Где находится общество свободных людей?

Что такое сво­бода? Какая сво­бода, с хри­сти­ан­ской точки зрения, насто­я­щая, а какая ложная? Как поги­бает сво­бода в обще­стве потреб­ле­ния? Об этом раз­го­вор с про­то­и­е­реем Вади­мом Лео­но­вым, доцен­том Сре­тен­ской духов­ной семи­на­рии, кан­ди­да­том бого­сло­вия.

– Слово «сво­бода» сего­дня одно из самых попу­ляр­ных, причем не только сего­дня, а вообще на про­тя­же­нии послед­них 200–300 лет. Все хотят быть сво­бод­ными. На ваш взгляд, почему совре­мен­ная эпоха так ценит сво­боду?

– Мне кажется, что во все века и во всех наро­дах сво­бода была важ­ней­шей цен­но­стью для людей. Раз­ли­чие во мне­ниях воз­ни­кает из-за того, что даются разные ответы на вопрос, в чем ее суть и как ее достичь. Иногда задача обре­сти сво­боду каза­лась людям столь слож­ной, что они про­воз­гла­шали сво­боду недо­сти­жи­мой или иллю­зией чело­ве­че­ского созна­ния, однако стрем­ле­ние к сво­боде от этого не угасло. В послед­ние 200–300 лет в это поня­тие при­вне­сены новые смыслы, что поро­дило новое ощу­ще­ние его зна­чи­мо­сти. Если рас­суж­дать в рамках евро­пей­ской исто­рии, то до начала XVIII века сво­бода пони­ма­лась как сво­бода во Христе, а после наступ­ле­ния так назы­ва­е­мой эпохи «про­све­ще­ния» ее начи­нают пони­мать как сво­боду от Христа, от рели­ги­оз­ных и нрав­ствен­ных норм и даже как сво­боду против Христа. В связи с этим у хри­стиан и нехри­стиан стали воз­ни­кать острые дис­кус­сии, вза­им­ные обви­не­ния в несво­боде, хотя для обеих сторон сво­бода – вели­чай­шая цен­ность чело­ве­че­ской жизни.

Мое глу­бо­кое убеж­де­ние, что зна­чи­мость сво­боды нигде, ни в одном рели­ги­оз­ном или фило­соф­ском учении не рас­крыта так глу­боко и сильно, как в хри­сти­ан­стве. Хри­сти­ан­ство – это рели­гия любви и сво­боды. Эти цен­но­сти не просто декла­ри­ру­ются, но к ним про­ло­жен путь. Вспом­ните слова Христа: Если пре­бу­дете в слове Моем, то вы истинно Мои уче­ники, и позна­ете истину, и истина сде­лает вас сво­бод­ными (Ин.8:31–32).

Вы спра­ши­ва­ете, почему совре­мен­ная эпоха так ценит сво­боду? Люди начи­нают ценить ту или иную вещь в полной мере лишь тогда, когда она исче­зает или суще­ственно повре­жда­ется. Кто больше жаждет сво­боды – чело­век в тюрем­ной камере или тот, кто за ее пре­де­лами? Для чело­века в тюрем­ной камере повсе­днев­ная жизнь – это сво­бод­ная жизнь, он думает и меч­тает о сво­боде, а чело­век вне камеры счи­тает, что он просто живет. Так и со сво­бо­дой в наши дни – боль­шин­ство людей искренне стре­мятся к сво­боде, потому что в глу­бине души ощу­щают, что эту сво­боду они поте­ряли, чув­ствуют необ­хо­ди­мость в ней, желают обре­сти ее, но не знают, где ее найти и в чем ее суть.

– Вы упо­тре­били поня­тие, кото­рое, я думаю, будет непо­нятно для нецер­ков­ного чело­века, да и для многих, ходя­щих в Цер­ковь, тоже будет не совсем ясно. Что такое «сво­бода во Христе»?

– Чтобы понять «сво­боду во Христе», надо сна­чала разо­браться с поня­тием «раб­ства греху». Если чело­век привык курить и не в состо­я­нии бро­сить, то он ста­но­вится рабом сига­реты. Как только у него исче­зает воз­мож­ность полу­чить оче­ред­ную дозу нико­тина, он стра­дает и готов на многое ради этого яда. Помню, когда я служил сроч­ную службу на флоте, то воз­ни­кали ситу­а­ции, что на корабле в пла­ва­нии у сослу­жив­цев закан­чи­ва­лись сига­реты, и они начи­нали копаться в мусор­ных баках, выис­ки­вая выбро­шен­ные окурки. Быть рабом сига­реты или любой другой гре­хов­ной стра­сти – это уни­же­ние чело­ве­че­ского досто­ин­ства, это гораздо уни­зи­тель­нее, чем быть рабом какого-либо чело­века. Более того, это гораздо опас­нее. От раб­ства зем­ному гос­по­дину раб избав­ля­ется, пере­сту­пив порог смерти, а от раб­ства гре­хов­ной стра­сти чело­век будет стра­дать и после смерти. Одно из свя­то­оте­че­ских тол­ко­ва­ний веч­ного огня для греш­ни­ков – это огонь гре­хов­ных стра­стей, кото­рые невоз­можно будет удо­вле­тво­рить.

Хри­стос пришел осво­бо­дить нас от раб­ства греху, смерти и диа­волу: Истинно, истинно говорю вам: всякий, дела­ю­щий грех, есть раб греха. Но раб не пре­бы­вает в доме вечно; сын пре­бы­вает вечно. Итак, если Сын осво­бо­дит вас, то истинно сво­бодны будете (Ин.8:31–36). Как Он это делает? Никто из людей не спо­со­бен осво­бо­диться от раб­ства греху само­сто­я­тельно, без Боже­ствен­ной бла­го­дати, кото­рая даро­вана нам Хри­стом и изобильно пре­по­да­ется через цер­ков­ные таин­ства, молитву и добрые дела. Чело­век в сотруд­ни­че­стве с Богом, под воз­дей­ствием Его бла­го­дати не просто избав­ля­ется от той или иной гре­хов­ной при­вычки, но пре­об­ра­жа­ется, ста­но­вится духовно сво­бод­ным от оков греха и может тво­рить добро, упо­доб­ля­ясь Богу. Насколько чело­век может бес­пре­пят­ственно тво­рить благо, настолько он и ощу­щает себя насто­я­щим сво­бод­ным чело­ве­ком.

Один моло­дой чело­век рас­ска­зал мне о своих пере­жи­ва­ниях после первой Испо­веди, к кото­рой он подо­шел весьма тща­тельно, желая начать хри­сти­ан­скую жизнь. После Испо­веди про­изо­шел стран­ный сдвиг в его жизни. Как он сам рас­ска­зы­вал: «Глав­ная страсть и при­вычки, в кото­рых я пока­ялся, вдруг резко поте­ряли надо мной власть. Я не мог сразу в это пове­рить. Если раньше моя жизнь была похожа на жизнь чело­века в городе, куда про­бра­лись дикие живот­ные, гото­вые выско­чить из-за угла и рас­тер­зать меня, то теперь я мог спо­койно ходить по улице и даже рас­смат­ри­вать трупы этих повер­жен­ных хищ­ни­ков, не боясь, что они меня укусят». Несо­мненно, это был пер­вич­ный опыт духов­ной сво­боды от греха, или сво­боды во Христе.

Во II‑м веке после Рож­де­ства Хри­стова Кли­мент Алек­сан­дрий­ский сказал, что «желать» и «мочь» у совер­шен­ного хри­сти­а­нина – это одно и то же, к этому при­хо­дят через упраж­не­ние и очи­ще­ние, а несо­вер­шен­ные, хотя и не могут, но имеют жела­ния. Букет неудо­вле­тво­рен­ных жела­ний рож­дает ощу­ще­ние несво­боды.

– Мне кажется, вам могут воз­ра­зить, что хри­сти­ан­ство спе­ци­ально стре­мится низ­ве­сти уро­вень «хотеть» на мини­маль­ный уро­вень, чтобы чело­век прак­ти­че­ски ничего не хотел, не про­яв­лялся в мире и вся­че­ски огра­ни­чи­вал свое земное при­сут­ствие. То есть у чело­века спе­ци­ально как бы уни­что­жа­ются любые хоте­ния и жела­ния.

– Хри­сти­ан­ство, в отли­чие, напри­мер, от буд­дизма, не уни­что­жает чело­ве­че­ские жела­ния, но поз­во­ляет четко раз­ли­чить их духов­ное содер­жа­ние. Те жела­ния, кото­рые не соот­вет­ствуют бого­об­раз­ному досто­ин­ству чело­века, при­не­сут ему стра­да­ния, а бого­угод­ные стрем­ле­ния станут зало­гом его под­лин­ного сча­стья. Чело­век часто не спо­со­бен оце­нить духов­ные послед­ствия своих стрем­ле­ний. Помните, как это выра­жено в извест­ной пого­ворке: «бла­гими наме­ре­ни­ями устлана дорога в ад». Хри­сти­ан­ство ори­ен­ти­рует чело­века в соот­вет­ствии с замыс­лом Божиим и про­кла­ды­вает дорогу к вечной бла­жен­ной жизни с Богом, и здесь без само­кон­троля и пре­об­ра­же­ния своих жела­ний не обой­тись.

– То есть это как бы про­свет­ле­ние и очи­ще­ние жела­ний?

– На первом этапе – очи­ще­ние и даже отсе­че­ние гре­хов­ных жела­ний, что у святых отцов назы­ва­ется отсе­че­нием своей воли, но в целом – это путь посте­пен­ного пре­об­ра­же­ния и упо­доб­ле­ния Богу.

– Как вы дума­ете, а почему тогда многим нецер­ков­ным людям Цер­ковь кажется собра­нием несво­бод­ных и заком­плек­со­ван­ных, слиш­ком послуш­ных людей?

– Многие нецер­ков­ные люди видят сво­боду, прежде всего, в воз­мож­но­сти бес­пре­пят­ственно удо­вле­тво­рять гре­хов­ные стрем­ле­ния, и сквозь призму такого пред­став­ле­ния пыта­ются оце­нить хри­сти­ан­скую жизнь. Они рас­суж­дают так: я себе поз­во­ляю пить, курить, блу­дить, ругаться матом, а он не поз­во­ляет себе этого, поэтому я сво­бо­ден, а он нет. Таким людям можно задать вопрос: а как долго вы можете не пить, не курить, не блу­дить, не ругаться матом? Скорее всего, такой чело­век не сможет про­дер­жаться и несколь­ких дней. Тогда кто же сво­бо­ден – тот, кто спо­со­бен управ­лять своими жела­ни­ями, или тот, кто рабо­леп­ствует перед ними посто­янно?

Хри­сти­ан­ство – это другой тип жизни, другой тип сво­боды, кото­рый выпа­дает из поля зрения нецер­ков­ного чело­века, из его миро­воз­зрен­че­ского вос­при­я­тия.

– Люди цер­ков­ные могут пока­заться несво­бод­ными еще и потому, что они при­дер­жи­ва­ются опре­де­лен­ных дог­ма­тов, верят во что-то, не удо­сто­ве­рив это своим разу­мом, как гово­рят оппо­ненты. Может пред­став­ляться, что в Церкви нет сво­боды мнений и т.д. Вообще, насколько важна для Церкви цен­ность плю­ра­лизма, говоря совре­мен­ным языком?

– Если гово­рить о цен­но­сти плю­ра­лизма, то апо­стол Павел гово­рит: Ибо над­ле­жит быть и раз­но­мыс­лиям между вами, дабы откры­лись между вами искус­ные (1Кор.11:19). То есть раз­но­мыс­лие в цер­ков­ной жизни – это нор­маль­ное явле­ние с первых веков хри­сти­ан­ства, если это раз­но­мыс­лие не повре­ждает наше един­ство в Церкви со Хри­стом. Со вре­ме­нем эта идея нашла свое отра­же­ние в извест­ной фразе: «В глав­ном – един­ство, во вто­ро­сте­пен­ном – сво­бода, во всем – любовь».

Мне кажется боль­шой ошиб­кой утвер­жде­ние, что люди, кото­рые нахо­дятся вне Церкви, сво­бодны от дог­ма­тов и сле­дуют лишь тому, в чем удо­сто­ве­ри­лись своим разу­мом и опытом. Люди вне Церкви, в боль­шин­стве своем, пере­пол­нены некри­тично вос­при­ня­тыми сте­рео­ти­пами, слепо сле­дуют совре­мен­ным «трен­дам», легко увле­ка­ются иллю­зи­ями. У рели­ги­оз­ного чело­века есть абсо­лют­ные вне­вре­мен­ные кри­те­рии: Бог, Свя­щен­ное Писа­ние, опыт святых людей, кото­рые своей жизнью дока­зали истин­ность хри­сти­ан­ских идей. У чело­века нецер­ков­ного есть только его повре­жден­ный ум и зара­жен­ное стра­стями сердце, кото­рыми легко мани­пу­ли­ро­вать. Поэтому он неиз­бежно пре­вра­ща­ется во флюгер, дове­ряя одно­вре­менно арти­стам, поли­ти­кам, каким-то гла­мур­ным дамам, бло­ге­рам, своим стра­стям, жела­ниям и так далее. Раз­ница лишь в том, под какой именно поток этот флюгер под­ста­вится. Чело­век за огра­дой цер­ков­ной жизни, как пра­вило, эти аспекты не рефлек­си­рует и не осо­знает, что он кому-то бес­со­зна­тельно дове­ряет и сле­дует инфор­ма­ции, кото­рую он не про­ве­рял и про­ве­рить не в состо­я­нии. И почему-то это счи­та­ется при­зна­ком сво­боды.

Воз­мож­ность опыт­ного позна­ния и про­верки на себе хри­сти­ан­ского учения открыта для каж­дого чело­века. Если на первом этапе для ее реа­ли­за­ции необ­хо­дима вера, то вскоре она пре­вра­ща­ется в глу­бо­чай­ший духов­ный опыт и знание, как это было в жизни свя­ти­теля Нико­лая Серб­ского. В фашист­ском конц­ла­гере Дахау, где он был узни­ком, к нему подо­шел моло­дой немец­кий офицер и, видя необык­но­вен­ный ум и обра­зо­ван­ность вла­дыки Нико­лая, решился заго­во­рить с ним: «Неужели вы и вправду верите в Бога?» «Нет, не верю», – отве­тил епи­скоп. – «Как я рад встре­тить куль­тур­ного чело­века. Когда я был ребен­ком, я верил, потому что меня так учили, а сейчас совсем не верю». – «Со мной было по-дру­гому, – пояс­нил вла­дыка, – когда я был ребен­ком, я верил, а сейчас мне и верить неза­чем, потому что я знаю, что Бог есть. Через иску­ше­ние моя вера стала зна­нием. Теперь я точно знаю, что Бог суще­ствует». Для любого хри­сти­а­нина доста­точно быстро его вера пре­вра­ща­ется в личный жиз­нен­ный опыт, под­твер­жда­ю­щий Еван­ге­лие.

– Как вы отно­си­тесь к зна­ме­ни­той фразе, что «сво­бода есть осо­знан­ная необ­хо­ди­мость»?

– Это довольно инте­рес­ная фило­соф­ская фраза. Ее отно­си­тель­ная истин­ность свя­зана с тем, что умный чело­век на опре­де­лен­ном этапе начи­нает пони­мать, что он в зна­чи­тель­ной сте­пени несво­бо­ден. Его суще­ство­ва­ние обу­слов­лено мно­же­ством внеш­них усло­вий: физи­че­скими и соци­аль­ными зако­нами, воз­ду­хом, пищей, огра­ни­чен­ными ресур­сами тела и пси­хики и так далее. И только тогда, когда чело­век осо­знает и примет эти усло­вия со сми­ре­нием, тогда он при­бли­зится к внут­рен­ней сво­боде. Он под­чи­ня­ется им не потому, что они на него неумо­лимо давят, но осо­зна­вая их необ­хо­ди­мость и неиз­беж­ность. Он пони­мает и при­ни­мает эти усло­вия и доб­ро­вольно им под­чи­ня­ется.

По сути, данная фраза – это попытка достиг­нуть сво­боды без Христа, просто сми­рив­шись с раз­ного рода необ­хо­ди­мо­стями. Я должен ска­зать, что для этого осо­зна­ния нужен опре­де­лен­ный духов­ный уро­вень. Конечно же, это не та хри­сти­ан­ская сво­бода, кото­рую Гос­подь по бла­го­дати дает веру­ю­щим в Него, когда чело­век ста­но­вится спо­соб­ным тво­рить благо даже вопреки внеш­ней огра­ни­чен­но­сти (подвиг Христа, муче­ни­ков, пре­по­доб­ных). Но это все-таки лучше, чем сво­бода во грехе, потому что чело­век, при­ни­мая и осо­зна­вая свою обу­слов­лен­ность этим миром, не ропщет и не бого­бор­ствует, а, по сути дела, гово­рит: «Да будет воля Твоя!», еще не зная Бога. Поэтому я к этой фразе отно­шусь поло­жи­тельно, по край­ней мере лучше, чем к либе­раль­ному тол­ко­ва­нию сво­боды как все­доз­во­лен­но­сти и стрем­ле­нию удо­вле­тво­рить любое свое жела­ние во что бы то ни стало.

– Ска­жите, пожа­луй­ста, каково, с дог­ма­ти­че­ской точки зрения, соот­но­ше­ние сво­боды с Боже­ствен­ным Про­мыс­лом? Если чело­век сво­бо­ден, то как это соот­не­сти с тем, что Бог все знает зара­нее и что Он все опре­де­ляет в мире, что все зави­сит от Него?

– Бого­сло­вие четко раз­де­ляет две кате­го­рии: Боже­ствен­ное пред­ви­де­ние и Боже­ствен­ное пред­опре­де­ле­ние. Преп. Иоанн Дамас­кин гово­рит: «Бог все пред­ви­дит, но не все пред­опре­де­ляет». В отно­ше­нии нера­зум­ных тварей Бог все пред­ви­дит и пред­опре­де­ляет. Для них таким пред­опре­де­ле­нием явля­ются, напри­мер, законы бытия. Поступки разум­ных сво­бод­ных существ, како­выми явля­ется ангелы и люди, Бог пред­ви­дит, но не пред­опре­де­ляет.

Эту мысль не так просто осо­знать, но ее можно про­ил­лю­стри­ро­вать на таких жиз­нен­ных при­ме­рах. Напри­мер, вы наблю­да­ете за шах­мат­ной пар­тией между гросс­мей­сте­ром и люби­те­лем и можете легко пред­ви­деть победу пер­вого. Но ваше пред­ви­де­ние не будет пред­опре­де­ле­нием для шах­ма­ти­стов. Они будут совер­шать свои ходы сво­бодно и созна­тельно, неза­ви­симо от вас. Или другой пример: вы с ребен­ком при­хо­дите на кухню, а на столе стоит торт. Вы знаете, что ребе­нок попро­сит кусо­чек торта, но он это сде­лает сво­бодно и созна­тельно, ни в коем случае не ори­ен­ти­ру­ясь на ваше пред­ви­де­ние. Если даже мы, люди, в локаль­ных ситу­а­циях можем пред­ви­деть, но это не ста­но­вится пред­опре­де­ле­нием, то тем более Бог, поскольку Он знает наши воз­мож­но­сти, пред­ви­дит наши поступки, но не пред­опре­де­ляет их. Отсут­ствие пред­опре­де­ле­ния понятно и из того, что мы несем перед Богом ответ­ствен­ность за наши поступки. Если бы все было пред­опре­де­лено, то тре­бо­вать у нас отчета за дела, от кото­рых мы не могли укло­ниться, – предел неспра­вед­ли­во­сти. В этом плане Пра­во­сла­вие кар­ди­нально отли­ча­ется от фата­ли­сти­че­ских рели­гий, напри­мер, от ислама, где пред­ви­де­ние Божие – это пред­опре­де­ле­ние.

– В при­ве­ден­ных вами при­ме­рах я все же пре­движу несколько вари­ан­тов воз­мож­ного раз­ви­тия собы­тий, а Бог сразу пред­ви­дит то, что будет.

– Бог пред­ви­дит все воз­мож­ные вари­анты и готов на них отре­а­ги­ро­вать, но при этом пре­красно пони­мает, к чему скло­нится чело­ве­че­ская воля. Чело­век сво­бо­ден и может отсту­пать от замысла Божия в той мере, в какой этого захо­чет, и это также входит в пред­ви­де­ние Божие. Вза­и­мо­дей­ствие пред­ви­де­ния Божия и сво­бод­ной чело­ве­че­ской воли пре­красно отра­жено в послед­них главах книги Деяний Апо­сто­лов. Сна­чала Гос­подь явля­ется ап. Павлу и гово­рит: Дерзай, Павел; ибо, как ты сви­де­тель­ство­вал о Мне в Иеру­са­лиме, так над­ле­жит тебе сви­де­тель­ство­вать и в Риме (Деян. 23:11). Оче­видно, Бог пред­ви­дит, что ап. Павел попа­дет в Рим, и, кажется, все участ­ники соот­вет­ству­ю­щих собы­тий должны были этому содей­ство­вать, осо­знанно или неосо­знанно. Но что было на самом деле? На пути в Рим люди много раз созна­тельно, с потря­са­ю­щим упор­ством про­ти­ви­лись воле Божией, несмотря на прямые откро­ве­ния, воз­ве­щен­ные через ап. Павла. Сна­чала апо­стол, по откро­ве­нию Божию, уго­ва­ри­вает капи­тана остаться на Крите, чтобы не было беды для корабля и людей, но капи­тан его не слу­шает и попа­дает в шторм. Кажется, что нару­ше­ние воли Божией должно было при­ве­сти к гибели, и все уже поте­ряли надежду выжить, но апо­стол сказал: Ни одна душа из вас не погиб­нет, а только корабль (Деян.27:22). Отступ­ле­ние капи­тана от воли Божией было про­щено ради молитв ап. Павла. Кажется, что теперь можно успо­ко­иться, но далее сле­дует оче­ред­ное отступ­ле­ние, гро­зя­щее гибе­лью. Когда они уже при­плыли к ост­рову, то кора­бель­щики хотели уплыть на лодке, но Павел пре­ду­пре­дил: Если они не оста­нутся на корабле, то вы не можете спа­стись (Деян.27:31). Затем, уже при высадке на берег, над Павлом опять нави­сает смер­тель­ная опас­ность: воины решили умерт­вить узни­ков, чтобы кто-нибудь, выплыв, не убежал, но сотник, желая спасти Павла, удер­жал их от сего наме­ре­ния, и велел уме­ю­щим пла­вать первым бро­ситься и выйти на землю (Деян.27:43). Во всех этих слу­чаях ярко видно, что, несмотря на ясно выра­жен­ное пред­ви­де­ние Божие, все участ­ники собы­тий не были огра­ни­чены в своих реше­ниях, дей­ство­вали сво­бодно и созна­тельно, даже если их реше­ния прямо про­ти­во­ре­чили замыслу Бога. Гос­подь привел ап. Павла в Рим, но каждый чело­век, кто ока­зался с ним на этом пути, отве­тил за то, как он содей­ство­вал или пре­пят­ство­вал осу­ществ­ле­нию воли Божией.

– Как вам кажется, совре­мен­ный мир – это мир сво­бод­ных людей или нет?

– Совре­мен­ные люди обла­дают потен­ци­а­лом сво­боды не меньше и не больше, чем люди древ­но­сти. Другое дело, что рас­крыть потен­циал сво­боды им слож­нее. Потому что в гораздо боль­шей сте­пени мы опу­ты­ваем себя не только гре­хов­ными стра­стями, но и раз­ными внеш­ними зави­си­мо­стями. Напри­мер, не можем жить без высо­кого уровня ком­форта, без Интер­нета, без мобиль­ного теле­фона, без соци­аль­ной инфра­струк­туры и так далее. В той мере, насколько мы можем жить без этого, настолько мы и сво­бод­ные люди.

– Они отве­тят: «А зачем нам без этого жить? Это нам удобно и нра­вится, зачем же отка­зы­ваться?»

– Чтобы обес­пе­чить высо­кий уро­вень ком­форта, люди должны рабо­тать с утра до вечера, посто­янно думать об этом, пере­жи­вать, жерт­во­вать своими семьями, люби­мыми и близ­кими людьми. Полу­ча­ется замкну­тый круг: я своим трудом должен обес­пе­чить то, что мне даст ком­форт, но плачу за это такую цену, что весь этот ком­форт теряет смысл. Я как бы изго­тав­ли­ваю те цепи, кото­рые меня ско­вы­вают и тащат в могилу. Я ради этого рабо­таю, посвя­щаю этому всю свою жизнь, а на себя, на свое отно­ше­ние к Богу, на членов моей семьи, на друзей у меня почти ничего не оста­ется – ни сил, ни вре­мени, ни чувств.

– Многие счи­тают, что деньги и богат­ство – это и есть насто­я­щая сво­бода. Ты рас­по­ла­га­ешь боль­шими ресур­сами и бла­го­даря им можешь делать то, что хочешь.

– Это один из самых наив­ных взгля­дов на сво­боду, кото­рый рас­про­стра­нен среди людей. Можно ли с помо­щью богат­ства купить вечную бла­жен­ную жизнь с Богом, любовь, дружбу, сча­стье, здо­ро­вье? Все, что я могу с помо­щью богат­ства, – это удо­вле­тво­рять свои гре­хов­ные стра­сти и тем самым делать себя еще более зави­си­мым от них.

– Как этот сред­ний путь между отре­че­нием от мира и рас­тво­ре­нием в мире можно реа­ли­зо­вать совре­мен­ному хри­сти­а­нину?

– Сле­дует стре­миться к такой форме отно­ше­ний с миром, кото­рая поз­во­лит не раз­ру­шаться самому и при этом раз­ви­вать и пре­об­ра­жать окру­жа­ю­щий мир. Внут­рен­ний духов­ный рост – глав­ный кри­те­рий. Здесь можно вспом­нить пра­во­слав­ный хри­сто­ло­ги­че­ский прин­цип: «нес­литно, неиз­менно, нераз­дельно, нераз­лучно». Его уместно будет при­ме­нить и в данном случае. Мы при­званы не рас­тво­ряться в мире, не изме­няться под его воз­дей­ствием, но и не ухо­дить из него и не раз­лу­чаться с миром, потому что хри­сти­ане – это соль земли, семена, кото­рые должны быть бро­шены в землю и при­не­сти плод. Без земли и вне земли наше суще­ство­ва­ние лишено смысла. Каждый эту про­блему должен решить для себя сам, может быть, в диа­логе с духов­ни­ком. И думаю, что про­стых реше­ний здесь не най­дется.

бесе­до­вал Юрий Пущаев
15 мая 2018 г.

Православие.ру

Print Friendly, PDF & Email
Размер шрифта: A- 15 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: A T G
Текст:
Боковая панель:
Сбросить настройки