Анализ мусульманских высказываний о семейной жизни

про­то­и­е­рей Димит­рий Поло­хов,
кан­ди­дат бого­сло­вия, доцент

Обыч­ным пра­ви­лом для мусуль­ман стали попытки апо­логии мно­го­жен­ства, осо­бенно в свете раз­го­во­ров о де­мографической ситу­а­ции в России. В своих высказывани­ях мусуль­ман­ские дея­тели и пуб­ли­ци­сты не только пыта­ются апел­ли­ро­вать к своему свя­щен­ному писа­нию — Ко­рану, но и активно ищут доводы в под­держу поли­га­мии в Библии1.

Однако Свя­щен­ное Писа­ние Церкви Хри­сто­вой — Биб­лия — не содер­жит в себе аргу­мен­тов в пользу мно­го­жен­ства. В Ветхом Завете, как отме­чают иссле­до­ва­тели, несмотря на мно­го­чис­лен­ные при­меры поли­га­мии, боль­шая часть браков у изра­иль­тян была моно­гам­ной2. Иде­аль­ной формой семей­ной жизни при­зна­ется только моно­гам­ный брак, об этом сви­детельствует повест­во­ва­ние о сотво­ре­нии чело­века Богом (см.: Быт. 1:27–28; 2:22–24) и закон о браке первосвященни­ка (см.: Лев. 21:14). Более того, само появ­ле­ние многожен­ства в исто­рии чело­ве­че­ства несет на себе отпе­ча­ток греха и про­тив­ле­ния Богу, так как первый случай поли­га­мии связан с потом­ками Каина: И взял себе Ламех две жены: имя одной: Ада, и имя второй: Цилла [Селла] (Быт. 4:19).

При­меры вет­хо­за­вет­ных пра­вед­ни­ков не дают однознач­ных и поло­жи­тель­ных при­ме­ров в пользу поли­га­мии3. Мно­гоженство хотя и упо­ми­на­ется в вет­хо­за­вет­ном законодатель­стве (см.: Втор. 21:15–17), однако про­роки осуж­дают подоб­ную прак­тику. Они счи­тали еди­но­бра­чие един­ственно воз­можной «в нрав­ствен­ном отно­ше­нии формой брач­ного союза»4. У про­рока Мала­хии мы встре­чаем обли­че­ния тому, кто посту­пает веро­ломно против един­ствен­ной закон­ной жены своей, фак­ти­че­ски пророк Божий высту­пает против прак­тики раз­во­дов в обще­стве народа Божи­его (см.: Мал. 2:13–16). Также осуж­де­ние мно­го­жен­ства про­ро­ками сле­дует из пони­ма­ния брака как мета­форы для обо­зна­че­ния отноше­ний между Богом и Его наро­дом. Всякое укло­не­ние от ис­тинного бого­по­чи­та­ния харак­те­ри­зу­ется Словом Божиим как супру­же­ская измена — пре­лю­бо­де­я­ние (см.: Ис. 54:5 и след.; 62:5; Иер. 2:2 и след.; Ос. 2:19–23). Завет Бога с избран­ным наро­дом имеет здесь срав­не­ние с брач­ным союзом. В силу того, что ника­ких других заве­тов ни с каким иным наро­дом Гос­подь Бог не заклю­чал, ста­но­вится попят­ным и оче­вид­ным пред­по­чте­ние и нрав­ствен­ная оправ­дан­ность моно­гам­ных браков (см., напри­мер: Исх. 19:5–6; 34:10, 27; Иер. 11:10 и другие).

Сле­дует ска­зать, что к пери­оду монар­хии в еврей­ском на­роде моно­га­мия стала пра­ви­лом, хотя царь вроде Соло­мона не сле­до­вал в этом вопросе еврей­ским тра­ди­циям5 (см.: Втор. 17:17). По мнению иссле­до­ва­те­лей, в период после плена браки у иуде­ев были пре­иму­ще­ственно моно­гам­ные, а в ново­за­вет­ные вре­мена «моно­га­мия была пра­ви­лом, хотя такие лич­но­сти, как Ирод Вели­кий, могли иметь много жен»6.

В Новом Завете ника­ких ука­за­ний в пользу мно­го­жен­ства не име­ется. Более того, в Еван­ге­лии Спа­си­тель повто­ряет первое бла­го­сло­ве­ние Божие чело­ве­че­скому роду, в кото­ром одно­значно содер­жится ука­за­ние па еди­но­бра­чие: Он сказал им в ответ: не читали ли вы, что Сотво­рив­ший вна­чале муж­чину и жен­щину сотво­рил их? И сказал: посему оста­вит чело­век отца и мать и при­ле­пится к жене своей, и будут два од­ною плотью (Мф. 19:4, 5; ср.: Быт. 2:24).

Речь идет, как мы видим, об очень важном биб­лей­ском тер­мине. Моно­га­мия здесь упо­доб­ля­ется одной плоти, воз­вра­щая нас к повест­во­ва­нию о сотво­ре­нии чело­века Богом (см.: Быт. 1:27; 2:21–22). Ведь выра­же­ние «взял одно из ребр его» (Быт. 2:21), кото­рое опи­сы­вает про­цесс сотво­рения жен­щины, должно быть пере­ве­дено более кор­ректно: от при­роды Адама берется часть, поло­вина, бок или грань, и созда­ется жена. В еврей­ском вари­анте в тексте стоит выраже­ние  םִצַּלְעֹתָיז («миц­ца­лота») про­из­вод­ное от (целá) — צֵלָע «ребро, сто­рона, бок», что под­твер­ждает и Сеп­ту­а­гинта μίαν τῶν πλευρῶν αὐτοῦ (πλευρά — «бок»).

Поэтому брак в таком смысле есть вос­пол­не­ние и едине­ние чело­ве­че­ской при­роды, есте­ственно, что ника­кого един­ства и ника­кой одной плоти не может быть между одним му­жем и несколь­кими женами или наобо­рот. Смысл слов От­кровения Божи­его одно­зна­чен: одна плоть в браке — это один муж и одна жена, ника­кой второй, тре­тьей и чет­вер­той пло­ти для чело­века не преду­смот­рено Твор­цом. Как одно тело у чело­века, так и один брак. Об этом, в част­но­сти, мы най­дем у апо­стола Павла: Так должны мужья любить своих жен, как свои тела: любя­щий свою жену любит самого себя. Ибо никто нико­гда не имел нена­ви­сти к своей плоти, но питает и греет ее, как и Гос­подь Цер­ковь (Еф. 5:28–29).

Само учение Гос­пода Иисуса Христа и его разъ­яс­не­ние свя­тыми Апо­сто­лами ставит отно­ше­ния супру­гов в браке на высшую нрав­ствен­ную высоту. Гос­подь запре­щает развод суп­ругов и урав­ни­вает муж­чину и жен­щину в плане ответствен­ности за распад семьи (см.: Мф. 19:3–12; Мк. 10:2–12), чего, кстати, не было в Ветхом Завете (см.: Втор. 24:1).

В апо­столь­ских посла­ниях также един­ственно возмож­ной для хри­стиан формой брака про­воз­гла­ша­ется моно­га­мия, что одно­значно сле­дует из тек­стов посла­ний апо­стола Павла (см., напри­мер: 1Кор. 6:9; 7:1–11; Еф. 5:22–23; Евр. 13:4). Вдовы, кото­рые полу­чают помощь от Церкви, должны быть женою одного мужа (1Тим. 5:9). В отно­ше­нии епи­ско­пов, пре­сви­те­ров и диа­ко­нов утвер­жда­ется уста­нов­ле­ние муж од­ной жены (1Тим. 3:2, 12; Тит. 1:6). Поэтому ника­ких иных вари­ан­тов, кроме как допу­ще­ние только одного брака в отно­шении хри­стиан в Новом Завете не суще­ствует.

