Главная » Алфавитный раздел » Брак » О браках с иноверцами
Распечатать Система Orphus

О браках с иноверцами

( О браках с иноверцами 2 голоса: 5 из 5 )

 

Протоиерей С. Щукин

О браках с инославными

В нашем рассеянии все увеличивается количество браков православных с инославными, т. е. с католиками, протестантами и т. п. Причиной этого является не только наше пребывание в неправославной стране, но и недостаточное понимание самого вопроса. У мало-церковных людей нашего времени распространилось мнение, что браки с лицами других христианских исповеданий вполне допустимы, поскольку мы ВСЕ христиане. С другой стороны: такое мнение как-будто подтверждалось тем, что в дореволюционное время Русская Церковь разрешала браки с инославными. Однако нам надо познакомиться с историей этого вопроса, чтобы подойти к нему с чисто православной точки зрения.

В древности, в первые века христианства Церковь относилась совершенно отрицательно к бракам с не членами Единой Вселенской Церкви, потому что в то время граница между «верными» и еретиками была вполне очевидна: тот, кто не состоял в числе верных, был вне Церкви и отношение к нему было «как к язычнику и мытарю», а поэтому смешанные браки Церковь не благословляла. Такой взгляд нашел себе выражение в ряде постановлений Вселенских и поместных соборов. Так напр., 72-ое правило 6-го Всел. Соб. говорит:

Недостоин мужу Православному с женою еретическою соединяться браком, ни православной жене сочетаваться с мужем еретиком. Если же будет обнаружено что-либо подобное, сделанное кем-либо: брак почитать не твердым и беззаконное сожительство расторгать. Ибо но подобает смешивать несмешиваемое, ни соединять с овцою волка, и с частью Христовою жребий грешников. Если же кто постановленное нами преступит: да будет отлучен.»

Впрочем было одно исключение, когда христианам позволялось вступать в брак с инославными: когда последние давали обещание перейти в православную веру. Об этом говорит 14-е правило 4-го Всел. Собора:

«Не позволено соединяться браком с еретиком, разве только в таком случае, когда лицо, сочетавающееся с православным лицом, обещает перейти в православную веру». (См. также правило 31 Лаодикийского Собора).

В древней Руси, до Петра I совершенно не допускались браки ни с «латынянами», т. е. католиками, ни с лицами «лютеровой веры», и такое положение считалось чем-то само собой разумеющимся. Единственной возможностью для брака был переход инославного лица в Православие.

После реформ Петра I в Россию стало приезжать много иностранцев, так что в Петербурге и в других городах возник вопрос о вступлении в брак с ними. Под давлением светской власти, которая была заинтересована в закреплении иностранцев в России, Святейший Синод разрешил браки православных «с лицами иностранных исповеданий». Фактически под этими лицами подразумевались католики, лютеране и реформаты (пресвитериане), которые были распространены в то время в Зап. Европе. Поэтому такие разрешения не распространялись позже на еретиков-рационалистов, как напр. на штундистов, молокан и баптистов, появившихся в России только в XIX веке). [1]

В практике Русской Церкви «обещание перехода в Православие» формально не требовалось, но выражалось в следующем:

  1. венчание всегда производилось по православному обряду;
  2. православному супругу всегда внушалось, что его нравственным долгом является перевод, инославного супруга в Православие; и
  3. вменялось в обязанность крестить детей в православную веру (в чем иногда бралась формальная подписка).

Двухвековое применение этого допущения [2] в значительной мере оправдало надежды Русской Церкви. Господствовавшая в России Православная вера так сильно воздействовала на смешанные семьи, что в большинстве случаев инославные супруги начинали посещать православные богослужения и в конце концов переходили в православие, дети же их всегда воспитывались православными. К тому же надо иметь ввиду, что количество смешанных браков в прежней России было сравнительно мало и что они заключались главным образом среди высших классов, наименее церковных, а в народной массе смешанные браки являлись весьма редкими исключениями. В этом отношении русское крестьянство и отчасти средние классы крепко хранили традиции допетровской Руси.

Совсем иначе складываются условия духовной жизни для смешанной семьи заграницей. Будучи окружены иноверной средой, часто оторванные от православного прихода, православные отцы или матери нигде не находят поддержки для своей веры. Если другой супруг или его родные ревностно сохраняют свою религию, то шансы на обращение их в Православие ничтожны; напротив. в этих условиях православная сторона может сама втянуться в другую веру, или же совершенно потерять своего религиозность. А если нет надежды на переход другого супруга в Православие, то вся семья обрекается на постоянную религиозную двойственность, которая крайне вредно отражается на религиозном воспитании детей.

К сожалению, наши православные русские люди недостаточно понимают всю опасность смешанных браков. Эмигрантская обстановка неизбежно толкает русских юношей и девушек на неосмотрительные браки с неправославными, благодаря которым они рискуют, потерей не только своего национального лица, но и своей веры. Кроме того в таких браках и дети не могут быть воспитаны в православном духе. Но чаще всего забывают о том, что главная опасность, угрожающая супругам разного вероисповедания, это неудача и разрушение самого брака. На этой реальной угрозе необходимо остановиться подробнее.

В наше шатающееся и безрелигиозное время многие совсем забывают о том, в чем заключается подлинный христианский брак. Xодячие мнения и религиозное равнодушие до такой степени опошлили само понятие о браке, что редко кто взвешивает все условия. необходимые для нормального брака. Создается иллюзия, что если есть взаимное чувство, то больше ничего не требуется – все остальное явится само собой. Между тем. брак настолько важный жизненный шаг, что необходимо прежде взвесить целый ряд других обстоятельств. В старой России, даже при браках между русскими православными старались по возможности избегать «неравных браков», т. е. таких, в которых жених и невеста отличались друг от друга возрастом, или образованием, или социальным происхождением и т. п. Требовалось по возможности сходство интересов, воспитания и внутреннего настроения брачующихся, чтобы брак мог быть здоровым и прочным. Теперь же, когда все эти обстоятельства не принимаются во внимание, браки оказываются весьма недолговечными, а количество разводов среди жителей Америки растет с катастрофической быстротой.

Сейчас считается, что разность в вероисповеданиях не является препятствием для брака и что люди, возражающие против этого являются узкими и отсталыми. Но в то же время американская статистика показывает, что разница религиозных убеждений имеет очень большое значение при поводах к разводу. И нас это не должно удивлять, если мы подумаем, какие цели поставлены Богом для христианского брака. Брак между лицами разной веры – это даже более чем неравный брак, это неудачная попытка построить семью на таком фундаменте, в котором с самого начала имеется опасная трещина, готовая постоянно превратиться в зияющую пропасть. Поэтому нельзя удивляться, что в условиях эмиграции Православная Церковь (равно как и другие исповедания) решительно возражает против браков с инославными.

Православная Церковь так определяет сущность брака: «Брак есть таинство, в котором… благословляется супружеский союз, во образ духовного союза Христа с Церковью, и испрашивается благодать чистого единодушия, к благословенному рождению и христианскому воспитанию детей» (Пространн. христианский катихизис). Подчеркнутые нами места являются основами христианского брака, но если мы внимательно их рассмотрим, то придем к выводу, что без принадлежности мужа и жены к одному вероисповеданию эти цели не могут быть достигнуты.

Мы видим, что от брака прежде всего требуется, чтобы он на самом деле являлся духовным союзом, во образ Христа и Церкви. Ап. Павел, говоря о браке, пишет: «Мужья, любите своих жен, как и Христос возлюбил Церковь… Ибо никто никогда не имел ненависти к своей плоти, но питает и греет ее, как и Господь Церковь… Тайна сия велика: я говорю по отношению ко Христу и к Церкви». (Ефес. 5:25,29,32). Итак, апостол рассматривает христианский брак не как простое сожительство мужчины и женщины, а как некоторый духовный союз, благословляемый Богом и стоящий значительно выше брака физического, свойственного язычникам, и неверующим. Xристианство ставит перед мужем и женой более духовные цели, иначе это не будет христианский брак. Вспомним слова Спасителя к Самарянке: «Правду ти сказала, что у тебя нет мужа: ибо у тебя было пять мужей, и тот которого ныне имеешь, не муж тебе». (Ин.ИV, 17-18). Это показывает, что с духовной точки зрения не всякий брак есть брак христианский; он становится христианским лишь тогда, когда заключается для определенных, Богом установленных целей.

Теперь спросим себя: можешь ли существовать это таинственное единство между мужем и женою в браке, если муж и жена ходят в разные церкви, причащаются по разному, исповедуют веру каждый по своему? Нам могут ответить, что все же оба супруга христиане; но мы должны помнить, что в конце концов «христианства нет без Церкви» и что в семейной жизни настоящее духовное единство супругов возможно только в единой Церкви, в условиях общей неразделенной веры, при молитве Богу «едиными устами и единым сердцем».

Вторая цель христианского брака – «чистое единодушие», т. е. полное согласие в мыслях, чувствах и делах, то внутреннее единство всей жизни супругов, про которую можно сказать, что они живут «душа в душу». В православном чине венчания это хорошо выражено в молитвах священника, в которых испрашивается у Бога «единодушие душ и телес», соединение их «в единомудрии» и сохранение «в мире и единомыслии». Может ли такое единодушие и единомыслие быть достигнуто, если вера обоих супругов разнится и догматически, и практически – т. е. в области повседневного исполнения уставов и обычаев церковных? Возьмем такой простой случай, как выполнение постов или говения. Благодаря разным правилам поста католик может есть молочную пищу, а православный от нее отказывается; протестант же вообще не имеет никакого уставного поста. Тоже самое и при говении: православный супруг должен говеть каждый пост, католики могут причащаться часто и без особой подготовки, кроме исповеди, а протестанты не признают вообще никакого говения. Какое же единодушие может существовать у разноверных супругов в эти важнейшие моменты их религиозной жизни? Такой же самый разлад будет происходить в смешанных семьях при праздновании главнейших христианских праздников – Рождества Христова, С. Пасхи и Троицы. Из-за расхождений в стилях и в пасхалиях они должны совершатся в разное время, так как нельзя предположить, что они могут праздноваться дважды – для одного и для другого супруга.

Конечно, в наше время молодежь настолько заражена равнодушием к церковным предписаниям, что для молодых супругов эти «мелкие» различия кажутся немогущими помешать их любви и «взаимному уважению к вере другого». Возможно, что в первые месяцы и годы брака вероисповедные расхождения будут мало ощущаться. Но чем дальше будет идти время, чем более будут определяться характеры и убеждения супругов, тем труднее им будет осуществлять свое внутреннее единство. Их религиозная жизнь, не занимавшая много места в молодости, с годами обычно усиливается и тогда религиозное разномыслие мужа и жены будет, ощущаться более болезненно. Их внутренняя духовная жизнь будет все более и более обособляться, пока каждый из них не почувствует, что дороги их разошлись в самом главном.

Третья цель христианского брака – христианское воспитание детей. Святой Иоанн Златоуст пишет: «Образовать сердца детей в добродетели и благочестии – священный долг родителей, который, нельзя преступить, не сделавшись виновным в некоторого рода детоубийстве…» Но как можно воспитать детей в вере и благочестии, если родители понимают эту веру по разному и не могут быть единодушными ни на словах, ни в образе своей христианской жизни? Воспитание ребенка должно состоять не в приобщении его к какому-то общему безхребетному христианству, а в определении его членом ясного вероисповедания, давая ему конкретные формы богопочитания, молитвы, общественного богослужения и т. д.

Трудности религиозного воспитания начинаются в смешанном браке с момента рождения ребенка. Католическая церковь всегда настаивает, чтобы в семье, где один из супругов католик, дети должны быть тоже католиками. Родственники каждого из супругов, принадлежащие также к разным вероисповеданиям, стремятся быть восприемниками ребенка, но ни православная Церковь, ни католицизм не допускают к этому инославных. Но если ребенок будет крещен в вере одного из родителей, то как может другой участвовать в его религиозном воспитании? Ему приходится или совсем устраниться от воспитания, или постоянно входить в столкновения с другой стороной по вопросам веры и жизни. Вполне понятно, что такое расхождение родителей вносить в душу детей сомнения и двойственность. Нельзя поэтому удивляться, что в смешанных семьях дети вырастают или маловерующими, или совсем без всяких религиозных убеждений – они не видят в семье определенного и доброго примера в лице своих родителей.

В православной семье все эти вопросы разрешаются легко и просто: дети крестятся в веру их родителей, посещают их церковь и воспитываются в духе ее учения. В смешанном браке все это вызывает разногласия и тяжелые конфликты между супругами, угрожающими иногда самому существованию семьи. Одни утверждают, что дети должны воспитываться в вере матери, другие не согласны с этим. Но воспитывать детей сразу в двух верах не представляется возможным, а потому всякое решение вопроса болезненно отражается на взаимоотношениях, как супругов, так и родителей и детей. В поисках выхода, недавно одна семья в Соед. Штатах, состоящая из православного и католички, решили эту проблему тем, что крестили ребенка . . . в англиканской церкви! Возникает вопрос: кто же из родителей будет руководить религиозным воспитанием ребенка?

Американские социологи всегда подчеркивают, что в каждый брак вовлекаются не только жених и невеста, но и ближайшие родственники с обеих сторон. При смешанном браке отношения с этими родственниками также осложняются. Кого из них и когда навещать Идти ли к ним в субботу вечером или пойти ко всенощной? Кого из них пригласить на православную Пасху? Праздновать ли день рождения ребенка или, но православному, день именин? Обычно в смешанных семьях не получается твердого и последовательного соблюдения церковных и бытовых традиций, а поэтому и дети вырастают без определенных и обязательных взглядов.

Мало кто задумывается и над тем, что даже смерть одного из супругов не прекращает их постоянного церковного разделения. Православный супруг после смерти своего инославного супруга не имеет возможности ни похоронить его по православному обряду, ни помянуть его на литургии, даже не имеет права отслужить по нем панихиду. Даже столь естественное желание супругов быть похороненными на одном кладбище не может осуществиться, так как ни православные, ни католики не разрешают погребения инославных на своих кладбищах …

Вопрос о смешанных браках становится сейчас одной из острых проблем в Америке. Разные религии начинают вести борьбу со смешанными браками, например, протестантские церкви пришли к сознанию, что смешанные браки отрицательно влияют на семейную духовную жизнь. Статистика Соединенных Штатов С. А. показывает, что число разводов при смешанных протестантско-католических браках в три раза выше, чем среди протестантских. Об этом начинают писать и светские авторы: недавно вышла солидная книга о смешанных браках – Джемс Боссард и Елеанор Стоккес Болл «Уан Мэрридж То Фаиз», – где рассматриваются те трудности, которые возникают в смешанных семьях.

Православные юноши и девушки, для которых Церковь не есть только то учреждение, куда надо обращаться при венчании и крещении, должны особенно задуматься над тем, можно ли построить настоящий христианский брак с иноверным супругом. Даже если они верят в то, что они смогут сохранить единство между собой, то они не должны забыть о детях и их религиозном воспитании. Велика ответственность христианских родителей за души их детей, а потому весьма важно с самого раннего возраста создать для ребенка здоровую православную атмосферу, без всяких раздвоений и компромиссов. Но можно ли этого достичь в семье, страдающей двоеверием? И будет ли это тот полноценный христианский брак, к которому призывает нас Православная Церковь?

Нет ничего удивительного в том, что наша Церковь, в лице ее архипастырей, пастырей в эмиграции, отрицательно относится к смешанным бракам. Здесь мы должны видеть не узость взглядов, не «оторванность от жизни», как думает молодежь, а отеческую заботу о своих пасомых и о новом поколении церковных членов, которые могут вырастать только в здоровых православных семьях, идущих прямыми путями, под духовным руководством Святой Православной Церкви.

 

Протоиерей Владимир Башкиров

 

О смешанных браках

Меня давно просили рассказать о смешанных браках и об отношении к ним Церкви.

Давайте сначала уточним само понятие. Смешанным на церковном языке называется такой брак, который заключили между собой супруги разной веры. Диапазон здесь большой – от разных направлений внутри самого христианства до совершено других религий, например, брак между православным и мусульманкой [3].

Как такое случается? Обычно молодым людям, когда они знакомятся, как-то и невдомек, кто из них какой веры или вообще неверующий. Вопрос этот возникает потом, в процессе поиска смысла жизни, под влиянием родителей, друзей или религиозных миссионеров [4].

И вот тогда, неожиданно для самих супругов, оказывается, что религия мужа имеет свое учение, а вера жены совсем другая. Иногда у обоих возникает «религиозный патриотизм» и желание непременно вовлечь спутника жизни в свою общину, а главное, воспитать детей только в своей вере. Парадокс тут в том, что может возникнуть конфликт, и главное там, где его не должно было бы быть – на религиозной почве.

Вопрос этот не новый и известен в христианстве уже с глубокой древности. Пока общество жило замкнуто и придерживалось одной религии, особых вопросов не возникало. Различие религии жениха и невесты считалось недопустимым. Люди были уверены, что религия накладывает такой отпечаток на образ мысли своих последователей, что ожидать полного духовного единения супругов разных вероисповеданий, просто не возможно[5].

Так было и на Руси практически до начала 18 века. Допускались лишь редкие исключения. Но вот грянули петровские реформы, стали появляться массы иностранцев, и уже к 20 годам проблема смешанных браков стала настолько острой, что ей пришлось заняться Синоду Русской Православной Церкви. И его уже самые первые решения были нетрадиционными и очень свободными.

В 1721 году был опубликован указ (от 23 июня), разрешающий высланным в Сибирь шведским пленникам – протестантам жениться на православных русских без перемены своей веры. Им запрещалось только совращать жену в свою веру и предписывалось воспитывать детей в православии. А в августе того же года Синод издал послание, в котором говорилось, что «брак верного мужа с женою иноверною не есть сам по себе нечист или богомерзок», и что, если таковой и запрещается церковными правилами, то не безусловно, «аки бы сам собою был он беззаконный, но только из опасения «дабы верное лицо не совратилося к зловерию неверного или иноверного своего подружия».

Затем в течение нескольких десятилетий последовал еще ряд указов Синода о смешанных браках (Указ от 15 августа 1728 г.;7 февраля 1735 г.; 13 ноября 1780 г.), которые разрешали «иноверным лицам мужского пола браки с православными лицами женского пола», и наоборот, православным русским подданным с женами иноверных исповеданий [6].

Интересные правила действовали с 1768 по 1832 год для коренных жителей бывшей Речи Посполитой на территории губерний: подольской, могилевской, минской, полоцкой и волынской. Здесь «дети, рождающиеся от родителей разной веры, должны были воспитываться: сыновья в отцовой, а дочери – в матерней вере» [7].

Еще более свободная форма смешанных браков допускалась в Финляндии, которая входила в состав Российской империи и пользовалась внутренней автономией. Указ Синода от 23 ноября 1832 г. разрешал венчание смешанных браков по обрядам тех церквей, к которым принадлежали жених и невеста, а дети от таких браков воспитывались в вере, к которой принадлежал отец [8].

Трудней было с браками православных христиан с нехристианами, которых в Российской империи жило немало. Такой брак просто запрещался. А вот с браками между самими нехристианами дело обстояло по-иному. Если один из супругов крестился, то он мог пребывать, как тогда говорили, в единобрачном сожительстве и с некрещеной женой, если их брак был заключен еще до его крещения. Такой брак оставался в силе и не требовал подтверждения по правилам православной Церкви.

Если же новокрещенный имел несколько жен, то после крещения он должен был выбрать из них одну, с которой пожелает жить, и «тогда их брак благословляется по церковному чину»

Интересно, что по указу от 25 апреля 1729 мужу и жене, если крестились оба, не нужно было венчаться. Считалось, что само таинство крещения стало для них венчанием [9].

В общем, эта практика признается нашей Церковью и сейчас. Вот как говорится об этом в принятой в 2000 году «Социальной концепции Русской Православной Церкви»:

«…Церковь и сегодня не освящает венчанием браки, заключенные между православными и нехристианами, одновременно признавая таковые в качестве законных и не считая пребывающих в них находящимися в блудном сожительстве…Церковь…и сегодня находит возможным совершение браков православных…с католи- ками, членами Древних Восточных Церквей и протестантами, исповедующими веру в Триединого Бога…» [10].

Мы видим, что Православная Церковь всегда уважала свободный выбор людей. Все остальное зависит от искренности веры и настроения супругов. И если у обоих пробудилась живая вера, между ними никогда не возникнет семейных конфликтов, потому что вера каждого из них будет их только взаимно обогащать [11].

 

Примечания

[1] Известно, например, что указами Св. Синода от 18 авг. 1821 г. и от 28 февр. 1858 г. браки с членами этих враждебно настроенных к Православию сект допускались только после принятия ими Православия.

[2] Это разрешение Русской Церковью браков с инославными являлось только допущением видно из того, что в некоторых, более серьезных случаях такие браки разрешались. Такими случаями являлись: 1) брак членов Царского Дома с иностранкой, каковой мог состояться лишь после принятия ею Православия; 2) лица, состоящие в браке с инославной не допускались к посвящению в духовный сан.

[3] Отношение Православной Церкви к смешанным бракам имеет две стороны: Каноническая и практическая.

Каноническое право, восходящее к эпохе Вселенских соборов (4-8 вв.), требует принадлежности обоих супругов к Православной Церкви:

«…К 7-му веку в Православной Церкви повсеместно сложилась особая каноническая дисциплина о смешанных браках, четко сформулированная 72 каноном на 6-м Вселенском соборе (691). Основанием для её определения послужили тексты Священного Писания Ветхого и Нового Завета об отношении к смешанным бракам, а также соответствующее законодательство соборов древней Церкви… Согласно этому…документу сложилась следующая каноническая практика Православной Церкви относительно смешанных браков:

— браки православных христиан с лицами, не принадлежащими к Церкви, строго воспрещены;

— допускается пребывание православного христианина в брачном союзе с иноверцем лишь в том случае, если этот брак был заключен, когда оба супруга находились вне Православной Церкви (1. Кор. 7, 13, 14, 16-17);

— дети, родившиеся от такого смешанного брака, должны быть крещены и воспитаны в православной вере;

— в случае, если иноверный супруг не пожелает более оставаться в браке с обращенной в правоверие супружеской половиной, брак распадается, и православной половине разрешается вступать в новый брак с православным лицом;

— православному разрешается вступать в брачное сожительство с иноверной стороной лишь в том случае, если она обещает принять православие и тотчас исполнит это обещание» (Болоховский Н. Современная практика смешанных браков в Русской Православной Церкви.//Европейский Гуманитарный Университет. Учение записки. Выпуск 2. Сборник научных статей факультета теологии. Минск, 2004. С. 84-85).

Приблизительно также трактует смешанный брак и каноническое право Католической Церкви:

Канон 1124.

-Без специального разрешения компетентных властей брак между двумя крещеными лицами, один из которых крещен в Католической Церкви или прият в неё после крещения и не вышел из не неё посредством официального акта, и другим лицом, принадлежащим к церкви или церковному сообществу, не состоящему в полном общении с Католической Церковью запрещен.

Канон 1086.

-Брак между двумя лицами, один из которых крещен в Католической Церкви или прият в неё после крещения и не вышел из неё посредством официального акта, и другим некрещеным лицом недействителен.

-Это препятствие не может быть снято до тех пор, пока не будут выполнены условия канонов 1125 и 1126.

-Если в момент заключения брака считалось, что одна сторона была крещена или факт её крещения был сомнительным, действительность брака следует рассматривает в соответствии с нормой канона 1060 до тех пор, пока не выяснится со всей определенностью, была ли одна сторона крещена, а другая нет.

Канон 1125.

-Местный ординарий – (местный судья или (архи)епископ в своей епархии, священник в своем приходе – Мюллер В. К. Англо-русский словарь. М., 1971. С. 529) – может дать такое разрешение, если имеется справедливая и приемлемая причина, однако он не может дать его, пока не будут выполнены следующие условия:

-Католическая сторона должна заявить, что он или она готов (готова) устранить опасность отпадения от веры и дать искреннее обещание делать всё, что в её силах, чтобы крестить и воспитать детей в католической вере.

-Другая сторона должна быть своевременно проинформирована о этих обещаниях католической стороны, чтобы другая сторона точно знала о этом обещании и обязательстве католической стороны.

-Обе стороны должны быть проинформированы о существенных целях и свойствах брака, которые не могут игнорироваться другой стороной» (The Companion to the Catechism of the Catholic Church. San – Francisco, 1995. P. 612).

Однако Церковь не могла оставить без пастырского попечения смешанные браки, и на практике их принимала и продолжает принимать:

№ 1852. «Учитывая растущее число смешанных браков в разных частях мира, Церковь включает в круг своих пастырских задач работу с парами, вступающими в такие браки. Несмотря на то, что у таких браков есть свои внутренние трудности, они содержат в себе немало элементов, которые могут оказаться полезными, раскрыть обоим супругам их внутренние качества и внести свой вклад в экуменическое движение.

Это становится особенно очевидным, когда обе стороны добросовестно исполняют свои религиозные обязанности. Общее крещение и действие благодати мотивируют супругов, состоящих в таких браках, исповедовать единые моральные и духовные ценности» (Dupius Jacques, Neuner Josef. Mixed marriages (). // The Christian faith in the documents of the Catholic Church, New – York, 1995. P. 731-732) .

Однако и Православная, и Католическая Церковь предупреждают о разномыслии, как об опасности, которая может подорвать такой брак:

Общность веры супругов, являющихся членами тела Христова, составляет важнейшее условие подлинно христианского и церковного брака. Только единая в вере семья моет стать домашней Церковью (Рим. 16, 4; Флм. 1, 2), в которой муж и жена совместно с детьми возрасСборниктают в духовном совершенствовании и познании Бога. Отсутствие единомыслия представляет серьезную угрозу целостности супружеского союза. Именно поэтому Церковь считает своим долгом призвать верующих вступать в брак только в Господе (1. Кор. 7, 39), то есть с теми, кто разделяет их христианские убеждения. (Основы социальной концепции Русской Православной Церкви. М., 2001 г. С. 73).

А в католическом катехизисе об этой проблеме говорится так:

«№1634… Нельзя недооценивать трудности смешанных браков. Их причина – в разделении христиан, которое еще не преодолено. Супруги рискуют на опыте испытать трагедию христианского разделения в сердце их собственного дома. Аеравенство вероисповеданий усугубляет эти трудности еще больше. Разности в вере и в представлениях о браке, различия в религиозном сознании могут стать источником серьезной напряженности в браке, особенно в вопросе воспитания детей. А отсюда может возникнуть опасность религиозного безразличия» (Mixed marriages and disparity of cult.//Cathechism of the Catholic Church. New-York – London-Toronto-Sydney – Auckland, 1995. P. 455).

[4] «…В настоящее время, – отмечал протоиерей С. Щукин, – молодежь настолько заражена равнодушием к церковным предписаниям, что для молодых супругов эти «мелкие» различия кажутся не могущими помешать их любви и «взаимному уважению» к вере другого». Возможно, что в первые месяцы и годы брака вероисповедные расхождения будут мало ощущаться. Но чем дальше будет идти время, чем более будут определяться характеры и убеждения супругов, тем труднее им будет осуществлять свое внутреннее единство.

Их религиозная жизнь, не занимавшая много места в молодости, с годами обычно усиливается, и тогда религиозное разномыслие мужа и жены будет ощущаться более болезненно. Их внутренняя духовная жизнь будет всё более и более обособляться, пока каждый их них не почувствует, что дороги их разошлись в самом главном» (Щукин С., протоиерей. О браках с инославными. //Православное обозрение. №38. Монреаль, 1959. С. 5) .

Многое зависит еще и от того, как молодые люди подходят к выбору невесты или жениха. К сожалению, чаще всего – это внешние качества, красота, привлекательность, но отнюдь не внутренние достоинства. Об обманчивости этих мотивов предупреждал еще святитель Иоанн Златоуст:

«…Не отвращайся… от жены по причине её непривлекательности. Послушай что говорит Писание: «Мала пчела между летающими, но плод её – лучший из сластей» (Сир. 11:3) . она Божие создание: не её ты порицаешь, но Того, кто создал её. Чем виновата жена?

Не хвали её и за красоту. Развратным душам свойственна такая похвала и такая ненависть, да и самая страстная любовь. Телесная красота производит великую наглость и много неразумного; она возбуждает ревность и нередко заставляет подозревать тебя в гнусных поступках. Но она, скажешь, доставляет удовольствие? Один месяц или два, много, если год, но не далее; от привычки диво это скоро теряет свою прелесть. А то, что вследствие красоты бывает дурного, остается навсегда: ослепление, безумие, высокомерие…А если приключится болезнь, то тотчас всё улетает.

Будем же искать в жене благоразумия, умеренности, кротости: таковы признаки истинной красоты, а телесной красоты не будем искать и не станем укорять её за то, что от неё не зависит, или лучше, и вовсе не станем укорять, потому что это свойственно дерзости, не будем огорчаться и негодовать.

Или не видите, сколько таких, которые жили и с красивыми женами, но бедственно окончили свою жизнь; напротив, сколько таких, которые имели жен не очень благообразных, но в полном благополучии дожили до глубокой старости…Не станем искать денег, ни внешнего благородства, но благородства душевного. Пусть никто не думает разбогатеть через жену, постыдно и позорно такое богатство…» (Иоанн Златоуст, святитель. Беседы на послание к Ефесянам. Беседа 20 (№2, 3). Творения. Т. 11. Книга первая. С П б., 1905. Репринт. С. 169, 170).

«Постоянно приходится наблюдать браки, – пишет Первоиерарх Русской Православной Церкви Заграницей Митрополит Филарет (+1985), – как браки заключаются теперь не по серьезному, глубокому, проверенному чувству любви, – а по «влюбленности» – чувству не серьезному, не глубокому, и в нравственном отношении – очень не невысокому. Часто содержанием такой влюбленности является – увы – в сущности, – только животная похоть, только «волнение крови молодой» ( а иногда и не молодой, да грязно – бурливой…).

И вместе с тем, в таких «браках» в предбрачную пору постоянно наблюдается фальшь и самоприкрашивание и тела и души, лицемерное желание не быть, а казаться лучше и красивее…Но ведь жизнь можно строить только на правде, на лжи она устоять не может. И отсюда – столь частое разочарование супругов друг в друге, и – безобразная практика разводов. Да и кто же не знает, что в наши дни эти «влюбленности» постоянно разрешаются в «гражданские браки», т. е. незаконные связи, систематические постоянные нарушения 7-й заповеди, за которые Церковь отлучает от принятия Святых Таин. А оканчивается всё это сплошь и рядом трагически – не только ссорами, но и преступлениями, убийством и само убийством…

Христианский брак есть живая жизнь двух в единении. И с годами супружеская любовь в нем только усиливается, становится глубже, одухотвореннее. Конечно, и в христианстве в эту супружескую любовь, как известное слагаемое, входит любовь страстная, связанная со свойственной каждому человеку естественной половой склонностью и чисто телесным влечением, тяготением к другому полу. Но в истинно христианском браке такая любовь страсти в привязанности супругов входит, как мы сказали, только – как слагаемое, и никогда не имеет такого значения и силы, как в нехристианских брачных союзах» (Филарет, митрополит. Конспект по Закону Божию. По книге «Христианская жизнь» протоиерея Н. Вознесенского. Рокленд, 1989. С. 64).

[5] Так считает и известный богослов протоиерей Иоанн Мейендорф (+2004), который видит большие трудности смешанного брака в невозможности евхаристического единства супругов:

«…Безусловно, и не принадлежа к одной Церкви, можно наслаждаться дружбой, разделять интересы друг друга, ощущать истинное единение и «пребывать в любви» друг к другу. Но весь вопрос в том, можно ли все эти человеческие отношения изменить и преобразить в реальность Царствия Божия, если отношения эти не обогащены опытом принадлежности к Царству, если они не скреплены одной верой. Можно ли стать «единым телом во Христе без совместного причащения Его евхаристического Тела и Крови? Может ли брачная пара войти в таинство брака, – таинство, относящееся «ко Христу и Церкви», – не участвуя в таинстве Божественной Литургии?…».

Но он же сам признает, что такое единение и в православной среде, к сожалению, не частое явление:

«…На деле некоторые смешанные браки оказываются прочнее и счастливее, чем браки православных, которые никогда не слыхали об истинном значении христианского брака и не принимали на себя никакой христианской ответственности перед Богом» (Иоанн, Мейендорф, протоиерей. Смешанные браки.//. Брак в Православии. //Сборник: Соловьев В. Смысл любви. //Троицкий С. Христианская философия брака.//Протоиерей Иоанн Мейендорф. Брак в Православии. М., 1995 С. 242).

Критически и даже резко отрицательно к смешанным бракам относятся и некоторые греческие богословы:

«Современный греческий богослов Панагиотис Блюмис, профессор канонического права в Университете Афин, подчеркивает, что древняя практика Церкви, основанная на существующих канонах, не разрешает заключать смешанные браки. Ситуация изменилась после образования иноверческих общин, в значительной мере родственных православному христианству. Из практических соображений было начато применении церковной икономии (домостроительства – В. Б) также и в этой области и разрешено заключать смешанные браки, при условии, что таинство брака будет совершено в церкви, а дети – крещены в Православии.

Греческие богословы считают, что таинство брака, совершенное в иноверческой церкви, хотя бы, например, в Римско – католической, должно быть совершено заново в Православной Церкви. Иначе такой союз считается недействительным…В этом вопросе наблюдается полное согласие всех православных церквей. К сожалению, на местах это требование исполняется не всегда» (Гавриил (Краньчук). Морально – практические задачи супружества.//Афонское приношение современной православной духовности. Калуга, 2000. С. 171).

[6] Нечаев П. Практическое руководство для священнослужителей. С П б., 1892. С. 242.

«Русская Церковь в прежние времена, – отмечает профессор -протоиерей В. Г. Певцов, – строго держалась буквального смысла канонических правил касательно смешанных браков. Но в позднейшие времена Св. Синод дал разрешение на венчание браков православных лиц с иноверными христианами на том основании, что:

а) по смыслу…правила Апостола («Если какой брат имеет жену неверующую, и она согласна с ним жить, то он не должен её оставлять; и жена, которая имеет мужа неверующего, и он согласен с нею жить, то она не должна его оставлять, ибо неверующий муж освящается верующею женою, и жена неверующая освящается мужем верующим» 1 Кор.7, 12 -14) и канонических постановлений Церкви брачного сожития православного христианина с иноверным, или даже с неверующим нельзя считать за сожитие само по себе незаконное, непозволительное;

б) причиною запрещения канонами смешанных браков служит, главным образом, опасение, чтобы православное лицо и его дети не были совращены в иноверие неправославным супругом; следовательно, когда не будет места такому опасению, тогда и смешанный брак может быть допущен» (Певцов, В. Г., протоиерей. Лекции по Церковному Праву. С П б., 1914. Репринт. С. 170-171) .

Одной из причин разрешения смешанных браков является и то, что, несмотря различие в религиозно – этических настроениях супругов, такие браки выполняют важнейшую свое назначение – продолжение рода человеческого, поскольку плоть всех людей, как рода, едина. Хорошо рассуждает об этом уже знакомый нам профессор С. Троицкий:

«…Способность размножения дана не мужу или жене в отдельности, а дана плоти того полного человека, каковым был Адам до выделения из его существа Евы. Отсюда после этого выделения способность к размножению муж и жена могут получить только пи своем плотском объединении. А брак, как полное объединение супругов, включает в себя, в частности, и объединение плотское, хотя при господстве плоти над духом возможно и одно плотское объединение, а следовательно, возможно и рождение вне брака.

Если грех не извратил половую жизнь человека самое по себе, то родовая жизнь испытала на себе его разрушающее влияние. По библейско – патристической антропологии в телесной природе человека нужно различать тело (греч. soma, евр. bela) и плоть (греч. sarx, евр. basar) . Плоть – это общая известному виду животных жизненная сила, тогда как тело означает индивидуальный организм. Всякий род живых существ имеет свою особую, но общую и единую для всех представителей данного рода плоть: «Иная плоть у человеков, иная – у скотов, иная – рыб и птиц» (1Кор. 15:39).

Эта плоть, как жизненная сила, проявляется в питании и размножении. Но у высших животных она вместе с тем создает органы, имеющие целью добывание пищи и защиту родовой части или плоти. И чем совершеннее животное, тем более значительна эта организующая деятельность родовой части в ущерб размножению, так что у высших животных плоть как бы отступает на второй план перед телом. Но это только иллюзия, и на самом деле, у животных назначение тела – чисто служебное и метафизического значения оно не имеет.

Иное отношение тела и плоти в самом человеке. И люди имеют общую им плоть. Все они, как род, являются одной плотью. Связь между поколениями устанавливается не телом, а плотью, дети суть дети плоти (Рим. 9, 8: Гал. 4, 23); родители – родители по плоти (Евр. 12:9), и всё человечество, связанное таким плотскими узами является одной плотью (Флм. 16) . Плоть – это великое древо, листьями которого являются люди. Но в человеке она имеет временное и служебное значение. Смысл её существования заключается лишь в образовании преопределенного Богом числа организмов, и как только эта задача выполнена, она вместе со своими питательными и родовыми функциями должна исчезнуть (1Кор. 6:13) .

Другое дело – индивидуальное тело человека. В отличие от имеющей лишь служебное значение плоти, тело человеческое имеет вечную цель – служить выражением образа Божия в человеке и потому орудием его господства над миром. Оно есть вечный храм Святого Духа…

И потому в теле самом по себе нет ничего нечистого, а единственным источником нечистоты являются нечистые и скверные мысли…

Сама по себе родовая жизнь и связанные с ней физиологические процессы есть нечто положительное. Рождение, как творчество Божие, должно быть предметом благоговения человека, а отрицательное отношение к нему есть признак…неправославного настроения и мышления» (Троицкий С. О святости брака. //Летопись. Православная культура. Книга 2. Под редакцией архимандрита Иоанна. Берлин, без года изд. С. 67, 68, 69) .

Такое уважительное отношение к телу в браке, независимо от его формы, было очень характерно для святоотеческой мысли. Ограничимся двумя примерами:

«Скажи мне…, пишет святитель Афанасий Великий (+373) в послании к монаху Амуну, – что греховного или нечистого в каком – либо естественном извержении? Захочет ли кто ставить в вину выходящие из ноздрей мокроты, или изо рта слюны? А можешь указать еще и на важнейшее сего, на извержения чрева, которые живому существу необходимы для поддержания жизни.

Притом, если веруем, что человек, согласно с Божественными Писаниями, есть дело рук Божиих, то от Силы чистой могло ли произойти какое оскверненное дело? И если, по сказанному в Божественных Апостольских Деяниях, мы – род Божий (Деян. 17:29), то ничего не имеем в себе нечистого; тогда же только оскверняемся, когда совершаем злосмрадный грех…

Но могут сказать, следовательно истинное употребление не есть грех, как скоро телесные орудия созданы Творцом…Заставим их молчать,…предложив им такой вопрос: «Какое разуметь употребление, законное, каковое дозволил Бог, говоря: «Плодитесь и размножайтесь, и наполняйте землю»(Быт. 1:28), одобрил апостол, сказав: «Брак у всех да будет честен и ложе нескверно» (Евр. 13:4), или употребление, хотя и естественное, но совершаемое тайно и прелюбодейно?…Одно и тоже, в известном отношении и не во время непозволительно, а в другом отношении и благовременно не воспрещается и дозволяется. Тот же закон имеет место и в рассуждении плотского соединения. Блажен, кто в юности, вступив в свободный союз, естественные силы обращает на чадородие» (Афанасий Великий, святитель. (38) Послание к монаху Амуну. Творения. Часть третья. Свято-Троицкая Сергиева Лавра, 1903. Репринт. С. 367, 369).

Рассуждая о браках между язычниками и христианами, святитель Иоанн Златоуст заявляет:

«Нечистота заключается не в телах сочетавающихся, а в произволении и в помыслах…Если ты, будучи нечистою, рождаешь дитя, которое происходит не одной тебя, или неужели и оно нечисто или чисто только вполовину? В настоящем случае оно не нечисто, «иначе, – говорит апостол, – дети ваши были бы нечисты, а теперь святы» (1Кор. 7:14), т. е. не нечисты». Называет их святыми, чтобы таким сильным названием отогнать опасение от супругов» (Иоанн Златоуст, святитель. Беседы на первое послания к Коринфянам. Беседа 19 (№3). Творения. Т. 10. Книга первая. С П б., 1904. С. 181).

[7] «По трактату 1768 г. февраля 12-24 (Полный Свод Законов. №12071), в котором (артикул II, статья 10) постановлено следующее: «Дети, от разной веры родителей рождающиеся, сыновья в отцовой, а дочери в матерней вере воспитываны быть должны, выключая договор для дворянства, если бы каковой чрез контракт брачный, пред свадьбою заключенный, состояться имел»… Что же касается случаев, в которых один пол детей по прежнему правилу должен был быть воспитан в господствующем вероисповедании непременно, а другой может, по воле иноверных родителей, быть или воспитан в их вероисповедании, или, по их согласию присоединен, к господствующему, то в сих случаях Святейший Синод предоставляет православному духовенству силою убеждения достигать того, чтобы все дети воспитываемы были в православии (примечания к 67 статье)» (Православная богословская энциклопедия. Издание под редакцией А. П. Лопухина. Т. 2. Петроград, 1901 г. С. 1051).

[8] «Из 68 статьи 1 части X тома Свода Законов следует, что, с одной стороны, коренные жители Финляндии протестантского исповедания, повенчавшиеся вне пределов Финляндии, с православными женщинами, теряют право на крещение и воспитание своих детей в протестантской вере, а обязаны крестить и воспитывать их по правилам Православной Церкви; с другой стороны, те же коренные жители Финляндии протестантского вероисповедания, повенчавшиеся в пределах Финляндии с женщинами православного исповедания, сохраняют за собою право, если пожелают, на крещение и воспитание своих детей в протестантской вере и в том случае, если эти дети будут рождены во время проживания их родителей вне пределов Финляндии…» (Булгаков С. В. Различие исповеданий лиц брачующихся. Настольная книга для священно-церковнослужителей. Т. 2. М., 1993. С. 1207)

[9] «Браки православных христиан с нехристинами, а протестантов с язычниками, русским подданным вовсе запрещаются (Свод Законов, Т. X, статья 85). Но лицо нехристианского исповедания, по восприятии св. крещения может пребывать в единобрачном сожительстве и с некрещенною женою, если брак их заключен был еще до восприятия одним из них св. крещения вне христианства; брак их остается в своей силе и без утверждения его венчанием по правилам Православной Церкви (Т. X, ст. 79).

Если жена или одна из жен магометанина, или другого лица нехристианского исповедания примет св. крещение: то брак её может оставаться в своей силе, без утверждения его венчанием по правилам Православной Церкви, но тогда лишь, когда муж, остающийся в своей вере, даст обязательство:

1) имеющихся родиться от них с того времени детей, которые должны быть крещены в православную веру, ни прельщениями, ни угрозами и никакими другими способами не приводить в свой закон, и жене своей за содержание православной веры поношения и укоризны не наносить;

2) состоять с принявшею св. крещение во всё время её жизни, или доколе продолжится брак их, в единобрачном сожительстве, откинув прочих жен, если имеет. Сверх того, должно быть известно, что принявшая св. крещение не была пред тем отлучена мужем своим от брачного с ним сожительства.

В противном случае, т. е. когда муж не согласится дать вышеозначенные обязательства, или когда откроется, что принявшая крещение была отлучена им от сожительства с ним, брак их расторгается, и жене дозволяется вступать в новый брак с лицом христианского исповедания» (Свод Законов, Т. X, часть I, статья 85).

Если один из супругов, принадлежащих к иудейскому закону, обратится к Православию, а другой останется в прежнем законе, но с обратившимся жить пожелает, то, оставив их в супружестве без расторжения, обязать подписками: первого в том, чтобы он имел тщательное попечение о приведении другого увещанием к восприятию православной веры, а последнего в том, чтобы имеющихся родиться после сего детей ни прельщениями, ни угрозами и никакими другими способами не приводил в закон иудейский, обратившемуся в православную веру супругу, за содержание её, поношения и укоризны не наносил;

Если же муж или жена, по обращению другого супруга, жить в прежнем браке не пожелают, то брак расторгается, и обратившемуся лицу разрешается вступать в брак с лицом православным (Там же, ст. 81) .

Если новокрещенный имел несколько жен, то, по восприятии св. крещения, он должен выбрать из них одну, с которою жить пожелает и преимущественно также обратившуюся к христианству, и тогда брак их благословляется по церковному чиноположению. Это правило распространяется и на жен, бывших за несколькими мужьями. Если ни одна из жен креститься не пожелает, и муж не изъявит согласия жить с некрещенною, то ему дозволяется вступить в новый брак с православною. Брак остается в силе и тогда, когда оба супруга перейдут в христианство, хотя бы он и заключен был в степенях родства, возбраненных Церковию (Т. X, часть 1. ст. 82, 83 и 84)…

Благословение или подтверждение брака по «церковному чиноположению» в данном случае состоит в том, что священник в церкви публично предлагает обоим супругам вопросы, установленные при венчании, относительно свободного произволения на вступление в брак и, получив утвердительные ответы, читает заключительную молитву, положенную в конце последования венчания: «Отец, Сын и Всесвятый Дух, всесвятая, и единосущная, и живоначальная Троица» …Полного же венчания при этом не бывает»» (Нечаев П. Указ. соч. С. 246-248).

[10] Основы социальной концепции Русской Православной Церкви. Указ. соч. С. 74.

[11] В современном обществе может, однако, оказаться так, что люди, вступающие в смешанные браки, состоят в определенной степени родства. Поэтому небесполезно будет уяснить те родственные связи, которые церковное право считает безусловными препятствиями к браку. Ограничимся описанием только плотского родства, так как остальные степени родства не играют при заключении брака существенной роли:

«…Запрещение браков между близкими родственниками должно способствовать большему сближению между собою людей разных родов и распространению в роде человеческом любви посредством брачных союзов…

Родство бывает: 1) плотское, 2) духовное и 3) гражданское.

Первое подразделяется на родство кровное или однородное (cognatio) и свойство или разнородное affinitas

А) В родстве кровном лица связываются между собою рождением или происхождением. Близость родства определяется степенями и линиями. Связь одного лица с другим посредством рождения (одного из них от другого) называется степенью; связь степеней, последовательно идущих от одного лица к другому, составляет линию прямую и боковые.

Первая идет от данного лица или к его предкам, т. е. к его отцу, деду, прадеду и т. п. (это восходящая линия) или к его потомкам, т.е. к его детям, внукам, правнукам (нисходящая линия) Боковые линии, по отношению к данному лицу, нисходят: или от братьев и сестер к их потомству (1-я боковая), или от его братьев и сестер его родителей (2-я боковая), или от братьев и сестер его деда и бабки (3-я боковая) и т.д.

В прямой линии столько степеней родства между данными лицами, сколько находится между ними посредствующих рождений. Так от родителей к детям идет одно рождение и таким образом это есть родство первой степени; от дедов до внуков посредствуют два рождения, следовательно, те и другие состоят между собой во второй степени родства. В боковых линиях степени родства определяются также по числу рождений, посредствующих между данными двумя лицами и общим их предком (т.е. берется сумма степеней, из которых состоит этот предок как к одному из данных двух лиц, так и к другому) . Таким образом, братья и сестры находятся во 2-й степени родства; дядя и тетка с племянниками в 3-й степени; двоюродные братья сестры в 4-й и т. д.

Б) Брак, соединяя мужа и жену в плоть едину, как бы в одно лицо, делает близкими друг другу и кровных родственников того и другого супругов. Такой союз близости называется свойством, или родством разнородным. Смотря по тому, сколько родов соприкасаются между собою через брак, т.е. входят в свойство друг с другом, самое это родство называется ил двухродным, или трехродным. Так кровные родственники мужа состоят в двухродном родстве с кровными родственниками жены и в трехродном родстве с её свойственниками (например, с женою её брата или с мужем её сестры)…Кровные родственники жены в какой –либо степени суть родственники (по свойству) и её мужа в той же степени, потому что муж и жена не составляют степени, супружество вне степеней.

Для определения близости между одним из кровных родственников жены, складывается степень родства первого лица по отношению к мужу со степенью родства второго лица по отношению к жене… Так, например, между мужем и его братом – 2-я степень родства, и между женою и её братом также 2-я степень; следовательно, между братом мужа и братом жены должно считать 4 степени свойства. Подобным образом исчисляются степени свойства в трехродном родстве.

Родственные наименования в свойстве: отец мужа – свекор, мать – свекровь; отец жены – тесть, мать – теща; жена сына – сноха; мух дочери – зять; жена брата – невестка; муж сестры – зять; брат мужа – деверь; сестра мужа золовка; боат жены – шурин; сестра жегы – свояченица; родители мужа между собою- сваты; муж свояченицы называется свояк; дети жены или мужа – пасынки ил падчерицы; муж матери – вотчим, жена отца – мачиха.

Между лицами, находящимися в кровном родстве по прямой линии, как восходящей, так и нисходящей, и притом, во всех степенях, браки всегда были воспрещены безусловно…В боковых линиях кровного родства брак безусловно всегда запрещался лицам, находящимся в первых трех степенях родства…Брак в четвертой степени родства кровного по боковой линии греко-римскими законами христианского периода то запрещался (Феодосий Великий +395), то дозволялся (Аркадий +408; Юстиниан+565). Но Церковь не одобряла его и Трульский собор (691-692) прямо запретил его…Двухкровное родство, или свойство, Церковь приравняла к родству кровному,…и потому безусловно воспретила браки находящимся в первых четырех степенях родства…» (Певцев В. Г., протоиерей. Указ. соч. С. 173, 174, 175, 176).

Вы можете отметить интересные вам фрагменты текста, которые будут доступны по уникальной ссылке в адресной строке браузера.

Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru