О браках с инославными<br><span class="bg_bpub_book_author">Протоиерей С. Щукин</span>

О браках с инославными
Протоиерей С. Щукин

(2 голоса5.0 из 5)

В нашем рас­се­я­нии все уве­ли­чи­ва­ет­ся коли­че­ство бра­ков пра­во­слав­ных с ино­слав­ны­ми, т. е. с като­ли­ка­ми, про­те­стан­та­ми и т. п. При­чи­ной это­го явля­ет­ся не толь­ко наше пре­бы­ва­ние в непра­во­слав­ной стране, но и недо­ста­точ­ное пони­ма­ние само­го вопро­са. У мало-цер­ков­ных людей наше­го вре­ме­ни рас­про­стра­ни­лось мне­ние, что бра­ки с лица­ми дру­гих хри­сти­ан­ских испо­ве­да­ний вполне допу­сти­мы, посколь­ку мы ВСЕ хри­сти­ане. С дру­гой сто­ро­ны: такое мне­ние как-буд­то под­твер­жда­лось тем, что в доре­во­лю­ци­он­ное вре­мя Рус­ская Цер­ковь раз­ре­ша­ла бра­ки с ино­слав­ны­ми. Одна­ко нам надо позна­ко­мить­ся с исто­ри­ей это­го вопро­са, что­бы подой­ти к нему с чисто пра­во­слав­ной точ­ки зрения.

В древ­но­сти, в пер­вые века хри­сти­ан­ства Цер­ковь отно­си­лась совер­шен­но отри­ца­тель­но к бра­кам с не чле­на­ми Еди­ной Все­лен­ской Церк­ви, пото­му что в то вре­мя гра­ни­ца меж­ду «вер­ны­ми» и ере­ти­ка­ми была вполне оче­вид­на: тот, кто не состо­ял в чис­ле вер­ных, был вне Церк­ви и отно­ше­ние к нему было «как к языч­ни­ку и мыта­рю», а поэто­му сме­шан­ные бра­ки Цер­ковь не бла­го­слов­ля­ла. Такой взгляд нашел себе выра­же­ние в ряде поста­нов­ле­ний Все­лен­ских и помест­ных собо­ров. Так напр., 72-ое пра­ви­ло 6‑го Всел. Соб. говорит:

Недо­сто­ин мужу Пра­во­слав­но­му с женою ере­ти­че­скою соеди­нять­ся бра­ком, ни пра­во­слав­ной жене соче­та­вать­ся с мужем ере­ти­ком. Если же будет обна­ру­же­но что-либо подоб­ное, сде­лан­ное кем-либо: брак почи­тать не твер­дым и без­за­кон­ное сожи­тель­ство рас­тор­гать. Ибо но подо­ба­ет сме­ши­вать несме­ши­ва­е­мое, ни соеди­нять с овцою вол­ка, и с частью Хри­сто­вою жре­бий греш­ни­ков. Если же кто поста­нов­лен­ное нами пре­сту­пит: да будет отлучен.»

Впро­чем было одно исклю­че­ние, когда хри­сти­а­нам поз­во­ля­лось всту­пать в брак с ино­слав­ны­ми: когда послед­ние дава­ли обе­ща­ние перей­ти в пра­во­слав­ную веру. Об этом гово­рит 14‑е пра­ви­ло 4‑го Всел. Собора:

«Не поз­во­ле­но соеди­нять­ся бра­ком с ере­ти­ком, раз­ве толь­ко в таком слу­чае, когда лицо, соче­та­ва­ю­ще­е­ся с пра­во­слав­ным лицом, обе­ща­ет перей­ти в пра­во­слав­ную веру». (См. так­же пра­ви­ло 31 Лаоди­кий­ско­го Собора).

В древ­ней Руси, до Пет­ра I совер­шен­но не допус­ка­лись бра­ки ни с «латы­ня­на­ми», т. е. като­ли­ка­ми, ни с лица­ми «люте­ро­вой веры», и такое поло­же­ние счи­та­лось чем-то само собой разу­ме­ю­щим­ся. Един­ствен­ной воз­мож­но­стью для бра­ка был пере­ход ино­слав­но­го лица в Православие.

После реформ Пет­ра I в Рос­сию ста­ло при­ез­жать мно­го ино­стран­цев, так что в Петер­бур­ге и в дру­гих горо­дах воз­ник вопрос о вступ­ле­нии в брак с ними. Под дав­ле­ни­ем свет­ской вла­сти, кото­рая была заин­те­ре­со­ва­на в закреп­ле­нии ино­стран­цев в Рос­сии, Свя­тей­ший Синод раз­ре­шил бра­ки пра­во­слав­ных «с лица­ми ино­стран­ных испо­ве­да­ний». Фак­ти­че­ски под эти­ми лица­ми под­ра­зу­ме­ва­лись като­ли­ки, люте­ране и рефор­ма­ты (пре­сви­те­ри­ане), кото­рые были рас­про­стра­не­ны в то вре­мя в Зап. Евро­пе. Поэто­му такие раз­ре­ше­ния не рас­про­стра­ня­лись поз­же на ере­ти­ков-раци­о­на­ли­стов, как напр. на штун­ди­стов, моло­кан и бап­ти­стов, появив­ших­ся в Рос­сии толь­ко в XIX веке). [1]

В прак­ти­ке Рус­ской Церк­ви «обе­ща­ние пере­хо­да в Пра­во­сла­вие» фор­маль­но не тре­бо­ва­лось, но выра­жа­лось в следующем:

  1. вен­ча­ние все­гда про­из­во­ди­лось по пра­во­слав­но­му обряду;
  2. пра­во­слав­но­му супру­гу все­гда вну­ша­лось, что его нрав­ствен­ным дол­гом явля­ет­ся пере­вод, ино­слав­но­го супру­га в Пра­во­сла­вие; и
  3. вме­ня­лось в обя­зан­ность кре­стить детей в пра­во­слав­ную веру (в чем ино­гда бра­лась фор­маль­ная подписка).

Двух­ве­ко­вое при­ме­не­ние это­го допу­ще­ния [2] в зна­чи­тель­ной мере оправ­да­ло надеж­ды Рус­ской Церк­ви. Гос­под­ство­вав­шая в Рос­сии Пра­во­слав­ная вера так силь­но воз­дей­ство­ва­ла на сме­шан­ные семьи, что в боль­шин­стве слу­ча­ев ино­слав­ные супру­ги начи­на­ли посе­щать пра­во­слав­ные бого­слу­же­ния и в кон­це кон­цов пере­хо­ди­ли в пра­во­сла­вие, дети же их все­гда вос­пи­ты­ва­лись пра­во­слав­ны­ми. К тому же надо иметь вви­ду, что коли­че­ство сме­шан­ных бра­ков в преж­ней Рос­сии было срав­ни­тель­но мало и что они заклю­ча­лись глав­ным обра­зом сре­ди выс­ших клас­сов, наи­ме­нее цер­ков­ных, а в народ­ной мас­се сме­шан­ные бра­ки явля­лись весь­ма ред­ки­ми исклю­че­ни­я­ми. В этом отно­ше­нии рус­ское кре­стьян­ство и отча­сти сред­ние клас­сы креп­ко хра­ни­ли тра­ди­ции допет­ров­ской Руси.

Совсем ина­че скла­ды­ва­ют­ся усло­вия духов­ной жиз­ни для сме­шан­ной семьи загра­ни­цей. Будучи окру­же­ны ино­вер­ной сре­дой, часто ото­рван­ные от пра­во­слав­но­го при­хо­да, пра­во­слав­ные отцы или мате­ри нигде не нахо­дят под­держ­ки для сво­ей веры. Если дру­гой супруг или его род­ные рев­ност­но сохра­ня­ют свою рели­гию, то шан­сы на обра­ще­ние их в Пра­во­сла­вие ничтож­ны; напро­тив. в этих усло­ви­ях пра­во­слав­ная сто­ро­на может сама втя­нуть­ся в дру­гую веру, или же совер­шен­но поте­рять сво­е­го рели­ги­оз­ность. А если нет надеж­ды на пере­ход дру­го­го супру­га в Пра­во­сла­вие, то вся семья обре­ка­ет­ся на посто­ян­ную рели­ги­оз­ную двой­ствен­ность, кото­рая крайне вред­но отра­жа­ет­ся на рели­ги­оз­ном вос­пи­та­нии детей.

К сожа­ле­нию, наши пра­во­слав­ные рус­ские люди недо­ста­точ­но пони­ма­ют всю опас­ность сме­шан­ных бра­ков. Эми­грант­ская обста­нов­ка неиз­беж­но тол­ка­ет рус­ских юно­шей и деву­шек на неосмот­ри­тель­ные бра­ки с непра­во­слав­ны­ми, бла­го­да­ря кото­рым они риску­ют, поте­рей не толь­ко сво­е­го наци­о­наль­но­го лица, но и сво­ей веры. Кро­ме того в таких бра­ках и дети не могут быть вос­пи­та­ны в пра­во­слав­ном духе. Но чаще все­го забы­ва­ют о том, что глав­ная опас­ность, угро­жа­ю­щая супру­гам раз­но­го веро­ис­по­ве­да­ния, это неуда­ча и раз­ру­ше­ние само­го бра­ка. На этой реаль­ной угро­зе необ­хо­ди­мо оста­но­вить­ся подробнее.

В наше шата­ю­ще­е­ся и без­ре­ли­ги­оз­ное вре­мя мно­гие совсем забы­ва­ют о том, в чем заклю­ча­ет­ся под­лин­ный хри­сти­ан­ский брак. Xодя­чие мне­ния и рели­ги­оз­ное рав­но­ду­шие до такой сте­пе­ни опош­ли­ли само поня­тие о бра­ке, что ред­ко кто взве­ши­ва­ет все усло­вия. необ­хо­ди­мые для нор­маль­но­го бра­ка. Созда­ет­ся иллю­зия, что если есть вза­им­ное чув­ство, то боль­ше ниче­го не тре­бу­ет­ся – все осталь­ное явит­ся само собой. Меж­ду тем. брак настоль­ко важ­ный жиз­нен­ный шаг, что необ­хо­ди­мо преж­де взве­сить целый ряд дру­гих обсто­я­тельств. В ста­рой Рос­сии, даже при бра­ках меж­ду рус­ски­ми пра­во­слав­ны­ми ста­ра­лись по воз­мож­но­сти избе­гать «нерав­ных бра­ков», т. е. таких, в кото­рых жених и неве­ста отли­ча­лись друг от дру­га воз­рас­том, или обра­зо­ва­ни­ем, или соци­аль­ным про­ис­хож­де­ни­ем и т. п. Тре­бо­ва­лось по воз­мож­но­сти сход­ство инте­ре­сов, вос­пи­та­ния и внут­рен­не­го настро­е­ния бра­чу­ю­щих­ся, что­бы брак мог быть здо­ро­вым и проч­ным. Теперь же, когда все эти обсто­я­тель­ства не при­ни­ма­ют­ся во вни­ма­ние, бра­ки ока­зы­ва­ют­ся весь­ма недол­го­веч­ны­ми, а коли­че­ство раз­во­дов сре­ди жите­лей Аме­ри­ки рас­тет с ката­стро­фи­че­ской быстротой.

Сей­час счи­та­ет­ся, что раз­ность в веро­ис­по­ве­да­ни­ях не явля­ет­ся пре­пят­стви­ем для бра­ка и что люди, воз­ра­жа­ю­щие про­тив это­го явля­ют­ся узки­ми и отста­лы­ми. Но в то же вре­мя аме­ри­кан­ская ста­ти­сти­ка пока­зы­ва­ет, что раз­ни­ца рели­ги­оз­ных убеж­де­ний име­ет очень боль­шое зна­че­ние при пово­дах к раз­во­ду. И нас это не долж­но удив­лять, если мы поду­ма­ем, какие цели постав­ле­ны Богом для хри­сти­ан­ско­го бра­ка. Брак меж­ду лица­ми раз­ной веры – это даже более чем нерав­ный брак, это неудач­ная попыт­ка постро­ить семью на таком фун­да­мен­те, в кото­ром с само­го нача­ла име­ет­ся опас­ная тре­щи­на, гото­вая посто­ян­но пре­вра­тить­ся в зия­ю­щую про­пасть. Поэто­му нель­зя удив­лять­ся, что в усло­ви­ях эми­гра­ции Пра­во­слав­ная Цер­ковь (рав­но как и дру­гие испо­ве­да­ния) реши­тель­но воз­ра­жа­ет про­тив бра­ков с инославными.

Пра­во­слав­ная Цер­ковь так опре­де­ля­ет сущ­ность бра­ка: «Брак есть таин­ство, в кото­ром… бла­го­слов­ля­ет­ся супру­же­ский союз, во образ духов­но­го сою­за Хри­ста с Цер­ко­вью, и испра­ши­ва­ет­ся бла­го­дать чисто­го еди­но­ду­шия, к бла­го­сло­вен­но­му рож­де­нию и хри­сти­ан­ско­му вос­пи­та­нию детей» (Про­странн. хри­сти­ан­ский кати­хи­зис). Под­черк­ну­тые нами места явля­ют­ся осно­ва­ми хри­сти­ан­ско­го бра­ка, но если мы вни­ма­тель­но их рас­смот­рим, то при­дем к выво­ду, что без при­над­леж­но­сти мужа и жены к одно­му веро­ис­по­ве­да­нию эти цели не могут быть достигнуты.

Мы видим, что от бра­ка преж­де все­го тре­бу­ет­ся, что­бы он на самом деле являл­ся духов­ным сою­зом, во образ Хри­ста и Церк­ви. Ап. Павел, гово­ря о бра­ке, пишет: «Мужья, люби­те сво­их жен, как и Хри­стос воз­лю­бил Цер­ковь… Ибо никто нико­гда не имел нена­ви­сти к сво­ей пло­ти, но пита­ет и гре­ет ее, как и Гос­подь Цер­ковь… Тай­на сия вели­ка: я гово­рю по отно­ше­нию ко Хри­сту и к Церк­ви». (Ефес. 5:25,29,32). Итак, апо­стол рас­смат­ри­ва­ет хри­сти­ан­ский брак не как про­стое сожи­тель­ство муж­чи­ны и жен­щи­ны, а как неко­то­рый духов­ный союз, бла­го­слов­ля­е­мый Богом и сто­я­щий зна­чи­тель­но выше бра­ка физи­че­ско­го, свой­ствен­но­го языч­ни­кам, и неве­ру­ю­щим. Xри­сти­ан­ство ста­вит перед мужем и женой более духов­ные цели, ина­че это не будет хри­сти­ан­ский брак. Вспом­ним сло­ва Спа­си­те­ля к Сама­рян­ке: «Прав­ду ти ска­за­ла, что у тебя нет мужа: ибо у тебя было пять мужей, и тот кото­ро­го ныне име­ешь, не муж тебе». (Ин.4:17-18). Это пока­зы­ва­ет, что с духов­ной точ­ки зре­ния не вся­кий брак есть брак хри­сти­ан­ский; он ста­но­вит­ся хри­сти­ан­ским лишь тогда, когда заклю­ча­ет­ся для опре­де­лен­ных, Богом уста­нов­лен­ных целей.

Теперь спро­сим себя: можешь ли суще­ство­вать это таин­ствен­ное един­ство меж­ду мужем и женою в бра­ке, если муж и жена ходят в раз­ные церк­ви, при­ча­ща­ют­ся по раз­но­му, испо­ве­ду­ют веру каж­дый по сво­е­му? Нам могут отве­тить, что все же оба супру­га хри­сти­ане; но мы долж­ны пом­нить, что в кон­це кон­цов «хри­сти­ан­ства нет без Церк­ви» и что в семей­ной жиз­ни насто­я­щее духов­ное един­ство супру­гов воз­мож­но толь­ко в еди­ной Церк­ви, в усло­ви­ях общей нераз­де­лен­ной веры, при молит­ве Богу «еди­ны­ми уста­ми и еди­ным сердцем».

Вто­рая цель хри­сти­ан­ско­го бра­ка – «чистое еди­но­ду­шие», т. е. пол­ное согла­сие в мыс­лях, чув­ствах и делах, то внут­рен­нее един­ство всей жиз­ни супру­гов, про кото­рую мож­но ска­зать, что они живут «душа в душу». В пра­во­слав­ном чине вен­ча­ния это хоро­шо выра­же­но в молит­вах свя­щен­ни­ка, в кото­рых испра­ши­ва­ет­ся у Бога «еди­но­ду­шие душ и телес», соеди­не­ние их «в еди­но­муд­рии» и сохра­не­ние «в мире и еди­но­мыс­лии». Может ли такое еди­но­ду­шие и еди­но­мыс­лие быть достиг­ну­то, если вера обо­их супру­гов раз­нит­ся и дог­ма­ти­че­ски, и прак­ти­че­ски – т. е. в обла­сти повсе­днев­но­го испол­не­ния уста­вов и обы­ча­ев цер­ков­ных? Возь­мем такой про­стой слу­чай, как выпол­не­ние постов или гове­ния. Бла­го­да­ря раз­ным пра­ви­лам поста като­лик может есть молоч­ную пищу, а пра­во­слав­ный от нее отка­зы­ва­ет­ся; про­те­стант же вооб­ще не име­ет ника­ко­го устав­но­го поста. Тоже самое и при гове­нии: пра­во­слав­ный супруг дол­жен говеть каж­дый пост, като­ли­ки могут при­ча­щать­ся часто и без осо­бой под­го­тов­ки, кро­ме испо­ве­ди, а про­те­стан­ты не при­зна­ют вооб­ще ника­ко­го гове­ния. Какое же еди­но­ду­шие может суще­ство­вать у раз­но­вер­ных супру­гов в эти важ­ней­шие момен­ты их рели­ги­оз­ной жиз­ни? Такой же самый раз­лад будет про­ис­хо­дить в сме­шан­ных семьях при празд­но­ва­нии глав­ней­ших хри­сти­ан­ских празд­ни­ков – Рож­де­ства Хри­сто­ва, С. Пас­хи и Тро­и­цы. Из-за рас­хож­де­ний в сти­лях и в пас­ха­ли­ях они долж­ны совер­шат­ся в раз­ное вре­мя, так как нель­зя пред­по­ло­жить, что они могут празд­но­вать­ся два­жды – для одно­го и для дру­го­го супруга.

Конеч­но, в наше вре­мя моло­дежь настоль­ко зара­же­на рав­но­ду­ши­ем к цер­ков­ным пред­пи­са­ни­ям, что для моло­дых супру­гов эти «мел­кие» раз­ли­чия кажут­ся немо­гу­щи­ми поме­шать их люб­ви и «вза­им­но­му ува­же­нию к вере дру­го­го». Воз­мож­но, что в пер­вые меся­цы и годы бра­ка веро­ис­по­вед­ные рас­хож­де­ния будут мало ощу­щать­ся. Но чем даль­ше будет идти вре­мя, чем более будут опре­де­лять­ся харак­те­ры и убеж­де­ния супру­гов, тем труд­нее им будет осу­ществ­лять свое внут­рен­нее един­ство. Их рели­ги­оз­ная жизнь, не зани­мав­шая мно­го места в моло­до­сти, с года­ми обыч­но уси­ли­ва­ет­ся и тогда рели­ги­оз­ное раз­но­мыс­лие мужа и жены будет, ощу­щать­ся более болез­нен­но. Их внут­рен­няя духов­ная жизнь будет все более и более обособ­лять­ся, пока каж­дый из них не почув­ству­ет, что доро­ги их разо­шлись в самом главном.

Тре­тья цель хри­сти­ан­ско­го бра­ка – хри­сти­ан­ское вос­пи­та­ние детей. Свя­той Иоанн Зла­то­уст пишет: «Обра­зо­вать серд­ца детей в доб­ро­де­те­ли и бла­го­че­стии – свя­щен­ный долг роди­те­лей, кото­рый, нель­зя пре­сту­пить, не сде­лав­шись винов­ным в неко­то­ро­го рода дето­убий­стве…» Но как мож­но вос­пи­тать детей в вере и бла­го­че­стии, если роди­те­ли пони­ма­ют эту веру по раз­но­му и не могут быть еди­но­душ­ны­ми ни на сло­вах, ни в обра­зе сво­ей хри­сти­ан­ской жиз­ни? Вос­пи­та­ние ребен­ка долж­но состо­ять не в при­об­ще­нии его к како­му-то обще­му безхре­бет­но­му хри­сти­ан­ству, а в опре­де­ле­нии его чле­ном ясно­го веро­ис­по­ве­да­ния, давая ему кон­крет­ные фор­мы бого­по­чи­та­ния, молит­вы, обще­ствен­но­го бого­слу­же­ния и т. д.

Труд­но­сти рели­ги­оз­но­го вос­пи­та­ния начи­на­ют­ся в сме­шан­ном бра­ке с момен­та рож­де­ния ребен­ка. Като­ли­че­ская цер­ковь все­гда наста­и­ва­ет, что­бы в семье, где один из супру­гов като­лик, дети долж­ны быть тоже като­ли­ка­ми. Род­ствен­ни­ки каж­до­го из супру­гов, при­над­ле­жа­щие так­же к раз­ным веро­ис­по­ве­да­ни­ям, стре­мят­ся быть вос­при­ем­ни­ка­ми ребен­ка, но ни пра­во­слав­ная Цер­ковь, ни като­ли­цизм не допус­ка­ют к это­му ино­слав­ных. Но если ребе­нок будет кре­щен в вере одно­го из роди­те­лей, то как может дру­гой участ­во­вать в его рели­ги­оз­ном вос­пи­та­нии? Ему при­хо­дит­ся или совсем устра­нить­ся от вос­пи­та­ния, или посто­ян­но вхо­дить в столк­но­ве­ния с дру­гой сто­ро­ной по вопро­сам веры и жиз­ни. Вполне понят­но, что такое рас­хож­де­ние роди­те­лей вно­сить в душу детей сомне­ния и двой­ствен­ность. Нель­зя поэто­му удив­лять­ся, что в сме­шан­ных семьях дети вырас­та­ют или мало­ве­ру­ю­щи­ми, или совсем без вся­ких рели­ги­оз­ных убеж­де­ний – они не видят в семье опре­де­лен­но­го и доб­ро­го при­ме­ра в лице сво­их родителей.

В пра­во­слав­ной семье все эти вопро­сы раз­ре­ша­ют­ся лег­ко и про­сто: дети кре­стят­ся в веру их роди­те­лей, посе­ща­ют их цер­ковь и вос­пи­ты­ва­ют­ся в духе ее уче­ния. В сме­шан­ном бра­ке все это вызы­ва­ет раз­но­гла­сия и тяже­лые кон­флик­ты меж­ду супру­га­ми, угро­жа­ю­щи­ми ино­гда само­му суще­ство­ва­нию семьи. Одни утвер­жда­ют, что дети долж­ны вос­пи­ты­вать­ся в вере мате­ри, дру­гие не соглас­ны с этим. Но вос­пи­ты­вать детей сра­зу в двух верах не пред­став­ля­ет­ся воз­мож­ным, а пото­му вся­кое реше­ние вопро­са болез­нен­но отра­жа­ет­ся на вза­и­мо­от­но­ше­ни­ях, как супру­гов, так и роди­те­лей и детей. В поис­ках выхо­да, недав­но одна семья в Соед. Шта­тах, состо­я­щая из пра­во­слав­но­го и като­лич­ки, реши­ли эту про­бле­му тем, что кре­сти­ли ребен­ка … в англи­кан­ской церк­ви! Воз­ни­ка­ет вопрос: кто же из роди­те­лей будет руко­во­дить рели­ги­оз­ным вос­пи­та­ни­ем ребенка?

Аме­ри­кан­ские социо­ло­ги все­гда под­чер­ки­ва­ют, что в каж­дый брак вовле­ка­ют­ся не толь­ко жених и неве­ста, но и бли­жай­шие род­ствен­ни­ки с обе­их сто­рон. При сме­шан­ном бра­ке отно­ше­ния с эти­ми род­ствен­ни­ка­ми так­же ослож­ня­ют­ся. Кого из них и когда наве­щать Идти ли к ним в суб­бо­ту вече­ром или пой­ти ко все­нощ­ной? Кого из них при­гла­сить на пра­во­слав­ную Пас­ху? Празд­но­вать ли день рож­де­ния ребен­ка или, но пра­во­слав­но­му, день име­нин? Обыч­но в сме­шан­ных семьях не полу­ча­ет­ся твер­до­го и после­до­ва­тель­но­го соблю­де­ния цер­ков­ных и быто­вых тра­ди­ций, а поэто­му и дети вырас­та­ют без опре­де­лен­ных и обя­за­тель­ных взглядов.

Мало кто заду­мы­ва­ет­ся и над тем, что даже смерть одно­го из супру­гов не пре­кра­ща­ет их посто­ян­но­го цер­ков­но­го раз­де­ле­ния. Пра­во­слав­ный супруг после смер­ти сво­е­го ино­слав­но­го супру­га не име­ет воз­мож­но­сти ни похо­ро­нить его по пра­во­слав­но­му обря­ду, ни помя­нуть его на литур­гии, даже не име­ет пра­ва отслу­жить по нем пани­хи­ду. Даже столь есте­ствен­ное жела­ние супру­гов быть похо­ро­нен­ны­ми на одном клад­би­ще не может осу­ще­ствить­ся, так как ни пра­во­слав­ные, ни като­ли­ки не раз­ре­ша­ют погре­бе­ния ино­слав­ных на сво­их кладбищах …

Вопрос о сме­шан­ных бра­ках ста­но­вит­ся сей­час одной из ост­рых про­блем в Аме­ри­ке. Раз­ные рели­гии начи­на­ют вести борь­бу со сме­шан­ны­ми бра­ка­ми, напри­мер, про­те­стант­ские церк­ви при­шли к созна­нию, что сме­шан­ные бра­ки отри­ца­тель­но вли­я­ют на семей­ную духов­ную жизнь. Ста­ти­сти­ка Соеди­нен­ных Шта­тов С. А. пока­зы­ва­ет, что чис­ло раз­во­дов при сме­шан­ных про­те­стант­ско-като­ли­че­ских бра­ках в три раза выше, чем сре­ди про­те­стант­ских. Об этом начи­на­ют писать и свет­ские авто­ры: недав­но вышла солид­ная кни­га о сме­шан­ных бра­ках – Джемс Бос­сард и Еле­а­нор Сток­кес Болл «Уан Мэрридж То Фаиз», – где рас­смат­ри­ва­ют­ся те труд­но­сти, кото­рые воз­ни­ка­ют в сме­шан­ных семьях.

Пра­во­слав­ные юно­ши и девуш­ки, для кото­рых Цер­ковь не есть толь­ко то учре­жде­ние, куда надо обра­щать­ся при вен­ча­нии и кре­ще­нии, долж­ны осо­бен­но заду­мать­ся над тем, мож­но ли постро­ить насто­я­щий хри­сти­ан­ский брак с ино­вер­ным супру­гом. Даже если они верят в то, что они смо­гут сохра­нить един­ство меж­ду собой, то они не долж­ны забыть о детях и их рели­ги­оз­ном вос­пи­та­нии. Вели­ка ответ­ствен­ность хри­сти­ан­ских роди­те­лей за души их детей, а пото­му весь­ма важ­но с само­го ран­не­го воз­рас­та создать для ребен­ка здо­ро­вую пра­во­слав­ную атмо­сфе­ру, без вся­ких раз­дво­е­ний и ком­про­мис­сов. Но мож­но ли это­го достичь в семье, стра­да­ю­щей двое­ве­ри­ем? И будет ли это тот пол­но­цен­ный хри­сти­ан­ский брак, к кото­ро­му при­зы­ва­ет нас Пра­во­слав­ная Церковь?

Нет ниче­го уди­ви­тель­но­го в том, что наша Цер­ковь, в лице ее архи­пас­ты­рей, пас­ты­рей в эми­гра­ции, отри­ца­тель­но отно­сит­ся к сме­шан­ным бра­кам. Здесь мы долж­ны видеть не узость взгля­дов, не «ото­рван­ность от жиз­ни», как дума­ет моло­дежь, а оте­че­скую забо­ту о сво­их пасо­мых и о новом поко­ле­нии цер­ков­ных чле­нов, кото­рые могут вырас­тать толь­ко в здо­ро­вых пра­во­слав­ных семьях, иду­щих пря­мы­ми путя­ми, под духов­ным руко­вод­ством Свя­той Пра­во­слав­ной Церкви.


При­ме­ча­ния:

[1] Извест­но, напри­мер, что ука­за­ми Св. Сино­да от 18 авг. 1821 г. и от 28 февр. 1858 г. бра­ки с чле­на­ми этих враж­деб­но настро­ен­ных к Пра­во­сла­вию сект допус­ка­лись толь­ко после при­ня­тия ими Православия.
[2] Это раз­ре­ше­ние Рус­ской Цер­ко­вью бра­ков с ино­слав­ны­ми явля­лось толь­ко допу­ще­ни­ем вид­но из того, что в неко­то­рых, более серьез­ных слу­ча­ях такие бра­ки раз­ре­ша­лись. Таки­ми слу­ча­я­ми явля­лись: 1) брак чле­нов Цар­ско­го Дома с ино­стран­кой, како­вой мог состо­ять­ся лишь после при­ня­тия ею Пра­во­сла­вия; 2) лица, состо­я­щие в бра­ке с ино­слав­ной не допус­ка­лись к посвя­ще­нию в духов­ный сан.

Комментировать

*

Размер шрифта: A- 15 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: A T G
Текст:
Боковая панель:
Сбросить настройки