре­ду­пре­ждал, со мной шутки плохи,—добавил напо­сле­док малень­кий побе­ди­тель и побрел домой зали­зы­вать раны.

Слухи о герое-Мухо­море раз­нес­лись по лесу с кос­ми­че­ской ско­ро­стью и дошли до лосей, кото­рые разом пове­се­лели. Ока­за­лось, что они лечатся мухо­мо­рами и все это время искали такого вот док­тора, как наш Егор. И было совсем не важно то, что Маша на «пятачке» рас­ска­зы­вала ребя­там, как ловко она пере­хит­рила Волка (все равно ей никто не верил). Важно как раз было то, что теперь Егор поль­зо­вался все­об­щим ува­же­нием и почи­та­нием у лес­ной бра­тии. И теперь он не выстав­лялся напо­каз, не хва­стался, а с удо­воль­ствием помо­гал лосям, кото­рые ста­дами сбе­га­лись к сво­ему лес­ному док­тору — кто под­ле­читься, а кто так для про­фи­лак­тики. А волки теперь не оби­жают малень­ких дево­чек и еще долго будут обхо­дить это место за версту.

Вопросы для обсуждения

Почему Мухо­мор думал, что он никому не нужен? О каких своих каче­ствах Мухо­мор не знал, пока не попал в пере­дрягу с Волком?

Согла­сен ли ты с тем, что у каж­дого чело­века есть уни­каль­ные каче­ства, при­су­щие только ему? А у тебя они есть?

  1. Сказ о том, как Штир­ли­цев свой страх победил

Воз­раст: 10–15лет.

Направ­лен­ность: Страхи раз­лич­ного харак­тера, неуве­рен­ность, тре­вож­ность, общая боязливость.

Клю­че­вая фраза: «Страшно!»

В отча­я­нии Штир­ли­цев схва­тил Бази­лио и, надев рюк­зак, крепко при­жал кота к себе, словно наде­ясь, что он помо­жет. Как вдруг…

— Что ты меня хватаешь?!

Голос был тон­кий и выра­жал край­нее недо­воль­ство. Штир­ли­цев удив­ленно огля­делся. Улица была по-преж­нему пуста, никого вокруг. Зеле­ные глаза Бази­лио смот­рели на него возмущенно.

— Отпу­сти меня! Поспать не дал, так хоть не хва­тай,— с тем же недо­воль­ством повто­рил голос.

Теперь Штир­ли­цев ясно понял, что это ска­зал Бази­лио, сидев­ший у него на руках. Штир­ли­цев недо­уменно отпу­стил кота.

- Заго­во­ришь тут от вас,— уже смяг­ча­ясь, но все еще оби­женно про­вор­чал кот, умы­вая лап­ками мор­дочку. Оза­да­чен­ный всем этим, Штир­ли­цев опу­стился на землю. Васька сел рядом. Так про­шло 2, 3, 5, может быть, больше минут. Апол­лон посмот­рел на часы. Через 3 минуты он дол­жен сидеть за пар­той и писать чет­верт­ную кон­троль­ную. Он успел бы дойти до школы, если бы не эта собака, чей лай опять стал слы­шен. Штир­ли­цев чуть не запла­кал от безыс­ход­но­сти. Он не знал, что делать.

- Так и будешь сидеть здесь из-за этой псины до ночи? У тебя же кон­троль­ная,— про­дол­жая умы­ваться, ска­зал кот.

Штир­ли­цев под­нял на него глаза.

- А что мне делать? Вон как она зло лает, слышишь?

- Слышу. Но ты же не соби­ра­ешься про­пу­стить из-за нее кон­троль­ную, к кото­рой так долго гото­вился? Штир­ли­цев в отча­я­нии вско­чил на ноги и снова сел на землю, обхва­тив голову руками.

- Ну что же делать теперь?!

- Вна­чале успо­койся. Про­сто пройди мимо, как ходишь все­гда. Она тебя не тро­нет. А страх — он хуже смерти,— не остав­ляя сво­его заня­тия, посо­ве­то­вал Базилио.

- Ну да, она зна­ешь какая злю­щая! Я боюсь,— ска­зал Аполлон.

- Раз боишься — сиди здесь и про­пус­кай кон­троль­ную. Или иди домой и вообще не ходи в школу,— рав­но­душно ска­зал кот.

- Нет, что ты, нельзя. Как я могу про­пу­стить чет­верт­ную контрольную?!

- Тогда иди и не бойся.— Бази­лио, устав от раз­го­вора, уже начал мыть лапки.

- Но я боюсь,— ска­зал Штирлицев.

- Тогда сиди здесь или иди домой.

Школа была совсем рядом. Штир­ли­цев и Бази­лио слы­шали как про­зве­нел зво­нок на урок. Весь класс, навер­ное, уже сел за парты, при­го­то­вил тет­ради и ручки, а учи­тель напи­сал на доске задание.

Отча­я­нию Штир­ли­цева не было пре­дела. Не было в тот момент на Земле чело­века, более несчаст­ного, чем он. На глаза маль­чика навер­ну­лись слезы.

- Сле­зами делу не помо­жешь,— ска­зал Васька.

- Слу­шай, Вася, а может быть вме­сте прой­дем мимо собаки, а? — умо­ля­юще попро­сил Штирлицев.

- Нет, и не проси даже. Я тебе, конечно, друг, но об этом даже не проси. Я этих псов на дух не пере­ношу. Мне в апреле ротвел­лер с улицы Карла Маркса клок шер­сти прямо с затылка выдрал. И вообще… Так что иди один. Глав­ное — не бойся. Все будет в порядке. Страх — он хуже смерти. А я к тебе вече­ром зайду, кефир­чика выпьем.

Бед­няге Штир­ли­цеву ничего не оста­ва­лось больше делать. Он встал, взял рюк­зак и мел­кими шаж­ками напра­вился к школе. Вскоре он заме­тил собаку. Она лежала на при­выч­ном месте, грызя какую-то кость. «Загрызла, навер­ное, про­хо­жего какого-то»,— поду­мал в ужасе Апол­лон. Он оста­но­вился как вко­пан­ный. Завидя его, собака, как обычно, вско­чила и угро­жа­юще зары­чала. Штир­ли­цев ото­шел было на несколько шаж­ков назад, но затем сде­лал несколько круп­ных шагов навстречу собаке. Он шел все быст­рее и быст­рее, а в голове сту­чали слова Бази­лио: «Глав­ное — не бойся, глав­ное — не бойся, глав­ное — не бойся!»

Так неза­метно для самого себя он про­шел мимо собаки! Уже почти подойдя к школе, он словно очнулся от сна

— так велико было его напря­же­ние. Штир­ли­цев огля­нулся — собака спо­койно лежала и грызла кость. Она не тро­нула его. Она даже не обра­тила на него внимания.

«Страх — хуже смерти»,— вспом­нил Штир­ли­цев слова кота Васьки через сорок минут, сда­вая выпол­нен­ную кон­троль­ную работу.

Вопросы для обсуждения

Чем Бази­лио помог Штирлицеву?

Почему собака не бро­си­лась на Штирлицева?

Какой был выбор у Штир­ли­цева, когда он гово­рил с Базилио?

Какой бы выбор сде­лал ты?

В твоей жизни встре­ча­лись ситу­а­ции, когда тебе нужно было делать выбор, похо­жий на выбор Штирлицева?

65.Сказка о Дрюпе Дрюпкине

Воз­раст: 10–15лет.

Направ­лен­ность: Недо­ста­ток само­кон­троля и про­из­воль­но­сти. Неор­га­ни­зо­ван­ность. Недо­ста­ток рефлек­сии и осо­зна­ва­ния сво­его пове­де­ния. Общее развитие.

Клю­че­вая фраза: «А мне все равно!»

В дале­кой-дале­кой Сол­неч­ной системе, на дале­кой-дале­кой пла­нете Земля в одном дале­ком и боль­шом городе жил Дрюпа Дрюп­кин. Как жил? Да по-раз­ному. Но счи­тал он себя не очень счаст­ли­вым, потому что слиш­ком часто с ним что-то нехо­ро­шее само собой слу­ча­лось. То в сто­ло­вой его люби­мый суп из цвет­ной капу­сты про­льется, то на люби­мом уроке гео­гра­фии люби­мая учи­тель­ница «три» поста­вит, то люби­мый друг Пустель Пуп­кин с ним пору­га­ется. А то как-то про­сто сидел Дрюпа на стуле в своей ком­нате, про­сто сидел — и сва­лился на пол, да так больно, что искры из глаз посы­па­лись. Только открыл Дрюпа глаза, как голо­сок чей-то услышал:

-И не надо­ело тебе, Дрю­пон, так жить?

-Ты кто?— испу­гался Дрюпа.

-Я — твоя шишка,— про­пи­щал голо­сок. Под­ско­чил Дрюпа к зер­калу: синяк под гла­зом, цара­пина на шее и такой шишак на затылке,— но дей­стви­тельно глаз­ками подмигивает.

-Тебе надо изме­ниться, Дрюпыч!

-Да, я уж изме­нился, куда больше, уви­дишь в тем­ноте — испу­га­ешься,— вздох­нул Дрюпа.

-Нет, Дрюпа, не так. Тебе нужно почаще выпол­нять Уроки Жизни.

-Да у меня и так жизни нет от школь­ных уроков.

-Слу­шай меня, Дрюп­кин. Слу­шай и бла­го­дари. Тебе нужно учиться у непри­ят­ных, труд­ных ситу­а­ций. Тогда сразу поум­не­ешь, а иначе скоро из Дрюпы тебя пере­име­нуют в Боль­шого Шишака.

Дрюпа от такого нахаль­ства соб­ствен­ной шишки дар речи поте­рял, а когда нашел — шишки уже не было. И синяка под гла­зом и цара­пины на шее.

Но появился зато рез­вый млад­ший брат Купер-пер­сик. И не про­сто появился, а тут же Дрюп­кину ручку сло­мал. Хотел Дрюпа ему дви­нуть, но оста­но­вился. Может на Купер-пер­сике жизни поучиться? Поси­дел и поду­мал: «А может, пожа­леть Пер­сика для раз­но­об­ра­зия?». Тут мама при­шла с работы — и как все­гда с пре­тен­зи­ями: «Собаку не выгу­лял. Купера оби­жал». Хотел Дрюпа как все­гда оби­деться, а потом поду­мал: «Может быть жизни поучиться и попро­бо­вать понять маму?»

Не хочется длинно рас­ска­зы­вать о Дрюпе — ты ведь и так уже все понял. Понра­ви­лось Дрюпе выпол­нять Уроки Жизни, понра­ви­лось ему изме­нять себя. Ну и жизнь его, конечно изме­ни­лась к луч­шему. Какой она стала? Это ты тоже лучше меня зна­ешь, какой должна быть жизнь у пяти­класс­ника, чтобы он чув­ство­вал себя счаст­ли­вым. А каким стал Дрюпа, когда вырос, когда школу кон­чил — это ты мне сей­час и расскажешь.

Вопросы для обсуждения

Каким стал Дрюпа, когда вырос? Почему?

Что такое Уроки Жизни?

Чему можно научиться у непри­ят­ных и труд­ных ситу­а­ций? При­веди при­мер из своей жизни? Чему у них научился Дрюпа?

  1. Исто­рия о слав­ном Учмаге, учи­теле его Магуче и бед­ном, но выле­чен­ном Аэроплане

Воз­раст: 10–15 лет.

Направ­лен­ность: Труд­но­сти в учебе, вызван­ные неор­га­ни­зо­ван­но­стью, неуме­нием опре­де­ле­ния целей. Ана­ло­гич­ные про­блемы в повсе­днев­ной жизни.

Клю­че­вая фраза: «Ой, опять у меня ничего не вышло!»

«Жил-был маль­чик и ходил он в школу, но не в обык­но­вен­ную, а в вол­шеб­ную. Учился он чудес­ным нау­кам у вели­кого старца Магуча (маг-учи­тель) и звался за то Учма­гом (уче­ник мага). Вот как про­ис­хо­дило это Уче­ние. К Магучу при­хо­дили боль­ные живот­ные, бед­ные несчаст­ные люди и рас­те­ния, вся­кая лета­ю­щая, пол­за­ю­щая и пла­ва­ю­щая жив­ность и даже ино­гда вся­кие пред­меты: столы, сту­лья; при­ле­тали даже пла­неты и лета­ю­щие корабли из дру­гих Галак­тик. Ста­рец помо­гал всем потому, что зна­ю­щим, доб­рым и спра­вед­ли­вым был Магуч… Учмаг был умным маль­чи­ком. Наблю­дая за учи­те­лем, он запо­ми­нал все закли­на­ния,— ведь у него было доб­рое сердце, пол­ное жела­ния помочь всему миру. Он часто думал о том, что так про­сто тво­рить чудеса, если зна­ешь все пра­вила и законы чудес­ного. Ему так хоте­лось пока­зать учи­телю, что он может сде­лать не хуже, а может быть даже лучше. При каж­дом при­еме Магуча он в нетер­пе­нии про­сил у учи­теля поз­во­ле­ния попро­бо­вать. И вот нако­нец, для Учмага насту­пил заме­ча­тель­ный день. Ста­рец ска­зал ему: «Ты познал много зако­нов и пра­вил вол­шеб­ства. У тебя доб­рая душа и хоро­шая память. Ты хочешь и можешь делать доб­рые дела. Сей­час ты попро­бу­ешь свое мастер­ство на деле». И он при­вел оче­ред­ного посетителя.

Им ока­зался бед­ный Аэро­план. Он пла­кал и махал только одним метал­ли­че­ским кры­лом в знак при­вет­ствия. Вме­сто дру­гого крыла у него было зеле­ное дерево. Оно пла­кало тоже, ему хоте­лось в землю, а аэро­план не мог летать, хотя ему так хоте­лось в небо. «Вот к чему при­во­дит нера­ди­вое уче­ние,— ска­зал, вздох­нув, Магуч.—Это сде­лал пер­вый мой уче­ник — Горе­маг, а ты вто­рой и послед­ний. Ему не дава­лось уче­ние. И, под­дав­шись сво­ему недоб­рому сердцу и малому уму, он стал лишь пако­стить. Но ты хоро­ший уче­ник. Я даю тебе три попытки.

С каж­дой неудач­ной попыт­кой Аэро­план все более будет ста­но­виться дере­вом, кото­рое будет несчастно без люби­мой земли. Дерзай!»

Но Учмаг уже давно не слы­шал слов Магуча. Он был весь в нетер­пе­нии, он желал помочь Аэро­плану и дереву. Он понял, что пом­нит закли­на­ние, и бро­сился к Аэро­плану. Вдруг вокруг Аэро­плана и Учмага выросла камен­ная стена, и Учмаг понял, что не смо­жет сде­лать добро — ведь он забыл там, за сте­ной, вол­шеб­ный поро­шок и волос Магуча. В то время, как вто­рое крыло Аэро­плана пре­вра­ти­лось в дерево, Учмаг уви­дел на стене слова «СРЕДСТВА И СПОСОБЫ».

— Да,— ска­зал Магуч,— пер­вая попытка не уда­лась. У тебя была и есть цель, но ты забыл о сред­ствах и спо­со­бах ее дости­же­ния». Стена исчезла. Маль­чик рас­стро­ился, но ведь ста­рец учил его не сда­ваться Неуда­чам — вест­ни­кам пора­же­ния и беды. Он схва­тил волос Магуча, вол­шеб­ную палочку и вол­шеб­ный поро­шок и под­бе­жал к Аэро­плану-дереву. И тут вокруг них встала стена. Учмаг понял, что и на этот раз он не помо­жет. Ведь он дол­жен был за пять шагов до Аэро­плана сжечь при помощи вол­шеб­ной палочки волос старца. Он вспом­нил об этом как о спо­собе дости­же­ния цели, но не при­ме­нил. Слыша рыда­ния дерева, тяну­ще­гося к земле, и плач Аэро­плана, рву­ще­гося в небо, Учмаг уви­дел на стене слово «ПЛАН».

Вто­рая попытка не уда­лась тоже,— ска­зал Магуч.— Ты не соста­вил план дей­ствий, зная спо­собы и имея сред­ства. У тебя оста­лось послед­няя попытка. Если ты и на этот раз не достиг­нешь само­сто­я­тельно цели, то сде­ла­ешь несчаст­ными и Аэро­план и Дерево: ведь полу­чится раз­рос­ше­еся дерево с голо­вой горе­мыч­ного Аэроплана».

Учмаг был очень рас­строен, он чуть не пла­кал, видя стра­да­ния бед­ных существ. Боль­нее всего было то, что он не может сде­лать доб­рое дело, хотя у него есть все необ­хо­ди­мое. Побо­ров страх перед неуда­чей (ведь он был храб­рым и целе­устрем­лен­ным), Учмаг в тре­тий раз поста­рался сде­лать все для осу­ществ­ле­ния замысла — помочь Аэро­плану. Вспом­нив и собрав все сред­ства, опре­де­лив спо­собы и соста­вив план, маль­чик с радо­стью подо­шел к Аэро­плану, пред­ва­ри­тельно (за пять шагов) не забыв сжечь волос, и начал кол­до­вать. Учмаг был уве­рен в резуль­тате, ведь он сде­лал все так, как делал его муд­рый учи­тель (не спеша и тол­ково). И вот, нако­нец, счаст­ли­вый Аэро­план взмыл в небо, а Дерево соеди­ни­лось с зем­лей, мило улы­ба­ясь. Они были очень благодарны.

Улы­бался и Магуч. Ведь это он вырас­тил такого смыш­ле­ного маль­чика — мага. Но больше всех был счаст­лив сам Учмаг. Ведь это было его пер­вое доб­рое дело, кото­рое он сде­лал САМ. Этот серьез­ный урок он запом­нил на всю жизнь.

«ЦЕЛЬ — СПОСОБ, СРЕДСТВО — ПЛАН, ДЕЛО — И ЗДОРОВ АЭРОПЛАН!»

Так любил повто­рять и напе­вать про себя Учмаг. Зная много закли­на­ний и это глав­ное пра­вило, он сде­лал много доб­рых дел и сам стал муд­рым Магу­чем. Своим уче­ни­кам он повто­ряет: «ЦЕЛЬ — СПОСОБ, СРЕДСТВО — ПЛАН — ДЕЛ ДОБРЕЙШИХ КАРАВАН».

Жил он долго и счаст­ливо, делая со сво­ими уче­ни­ками доб­рые дела, и зла на свете ста­но­ви­лось все меньше».

Вопросы для обсуждения

Почему пер­вая и вто­рая попытка Учмага выле­чить Аэро­план закон­чи­лись неуда­чей? Какая черта харак­тера Учмага поме­шала ему спра­виться сразу?

Почему тре­тья попытка ока­за­лась успеш­ной? В чем смысл глав­ного пра­вила Учмага-Магуча? При­веди при­мер его воз­мож­ного при­ме­не­ния в твоей жизни.

  1. Бурин, или Когда ребе­нок ста­но­вится взрослым?

Воз­раст: 11–16 лет.

Направ­лен­ность: Реше­ние про­блем, вызван­ных под­рост­ко­вым кризисом.

Клю­че­вая фраза: «Я уже взрослый!»

Дав­ным-давно, когда даже Время было еще моло­дым, жил в одной дере­вушке у моря бед­ный рыбак. Жил он в вет­хой хижине на самом краю деревни и все его иму­ще­ство состав­ляли коте­лок, невод да лодка. Одна­жды во время весен­них штор­мов сидел Рыбак на пороге своей хижины и чинил невод. Вдруг слы­шит: то ли ребе­нок пла­чет, то ли кошка мяу­кает. Глядь — плы­вет по морю кор­зинка, а из нее раз­да­ются тихие звуки — плач-мяу­ка­нье. Забро­сил Рыбак невод и выта­щил кор­зину на берег: а там мла­де­нец да кошка. Пожа­лел Рыбак ребенка и взял его к себе вме­сте с кош­кой, а назвал Бури­ном — в честь бури, что его принесла.

Бурин рос не по дням, а по часам. К концу штор­мов научился лепе­тать и пол­зать, когда листочки пер­вые рас­пу­сти­лись — уже ходил во всю, а к лету и совсем в помощ­ника вырос: и невод чинил, и лодку смо­лил, и обед варил. Да и кошка тоже была не про­стая — гово­рила чело­ве­че­ским язы­ком и о ребенке будто мать род­ная забо­ти­лась: то его умоет языч­ком, то лап­кой рыбки почистит.

Про­шло лето, насту­пила осень. Небо заво­локли тяже­лые серые тучи, сви­ре­пый ветер под­ни­мал на море огром­ные волны, а от про­мозг­лого холода и вовсе было негде укрыться. Понял тогда Рыбак, что его невод да лодка не про­кор­мят двоих. Позвал к себе послуш­ного Бурина и гово­рит ему:

- Теперь ты уже почти взрос­лый, мне тебя кор­мить нечем. Иди в мир, ищи свое сча­стье. Испу­гался Бурин, запла­кал, а Рыбак говорит:

- Не плачь, ты уже не маленький.

И понял тогда Бурин, что больше не надо будет ему делать гряз­ную работу, обра­до­вался в глу­бине души и, хотя было ему очень страшно, поса­дил кошку на плечо и ушел из дома Рыбака.

Чем дальше он шел, тем меньше боялся, тем больше радо­вался сво­боде. Кошка грела плечи, сквозь тучи выгля­нуло солнце и пустын­ные пес­ча­ные дюны сме­ни­лись раз­но­цвет­ным осен­ним лесом. Про­го­ло­дался Бурин и нагнулся за гри­бом, а кошка ему:

— Не ешь эти грибы, малень­кий, а то живо­тик заболит.

Но Бурин кошку не послу­шал и съел грибы. Идет он дальше, а радо­сти его поуба­ви­лось — что-то уж очень тяже­лой стала кошка. Захо­те­лось Бурину пить, нагнулся он к ручейку с про­зрач­ной водой, а кошка ему:

— Не пей, малень­кий, гор­лышко заболит.

Но Бурин кошку не послу­шал и выпил воды. И почув­ство­вал тут Бурин — будто коша­чьи когти впи­лись ему в шею. Сса­дил он кошку на землю, а она ему:

— Вот какой ты злой стал: хочешь, чтобы я себе все лапки стерла, хво­стик замочила.

Пошел Бурин дальше по тро­пинке, а кошка за ним — да где ей угнаться. Вышел он на полянку, а там шатер пре­крас­ный рас­ки­нут, а перед шатром Дама на подуш­ках сидит. Улы­ба­ется Дама Бурину и говорит:

— Здрав­ствуй, рыцарь!

Зарделся Бурин, что его, почти ребенка, такая Дама рыца­рем назвала. А Дама манит его к себе на подушки паль­чи­ком и томно-томно гово­рит: «Али ты боишься меня?».

Чтобы он, Бурин, почти взрос­лый рыцарь, и испу­гался? Вот еще! Сел рядом. Дама ему кубок про­тя­ги­вает, улыбается:

— Или ты еще маленький?

И тут на поляну выбе­гает Кошка и кричит:

— Да что ты, разве можно?

Разо­злился тут Бурин: «Да что я, малень­кий?! Не нужны мне кошки вся­кие. Уби­райся, рыбо­едка обо­дран­ная». Запла­кала тут кошка, потерла мор­дочку лап­кой, ушла в лес. А Дама Бурина за собой в шатер зовет и сме­ется весело так. Зашел за ней Бурин и там, в теп­лой тем­ноте шатра вдруг обна­ру­жил, что не Дама рядом с ним, а жут­кая ста­рая ведьма. Ведьма кос­ну­лась Бурина губами — и покрыл его камен­ный пан­цирь. Страшно стало Бурину, но от без­вы­ход­но­сти поло­же­ния он взял и заснул. И при­снился ему стран­ный сон. При­сни­лось ему, что он раб и выпол­няет всю самую гряз­ную работу, покор­ный и всем доволь­ный, сытый и в тепле у короля, кото­рым ока­зался Рыбак, оде­тый в ман­тию. Но к Бурину подо­шел шут и гово­рит: «Кто-то счи­тает сна­чала, а ты начни с конца». И шут уже не про­сто шут, А Бурин-шут. И стал Бурин всех под­ряд пере­драз­ни­вать — делать все наобо­рот: вме­сто «да» — «нет», вме­сто «белый» — «чер­ный», и ходит на руках, а не ногах, чтобы кто не поду­мал, что он раб. И подо­шел к нему Рыбак-король и под­вел девушку-прин­цессу, пре­крас­ную как заря, и гово­рит: «Кто послед­ний, тот вто­рой, а кто вто­рой, тот пер­вый». И нет Рыбака-короля, а есть Бурин-король. И про­тя­нул Бурин руки к прин­цессе, но та узнала, что он кошку про­гнал, рас­хо­хо­та­лась ему в лицо и убежала.

Стал Бурин ста­рым, и не с кем ему было сло­вом пере­мол­виться. И так ему стало стыдно, что он кошку про­гнал, что в ту же минуту Бурин проснулся, уперся руками в камен­ные стенки и поло­мал их. Не было больше на поляне ни шатра, ни поду­шек. Только поганки вме­сто травы да жут­кие мерт­вые дере­вья вме­сто весе­лого осен­него леса. Пошел Бурин Кошку искать и нашел — только она уже в камен­ную пре­вра­ти­лась. Запла­кал тут Бурин, упали его сле­зинки на камень и рас­то­пили его. Бурин и Кошка обня­лись, а Кошка и говорит:

— Про­сти меня, Бурин, я все думала, что ты коте­но­чек, а ты почти взрос­лый кот. Я теперь тебя учить не буду, буду тебе про­сто шею греть.

А Бурин ей:

— Я хоть и взрос­лый, да знаю еще мало, может, я тебя слу­шаться и не буду больше, но слу­шать буду все­гда. И так им было вме­сте хорошо и радостно, что пошли они куда глаза гля­дят. Лес вокруг ста­но­вился все страш­нее и гуще. А лес этот был вол­шеб­ный: тот, кто попа­дал туда, терял не только путь, но и самого себя. Кошка заснула на пле­чах у Бурина, а он все шел и шел, и не знал больше, то ли он силь­ный, то ли сла­бый, то ли взрос­лый, то ли малень­кий, то ли сме­лый, то ли нет. Он звал и сам себе отве­чал из-за дерева и не пом­нил уже даже сво­его имени. Вышел Бурин к раз­вилке дорожки и ска­зал: «Я сме­лый» — и стал лес чуть-чуть свет­лее, потом еще: «Я силь­ный» — и поре­дел лес еще больше,— и так до тех пор, пока не вспом­нил: «Я Бурин» — и вышел к берегу моря. А там замок стоит, до того пре­крас­ный, что гла­зам больно, а вокруг замка город — и все в тра­уре. Подо­шел Бурин к замку и спра­ши­вает у одного страж­ника: «Почему в городе траур?», а тот рас­ска­зал ему: «Про­шлой вес­ной появился у нас в округе страш­ный дра­кон, сна­чала он еще малень­кий был — никого не бес­по­коил, но за лето вырос и стал все кру­шить. А недавно послал нашему королю угрозу: либо тот отдаст ему свою дочь Зорюшку, либо он весь город спа­лит. Тогда король пове­лел объ­явить, что тому смель­чаку, кото­рый побе­дит дра­кона, отдаст в жены прин­цессу и все коро­лев­ство в наслед­ство. Но никому было не под силу побе­дить дра­кона. Всех рыца­рей он уни­что­жил. А сего­дня как раз день выплаты дани». «Какой он, дра­кон?» — спро­сил Бурин. «Он сла­бый и трус­ли­вый, без формы и имени, напа­дет все­гда сзади и уби­вает огнем своей злобы и зави­сти»,— отве­тил стражник.

Оста­вил тогда Бурин кошку на попе­че­ние страж­ника и пошел искать дра­кона. Вошел он в пещеру у моря, а там зер­кал видимо-неви­димо и все такие мел­кие, что ни в одном сво­его отра­же­ния не уви­дишь. И вдруг неожи­данно на Бурина сзади напал дра­кон, но Бурин увер­нулся, и стали они бороться. И никак один дру­гого одо­леть не может — Бурин чув­ствует себя силь­нее — и сила дра­кона воз­рас­тает, сла­бее Бурин, сла­бее и дра­кон. Вдруг их глаза встре­ти­лись, и уви­дел Бурин в дра­коне что-то зна­ко­мое. Отшат­нулся Бурин и спра­ши­вает: «Кто ты?», а дра­кон ему в ответ: «Я родился в тот же день, что и ты, от той же матери и того же отца, я — это ты, а ты — это яия тебя не боюсь. Я не буду больше с тобой драться, а приму тебя в себя и там, в моей душе, ты станешь

руч­ным». И только Бурин это ска­зал, как и дра­кон, и пещера исчезли, лишь оже­ре­лье из дра­ко­ньих ког­тей на песке лежит да ручеек из земли бьет, а в воде Бурин отра­жа­ется. Взял Бурин оже­ре­лье и пошел к королю. Король его встре­тил как род­ного сына и отдал ему в жены свою дочь. И Бурин полю­бил короля как род­ного отца. А был тот король, надо ска­зать, муд­рей­шим из муд­рых, силь­ней­шим из силь­ных и храб­рей­шим из храб­рых. Таким и Бурин стал со вре­ме­нем. И тогда отдал ему король свою корону, свой трон и свое цар­ство и ушел рыбачить.

И что за удо­воль­ствие было смот­реть, как сидит король Бурин в короне на троне, по левую руку коро­лева — жена-кра­са­вица, по дру­гую руку кошка-мать. Сидит, коро­лев­ством пра­вит, да так пра­вит — лучше и не надо и быть не может.

Вопросы для обсуждения

Обсуж­де­ние сказки про­во­дится без кон­крет­ных вопро­сов в форме сво­бод­ной дис­кус­сии на тему: когда ребе­нок ста­но­вится взрос­лым? Что зна­чит быть взрослым?

  1. День испы­та­ний

Воз­раст: 11–16 лет.

Направ­лен­ность: Труд­но­сти в учебе, свя­зан­ные с невни­ма­тель­но­стью, тороп­ли­во­стью, неуме­нием сосре­до­то­читься. Боязнь экза­ме­нов, кон­троль­ных и т. п.

Клю­че­вая фраза: «Сей­час, я все быстро!»

Хочешь, я рас­скажу тебе одну исто­рию? Садись поудоб­нее, так как нам пред­стоит путе­ше­ствие в дале­кую страну, где жил маль­чик, чем-то похо­жий на тебя. А был этот маль­чик индей­цем и жил в лесу вме­сте со своим пле­ме­нем. Все муж­чины этого пле­мени были очень хоро­шими охот­ни­ками и у пле­мени нико­гда не было труд­но­стей с пищей. Но быть хоро­шим охот­ни­ком очень сложно. Для этого надо уметь читать следы, ловка метать копье, заме­чать каж­дую мелочь, кото­рая может при­ве­сти к спря­тав­ше­муся зверю. Научиться всему этому было не так уж про­сто, поэтому в пле­мени был обы­чай, по кото­рому все дети должны были с ран­него воз­раста обу­чаться мастер­ству охоты. Их настав­ни­ком был самый ста­рый и самый опыт­ный охот­ник. Он уже не мог охо­титься сам и поэтому зани­мался под­го­тов­кой молодых.

И вот, когда при­шла пора, герой нашего рас­сказа тоже пошел учиться. Он был умным маль­чи­ком и легко схва­ты­вал все, но ино­гда слиш­ком торо­пился. Ему каза­лось, что все слиш­ком про­сто и понятно и даже не тре­бу­ется подробно выслу­ши­вать все объ­яс­не­ния. Поэтому он частенько убе­гал с урока еще до того как учи­тель закан­чи­вал рас­сказ — ведь маль­чику каза­лось, что он и так все знает. Если учи­тель делал ему заме­ча­ние по поводу невни­ма­ния, маль­чик счи­тал, что к нему про­сто придираются.

Когда дети под­рас­тали, при­хо­дила пора им начи­нать помо­гать взрос­лым, а зна­чит, при­ни­мать уча­стие в общей охоте. Но стать насто­я­щим охот­ни­ком мог только тот, кто дей­стви­тельно познал все тайны леса. Как же узнать это? Тебе, конечно, известно, что и у нас в шко­лах, чтобы дока­зать, что ты дей­стви­тельно что-то зна­ешь и можешь всту­пать во взрос­лую жизнь, тебе обя­за­тельно нужно сдать экза­мены. Так вот и в пле­мени, где жил наш маль­чик, суще­ство­вало что-то напо­до­бие экза­ме­нов. Все племя соби­ра­лось на спе­ци­аль­ный празд­ник, и дети должны были на гла­зах у всех пройти ряд испы­та­ний и пока­зать все, чему они научи­лись. Надо ска­зать, что пра­вила сдачи этого экза­мена были очень стро­гие. Дикий лес нико­гда не шутит, и если ты чего-то не зна­ешь, потому что про­пу­стил урок или плохо его выслу­шал, такая ошибка может сто­ить жизни тебе или тво­ему това­рищу, кото­рый пона­де­ется на тебя. Поэтому если моло­дой охот­ник не сда­вал экза­мен, то он лишался права быть охот­ни­ком, и когда все муж­чины отправ­ля­лись на охоту, он дол­жен был оста­ваться в лагере и помо­гать по дому жен­щи­нам и старикам.

Итак, настал день испы­та­ний для нашего маль­чика. Он встал очень рано, так как ему не тер­пе­лось поско­рее пройти все испы­та­ния и стать насто­я­щим охот­ни­ком. Утро этого дня было про­сто заме­ча­тель­ным. Когда маль­чик вышел из сво­его виг­вама (так назы­ва­ются спе­ци­аль­ные, похо­жие на шалаши, кожа­ные палатки, в кото­рых живут индейцы), то он уви­дел, что солнце еще только встает. Край неба окра­сился в розо­вый цвет и сумрак ночи уже отсту­пал. Маль­чик сде­лал глу­бо­кий вдох и запах утрен­него леса при­ятно заще­ко­тал ему ноздри. Лег­кий вете­рок при­нес про­хладу еще спя­щего леса. Маль­чик потя­нулся и в этот момент услы­шал при­глу­шен­ный стук бара­ба­нов. Это было начало празд­ника. Вскоре все племя собра­лось на боль­шой поляне, и испы­та­ния нача­лись. Я уже гово­рила, что зада­ния были не про­стые и буду­щим охот­ни­кам надо было пока­зать все, что они умеют, и исполь­зо­вать все полу­чен­ные зна­ния. Наш маль­чик вовсе не был хуже осталь­ных, а во мно­гом был даже лучше, ведь он был и умным, и силь­ным, и лов­ким, и сме­лым, но у него был один недо­ста­ток: он все­гда очень торо­пился, когда что-то делал, и из-за этого часто был невни­ма­те­лен. Так слу­чи­лось и на этот раз. Выпол­няя зада­ния, он так торо­пился, что допус­кал очень гру­бые ошибки. Напри­мер, когда ему было дано зада­ние отыс­кать по следу лань, то вме­сто того чтобы мед­ленно и осто­рожно рас­пу­ты­вать следы, он бегом помчался по тропе и не только поте­рял следы лани, но и не заме­тил сле­дов пумы, кото­рая, если бы не помощь охот­ни­ков, шед­ших сзади и про­ве­ряв­ших маль­чика, могла разо­рвать его. Дру­гим зада­нием было взо­браться на кру­тую гору и поста­вить на вер­шине палатку. Но маль­чик, как обычно, очень спе­шил. Мало того, что он несколько раз чуть не упал, так как не смот­рел, куда насту­пал, так он еще, взо­брав­шись наверх, обна­ру­жил, что в спешке забыл поло­жить в свой заплеч­ный мешок колья для уста­новки палатки. Его невни­ма­тель­ность поме­шала ему и при выпол­не­нии осталь­ных заданий.

Вече­ром на все­об­щем празд­нике всех маль­чи­ков поздрав­ляли с удач­ным про­хож­де­нием испы­та­ния и оде­вали им на шею кра­си­вые аму­леты, кото­рые были у всех муж­чин пле­мени и помо­гали им во время охоты. Мальчику

же объ­явили, что он не выдер­жал экза­мена и не будет при­ни­мать уча­стие в охоте. Вождь пле­мени ска­зал ему: «Ты не про­шел испы­та­ния и мы не можем рис­ко­вать, беря с собой на охоту нена­деж­ного това­рища. Твоя невни­ма­тель­ность может быть очень опас­ной и навре­дить не только тебе, но и дру­гим». Итак, при­го­вор вождя был суро­вым, но спра­вед­ли­вым,— ведь ему при­хо­ди­лось забо­титься о благе всего пле­мени и охот­ники должны быть уве­рены друг в друге. Но маль­чик его даже не стал дослу­ши­вать. Он побе­жал в лес, чтобы никто не видел, как ему обидно. Он ведь был еще и очень гор­дым маль­чи­ком. Он так и не понял, что было насто­я­щей при­чи­ной его неудачи. Маль­чик решил, что про­сто вождь и дру­гие охот­ники пле­мени спе­ци­ально при­ди­ра­лись к нему. Тогда маль­чик решил любым спо­со­бом дока­зать всем, что он не хуже остальных.

В этом пле­мени была одна легенда. Точ­нее, никто не знал, легенда это или так было на самом деле. В общем, ста­рики рас­ска­зы­вали, что много поко­ле­ний назад в их пле­мени вождем был заме­ча­тель­ный охот­ник. Никто не мог срав­ниться с ним ни в уме, ни в лов­ко­сти, ни в сме­ло­сти. Кроме этого он отли­чался очень хоро­шей памя­тью и сла­вился своей вни­ма­тель­но­стью. Ино­гда он заме­чал то, что не мог заме­тить целый отряд охот­ни­ков. Этот вождь обычно ничего ни делал, не обду­мав тща­тельно реше­ние. Поэтому если он руко­во­дил охо­той, то она обя­за­тельно была удач­ной. Так вот, этот вели­кий вождь был еще и искус­ным масте­ром и изго­тав­ли­вал очень кра­си­вые укра­ше­ния и аму­леты. Одна­жды он сде­лал аму­лет, кото­рый пре­вос­хо­дил по своей кра­соте все, что ему или кому-либо из его пле­мени уда­ва­лось сде­лать. Вождь решил, что этот аму­лет дол­жен носить только вели­кий охот­ник, кото­рый будет равен ему по силе, лов­ко­сти, вни­ма­тель­но­сти и уму. Но как про­ве­рить это? Тогда вели­кий вождь отпра­вился на одну из самых высо­ких и самых кру­тых гор, кото­рая воз­вы­ша­лась побли­зо­сти и, с боль­шим тру­дом взо­брав­шись на ее вер­шину, оста­вил там свой аму­лет. Затем он вер­нулся в деревню и объ­явил, что тот, кто смо­жет найти и при­не­сти этот аму­лет, будет таким же вели­ким охот­ни­ком, как и он сам. Мно­гие опыт­ные воины пыта­лись найти аму­лет, но никому так и не уда­лось это сде­лать. Слиш­ком уж сложно было взо­браться на эту ropy, a если кто и заби­рался, то уж найти на вер­шине аму­лет не мог никто. Эта легенда пере­хо­дила из поко­ле­ния в поко­ле­ние, и мно­гие уже счи­тали, что ника­кого аму­лета не суще­ствует, но наш маль­чик все-таки верил в него. После того как он не про­шел испы­та­ние, он долго бро­дил по лесу и думал о том, что ему сде­лать, чтобы дока­зать всем, каким хоро­шим охот­ни­ком он может быть. И вдруг ему в голову при­шла идея. «А что если я смогу найти этот аму­лет? Может, тогда племя при­мет меня в отряд охот­ни­ков? Да, это един­ствен­ный выход, я пойду и найду его!» — так думал он, направ­ля­ясь прямо к горе. Но неда­ром только неко­то­рые самые луч­шие воины могли взо­браться на эту гору. Уж очень она была высо­кая и почти не имела высту­пов, за кото­рые можно ухва­титься. Дойдя до скалы маль­чик, как обычно, сразу начал караб­каться на нее. Но каж­дый раз падал, под­няв­шись на высоту несколь­ких мет­ров. Слиш­ком поспеш­ными были его дей­ствия. После несколь­ких бес­плод­ных попы­ток маль­чик сел и при­за­ду­мался. «Наверно, я что-то делаю не так. Но дол­жен же быть какой-то дру­гой спо­соб»,— думал он. Маль­чик начал тща­тельно рас­смат­ри­вать скалу, мед­ленно и тща­тельно изу­чая каж­дый ее выступ. И вдруг он уви­дел, что в одном месте выступы встре­ча­ются чаще и обра­зуют какое-то подо­бие лест­ницы, по кото­рой не так уж и сложно взо­браться. «Как же я сразу не заме­тил ее?— уди­вился маль­чик,— а может, это не так уж и плохо — поду­мать перед тем, как делать что-либо?». В тот момент он впер­вые понял, что, может быть, прав был его учи­тель, когда сове­то­вал ему не торопиться.

Итак, он про­дол­жил свой нелег­кий путь. Под­няв­шись до неболь­шой пло­щадки, он решил пере­дох­нуть и уже занес было ногу, чтобы насту­пить на нее, как вдруг услы­шал шипе­ние и уви­дел змею, кото­рая высо­вы­вала язык и изви­ва­лась, бле­стя на солнце своей сталь­ной чешуей. Маль­чик замер и почув­ство­вал, как холод­ные мурашки про­бе­жали по его спине. «Что же мне делать? А ведь учи­тель рас­ска­зы­вал, как себя вести, когда встре­ча­ешь змею. Ах, как жаль, что я тогда убе­жал, не дослу­шав его до конца. Там на поляне все каза­лось таким про­стым и ясным, а что делать теперь?» — думал маль­чик. Но ему повезло и змея, успо­ко­ив­шись, уползла. «Когда я вер­нусь, обя­за­тельно попрошу учи­теля рас­ска­зать мне все заново, и на этот раз я буду слу­шать каж­дое его слово очень вни­ма­тельно, чтобы не про­пу­стить ничего важ­ного» — решил маль­чик и про­дол­жил свой путь. Нако­нец, он добрался до самой вер­шины горы. Вели­ко­леп­ный вид откры­вался оттуда. Зеле­ное поле леса в неко­то­рых местах раз­ре­за­лось голу­быми полос­ками рек и ручьев, а поляны каза­лись лишь неболь­шими жел­тыми пят­ныш­ками. Ветер раз­ве­вал волосы маль­чика. Он очень устал, но пом­нил, зачем он залез на эту скалу. Немного отды­шав­шись, он при­сту­пил к поис­кам аму­лета. Маль­чик несколько раз обе­жал пло­щадку на вер­шине, но ничего не нашел. Тогда он сел и поду­мал. Маль­чик понял, что ему больше ничего не оста­ва­лось, как шаг за шагом иссле­до­вать всю вер­шину еще раз, но по-дру­гому, не так, как он это делал обычно. И маль­чик начал очень мед­ленно и очень тща­тельно рас­смат­ри­вать каж­дый камень, каж­дый пучок травы, каж­дую щель в скале. Вна­чале ему было очень трудно заста­вить себя дей­ство­вать посте­пенно и не торо­пясь, ведь он так при­вык к спешке, но затем ему даже понра­ви­лось. Ведь теперь он видел мно­гое из того, на что раньше про­сто не обра­щал вни­ма­ния. После часа таких поис­ков маль­чик обра­тил вни­ма­ние на один очень стран­ный камень Он был доста­точно боль­шой, глад­кий и навер­ное тяже­лый, но когда на него попа­дал луч солнца, то каза­лось, что он све­тится изнутри каким-то стран­ным жел­то­ва­тым све­том. Маль­чик ухва­тил камень обе­ими руками, нава­лился всей силой, кото­рая только у него была, и пере­вер­нул его. Каково было его удив­ле­ние, когда он уви­дел, что внутри камня было выдолб­лено углуб­ле­ние, в кото­ром свер­кал вели­ко­леп­ный золо­той аму­лет. Радо­сти маль­чика не было пре­дела. Он бережно взял аму­лет и дви­нулся в обрат­ный путь. Шел он не торо­пясь и взве­ши­вал каж­дый шаг. Теперь он знал, что в опас­ном пути мед­ли­тель­ность и нето­роп­ли­вость может быть намного полез­нее спешки. Он был очень удив­лен тем, как много он уви­дел на своем пути того, чего раньше даже не заме­чал. Он нико­гда не обра­щал вни­ма­ние, что на поляне в лесу росли заме­ча­тель­ные жел­тые и голу­бые цветы, а звук жур­ча­щего ручейка на его изгибе был совсем не таким, как в том месте, где он тек прямо, и запах сосны, ока­зы­ва­ется, совсем не похож на запах березы. По дороге обратно в племя маль­чик долго раз­мыш­лял и понял, что во мно­гом он был неправ и вождь пле­мени совсем не хотел его оби­деть. Опас­ное путе­ше­ствие научило маль­чика быть вни­ма­тель­ным, обду­мы­вать и взве­ши­вать свои поступки, пра­вильно оце­ни­вать свои соб­ствен­ные силы. Он понял, что любой совет и объ­яс­не­ние надо обя­за­тельно дослу­ши­вать до конца. Когда маль­чик вер­нулся в деревню, он собрал все племя на боль­шой поляне и перед всеми попро­сил про­ще­ния у вождя и сво­его учи­теля. Он рас­ска­зал, какие труд­но­сти встре­ти­лись на его пути и как много он понял. В конце маль­чик попро­сил, чтобы ему раз­ре­шили еще раз попро­бо­вать пройти испы­та­ние в сле­ду­ю­щем году. Вождь уди­вился его рас­сказу, но пове­рил ему и поз­во­лил попро­бо­вать сдать экза­мен во вто­рой раз. Весь год маль­чик тща­тельно гото­вился. Он был самым вни­ма­тель­ным и тер­пе­ли­вым уче­ни­ком и очень ста­рался. Сле­ду­ю­щим летом маль­чик бле­стяще про­шел испы­та­ние и был при­нят в отряд охот­ни­ков. Когда наш маль­чик вырос, он стал очень опыт­ным охот­ни­ком, и племя выбрало его вождем. А ино­гда, когда ему хоте­лось что-то сде­лать сразу, быстро, не заду­мы­ва­ясь, его золо­той аму­лет напо­ми­нал ему, с какими непри­ят­но­стями в дет­стве ему при­шлось столк­нуть именно из-за его тороп­ли­во­сти и невни­ма­тель­но­сти. Он пра­вил мудро и стал одним из вели­чай­ших вождей пле­мени, о кото­ром было сло­жено мно­же­ство легенд.

Вопросы для обсуждения

Почему у маль­чика не полу­чи­лось спра­виться с зада­ни­ями? Почему он не мог испра­вить ошибки, когда их совер­шал? Почему он все­гда счи­тал, что при­чина его бед — дру­гие? Чему Гора научила маль­чика? Рас­скажи попо­дроб­нее. Чему эта Гора могла бы научить тебя? Чем был необы­чен обрат­ный путь с Горы?

  1. Дет­ская Демо­кра­ти­че­ская Республика

Воз­раст: 9–14 лет.

Направ­лен­ность: Кон­фликты с роди­те­лями, труд­но­сти кон­такта, агрес­сив­ность во взаимоотношениях.

Клю­че­вая фраза: «Надо­ели мне мои предки!»

Жил-был маль­чик по имени Ваня. Были у него и мама, и папа и все, каза­лось, было у него хорошо. Однако Ваня так не думал. — Яне нужен своим роди­те­лям,— рас­суж­дал он.— Как я про­сил пода­рить мне на День Рож­де­ния щеночка, а мама заявила: ковры еще надо купить; и ролики не купили, и не раз­ре­шили смот­реть класс­ный фильм по ящику на про­шлой неделе — ска­зали, что еще малень­кий смот­реть такие фильмы. А на сле­ду­ю­щий день все в классе обсуж­дали, как глав­ный герой спра­вился с тем него­дяем и что геро­иня про­сто отпад и то, что надо, а я уми­рал от стыда, потому что не знал, о чем речь. Обидно! И за пло­хие оценки пилят. А я что, вино­ват, если меня училка по рус­скому не любит. Они гово­рят, что я непу­те­вый. Что бы я не делал, все у меня не так, как у людей. Нет, они меня не любят, я им не нужен!

Так он раз­мыш­лял, сидя в своей ком­нате — отбы­вая нака­за­ние за раз­би­тое двер­ное стекло на кухне. На улице было уже темно и падал пуши­стый сереб­ри­стый снег, покры­вая все и всех мяг­ким белым ков­ром. Ваня сидел на кро­вати и чув­ство­вал себя самым несчаст­ным ребен­ком на свете, кото­рый при­но­сит одни лишь про­блемы. — Я знаю, что делать!

Этот голос раз­дался из тем­ноты и сильно напу­гал Ваню. Он обер­нулся и уви­дел в даль­нем углу ком­наты маль­чика. Он был при­мерно Вани­ного воз­раста, на нем была смеш­ная одежда, из кото­рой он явно давно вырос, и чуд­ной кол­пак на голове. Лицо его было усы­пано мно­же­ством задор­ных коно­пу­шек, а из-под кол­пака тор­чала густая непо­слуш­ная челка.

- Кто ты? — спро­сил Ваня.

- Я… Вообще-то раньше меня звали Дима, но мне больше нра­вится Рэмбо. Он класс­ный, я хочу быть таким, как он.

- А как ты сюда попал?

- Про­сто появился откуда ни возь­мись. Про­сто-таки сва­лился с неба. Там, где я живу, все так появ­ля­ются и исче­зают. Я тут гулял, услы­шал твои груст­ные мысли и решил наве­стить тебя.

Гулял? Так поздно!?

А что такого? Я птица воль­ная — куда хочу, туда лечу. Я тоже раньше, как ты, жил с пред­ками. И они мне вечно гово­рили: делай то, делай се. Надо­ело мне это все это и я теперь живу в сво­бод­ной стране ДДР.

- А что такое ДДР?

- А, это Дет­ская Демо­кра­ти­че­ская Рес­пуб­лика. Там живут только дети. Живут, как им нра­вится, делают, что им нра­вится. Лафа!!!

- А как туда попасть? — с инте­ре­сом спро­сил Ваня.

- Да легко! Я могу пере­не­сти тебя туда. Хочешь?

- Ну‑у, я не знаю…— замялся Ваня.

- Что, боишься, мама с папой зару­гают? — ехидно пере­дер­нул Рэмбо.

- Вот еще! Давай!!!

Рэмбо взял Ваню за руку, и на сле­ду­ю­щие 10 секунд они ока­за­лись в пол­ном мраке, где не было видно даже кон­чика соб­ствен­ного носа. Ваня чув­ство­вал только силь­ный ветер навстречу. Было такое ощу­ще­ние, что они несутся с беше­ной ско­ро­стью по тем­ной трубе.

Но вот труба закон­чи­лась, и Вани­ному взору пред­стала любо­пыт­ная кар­тина. Огром­ная пло­щадь, а на ней все­воз­мож­ные аттрак­ци­оны, игро­вые авто­маты, лавки с моро­жен­ным, колой, жвач­ками и про­чими вкус­но­стями через каж­дые 100 мет­ров и мно­гое, мно­гое дру­гое. Всюду гуляли дети раз­ных воз­рас­тов, сме­я­лись, раз­го­ва­ри­вали, ели моро­жен­ное, ката­лись на роли­ках. Да, это место явно нра­ви­лось Ване.

— Ну ладно, ты тут осва­и­вайся, а мне еще в пару мест нужно забе­жать. Пока! — про­та­ра­то­рил Рэмбо и скрылся среди пест­рой дет­ской толпы.

«Так, с чего бы мне начать?» — поду­мал про себя Ваня, огля­делся и побе­жал на один из аттрак­ци­о­нов, на кото­рый его нико­гда не пус­кали, потому что ему не хва­тало каких-то 2‑х сан­ти­мет­ров роста.

Через пару часов Ваня уже до тош­ноты наелся моро­жен­ного, гам­бур­ге­ров, хот-догов и про­чей ерунды, наже­вался вся­ких жва­чек, пере­ка­тался на дюжине аттрак­ци­о­нов и при­об­рел массу новых зна­комств. Вдруг, откуда ни возь­мись, появился Рэмбо с взвол­но­ван­ным лицом и, зады­ха­ясь, выпалил:

- Там эти… твои роди­тели, как они сюда попали, не знаю!

- Что???

- Что-что, твои предки здесь!!! — заорал Рэмбо.

- Ну вот, а я думал, что оста­нусь здесь навсе­гда. Теперь такую взбучку дома устроят.

- Думаю, до этого дело не дой­дет. Дело в том, что в нашей стране нет места взрос­лым, они здесь как враги народа. Именно поэтому твоих пред­ков уже аре­сто­вали и будут судить. У нас ведь демо­кра­ти­че­ская республика.

- Аза что? — испу­ганно про­го­во­рил Ваня.

- Как за что? — воз­му­тился Рэмбо.— Они ведь плохо обра­ща­лись с тобой. Или ты уже забыл?

- Нет, не забыл.

- Ну, тогда при­ходи сего­дня в шесть часов вон в тот белый дом с колон­нами. Там у нас суд. Не опаз­ды­вай, ты глав­ный участ­ник про­цесса. Ты — жертва.

- Ладно. Уж я им задам сегодня!

Вече­ром, в шесть часов, как и было услов­лено, Ваня явился в боль­шой белый дом, кото­рый рас­по­ла­гался непо­да­леку от пло­щади. Он зашел в зал, где было пол­ным-полно детворы. Зал был, как в насто­я­щем суде, как пока­зы­вают в ино­стран­ных филь­мах. Ряды для пуб­лики, ска­мья под­су­ди­мых с кон­воем, место судьи с боль­шим кожа­ным креслом, отдель­ные столы обви­ни­теля и защитника.

— При­вет, ты вовремя. Пошли, твое место рядом с обви­ни­те­лем,— про­та­ра­то­рил Рэмбо, вне­запно выныр­нув из толпы.

Он схва­тил Ваньку за руку и пота­щил сквозь гал­дя­щую ребя­чью толпу на про­ти­во­по­лож­ную сто­рону зала. Только они успели добе­жать до места и устро­иться поудоб­нее на жест­кой дере­вян­ной ска­мье обви­ни­теля, как гомон пре­кра­тился и судья объ­явил начало про­цесса. Пока обви­ни­тель опи­сы­вал тяже­лую жизнь Вани с роди­те­лями, Ваня с инте­ре­сом рас­смат­ри­вал дико­вин­ный зал, и так увлекся, что не сразу заме­тил своих пред­ков. Они сидели на ска­мье под­су­ди­мых, окру­жен­ные воин­ствен­ного вида ребя­тиш­ками, кото­рые, пови­ди­мому, были кон­воем. Вид у роди­те­лей был рас­те­рян­ный, они не пони­мали, где и зачем нахо­дятся, и, кажется, совсем не слу­шали обви­ни­тель­ную речь.

— Вы плохо обра­ща­лись с несчаст­ным ребен­ком,— гро­мо­гласно вещал обви­ни­тель, куче­ря­вый под­ро­сток лет четыр­на­дцати,— вы ругали его по пустя­кам, вы не купили ему собаку, ролики, новый вело­си­пед, не раз­ре­шали смот­реть теле­ви­зор, играть на ком­пью­тере, застав­ляли делать уроки. Вы не достойны быть роди­те­лями этого чуд­ного маль­чика. Мы при­го­ва­ри­ваем вас к веч­ному изгна­нию из нашей страны без права пере­писки и сви­да­ний с сыном.

При послед­них сло­вах Ванины роди­тели, словно очнув­шись, вме­сте вско­чили и при­ня­лись воз­ра­жать судье, но их уже никто не слу­шал. Весь зал колы­хался как боль­шая живая волна, а в воз­духе стоял про­тив­ный свист, улю­лю­ка­нье и гал­деж раз­за­до­рен­ной ребятни.

Ваня же в тече­ние всего этого вре­мени раз­мыш­лял о своей жизни с роди­те­лями. Ведь ее, если при­знаться честно, нельзя было назвать пол­ным кош­ма­ром. Напро­тив, было столько хоро­ших момен­тов: каж­дое вос­кре­се­нье мама печет свои потря­са­ю­щие пирожки, а ино­гда гото­вит торт, после кото­рого хочется обли­зать все пальцы, а в животе ста­но­вится тепло и уютно, а папа летом берет его на рыбалку, раз­ре­шает копаться вме­сте с ним в гараже, и даже пода­вать ключи и завин­чи­вать гайки. Он вспо­ми­нал, как мама отпа­и­вала его горя­чим чаем с варе­ньем, когда он болел, и не отхо­дила от него ни на минуту. А одна­жды папа достал ко Дню рож­де­ния супер­де­фи­цит­ные билеты на фут­боль­ный матч, и потом ребята зави­до­вали ему, что он видел это на самом деле. «А ведь они у меня класс­ные,— про­нес­лось в голове у Вани.— Ой, что же это я тогда молчу, надо же дей­ство­вать, а то будет поздно!»

- Стойте, стойте! — закри­чал Ваня,— я пере­ду­мал. Они ни в чем не вино­ваты. Я хочу вер­нуться с ними домой.

- Это невоз­можно. Никто из детей, попав­ших сюда одна­жды, не может вер­нуться домой. Ты оста­нешься здесь навсе­гда, а твои роди­тели отпра­вятся домой прямо сей­час. Уве­дите их,— строго отве­тил ему кто-то важ­ный, в чер­ной судей­ской мантии.

Ребята-кон­во­иры начали тол­кать роди­те­лей к выходу. Ваня бро­сился к ним, но ему было невоз­можно про­браться сквозь толпу вско­чив­ших с мест маль­чи­шек и дев­чо­нок, он отча­янно рабо­тал лок­тями до тех пор, пока роди­тели окон­ча­тельно не исчезли из вида. И тут Ваня закри­чал… и проснулся.

Он уви­дел, что нахо­дится в своей ком­нате, а в окно уж давно све­тит теп­лое весен­нее солнце. «Фу-у‑х, это был всего  лишь сон»,— тихонько про­шеп­тал мальчик.

Вско­чив с кро­вати, Ваня со всех ног побе­жал на кухню и как вихрь ворвался в нее, только чудом ничего не снеся на своем пути. Там он уви­дел маму, гото­вя­щую завтрак.

— Быстро иди в ван­ную, зав­трак почти готов, и не ходи боси­ком по полу,— строго ска­зала она.

— Ща мам — радостно кив­нул Ваня и бодро напра­вился в ван­ную, но вне­запно оста­но­вился в две­рях и мед­ленно проговорил:

- Я вас с папой сильно-сильно люблю. Вы самые класс­ные роди­тели на свете.

Вопросы для обсуждения

Что еще могло бы не нра­виться Ване в роди­те­лях? Почему вдруг Ваня передумал?

Что изме­ни­лось в отно­ше­нии Вани к роди­те­лям после Послед­ние слова в исто­рии — почему Ваня их произнес?

Сказки для взрослых

В каче­стве при­ло­же­ния к сказ­кам для детей мы при­во­дим две сказки «для взрос­лых». Одна из них гово­рит о про­бле­мах, вол­ну­ю­щих всех, кто когда-либо стал­ки­вался с тем, что люди назы­вают про­стым сло­вом «любовь». Вто­рая сказка воз­вра­щает нас к нашему дет­ству, учит тому, как смот­реть на мир гла­зами ребенка, пока­зы­вает необы­чай­ную и под­час недо­ступ­ную нам глу­бину дет­ских переживаний.

Жила-была Девочка…

Жила-была Девочка. Была она легка и нежна, как бабочка. Душа ее была соткана из неж­ной утрен­ней дымки и пря­ного зноя лета, а в груди билось сердце лани. Больше всего на свете она любила слу­шать, как поют птицы, жур­чит ручей и ветер шумит в густой листве. Она насла­жда­лась этими мело­ди­ями и пела вме­сте с ними. Потом Девочка сама научи­лась сочи­нять Музыку, и это было самое боль­шое для нее удо­воль­ствие. Пита­лась она сол­неч­ным све­том и радо­стью. Лишь изредка лег­кая грусть оку­ты­вала Девочку, но она не знала, что эту грусть наве­вало. Так она и жила — дру­жила со зве­рями, пти­цами, с каж­дым дерев­цом и тра­вин­кой. Одна­жды Девочка, слу­шая шум ручья, заду­ма­лась, и опять неяс­ная грусть про­никла в ее сердце. И в этот момент послы­шался незна­ко­мый ей звук. Она обер­ну­лась и уви­дела Маль­чика — под его ногой хруст­нула ветка. Маль­чик заме­тил Девочку и удив­ленно замер. Он нико­гда не видел такой кра­си­вой девочки, таких тро­га­тельно-пре­крас­ных глаз, смот­ря­щих на него. Он подо­шел к ней, сел рядом и заго­во­рил. Так нача­лась их Дружба. Они все­гда встре­ча­лись у ручья и долго-долго раз­го­ва­ри­вали. Девочка рас­ска­зы­вала ему про Музыку, научила его слу­шать ручей, а Маль­чик очень любил ветер и рас­ска­зы­вал ей про необъ­ят­ные про­сторы и гуля­ю­щие там ветры. Шло время. Маль­чик и Девочка очень при­вя­за­лись друг к другу, чув­ство­вали в дру­гом род­ствен­ную душу и все-все рас­ска­зы­вали о себе. Но у Девочки было ощу­ще­ние, что есть у Маль­чика какая-то тайна. Только она нико­гда его об этом не спра­ши­вала — захо­чет, рас­ска­жет сам, а может, и тайны-то ника­кой нет, про­сто ей кажется.

И вот одна­жды Маль­чик не при­шел к ручью. Девочка ждала его целый день. И на сле­ду­ю­щий день. И на тре­тий. Тре­вожно стало Девочке. И очень оди­ноко. Сидела она у ручья одна, вспо­ми­нала дни, про­ве­ден­ные с Маль­чи­ком, и слезы капали из ее чудес­ных глаз — какое-то новое чув­ство заро­ди­лось в ее сердце и про­ни­кало в каж­дую кле­точку. Так, в раз­луке с Маль­чи­ком, Девочка узнала, что такое Любовь. С каж­дым мгно­ве­нием Любовь крепла, и с каж­дым мгно­ве­нием росла ее тре­вога за Маль­чика. Про­хо­дили дни, кото­рые каза­лись ей туск­лыми и неин­те­рес­ными. В один из таких дней опе­ча­лен­ная Девочка при­шла к ручью и — о чудо — уви­дела Маль­чика, сидя­щего на преж­нем месте. Она радостно его оклик­нула, Маль­чик вско­чил, обер­нулся. Как она не заме­чала раньше, какой он стат­ный, муже­ствен­ный и кра­си­вый. Ока­зы­ва­ется, с момента их пер­вой встречи про­шло очень много вре­мени и оба выросли — Девочка стала Девуш­кой со строй­ным гиб­ким ста­ном, лег­чай­шей поход­кой, с неж­ной, как цве­точ­ная пыльца, кожей, стру­я­щи­мися, как ручей, длин­ными воло­сами, с губами, похо­жими на бутон лилии, окра­шен­ный вос­хо­дом во все оттенки розо­вого цвета. Она была похожа на лес­ную фею. Маль­чик стал Юно­шей — силь­ным, лов­ким как барс, храб­рым как воин и при этом неж­ным как теп­лый вете­рок. А самыми пре­крас­ными были их глаза — они лучи­лись Любо­вью. Маль­чик, пока не виделся с Девоч­кой, тоже почув­ство­вал Любовь, и теперь они смот­рели друг на друга и мол­чали — слова излишни, когда гово­рят чув­ства, их взгляды были красноречивее.

С этого момента Любовь пода­рила им креп­кие белые кры­лья и их сердца парили над зем­лей. Они взле­тали высоко-высоко на каче­лях своей Любви и стре­ми­тельно про­но­си­лись над лугами и лесами, и вся­кий раз у них зами­рало дыха­ние от Сча­стья. Маль­чик пода­рил Девочке горы — двумя яст­ре­бами про­ле­тали они над засне­жен­ными вер­ши­нами, насла­жда­ясь холод­но­ва­тым про­сто­ром. Девочка пода­рила Маль­чику леса — двумя оле­нями лежали они на шел­ко­ви­стой траве и тре­пе­щу­щими бар­хат­ными нозд­рями вды­хали запахи цве­тов и дере­вьев. Они играли, ста­но­вясь двумя ручьями,— рас­хо­ди­лись, пря­та­лись друг от друга в траве, едва стру­ясь, шумно пры­гали с камня на камень, а потом, слив­шись воедино, бур­ным пото­ком впа­дали в море. Пита­лись они сол­неч­ным све­том и своим Сча­стьем. В их мире не было ночи, лишь изредка они укры­ва­лись от жар­кого дня в про­хлад­ной тени сосен и дре­мали, уба­ю­кан­ные стре­ко­та­нием кузнечиков.

Но вдруг стало тем­неть и сол­неч­ный свет померк. Девочка была в недо­уме­нии, что такое про­ис­хо­дит, а Маль­чик побе­жал на утес, посмот­реть на небо. Девочка нашла его сидя­щим на краю обрыва, с тос­кой и печа­лью смот­ря­щим на гори­зонт. Огром­ная тем­ная Туча, клу­бясь и свер­кая мол­ни­ями, напол­зала на солнце. Девочка очень испу­га­лась — не столько Тучи, сколько того взгляда, кото­рым Маль­чик наблю­дал за ней. Маль­чик заме­тил это и рас­ска­зал Девочке исто­рию. Он был тво­ре­нием этой Тучи. Неиз­вестно, как такая мрач­ная туча смогла создать такого свет­лого Маль­чика. Маль­чика ослеп­ляли мол­нии и оглу­шал гром, ему было неуютно в Туче, ему не нра­ви­лись тем­нота и сырость, поэтому он убе­жал. Так же, как и Девочка, он чув­ство­вал смут­ную тоску и потреб­ность что-то искать. Тогда, сбе­гая от Тучи, он не знал, что ему нужно найти, и только позна­ко­мив­шись с Девоч­кой, понял — он искал радост­ные улыбки, теп­лые взгляды, счаст­ли­вый смех. Он искал Любовь. И нашел ее. А все это время Туча искала его. И один раз она уже почти догнала его, только он стал запу­ты­вать следы и напра­вил Тучу в лож­ном направ­ле­нии. Это было тогда, когда он исчез и не виделся с Девоч­кой неко­то­рое время. Вот она, та тайна, кото­рую смутно чув­ство­вала Девочка. А теперь Туча нашла его, она очень зли­лась. Она хотела забрать Маль­чика с собой. Вот уже все небо запол­ни­лось ее раз­гне­ван­но­стью. Стало совсем темно, начался дождь, затем пошел снег, холод­ный колю­чий ветер бил в лицо и сби­вал с ног. Гром гро­хо­тал так, что камни падали с гор. Свер­кали мол­нии. Когда они с трес­ком попа­дали в дере­вья, начи­на­лись лес­ные пожары. Все звери и птицы попря­та­лись, все листья были сорваны, а цветы рас­топ­таны без­жа­лост­ным ура­га­ном. Маль­чик и Девочка бежали сквозь голые леса, без­жиз­нен­ные поляны, пере­пры­ги­вали через замерз­шие ручьи, пря­та­лись от снеж­ных лавин, спа­сая свою Любовь, свой Счаст­ли­вый Свет­лый Мир, но везде над ними висела раз­гне­ван­ная Туча. И когда они выби­лись из сил, Маль­чик обер­нулся к Туче, заго­ра­жи­вая собой Девочку, заки­нул голову и крик­нул Туче изо всех сил, что они не сда­дутся,— пусть она их оста­вит в покое. Пуще преж­него стала бес­но­ваться Туча, гром стал громче, а мол­нии засвер­кали чаще — что же это за дерз­кая дев­чонка, с кото­рой так счаст­лив ее Маль­чик. И вдруг… одна мол­ния попала прямо Девочке в Сердце, а поскольку сердце Маль­чика было слито с ним в еди­ное целое, то и оно ока­за­лось насквозь прон­зен­ным. Туча не ожи­дала, что так полу­чится, и дол­гий-дол­гий дождь полился на землю. И в этот момент про­изо­шло уди­ви­тель­ное вол­шеб­ное пре­вра­ще­ние: влюб­лен­ные рас­тво­ри­лись и Девочка стала Зем­лей, а Маль­чик — Небом.

Долго еще Туча поли­вала Землю холод­ными дождями, мол­ни­ями рас­щеп­ляла дере­вья и пугала зве­рей и птиц рас­ка­тами грома. Но она не могла погло­тить Небо, кото­рым стал ее маль­чик: Небо было слиш­ком высоко и слиш­ком необъ­ятно. Небо было вечно, Земля могуча, и Туча стала казаться им неболь­шим облач­ком. Сна­чала они гру­стили, Маль­чику и Девочке каза­лось, что они нико­гда уже не встре­тятся, не смо­гут насла­ждаться своим Сча­стьем, они думали, что у них отняли их Любовь. Но потом они поняли: это был Вели­кий Дар — быть вме­сте, любить друг друга, теперь же глав­ное не поте­рять Любовь, а дарить ее, излу­чать ее всем своим суще­ством, воз­вы­шать ее до самого неба и про­ни­кать ею даже в самые глу­бо­кие пещеры. Любовь между Небом и Зем­лей ничуть не ослабла. Она оста­ва­лась такой же горя­чей, такой, что испа­рила Тучу. И про­изо­шла уди­ви­тель­ная вещь: мир счаст­ли­вого смеха, неж­ных улы­бок, хру­сталь­ной Музыки и Любви, мир, при­над­ле­жав­ший только Маль­чику и Девочке, ста­но­вясь все ярче и богаче, запол­нил все про­стран­ство между Небом и Зем­лей. Вновь выгля­нуло сол­нышко, вновь ручьи весело пере­пры­ги­вают с камешка на камень, вновь лес шумит густыми кро­нами, вол­ну­ются необъ­ят­ные луга, в гор­ных про­сто­рах искрятся вели­че­ствен­ные снеж­ные вер­шины и каж­дое дви­же­ние в это мире отзы­ва­ется Боже­ствен­ной Музы­кой. Днем Земля смот­рит в без­дон­ное голу­бое Небо, радует его пест­рым убран­ством из цве­тов и лас­кает его слух пти­чьим пением. В этом мире появи­лись ночи, и они стали самым роман­тич­ным вре­ме­нем суток. По ночам Небо рас­ки­ды­вает над Зем­лей звезд­ный шатер, а чтобы Земле не надо­ело смот­реть на одни и те же созвез­дия, Небо вся­кий раз пере­дви­гает его. Именно по ночам Небо целует Землю лун­ными лучами, и они шеп­чут друг другу слова Любви.

Каж­дый зверь и птица, каж­дое дерево и тра­винка, все люди, кото­рые впо­след­ствии появи­лись на этой Земле, очень любили свой мир и друг друга. Они не могли объ­яс­нить это сло­вами, про­сто это была их жизнь: каж­дый был открыт, каж­дый дарил свою любовь всему, что его окру­жало, в сердце каж­дого жила Надежда. Они не знали что про­ис­хо­дит это потому, что Земля и Небо Любят друг друга. Что прежде чем Любовь Земли и Неба попа­дает друг к другу, она про­хо­дит через сердца людей, через зве­рей и птиц, через дере­вья и травы, ручьи и моря, через каж­дую былинку. Они не знали, что этот мир соткан из Любви и Надежды. Что он создан Небом и Зем­лей. Что это Их Мир. Они этого не знали. Но все люди этого мира очень любили ста­рую-ста­рую легенду и по вече­рам, задум­чиво глядя на звезды, рас­ска­зы­вали ее своим детям. «Жила-была Девочка. Была она легка и нежна, как бабочка. Душа ее была соткана из неж­ной утрен­ней дымки и пря­ного зноя лета, а в груди билось сердце лани…»

Мамин пода­рок

Он сидел на песке и, про­пус­кая между паль­цев пес­чинки, думал о мами­ном подарке.

На ладо­шке оста­лось несколько кру­пи­нок и он, вобрав в себя как можно больше воз­духа, устроил смерч, отнес­ший их далеко в неизвестность.

«Так что же мне пода­рит мама?». Вооб­ра­же­ние, уже достиг­шее почти шести­лет­ней зре­ло­сти, нашеп­ты­вало и пре­под­но­сило мно­же­ство раз­ных, совсем не похо­жих друг на друга грез.

Непро­из­вольно рука взмет­ну­лась в неве­до­мом порыве и при­никла к губам. Тот палец, что чаще дру­гих взы­вал «хочу!» нашел себе приют в теп­лом и влаж­ном про­стран­стве рта.

«Вело­си­пед»,— выкрик­нуло вооб­ра­же­ние и замол­чало, как будто выжи­дая. Воз­ник­шая власт­ная пауза сопро­вож­да­лась слад­ким при­чмо­ки­ва­нием. «Двух­ко­лес­ный и быст­рый»,— не выдер­жало вооб­ра­же­ние. Воз­ник­шая сле­дом пауза затянулась.

Сво­бод­ная рука потя­ну­лась к песку за новой при­горш­ней, а губы удив­ленно и меч­та­тельно про­шеп­тали: «Да‑а».

«А может, само­лет,— не уни­ма­лось вооб­ра­же­ние,— не пласт­мас­со­вый-игру­шеч­ный, а такой, чтобы летал. Запу­стишь его — он летит и снова к тебе возвращается».

Меч­та­тельно-слад­кие при­чмо­ки­ва­ния сопро­вож­дали кар­тинки воз­ни­ка­ю­щих грез. Струйки пес­чи­нок сте­кали в уще­лья паль­цев, посто­янно попол­ня­е­мые с забот­ли­во­стью меч­та­теля. Голова шла кру­гом от такого оби­лия воз­мож­ного счастья.

«Да‑а»,— удив­ленно то и дело про­но­си­лось в про­стран­стве. Вечер­няя роса уже опу­сти­лась на землю, по ногам про­бе­жала вол­ну­ю­щая волна холодка и откуда-то изда­лека донесся голос, зову­щий вер­нуться в обыч­ный мир, пока без празд­нич­ной суеты,— мир еды и сна.

Хоро­воды грез стали про­вод­ни­ками в утро, теребя сон при­ли­вами воз­буж­да­ю­щего сча­стья: плю­ше­вые собаки ожи­вали и мок­рыми, довер­чи­выми носами тыка­лись в коленку; насто­я­щие машины подъ­ез­жали, рас­па­хи­вая двери…

Утро застало его оне­мев­шим от пред­вку­ше­ний. Даже­ла­лец уже не искал себе убе­жища, а довер­чиво тянулся навстречу насту­па­ю­щему дню.

За стен­кой уже гре­мела посуда, но звуки были при­глу­шенно-осто­рож­ными, ведь мама ста­ра­лась не раз­бу­дить раньше вре­мени празд­нич­ное утро.

«Я уже не сплю»,— хоте­лось выкрик­нуть ему, но, сдер­жав­шись и грустно одев тапочки, он отпра­вился умы­ваться. Вер­нув све­жесть уста­но­вив­ше­муся вре­мени, маль­чик замер в ожидании.

Вскоре послы­ша­лись тихие шаги, дверь при­от­кры­лась и в ком­нату вошла мама, что-то держа в отве­ден­ных за спину руках. Каза­лось, родив­ше­еся утро рас­цвело све­том жизни, обретя дыха­ние и нежность.

«Мой пода­рок!» — ска­зала она, про­тя­ги­вая к нему руки. Во рту почему-то стало сухо, а сердце, словно ста­рый филин, разо­ха­лось в груди.

На его ладони лежал мяч, раз­ри­со­ван­ный мате­ри­ками и оке­а­нами, горами и рав­ни­нами, горо­дами и пусты­нями — НО… всего лишь мяч…

Филин где-то внутри разо­хался пуще преж­него, грозя вызвать ливень.

Задро­жав от обиды и горечи, желая отде­латься от при­чи­ня­ю­щего такую боль пред­мета, маль­чик яростно отшвыр­нул его.

Он очнулся через несколько мгно­ве­ний, рас­те­рянно смот­ря­щим в угол. Только-только неви­дя­щий мок­рый взгляд ото­рвался от стекла и теперь искал пристанища.

А под сто­лом лежал несчаст­ный пода­рок, поблес­ки­вая сереб­ри­стым боком — океаном.

Неожи­данно с боль­шим удив­ле­нием маль­чик обна­ру­жил, что рука, швыр­нув­шая мяч,— мокрая.

Тупо смотря в угол, он, нахо­дясь в про­стран­стве без­мыс­лия, под­нес ее ко рту и облиз­нул пере­сох­шими губами.

Убе­гая вдаль, время оста­вило на них соло­но­ва­тый, пока неве­до­мый при­вкус моря.

“Вме­сто заклю­че­ния, или

Как роди­лась эта книга”

Мне очень повезло в жизни — я обу­чаю воз­раст­ной пси­хо­ло­гии сту­ден­тов двух инсти­ту­тов: МПГУ и МОСУ. Учить все­гда инте­ресно и радостно, потому что все наши сту­денты уди­ви­тельно талант­ливы. Но ока­за­лось, что не каж­дый сам знает об этом, не вся­кий дает себе раз­ре­ше­ние тво­рить. И для того, что бы про­бу­дить к жизни «могу­чую» твор­че­скую силу моих ребят, вот уже несколько лет под­ряд я даю им твор­че­ские зада­ния. Основ­ное из них — сочи­нить, исполь­зуя все полу­чен­ные зна­ния, тера­пев­ти­че­скую сказку для детей. Бывает, что сту­денты сопро­тив­ля­ются: нико­гда не писал ска­зок, не умею, не буду. Но это — усло­вие допуска к экза­мену, и, в конце кон­цов, пишут все.

Луч­шие сказки я со сво­ими кол­ле­гами уже давно начала читать детям. Они сразу с вос­тор­гом при­няли сказки, рисов;) ли, живо обсуж­дали и, каза­лось, свет­лели душой. Может быть потому, что сту­денты, сами не так давно пере­став­шие быть детьми, писали пре­дельно искренне. Мак­си­маль­ный рас­чет был — полу­чить допуск, а для этого не нужно осо­бых «худо­жеств». И уж конечно, никто не думал про печать, чита­те­лей и пр. Поэтому мно­гие вкла­ды­вали в сказку частичку сво­его сердца, свое стрем­ле­ние, искрен­нее жела­ние помочь.

И тогда я стала «обме­ни­ваться» сказ­ками с дру­гими пси­хо­ло­гами-про­фес­си­о­на­лами. «Вы сидите на золоте,— гово­рили они.— Пора делиться с дру­гими». Я при­слу­ша­лась к их совету, и вот… вы дер­жите самые луч­шие из этих ска­зок в руках.

К сожа­ле­нию, автор­ство мно­гих из них уже невоз­можно уста­но­вить. Кто-то пере­велся, кто-то закон­чил, кто-то забыл напи­сать фами­лию и т. п. Поэтому мы решили не ука­зы­вать авто­ров в тех сказ­ках, в кото­рых они «име­лись», а при­во­дим их спи­сок в конце. Огром­ное спа­сибо вам, а также всем «безы­мян­ным» сту­ден­там, чей труд создал эту книгу.

О. В. Хухлаева

Абал­ма­сова Н., Аге­ен­кова Н., Арка­дьев Г., Без­ато­сов А., Бели­кова Е, Бере­зина С, Бог­да­нова В., Вер­га­зов А., Вини-витин А., Гаври­ченко О., Гера­си­мова С, Голо­ва­нова Е., Горш­кова Н., Горь­кова О., Ершов С, Ефре­мова С, Зем­нова Ю., Кирья­кова Е., Кисе­лева Е. (5 кл.), Кова­лы­шина Ю., Козьми-ных А., Коло­сова О., Кра­сте­лева С, Куро­лен­кина Н., Лав­рова Д., Люба­рова Ю., Мас­ков­ская В., Мишин Н., Никан­дро-ва В., Ники­тин А, Перву­шина И, Пла­то­нова Д., Смир­нова Ю., Соло­вьева П., Сто­ля­рова А., Тихо­нова И.,Чуваков В, Ша-раева Н., Шмидт А., Шмидт Т.(5 кл.), Юре­сул Н., Лиза М.(6л.), Вика Ж. (6 лет.), дети стар­шей группы дет­ского сада «На ста­ром Арбате», а также редак­торы этой книги.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Размер шрифта: A- 15 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: A T G
Текст:
Боковая панель:
Сбросить настройки