Брак

Аудио-версия статьи

См. раз­делы ТАИН­СТВО БРАКА, АЗБУКА СУПРУ­ЖЕ­СТВА, СЛУЖБА ЗНА­КОМСТВ.

***

Брак – 1) цер­ков­ное таин­ство, в кото­ром при доб­ро­воль­ном согла­сии и вза­им­ной любви мужа и жены бла­го­слов­ля­ется их супру­же­ский союз, по образу духов­ного союза Христа и Его Церкви; 2) супру­же­ский союз.

brak 1 - Брак

  • Первая и глав­ная цель брака – это полная и нераз­дель­ная пре­дан­ность обще­ния двух супру­же­ских лиц. Поэтому в семье невоз­можно сча­стье без единых духовно-нрав­ствен­ных целей жизни. Это воз­можно лишь в том случае, когда супруги не стре­мятся полу­чить друг от друга что-либо, а стре­мятся отдать себя для сча­стья своей поло­вины.
  • Вторая цель брака, на кото­рую ука­зы­вает Свя­щен­ное Писа­ние, есть рож­де­ние и хри­сти­ан­ское вос­пи­та­ние детей.
  • И третье зна­че­ние брака – это предо­хра­не­ние чело­века от блуда. Чело­ве­че­ская при­рода, уязв­лен­ная грехом, тре­бует кон­троля над собой. Поло­вые отно­ше­ния бла­го­слов­ля­ются Цер­ко­вью внутри брака, то есть чело­век может удо­вле­тво­рять свои потреб­но­сти, не нару­шая запо­веди Божией, сохра­няя внут­рен­нюю чистоту.

Брак между пра­во­слав­ными и нехри­сти­а­нами по цер­ков­ным кано­нам (31‑е пра­вило Лаод., 72‑е пра­вило Трул. и др.), кате­го­ри­че­ски запре­ща­ется. Меж­ре­ли­ги­оз­ные браки не поз­во­ляют создать семью как малую Цер­ковь, а огра­ни­чи­ва­ются лишь телес­ным и душев­ным един­ством, без самого глав­ного – един­ства духов­ного.

Брак пра­во­слав­ных с ино­слав­ными запре­ща­ется и не вен­ча­ется (72‑е прав. Трул.). Он может быть бла­го­слов­лен по снис­хож­де­нию при усло­вии, что дети от этого брака будут кре­щены и вос­пи­таны в Пра­во­слав­ной Церкви.

Заре­ги­стри­ро­ван­ный госу­дар­ством брак без вен­ча­ния блудом не явля­ется (понятно, что при­чи­ной этого явля­ется то, что один из супру­гов – не член церкви), т.к. брак был заклю­чён до обре­те­ния одним из них веры; по запо­веди Апо­стола Павла (1Кор.7): Если какой брат имеет жену неве­ру­ю­щую, и она согласна жить с ним, то он не должен остав­лять ее; и жена, кото­рая имеет мужа неве­ру­ю­щего, и он согла­сен жить с нею, не должна остав­лять его. Ибо неве­ру­ю­щий муж освя­ща­ется женою веру­ю­щею, и жена неве­ру­ю­щая освя­ща­ется мужем веру­ю­щим…. Почему ты знаешь, жена, не спа­сешь ли мужа? Или ты, муж, почему знаешь, не спа­сешь ли жены?

***

Как пони­мать 5‑ю главу из Посла­ния Апо­стола Павла к Ефе­ся­нам (Еф.5:33) о семей­ной иерар­хии, цитаты из кото­рой часто при­во­дят вне кон­тек­ста?

В браке от супру­гов тре­бу­ются усилия для ком­пен­са­ции муж­ской и жен­ской при­роды. Вспом­ним гре­хо­па­де­ние: жена согре­шила отсут­ствием послу­ша­ния и сми­ре­ния, а муж – отсут­ствием твёр­до­сти и воли. Стало быть, сего­дня Гос­подь исце­ляет её послу­ша­нием мужу, а его – ответ­ствен­но­стью и оте­че­ской забо­той о жене.

В Еван­ге­лии Гос­подь гово­рит, что «в вос­кре­се­нии ни женятся, ни выхо­дят замуж, но пре­бы­вают, как Ангелы Божии на небе­сах» (Мф.22:30). Есть ли у брака вечный смысл, сохра­нятся ли отно­ше­ния между мужем и женой в Цар­стве Божием?

Про­то­и­е­рей Вла­ди­мир Хулап: В хри­сти­ан­ском бого­сло­вии есть раз­лич­ные точки зрения на этот вопрос: одна на них гово­рит, что брак – это исклю­чи­тельно земное дело, другая ука­зы­вает на то, что брак все-таки имеет вечное изме­ре­ние. Важно пом­нить, что, говоря об эсха­то­ло­гии, о реа­лиях буду­щего века, мы исполь­зуем образы, поскольку наш чело­ве­че­ский язык при­над­ле­жит этому миру. С другой сто­роны, любовь к ближ­нему имеет вечное изме­ре­ние, поэтому логично пред­по­ло­жить, что союз любя­щих друг друга людей будет в той или иной мере при­ча­стен к нему. Поэтому апо­стол Павел назы­вает любовь супру­гов обра­зом отно­ше­ний Христа и Церкви, святой Иоанн Зла­то­уст гово­рит, что брак — это образ Троицы, а во время Вен­ча­ния Цер­ковь молится о том, чтобы Бог вос­при­нял венцы бра­чу­ю­щихся в Своем Небес­ном Цар­стве. Конечно это бого­слов­ский идеал, но его реа­ли­за­ция — посиль­ная и испол­ни­мая задача кон­крет­ной семьи.

Пра­во­слав­ное пони­ма­ние любви и брака и их под­мены

архи­епи­скоп Тоболь­ский и Тюмен­ский Димит­рий

Пра­во­сла­вие – это не просто обя­зан­ность, кото­рую мы выпол­няем вос­крес­ным утром и о кото­рой забы­ваем, поки­нув храм; Пра­во­сла­вие – это образ жизни. А образ жизни вклю­чает в себя всю сово­куп­ность при­вы­чек и взгля­дов, мыслей и дей­ствий: стиль жизни и способ жизни. Для нас, пра­во­слав­ных, хри­сти­ан­ство – «хлеб наш насущ­ный». Хри­сти­а­нин стре­мится ко Христу и Его Церкви, а не к иде­а­лам совре­мен­ного мира, кото­рые во многом не соот­вет­ствуют хри­сти­ан­скому образу жизни или иска­жают его. Осо­бенно это заметно в отно­ше­нии к семье. Она в первую оче­редь под­верг­лась тле­твор­ному вли­я­нию секу­ляр­ного обще­ства, кото­рое иска­зило любовь и брак.

Сейчас за любовь часто при­ни­мают влюб­лен­ность, а этого душев­ного (не духов­ного) чув­ства отнюдь недо­ста­точно для под­лин­ной семей­ной жизни. Влюб­лен­ность может сопут­ство­вать любви (впро­чем, не обя­за­тельно) – но она слиш­ком легко про­хо­дит; и что тогда? «На каждом шагу мы имеем случаи, когда люди схо­дятся в браке, потому что «влю­би­лись» один в дру­гого, но как часто и такие браки бывают непрочны! Часто такую влюб­лен­ность назы­вают «физио­ло­ги­че­ской». Когда «физио­ло­ги­че­ская влюб­лен­ность» сти­хает, люди, сошед­ши­еся в браке, либо нару­шают вер­ность, сохра­няя внеш­ние брач­ные отно­ше­ния, либо раз­во­дятся»1.

Как к браку отно­сится Цер­ковь?

Цер­ковь видит в браке тайну любви – любви не только чело­ве­че­ской, но и боже­ствен­ной.

«Брак есть таин­ство любви» – гово­рит свя­ти­тель Иоанн Зла­то­уст и пояс­няет, что брак явля­ется таин­ством уже потому, что он пре­вы­шает гра­ницы нашего разума, ибо в нем два ста­но­вятся одним. Назы­вает брач­ную любовь таин­ством (sacramentum) и бла­жен­ный Авгу­стин. С этим нераз­рывно связан и бла­го­дат­ный харак­тер брач­ной любви, ибо Гос­подь при­сут­ствует там, где люди объ­еди­нены вза­им­ной любо­вью (Мф.18:20).

О браке как союзе любви гово­рят и литур­ги­че­ские книги Пра­во­слав­ной Церкви. «О еже нис­по­сла­тися им любви совер­шен­ней, мирней», читаем мы в после­до­ва­нии обру­че­ния. В после­до­ва­нии вен­ча­ния Цер­ковь молится о даро­ва­нии бра­чу­ю­щимся «друг ко другу любви».

Сама по себе брач­ная любовь в отно­ше­нии супру­гов друг к другу таин­ственна и имеет отте­нок обо­жа­ния. «Брач­ная любовь есть силь­ней­ший тип любви. Сильны и другие вле­че­ния, но это вле­че­ние имеет такую силу, кото­рая нико­гда не осла­бе­вает. И в буду­щем веке верные супруги без­бо­яз­ненно встре­тятся и будут пре­бы­вать вечно со Хри­стом и друг с другом в вели­кой радо­сти»,– пишет Зла­то­уст. Кроме этой сто­роны брач­ной любви есть в ней и другая не менее важная.

«Хри­сти­ан­ская брач­ная любовь есть не только радость, но и подвиг, и не имеет ничего общего с той «сво­бод­ной любо­вью», кото­рая по рас­про­стра­нен­ному лег­ко­мыс­лен­ному взгляду, должна заме­нить будто бы уста­рев­ший инсти­тут брака. В любви мы не только полу­чаем дру­гого, но и все­цело отдаем себя, и без полной смерти лич­ного эго­изма не может быть и вос­кре­се­ния для новой выше­лич­ной жизни… Хри­сти­ан­ство при­знает только любовь, гото­вую на неогра­ни­чен­ные жертвы, только любовь, гото­вую поло­жить душу за брата, за друга (Ин.15:1:1Ин.3:16 и др.), ибо только через такую любовь отдель­ный чело­век воз­вы­ша­ется до таин­ствен­ной жизни Святой Троицы и Церкви. Такова же должна быть и брач­ная любовь. Хри­сти­ан­ство не знает иной брач­ной любви, кроме любви, подоб­ной любви Христа к Своей Церкви, Кото­рый предал Себя за нее (Еф.5:25.)»2.

Свя­ти­тель Иоанн Зла­то­уст в своих вдох­но­вен­ных про­по­ве­дях учит, что муж не должен оста­нав­ли­ваться ни перед каким муче­нием и даже смер­тью, если это нужно для блага жены. «Я считаю тебя дра­го­цен­нее души своей», – гово­рит муж жене у Зла­то­уста.

«Совер­шен­ная» брач­ная любовь, испра­ши­ва­е­мая в чине обру­че­ния, есть любовь гото­вая на само­по­жерт­во­ва­ние и глу­бо­кий смысл заклю­ча­ется в том, что в пра­во­слав­ных храмах в чин вен­ча­ния входит цер­ков­ная песнь «Святии муче­ницы».

Для чего уста­нов­лен брак?

Брак не есть всего лишь «способ устро­е­ния» зем­ного бытия, не есть «ути­ли­тар­ное» сред­ство для про­дол­же­ния рода – хотя он вклю­чает в себя и эти сто­роны. Прежде всего, брак – это тайна явле­ния еще в этом мире Цар­ства Божия. «Когда святой Апо­стол Павел назы­вает брак «тайной» (или «таин­ством», что по-гре­че­ски звучит так же), он имеет в виду, что в браке чело­век не только удо­вле­тво­ряет потреб­но­сти своего зем­ного, мир­ского суще­ство­ва­ния, но и делает шаг на пути к цели, для кото­рой он был сотво­рен, то есть всту­пает в Цар­ство вечной жизни. Назы­вая брак «таин­ством», Апо­стол утвер­ждает, что брак сохра­ня­ется и в Цар­стве веч­но­сти. Муж ста­но­вится единым суще­ством, единой «плотью» со своей женой, подобно тому, как Сын Божий пере­стал быть только Богом, стал также и чело­ве­ком, чтобы Его народ мог стать Его Телом. Вот почему еван­гель­ское повест­во­ва­ние так часто срав­ни­вает Цар­ство Божие с брач­ным пиром.3

Брак уста­нов­лен уже в раю, уста­нов­лен непо­сред­ственно Самим Богом. Основ­ной источ­ник цер­ков­ного учения о браке – Библия – не гово­рит, что инсти­тут брака возник когда-то впо­след­ствии как уста­нов­ле­ние госу­дар­ствен­ное или цер­ков­ное. Ни Цер­ковь, ни госу­дар­ство не явля­ются источ­ни­ком брака. Напро­тив, брак есть источ­ник и Церкви и госу­дар­ства. Брак пред­ше­ствует всем обще­ствен­ным и рели­ги­оз­ным орга­ни­за­циям.4

Первый брак был заклю­чен «Божиею мило­стью». В первом браке муж и жена явля­ются носи­те­лями высшей земной власти, явля­ются суве­ре­нами, кото­рым под­чи­нен весь осталь­ной мир (Быт.1:28). Семья есть первая форма Церкви, есть «малая цер­ковь», как ее назы­вает Зла­то­уст, и в то же время и источ­ник госу­дар­ства, как орга­ни­за­ции власти, так как, по Библии, основа всякой власти чело­века над чело­ве­ком нахо­дится в словах Божиих о власти мужа над женой: он будет гос­под­ство­вать над тобою (Быт.3:16). Таким обра­зом, семья – не только малая цер­ковь, но и малое госу­дар­ство. Поэтому отно­ше­ние Церкви к браку имело харак­тер при­зна­ния. Эта идея хорошо выра­жена в еван­гель­ском повест­во­ва­нии о браке в Кане Гали­лей­ской (Ин.2:1-11). Таин­ство брака она видела не в обряде вен­ча­ния, а в самом соеди­не­нии мужа и жены в одно выше­лич­ное суще­ство путем согла­сия и любви. Поэтому святые отцы часто назы­вают таин­ством вза­им­ную любовь супру­гов (напри­мер, Зла­то­уст), нераз­ру­ши­мость брака (напри­мер, Амвро­сий Медио­лан­ский, бла­жен­ный Авгу­стин), но нико­гда не назы­вают таин­ством само вен­ча­ние. При­да­вая глав­ное зна­че­ние субъ­ек­тив­ному фак­тору брака – согла­сию, они ставят другой, объ­ек­тив­ный фактор – форму брака – в зави­си­мость от пер­вого, от воли сторон и самим сто­ро­нам дают сво­боду в выборе формы брака, сове­туя цер­ков­ную форму, если для нее нет пре­пят­ствий. Дру­гими сло­вами, в тече­ние первых девяти веков своей исто­рии Цер­ковь при­зна­вала факуль­та­тив­ность брач­ной формы5.

Как Цер­ковь отно­сится к супру­же­ским отно­ше­ниям? Чело­век не есть чисто духов­ное суще­ство, чело­век – не ангел. Мы состоим не только из души, но и из тела, мате­рии; и этот мате­ри­аль­ный эле­мент нашего бытия не что-то слу­чай­ное, что можно отбро­сить. Бог создал чело­века с душой и телом, то есть одно­вре­менно духов­ным и мате­ри­аль­ным, именно это соеди­не­ние духа, души и тела назы­ва­ется в Библии и в Еван­ге­лии чело­ве­ком. «Интим­ная бли­зость мужа и жены явля­ется частью сотво­рен­ной Богом чело­ве­че­ской при­роды, замыс­лом Божиим о чело­ве­че­ской жизни.

Именно поэтому такое обще­ние не может осу­ществ­ляться слу­чайно, с кем угодно, ради соб­ствен­ного удо­воль­ствия или стра­сти, но всегда должно быть свя­зано с полной отда­чей себя и полной вер­но­стью дру­гому, только тогда оно ста­но­вится источ­ни­ком духов­ного удо­вле­тво­ре­ния и радо­сти для любя­щих»6 «Ни муж­чина, ни жен­щина не могут быть исполь­зо­ваны просто как парт­неры для насла­жде­ния, даже если сами они на это согласны… Когда Иисус Хри­стос гово­рит: «всякий, кто смот­рит на жен­щину с вожде­ле­нием, уже пре­лю­бо­дей­ство­вал с нею в сердце своем» (Мф.5:28), Он запре­щает нам даже в помыс­лах вос­при­ни­мать дру­гого чело­века как объект насла­жде­ния. Ничто не явля­ется нечи­стым само по себе, но все без исклю­че­ния может стать тако­вым через недолж­ное упо­треб­ле­ние. То же самое может про­изойти и, увы, сплошь и рядом про­ис­хо­дит с высшим Боже­ствен­ным даром чело­веку – с любо­вью. И на место святой супру­же­ской любви, есте­ственно вклю­ча­ю­щей в себя и плот­ские отно­ше­ния, может встать гряз­ная страсть, жажда обла­да­ния. Но ни в коем случае нельзя ста­вить между ними знак равен­ства»7.

Очень важно пом­нить, что брак – это боль­шой и слож­ный духов­ный путь, в кото­ром есть место своему цело­муд­рию, своему воз­дер­жа­нию. Там, где интим­ная жизнь зани­мает слиш­ком боль­шое место, там семье угро­жает опас­ность ухода в страст­ность, и задача семьи, как целост­ной жизни оста­ется нере­шен­ной… Как только в семье пустеют духов­ные связи, она неиз­бежно ста­но­вится про­стым поло­вым сожи­тель­ством, опус­ка­ясь иногда до насто­я­щего блуда, при­няв­шего легаль­ную форму.

Выше было ска­зано, что дето­рож­де­ние не явля­ется един­ствен­ной целью Брака. Но Брак непре­менно вклю­чает в себя (хотя бы потен­ци­ально) и эту сто­рону. И как рас­цве­тает, как пре­об­ра­жа­ется она в свете под­линно-хри­сти­ан­ского учения о супру­же­стве! Рож­де­ние детей и забота о них в семье явля­ются есте­ствен­ным плодом любви мужа и жены, наи­боль­шим зало­гом их союза. Муж и жена должны мыс­лить свои интим­ные отно­ше­ния не только как соб­ствен­ное удо­вле­тво­ре­ние или осу­ществ­ле­ние пол­ноты жизни лич­но­сти, но и как уча­стие в при­ве­де­нии в бытие нового суще­ства, новой лич­но­сти, пред­на­зна­чен­ной жить вечно.

Интим­ные отно­ше­ния не огра­ни­чи­ва­ются рож­де­нием детей, в не мень­шей мере они суще­ствуют для един­ства в любви, для вза­им­ного обо­га­ще­ния и радо­сти супру­гов. Но при всем том высо­ком зна­че­нии, кото­рое при­знает хри­сти­ан­ство за плот­ским еди­не­нием, Цер­ковь всегда без­ого­во­рочно отвер­гала все попытки его «обо­жеств­ле­ния». Наше время харак­те­ри­зу­ется попыт­ками осво­бо­дить плот­ское вне­брач­ное еди­не­ние от ассо­ци­а­ций с грехом, чув­ством вины и стыда. Все побор­ники этого «рас­кре­по­ще­ния» не пони­мают, не видят того момента, кото­рый, пожа­луй, явля­ется цен­траль­ным в хри­сти­ан­ском виде­нии мира. «Согласно хри­сти­ан­скому миро­воз­зре­нию, при­рода чело­века, несмотря на то, что онто­ло­ги­че­ски она явля­ется благой, есть при­рода падшая, и падшая не частично, не так, что неко­то­рые свой­ства чело­века оста­лись неза­тро­ну­тыми и чистыми, но во всей своей цело­куп­но­сти… Любовь и похоть – без­на­дежно сме­ша­лись, и невоз­можно отде­лить и изо­ли­ро­вать одно от дру­гого… Именно по этой при­чине Цер­ковь осуж­дает, как поис­тине демо­ни­че­ские. те идеи и направ­ле­ния, кото­рые – в раз­лич­ных ком­би­на­циях друг с другом – при­зы­вают к поло­вому осво­бож­де­нию»8.

Но спо­со­бен ли чело­век в своем тепе­реш­нем, падшем состо­я­нии, на истин­ную, совер­шен­ную любовь?

Хри­сти­ан­ство есть не только запо­ведь, а откро­ве­ние и дар любви.

Для того чтобы любовь муж­чины и жен­щины была такой совер­шен­ной, как ее сотво­рил Бог, она должна быть един­ствен­ной, нерас­тор­жи­мой, нескон­ча­е­мой и боже­ствен­ной. Гос­подь не только даро­вал это уста­нов­ле­ние, но также дает и силу осу­ще­ствить его в Таин­стве хри­сти­ан­ского брака в Церкви. В нем муж­чине и жен­щине дается воз­мож­ность стать одним духом и одной плотью.

Высоко учение Христа о под­лин­ном Браке! Поне­воле спро­сишь: да воз­можно ли такое в жизни? «Гово­рят Ему уче­ники Его: если такова обя­зан­ность чело­века к жене (т. е. если так высок идеал брака), то лучше не жениться. Он же сказал им: не все вме­щают слово сие, но кому дано»

(Мф.19:10-11). Хри­стос как бы так гово­рит: «Да, идеал брака высок, обя­зан­но­сти мужа к жене тяжелы; не всем этот идеал под силу, не все вме­щают слово (учение) Мое о браке, но кому дано, с помо­щью Божией все же этот идеал дости­га­ется». «Лучше не жениться!» Это – как бы неволь­ное вос­кли­ца­ние уче­ни­ков, перед кото­рыми начер­таны были обя­зан­но­сти мужа к жене. Пред вели­ко­стью задачи – пре­об­ра­зить гре­хов­ное есте­ство – равно тре­пе­щет слабый чело­век, всту­пает ли он в брак, постри­га­ется ли он в монахи. Един­ство в Боже­ствен­ной любви, кото­рое состав­ляет Цар­ство Божие, на земле дается зача­точно и должно быть взра­щено подви­гом. Ибо любовь есть и радость, и уми­ле­ние, и лико­ва­ние друг о друге, но любовь тоже есть подвиг: «Друг друга тяготы носите и так испол­ните закон Хри­стов» (Гал.6:2).

При­ме­ча­ния:

1 Прот. В. Зень­ков­ский. На пороге зре­ло­сти М.,1991. С. 31–32.

2 С.В. Тро­иц­кий. Хри­сти­ан­ская фило­со­фия брака. Париж, 1932. С. 98.

3 Прот. Иоанн Мей­ен­дорф. Брак и Евха­ри­стия. Клин: Фонд «Хри­сти­ан­ская жизнь». 2000. С. 8.

4 Проф. С.В. Тро­иц­кий. Хри­сти­ан­ская фило­со­фия брака. Париж, 1932. С. 106.

5 Там же, с. 138–139.

6 Прот. Фома Хопко. Основы Пра­во­сла­вия. Нью-Йорк, 1987. С. 318.

7 Там же, с. 320.

8 Прот. Алек­сандр Шмеман. Водою и Духом. М., 1993. С. 176.

Доклад на одно­имен­ной секции XIV Меж­ду­на­род­ных Рож­де­ствен­ских обра­зо­ва­тель­ных чтений

***

«Корм­чая книга» («Номо­ка­нон в 14 титу­лах» пат­ри­арха Кон­стан­ти­но­поль­ского Фотия) даёт ясное опре­де­ле­ние брака: «Брак – это союз муж­чины и жен­щины, обще­ние жизни, соуча­стие в Боже­ском и чело­ве­че­ском праве». 

***

Самое глав­ное — понять, что по любви браков нет. Женятся по влюб­лен­но­сти. Потому что любовь – это чув­ство, кото­рое появ­ля­ется спустя долгие годы в резуль­тате дол­гого труда. Точно также, чтобы полу­чить обра­зо­ва­ние, нужно хотя бы пять лет про­учиться в инсти­туте. И любви тоже нужно учиться: хорошо учишься – полу­чишь, нет — так тебя выго­нят. Мы с батюш­кой в браке уже трид­цать шесть лет. А девуш­кой я думала: какая там любовь в пять­де­сят с лишним лет? А она есть, растет и растет, и нет ей пре­дела.
матушка Ольга Юревич

***

Госу­дар­ствен­ная реги­стра­ция брака пред­по­ла­гает, что жела­ю­щие при­сту­пить к Таин­ству Брака берут на себя ответ­ствен­ность и имеют серьез­ные наме­ре­ния в отно­ше­нии буду­щей сов­мест­ной жизни. Это первый, базо­вый уро­вень ответ­ствен­но­сти, на кото­ром затем сози­да­ется цер­ков­ное бла­го­сло­ве­ние брака, воз­во­дя­щее его на новый духов­ный уро­вень. Многие пары живут сейчас в т.н. «сво­бод­ных» отно­ше­ниях и, по сути дела, тем самым гово­рят, что они не готовы при­нять на себя даже такую эле­мен­тар­ную вза­им­ную ответ­ствен­ность. Оче­видно, что вен­ча­ние таких «союзов» будет обма­ном Бога и Церкви, пустыми сло­вами, за кото­рыми не стоит ника­кой жиз­нен­ной кон­кре­тики. Невоз­можно под­няться на более высо­кие сту­пени брака, мино­вав основ­ные, к кото­рым отно­сится ответ­ствен­ность за люби­мого чело­века перед лицом обще­ства.
Сви­де­тель­ство о вен­ча­нии юри­ди­че­ской силы в глазах госу­дар­ства не имеет, поэтому ссы­латься на него при реше­нии воз­ник­ших про­блем (али­менты, раздел сов­местно нажи­того иму­ще­ства) невоз­можно. А если выяс­нится, что этот муж­чина при вступ­ле­нии в цер­ков­ный брак был женат, но скрыл это? Поэтому Цер­ковь, требуя пред­ва­ри­тель­ной реги­стра­ции брака в ЗАГСе, прежде всего защи­щает права жен­щины и буду­щих детей. Влюб­лен­ность может быстро пройти, а испор­чен­ная мно­же­ством нераз­ре­ши­мых про­блем жизнь оста­нется. Подоб­ный подход явля­ется при­зы­вом супру­гов к чест­но­сти — и друг перед другом, и перед Богом.
про­то­и­е­рей Вла­ди­мир Хулап

***

«Брак – это един­ствен­ное хри­сти­ан­ское поле, где чело­век непре­станно про­ве­ря­ется на любовь. В любом другом месте чело­век может совер­шать какие-то отдель­ные дела любви, откли­каться время от вре­мени на отдель­ные позывы с тем, чтобы вдруг стать мило­серд­ным, чтобы вдруг стать сми­рен­ным, чтобы иногда быть каким-то жерт­вен­ным. То есть, это какие-то отдель­ные поступки в нашей хри­сти­ан­ской жизни, за кото­рые мы себя, хри­сти­ане, очень ценим. А брак – это, когда тебе надо любить посто­янно. И утром, и вече­ром, и днём. Любить, когда ты уста­лый, и когда отдох­нув­ший, и когда ты сытый, и когда голод­ный, и когда у тебя есть про­блемы, и когда их нет, когда у тебя в семье свер­ша­ются какие-то тяжё­лые пере­жи­ва­ния, и наобо­рот, когда всё легко… То есть, тебе надо быть всегда в состо­я­нии любви…
Если мы все­рьёз назы­ваем семью малой цер­ко­вью, то в ней и про­ве­ря­ется, насколько ты спо­со­бен быть хри­сти­а­ни­ном по-насто­я­щему каждый день, насколько готов жить по Еван­ге­лию. Если ты не спо­со­бен на это внутри семьи, то, как ты можешь быть спо­со­бен на это где-то ещё?»
про­то­и­е­рей Алек­сий Умин­ский. Из интер­вью “Азбуке супру­же­ства”.

***

См. также: ВЕН­ЧА­НИЕ, БЛУД, ПРЕ­ЛЮ­БО­ДЕ­Я­НИЕ, БРАКА РАС­ТОР­ЖЕ­НИЕ
Размер шрифта: A- 15 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: A T G
Текст:
Боковая панель:
Сбросить настройки