Непознанный мир веры

Оглав­ле­ние

ПРИ­РОДА – КНИГА БОЖЕ­СТВЕН­НОГО ОТКРО­ВЕ­НИЯ

Сад во время зимы

В 1829 году про­во­дил я зиму в Пло­щан­ской пустыни. И поныне там, в саду, стоит уеди­нен­ная дере­вян­ная келья, в кото­рой я жил с моим това­ри­щем. В тихую погоду, в сол­неч­ные ясные дни, выхо­дил я на крыльцо, садился на ска­мейку, смот­рел на обшир­ный сад. Нагота его покры­ва­лась снеж­ным покры­ва­лом; кругом все тихо, какой-то мерт­вый и вели­че­ствен­ный покой. Это зре­лище начало мне нра­виться: задум­чи­вые взоры невольно устрем­ля­лись, при­ко­вы­ва­лись к нему, как бы высмат­ри­вая в нем тайну. Одна­жды сидел я и глядел при­стально на сад. Вне­запно упала завеса с очей души моей: пред ними откры­лась книга при­роды. Это книга, данная для чтения пер­во­здан­ному Адаму, книга, содер­жа­щая в себе слова Духа подобно Боже­ствен­ному Писа­нию. Какое же учение про­чи­тал я в саду? Учение о вос­кре­се­нии мерт­вых, учение силь­ное, учение изоб­ра­же­нием дей­ствия, подоб­ного вос­кре­се­нию. Если б мы не при­выкли видеть ожив­ле­ние при­роды весною, то оно пока­за­лось бы нам вполне чудес­ным, неве­ро­ят­ным. Не удив­ля­емся от при­вычки; видя чудо, уже как бы не видим его! Гляжу на обна­жен­ные сучья дерев, и они с убе­ди­тель­но­стью гово­рят мне своим таин­ствен­ным языком: «Мы оживем, покро­емся листьями, забла­го­ухаем, укра­симся цве­тами и пло­дами; неужели же не оживут сухие кости чело­ве­че­ские во время весны своей?»

Они оживут, обле­кутся плотью; в новом виде всту­пят в новую жизнь и в новый мир. Как древа, не выдер­жав­шие люто­сти мороза, утра­тив­шие сок жиз­нен­ный, при наступ­ле­нии весны посе­ка­ются, выно­сятся из сада для топ­лива, так и греш­ники, утра­тив­шие жизнь свою – Бога, будут собраны в послед­ний день этого века, в начатке буду­щего веч­ного дня, и вверг­нуты в огнь неуга­са­ю­щий.

Если б можно было найти чело­века, кото­рый бы не знал пре­вра­ще­ний, про­из­во­ди­мых пере­ме­нами времен года, если б при­ве­сти этого стран­ника в сад, вели­че­ственно поко­я­щийся во время зимы сном смерт­ным, пока­зать ему обна­жен­ные древа и пове­дать о той рос­коши, в кото­рую они обле­кутся весною, то он вместо ответа посмот­рел бы на вас и улыб­нулся – такою несбы­точ­ною баснею пока­за­лись бы ему слова ваши! Так и вос­кре­се­ние мерт­вых кажется неве­ро­ят­ным для муд­ре­цов, блуж­да­ю­щих во мраке земной муд­ро­сти, не познав­ших, что Бог все­мо­гущ, что мно­го­об­раз­ная пре­муд­рость Его может быть созер­ца­ема, но не пости­га­ема умом созда­ний. Богу все воз­можно: чудес нет для Него. Слабо помыш­ле­ние чело­века: чего мы не при­выкли видеть, то пред­став­ля­ется нам делом несбы­точ­ным, чудом неве­ро­ят­ным. Дела Божии, на кото­рые посто­янно и уже рав­но­душно смот­рим, – дела дивные, чудеса вели­кие, непо­сти­жи­мые.

И еже­годно повто­ряет при­рода пред гла­зами всего чело­ве­че­ства учение о вос­кре­се­нии мерт­вых, живо­пи­суя его пре­об­ра­зо­ва­тель­ным, таин­ствен­ным дей­ствием!

свя­ти­тель Игна­тий (Брян­ча­ни­нов)


Спор между Бором и Эйн­штей­ном

Нильс Бор, вели­кий физик, соеди­нив­ший пла­не­тар­ную модель атома с кван­то­выми пред­став­ле­ни­ями, вскоре после кре­ще­ния пере­жил чув­ство при­сут­ствия Бога. И когда оно прошло, вера в Бога не исчезла. Одна­жды про­изо­шел спор между Бором и Эйн­штей­ном. Эйн­штейн не принял кван­то­вой теории и сказал, имея в виду веро­ят­ност­ную кар­тину мира, соот­вет­ству­ю­щую кван­то­вой физике: «Гос­подь Бог не играет в кости». На это Бор воз­ра­зил ему: «Однако не наше дело пред­пи­сы­вать Богу, как Он должен управ­лять миром». Бор хотел ска­зать, что Бог все­мо­гущ и что Он Сам пред­пи­сы­вает при­роде законы, а дело ученых лишь обна­ру­жи­вать их.


Миро­зда­ние откры­вает пре­муд­рость Творца

К еги­пет­скому отшель­нику IV века авве Анто­нию Вели­кому пришел зна­ме­ни­тый фило­соф и спро­сил: «Авва, как ты можешь жить здесь, в пустыне, лишен­ный уте­ше­ния от чтения книг?» Указав рукой на голу­бое небо, паля­щее солнце, горы, пески пустыни, скуд­ную рас­ти­тель­ность, отшель­ник сказал: «Моя книга, фило­соф, есть при­рода сотво­рен­ных вещей, и, когда я хочу, я могу читать в ней дела Божии».

Для вели­кого уче­ного XX века Аль­берта Эйн­штейна наш мир был воис­тину есте­ствен­ной книгой Боже­ствен­ного Откро­ве­ния. Сам ученый заме­ча­тельно выра­зил это в сле­ду­ю­щих словах: «Моя рели­гия есть глу­боко про­чув­ство­ван­ная уве­рен­ность в суще­ство­ва­нии Выс­шего интел­лекта, кото­рый откры­ва­ется нам в доступ­ном позна­нию мире».

Но не все люди науки склонны к подоб­ным выво­дам, поскольку среди них есть как веру­ю­щие, так и неве­ру­ю­щие. Было время, когда боль­шин­ство ученых нашей страны гово­рили о себе как об ате­и­стах.

В те вре­мена быть веру­ю­щим озна­чало быть изгоем обще­ства. И не каждый имел муже­ство при­знаться в том, что он, ученый и иссле­до­ва­тель, в то же время явля­ется веру­ю­щим чело­ве­ком. Но были и тогда муже­ствен­ные люди. Мне не забыть выда­ю­ще­гося уче­ного-био­лога ака­де­мика А.А. Баева, с кото­рым меня Гос­подь свел в 1984 году. Этот чело­век пове­дал о том, как он, ученый, про­чи­ты­вает вели­кую книгу есте­ствен­ного откро­ве­ния, кото­рую мы име­нуем живой при­ро­дой. Для этого ака­де­мика, чело­века веру­ю­щего и много постра­дав­шего, мир сей дей­стви­тельно был живой книгой Откро­ве­ния Божия.

свя­тей­ший Пат­ри­арх Мос­ков­ский и всея Руси Кирилл


Фран­цуз неве­ру­ю­щий

Один фран­цуз в сопро­вож­де­нии про­вод­ника-араба совер­шал путе­ше­ствие по пустыне. День за днем араб не забы­вал пре­кло­нять свои колени на горя­чем песке и взы­вать к своему Богу. Одна­жды вече­ром неве­ру­ю­щий фран­цуз спро­сил у араба:

– Откуда вы знаете, что суще­ствует Бог?

Про­вод­ник на минуту оста­но­вил свой взгляд на насмеш­нике и отве­тил:

– Откуда я знаю, что суще­ствует Бог? А из чего вы заклю­ча­ете, что в про­шлую ночь мимо нашей палатки прошел вер­блюд, а не чело­век?

– Ну, так это видно по следам, – отве­чал неве­ру­ю­щий фран­цуз.

Тогда, ука­зы­вая на захо­дя­щее солнце, зали­вав­шее своими лучами весь гори­зонт, араб сказал:

– Это следы не чело­века.


На берегу океана

Если наука сейчас про­дви­ну­лась вперед, то это, может быть, потому, что неко­то­рые «факты» за послед­ние годы заста­вили ее при­за­ду­маться.

То, что она счи­тала незыб­лемо твер­дым, ока­за­лось собра­нием пустот; веще­ство, кото­рое счи­тала нераз­ру­ши­мым, ока­за­лось не нераз­ру­ши­мым, а пре­вра­ща­е­мым в энер­гию.

Джон Даль­тон, англий­ский химик и физик, дал сле­ду­ю­щий, как каза­лось науке, твер­дый «факт»: «Атом неде­лим, вечен и нераз­ру­шим». В дей­стви­тель­но­сти же ока­за­лось, что атом не имеет ни одного из этих трех качеств.

Евклид тоже дал науке «факт», что «целое всегда рав­ня­ется сумме его частей». Но целый атом весит меньше, чем сумма его частей.

Не уди­ви­тельно, что д‑р Шилт одна­жды полу­шутя заме­тил: «Мы знали о Все­лен­ной десять лет тому назад больше, чем знаем теперь».

Д‑р Кэтрин Чем­бер­лен, про­фес­сор физики, как-то напом­нила, что Ньютон срав­ни­вал себя с ребен­ком, игра­ю­щим с ракуш­ками на берегу океана, в то время как целый океан истин лежит перед ним неот­кры­тым… «Да и мы все еще на берегу океана, – про­дол­жала д‑р Чем­бер­лен, – то, что мы знаем, только мель­чай­шие частички. А в осталь­ном мы зави­сим от веры».

архи­епи­скоп Иоанн (Шахов­ской)


Суще­ство­ва­ние Бога может быть дока­зано хими­че­ским путем

Извест­ный аме­ри­кан­ский физик-изоб­ре­та­тель Томас Эдисон (1847–1931) в беседе с одним кор­ре­спон­ден­том на вопрос о целе­со­об­раз­но­сти в мире атомов дал такой ответ:

– Неужели вы дума­ете, что это совер­ша­ется без вся­кого смысла? Атомы в гар­мо­ни­че­ском и полез­ном соеди­не­нии при­ни­мают кра­си­вые и инте­рес­ные очер­та­ния и цвета, словно выра­жая свое удо­воль­ствие. В болезни, смерти, раз­ло­же­нии или гни­е­нии несо­гла­сие состав­ных атомов немед­ленно дает себя чув­ство­вать дур­ными запа­хами. Соеди­нен­ные в извест­ных формах атомы обра­зуют живот­ных низших раз­ря­дов. Нако­нец, они соеди­ня­ются в чело­веке, пред­став­ля­ю­щем собою полную гар­мо­нию осмыс­лен­ных атомов.

– Но где пер­во­на­чаль­ный источ­ник этой осмыс­лен­но­сти?

– В какой-то Силе пре­выше нас самих.

– Итак, вы верите в Созда­теля, в Бога?

– Конечно, – отве­тил Эдисон, – суще­ство­ва­ние Бога может даже быть дока­зано хими­че­ским путем.


Почему люди блуж­дают в неиз­вест­но­сти?

Майкл Фара­дей (1791–1867), англий­ский физик и химик, сидел за пись­мен­ным столом и читал Библию. Вошед­ший друг, увидев Фара­дея, обхва­тив­шего голову руками, испу­ганно спро­сил: «Что с тобой? Ты плохо себя чув­ству­ешь?» Фара­дей отве­тил: «О нет, не это! Я пора­жа­юсь, почему люди пред­по­чи­тают блуж­дать в неиз­вест­но­сти по многим важным вопро­сам, когда Бог пода­рил им такую чудную книгу Откро­ве­ния?!»


Раз­мыш­ле­ние при захож­де­нии солнца

Вели­ко­леп­ное све­тило дня, совер­шив днев­ной путь, при­бли­зи­лось к закату. Скло­нив­шись к самому морю и как бы колеб­лясь над ним, оно пус­кает про­щаль­ные лучи на землю, готово погру­зиться в море бес­ко­неч­ном. Смотрю на это вели­че­ствен­ное зре­лище из окон моей кельи, из недра тихой оби­тели! Предо мною и Крон­штадт, и про­ти­во­по­лож­ный берег Фин­лян­дии, и море, испещ­рен­ное поло­сами. Над морем кру­жится румя­ное солнце, уже при­ка­са­ясь окра­и­нами поверх­но­сти моря. Захо­дя­щее солнце допус­кает смот­реть на себя глазу чело­ве­че­скому, для кото­рого оно недо­ступно во все время днев­ного пути своего, закры­ва­ясь от него невы­дер­жи­мым, осле­пи­тель­ным сия­нием.

Какое созер­ца­ние родится от этого зре­лища для инока уеди­нен­ного? Какое вдох­но­ве­ние про­льется в грудь мою при чтении этого листа свя­щен­ной книги, напи­сан­ной Самим Богом, – при­роды?

Книга эта посто­янно откры­ва­ется для тех, кото­рые не пре­стают очи­щать себя пока­я­нием и уда­ле­нием от вся­кого гре­хов­ного начи­на­ния, и гру­бого, и тон­кого. Она откры­ва­ется для тех, кото­рые отрек­лись от насла­жде­ний земных, от сует­ной рас­се­ян­но­сти. Она откры­ва­ется для после­до­ва­те­лей и уче­ни­ков Еван­ге­лия, для люби­те­лей славы небес­ной и насла­жде­ний вечных, для люби­те­лей скром­ного и тихого уеди­не­ния, воз­лю­бив­ших уеди­не­ние, с тем чтобы в нем снис­кать обиль­ное позна­ние Бога устра­не­нием из себя всего, что закры­вает и уда­ляет от нас Бога.

Вели­кая книга при­роды запе­чат­лена для чита­те­лей нечи­стых, омра­чен­ных грехом, пора­бо­щен­ных греху, погру­жен­ных в насла­жде­ния плот­ские, закру­жен­ных, оту­ма­нен­ных сует­ным раз­вле­че­нием. Напрасно, по гор­до­сти своей, мнят они о себе, что и они – чита­тели ее! Читают они в ней мерт­вую, веще­ствен­ную букву; не про­чи­ты­вают – Бога.

Содер­жа­ние книги при­роды: Бог неопи­санно описан, воспет гром­кими пес­но­пе­ни­ями Духа, не слы­ши­мыми ухом плот­ским, изящ­ными, свя­щен­ными, пора­жа­ю­щими и пле­ня­ю­щими слух души воз­рож­ден­ной.

Пред этою книгою вста­нут на суд – по учению вели­кого апо­стола языков – в день Страш­ного Суда Божия пле­мена и языки всех веков жизни мира, пре­быв­шие в жалост­ном, смеш­ном идо­ло­по­клон­стве, в бед­ствен­ном неве­де­нии Бога, и она осудит их. Неви­ди­мое по отно­ше­нию к Богу плот­скими очами, когда рас­смат­ри­ва­ется в созда­нии Его – при­роде, зрится и прис­но­сущ­ная сила Его и Боже­ство, во еже быти им без­от­вет­ным (Рим.1:20).

свя­ти­тель Игна­тий (Брян­ча­ни­нов)


В празд­ник Кре­ще­ния вода во всем мире ста­но­вится святой

Одна­жды у извест­ного в России духов­ника спро­сили, как он, про­вед­ший долгое время в заклю­че­нии, совер­шал Боже­ствен­ную литур­гию. Старец отве­чал:

– Боже­ствен­ную литур­гию мы могли слу­жить довольно просто, поскольку хлеб можно было найти без труда, а вместо вина при­хо­ди­лось исполь­зо­вать клюк­вен­ный сок. А вместо пре­стола с мощами муче­ника, на кото­ром поло­жено по цер­ков­ным пра­ви­лам слу­жить литур­гию, мы брали самого широ­ко­пле­чего из наших собра­тьев – заклю­чен­ных свя­щен­ни­ков, – он раз­де­вался по пояс, ложился, и на его груди слу­жили литур­гию. В лагере все были муче­ни­ками и испо­вед­ни­ками и в любой момент могли при­нять муче­ни­че­скую смерть за Христа.

– А как же, батюшка, вы совер­шали вели­кое освя­ще­ние воды в день Кре­ще­ния? Ведь если молитвы литур­гии помнят наизусть многие свя­щен­ники, то молитвы на Кре­ще­ние чита­ются одна­жды в год и они очень длин­ные?

– А нам и не нужно было пом­нить эти молитвы. Ведь если хоть в одном месте Все­лен­ной в пра­во­слав­ном храме совер­ша­ется чин Вели­кого освя­ще­ния воды, то по молит­вам Святой Церкви освя­ща­ется и «всех вод есте­ство» – вся вода во всем мире дела­ется кре­щен­ской и святой. В этот день мы брали воду из любого источ­ника, и она была нетлен­ной, бла­го­дат­ной, кре­щен­ской.


Размер шрифта: A- 15 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: A T G
Текст:
Боковая панель:
Сбросить настройки