<span class=bg_bpub_book_author>Неизвестный автор</span><br>Русские народные сказки

Неизвестный автор
Русские народные сказки

(366 голосов4.1 из 5)

Оглавление
След. глава

Белая уточка

Один князь женился на пре­крас­ной княжне и не успел еще на нее нагля­деться, не успел с нею наго­во­риться, не успел ее наслу­шаться, а уж надо было им рас­ста­ваться, надо было ему ехать в даль­ний путь, поки­дать жену на чужих руках. Что делать! Гово­рят, век обняв­шись не просидеть.

Много пла­кала кня­гиня, много князь ее уго­ва­ри­вал, запо­ве­до­вал не поки­дать высока терема, не ходить на беседу, с дур­ными людьми не вата­житься, худых речей не слу­шаться. Кня­гиня обе­щала все исполнить.

Князь уехал; она запер­лась в своем покое и не выходит.

Долго ли, коротко ли, при­шла к ней жен­щина, каза­лось, такая про­стая, сердечная!

– Что, – гово­рит, – ты ску­ча­ешь? Хоть бы на божий свет погля­дела, хоть бы по саду про­шлась, тоску размыкала.

Долго кня­гиня отго­ва­ри­ва­лась, не хотела, нако­нец поду­мала: по саду похо­дить не беда – и пошла.

В саду раз­ли­ва­лась клю­че­вая хру­сталь­ная вода.

– Что, – гово­рит жен­щина, – день такой жар­кий, солнце палит, а водица сту­де­ная так и пле­щет, не иску­паться ли нам здесь?

– Нет, нет, не хочу!

А там поду­мала: ведь иску­паться не беда! Ски­нула сара­фан­чик и прыг­нула в воду. Только оку­ну­лась, жен­щина уда­рила ее по спине.

– Плыви ты, – гово­рит, – белою уточкой!

И поплыла кня­гиня белою уточ­кой. Ведьма тот­час наря­ди­лась в ее пла­тье, убра­лась, нама­ле­ва­лась и села ожи­дать князя.

Только щенок вяк­нул, коло­коль­чик звяк­нул, она уж бежит навстречу, бро­си­лась к князю, целует, милует. Он обра­до­вался, сам руки про­тя­нул и не рас­по­знал ее.

А белая уточка нанесла яичек, вывела дето­чек: двух хоро­ших, а тре­тьего замо­рышка; и деточки ее вышли – ребяточки.

Она их вырас­тила, стали они по реченьке ходить, злату рыбку ловить, лос­ку­тики сби­рать, каф­та­ники сши­вать, да выска­ки­вать на бере­жок, да погля­ды­вать на лужок.

– Ох, не ходите туда, дети! – гово­рила мать. Дети не слу­шали; нынче поиг­рают на травке, зав­тра побе­гают по муравке, дальше, дальше – и забра­лись на кня­жий двор.

Ведьма чутьем их узнала, зубами заскри­пела. Вот она позвала дето­чек, накор­мила-напо­ила и спать уло­жила, а там велела раз­ло­жить огня, наве­сить котлы, нато­чить ножи.

Легли два братца и заснули; а замо­рышка, чтоб не засту­дить, при­ка­зала им мать в пазушке носить – замо­ры­шек-то и не спит, все слы­шит, все видит.

Ночью при­шла ведьма под дверь и спрашивает:

– Спите вы, детки, иль нет?

Замо­ры­шек отвечает:

– Мы спим – не спим, думу думаем, что хотят нас всех поре­зати; огни кла­дут кали­но­вые, котлы высят кипу­чие, ножи точат булатные!

– Не спят!

Ведьма ушла, похо­дила-похо­дила, опять под дверь:

– Спите, детки, или нет?

Замо­ры­шек опять гово­рит то же:

– Мы спим – не спим, думу думаем, что хотят нас всех поре­зати; огни кла­дут кали­но­вые, котлы высят кипу­чие, ножи точат булатные!

«Что же это все один голос?» – поду­мала ведьма, отво­рила поти­хоньку дверь, видит: оба брата спят креп­ким сном, тот­час обвела их мерт­вой рукой – и они померли.

Поутру белая уточка зовет деток; детки ней­дут. Зачу­яло ее сердце, встре­пе­ну­лась она и поле­тела на кня­жий двор.

На кня­жьем дворе, белы, как пла­точки, холодны, как пла­сточки, лежали братцы рядышком.

Кину­лась она к ним, бро­си­лась, кры­лышки рас­пу­стила, дето­чек обхва­тила и мате­рин­ским голо­сом завопила:

Кря, кря, мои деточки!
Кря, кря, голубяточки!
Я нуж­дой вас выхаживала,
Я сле­зой вас выпаивала,
Темну ночь недосыпала.
Сла­док кус недоедала!

– Жена, слы­шишь небы­ва­лое? Утка приговаривает.

– Это тебе чудится! Велите утку со двора прогнать!

Ее про­го­нят, она обле­тит да опять к деткам:

Кря, кря, мои деточки!
Кря, кря, голубяточки!
Погу­била вас ведьма старая,
Ведьма ста­рая, змея лютая,
Змея лютая, подколодная;
Отняла у вас отца родного,
Отца род­ного – моего мужа,
Пото­пила нас в быст­рой реченьке,
Обра­тила нас в белых уточек,
А сама живет – величается!

«Эге!» – поду­мал князь и закричал:

– Пой­майте мне белую уточку!

Бро­си­лись все, а белая уточка летает и никому не дается; выбе­жал князь сам, она к нему на руки пала.

Взял он ее за кры­лышко и говорит:

– Стань, белая береза, у меня позади, а крас­ная девица впереди!

Белая береза вытя­ну­лась у него позади, а крас­ная девица стала впе­реди, и в крас­ной девице князь узнал свою моло­дую княгиню.

Тот­час пой­мали сороку, под­вя­зали ей два пузырька, велели в один набрать воды живя­щей, в дру­гой – говорящей.

Сорока сле­тала, при­несла воды. Сбрыз­нули деток живя­щею водою – они встре­пе­ну­лись, сбрыз­нули гово­ря­щею – они заговорили.

И стала у князя целая семья, и стали все жить-пожи­вать, добро нажи­вать, худо забывать.

А ведьму при­вя­зали к лоша­ди­ному хво­сту, раз­мы­кали по полю: где ото­рва­лась нога – там стала кочерга; где рука – там грабли; где голова – там куст да колода. Нале­тели птицы – мясо покле­вали, под­ня­лися ветры – кости раз­ме­тали, и не оста­лось от ней ни следа, ни памяти!

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

*

2 комментария

  • Аня, 30.07.2019

    Спа­сибо за полез­ную и инте­рес­ную статью!

    В этих сказ­ках зало­жен глу­бо­кий смысл, поз­во­ля­ю­щий ребенку пости­гать эту жизнь на нагляд­ных при­ме­рах, суть, даю­щая воз­мож­ность учиться рас­по­зна­вать, где Добро, а где зло, какая дорога при­ве­дет к радо­сти, а какая, к горю.

    Ответить »
  • AleX6X 6, 12.05.2019

    Че, как “Маша и мед­ведь запа­тен­то­вали и сде­лали брен­дом, то она пере­стала быть “рус­ской народ­ной сказ­кой”? Щас все запа­тен­туют такие “биз­не­смены”, и ни одной сказки не оста­нется. Будет одна про­за­пад­ная шляпа.

    Ответить »
Размер шрифта: A- 15 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: A T G
Текст:
Боковая панель:
Сбросить настройки