Мусуль­ман­ские доводы отно­си­тельно брач­ной жизни чело­века доста­точно хорошо известны, все они сво­дятся к тому, что лучше совре­мен­ному, дале­кому от рели­гии чело­веку иметь несколько жен, как это раз­ре­ша­ется в шари­ате (до 4), чем иметь одну жену и несколько любов­ниц или поль­зо­ваться услу­гами про­сти­ту­ток7. В данном случае в ис­ламском веро­уче­нии про­воз­гла­ша­ется сомни­тель­ный прин­цип: вместо борьбы с гре­хов­ной стра­стью и похот­ли­во­стью, как при­чи­нами греха, пред­ла­га­ется огра­ни­чить дей­ствие гре­хов­ной стра­сти не духов­ными, а юри­ди­че­скими средства­ми — опре­де­лен­ным коли­че­ством жен. Именно поэтому дей­ствие греха в исламе регу­ли­ру­ется посред­ством мно­го­жен­ства, что нельзя назвать соб­ственно борь­бой с грехом, а в этой борь­бе полу­меры не эффек­тивны и даже опасны. Для православ­ного хри­сти­а­нина оче­видно, что в данном случае ислам­ские методы борьбы с грехом, или, если так это можно назвать, ис­ламская духов­ность, сви­де­тель­ствуют о фун­да­мен­таль­ном не­знании основ духов­ной без­опас­но­сти, и есть одно­знач­ный путь духов­ного само­обо­льще­ния — пре­ле­сти духов­ной.

Всегда в подоб­ных дис­кус­сиях одной из цен­траль­ных тем ста­но­вится обсуж­де­ние семей­ной жизни осно­ва­теля ислама — Мухам­мада. Попы­та­емся и мы рас­смот­реть аргу­мен­та­цию мусуль­ман в пользу мно­го­жен­ства своего про­рока. В одном из совре­мен­ных жиз­не­опи­са­ний Мухам­мада — «Ар-рахик аль-махтум» («Запе­ча­тан­ный Нектар»), состав­лен­ном про­фессором Сафи ар-Рах­ма­ном аль-Муба­рак­фури8, содержат­ся неко­то­рые апо­ло­ге­ти­че­ские выска­зы­ва­ния по поводу оправ­да­ния всем извест­ных исто­рий из семей­ной жизни ос­нователя ислама. Для чело­века, мало зна­ко­мого с мусуль­манскими пер­во­ис­точ­ни­ками и тру­дами свет­ских авто­ров но исто­рии ислама, аргу­менты ислам­ских апо­ло­ге­тов могут пока­заться убе­ди­тель­ными. Однако если серьезно заняться исто­рией рас­смат­ри­ва­е­мой про­блемы, то мы сде­лаем для себя уди­ви­тель­ные откры­тия: ока­зы­ва­ется, все, что так убедитель­но изла­гают мусуль­мане в оправ­да­ние своего про­рока, при близ­ком зна­ком­стве ока­зы­ва­ется либо наду­ман­ными и очень натя­ну­тыми умо­за­клю­че­ни­ями, либо откро­вен­ным обма­ном и под­та­сов­кой исто­ри­че­ского мате­ри­ала.

При­сту­пим к раз­бору и про­верке наи­бо­лее инте­рес­ных аргу­мен­тов мусуль­ман9. Ува­жа­е­мый ислам­ский бого­слов в своей работе, посвя­щен­ной Мухам­маду, всту­пает в поле­мику с теми, кто сомне­ва­ется в непо­роч­но­сти осно­ва­теля ис­лама в сфере семей­ных отно­ше­ний, в част­но­сти, в отноше­нии мно­го­жен­ства.

Он пишет: «Каж­дому из тех, кто пораз­мыс­лит о жизни послан­ника Аллаха, станет совер­шенно ясно, что заклю­че­ние браков с таким боль­шим коли­че­ством женщин в конце его жизни после того, как он в рас­цвете своей моло­до­сти прожил почти трид­цать лет, доволь­ство­вав­шись лишь одной уже пожи­лой женой, Хади­джей, а после нее — Саудой, объ­яс­ня­лось не тем, что он вне­запно был охва­чен сла­до­стра­стием, удовлетво­рить кото­рое можно было только таким спо­со­бом. Нет, посту­пая так, он пре­сле­до­вал более круп­ные цели, чем те, к дости­же­нию кото­рых обычно стре­мятся люди при заклю­че­нии брака».

Среди прочих целей, кото­рые пре­сле­до­вал Мухам­мад, заклю­чая такое боль­шое коли­че­ство браков, при­во­дится сле­ду­ю­щая: «Заклю­чая браки с неко­то­рыми жен­щи­нами, послан­ник Аллаха стре­мился пре­одо­леть враж­деб­ность и нена­висть отдель­ных племен по отно­ше­нию к исламу». На первый взгляд звучит весьма убе­ди­тельно, но кого же имеет в виду ис­ламский бого­слов? Далее пере­чис­ля­ются имена жен Мухам­мада, кото­рые якобы успешно послу­жили для этой цели.

Первой упо­ми­на­ется Умм Салама, кото­рая про­ис­хо­дила из пле­мени курей­ши­тов и при­над­ле­жала к роду (бати) бану махзум, к кото­рому отно­си­лись также Абу Джахль и Халид бин аль-Валид, извест­ные про­тив­ники араб­ского проповед­ника. Известно, что Амр бин Хишам, он же Абу Джахль («отец глу­по­сти» — это про­звище ему дал Мухам­мад), погиб в бит­ве с мусуль­ма­нами при Бадре в 624 году10. С Хали­дом бин аль-Вали­дом ситу­а­ция скла­ды­ва­лась инте­рес­нее. По словам мусуль­ман­ского про­фес­сора, он «уже не зани­мал такую не­примиримую пози­цию по отно­ше­нию к мусуль­ма­нам во вре­мя битвы при Ухуде. Более того, прошло не так уж много вре­мени, и он доб­ро­вольно принял ислам».

Во-первых, гово­рить об особой враж­деб­но­сти этого рода по отно­ше­нию к Мухам­маду не вполне кор­ректно, так как известно, что в числе первых, кто принял ислам, были и пред­ста­ви­тели рода махзум. Напри­мер, зна­ме­на­тель­ной ве­хой в исто­рии рас­про­стра­не­ния ислама счи­та­ется время, ког­да неболь­шая община первых мусуль­ман (30–32 чело­века) выбрала для про­ве­де­ния молит­вен­ных собра­ний дом ал-Ар-кама бин Абу-л-Аркама из рода махзум11. В первой общине мусуль­ман пред­ста­ви­те­лей этого рода было больше, чем из неко­то­рых других курей­шит­ских родов (таких, как, напри­мер, сахм, асад и харис)12.

Теперь отно­си­тельно того, что каса­ется Халида бин аль- Валида. Здесь явно мусуль­ман­ский автор пыта­ется обма­нуть чита­те­лей. Ни о каком смяг­че­нии пози­ции этого про­тив­ника Мухам­мада во время битвы при Ухуде (625) не было! Более того, именно реши­тель­ные дей­ствия мек­кан­ской кон­ницы, воз­глав­ля­е­мой Хали­дом, при­вели к реша­ю­щему пово­роту в сра­же­нии и победе над мусуль­ма­нами13.

Во всех осталь­ных битвах с мусуль­ма­нами Халид высту­пал на сто­роне языч­ни­ков, более того, он был одним из са­мых актив­ных и серьез­ных пол­ко­вод­цев мек­кан­цев. В «бит­ве у рва» (627) Халид пред­при­нял дерз­кую атаку на мусуль­манское охра­не­ние, когда сто­рон­ники Мухам­мада ушли па вечер­нюю молитву14. А в 628 году, когда Мухам­мад вместе со своими сто­рон­ни­ками хотел совер­шить малое паломниче­ство в Мекку (умру), именно Халид бин аль-Валид со своей кон­ни­цей пре­гра­дил ему дорогу, выну­див осно­ва­теля ислама изме­нить марш­рут15.

Что каса­ется при­ня­тия ислама этим про­тив­ни­ком Му­хаммада и впо­след­ствии талант­ли­вым мусуль­ман­ским вое­начальником, то оно про­изо­шло нака­нуне окон­ча­тель­ной победы ислама, после демон­стра­ции силы мусуль­ман во вре­мя «пред­ре­шен­ного малого палом­ни­че­ства» в 629 году. Имен­но тогда Халид, как талант­ли­вый пол­ко­во­дец, понял беспер­спективность воен­ной победы над Мухам­ма­дом и решил за­ранее перейти на сто­рону побе­ди­те­лей16.

Еще боль­шее удив­ле­ние вызы­вают ислам­ские аргу­менты в защиту осно­ва­теля ислама, когда речь захо­дит о женитьбе Мухам­мада па дочери самого стой­кого про­тив­ника ислама Абу Суф­ьяна. Якобы после сва­дьбы Мухам­мада па Умм Хабибе, Абу Суфьян «больше не сра­жался с послан­ни­ком Аллаха», то есть можно поду­мать, что этот про­тив­ник ислама стал лучше отно­ситься к осно­ва­телю новой араб­ской рели­гии.

Умм Хабиба Рамла бинт Абу Суфьян была среди тех му­сульман, кото­рые в 615 году бежали в Эфи­о­пию. Там ее суп­руг — Убай­дул­лах бин Джахш — познал свет истин­ной веры и стал хри­сти­а­ни­ном17. После его смерти и нака­нуне воз­вращения бежен­цев из изгна­ния в 628 году вдову заочно, еще в Эфи­о­пии, сосва­тали Мухам­маду. Однако наме­ре­ния уми­рить самого после­до­ва­тель­ного и упор­ного про­тив­ника ислама этот шаг Мухам­мада не носил. По мнению профессо­ра О. Г. Боль­ша­кова, подоб­ная сва­дьба пре­сле­до­вала единст­венную цель — бро­сить вызов Абу Суф­ьяну и доса­дить ему! Узнав об этом поступке своего врага, Абу Суфьян очень не­лестно ото­звался о «послан­нике Аллаха», дав ему такую ха­рактеристику: «Вот необуз­дан­ный жере­бец!»18.

Сле­дует ска­зать, что и Мухам­мад нико­гда не скры­вал своих откро­венно недру­же­люб­ных наме­ре­ний в отно­ше­нии

Абу Суф­ьяна. Об этом, в част­но­сти, сви­де­тель­ствует попыт­ка убий­ства послед­него по при­казу мусуль­ман­ского проро­ка. По сви­де­тель­ству Ибн Хишама, в Мекку были посланы Амр ибн Умаййя и Джаб­бар ибн Сахра, кото­рым «послан­ник Аллаха» при­ка­зал убить Абу Суф­ьяна ибн Харба19. Попытка не увен­ча­лась успе­хом, однако послан­ные Мухам­ма­дом кил­леры во время своей миссии убили несколь­ких совер­шенно невин­ных чело­век: слу­чай­ного про­хо­жего, ста­рика пас­туха и одного курей­шита, запо­до­зрен­ного в шпи­о­наже20.

Не менее инте­ре­сен сам факт при­ня­тия ислама Абу Суф­ья­ном в 630 году. Оно про­изо­шло фак­ти­че­ски под стра­хом смерти и было един­ствен­ным спо­со­бом для него избе­жать убий­ства и потери иму­ще­ства, когда мусуль­мане уже готови­лись к захвату Мекки21. Хотя и здесь воз­ни­кают серьез­ные про­блемы с пра­во­ве­рием этого курей­шита. Вот как об этом собы­тии повест­вует Ибн Хишам: «Пророк вос­клик­нул: “Горе тебе, о Абу Суфьян! Не пора ли тебе знать, что я Послан­ник Аллаха?”». На что глава языч­ни­ков-курей­ши­тов отве­тил: «Ей-богу, в отно­ше­нии этого у меня до сих пор есть сомне­ние». Тогда сви­де­тель этого раз­го­вора Аль-Аббас при­во­дит послед­ний весо­мый аргу­мент: «Горе тебе! Поко­рись и при­знай, что нет боже­ства кроме Аллаха, что Мухам­мад — Послан­ник Ал­лаха, пока не отру­били голову!». После чего и про­изо­шло об­ращение этого про­тив­ника Мухам­мада в ислам22.

Другой, якобы дипло­ма­ти­че­ский успех Мухам­мада был связан с женить­бой на Джу­вай­рийе бинт аль-Харис (Барра — имя до заму­же­ства), дочери вождя поко­рен­ного в 626 году мусуль­ма­нами пле­мени бану аль-муста­лик из группы племен хуза’а. Попав­шая в плен жен­щина пыта­лась найти защиту у Мухам­мада, прося у него содей­ствия в осво­бож­де­нии за вы­куп. Однако осно­ва­тель араб­ской рели­гии, увидев ее красо­ту, пред­ло­жил ей выйти за него замуж. О том, что здесь речь идет не о дипло­ма­тии, а о сла­сто­лю­бии Мухам­мада, свидетель­ствуют слова его люби­мой жены Аиши: «Кля­нусь Алла­хом, как только я уви­дела ее в дверях моей ком­наты, тут же возне­навидела. Я поняла, что он (Мухам­мад. — Авт.) заме­тит ее кра­соту так же, как и я»23.

По сви­де­тель­ствам мусуль­ман­ских источ­ни­ков, в резуль­тате этой сва­дьбы араб­ский пророк отпу­стил на свобо­ду 100 ее род­ствен­ни­ков. Хотя сле­дует заме­тить, что такой шаг особую любовь у сопле­мен­ни­ков этой жены «про­рока» навряд ли мог вызвать, так как кон­фис­ко­ван­ного у них иму­щества им не воз­вра­тили24!

Послед­ний пример успеш­ной поли­тики посред­ством бра­ков связан, как счи­та­ется, с вось­мой женой араб­ского пропо­ведника — Сафийей бинт Хуйайй бин Ахтаб. Здесь мы стал­киваемся просто с непо­сти­жи­мым для нор­маль­ного челове­ческого рас­судка пони­ма­нием ислам­ской мирной поли­тики и дипло­ма­тии.

Как утвер­ждают мусуль­мане, Мухам­мад посред­ством подоб­ных браков пытался «пре­одо­леть враж­деб­ность и не­нависть отдель­ных племен по отно­ше­нию к исламу». Что же было на самом деле? Племя бану надир, к кото­рому принад­лежала Сафийя, испо­ве­до­вало иуда­изм и стало объ­ек­том не­нависти Мухам­мада, так как он после­до­ва­тельно избав­лялся ото всех, кто не при­ни­мал его миссию.

В 625 году, после про­дол­жи­тель­ной осады, во время ко­торой мусуль­мане активно разо­ряли окрест­но­сти вокруг по­селения иудеев, было под­пи­сано согла­ше­ние. По этому дого­вору членам пле­мени бану надир сохра­ня­лась жизнь, однако все их иму­ще­ство доста­ва­лось мусуль­ма­нам. Иудеи могли выве­сти с собой все вещи, кроме оружия, из рас­чета 1 вер­блюд на трех чело­век. Все дома их были раз­ру­шены, а де­ревья выруб­лены. Часть бежен­цев вместе с их вождем пере­брались в Хайбар, а другие ушли в Пале­стину25. Эти собы­тия нашли отра­же­ние в Коране (см.: К. 59, 2–5; 11–14).

Но на этом попытки Мухам­мада в деле пре­одо­ле­ния враж­деб­но­сти со сто­роны иудеев в отно­ше­нии ислама не за­кончились. Веро­ятно, для уси­ле­ния поло­жи­тель­ного образа своей рели­гии нака­нуне дого­вора с мек­кан­цами в Худай­бии (628), Мухам­мад посы­лает в Хайбар группу мусуль­ман для убий­ства главы пле­мени бану надир — Саламы бин Абу-л-Хукайка. Убий­ство его вызвало боль­шой пере­по­лох, за ним такая же участь постигла и его пре­ем­ника26.

Нако­нец в 628 году после­до­вало заво­е­ва­ние оазиса Хайбар, в кото­ром нашла свое при­бе­жище часть пле­мени бану надир. После воен­ной победы защит­ники еди­но­бо­жия не погну­ша­лись при­ме­нить пытки для бла­го­род­ной цели — поиска при­пря­тан­ных иуде­ями сокро­вищ. Пыткам как раз под­вергся супруг Сафийи — Кинана бин Абу-л-Хукайка, один из вождей пле­мени, после чего ему отру­били голову27. При этом кон­во­и­ру­е­мая по дороге к Мухам­маду несчаст­ная жен­щина видела обез­об­ра­жен­ный труп своего мужа28.

Любому разум­ному чело­веку совер­шенно оче­видно, что остатки пле­мени бану надир после всех опи­сы­ва­е­мых собы­тий нико­гда не испы­ты­вали добрых чувств ни к исламу, ни к Мухам­маду. Что же каса­ется причин женитьбы осно­ва­теля ислама на Сафийи, то они были обычны для этого чело­века. По словам досто­вер­ного хадиса, Мухам­мад просто прельстил­ся ее кра­со­той. Увидев ее у одного из участ­ни­ков похода, ко­торому она доста­лась в каче­стве трофея, араб­ский проповед­ник про­из­нес: «Возьми себе любую неволь­ницу из плен­ных, кроме нее»29 (Бухари 235).

Что же каса­ется других попы­ток объ­яс­нить сомнитель­ное с нрав­ствен­ной точки зрения пове­де­ние Мухам­мада, то и они ока­зы­ва­ются сла­быми и натя­ну­тыми. Напри­мер, утвер­ждается, что мно­го­жен­ство было необ­хо­димо для воспита­ния душ людей, и этим как раз и зани­мался осно­ва­тель исла­ма в браке.

Пожа­луй, с этим отча­сти можно согла­ситься, так как извест­ный всем случай женитьбы пяти­де­ся­ти­лет­него Мухам­мада на девя­ти­лет­ней девочке Аише, под­ра­зу­ме­вал, что такого мало­лет­него ребенка еще мно­гому пред­стоит научить30 (Бухари 1515).

О другом браке, кото­рый якобы был заклю­чен «с целью иско­ре­не­ния давней тра­ди­ции эпохи джа­хи­лийи (язы­че­ства), а именно тра­ди­ции усы­нов­ле­ния» напи­сано и так достаточ­но много31. Речь идет о браке с Зайнаб бинт Джахш, бывшей женой при­ем­ного сына Мухам­мада Зайда бен ал-Хариса (то есть Мухам­мад женился фак­ти­че­ски на своей снохе). Но случай подоб­ного инце­ста одно­значно осуж­да­ется Биб­лией (ср.: Лев. 18:15).

Таким обра­зом, ника­ких серьез­ных аргу­мен­тов и дово­дов, кото­рые могли бы оправ­дать сомни­тель­ное пове­де­ние Мухам­мада, а именно его мно­го­жен­ство, мы не нахо­дим. Все рас­смот­рен­ные нами пред­по­ло­же­ния мусуль­ман при подроб­ном их раз­боре так и не достигли пред­по­ла­гав­шейся цели: они не упразд­няют осно­ва­ний для сомне­ний в чистоте наме­ре­ний араб­ского про­рока, когда речь захо­дит о его мно­го­жен­стве.

Поэтому оста­ется сде­лать един­ственно воз­мож­ный вы­вод: мно­го­жен­ство не явля­ется Божиим уста­нов­ле­нием, и един­ствен­ной формой семей­ной жизни для чело­века являет­ся моно­гам­ный брак.


При­ме­ча­ния:

1. См., напри­мер: Глава XII. Поли­га­мия. Аспект поли­га­мии в других свя­щен­ных писа­ниях // http://www.islam.rn/woman/wali_muslima/part_l2/
2. Брак, сва­деб­ные обычаи // Боль­шой биб­лей­ский сло­варь / Под ред. У. Элу­элла, Ф. Кам­форта. СПб., 2005. С. 201.
3. У Ноя была одна жена (см.: Быт. 6:18). Авраам имел одну жену (см.: Быт. 11:29), хотя были и налож­ницы (см.: Быт. 25:6). Ини­ци­а­тива взять вторую жену была от Сарры, хотя это была не жена, а рабыня — налож­ница (см.: Быт. 16:3). Бог женой Авра­ама назы­вает только одну жен­щину — Сарру (см.: Быт. 17:15,19). После смерти Сарры Авраам берет себе еще одну жену (см.: Быт. 25:1). Исаак имел лишь одну жену (см.: Быт. 24). Иакову была дана запо­ведь от отца взять только одну жену (см.: Быт. 28:1–2). Биб­лия повест­вует о том, что мно­го­жен­ство было не ини­ци­а­ти­вой Иако­ва, а след­ствием обмана со сто­роны Лавана (см.: Быт. 29:21–28).
4. Рине­кер Ф., Майер Г. Брак // Биб­лей­ская энцик­ло­пе­дия Брок­гауза. Paderborn, 1999. С. 108.
5. Брак, сва­деб­ные обычаи // Боль­шой биб­лей­ский сло­варь / Под ред. У. Элу­элла, Ф. Кам­форта. Спб., 2005. С. 201.
6. Там же.
7. См., напри­мер: Глава XII. Поли­га­мия. Поли­га­мия в исламе. Смысл раз­ре­шен­ного мно­го­жен­ства // http://www.islam.ru/woman/wali_muslima/part_l 2/2/
8. Книга заняла первое место среди ста семи­де­сяти работ на все­мирном кон­курсе жиз­не­опи­са­ний Мухам­мада, объ­яв­лен­ном Ли­гой ислам­ского мира в 1979 году. Полный текст книги можно най­ти здесь: http://www.islamru.com/haber_detay.asp?haberID=98. Нас инте­ре­сует глава «Семья про­рока» // http://rasim.my1.ru/load/4–1‑0–6.
9. Все цитаты из труда шейха Сафи ар-Рах­маиа аль-Муба­рак-фури при­во­дятся по источ­нику: «Семья про­рока» // http:// rasim.myl.ru/load/4–1‑0–6
10. См.: Ибн Хишам. Жиз­не­опи­са­ние про­рока Мухам­мада. М., 2005. С. 297–298.
11. Боль­ша­ков О.Г. Исто­рия Хали­фата: В 4 т. М., 2002. Т. 1. С. 75.
12. Там же.
13. Там же. С. 114–115.
14. Там же. С. 132.
15. Иби Хишам. Указ. соч. С. 430; Боль­ша­ков О.Г. Указ. соч. С. 144.
16. См.: Боль­ша­ков О.Г. Указ. соч. С. 151–152.
17. См.: Иби Хишам. Указ. соч. С. 88.
18. Боль­ша­ков О.Г. Указ. соч. С. 150–151.
19. Ибн Хишам. Указ. соч. С. 615.
20. Там же. С. 615–616.
21. См.: Боль­ша­ков О.Г. Указ. соч. С. 157–159.
22. Ибн Хишам. Указ. соч. С. 485.
23. Ибн Хишам. Указ. соч. С. 419.
24. Там же. С. 420; Боль­ша­ков О.Г. Указ. соч. С. 125–126.
25. См.: Боль­ша­ков О.Г. Указ. соч. С. 120.
26. Там же. С. 147.
27. Ибн Хишам. Указ. соч. С. 452.
28. Там же. С. 451.
29. Сахих аль-Бухари. Досто­вер­ные пре­да­ния. М., 2005. С. 113.
30. См.: Сахих аль-Бухари. Указ. соч. С. 591.
31. См., напри­мер: Петров С. Мухам­мад и Коран с точки зрения хри­сти­ан­ского Боже­ствен­ного Откро­ве­ния. https://mission-center.com/islams/petrov.htm

Print Friendly, PDF & Email
Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки