Вместо мести: о школьных конфликтах

Вместо мести: о школьных конфликтах

(3 голоса5.0 из 5)

Типо­вые кон­фликты в школе — совер­шенно оди­на­ко­вые. В одних слу­чаях дети оби­жают дру­гих детей, в дру­гих — учи­теля и дети мучают друг друга.

Наси­лие — неиз­беж­ная для школы реаль­ность: чело­ве­че­ские дете­ныши имеют свой­ство драться и выяс­нять в дра­ках, кто из них силь­нее и лучше. Даже в соба­чьих стаях очень мно­гое зави­сит от вожака: умный, опыт­ный и гиб­кий научит дете­ны­шей не уби­вать друг друга, а у моло­дого, жест­кого и агрес­сив­ного члены стаи будут посто­янно биться за место в иерар­хии и еду (тут любо­пытно почи­тать, что пишут зоологи.

А мы-то люди. У нас есть не только когти, клыки и набор ста­тус­ных демон­стра­ций, но и разум. У нас есть речь, у нас есть куль­тура. А куль­тура испо­кон веков учит людей пра­ви­лам общежития.

В семье роди­тели обычно учат детей не уби­вать друг друга, а дого­ва­ри­ваться. И в школе, если дет­ским кол­лек­ти­вом управ­ляют умные взрос­лые, он будет жить мирно. Но если взрос­лые само­устра­ня­ются, а дело берут в руки силь­ные и агрес­сив­ные дети, полу­ча­ется «Пове­ли­тель мух». Или «Чучело».

Но взрос­лые и сами ведут себя как оби­жен­ные неум­ные дети. Школь­ник про­во­ци­рует — учи­тель взры­ва­ется. Ребенка побили — роди­тели поби­того бьют обид­чика. Учи­тель управ­ляет дис­ци­пли­ной в классе, раз­де­ляя и власт­вуя: одного уни­зит, дру­гого приблизит.

И роди­тели теря­ются, не пони­мая, что делать и как защи­тить ребенка. Одни тер­пят и жалу­ются. Дру­гие выхо­дят на тропу войны.

В прин­ципе, чтобы спра­виться с этими ситу­а­ци­ями, ника­кой вело­си­пед изоб­ре­тать не надо. Алго­ритм тут про­стой: начи­наем с самого низа и про­стых пере­го­во­ров, при неудаче — подаем пись­мен­ные жалобы и обра­ща­емся к началь­ству по вос­хо­дя­щей. Если кон­фликт не раз­ре­ша­ется, при­вле­каем юри­стов и пра­во­за­щит­ни­ков (упол­но­мо­чен­ных по пра­вам ребенка), обра­ща­емся в пра­во­охра­ни­тель­ные органы.

Здесь есть очень чет­кое пра­во­вое осно­ва­ние: за без­опас­ность ребенка в школе по закону отве­чает школа. Если ребенку нано­сят физи­че­ский и пси­хи­че­ский вред, — школа должна при­нять меры и этого вреда не допус­кать, то есть испол­нять закон.

Если один ребе­нок бьет дру­гого или сры­вает уроки — надо решать вопрос с его роди­те­лями. Обычно школа знает един­ствен­ный спо­соб: ска­зать роди­те­лям, что ребе­нок пло­хой. Его надо испра­вить и вер­нуть в долж­ном виде, а если не исправ­ля­ется — заби­райте куда хотите. Ино­гда еще орга­ни­зу­ются роди­тель­ские письма с тре­бо­ва­нием выве­сти уче­ника такого-то из контингента.

Дети и в самом деле бывают слож­ные, с целым воро­хом меди­цин­ских, соци­аль­ных и пси­хо­ло­ги­че­ских про­блем, а то и про­сто — нахаль­ные и не зна­ю­щие гра­ниц. Но слож­ные или невос­пи­тан­ные дети тоже имеют право на обра­зо­ва­ние. Да про­блема дет­ской невос­пи­тан­но­сти для науки педа­го­гики не то чтобы совсем новая.

Спо­собы спра­виться с про­блем­ным дет­ским пове­де­нием суще­ствуют, хотя в одной колонке о них не рас­ска­жешь; кто инте­ре­су­ется — можно, напри­мер, почи­тать бро­шюру Бер­ды­шева «Школь­ный кризис».

Если несколько детей изде­ва­ются над одним — школе надо серьезно думать над про­грам­мами про­фи­лак­тики травли, менять школь­ную поли­тику и спе­ци­ально рабо­тать с педа­го­гами. Реше­ния суще­ствуют, но надо, чтобы школа этим зани­ма­лась. Есть раз­ные спо­собы добиться от школы нуж­ных реше­ний: можно под­ни­мать вопрос на роди­тель­ских собра­ниях, при­вле­кать управ­ля­ю­щий совет, обра­щаться в инстан­ции. Не помо­гает — заби­рать ребенка. Ино­гда это луч­шее решение.

Если учи­тель оскорб­ляет детей, гру­бит им или руко­при­клад­ствует (бывает, чего уж), — надо тре­бо­вать от адми­ни­стра­ции школы все того же: обес­пе­чить физи­че­скую и пси­хи­че­скую без­опас­ность детей и исклю­чить при­ме­не­ние физи­че­ского и пси­хи­че­ского наси­лия. Все это ребенку гаран­ти­рует Закон об обра­зо­ва­нии, школа обя­зана его испол­нять. (Темы «а кто поду­мал о пра­вах взрос­лых» и «что счи­тать наси­лием» сей­час не рассматриваем).

Тре­бо­вать надо именно обес­пе­че­ния без­опас­но­сти ребенка, и именно от адми­ни­стра­ции школы, а потом уже идти вверх по инстан­циям. Это как раз тот поря­док раз­ре­ше­ния школь­ных кон­флик­тов, кото­рый обычно дает резуль­таты. Можно, конечно, напи­сать в соц­се­тях, что ребе­нок такой-то соци­ально опа­сен, учи­тель­ница мораль­ный урод, а в эту ужас­ную школу нельзя отда­вать детей, — и, есте­ственно, потре­бо­вать пере­по­ста. Можно, навер­ное, пообе­щать чужому ребенку повы­дер­ги­вать ему руки-ноги. Можно, веро­ятно, под­ка­ра­у­лить учи­тель­ницу в кори­доре — такие слу­чаи тоже были, кон­ча­лось обычно все скверно — для одних боль­ни­цей, для дру­гих суди­мо­стью. И все это — эмо­ци­о­наль­ная реак­ция, а не спо­соб защи­тить ребенка. Это пло­хие решения.

Вот недавно, напри­мер, в сосед­ней Бела­руси, в мин­ской школе недавно про­изо­шла пре­не­при­ят­ная исто­рия, и вполне типич­ная для Рос­сии тоже — хотя, кстати, вполне в рам­ках закона. Роди­тели запо­до­зрили, что нерв­ный тик у ребенка вызван стрес­сом, а стресс — дей­стви­ями учи­тель­ницы; они дали сыну дик­то­фон, и вто­ро­класс­ник две недели поти­хоньку запи­сы­вал все уроки. Роди­тели собрали нарезку из особо выра­зи­тель­ных учи­тель­ских реплик — и напра­вили жалобу в про­ку­ра­туру и адми­ни­стра­цию рай­она. В резуль­тате одно­класс­ники объ­явили маль­чику бой­кот, а учи­тель­ница соби­ра­ется пода­вать на его роди­те­лей в суд за клевету.

В этой исто­рии пре­красны все. И учи­тель, кото­рая кри­чит детям (если верить ауди­о­за­писи) «счас выкину вон», «вышвырну вон отсюда», «угол твой сего­дня, до конца дня там будешь сто­ять». И роди­тели, выну­див­шие вось­ми­летку две недели шпи­о­нить за учи­те­лем. И дру­гие роди­тели, кото­рым важно, чтобы учи­тель­ница научила счи­тать-писать, а кри­чит — так пусть кри­чит, дети иначе не пони­мают. И адми­ни­стра­ция школы, и адми­ни­стра­ция рай­она, кото­рые не нашли тут ника­ких нарушений.

А хуже всего то, что ребе­нок, для блага кото­рого все и зате­ва­лось, полу­чил еще одну мораль­ную травму и вынуж­ден менять школу.

В общем, бро­са­ясь в борьбу за свое оби­жен­ное дитя, стоит отда­вать себе отчет в том, чего мы в конце кон­цов хотим: крови и мести? уволь­не­ния пед­со­става школы и изгна­ния неугод­ных детей? демон­стра­ции, что с нами лучше не свя­зы­ваться? спо­кой­ных усло­вий для нор­маль­ной учебы ребенка? И глав­ное — какой ценой?

Или хочется про­сто спу­стить пар и тер­петь дальше, ибо все равно ничего сде­лать нельзя, и «наши дети у них в заложниках»?

Лукья­нова Ирина

Источ­ник: http://www.foma.ru/

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

2 комментария

  • Маринэ, 16.10.2017

    “Раз­ру­лить” кон­фликт в классе под силу и вправе только учи­тель. Это его свя­тая обя­зан­ность научить детей нахо­дить общий язык между собой, дру­жить и мирно сосу­ще­ство­вать в кол­лек­тиве, хочется этого детям или нет, нра­вится им кто-то или не нра­вится. Уве­рена из лич­ного опыта, что при жела­нии педа­гога и помощи роди­те­лей нераз­ре­ши­мых кон­флик­тов в школе не бывает. Слово учи­теля: “Ребята, давайте жить дружно!” — доро­гого стоит.

    Ответить »
    • wella, 17.10.2017

      А на педа­гога, чтобы он при­нял такое реше­ние, могли бы вли­ять. Нет, не адми­ни­стра­ция — там поли­тика осо­бен­ная. А вот роди­тели — да, это сила. Но, к сожа­ле­нию, боль­шин­ство роди­те­лей оза­бо­чены другим…

      Ответить »
Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки