Эдуард Асадов

(11 голосов4.8 из 5)

Дневной свет

На стенке, горделиво-горячи,
Ста­ра­ясь быть кто ярче, кто умнее,
Пля­сали раз­но­цвет­ные лучи,
Хва­лясь ори­ги­наль­но­стью своею.

- Я — луч осо­бый, нежно-голубой,
Я — цвет реки, мор­ской волны и неба.
Я не сродни полям ржа­ного хлеба
Или при­выч­ной зелени лесной.

- Кто, я при­вы­чен? Вот уж насмешил!
Да я вес­ной лишь землю покрываю,
А летом слабну, сохну, выгораю.
Не то что цвет каких-нибудь чернил!

Не крик­нул — завиз­жал чер­ниль­ный цвет:
— Меня зовут, вам под­твер­дит бумага,
Ори­ги­нал, кра­са­вец фиолет,
Меня почти что и в при­роде нет,
Я — хим­про­дукт, пижон и модерняга!

Так спо­рили упря­мые лучи.
Их было семь. Все семеро красивы,
Все семеро азартны и спесивы
И все чуть-чуть не в меру горячи.

Но тут, про­бив­шись меж высо­ких туч,
Неся в себе днев­ной, весе­лый свет,
Упал на стену яркий белый луч,
Упал и поздо­ро­вался: — Привет!

Вмиг даже не оста­лось и следа
От гор­де­ли­вой рас­при, и тогда
Все дружно нава­ли­лись на пришельца:
— А ты зачем? Как ты попал сюда?

Смешно ска­зать: днев­ной, зна­ко­мый свет
И вдруг с лучами ред­кост­ными вместе!
Ты попу­ля­рен. В этом спору нет.
Но это и не может делать чести!

К чему лететь охотно на завод,
Све­титься лам­пой в вузе, доме, классе,
И неза­чем ссы­латься на народ,
Народ, он при­ми­ти­вен в общей массе!

А ты, ты прост и ясен, ха-ха-ха!
Ну разве ты искус­ство? Ха-ха-ха!
Искус­ство, знай, понятно лишь немногим.
А быть, как ты, — позор и чепуха!

Эх, не понять хули­те­лям за бранью
Про­стей­шую основу из основ:
Что белый луч, сверк­нув незри­мой гранью,
Легко дает любой из их цветов!

И если тех зади­ри­стых лучей,
Собрав, сме­шать в посу­дине одной,
То вый­дет свет, что людям всех нужней:
Как раз вот этот скром­ный свет дневной!

Доброта

Если друг твой в сло­вес­ном споре
Мог обиду тебе нанести,
Это горько, но это не горе,
Ты потом ему все же прости.

В жизни вся­кое может случиться,
И коль дружба у вас крепка,
Из-за глу­пого пустяка
Ты не дай ей зазря разбиться.

Если ты с люби­мою в ссоре,
А тоска по ней горяча,
Это тоже еще не горе,
Не спеши, не руби с плеча.

Пусть не ты явился причиной
Той раз­молвки и рез­ких слов,
Встань над ссо­рою, будь мужчиной!
Это все же твоя любовь!

В жизни вся­кое может случиться,
И коль ваша любовь крепка,
Из-за глу­пого пустяка
Ты не дол­жен ей дать разбиться.

И чтоб после себя не корить
В том, что сде­лал кому-то больно,
Лучше доб­рым на свете быть,
Злого в мире и так довольно.

Но в одном лишь не отступай,
На раз­рыв иди, на разлуку,
Только под­ло­сти не прощай
И пре­да­тель­ства не прощай
Никому: ни люби­мой, ни другу!

Добрый принц

Ты веришь, ты ищешь любви большой,
Свер­ка­ю­щей, как родник,
Любви насто­я­щей, любви такой,
Как в строч­ках люби­мых книг.

Когда пови­сает вокруг тишина
И в ком­нате полутемно,
Ты часто любишь сидеть одна,
Мол­чать и смот­реть в окно.

Мол­чать и видеть, как в синей дали
За звез­дами, за морями
Плы­вут навстречу тебе корабли
Под алыми парусами…

То рыцарь Айвенго, вра­гов рубя,
Мчится под топот конский,
А то при­гла­шает на вальс тебя
Печаль­ный Андрей Болконский.

Вот шпа­гой кля­нется д’Артаньян,
Влюб­лен­ный в тебя навеки,
А вот пре­под­но­сит тебе тюльпан
Пыл­кий Ромео Монтекки.

Про­но­сится мно­же­ство глаз и лиц,
Улыбки, одежды, краски…
Вот видишь: кра­си­вый и доб­рый принц
Выхо­дит к тебе из сказки.

Сей­час он с улыб­кой наде­нет тебе
Вол­шеб­ный брас­лет на запястье.
И с этой минуты в его судьбе
Ты ста­нешь судь­бой и счастьем!

Когда пови­сает вокруг тишина
И в ком­нате полутемно,
Ты часто любишь сидеть одна,
Мол­чать и смот­реть в окно…

Слышны дале­кие голоса,
Плы­вут корабли во мгле…
А все-таки алые паруса
Бывают и на земле!

И может быть, возле судьбы твоей
Где-нибудь рядом, здесь,
Есть гор­дый, хотя непри­мет­ный Грей
И принц насто­я­щий есть!

И хоть он не с книж­ных сой­дет страниц,
Взгляни! Обер­нись вокруг:
Пусть скром­ный, но очень хоро­ший друг,
Самый про­стой, но надеж­ный друг,
Может, и есть тот принц?!

Когда мне встречается в людях дурное

Когда мне встре­ча­ется в людях дурное,
То дол­гое время я верить стараюсь,
Что это ско­рее всего напускное,
Что это слу­чай­ность. И я ошибаюсь.

И, мыс­лям подоб­ным ища подтвержденья,
Стрем­люсь я пове­рить, забыв про укор,
Что лжец, может, про­сто боль­шой фантазер,
А хам, он, наверно, такой от смущенья.

Что сплет­ник, шаг­нув­ший ко мне на порог,
Воз­можно, по глу­по­сти разболтался,
А друг, что одна­жды в беде не помог,
Не пре­дал, а про­сто тогда растерялся.

Я вовсе не пря­чусь от бед под крыло.
Иными тут мер­ками сле­дует мерить.
Ужасно не хочется верить во зло,
И в под­лость ужасно не хочется верить!

Поэтому, встре­тив нечест­ных и злых,
Нередко ста­ра­ешься волей-неволей
В душе своей словно бы выпра­вить их
И попро­сту “отре­дак­ти­ро­вать”, что ли!

Но факты и время отнюдь не пустяк.
И сколько порой ни наси­лу­ешь душу,
А гниль все равно невоз­можно никак
Ни спря­тать, ни скрыть, как осли­ные уши.

Ведь злого, при­знаться, мне в жизни моей
Не так уж и мало встре­чать доводилось.
И сколько хоро­ших надежд поразбилось,
И сколько вот так поте­рял я друзей!

И все же, и все же я верить не брошу,
Что надо в начале любого пути
С хоро­шей, с хоро­шей и только с хорошей,
С довер­чи­вой мер­кою к людям идти!

Пусть будут ошибки (такое не просто),
Но как же ты будешь без­удержно рад,
Когда эта мерка при­дется по росту
Тому, с кем ты ста­нешь богаче стократ!

Пусть циники жалко бор­мо­чут, как дети,
Что, дескать, непроч­ная штука — сердца…
Не верю! Живут, суще­ствуют на свете
И дружба навек, и любовь до конца!

И сердце твер­дит мне: ищи же и действуй.
Но только одно не забудь наперед:
Ты сам своей мерке боль­шой соответствуй,
И все осталь­ное, уви­дишь, — придет!

0 - Эдуард Асадов

Маленькие люди

Цве­ти­стая афиша возвещает
О том, что в лет­нем цирке в тре­тий раз
С боль­шим аттрак­ци­о­ном выступает
Джаз лили­пу­тов — “Теат­раль­ный джаз”!

Стр. 1 из 6 Следующая

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Открыть весь текст
Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки