О браках с инославными <br><span class="bg_bpub_book_author">Протоиерей С. Щукин</span>

О браках с инославными
Протоиерей С. Щукин

(2 голоса5.0 из 5)

В нашем рассеянии все увеличивается количество браков православных с инославными, т. е. с католиками, протестантами и т. п. Причиной этого является не только наше пребывание в неправославной стране, но и недостаточное понимание самого вопроса. У мало-церковных людей нашего времени распространилось мнение, что браки с лицами других христианских исповеданий вполне допустимы, поскольку мы ВСЕ христиане. С другой стороны: такое мнение как-будто подтверждалось тем, что в дореволюционное время Русская Церковь разрешала браки с инославными. Однако нам надо познакомиться с историей этого вопроса, чтобы подойти к нему с чисто православной точки зрения.

В древности, в первые века христианства Церковь относилась совершенно отрицательно к бракам с не членами Единой Вселенской Церкви, потому что в то время граница между «верными» и еретиками была вполне очевидна: тот, кто не состоял в числе верных, был вне Церкви и отношение к нему было «как к язычнику и мытарю», а поэтому смешанные браки Церковь не благословляла. Такой взгляд нашел себе выражение в ряде постановлений Вселенских и поместных соборов. Так напр., 72-ое правило 6‑го Всел. Соб. говорит:

Недостоин мужу Православному с женою еретическою соединяться браком, ни православной жене сочетаваться с мужем еретиком. Если же будет обнаружено что-либо подобное, сделанное кем-либо: брак почитать не твердым и беззаконное сожительство расторгать. Ибо но подобает смешивать несмешиваемое, ни соединять с овцою волка, и с частью Христовою жребий грешников. Если же кто постановленное нами преступит: да будет отлучен.»

Впрочем было одно исключение, когда христианам позволялось вступать в брак с инославными: когда последние давали обещание перейти в православную веру. Об этом говорит 14‑е правило 4‑го Всел. Собора:

«Не позволено соединяться браком с еретиком, разве только в таком случае, когда лицо, сочетавающееся с православным лицом, обещает перейти в православную веру». (См. также правило 31 Лаодикийского Собора).

В древней Руси, до Петра I совершенно не допускались браки ни с «латынянами», т. е. католиками, ни с лицами «лютеровой веры», и такое положение считалось чем-то само собой разумеющимся. Единственной возможностью для брака был переход инославного лица в Православие.

После реформ Петра I в Россию стало приезжать много иностранцев, так что в Петербурге и в других городах возник вопрос о вступлении в брак с ними. Под давлением светской власти, которая была заинтересована в закреплении иностранцев в России, Святейший Синод разрешил браки православных «с лицами иностранных исповеданий». Фактически под этими лицами подразумевались католики, лютеране и реформаты (пресвитериане), которые были распространены в то время в Зап. Европе. Поэтому такие разрешения не распространялись позже на еретиков-рационалистов, как напр. на штундистов, молокан и баптистов, появившихся в России только в XIX веке). [1]

В практике Русской Церкви «обещание перехода в Православие» формально не требовалось, но выражалось в следующем:

  1. венчание всегда производилось по православному обряду;
  2. православному супругу всегда внушалось, что его нравственным долгом является перевод, инославного супруга в Православие; и
  3. вменялось в обязанность крестить детей в православную веру (в чем иногда бралась формальная подписка).

Двухвековое применение этого допущения [2] в значительной мере оправдало надежды Русской Церкви. Господствовавшая в России Православная вера так сильно воздействовала на смешанные семьи, что в большинстве случаев инославные супруги начинали посещать православные богослужения и в конце концов переходили в православие, дети же их всегда воспитывались православными. К тому же надо иметь ввиду, что количество смешанных браков в прежней России было сравнительно мало и что они заключались главным образом среди высших классов, наименее церковных, а в народной массе смешанные браки являлись весьма редкими исключениями. В этом отношении русское крестьянство и отчасти средние классы крепко хранили традиции допетровской Руси.

Совсем иначе складываются условия духовной жизни для смешанной семьи заграницей. Будучи окружены иноверной средой, часто оторванные от православного прихода, православные отцы или матери нигде не находят поддержки для своей веры. Если другой супруг или его родные ревностно сохраняют свою религию, то шансы на обращение их в Православие ничтожны; напротив. в этих условиях православная сторона может сама втянуться в другую веру, или же совершенно потерять своего религиозность. А если нет надежды на переход другого супруга в Православие, то вся семья обрекается на постоянную религиозную двойственность, которая крайне вредно отражается на религиозном воспитании детей.

К сожалению, наши православные русские люди недостаточно понимают всю опасность смешанных браков. Эмигрантская обстановка неизбежно толкает русских юношей и девушек на неосмотрительные браки с неправославными, благодаря которым они рискуют, потерей не только своего национального лица, но и своей веры. Кроме того в таких браках и дети не могут быть воспитаны в православном духе. Но чаще всего забывают о том, что главная опасность, угрожающая супругам разного вероисповедания, это неудача и разрушение самого брака. На этой реальной угрозе необходимо остановиться подробнее.

В наше шатающееся и безрелигиозное время многие совсем забывают о том, в чем заключается подлинный христианский брак. Xодячие мнения и религиозное равнодушие до такой степени опошлили само понятие о браке, что редко кто взвешивает все условия. необходимые для нормального брака. Создается иллюзия, что если есть взаимное чувство, то больше ничего не требуется – все остальное явится само собой. Между тем. брак настолько важный жизненный шаг, что необходимо прежде взвесить целый ряд других обстоятельств. В старой России, даже при браках между русскими православными старались по возможности избегать «неравных браков», т. е. таких, в которых жених и невеста отличались друг от друга возрастом, или образованием, или социальным происхождением и т. п. Требовалось по возможности сходство интересов, воспитания и внутреннего настроения брачующихся, чтобы брак мог быть здоровым и прочным. Теперь же, когда все эти обстоятельства не принимаются во внимание, браки оказываются весьма недолговечными, а количество разводов среди жителей Америки растет с катастрофической быстротой.

Сейчас считается, что разность в вероисповеданиях не является препятствием для брака и что люди, возражающие против этого являются узкими и отсталыми. Но в то же время американская статистика показывает, что разница религиозных убеждений имеет очень большое значение при поводах к разводу. И нас это не должно удивлять, если мы подумаем, какие цели поставлены Богом для христианского брака. Брак между лицами разной веры – это даже более чем неравный брак, это неудачная попытка построить семью на таком фундаменте, в котором с самого начала имеется опасная трещина, готовая постоянно превратиться в зияющую пропасть. Поэтому нельзя удивляться, что в условиях эмиграции Православная Церковь (равно как и другие исповедания) решительно возражает против браков с инославными.

Православная Церковь так определяет сущность брака: «Брак есть таинство, в котором… благословляется супружеский союз, во образ духовного союза Христа с Церковью, и испрашивается благодать чистого единодушия, к благословенному рождению и христианскому воспитанию детей» (Пространн. христианский катихизис). Подчеркнутые нами места являются основами христианского брака, но если мы внимательно их рассмотрим, то придем к выводу, что без принадлежности мужа и жены к одному вероисповеданию эти цели не могут быть достигнуты.

Мы видим, что от брака прежде всего требуется, чтобы он на самом деле являлся духовным союзом, во образ Христа и Церкви. Ап. Павел, говоря о браке, пишет: «Мужья, любите своих жен, как и Христос возлюбил Церковь… Ибо никто никогда не имел ненависти к своей плоти, но питает и греет ее, как и Господь Церковь… Тайна сия велика: я говорю по отношению ко Христу и к Церкви». (Ефес. 5:25,29,32). Итак, апостол рассматривает христианский брак не как простое сожительство мужчины и женщины, а как некоторый духовный союз, благословляемый Богом и стоящий значительно выше брака физического, свойственного язычникам, и неверующим. Xристианство ставит перед мужем и женой более духовные цели, иначе это не будет христианский брак. Вспомним слова Спасителя к Самарянке: «Правду ти сказала, что у тебя нет мужа: ибо у тебя было пять мужей, и тот которого ныне имеешь, не муж тебе». (Ин.4:17-18). Это показывает, что с духовной точки зрения не всякий брак есть брак христианский; он становится христианским лишь тогда, когда заключается для определенных, Богом установленных целей.

Теперь спросим себя: можешь ли существовать это таинственное единство между мужем и женою в браке, если муж и жена ходят в разные церкви, причащаются по разному, исповедуют веру каждый по своему? Нам могут ответить, что все же оба супруга христиане; но мы должны помнить, что в конце концов «христианства нет без Церкви» и что в семейной жизни настоящее духовное единство супругов возможно только в единой Церкви, в условиях общей неразделенной веры, при молитве Богу «едиными устами и единым сердцем».

Вторая цель христианского брака – «чистое единодушие», т. е. полное согласие в мыслях, чувствах и делах, то внутреннее единство всей жизни супругов, про которую можно сказать, что они живут «душа в душу». В православном чине венчания это хорошо выражено в молитвах священника, в которых испрашивается у Бога «единодушие душ и телес», соединение их «в единомудрии» и сохранение «в мире и единомыслии». Может ли такое единодушие и единомыслие быть достигнуто, если вера обоих супругов разнится и догматически, и практически – т. е. в области повседневного исполнения уставов и обычаев церковных? Возьмем такой простой случай, как выполнение постов или говения. Благодаря разным правилам поста католик может есть молочную пищу, а православный от нее отказывается; протестант же вообще не имеет никакого уставного поста. Тоже самое и при говении: православный супруг должен говеть каждый пост, католики могут причащаться часто и без особой подготовки, кроме исповеди, а протестанты не признают вообще никакого говения. Какое же единодушие может существовать у разноверных супругов в эти важнейшие моменты их религиозной жизни? Такой же самый разлад будет происходить в смешанных семьях при праздновании главнейших христианских праздников – Рождества Христова, С. Пасхи и Троицы. Из-за расхождений в стилях и в пасхалиях они должны совершатся в разное время, так как нельзя предположить, что они могут праздноваться дважды – для одного и для другого супруга.

Конечно, в наше время молодежь настолько заражена равнодушием к церковным предписаниям, что для молодых супругов эти «мелкие» различия кажутся немогущими помешать их любви и «взаимному уважению к вере другого». Возможно, что в первые месяцы и годы брака вероисповедные расхождения будут мало ощущаться. Но чем дальше будет идти время, чем более будут определяться характеры и убеждения супругов, тем труднее им будет осуществлять свое внутреннее единство. Их религиозная жизнь, не занимавшая много места в молодости, с годами обычно усиливается и тогда религиозное разномыслие мужа и жены будет, ощущаться более болезненно. Их внутренняя духовная жизнь будет все более и более обособляться, пока каждый из них не почувствует, что дороги их разошлись в самом главном.

Третья цель христианского брака – христианское воспитание детей. Святой Иоанн Златоуст пишет: «Образовать сердца детей в добродетели и благочестии – священный долг родителей, который, нельзя преступить, не сделавшись виновным в некоторого рода детоубийстве…» Но как можно воспитать детей в вере и благочестии, если родители понимают эту веру по разному и не могут быть единодушными ни на словах, ни в образе своей христианской жизни? Воспитание ребенка должно состоять не в приобщении его к какому-то общему безхребетному христианству, а в определении его членом ясного вероисповедания, давая ему конкретные формы богопочитания, молитвы, общественного богослужения и т. д.

Трудности религиозного воспитания начинаются в смешанном браке с момента рождения ребенка. Католическая церковь всегда настаивает, чтобы в семье, где один из супругов католик, дети должны быть тоже католиками. Родственники каждого из супругов, принадлежащие также к разным вероисповеданиям, стремятся быть восприемниками ребенка, но ни православная Церковь, ни католицизм не допускают к этому инославных. Но если ребенок будет крещен в вере одного из родителей, то как может другой участвовать в его религиозном воспитании? Ему приходится или совсем устраниться от воспитания, или постоянно входить в столкновения с другой стороной по вопросам веры и жизни. Вполне понятно, что такое расхождение родителей вносить в душу детей сомнения и двойственность. Нельзя поэтому удивляться, что в смешанных семьях дети вырастают или маловерующими, или совсем без всяких религиозных убеждений – они не видят в семье определенного и доброго примера в лице своих родителей.

В православной семье все эти вопросы разрешаются легко и просто: дети крестятся в веру их родителей, посещают их церковь и воспитываются в духе ее учения. В смешанном браке все это вызывает разногласия и тяжелые конфликты между супругами, угрожающими иногда самому существованию семьи. Одни утверждают, что дети должны воспитываться в вере матери, другие не согласны с этим. Но воспитывать детей сразу в двух верах не представляется возможным, а потому всякое решение вопроса болезненно отражается на взаимоотношениях, как супругов, так и родителей и детей. В поисках выхода, недавно одна семья в Соед. Штатах, состоящая из православного и католички, решили эту проблему тем, что крестили ребенка … в англиканской церкви! Возникает вопрос: кто же из родителей будет руководить религиозным воспитанием ребенка?

Американские социологи всегда подчеркивают, что в каждый брак вовлекаются не только жених и невеста, но и ближайшие родственники с обеих сторон. При смешанном браке отношения с этими родственниками также осложняются. Кого из них и когда навещать Идти ли к ним в субботу вечером или пойти ко всенощной? Кого из них пригласить на православную Пасху? Праздновать ли день рождения ребенка или, но православному, день именин? Обычно в смешанных семьях не получается твердого и последовательного соблюдения церковных и бытовых традиций, а поэтому и дети вырастают без определенных и обязательных взглядов.

Мало кто задумывается и над тем, что даже смерть одного из супругов не прекращает их постоянного церковного разделения. Православный супруг после смерти своего инославного супруга не имеет возможности ни похоронить его по православному обряду, ни помянуть его на литургии, даже не имеет права отслужить по нем панихиду. Даже столь естественное желание супругов быть похороненными на одном кладбище не может осуществиться, так как ни православные, ни католики не разрешают погребения инославных на своих кладбищах …

Вопрос о смешанных браках становится сейчас одной из острых проблем в Америке. Разные религии начинают вести борьбу со смешанными браками, например, протестантские церкви пришли к сознанию, что смешанные браки отрицательно влияют на семейную духовную жизнь. Статистика Соединенных Штатов С. А. показывает, что число разводов при смешанных протестантско-католических браках в три раза выше, чем среди протестантских. Об этом начинают писать и светские авторы: недавно вышла солидная книга о смешанных браках – Джемс Боссард и Елеанор Стоккес Болл «Уан Мэрридж То Фаиз», – где рассматриваются те трудности, которые возникают в смешанных семьях.

Православные юноши и девушки, для которых Церковь не есть только то учреждение, куда надо обращаться при венчании и крещении, должны особенно задуматься над тем, можно ли построить настоящий христианский брак с иноверным супругом. Даже если они верят в то, что они смогут сохранить единство между собой, то они не должны забыть о детях и их религиозном воспитании. Велика ответственность христианских родителей за души их детей, а потому весьма важно с самого раннего возраста создать для ребенка здоровую православную атмосферу, без всяких раздвоений и компромиссов. Но можно ли этого достичь в семье, страдающей двоеверием? И будет ли это тот полноценный христианский брак, к которому призывает нас Православная Церковь?

Нет ничего удивительного в том, что наша Церковь, в лице ее архипастырей, пастырей в эмиграции, отрицательно относится к смешанным бракам. Здесь мы должны видеть не узость взглядов, не «оторванность от жизни», как думает молодежь, а отеческую заботу о своих пасомых и о новом поколении церковных членов, которые могут вырастать только в здоровых православных семьях, идущих прямыми путями, под духовным руководством Святой Православной Церкви.


Примечания:

[1] Известно, например, что указами Св. Синода от 18 авг. 1821 г. и от 28 февр. 1858 г. браки с членами этих враждебно настроенных к Православию сект допускались только после принятия ими Православия.
[2] Это разрешение Русской Церковью браков с инославными являлось только допущением видно из того, что в некоторых, более серьезных случаях такие браки разрешались. Такими случаями являлись: 1) брак членов Царского Дома с иностранкой, каковой мог состояться лишь после принятия ею Православия; 2) лица, состоящие в браке с инославной не допускались к посвящению в духовный сан.

Комментировать

*

«Азбука супружества»
в Telegram.
t.me/azmarriage
Размер шрифта: A- 15 A+
Тёмная тема:
Цвета
Цвет фона:
Цвет текста:
Цвет ссылок:
Цвет акцентов
Цвет полей
Фон подложек
Заголовки:
Текст:
Выравнивание:
Боковая панель:
Сбросить настройки