К истории формирования седмичных памятей Октоиха

О.А. Кра­ше­нин­ни­кова

В книге своих вос­по­ми­на­ний «В родном углу» писа­тель и исто­рик Сергей Нико­ла­е­вич Дуры­лин, опи­сы­вая глу­бо­кое бла­го­че­стие своего отца, потом­ствен­ного купца, при­во­дит пример одного обычая, кото­рому тот неукос­ни­тельно сле­до­вал всю жизнь: «Каждый поне­дель­ник – день, посвя­щен­ный анге­лам, отец неопу­сти­тельно ходил к обедне в Архан­гель­ский собор, осо­бенно почи­тая Архан­гела Миха­ила… Это неопу­сти­тель­ное хож­де­ние в Архан­гель­ский собор по поне­дель­ни­кам, нару­шав­шее обыч­ное тече­ние его «трудов и дней», отец испол­нял по обету, дан­ному еще в моло­дых годах, и испол­нял до ста­ро­сти. Никто не знал, когда и при каких усло­виях дан был отцом этот обет, но он нико­гда – разве болезнь при­ко­вы­вала его к постели – не нару­шал испол­не­ния этого обета и, сколько помню, никого нико­гда не брал с собою в эти поне­дель­ники в Архан­гель­ский собор»1). Откуда идет эта тра­ди­ция, как видим, глу­боко уко­ре­нив­ша­яся на Руси, посвя­щать дни недели памяти опре­де­лен­ных святых или собы­тий Свя­щен­ной Исто­рии?

Истоки ее сле­дует искать в Визан­тии и свя­заны они с исто­рией Окто­иха – одной из наи­бо­лее упо­тре­би­тель­ных книг в гре­че­ском бого­слу­же­нии.

Совре­мен­ная наука упо­треб­ляет термин «Октоих» в основ­ном в двух смыс­лах: первый – это система пения на восемь гласов, при­ня­тая в цер­ков­ном бого­слу­же­нии; второй – книга, исполь­зу­е­мая в совре­мен­ном пра­во­слав­ном бого­слу­же­нии2).

Если тра­ди­ция цер­ков­ного пения на гласы уходит кор­нями в глу­бо­кую древ­ность и наи­бо­лее ранние сбор­ники литур­ги­че­ской поэзии восьми гласов дати­ру­ются VIVII веками (Окто­ихи Севира Антио­хий­ского, Иоанна Дамас­кина), то об Окто­ихе как бого­слу­жеб­ной книге в совре­мен­ном ее зна­че­нии можно гово­рить лишь начи­ная с IX века. IX век – это пере­лом­ное для исто­рии визан­тий­ской гим­но­гра­фии время, когда полу­чила окон­ча­тель­ное оформ­ле­ние вся система цер­ков­ного пения, заим­ство­ван­ная из Пале­стины, были зало­жены основы совре­мен­ного бого­слу­жеб­ного устава и в резуль­тате дея­тель­но­сти круп­ней­ших кон­стан­ти­но­поль­ских пес­но­пис­цев того вре­мени: пре­по­доб­ных Фео­дора и Иосифа Сту­ди­тов, Иосифа Пес­но­писца, Фео­фана Начер­тан­ного и других, – появился ком­плекс основ­ных книг Восточно-Пра­во­слав­ной Церкви: Триоди, Окто­иха, Слу­жеб­ных Миней и тем самым завер­шена работа по созда­нию годо­вого круга цер­ков­ных пес­но­пе­ний.

Одним из глав­ных дости­же­ний Кон­стан­ти­но­поль­ской Сту­дий­ской школы гим­но­гра­фии явля­ется выра­ботка системы сед­мич­ных памя­тей. Именно этот важ­ней­ший фактор повлиял на про­цесс оформ­ле­ния раз­но­род­ных собра­ний пес­но­пе­ний восьми гласов в единую книгу. Бла­го­даря этому испол­не­ние опре­де­лен­ных гимнов в честь святых было при­уро­чено к опре­де­лен­ным дням цер­ков­ной сед­мицы. Единый сед­мич­ный цикл, повто­ря­ю­щийся на про­тя­же­нии каждой из восьми недель, стал вторым после осмо­гла­сия орга­ни­зу­ю­щим прин­ци­пом Окто­иха как литур­ги­че­ской книги.

Суще­ствует обшир­ная лите­ра­тура по исто­рии и теории осмо­гла­сия, но, кажется, не было доста­точно иссле­до­вано про­ис­хож­де­ние и струк­тура сед­мич­ных посвя­ще­ний – этого важ­ней­шего прин­ципа цик­ли­за­ции цер­ков­ных пес­но­пе­ний. В одной статье не пред­став­ля­ется воз­мож­ным охва­тить все суще­ству­ю­щие источ­ники по данной теме – они раз­но­об­разны и далеко не всегда доступны для иссле­до­ва­теля. Сосре­до­то­чимся лишь на самых важных из них, поз­во­ля­ю­щих наме­тить основ­ные этапы обра­зо­ва­ния круга сед­мич­ных памя­тей.

Самый поверх­ност­ный анализ совре­мен­ного бого­слу­жеб­ного Окто­иха пока­зы­вает, что в нем после­до­ва­тельно реа­ли­зу­ется не один, а два цикла посвя­ще­ний:

I
поне­дель­ник пока­ян­ные (Спа­си­телю) 1. Первые сти­хиры на «Гос­поди, воз­звах»
втор­ник пока­ян­ные (Спа­си­телю)
среда Кресту
чет­верг святым апо­сто­лам 2. Сти­хиры на сти­ховне
пят­ница Кресту 3. Седальны
суб­бота святым муче­ни­кам, свя­ти­те­лям, пре­по­доб­ным и усоп­шим 4. Первые каноны утрени
II
поне­дель­ник святым Анге­лам (бес­плот­ным Силам) 1. «Ины» сти­хиры на «Гос­поди, воз­звах»
втор­ник свя­тому Иоанну Пред­тече
среда Божией Матери
чет­верг свя­ти­телю Нико­лаю Чудо­творцу 2. Вторые каноны утрени
пят­ница Божией Матери
суб­бота усоп­шим, святым муче­ни­кам

Попро­буем уста­но­вить, кото­рый из этих двух циклов памя­тей хро­но­ло­ги­че­ски более ранний. Чисто логи­че­ски можно пред­по­ло­жить, что более ранним явля­ется тот цикл, кото­рый орга­ни­зует древ­ней­шие по своему про­ис­хож­де­нию пес­но­пе­ния Окто­иха. Что же пред­став­лял собой Октоих в первые века своего суще­ство­ва­ния и какой объем пес­но­пе­ний он пер­во­на­чально содер­жал? На эти вопросы нам помо­жет отве­тить мате­риал древ­не­рус­ских (а также южно­сла­вян­ских) руко­пи­сей, явля­ю­щихся бес­цен­ными и до сих пор не изу­чен­ными источ­ни­ками по исто­рии литур­гики. Мы имеем в вицу три рода памят­ни­ков XIXV веков: древ­не­рус­ские Сту­дий­ские уставы Алек­се­ев­ской редак­ции, так назы­ва­е­мые «избор­ные» Окто­ихи (сбор­ники стихир и других мелких пес­но­пе­ний восьми гласов) и древ­не­рус­ские Парак­ли­тики – сбор­ники утрен­них кано­нов Окто­иха.

Древ­ней­шие редак­ции Сту­дий­ского устава, пред­став­лен­ные руко­пи­сями К‑5349 собра­ния Госу­дар­ствен­ной Тре­тья­ков­ской гале­реи конца XI – начала XII века («Типо­граф­ский устав») и № 330 Сино­даль­ного собра­ния Госу­дар­ствен­ного Исто­ри­че­ского Музея XII века сви­де­тель­ствуют о том, что объем пес­но­пе­ний Окто­иха в сред­не­ве­ко­вый период зна­чи­тельно отли­чался от совре­мен­ного. Ука­зан­ные руко­писи назы­вают лишь три жанра пес­но­пе­ний Осмо­глас­ника буд­нич­ного цикла: сти­хиры на сти­ховне, седальны, один канон на утрене.

«На литур­гии рекшы в поне­дель­ник начи­на­еться пост святых апо­стол… на сти­ховне поються сти­хира в окта­ице… На заут­рьни в поне­дель­ник поеться по пении псал­тыре канон в окта­ице… седа­лен в окта­ице… оттого бо (дня. – О. К.) начи­на­еться петь окта­и­чь­ная сти­хира яве яко тро­и­чь­ная и седальны и канон».

(Типо­граф­ский устав, л. 19 об. – 20)

Слово в слово повто­ряет это место и руко­пись Сино­даль­ного собра­ния № 330 (л. 65 об. – 66).

Тексты стихир на сти­ховне и седаль­нов отыс­ки­ва­ются в сла­вян­ских «избор­ных» Окто­и­хах3), где они состав­ляют наи­бо­лее устой­чи­вое ядро пес­но­пе­ний, повто­ря­ю­щихся прак­ти­че­ски во всех руко­пи­сях дан­ного типа, за исклю­че­нием дефект­ных. Эти тексты пред­став­ляют собой наи­бо­лее древ­нюю часть пев­че­ского репер­ту­ара Окто­иха, веду­щую свое про­ис­хож­де­ние из Пале­стины. В их основе лежат само­глас­ные пес­но­пе­ния ано­ним­ных авто­ров, исполь­зо­вав­ши­еся в бого­слу­же­нии в иеру­са­лим­ских мона­сты­рях VIIVIII веков4). Древ­ние само­глас­ные сти­хиры на сти­ховне носили пока­ян­ный харак­тер, вос­пе­вали муче­ни­ков, апо­сто­лов, крест­ные стра­да­ния Христа:

«Хотех сле­зами омыти моих пре­гре­ше­ний руко­пи­са­ние Гос­поди, и прочее живота моего пока­я­нием бла­го­уго­дити Тебе, но враг льстит мя, и борет душу мою: Гос­поди, прежде даже до конца не погибну, спаси мя» (Глас 4, сти­хира пока­ян­ная в неделю вечера); «Пре­х­валь­нии муче­ницы, вас ни земля пота­ила есть, но небо прият вы, и отвер­зо­шася вам рай­ския двери, и внутрь бывше, древа живот­наго насла­жда­е­теся, Хри­стови моли­теся, даро­вати душам нашим и велию милость» (Глас 1, сти­хира муче­нична в среду вечера); «Воз­ве­ли­чил еси Спасе, во все­лен­ней вер­хов­ных апо­стол имена: навы­коша бо небес­ным, и неиз­ре­ченна даша земным исце­ле­ния: и сени их едины недуги увра­че­ваху, иже от рыба­рей чудо­тво­ряще, и иже от иудей бого­сло­вяще бла­го­дати учения: ихже ради Мило­серде, даждь нам велию милость» (Глас 2, сти­хира апо­столь­ская в среду вечера); «Дал еси зна­ме­ние боя­щымся Тебе Гос­поди, крест Твой чест­ный, имже посра­мил еси начала тьмы и власти, и возвел еси нас на первое бла­жен­ство. Темже Твое чело­ве­ко­люб­ное смот­ре­ние славим, Иисусе все­сильне, Спасе душ наших» (Глас 4, сти­хира крест­ная в среду и пят­ницу утра); «Со духи пра­вед­ных скон­чав­шихся душы раб Твоих Спасе упокой, сохра­няя их во блжен­ней жизни, яже у Тебе Чело­ве­ко­любче» (Глас 4, сти­хира мерт­вена в пят­ницу вечера).

Буд­нич­ные седальны Окто­иха по про­ис­хож­де­нию и пев­че­скому жанру – древ­ней­шие и извест­ней­шие тро­пари в честь святых, муче­ни­ков, Креста. При­ве­дем несколько при­ме­ров:

«Поми­луй нас, Гос­поди, поми­луй нас: вся­каго бо ответа недо­уме­юще, сию Ти молитву яко Вла­дыце греш­нии при­но­сим, поми­луй нас» (Глас 6, седа­лен пока­ян­ный в поне­дель­ник утра); «Апо­сто­лов пер­во­пре­столь­ницы, и все­лен­ныя учи­те­лие, Вла­дыку всех молите, мир все­лен­ней даро­вати, и душам нашим велию милость» (Глас 4, седа­лен апо­столь­ский в чет­верг утра); «Спаси, Гос­поди, люди Твоя и бла­го­слови досто­я­ние Твое, победы на сопро­тив­ныя даруя и Твое сохра­няя кре­стом Твоим житель­ство» (Глас 1, седа­лен крест­ный в среду утра); «Муче­ницы Твои Гос­поди, во стра­да­ниих своих венцы прияша нетлен­ныя от Тебе Бога нашего: имуще бо кре­пость Твою, мучи­те­лей низ­ло­жиша, сокру­шиша и демо­нов немощ­ныя дер­зо­сти. Тех молит­вами спаси душы наша» (Глас 4, седа­лен муче­ни­чен в суб­боту утра); «Глу­би­ною муд­ро­сти чело­ве­ко­любно вся строяй, и полез­ное всем пода­ваяй, едине Соде­телю, упокой Гос­поди, душы раб Твоих: на Тя бо упо­ва­ние воз­ло­жиша, Творца и Зижди­теля и Бога нашего» (Глас 8, седа­лен мерт­вен в суб­боту утра).

Уже в первых, наи­бо­лее крат­ких запи­сях Сту­дий­ского устава – в так назы­ва­е­мом «Начер­та­нии» Фео­дора Сту­дита (конец IX века) – упо­ми­на­ются уми­ли­тель­ные, апо­столь­ские и муче­ни­че­ские сти­хиры5). Циклы буд­нич­ных пес­но­пе­ний Осмо­глас­ника,

назы­вав­шихся κατανυκτικα, σταυρωσιμα, αποστολικα, μαρτυρικα, вхо­дили в состав древ­ней­ших гре­че­ских сти­хи­ра­рей – сбор­ни­ков стихир Окто­иха и Триоди6). В сла­вян­ских «избор­ных» Окто­и­хах эти пес­но­пе­ния обра­зуют единое целое с вос­крес­ными сти­хи­рами и не отде­ля­ются от них особым заго­лов­ком, что под­твер­ждает общ­ность их про­ис­хож­де­ния. Точно так же и седальны буд­нич­ных дней имеют загла­вие «Седальны вос­крес­ные и откры­ва­ются вос­крес­ным отпу­сти­тель­ным тро­па­рем7). Внутри гла­со­вых групп они сле­дуют в порядке испол­не­ния их в сед­мич­ные дни. Схема посвя­ще­ний у стихир и седаль­нов сле­ду­ю­щая:

поне­дель­ник пока­ян­ные
втор­ник

среда

Кресту

пят­ница

чет­верг апо­сто­лам
суб­бота муче­ни­кам (иногда свя­ти­те­лям), усоп­шим

Пометы, сопро­вож­да­ю­щие буд­нич­ные сти­хиры и седальны в «избор­ном» Окто­ихе ука­зы­вают не на дни недели, а на содер­жа­ние памяти: «пок/а/ялне», «кр/е/стн», «апслм», «зауп», «м/у/чнч». Можно пред­по­ла­гать, что вна­чале эти пес­но­пе­ния не были при­уро­чены к опре­де­лен­ным дням недели, а раз­ли­ча­лись лишь тема­ти­че­ски и только впо­след­ствии на визан­тий­ской почве были при­спо­соб­лены к кругу сед­мич­ных памя­тей. Для срав­не­ния: у более позд­них по про­ис­хож­де­нию «молеб­ных» стихир II цикла посвя­ще­ний из того же «избор­ного» Окто­иха пометы в первую оче­редь ука­зы­вают на день недели, а затем на содер­жа­ние памяти: «В поне­дель­ник вечера молебны глас а (первый) Пред­течи, подобны небес­ным» (РГАДА, ф. 381, № 75, л. 40 об.).

Итак, мы видим, что наи­бо­лее древ­няя часть пес­но­пе­ний Окто­иха – его сти­хиры на сти­ховне и седальны – сле­дуют I модели свя­щен­ных памя­тей сед­мицы. Схема эта впер­вые была исполь­зо­вана еще пре­по­доб­ным Фео­до­ром Сту­ди­том при созда­нии три­песн­цев для Пост­ной Триоди (813–820)8). При­над­ле­жит ли самому автору три­песн­цев идея этого сед­мич­ного цикла, его план? Скорее всего, нет. Пре­по­доб­ный Феодор Студит, по всей види­мо­сти, опи­рался на сло­жив­шу­юся в пале­стин­ской гим­но­гра­фии тра­ди­цию, следы кото­рой обна­ру­жи­ва­ются, напри­мер, в Часо­слове Лавры пре­по­доб­ного Саввы Освя­щен­ного. Известно, что многие черты своего бого­слу­жеб­ного устава сту­диты заим­ство­вали из Лавры пре­по­доб­ного Саввы, в том числе пере­несли к себе сав­ва­ит­ский Часо­слов. Текст его по синай­ской руко­писи IX века был опуб­ли­ко­ван в Риме в 1964 году. В службе каж­дого часа этого древ­него памят­ника содер­жится тро­парь при­ме­ни­тельно к тому или иному дню сед­мицы. Так, на первом часе для поне­дель­ника и втор­ника пола­гался тро­парь: «Греш­ни­ков тре­пе­щу­щих услыши, Гос­поди, якоже приял еси блуд­наго рас­ка­яв­ше­гося, и нас приими, благий Спасе…»; для среды и пят­ницы: «Яко имеяй мно­же­ство щедрот ко сми­ре­нию нашему и хотяй греш­ныя спасти, Блаже, крест и копие пре­тер­пел еси, Иску­пи­телю…»; для чет­верга: «Пре­чи­стая Бого­ро­дице, в отча­я­нии от тяжких наших грехов обу­ре­ва­е­мыя, на Тя надежду воз­ла­гаем, поспеши, спаси, сво­боди нас…»; в суб­боту: «Пре­х­валь­нии муче­ницы, агнцы сло­вес­ныя, все­со­жже­ние духов­ное, жертва при­ят­ная Богу, вас земля не пота­ила, но небо прият вы…»9). Нетрудно заме­тить, что тро­пари поне­дель­ника и втор­ника в Часо­слове имеют пока­ян­ный харак­тер, среды и пят­ницы – посвя­щены крест­ным стра­да­ниям Христа, чет­верга – Божией Матери, суб­боты – муче­ни­кам. В этой схеме лишь память чет­верга (Божией Матери, а не святым апо­сто­лам) отли­ча­ется от ана­ло­гич­ного цикла кон­стан­ти­но­поль­ской Триоди и Окто­иха.

Осо­бого рас­смот­ре­ния заслу­жи­вает цик­ли­за­ция сед­мич­ных кано­нов Окто­иха. Мы помним, что ранние списки Сту­дий­ского устава пред­пи­сы­вали испол­не­ние на утрене лишь одного канона из Окто­иха – без ука­за­ния, какого именно. Можно пред­по­ла­гать, что они зафик­си­ро­вали такую стадию раз­ви­тия бого­слу­же­ния, когда вторых кано­нов еще не суще­ство­вало. Какой же из двух циклов этих про­из­ве­де­ний имелся в виду в Сту­дий­ском уставе Алек­се­ев­ской редак­ции? На этот вопрос помо­гает отве­тить акро­стих суб­бот­него канона всем святым 8‑го гласа, завер­ша­ю­щий каноны пер­вого сед­мич­ного круга: «Окто­иха нового боже­ствен­ный конец. Труд Иосифа». Это озна­чает, что именно эти каноны, сле­до­вав­шие первой схеме памя­тей, состав­ляли пер­во­на­чаль­ное ядро «нового» Окто­иха, про­дол­жав­шего вос­крес­ный Октоих пре­по­доб­ного Иоанна Дамас­кина, и завер­шал их именно суб­бот­ний канон муче­ни­кам, святым и усоп­шим пре­по­доб­ного Иосифа, а не суб­бот­ний канон усоп­шим пре­по­доб­ного Фео­фана. Таким обра­зом, пер­во­на­чаль­ный состав буд­нич­ного Окто­иха вклю­чал про­из­ве­де­ния разных жанров: сти­хиры, седальны, каноны, а воз­можно, и бла­женны, – объ­еди­нен­ные общей схемой сед­мич­ной цик­ли­за­ции.

К более позд­ним эле­мен­там Окто­иха отно­сятся «молеб­ные» сти­хиры «избор­ного» Окто­иха – сти­хиры на «Гос­поди, воз­звах» буд­нич­ных дней. Они испол­ня­лись «на подо­бен», то есть по образцу других, более извест­ных пес­но­пе­ний. Воз­можно, они были пред­на­зна­чены запол­нить пустоты тех дней, для кото­рых не было службы в Минее (ср. ука­за­ние в совре­мен­ном печат­ном Окто­ихе, что эти сти­хиры поются «аще ли несть минеи»10)). Схема сед­мич­ных посвя­ще­ний у «молеб­ных» стихир в «избор­ном» Окто­ихе несколько отли­ча­ется от совре­мен­ной:

вос­кре­се­нье веч. святым Анге­лам
поне­дель­ник веч. свя­тому Иоанну Пред­тече
втор­ник веч. Божией Матери

среда веч.

апо­столу Петру или свя­ти­телю Нико­лаю

чет­верг веч. Божией Матери
пят­ница веч. про­ро­кам

В неко­то­рых памят­ни­ках (напри­мер, ГПБ, Соф. 122, 123) этот цикл откры­ва­ется пес­но­пе­ни­ями в честь Живо­тво­ря­щей Троицы, кото­рые испол­ня­лись в суб­боту вечера. Как видим, соста­ви­тели вто­рого сед­мич­ного цикла стре­ми­лись допол­нить первый, не повто­ряя его.

Свою струк­туру памя­тей пред­ла­гает гре­че­ский Турин­ский кодекс XIIXIII веков – южно-ита­лий­ская редак­ция Сту­дий­ского устава – в главе 22 «О кано­нах всех седмиц»11). Он раз­ли­чает каноны, испол­ня­ю­щи­еся на утрене (в поне­дель­ник и втор­ник – пока­ян­ные, в среду и пят­ницу – Кресту, в чет­верг – святым апо­сто­лам, в суб­боту – усоп­шим), и каноны пове­че­рия:

вос­кре­се­нье бес­плот­ным Силам Небес­ным
поне­дель­ник свя­тому Иоанну Пред­тече
втор­ник молеб­ный Пре­свя­той Бого­ро­дице
среда молеб­ный свя­ти­телю Нико­лаю
чет­верг молеб­ный Пре­свя­той Бого­ро­дице
пят­ница молеб­ный вели­ко­му­че­нику Пан­те­ле­и­мону
суб­бота Пре­свя­той Бого­ро­дице

Это необык­но­венно ценное сви­де­тель­ство Турин­ского кодекса про­ли­вает свет на про­ис­хож­де­ние вторых кано­нов Окто­иха из служб пове­че­рия, для кото­рых они, по всей види­мо­сти, и пред­на­зна­ча­лись. Эпитет «молеб­ный», сопро­вож­да­ю­щий каноны вто­рого цикла, воз­можно, связан с молеб­ными служ­бами, кото­рые в древ­но­сти слу­жи­лись не утром, а вече­ром, после вечерни12), и могли сов­па­дать с пове­че­рием. Отсюда тра­ди­ция петь на пове­че­рии особый «молеб­ный» канон.

Еще один инте­рес­ный источ­ник, раз­ре­ша­ю­щий загадку про­ис­хож­де­ния вто­рого цикла памя­тей, – глава «О служ­бах», явля­ю­ща­яся при­ло­же­нием к основ­ному тексту Типо­граф­ского устава (конец XI века). Эта глава начи­на­ется переч­нем служб Шестод­нева, постро­ен­ных по II сед­мич­ной модели:

поне­дель­ник святым Анге­лам
втор­ник свя­тому Иоанну Пред­тече
среда Пре­свя­той Бого­ро­дице
чет­верг апо­сто­лам (общая)
пят­ница Кресту
суб­бота про­ро­кам

Про­кимны, Апо­столы и Еван­ге­лия для этих служб пред­ла­га­ется искать в меся­це­слов­ной части устава: «Служба анге­лом – ищи сеп­тября в S (шестой) день» (Вос­по­ми­на­ние чуда Архи­стра­тига Миха­ила в Хонех), «Служба Святей Бого­ро­дици – ищи сеп­тября в и (вось­мой)» (Рож­де­ство Пре­свя­той Бого­ро­дицы), «Служба святых апо­стол – ищи юня въ л (трид­ца­тый) днии» (Собор 12 апо­сто­лов) и т. д.13) Инте­ресно то, в каком кон­тек­сте появ­ля­ются службы Шестод­нева в древ­ней­шем уставе. Они откры­вают список молеб­ных пений на разные случаи: без­до­ж­дие, наше­ствие пога­ных, трус (зем­ле­тря­се­ние), недуж­ным исце­ле­ние и т. д., – обра­зуя с ними одно целое. Это наблю­де­ние под­твер­ждает нашу догадку о том, что II цикл сед­мич­ных памя­тей объ­еди­нял пер­во­на­чально особые, молеб­ные пес­но­пе­ния (ср. также «молеб­ные» сти­хиры в «избор­ном» Окто­ихе), допол­няв­шие основ­ной корпус про­из­ве­де­ний Окто­иха.

Молеб­ные каноны в древ­но­сти вхо­дили в состав особой книги – Парак­ли­тика (греч. παρακλητικη от παρακλητικοζ – «при­зы­ва­ю­щий», «взы­ва­ю­щий», «молеб­ный») и не сме­ши­ва­лись с уми­ли­тель­ными (κατανυκτικοι) пре­по­доб­ного Иосифа14). Следы этого типа книги обна­ру­жи­ва­ются в руко­пис­ном насле­дии Древ­ней Руси XIIXIV веков, где довольно зна­чи­тель­ное место зани­мают Парак­ли­тики – гим­но­гра­фи­че­ские сбор­ники, содер­жав­шие только каноны Окто­иха. В этих сбор­ни­ках именно II цикл посвя­ще­ний явля­ется веду­щим, хотя и испы­ты­вает вли­я­ние со сто­роны уми­ли­тель­ных кано­нов I цикла. Наи­бо­лее типич­ная струк­тура древ­не­рус­ских Парак­ли­ти­ков сле­ду­ю­щая:

поне­дель­ник святым Анге­лам
втор­ник свя­тому Иоанну Пред­тече
среда Божией Матери
чет­верг апо­сто­лам
пят­ница Кресту
суб­бота про­ро­кам

Как видим, памяти чет­верга и пят­ницы здесь взяты из I цикла пес­но­пе­ний Окто­иха. Про­из­ве­де­ния молеб­ного цикла в древ­не­рус­ских Парак­ли­ти­ках зача­стую вклю­чают отдель­ные тро­пари первых кано­нов Окто­иха и, по суще­ству, явля­ются ком­пи­ля­цией двух раз­лич­ных по про­ис­хож­де­нию кано­нов дня.

Поды­то­жи­вая все ска­зан­ное о про­ис­хож­де­нии сед­мич­ных циклов Окто­иха, мы можем отме­тить сле­ду­ю­щее. Струк­тура I цикла памя­тей была заим­ство­вана визан­тий­ской гим­но­гра­фией из Пале­стины вместе с древ­ней­шими пес­но­пе­ни­ями Окто­иха – сти­хи­рами и седаль­нами и полу­чила свое даль­ней­шее раз­ви­тие в твор­че­стве пре­по­доб­ных Фео­дора и Иосифа Сту­ди­тов (Пост­ная Триодь) и Иосифа Пес­но­писца (первые каноны Окто­иха). Этот цикл сед­мич­ных памя­тей прак­ти­че­ски без изме­не­ния вошел во многие сред­не­ве­ко­вые уставы и гим­но­гра­фи­че­ские сбор­ники.

Вторая сед­мич­ная модель Окто­иха воз­никла позд­нее, на визан­тий­ской почве, из молеб­ных пес­но­пе­ний восьми гласов в честь святых, кото­рые в уста­вах раз­лич­ных мона­сты­рей и цер­ков­ных цен­тров пола­га­лись в опре­де­лен­ные дни недели. Репер­туар таких про­из­ве­де­ний в древ­но­сти был намного обшир­нее совре­мен­ного и отра­жал мест­ные тра­ди­ции почи­та­ния святых в той или иной оби­тели.

В неко­то­рых про­из­ве­де­ниях молеб­ного жанра связь текста с кон­крет­ным храмом, послу­жив­шим источ­ни­ком для его созда­ния, – как жили­щем про­слав­ля­е­мого свя­того – про­сле­жи­ва­ется осо­бенно отчет­ливо: «Любо­вию твоею сози­да­ю­щаго боже­ствен­ный дом, выш­няго жития улу­чити моли, иже верою храму твоему слу­жа­щия, храмы Духа Бже­ствен­наго сотвори, Кре­сти­телю и Пред­тече, хода­тай­ствы твоими» (канон свя­тому Иоанну Пред­тече 2‑го гласа, песнь 2).

«Нам любя­щим тя, и любо­вию почи­та­ю­щим, и в боже­ствен­нем храме твоем лику­ю­щим, даждь с небесе раз­ре­ше­ние лютых Пред­тече Гос­по­день, и жития исправ­ле­ние, и пре­гре­ше­ний избав­ле­ние» (канон свя­тому Иоанну Пред­тече 2‑го гласа, песнь 9).

«Имуще тя к Вла­дыце и Богу Зижди­телю и Гос­поду заступ­ника тепла, к тебе при­бе­гаем, верою зовуще: не отврати нас без успеха при­те­ка­ю­щим под кров храма твоего свя­таго…» (сти­хира 8‑го гласа апо­столу Петру) (РГАДА, ф. 381, Mb 75, л. 60 об.).

В даль­ней­шем высо­кий авто­ри­тет неко­то­рых авто­ров (напри­мер, пре­по­доб­ных Фео­фана Начер­тан­ного, Иосифа Гим­но­графа), пре­крас­ные худо­же­ствен­ные досто­ин­ства их про­из­ве­де­ний обу­сло­вили выде­ле­ние напи­сан­ных ими циклов пес­но­пе­ний из мно­же­ства ана­ло­гич­ных гимнов другим святым, остав­шихся в руко­пи­сях, и объ­еди­не­ние их в один бого­слу­жеб­ный сбор­ник. Заслуга состав­ле­ния этого сбор­ника при­над­ле­жит, как утвер­ждает цер­ков­ное пре­да­ние, пре­по­доб­ному Иосифу Пес­но­писцу. Нако­нец, сле­ду­ю­щим этапом было при­со­еди­не­ние пес­но­пе­ний Парак­ли­тика к пер­во­на­чаль­ному ядру Окто­иха и обра­зо­ва­ние еди­ного после­до­ва­ния, соче­та­ю­щего про­из­ве­де­ния обоих сед­мич­ных циклов. С этого момента молеб­ные пес­но­пе­ния ста­но­вятся частью книги Октоих, кото­рая бла­го­даря им полу­чает второе назва­ние – παρακλητικη, в сла­вян­ском пере­воде – «Книга молебна с Богом Святым осмо­глас­ника»15).

Однако в руко­пи­сях еще долгое время про­дол­жают сохра­няться следы мест­ных тра­ди­ций и обы­чаев, видо­из­ме­ня­ю­щих общую схему сед­мич­ных памя­тей. Так, напри­мер, в неко­то­рых гре­че­ских руко­пи­сях Парак­ли­тика вместо гимнов в честь бес­плот­ных Сил в поне­дель­ник пола­га­лись пес­но­пе­ния Живо­тво­ря­щей Троице16), отлич­ные от ана­ло­гич­ных кано­нов Мит­ро­фана в неделю на полу­нощ­нице. Раз­ли­ча­ются посвя­ще­ния чет­верга: кроме гимнов две­на­дцати апо­сто­лам, в руко­пи­сях пред­став­лены сти­хиры и каноны апо­столу Петру, Петру и Павлу, свя­ти­телю Нико­лаю. Осо­бенно раз­но­об­ра­зен выбор памя­тей суб­боты: в раз­лич­ных источ­ни­ках на этот день поме­ща­ются молит­во­сло­вия в честь святых муче­ни­ков (или вели­ко­му­че­ника Пан­те­ле­и­мона), про­ро­ков, усоп­ших, Божией Матери. Прак­ти­че­ски каждый ранний литур­ги­че­ский источ­ник дает свой вари­ант общей сед­мич­ной схемы.

В про­цессе мно­го­ве­ко­вого раз­ви­тия пра­во­слав­ного бого­слу­же­ния утвер­ди­лась единая струк­тура свя­щен­ных памя­тей, явля­ю­ща­яся кон­та­ми­на­цией двух циклов посвя­ще­ний Окто­иха:

поне­дель­ник святым бес­плот­ным Силам
втор­ник свя­тому Иоанну Пред­тече
среда Божией Матери
чет­верг апо­сто­лам, свя­ти­телю Нико­лаю
пят­ница Кресту
суб­бота всем святым и усоп­шим

Она нашла отра­же­ние в раз­лич­ных цер­ков­ных книгах: Часо­слове (днев­ные тро­пари святым), Шестод­неве слу­жеб­ном, Сле­до­ван­ной Псал­тири, кано­ни­ках, ака­фист­ни­ках, сбор­ни­ках поуче­ний и пр. Эту схему исполь­зо­вал свя­ти­тель Кирилл Туров­ский при созда­нии своего цикла сед­мич­ных молитв (молитв на все дни недели). Нако­нец, инте­рес­ной живо­пис­ной иллю­стра­цией сед­мич­ных памя­тей стали древ­не­рус­ские иконы XVIXVII веков, исполь­зо­вав­шие сюжет Шестод­нева. Они пред­став­ляют собой ком­по­зи­ции из шести клейм: Вос­кре­се­ния, Собора Архан­ге­лов, или Собора Архан­гела Миха­ила, Усек­но­ве­ния главы свя­того Иоанна Пред­течи, или Собора свя­того Иоанна Пред­течи, Бла­го­ве­ще­ния, Умо­ве­ния ног, Рас­пя­тия. Парной иконой к Шестод­неву явля­ется «Суб­бота всех святых» – мно­го­фи­гур­ная ком­по­зи­ция с раз­лич­ными ликами святых, кото­рая иногда состав­ляет единое целое с Шестод­не­вом17).


При­ме­ча­ния:

1 Дуры­лин С. Н. В родном углу. М., 1991, с. 161.
2 Reese G. Music in the Middle Ages. New York, 1940, p. 72.
3 См.: РГАДА, ф. 381 (Синод, тип.), № 67, 74, 75; ГПБ, Соф. 122, 123, 126; Гильф. 20; ГИМ, УВАР. 521 и др.
4 Так, напри­мер, неко­то­рые само­глас­ные сти­хиры обна­ру­жи­ва­ются в составе древ­не­гру­зин­ского Иад­гари X века – памят­нике иеру­са­лим­ской гим­но­гра­фии VIIVIII веков (См.: Древ­ней­ший Иад­гари. Тби­лиси, 1980 (на груз. языке). В конце изда­ния – список пес­но­пе­ний Иад­гари, отож­деств­лен­ных по совре­мен­ным гре­че­ским бого­слу­жеб­ным книгам. См. также: Момина М. А. О про­ис­хож­де­нии гре­че­ской Триоди). Пале­стин­ский сбор­ник. Вып. 2891. Л., 1986, с. 117.
5 Дмит­ри­ев­ский А. Опи­са­ние литур­ги­че­ских руко­пи­сей, хра­ня­щихся в биб­лио­те­ках Пра­во­слав­ного Востока. Т. I, ч. I, ΤΥΠΙΚΑ. Киев, 1895, с. 229, примеч. 7.
6 Follieri Е., Strunk О. Triodium Athoum. – ММВ, v. 9. Pars Suppletoria. Munksgaard, 1975, p. 51.
7 Подроб­нее о струк­туре «избор­ного» Окто­иха см.: Кра­ше­нин­ни­кова О. А. Древ­не­рус­ские Окто­ихи XIV века и про­блема типо­ло­гии гим­но­гра­фи­че­ских руко­пи­сей. – Гер­ме­нев­тика древ­не­рус­ской лите­ра­туры XIXIV вв. Сбор­ник 5. М., 1992, с. 301–315.
8 Кара­би­нов И. Пост­ная Триодь. Исто­ри­че­ский обзор ее плана, состава, редак­ций и сла­вян­ских пере­во­дов. СПб., 1910, с. 123.
9 Цит. по: Успен­ский Н. Д. Чин все­нощ­ного бдения (ἀγρυπνὶα) на Пра­во­слав­ном Востоке и в Рус­ской Церкви. – Бого­слов­ские труды, сб. 18. М., 1978, с. 42–43.
10 Октоих, сиречь Осмо­глас­ник. Гласы 1–4. М., Мос­ков­ская Пат­ри­ар­хия, 1981, с. 376.
11 Дмит­ри­ев­ский А. Указ. соч., с. 805–806.
12 Октоих, сиречь Осмо­глас­ник. Гласы 1–4, с. 705.
13 ГТГ, К‑5349, л. 22 об. – 23.
14 Подроб­нее об этом см.: Кра­ше­нин­ни­кова О. А. Октоих и Парак­ли­тик (к исто­рии двух назва­ний одной литур­ги­че­ской книги) – Гер­ме­нев­тика древ­не­рус­ской лите­ра­туры. Сбор­ник 6 (в печати).
15 Октоих, сиречь Осмо­глас­ник. Гласы 1–4, с. 21.
16 Hannick Ch. Dimanche. Office selon les huit tons. ΟΚΤΟΗΞΟΣ. La priere des Eglises de Rite Byzantin, 3. Chevetogne, 1972, p. 54.
17 Анто­нова В. И., Мнева Н. Е. Ката­лог древ­не­рус­ской живо­писи. Опыт исто­рико-худо­же­ствен­ной клас­си­фи­ка­ции. М., 1963, т. 1, с. 342; т. 2, с. 341, 343, 352, 491.

Print Friendly, PDF & Email
Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки