архиепископ Антоний (Амфитеатров)

Беседы сельского священника к прихожанам

Содержание

1. Беседа вступительная в круг катехизических поучений 2. Беседа о познании Бога из природы 3. Беседа о законе Божием вообще и о законе в нашей совести 4. Беседа о заповедях Божиих вообще 5. Беседа о первой заповеди Божией 6. Беседа о второй заповеди Божией 7. Беседа о поклонении Пресвятой Троице 8. Беседа в день Рождества Христова 9. Беседа первая о Св. Духе на молитву «Царю небесный…» 10. Беседа вторая о Св. Духе на ту же молитву 11. Беседа об Ангелах-хранителях 12. Беседа о воскресении мертвых 13. Беседа первая о земной жизни Господа нашего Иисуса Христа 14. Беседа вторая о земной жизни Господа нашего Иисуса Христа 15. Беседа первая о св. апостолах 16. Беседа вторая о св. апостолах 17. Беседа о св. исповедниках и мучениках 18. Беседа о св. подвижниках 19. Беседа первая о святителях и отцах церкви. 20. Беседа вторая о святителях и отцах церкви. 21. Беседа первая о семейной жизни 22. Беседа вторая о семейной жизни 23. Беседа третья о семейной жизни 24. Беседа первая об общественном служении народа 25. Беседа вторая об общественном служении народа 26. Беседа первая об участии мирян в делах церкви 27. Беседа вторая об участии мирян в делах церкви 28. Беседа третья об участии мирян в делах церкви 29. Беседа о почитании духовного сана 30. Беседа о грамотности 31. Беседа о мысленном присутствии в храме Божием посреди полевых работ 32. Беседа о том, как, находясь в поле, за работою, молиться по-христиапскн, по-церковному 33. Беседа о том, как во славу Божию работать и трудиться 34. Беседа при вступлении в Петров пост и в напутствие поселянам к полевым работам 35. Беседа по случаю начатия жатвы 36. Беседа о десятой заповеди Господней 37. Беседа первая о советах для жизни человеческой премудрого Иисуса, сына Сирахова 38. Беседа вторая о советах для жизни человеческой премудрого Иисуса, сына Сирахова 39. Беседа о сквернословной брани 40. Беседа о пьянстве 41. Беседа о кротком обхождении с животными  

 

1. Беседа вступительная в круг катехизических поучений

Во имя Отца и Сына и Святого Духа. Аминь.

Когда в первый раз я увидался с вами, братия мои, в сем святом храме и в первый раз совершал службу Божию, – помните, – я сказал вам, в чем состоит обязанность моя к вам, как священника, духовного отца и пастыря вашего, т.е., что кроме исправления священных треб, совершения Божественных служб и моления за вас и за всех православных христиан, я должен еще проповедовать вам Слово Божие, научать вас, как вам быть истинными христианами, как жить вам, чтобы и здесь было хорошо, и на том свете наследовать блаженство, получить Царство Небесное. С тех самых пор я делал так: учил вас постоянно и неопустительно каждую службу Божию, и слава Господу Богу и благодарение вам, братия возлюбленные, вы слушали пока охотно и внимательно меня – нового вашего пастыря.

Но до сих пор я учил вас то о том, то о другом, о чем и как приходилось, без порядка и отрывками; теперь же хочу начать мои беседы с вами не так, а по порядку обо всем том, что для вас полезно и для вечного спасения души вашей необходимо.

В чем же состоит это полезное и необходимое?

А вот в чем. Конечно, вам надобно знать, кто вы такие, почему называетесь христианами и православными, во что веруете, на что надеетесь; чтоб всякому, кто бы ни спросил вас об этом, вы отвечали бы прямо и решительно.

Так, это главное и самое необходимое, чему должно учиться и что нужно знать. Ибо нет хуже, как если спрашиваешь человека: кто ты таков? что делаешь? для чего все делаешь? а он не в состоянии ответить, объясниться, дать отчет. От этого-то пагубного незнания происходит, что обязанности христианские, которые надлежало бы выполнять с крайним благоговением и любовью, такие люди темные выполняют небрежно, холодно, вяло и нехотя; дела благочестия совершают только по обыкновению, как попало. Ходят, напр., в церковь Божию потому только, что видят других ходящими; стоят там без должного благоговения, крайне небрежно, а иногда даже бесчинно и кощунно. Другие же считают не совсем нужным, и посещать храм Божий. А что дома-то у себя делают, как бесчинно и небогоугодно ведут себя не лучше неверных и некрещеных, о том и говорить нечего. Вот что значит не знать себя и своего звания!

Конечно, я не про всех вас говорю это. Между вами есть и люди добрые, разумные, почтенные старики, добрые отцы семейств, которые живут благочестно и богоугодно и, которых я сам надеюсь иметь сотрудниками в деле проповеди, которые, т.е., будут вместе со мной вразумлять неразумных. Но и таковые благоразумные все не должны слишком много на себя полагаться, считать себя очень много знающими, а потому и проповедь церковную, наставления своего пастыря, отца духовного, считать для себя ненужными и безполезными. Нет, все должны слушать, все поучаться, все умудряться во спасение.

Кстати еще заметить вам (как я слыхал от многих и сам отчасти знаю), что многие, и притом особенно пожилые, входят в разбирательство на счет проповедников и часто потому не хотят слушать проповеди, что проповедник молодой, что им-де старикам стыдно учиться у молодого. Поэтому, пожалуй, вы и меня не захотите слушать от того, что я человек молодой? Нет, возлюбленные, выкиньте это из головы своей. Конечно, я человек молодой, неопытный, недостойный сам по себе внимания. Но что тут главное – проповедник ли, учитель ли, или проповедь, учение? Конечно, последнее. И так, не смотрите на меня, а слушайте, что я буду говорить. Ибо я буду проповедовать вам не свое учение, или вымысел, а Слово Божие, которое вы должны слушать от всякого, кто бы вам ни говорил; буду проповедовать о том, что вам непременно знать нужно, что относится к спасению вашей души; буду проповедовать во имя Отца и Сына и Святого Духа и от лица Господа и Бога нашего Иисуса Христа. Значит, вы должны дорожить этим, помня, что, слушая меня, вы будете слушать самого Господа, как сам Он сказал своим Апостолам, а в лицо их и нам всем – их преемникам, пастырям вашим и священникам: «Слушаяй вас, Мене слушает, а отметаяйся вас, Мене отметается» (Лк.10:16).

Ни слова, что вы люди разумные, опытные в своем деле, так что и мне самому придется от вас учиться многому; но ведь вы опытные только в своих занятиях, в своем ремесле; знаете, напр., когда и как засевать поле, когда собрать хлеб, как обеспечить себя с семейством на целый год – все это вы знаете хорошо. Но этого еще мало; все это касается только временной жизни и тела, а к душе, к тому, что для нее необходимо, что будет на том свете, это нимало не идет. Вы должны знать еще, как спасти душу, как приготовиться к жизни будущей: вот в чем заключается истинная мудрость, вот где нужен ум да разум. Хотя же я, ваш священник, ваш пастырь и отец духовный, человек и молодой, малосведущий в житейском, чему должен еще учиться у вас, опытных; зато в своем деле – в том, что собственно относится к моему званию, я все-таки больше вас научен. Этому меня учили с самых младенческих лет и за то ручаются мои начальники, которые возложили на меня должность пастыря и послали к вам, наипаче благодать Божия, еюже есмь еже есмь, т.е. облечен в сан священный и сделан священником. Значит, мне можно поверить, можно надеяться, что я в состоянии научить тому, что для вас необходимо и для спасения души вашей полезно.

А что вы точно мало знаете, что для вас необходимо и полезно для спасения души вашей, то это сейчас же можно видеть. Вот, например, вы называетесь христианами – православными, верующими; но знаете ли, что такое христианин, что такое православный, что верующий? Вы скажете, что христианином называется тот, который верует во Христа: точно так. А что значит веровать во Христа? как нужно веровать? И достаточно ли только веровать во Христа, чтоб быть христианином? Вот об этом вы и не скажете, по крайней мере, не все скажете. А что значит, спрошу вас еще, слово «православный», почему вы именно называетесь православными, и в чем состоит православие? Тоже не ответите. И множество есть подобного другого, что вам непременно знать нужно, но чего вы между тем не знаете. Значит, вам нужно много учиться, много слушать и замечать, чтоб быть настоящими христианами. Поэтому-то прошу вас, как желающий вам истинного блага и спасения души вашей, выкиньте из головы своей всякую мечту о том, что вы довольно сведущи и все знаете, как следует, и вам нечему уже учиться. Это неверно даже в занятиях простых, житейских. И там говорится: «Век живи, век учись». Если же в науках простых, в занятиях обыкновенных никто не может похвалиться, что он все знает; то в науке Божественной, в науке, которая выше всех наук, тем более никто не может сказать: «Я-де все изучил вполне, все знаю и ничего не хочу более». Этого ни я, ни лучшие меня, ни даже те, которые меня учили, никогда не скажут, что им уже не нужно учиться, что они все знают; а говорят, что много еще осталось и непознанного и, несмотря на всю ученость, на свое обширное познание, продолжают-таки учиться своим порядком.

Посему, повторяю еще, оставьте всякую мысль о том, будто вы весьма знающи и вовсе не имеете нужды, чтоб кто учил вас, а лучше начните-ка с самого начала. У нас так много, чему надобно учиться, что узнать все едва ли и успеем; поэтому, значит, мы должны начать с того, что всего более необходимо знать нам. То есть, прежде всего, мы должны знать, что такое вера христианская православная, что значит веровать в Бога и как должно веровать в Бога. Всему этому научит нас так называемый Символ веры , или просто – «Верую во единого Бога». Далее, за верою следует надежда христианская. Здесь также мы должны сказать, что такое надежда, т.е. чего мы должны надеяться от Господа Бога и чем должны показывать свою на Него надежду. Обо всем этом скажет нам молитва Господня, или молитва «Отче наш». Наконец, в-третьих, нам нужно знать, как жить, что делать, чтоб вера наша была угодна Богу и надежда несомненна; или иначе, в чем должна показываться любовь наша к Господу Богу, в коего мы веруем и на кого надеемся. Всему этому научат нас Божественные заповеди, или, как вы обыкновенно называете, десять Божиих приказаний.

Для большей же ясности, т.е. чтобы вы как можно тверже все удерживали в памяти и могли прямо отвечать всякому, кто бы ни спросил вас, учение о Символе веры, о молитве Господней и о десяти заповедях Божиих, я буду предлагать вам свои поучения в вопросах и ответах, т.е. буду спрашивать и сам же отвечать на вопросы; а когда же представится удобный случай, буду требовать у вас отчета в том, что говорено было. Даже и сами вы между собою то же можете делать. Вот, напр., многие из вас, особенно старики, по воскресеньям и праздникам, между утренею и обеднею, остаетесь при церкви, или в ближайшем к ней доме. Без того нельзя, чтоб у вас там не было никаких разговоров, а часто разговоры бывают и пустые; так не лучше ли в это время разговаривать и спрашивать друг друга о том, что говорено было в церкви? Тут ничто не мешает, нет ни шума, ни крика, или домашних забот и самое то время довольно много располагает вести разговор о предметах Божественных, а не о каких-нибудь пустяках. Особенно же об этом должны заботиться вы, почтенные отцы семейств и матери. На вас собственно лежит священный долг воспитывать детей своих в страхе Божием и вкоренять в их юные сердца добрые мысли и благие чувствования. Исполнить все сие вы сами собою не в состоянии. Поэтому должны, во-первых, ходить с сего дня в церковь во все праздники, постоянно и неупустительно, чтоб ничего не пропустить, а во-вторых, со вниманием слушать и замечать, что будет говориться в церкви и потом повторять дома в кругу своих детей и всех домашних. Когда все это сделаете, то кроме того, что исполните священный долг родительский, и мне доставите немалую помощь и облегчение; ибо я буду научать вас, т.е. тех, которые стоите в храме, а вы будете научать своих домашних, и таким образом мы, с помощью Божией, научим всех.

Еще повторяю вам, возлюбленные, чтоб как можно тверже вы содержали в памяти все то, что вам будет сказано и вразумляли бы других: потому что стыдно будет вам, будучи христианами, и притом православными, которые одни только слывем почитающими истинного Бога право и истинно, не знать своей веры. Какой-нибудь еврей или другой неверный знает свое учение, хотя и несправедливое и ложное, и когда начнут разуверять его, что он исповедует неправо и ложно, умеет отговориться и упорно стоит за свою ложь. Если же неверный так стоит за свое неверие, за которое навеки будет осужден; то не более ли нам должно знать и уметь защищать свою веру, которая есть единая правая, святая и непоколебимая и, в которой одной заключается наш вечный живот, наше вечное спасение.

Бог же всякой благодати да утвердит святую веру сию в вашем сердце. Ему слава и держава во веки веков. Аминь.

2. Беседа о познании Бога из природы

С самого детства научены мы знать Бога и Его святую волю. И весь век – до самой кончины – должны мы стараться о том, чтобы сие спасительное познание росло и крепло в нас, чтобы оно более и более освещало наш разум, глубже и глубже заходило в наше сердце. Как сделать это, спросите? Мы вечно в трудах и работах, то в доме, то еще чаще на полях, лугах, под открытым небом: где и как тут нам учиться познавать Бога?

Именно на этот раз и будет слово мое к вам о том, как при трудах и работах полевых, домашних и всяких других, учиться Бога познавать и Его святую волю исполнять.

Вы скажете: учатся по грамоте, по книгам; а мы, люди безграмотные, как можем учиться?

Послушайте. Во-первых, знать грамоту, уметь книги читать – дело весьма доброе и полезное и вы, не имев случая сами выучиться письму, по крайней мере, должны отдавать детей своих в науку, о чем я нередко буду напоминать вам.

Во-вторых, не одни книги писанные, или печатанные учат и не из одних этих книг учатся. Есть другая книга, не писанная, а Самим Господом созданная, книга живая и великая, книга всегда и везде для всех открытая, книга, которую всякий человек с разумом может читать и научаться добру.

Что это за книга? Это есть весь свет Божий, который иначе называется великим миром, или, у ученых, природою: то есть, все, что мы видим и слышим вокруг себя, близко и далеко, все кроме слов и разговоров людских есть мир. Видим небо: на небе солнце, месяц, звезды, облака, тучи; видим землю: на земле горы, долины, поля, луга, города и села, реки и озера, травы, деревья, птиц, бурю, шум дождя, стук града и т.д., все это вместе есть и называется одним словом «Мир». Сей-то мир святые отцы и учители церковные называют книгою. «Мир, – говорит один из наших пастырей Церкви, – мир, заключающий в себе все творения, есть раскрытая книга пред очами человека». (Преосв. Иннокентий Пензенский часть 1, стр. 188). «Якоже сочинитель книги, – учил св. Тихон Воронежский, – из разума своего износит слова и написует их на бумаге и сим образом сочиняет книгу и как бы из ничего нечто делает: тако Премудрый и Всемогущий Создатель, что в Божественном разуме своем имел и что восхотел, все сотворил и как бы книгу из двух листов, т.е. неба и земли состоящую сочинил; в которой книге видим Божие всемогущество премудрость и благость» (Сокровище духовн. часть 1. Мир). «Каждая вещь и разные творения суть некоторые буквы (целые слова), по которым читаем провидение и высочайшую премудрость Творца», – пишет св. Василий Великий.

Слышите ли, возлюбленные, что говорят отцы и учители церковные? Они говорят, что мир есть книга, а все вещи в мире суть как бы письмена, или буквы, и целые слова, которые можно складывать и читать почти так же, как они читаются в писанных и печатных книгах. Может быть, я не совсем ясно и понятно говорю вам? Какая нужда! Чего теперь не поймете, не выразумеете, то узнаете после. А теперь знайте только и поймите, что мир есть великая книга Божия, которую можно и должно читать всякому православному христианину – и грамотному, и неграмотному.

Спросите: о чем читать?

Отвечаю: прежде всего, о Господе Боге, как Его познавать, веровать и во всякой вещи видеть Его всемогущество, премудрость, благость, и т.д.

Спросите опять: как читать?

Отвечаю: видением, слышанием, рассуждением: видишь что-нибудь, слышишь о чем-нибудь, – тотчас подумай и рассуди: откуда оно, почему, для чего? Видишь; например, небо и на небе множество звезд; видишь землю и на земле многое множество всяких вещей. Откуда все это взялось и как стало быть? Ты мне скажешь просто: Бог знает, – откуда и как. Вот ты уже и прочел самое главное и самое великое слово «Бог»; уже понял, что если есть небо и земля то, конечно, есть Бог.

Видишь одно небо и одну землю: знаешь, что одно солнце на небе, один Государь в государстве, один отец у своих детей и один хозяин в доме. И только в том доме хорошо, в том месте чин, порядок и лад, где правит делом один; а где хозяев много, где муж начнет рядить по-своему, а жена по-своему, отец так, а дети наизнанку, – там не бывать добру. Это всякий из вас знает. Что ж он отсюда может узнать? Какое слово прочесть о Господе Боге? Такое слово, что наш Господь Бог есть Бог Един.

Пойдем далее. Когда ты смотришь на поле, покрытое прекрасною, густою и зреющею пшеницею или рожью, ты говоришь: она не сама собою взялась; ее кто-то посеял и хорошо обработал все поле. Когда видишь богатый сад, прекрасно устроенный, опять говоришь: кто-нибудь же насадил его. Когда глядишь на прекрасный дом, тоже помышляешь: дом не сам собою вырос, а строил его разумный плотник или строитель; везде найдешь, что всякая вещь не сама от себя, а кто-нибудь другой сделал ее. Посмотри же опять на небо, на землю, на все, что я прежде назвал миром. Какой дом, или сад, или поле может равняться с этим великим миром? Посмотри и спроси себя; откуда он взялся? Как дом не вырастает сам собою, а надобно, чтобы он кем-нибудь построен был, так и мир не сам собою стал и есть, а кем-нибудь построен, сделан, сотворен. Кем сотворен? Самое простое рассуждение скажет тебе, что он сотворен Богом. И вот ты прочел в великом мире Божием, как в книге, что Бог есть Творец мира, Создатель неба и земли, видимым же всем и невидимым, т.е. Творец всего того, что ты видишь и еще более всего того, чего не видишь; ибо ты не все видишь, что есть на свете.

Продолжайте еще размышлять, други мои, Вы знаете, что все тяжелое держится только на твердом и не может держаться на том, что мягче и легче его. Бросьте камень, или палку на воздух: они не будут держаться на воздухе, но упадут и будут лежать на земле. Мы, люди, стоим, ходим, лежим на земле, скотина и зверь – тоже; города, села, деревья, воды равным образом держатся землею и на земле. Птица, хотя летает по воздуху, но не надолго; полетает, полетает и сядет либо на дерево, либо на крышу, либо на землю. На чем же держится сама земля? Ни на чем; «на ничесом же повесивый землю повелением Твоим», говорит некая песнь церковная. Как же такая непомерная тяжесть может держаться сама собою? Не может, вы легко догадываетесь, что ее содержит некая сила великая. Чья сила? Ничьей иной силы вы тут не угадаете, кроме всемогущей силы Божией. Бог все держит, все движет, всем управляет. Таким образом, вы еще прочли в книге мира одно великое слово о Боге, что он есть Вседержитель.

Но зачем отягощать слух и разум ваш такою великою тяжестию, какова целая земля? Смотрите на вещи малые разумно, и они все будут говорить вам как книга о Господе Боге Вседержителе. Видишь, например, зеленую травку, хороший цветок, подойди, полюбуйся и спроси: кто его так убрал, нарядил, украсил? Он скажет тебе: Отец небесный. Видишь птиц, летающих по воздуху, ходящих по земле; они сами не сеют, не жнут, не собирают в житницы, однако же, всегда бывают сыты и довольны. Спроси: кто их кормит, или питает? Отец небесный, – скажут они. Может быть, ты подумаешь: птицы-де едят наш хлеб крестьянский. Но ваш хлеб откуда взялся, по чьей воле и повелению вырос? Когда ты бросаешь семена в землю, знаешь ли, что они непременно взойдут, вырастут и созреют? Не знаешь, а говоришь только, когда сеешь: «Уроди, Господи, отец небесный». И Отец небесный уродит, когда ты просишь Его, как добрый и послушный сын, и когда будет на то Его святая воля, Его Божеская милость. Не видишь ли теперь, что Бог есть не только Творец, Вседержитель, но и Отец.

Поистине, он есть Отец премилосердый, всеблагий и всесильный. И, во-первых, он есть Отец Единородного Сына своего, Господа Бога и Спасителя нашего Иисуса Христа. Во-вторых, он есть Отец всего живого, растущего и чувствующего; потому что всему дает жизнь, все хранит, питает и одевает. В-третьих, он есть Отец Благодетель всех людей – не только добрых, но и худых, не только верных, но и неверных; потому что велит солнцу своему сиять для добрых и злых, для праведных и неправедных. В-четвертых, он есть, особенно, Отец для мира православного, для добрых и истинных христиан, которые в церковь Его святую ходят, заповеди Его святые усердно исполняют и во всем как Его самого, так и Его святую Церковь слушают. «Как дети, – учит бл. Тихон Воронежский, – отца своего от любви называют, отче или батюшка: тако христиане Бога от любви называют Отцом и вопиют к Нему: «Авва Отче!» (Рим.8:15; Гал.6), т.е. как бы так: Батюшка Отец наш!».

Теперь видите, любезные братия мои, что можно читать великую книгу Божию всякому человеку; видите, что, хотя мы немного учились и читали, а между тем, сколько прочли и узнали слов и истин важных, великих и святых!

Повторим для памяти то, что ныне, по милосердию Божию, мы прочли и узнали из книги природы или из книги великого мира Божия.

Простой вопрос: откуда все то, что есть на свете, указал нам на Бога и мы узнали, что, если есть на свете вещи, есть мир, то непременно и необходимо есть Бог.

Простое помышление о том, что хорошо только там, где все правит один, а где судят и рядят многие, там нет ни порядка, ни ладу, научило нас, что как в царстве царь один, так и в целом мире Господь Бог Един.

Простой взгляд на засеянное поле, на цветущий сад, на красивый дом, из которых каждое кем-нибудь сделано, привел нас к тому, что и мир, сей неизреченно великий дом Божий, сотворен Богом и что поэтому Бог есть Творец.

Простой разговор о том, что земля, будучи несметно тяжела, не может сама собою держаться ни на чем, а между тем держится, изъяснил нам, что и землю, и солнце, и все небо может один Бог держать и что, следовательно, Бог есть Вседержитель.

Наконец, травка, растущая по полям, птичка, летающая по воздуху небесному, проговорили нам, как бы нашим языком человеческим, что их питает и одевает Отец небесный и что, следовательно, Господь Бог есть Отец Всемилосердый.

Что же вышло? Вышло, что в книге природы или в книге мира Божия мы прочитали то же самое, что читается в обыкновенных книгах, состоящих из бумаг и чернил, т.е. прочитали начало, или первый член нашего святого Символа веры: «Верую во единого Бога Отца, Вседержителя, Творца небу и земли, видимым же всем и невидимым». Точно также и в той же книге можно прочесть и первую заповедь Божию: «Аз есмь Господь Бог твой: да не будут тебе Бози иние разве Мене» (Исх.20:2–3).

Учитесь же, христиане, прилежно и усердно; не будьте неразумны, как малые дети; смотрите на всякую вещь как на слово и поучение о Господе Боге вашем; читайте, говорю, великую книгу мира Божия или книгу природы, начертанную самим Богом о Себе же самом: вы видите, что ее можно читать. Впоследствии мы будем учиться богопознанию и богопочитанию и из книг печатных.

Теперь же кончим слово и помолимся ко Господу:

«Царю Небесный, Утешителю, Душе истины, иже везде сый и вся исполняяй, сокровище благих и жизни подателю, прииди и вселися в ны, и очисти ны от всякия скверны, и спаси, Блаже, души наша. Аминь».

3. Беседа о законе Божием вообще и о законе в нашей совести

В мире Божием, во всех созданиях Господа ничего нет без закона. Все что ни есть в мире, все живет и действует по законам. В мире видимом, всякая вещь имеет свою меру и свое место в природе; все существует или уничтожается, остается одинаковым или переменяется, подчиняясь тем законам, какие Господь дал при самом сотворении мира. Зима сменяется летом, ночь днем, ведро дождем, растет дерево и засыхает, рождается животное и умирает, растет тело человека и стареется, болеет и разрушается – все это происходит потому, что не может происходить иначе без особенного чудесного действия Божия, потому что так Богом назначено, такой закон природы от века. Но не таковы законы Божии для души человеческой. Для действий ее нет такого правила, которое бы совершенно ее связало. Все прочие твари на свете без своей воли таковы, каковыми они должны быть по своей природе, по тем законам, какие ими управляют, а человек может быть и тем, чем он не должен быть. Бог создал нас свободными, и мы можем поступать и так, и иначе по своей воле. И для нашей воли есть границы; и нам предписан от Бога закон; только у нас при этом законе остается свобода, а другими тварями закон управляет неизменно. Люди созданы и живут на свете для того, чтобы они любили и почитали своего Творца и Благодетеля, исполняли Его волю, и за свои добрые дела получили вечное блаженство. А как любить и почитать Бога, как исполнять Его волю, это Сам Он показывает нам в Своем законе, который мы вольны исполнять и не исполнять, но который один может доставить нам уготованное для нас на небе блаженство. Какой это закон? Как один Бог, одна Его святая воля, одинакова душа всех людей, так и закон Божий один для всех времен и всех людей. Но, смотря потому, как открывается нам воля Божия, откуда мы можем знать ее, закон Божий называется законом естественным и законом богооткровенным.

Что такое закон естественный? Это закон, который положен в самом естестве, т.е. в самой природе нашей, который как бы извнутри нас повелевает нам делать добро и удаляться от зла, это, братие, совесть наша. Мы созданы по образу Божию, т.е. как Бог есть высочайший Разум, так и мы одарены умом, который различает истину от лжи; как Бог – существо Всеблагое и Всесвятое, так и душа наша от природы имеет способность отличать хорошее от худого, и эта способность называется совестию. Наша совесть – это закон Божий, написанный в нашем сердце, это голос самого Бога из глубины души нашей, наставляющий нас на добро. Выходит человек из детского возраста, и уже слышит в душе своей этот святой голос, уже начинает различать добро от зла. Ему отраднее видеть в других людях добрые расположения и добрые поступки, чем худые; он, часто без посторонних советов и наставлений, по внутреннему внушению или чутью, делает доброе дело и отгоняет от себя грешные соблазны. Вот кто-нибудь оказывает вам услугу, – вы чувствуете в душе и сказываете словом или делом благодарность к нему – не потому, чтобы он ее требовал, не потому, чтобы кто-нибудь учил вас этому; а просто потому, что в душе вашей что-то говорит: «Надо отблагодарить доброго человека», – а говорит это совесть, которая уверяет, что благодарность за чужое добро есть дело справедливое и законное. Вы оказываете благодеяние бедняку, заключенному в неволе, больному – часто не потому, чтобы при этом вам припомнилось евангельское учение о любви к ближнему, а просто потому, что само сердце как бы говорит вам: «Жаль бедняка! Надо помочь ему; совестно не помочь ему!» Вы часто в житейских делах доверяетесь посторонним людям только потому, что полагаетесь на их совесть, уверены, что в душе у всякого человека есть закон Божий, повелевающий поступать справедливо и честно.

Конечно, заблуждения ума, суеверие, предрассудки часто препятствуют совести верно указывать что хорошо и что худо: есть люди, которые считают величайшим грехом изменить пустой обычай, отвергнуть безсмысленное поверие, и в то же время, не смущаясь, нарушают важнейшие заповеди Божии; порочная жизнь, нечистые страсти, помрачают чистоту совести, мешают слышать ее голос. Но, во всяком случае, трудно, да и страшно подумать, чтобы в человеке совершенно могла умереть совесть, чтобы он совершенно не знал и не любил добра. Св. Иоанн Златоуст замечает, что даже прямо нечестивые люди боятся, чтобы их не назвали нечестивыми и даже злой человек сделает при случае добро, если его назвать добрым человеком (бесед. к ант. нар. 19). Значит и в самом грешном человеке есть совесть, только она не всегда может управлять его поступками. Св. апостол Павел свидетельствует, что и язычники – люди, не знающие истинного Бога, ни от кого не наученные закону Божию Откровенному, могут поступать добродетельно, потому что они сами в себе имеют закон, повинуются своему внутреннему закону – совести (Рим.2:14–15).

Так, братия, премудро устроил Бог нашу природу! Даже неверующие в Бога носят в сердце своем Его закон; даже порочные люди не теряют понятия о том, что добро и что зло. Совесть, данная Богом каждому человеку, охраняет нашу жизнь, нашу честь и собственность. Без нее не помогли бы людям никакие увещания, не защитили бы их одного от другого ни какая строгость гражданских законов, ни какая бдительность правителей, ни какие договоры. Она сохраняет в нашем сердце закон Божий, напоминает о нем даже тогда, когда ничто и никто не принуждает нас поступать по закону, когда мы готовы даже забыть этот закон. При св. исповеди, присяге, в разных житейских делах с ближними, иной раз так легко и так выгодно сделать ложное показание, и что же? Совесть, заставляет нас говорить правду, хотя бы эта правда могла несколько и повредить нам или людям к нам близким. И не напрасно совестливые люди боятся говорить или делать против совести. Она – не только наш наставник, но и судия; она награждает за добродетель, и строго наказывает за грех. Конечно, между нами есть люди, которые на себе испытали, какое утешение и блаженство дает человеку чистая, спокойная совесть, и как тяжело сносить мучение и безпокойство совести. Если мы спросим их об этом, они, наверное, скажут, что добродетельный человек как бы уже начинает в своей совести наслаждаться тем блаженством, которое ему приготовлено на небе, и напротив, преступник еще в своей совести как бы начинает испытывать те муки, которые ждут грешников во аде. Сколько преступлений не сделано только потому, что совесть устрашала человека, уже совершенно решившегося на преступление! Сколько грешников обратилось на добрый путь только потому, что не могли вынести угрызений совести! Без сомнения, не одному из нас приходилось видеть или слышать такого рода случай: вот тяжкий преступник, долго и много грешивший на своем веку; хитрость, обман, подкуп, помогают ему избегать достойной кары; он пользуется свободой, довольством и подчас даже почетом; но вдруг, как будто без видимой причины, он открыл отцу духовному или гражданской власти свои преступления, сам требует суда над собою и наказания. Что это значит? Это значит, что ему легче было поладить с людьми, чем с самим собою, что он мог избежать суда человеческого, но не суда Божия, который начался уже в его совести.

Да, братия, велико благодеяние Божие для нас в том, что Он святой закон Свой написал в самом сердце нашем, дал нам неотлучного наставника, свидетеля и судию наших поступков – нашу совесть. И сколько прибавилось бы добра в мире, сколько уменьшилось бы между нами обманов, лукавства, хитростей, неправд, если бы мы старались всегда поступать по совести!... Аминь.

4. Беседа о заповедях Божиих вообще

Приступая к изучению святых заповедей Божиих, прежде всего, должны мы, братия, обратиться к Господу Богу со смирением и усердною молитвою, чтобы Он сам своею всесильною благодатию просветил темные умы наши; сам даровал нам слабым силу и способность понять и уразуметь то, что повелевает Он своими Божественными заповедями делать нам, христианам; и согрел сердца наши любовию и готовностию к исполнению повелений Его. Помолимся же Ему премилосердому молитвою церковною и воззовем из глубины сердца нашего:

«Господи Боже и Создателю наш, образом своим почтый нас, человеки, научивый избранные Твоя (Апостолы), яко дивитися внемлющим учению Твоему, открывай премудрость младенцем, иже Соломона и всех взыскующих премудрости твоей научивый! Отверзи сердца, умы и уста нас, рабов Твоих, во еже прияти силу закона Твоего, и со успехом познати преподаваемая нам полезная учения, во славу пресвятого имени твоего, в пользу и созидание наше, и уразумети благую и совершенную волю Твою. Избави нас от всякого налога вражия, соблюди нас в православии и вере, и во всяком благочестии и чистоте во вся дни живота нашего, да преуспеваем в разумении и во исполнении заповедей Твоих, да тако предуготовлени прославим пресвятое имя Твое, и будем наследницы царствия Твоего. Яко Ты еси Бог силен в милости и благ в крепости, и тебе подобает всякая слава, честь и поклонение Отцу и Сыну и Святому Духу, всегда, ныне, и присно, и во веки веков» (Мол. пен. при начат. учения Отрок.).

Помолившись сею святою молитвою, которую Церковь повелевает читать при начатии учения детей, и которую должно читать при начатии всякого учения и всем людям, хотящим чему-нибудь доброму учиться, начнем и мы теперь, с помощью Божию, изучать заповеди Божии, и на этот раз побеседуем о заповедях Божиих вообще.

Вам известно, братие мои возлюбленные, что Бог есть наш Отец. Если же Он Отец, то имеет полное право и власть давать нам свои Божественные повеления, потому что и обыкновенные отцы приказывают детям своим и говорят: делай то, не делай этого. Вам известно также, что Бог наш есть Бог Вседержитель, который своею всемогущею силою все держит, все хранит и всем управляет. Если же Он все держит и всем управляет, то, конечно, имеет власть повелевать и приказывать нам, что угодно Его святой воле; потому что и простые правители приказывают своим подчиненным делать одно, не делать другого. Наконец, вы знаете, что Бог есть Творец неба и земли, Создатель всего видимого и невидимого: «Верую во единого Бога Отца, – говорите вы, – Вседержителя, Творца небу и земли, видимым же всем и невидимым». Если творец, то Господь и Владыка наш; если Владыка и Господь, то всячески и неотменно Ему принадлежит власть, и сила, и держава повелевать, приказывать, давать нам свои Божественные законы. Он и даровал нам сии законы по своему неизреченному милосердию; сам своим Божественным перстом написал их на двух скрижалях, т.е. на двух каменных досках, по своему великому снисхождению к нам грешным, и сам повелел строго исполнять их. «И сохраните творити, – говорит Он чрез раба своего Моисея, – якоже заповеда тебе Господь Бог твой: не совратитеся ни на десно, ни на лево» (Втор.5:32). Сии-то законы Божии, приказания Творца и Владыки нашего, называются заповедями. Каждый человек должен не только знать их, но и совершенно исполнять; потому что от их исполнения зависит жизнь и вечное спасение наше, от неисполнения – временная и вечная погибель. «Внемлите сердцем вашим вся словеса сия – говорил Моисей, человек Божий, Израильтянам от лица Божия, – внемлите – слушайте и разумейте, – яже Аз засвидетелствую вам днесь (ныне), яже да заповесте (прикажите) сыном вашым, хранити и творити вся словеса закона сего, яко не тщетно слово сие вамъ, зане сия жизнь ваша» (Втор.32:46–47). Послушайте и вы, братие-христиане, словеса закона Божия; внимайте и постарайтесь уразуметь, сколько можно, силу заповедей Божиих.

Сколько всех заповедей Божиих?

Столько, сколько у нас перстов на двух руках – десять.

Какие они?

Следующие:

«Аз есмь Господь Бог твой; дa не будут тебе бози инии, разве Мене.

Не сотвори себе кумира и всякаго подобия, елика на небеси горе, и елика на земли низу, и елика в водах под землею: да не поклонишися им, ни послужиши им.

Не возмеши имене Господа Бога твоего всуе.

Помни день субботный, еже святити его: шесть дний делай и сотвориши [в них] вся дела твоя: в день же седмый, суббота Господу Богу твоему.

Чти отца твоего и матерь твою, да благо ти будет и да долголетен будеши на земли.

Не убий.

Не прелюбы сотвори.

Не укради.

Не послушествуй на друга своего свидетелства ложна.

Не пожелай жены искренняго твоего, не пожелай дому ближняго твоего, ни села его, ни раба его, ни рабыни его, ни вола его, ни осла его, ни всякаго скота его, ни всего, елика суть ближняго твоего» (Исх.20:1–17).

Вот все десять слов, или десять заповедей, которые Бог повелел и предписал нам исполнять. Что в каждой из них особенно предписывается?

В первой заповеди предписывается обязанность познавать и чтить истинного Бога.

Bo втopoй – убегать ложного Богопочтения.

В третьей – не нарушать Богопочтения ниже словом.

В четвертой – наблюдать порядок времени и в делах Богопочтения.

В пятой – любить и почитать всех ближних и людей особенно к нам близких, начиная от родителей.

В шестой – не вредить жизни ближних.

В седьмой – не вредить чистоте нравов их.

В восьмой – не вредить собственности их.

В девятой – не вредить им словом.

В десятой – не желать вредить им.

Всякий человек, самый простой и недальновидный, легко может видеть, что заповедей Божиих не много, что предписания их ясны и понятны, что исполнять их не трудно; иго их, как иго Христово, благо и хорошо, и бремя их для всякого легко. Что же мы, братие возлюбленные, неужели откажемся исполнять сии заповеди? Неужели не захотим познавать Бога своего, как Творца и вседержителя, любить, как отца и благодетеля, почитать, как владыку и судию нашего? Неужели не захотим любить ближних своих, как родных, так и чужих, когда все люди суть братья между собою? Неужели вместо любви станем враждовать со всеми, станем вредить их собственности? О, братие-христиане, убоимся гнева Божия! Ибо страшен гнев сей. Вот какое слово, какое поучение предлагает сам Бог тем, кои не слушаются Его Божественных повелений. Послушайте это грозное поучение и да потрясутся все кости наши при мысли, что может быть и мы ослушники, нарушители десяти заповедей Господних.

Глагола Господь сыном Израилевым, глаголя: «аще (если) не послушаете Мене, ниже сотворите повелений моих сих, но ни покоритеся имъ, и о судьбах моих вознегодует душа ваша, яко не творити вам всех заповедий моих, яко разорити завет мой, и Аз сотворю сице вам, и наведу на вас скудость…, и посеете вотще семена ваша, и поядят я супостаты вашя: и утвержу лицо мое на вас, и падете пред враги вашими, и поженут вы ненавидящии вас, и побегнете никому же гонящу вас… И положу небо вам аки железно, и землю вашу аки медяну: и будет вотще крепость ваша, и не даст земля ваша семени своего, и древа села вашего не дадут плода своего… И послю на вы звери дикия земные, и изъядят вы и потребят скоты вашя, и умалены сотворю вы... И потребит вы находяй меч, и будет земля ваша пуста, и грады ваши будут пусты… Яко ходиша предо мною страною: и Аз пойду к вам в ярости страною», глаголет Господь Бог Святой Израилев (Лев.26:14–41). Послушайте, что еще в другом поучении своем говорит Господь Бог Святой Израилев к ослушникам заповедей Его: «И будет, аще не послушаеши гласа Господа Бога твоего, хранити и творити вся заповеди Его…, и приидут на тя вся клятвы сия… Проклят ты во граде и проклят ты на селе, прокляты житницы твои и останки твои, проклята исчадия утробы твоея и плоды земли твоея, стада волов твоих и паствы овец твоихъ, проклят ты внегда входити тебе и проклят ты внегда исходити тебе. Да послет тебе Господь скудость и глад и истребление на вся, на няже возложиши руку твою, елика аще сотвориши, дóндеже потребит тя и дóндеже погубит тя вскоре, злых ради начинаний твоихъ, зане оставил еси Мя. Да прилепит Господь к тебе смерть, дóндеже потребит тя от земли… Да поразит тя Господь неимением и огневицею, и стужею и жжением, и убийством и ветром тлетворным и бледостию, и поженут тя, дóндеже погубят тя… И будут мертвецы ваши снедь птицам небесным и зверем земнымъ, и не будет отгоняяй… Жену поймеши, и ин муж возимеет ю: дом созиждеши, и не поживеши в нем: виноград (или сад) насадиши, и не обереши его (не собереши плодов)… Сынове твои и дщери твоя отданы будут языку иному… Семя много изнесеши на поле, и мало внесеши, яко поядят я прузи (саранча)… И приидут на тя вся клятвы сия и поженут тя, и постигнут тя, дóндеже потребят тя, и дóндеже погубят тя: яко не послушал еси гласа Господа Бога твоего, еже хранити заповеди Его и оправдания Его, елика заповеда тебе» (Втор. 28:15–45).

Проклят! Проклят!.. Страшная нищета, страшный голод, и холод, и жар нестерпимый, все роды болезней… Ни дома, ни жены, ни детей, ни скотины, даже для мертвеца нет горсти земли, чем бы прикрыть бездушный труп его!.. Что еще Господи? Осталась ли у тебя какая-нибудь казнь для преступников святого Закона Твоего? «Ад и вечная мука, вечный огонь и вечная тьма кромешная, вечный плачь и вечный скрежет зубов» – ответствует Слово Божие.

Ужаснися всякая душа христианская сих грозных судов Божиих! Вострепещите все кости и плоть наша от лица праведного гнева Божия, грядущего на нас, окаянных преступников и ослушников заповедей Господа и Судии нашего! Покаемся, братие мои возлюбленные, и уничижим себя пред Богом, и от сердца сокрушенного, из глубины плачущего духа возопием ко Господу, яко Иона из чрева китова: «Господи помилуй, Господи, спаси ны, погибаем, понеже не ведаем заповедей Твоих, и доселе не хотели ни ведать, ни исполнять их! Господи, сам открой нам чудеса от закона Твоего, ради неизреченного человеколюбия Твоего. Сам прииди и воздвигни нас, падших во глубину зол и нечестия, и веди нас, как слабых детей, путем святых заповедей Твоих. Ей, прииди и вселися в ны, и очисти ны от всякия скверны, и спаси, Блаже, души наша. Аминь».

5. Беседа о первой заповеди Божией

Как читается первая заповедь?

«Аз есмь Господь Бог твой: да не будут тебе бози инии, разве Мене».

Что значит сия заповедь?

Значит сие: «Я, один Я – а Господь Бог твой, Бог истинный: пусть у тебя не будет других богов, кроме Меня».

Что Бог приказывает нам в своей первой заповеди?

Он указывает на себя и, можно сказать показывает нам Себя самого, кто и каков Он есть. Он как бы так говорит: «Я – Господь Бог твой, Я, а не кто другой; итак, Меня одного знай и Меня единого познавай. Я – Господь Бог твой, который всегда был, всегда есть, и всегда буду: следственно, Я – Бог вечный. Я – Господь Бог твой, который все сделал, все делаю и все могу сделать, что захочу: следственно, Я – Бог всемогущий. Я – Господь Бог твой, который всех всегда миловал и милую, всем давал, даю и буду давать, что кому нужно, полезно и хорошо: следственно, Я – Бог всеблагий. Я – Господь Бог твой, который все видел, везде вижу и всегда буду видеть все, везде и всегда ведаю, что было, есть и будет: следственно, Я – Бог всевидящий и всеведущий. Я – Господь Бог твой, пред которым всякое зло и неправда – мерзость, всякое добро и правда – услаждение, который сужу все дела людские по сущей правде: следственно, Я есть Господь Бог всеправедный и нелицеприятный. Я – Господь Бог твой, который всегда и везде присутствую, везде все произвожу и всем управляю: следственно, Я – Бог вездесущий и безконечный, Бог всегда одинаковый или неизменяемый, вседовольный, всеблаженный. Бог, Дух бестелесный, беспредельный, Дух чистейший и всесвятой (Ин.4:24). «Аз есмь Господь Бог твой». Итак, Меня одного признавай Богом, Меня единого знай и старайся познавать».

Слышите ли, что говорит нам Господь Бог наш, когда говорит: «Аз есмь Господь Бог твой?»

Повторим: Он всемилосердый говорит о Себе, что Бог есть Дух вечный, всеблагий, всеведущий, всеправедный, всемогущий, вездесущий, неизменяемый, вседовольный, всеблаженный. Вот кто и каков Бог наш. И таким именно описывает Его нам Его же святое Слово или священное Писание везде, где только говорит о Нем, объясняя нам первую заповедь. Чтобы еще яснее представить себе совершенства Божии, заметьте и помните и всегда помышляйте о Боге так: «Не было, нет и никогда не будет никого и ничего ни выше и сильнее, ни лучше и прекраснее, ни совершеннее и святее истинного Бога. В мире есть много вещей прекрасных, но вся красота целого мира не в пример ниже красоты Божией; сила и крепость всего света ничего не стоят пред силою Божиею. Бог наш есть единая вечная истина и правда, единое вечное добро или высочайшее благо, единая вечная красота неизреченная, которую нельзя ни разсказать, ни описать». Одним словом, он есть Бог: «Аз есмь Господь Бог твой».

Что Господь Бог приказывает нам делать, какую должность предписывает нам, когда говорит: «Аз есмь Господь Бог твой?»

Это вы уже слышали, но я еще повторю, чтоб вы лучше помнили. Он, всеблагий, повелевает нам, чтоб мы, прежде и паче всего, всеми способами старались познавать Его, т.е. предписывает нам, должность Богопознания.

Чего требует сия должность?

Нельзя ничего знать, не выучившись наперед. Вы, например, умеете пахать, сеять, косить, строить топором или пилою. Я умею пером писать. Почему? Потому, что нас этому научили. Как же можно знать Бога, если не будем учиться познавать Его? Не можно; поэтому первая должность наша есть:

а) Учиться Богопознанию чрез собственное размышление, как важнейшему из всех знаний.

б) Вторая должность: ходить чаще в Церковь Божию, благоговейно слушать пение и чтение церковное, прилежно слушать церковные поучения о Боге и о делах Его, и вести благочестивые разговоры о Нем, как в доме, так и в других добрых собраниях.

в) Третья должность: читать или слушать книги, научающие Богопознанию, и во-первых, читать священное Писание; во-вторых, читать писания святых отцов – учителей церковных. Учись сам, слушай других, читай книги о Боговедении – вот должности, которые возлагает на нас Бог наш, когда говорит в первой заповеди: «Аз есмь Господь Бог твой». Я, один Я – Господь Бог твой, Я и никто иной. Итак, Меня единого знай и познавай.

Что значат последние слова первой заповеди Божией: «да не будут тебе бози инии, разве Мене?»

Значит следующее: «Пусть не будет у тебя никаких других богов, кроме Меня». Не имей, не почитай ничего за Бога, кроме одного истинного Бога. Не говори, не думай, чтобы где-нибудь и когда-нибудь был иной какой Бог, или иные боги, кроме того Бога, которого учит тебя познавать святая Церковь православная. Когда сам Бог говорит тебе: «Я, один Я – Господь Бог твой»; когда святая Церковь денно и нощно учит тебя своим символом: «Верую во единого Бога Отца Вседержителя, Творца небу и земли», тогда можешь ты понять, что кроме сего единого Бога Отца, Вседержителя, Творца, нет никаких других богов и быть не может. Поясню это примерами, или такими вещами, которые вы часто видите и все знаете. У тебя есть отец, который, положим, называется Павел; ты и говоришь, что твой отец есть точно Павел, а не Петр, не Василий; и знаешь, что один он Павел есть подлинно отец твой, и что кроме его нет и быть не может у тебя иного отца. Ты хозяин в своем доме, глава семейства, и все знают, что в таком-то доме ты один хозяин и кроме тебя нет иных хозяев. Так рассуждай и о Боге. Когда слышишь его святую заповедь: «Аз есмь Господь Бог твой: да не будут тебе бози инии, разве Мене»; тогда помышляй и веруй и непрестанно тверди себе, что один тот есть истинный Бог твой, который говорит о себе, что Он есть Бог вечный, Бог всемогущий, Бог всепремудрый, Бог всеблагий, Бог всеправедный, Бог всевидящий и вездесущий; и что кроме сего единого, истинного Бога, отца, Вседержителя, Творца небу и земли, не было, нет, не будет и быть не может иных богов. Вот что значат слова заповеди Божией: «да не будут тебе бози инии, разве Мене».

Что Бог повелевает нам делать последними словами первой заповеди своей: «да не будут тебе бози инии, разве Мене?»

Повелевает, чтобы мы Его единого почитали. Как первыми словами: «Аз есмь Господь Бог твой» предписывает Он христианскую должность Богопознания, так последними – христианскую должность Богопочитания. Познавай Бога истинного, почитай Бога истинного – вот твоя должность христианская, которую приказывает тебе сам Бог первою заповедью своею.

Как можем исполнить нашу христианскую должность Богопочитания? или что надобно делать нам, дабы почитать Бога как следует?

Надабно делать нам три добрых дела, творить три главных добродетели христианских, именно: иметь веру в Бога, иметь надежду на Бога, иметь любовь к Богу. Веруй в Бога истинного, надейся на Бога истинного, люби Бога истинного, и тогда ты будешь почитать Его, как следует почитать тебе православному христианину.

Что значит веровать в Бога?

Веровать в Бога значит принимать за истинную правду не только то, что можешь ты понять о Боге, но и то, чего нельзя, что, однако же, говорит о Себе, во-первых, сам Бог; во-вторых, чему учит о Боге святая православная Церковь наша; в-третьих, что пишут о Боге церковно-православные книги наши; в-четвертых, как рассуждают и изъясняют о Боге наши учители церковные, архиереи, священники и другие православные христиане, на учительство поставленные. Все, что говорят тебе о Боге сам Бог и Его Церковь Божия, божественные книги и православные учители, все то признавай, и думай, и говори, что оно есть сущая правда, несомненная истина, святая наука Божия; и как они говорят, так ты и принимай, хотя бы чего и не понимал. Тогда будешь ты христианин православный, т.е. христианин правильно, правде и по правде верующий в Бога, о Боге, от Бога и ради Бога.

Например, ты не можешь хорошо понять, как Бог вездесущ, т.е. как Он везде, на всяком месте в одно и то же время есть и присутствует весь Бог: весь Бог на небеси и тут же весь Бог в храме и весь Бог в доме твоем, весь Бог со мною, с тобою, со всяким человеком в одно и тоже время есть весь Бог. Не можешь этого понять, потому что сам ты в одно время занимаешь только одно место; когда стоишь в храме, то нет тебя дома. Но если сам Бог говорит тебе, что Он есть Бог вездесущий, когда Его Церковь учит, что Он везде, на всяком месте и на всех местах есть точно так, как ты на одном месте; то ты и веруй, и принимай, что Бог христианский есть Бог вездесущий. По сему примеру рассуждай и о прочем, например, что Он Бог всевидящий, всеслышащий, Бог везде сый и вся исполняяй. Так рассуждай и так веруй.

Что значит надеяться или уповать на Бога?

Значит всегда, везде и во всем полагаться на Бога, во всех добрых делах и во всех честных трудах от Него ожидать помощи и содействия; значит всегда мыслить и говорить: «Сам по себе я, как человек слабый, ничего не могу сделать, если Бог не пособит мне». Засеваешь поле? Не говори: «Я тружусь, я хорошо обработал поле, вовремя посеял». Ничего не родится, если ты работал и сеял без надежды на Бога. Отправляешься в дорогу? Помышляй в себе: «Неудача, беда может на дороге случиться, но Бог мне помощник и покровитель; с Ним если пойду и посреди сени-тьмы смертной, не убоюся зла». Заболел ты, или сын твой, или скот твой? Не крушись, как язычник, неведущий Бога, а возверзи-возложи печаль твою на Господа и говори: «Да будет воля Твоя». Короче, где бы ты ни был, чтобы ни делал, чтобы ни случилось с тобою, всегда помышляй: «Господь есть со мною, все мое видит и знает, и что Ему угодно, то и делает со мною. Будь Его святая воля на все». Это значит – надеяться на Бога.

Как надобно любить Бога?

Это показывает нам сам Бог Спаситель наш, когда говорит: «Возлюбиши Господа Бога твоего всем сердцем твоим, и всею душою твоею, и всем разумением твоим» (Мф.22:37); т.е. надобно любить Бога выше и больше всех людей и всех вещей на свете. Надобно любить Бога всем, чем только можешь любить: любить сердцем, любить душою и разумом, любить словом и делом, любить всегда, во всяких случаях и происшествиях нашей жизни. Ты веришь, что Бог лучше всего, больше всего, сильнее всего, ближе всего к тебе? Следственно, поймешь, что Он и должен быть тебе любимее всего на свете; поймешь, что должен ты любить Его прежде и больше всего.

Спросишь: Как сделать, чтоб любить Бога выше и больше всего?

Слушай. Кого ты любишь на свете? Положим; любишь отца и мать, жену и детей, сродников и приятелей. Хорошо, надобно любить и их, и всех людей. Ho ты спроси себя и подумай: кто дал тебе отца и мать, жену, детей и все что есть у тебя? Бог. Если же дал Бог; то и любить Его должно больше отца и матери, больше всего, что имеешь и зовешь своим. Если Бога не станешь любить, то Он отнимет у тебя все, что любишь ты больше Его. Хорош твой отец, хороша мать, хороша жена и дети: ты и люби их; но тут же обратись к Богу и всегда держи в уме: «Ах, Господи, как ты благ и милостив ко мне, что дал мне грешному все хорошее! Люблю их ради тебя; люблю Тебя больше их, потому что они – Твое даяние Божие». Но у тебя нет отца, или матери, нет жены с детьми; ты бедняк и сирота. Что ж? Тем легче для тебя любить Бога больше всего. Если сирота, говори как Пророк: «Отец мой и мать моя оставили меня; но Господь, приняв их к себе, принял и меня, вместо них стал моим Отцом. Возлюблю Тя, Господи, крепосте моя». Если бедняк, одинокий, безродный, то помни, что и с тобою всегда и везде Бог, и в нужде, и в одиночестве, и в сиротстве, и в беспомощности, – всюду Он милосердый с нами, за нас и для нас. Как же не любить Его больше всего на свете? «Возлюбиши Господа Бога Твоего всем сердцем твоим, и всею душою твоею, и всею мыслию твоею».

6. Беседа о второй заповеди Божией

Не забыли ль вы, братия мои, сколько всех заповедей Божиих? Помните и не забывайте, что их десять. А до сих пор, сколько заповедей у нас протолковано, или объяснено? Одна первая заповедь: «Аз есмь Господь Бог твой: да не будут тебе бози инии, разве Мене». Какая же вторая заповедь и как она читается? Вторая заповедь Божия читается так: «Не сотвори себе кумира и всякого подобия, елика на небеси горе, и елика на земли низу, и елика в водах под землею: да не поклонишися им». Слышите ли: «не сотвори себе кумира» и проч.? Тут много для вас непонятного. Итак, послушайте толкование на вторую заповедь Божию.

Что такое значит: «Не сотвори себе кумира»?

Значит: не делай себе никакого идола, истукана. Ибо кумир значит идол, истукан. Не вытесывай из дерева, или из камня, не вылепливай из глины, не выливай ни из меди, ни из железа, ни из серебра и золота, ни из какой вещи не делай себе идола.

Что показывают слова: «И всякого подобия, елика на небеси горе»?

Вот что: на небе вверху ты видишь солнце, месяц и звезды; посему не делай никакого идола подобного, похожего, изображающего солнце, месяц и звезды.

Что показывают прочие слова заповеди: «И елика на земли низу, и елика в водах под землею: да не поклонишися им»?

Опять они показывают, что на земле внизу есть птицы, звери, скот, люди, камни и деревья; в водах есть рыбы, змеи, морские чудовища. Посему, когда Бог говорит: «Не сотвори себе всякого подобия», то Он приказывает сие: не делай никакого идола, похожего и представляющего либо птицу, либо зверя и скотину, либо человека, либо змею и рыбу. Не делай никаких идолов, изображающих какую бы то ни было земную или водяную тварь; не кланяйся этим идолам, как богам, не служи им, как будто они были твои боги.

Может статься, подумаете: «Кто же станет делать идолов и кланяться болванам, как богам? Виданное ли то дело?»

Слава Господу Богу! Между нами христианами идольщина есть дело невиданное. Но тем-то вторая заповедь Божия и хороша, что она показывает отличие нас христиан от всех других народов нехристиан. Были, да и ныне есть, люди и целые народы, которые не знают истинного Бога, не умеют ни креститься, ни истинному Богу молиться. Эти бедные люди, не зная Бога истинного, Творца всех тварей, начали выдумывать богов ложных, стали поклоняться твари вместо Творца. Одни, как слепые, подумали, что солнце, месяц и звезды суть боги. Другие, еще слепее тех, стали богами почитать умерших людей, птиц, волов, кошек, больших змей, крокодилов и другую всякую тварь. Наделали себе идолов, похожих на эту тварь, и кланяются и служат сим идолам или кумирам, как богам.

Такие несчастные люди называются язычниками, идолопоклонниками, а их нечестивая вера – идолопоклонством. Видите ли, как несчастны и слепы те люди, у которых нет истинной веры христианской; которые не знают истинного Бога христианского; которые не учатся у православной нашей Церкви христианской. От таких-то несчастливцев Бог желает отличичь нас, когда повелевает во второй заповеди: «Не делайте идолов, истуканов, изображающих вещи, находящиеся на небе вверху, на земле внизу, под землею в водах; не кланяйтесь и не служите им».

Благодарите же, православные, и денно и нощно благодарите Господа, что вы христиане, а не язычники; родились в православной вере, а не в жидовской, не в басурманской или идолопоклоннической; что выросли и живете, как дома, в православной Церкви, которая вся, мать наша, украшена святыми иконами, образами Христа Спасителя нашего и Пречистой Его Матери, ликами великих угодников Божиих. Чествуйте и покланяйтеся сим святым иконам; потому что кланяться иконам святым, почитать их учит и повелевает нам сама православная Церковь наша.

Как она, мать наша, учит нас о святых иконах?

Слушай. Во-первых, спрошу тебя: «Что такое икона, например, икона Святителя Христова Николая Чудотворца?» Отвечай мне: «Образ, лик святого Николая». Опять спрошу: «Один образ, лик святого Николая, а не сам Святой Николай?» И ты опять отвечай: «Не сам, а только образ его». Икон святого Николая есть великое множество, а сам Святитель Христов Николай Чудотворец есть только один. Смотри же, хорошо помни, что всякая икона есть только образ того, что она показывает. Для большей ясности, вот тебе пример. Когда ты смотришься в зеркало, или в тихую и светлую речку, ты видишь там себя; но ты знаешь, что в зеркале и в воде не сам ты, как есть на деле, а только образ, обличие твое. Так рассуждай и об иконах, т.е. что они суть только образ, лик, обличие того, что на них написано, а не самое дело. Видишь, напр., иконы Рождества Христова, Крещения, Воскресения и проч., рассуждай, что сии иконы не суть самое рождение, крещение, воскресение, а только образа, показания того, как Господь родился, крестился, воскрес. Далее, видишь икону, изображающую Христа, распятого на кресте; опять рассуждай, что сия икона не есть сам Христос, а есть только образ, показание того, как Христос Господь наш страдал, был распят и умер нашего ради спасения. Крестов Христовых есть также великое множество, – во всяком храме по нескольку, – но Христос истинный Бог наш есть один, где бы и на каком бы кресте Он не изображался. Еще видишь различные иконы, показывающие Пресвятую Деву Богородицу: икону Покрова Божией Матери, икону Божией Матери Казанскую, Владимирскую, Иверскую и т.д.; рассуждай, что все сии иконы суть только образа, представляющие одну и ту же Пресвятую Богородицу, одну, хотя и в различных видах, потому что Она – заступница наша усердная – в различных видах являлась людям; и как где являлась, так и на иконе святой написана.

Итак, твердо знай и помни, что наши святые иконы суть образы, лики, обличия Святых Божиих, а не сами они. То есть, на иконах пишется лик Божий, показание великих дел Божиих, лик Богородицы, лики святых угодников Божиих; но только один лик Божий и святых угодников, а не сам Бог, не самые святые угодники.

Для чего это нужно знать и помнить?

Для того, чтобы ты не боготворил икон, чтоб ты, по своей простоте и безграмотности, не думал, будто иконы суть боги. Заметь себе, что как не почитать святые иконы есть тяжкий грех, так и боготворить иконы, почитать их богами, есть равно тяжкий грех.

Как же надобно почитать святые иконы?

Вот как: «Почитай икону, а не боготвори; что икону, не иконы ради, но того ради, егоже икона образует. Образу кланяйся, а ум и сердце возводи на первообразное, помнящ закон седьмого Вселенского святого Собора Никейского, яко честь образа восходит на первообразное» (Кам. вер. 7. 1. стр. 200).

Скажешь: «Не все понятно и, может быть, ничего не понятно?»

Проще сказать, в церкви ли, в доме ли, на пути ли встретишь, святые иконы, тотчас перекрестись; кланяйся пред ними, лобызай их, нечистыми руками не дотрагивайся до них, ничего дурного и непристойного не делай при них; имей к ним любовь, усердие и всякий страх и благоговение; потому что они святые иконы, освященные Церковью, окропленные святою водою, и суть святыня церковная. Такое почитание святых икон есть и называется почитанием внешним; оно принадлежит собственно иконам, как святыне церковной. Но с этим почитанием внешним соединяй почитание внутреннее, разумное.

В чем состоит внутреннее иконопочитание?

Выше сказано: «Образу кланяйся, а ум и сердце возводи на первообразное». Это значит: глазами смотри на икону, мыслию, умом своим помышляй о том, кто на иконе написан. Телом поклоняйся образу, а душою и сердцем взирай, представляй себе того, чьему образу ты кланяешься. Молишься, например, ты пред иконою Святителя Николая и говоришь: «Святителю Отче Николае, моли Бога о мне»; то и думай, что ты просишь, молишь за себя не икону, а просишь самого святого Николая; представляй, что молит Бога о тебе не икона святого Николая, а молит сам Святитель Христов Николай. Молишься пред иконою Пресвятой Девы Богородицы и говоришь: «Пресвятая Богородице, спаси нас»; опять в уме своем, в мысли своей имей саму Пресвятую Богородицу и разумевай, что о спасении твоем ходатайствует не икона Богородицы, а сама Она, Пресвятая Богородица. Стоишь и молишься перед честным Крестом Христовым и говоришь: «Господи Иисусе Христе, Боже наш, помилуй нас»; так помышляй и разумей, что ты молишься не кресту, как Богу, что не крест милует тебя, а милует и принимает твою молитву сам Христос Бог наш, коего только образ, указание ты видишь на кресте. Так молись и перед всякою иконою, так почитай и все иконы; в этом и состоит внутреннее, разумное иконопочитание.

Чтобы крепче утвердить сие учение в мыслях, в понятии и в памяти своей, подумай вот о чем: ты получил письмо от сына, который давно разлучился с тобою, живет на дальней стороне. Тебе дорого это письмо; ты глядишь и разглядываешь оное; слушаешь и вслушиваешься во всякое слово, целуешь и бережешь оное в почетном и сохранном месте и гневаешься на тех, кто вздумал бы взяться за него с нахальством, без уважения, без почета к нему. Почему все это делаешь ты? Сила не в письме, а в том, что его прислал тебе сын твой. Глазами глядишь ты на письмо, а душою из-за письма смотришь и видишь своего сына. Слушаешь слова, написанные в письме, а думаешь слушать самого сына. Устами целуешь письмо, а сердцем обнимаешь сына. Словом, глядишь ты на письмо, но в то же время вся душа твоя, все сердце и очи твои, вся душа твоя не в письме, а в сыне и с сыном. Понимаешь ли теперь, как, в одно и тоже время, можно глазами видеть одно, а мыслью, душою быть с другим? Посему рассуждай и о почитании святых икон. Молись, поклоняйся, лобызай святую икону; но в то же время пусть все мысли твои, вся душа и сердце, все уважение твое из-за иконы будут с тем, восходят к тому, на кого икона указывает, или кто на иконе написан.

Повторим теперь в немногих словах то, что мы сказали о второй заповеди Божией. Слушайте.

Вторая заповедь Божия читается так: «Не сотвори себе кумира и всякого подобия, елика на небеси горе, и елика на земли низу, и елика в водах под землею: да не поклонишися им».

Значит вторая заповедь Божия следующее: не делай себе никаких идолов, представляющих какую-либо тварь небесную или земную, или водяную, не делай, и не кланяйся, не служи им. Иначе будешь, не христианин, а идолопоклонник.

Кланяйся, служи единому истинному Богу христианскому и почитай святые иконы христианские.

Знай, что святые иконы суть только образа, лики, показания святых предметов или дел, а не самый предмет и дело; следственно, помни, что иконы не суть боги.

Отсюда, молясь перед иконами, молитву свою, поклонение, всякое почтение и благоговение мысленно возноси к Богу и к тем Святым, кои на иконах изображены, или написаны.

Теперь следовало бы мне, братие мои, сказать о том, какие есть грехи против второй заповеди. Грехи эти двоякого рода. Одни – это разные суеверия, которых у вас не мало, и которые суть именно остатки того грубого язычества или идолослужения, в каком жили наши предки прежде, чем просветились св. верою. Другие – это разные пороки или греховные страсти, каковы: чревоугодие, корыстолюбие, гордость и др., которые Слово Божие называет идолослужением (Флп.3:19; Кол.3:5). Но об этих суевериях и этих страстях придется говорить нам еще потом. Теперь же кончим слово и воздадим Господу Богу благодарение и поклонение, что Он, всеблагий и всемилосердый, не только дал нам познавать Себя и святых своих Угодников умом нашим, но дал еще видеть Себя и их самым глазам нашим на святых иконах, и будем молиться Ему, чтобы Он удостоил нас некогда видеть Себя и святых своих Угодников не только на иконах, но и лицом к лицу в Небесном Своем Царстве. Аминь.

7. Беседа о поклонении Пресвятой Троице

О чем доселе беседовали мы с вами, братия мои? О Боге едином по существу. Как же мы научились веровать и исповедовать Господа Бога, единого по существу? Научились, что Он единый Господь Бог наш есть Дух чистейший и безтелесный, Дух безпредельный и вездесущий, никаким местом неограничиваемый, Дух Сам от Себя сущий, а не от какого-либо другого происшедший, Дух вечный, ни начала, ни конца не имеющий, Дух неизменяемый и пребывающий всегда один и тот же. Далее научились, что Он есть Дух бесконечно разумный, всеведущий и всевидящий, так что ничего нет, чего бы не знал Он и чтобы можно скрыть от Него; есть Дух святейший, всемогущий, премудрый, преблагой, преправедный, вседовольный и блаженный. Что же теперь?

Вы знаете, христиане, что есть у нас весьма радостный праздник – праздник Святой Троицы, по-вашему, Троицын день. Что это за праздник? Это праздник в честь всесвятой живоначальной Троицы. Ибо истинное христианское богопознание и богопочитание состоит в том, чтобы веровать и признавать Бога единого, во Святой Троице славимого, почитать и поклонятся Богу единому, в Троице исповедоваемому. Приступим ныне, братия возлюбленные, к сему великому учению Церкви о вере и поклонении Богу в Троице. Приступим к учению о Святой Троице, Господе Боге нашем, со всяким благоговением и страхом Божиим; приступим не для того, чтоб постигнуть сие высокое учение, ибо оно непостижимо, но для того, чтобы совершенно веровать и с глубочайшим смирением поклоняться Богу единому в Троице.

«Боже, в помощь нашу вонми и вразуми нас в учение сие!»

Как учит православная Церковь наша о Боге Троице?

Слушай. Православная Церковь наша учит, что Господь Бог наш есть Бог Един, и вместе – Бог троичен.

Почему Бог Един?

Бог есть Един по существу.

Почему Бог троичен?

Бог есть троичен по лицам, или ипостасям.

Сколько лиц, или ипостасей Святые Троицы?

Три лица; почему и говорится и в святых книгах пишется: Триипостасному Божеству поклонимся; три Ипостаси Богоначальные, и проч.

Какие суть лица Святой Троицы?

Отец, Сын, и Святой Дух: во имя Отца и Сына и Святаго Духа; Слава Отцу и Сыну и Святому Духу.

Кто есть первое лицо Святой Троицы и второе, и третье?

Первое лицо есть Отец, второе Сын, третье лицо Святой Дух: три лица Святой Троицы. Достойно и праведно есть поклонятися Отцу и Сыну и Святому Духу, Троице единосущней и нераздельней.

Отец есть ли Бог?

И Отец есть Бог, и Сын есть Бог, и Святой Дух равно есть Бог.

Но как выходит, что три Бога?

Неразумно и нечестиво думать о Боге Троице, что три Бога. Не три, а един Бог, истинно и всесовершенно Бог единый, в трех лицах славимый. Почему и молимся так: слава Богу, единому, в Троице святей славимому, отцу и Сыну и Святому Духу.

Но если три лица, то они различны ли между собою?

Различны; каждое лице есть особое лице; почему и написано: ниже сливающе Ипостаси. То есть, не сливаем, не смешиваем три лица Святой Троицы.

Как различаются сии Божествевные лица?

Различаются тем, что Отец ни от кого не рожден; Сын от единого Отца предвечно рожден; Святой Дух от единого же Отца предвечно исходит. Посему, отцу свойственно ни от кого нерождение и отчество; Сыну свойственно предвечное рождение и сыновство; Святому Духу свойственно предвечное исхождение от единого Отца: «верую во единого Бога Отца, и во единого Господа Иисуса Христа, Сына Божия единородного, иже от Отца рожденнаго прежде всех век; и в Духа Святаго, Господа животворящаго, иже от Отца исходящаго».

Если Бог троичен и различен по лицам, то как он есть Един по существу?

Так, что каков один, таковы и три; Святой Aфанасий Великий учит: «Каков Отец, таков и Сын, таков и Святой Дух». Таковы, а не инаковы по всем бесконечным совершенствам, принадлежащим Богу – существу высочайшему. Например, несоздан Отец, несоздан Сын, несоздан и Святой Дух. Непостижим Отец, непостижим Сын, непостижим и Святой Дух. Вечен Отец, вечен Сын, вечен и Святой Дух. Однако, не три вечные, но Един Вечный; не три несозданные, не три непостижимые, но Един Несозданный и Един Непостижимый. Равным образом, Вседержитель есть Отец, Вседержитель есть и Сын, Вседержитель и Святой Дух. Бог есть Отец, Бог есть Сын, Бог есть Дух Святой. Господь есть Отец, Господь есть и Сын, Господь и Святой Дух. Но не три Вседержителя, а один Вседержитель; не три Бога, а один Бог: не три Господа, а Един Господь. Истинно и всесовершенно Бог Отец, Бог Сын, Бог Дух Святой есть Един и тот же Бог, всесвятой и всеблагий, всесильный и всеправедный, премудрый и всеведущий, бесконечный и беспредельный. «Ниже существо разделяюще», – говорит Святой Афанасий Великий. Это значит, что существо Божественных лиц мы не разделяем, не разсекаем ни на два, ни на три существа, а веруем и исповедуем в трех лицах одно существо, одно и то же Божество: «Отчее, Сыновнее и Святаго Духа едино есть Божество, равна слава, соприсносущно величество», – по учению того же святого Афанасия Великого и по учению всей православной Церкви.

Все, доселе сказанное, как сказать короче?

Можно сказать и описать двумя словами следующими: Бог триединый. Но надобно, чтобы при сих словах ты тотчас припоминал смысл и обяснение оных. Повторяю еще для памяти:

Веруй и исповедуй в трех лицах Пресвятой Троицы единого Бога, одно Существо, одно Божество, – одно всегда и везде, а не два и не три.

Веруй и исповедуй в одном Божестве три лица, а не одно и не два лица, – Отца и Сына и Святого Духа, – Отца нерожденного, Сына рожденного от Отца, Духа Святого от Отца исходящего.

Тако Троица во Единце, и Единица в Троице да почитается.

Почему так, а не иначе должно веровать?

Потому так, что если кто вздумает иначе мудрствовать, иначе своим глупым разумом толковать о превысочайшем таинстве Святой Троицы, то погибнет навеки, сам себя осудит на вечную муку, как еретик, раскольник и богохульник. Знай и еще твердо помни, что истинная христианская вера, вера наша православная, которая одна спасает и может спасти нас, есть сия: да единого Бога в Троице и троицу во единице почитаем: ниже сливающе Ипостаси, ниже существо разделяюще. Помни, что если кто не соблюдает сей веры целы и непорочны во всей ее чистоте, во всей неповредимости и целости, точь-в-точь: тот, кроме всякого недоумения, – без всякого сомнения, без всяких оговорок и недоразумений, – навеки погибнет.

Скажете: «Не можно понять сего учения?»

И всяк вам скажет, что понять не можно; а потому отнюдь не должно и пытаться понять оное, а должно просто веровать и принимать. Не должно пытаться, потому что сие великое учение превыше всякого ума и человеческого и Ангельского; есть оно глубочайшая и неизследимая тайна Божества, которую знает и ведает один только Он, Бог Триединый. Должно веровать и принимать, ибо сие учение не человеками выдумано, не от человек произошло, но от Бога, самим Богом открыто людям. «Так научены мы от самой вечной Истины, Иисуса Христа Спасителя нашего; так приняли от святых апостолов; так, а не иначе, учили, предали и утвердили вселенские и поместные Соборы и учители Церкви. То же самое содержит православная и кафолическая Церковь наша. За сию веру святые мученики пролили кровь свою. Так и мы должны веровать от всего сердца нашего, не имея никакого сомнения, и сохранять сию веру твердо и непоколебимо; даже, когда необходимость потребует умереть за нее» (Православн. Исповедан., част. 1, вопрос 93).

Итак, повторяю вам, православные: всяк из вас твердо знай и всегда помни, что Бог наш есть Бог Един по существу и троичен по лицам: Отец Бог, Сын Бог и Дух Святой Бог, – Один и тот же Бог, не три Бога, а точно и праведно Бог единый, в Троице почитаемый.

Трудно это помнить?

Никакого нет труда; ибо Церковь непрестанно повторяет, непрестанно всякому напоминает о почитании, поклонении и прославлении Бога единого в Троице. Все мы крестимся во имя Пресвятой Троицы, отца и Сына и Святого Духа – Бога единого. Все мы исповедуем и произносим Символ веры : «Верую во единого Бога Отца... и во единаго Господа нашего Иисуса Христа, Сына Божия... и в Духа Святаго, Господа животворящаго, иже от Отца исходящаго». Все свои службы православная Церковь начинает, продолжает и оканчивает призыванием Святой единосущной Троицы – Отца и Сына и Святого Духа – Бога единого. Если вы слушаете, то всего чаще слышите сие славословие: слава Отцу, и Сыну, и Святому Духу; слава святей, единосущней и нераздельней Троице, отцу и Сыну и Святому Духу; яко свят еси Боже наш, и тебе славу воссылаем, Отцу и Сыну и Святому Духу, и проч. Всякое дело христианское должны вы начинать и продолжать признанием сего же великого и славного имени Божия, – Бога единого, в Троице славимого: во имя Отца и Сына и Святаго Духа. Есть у нас и иконы, указующие на Пресвятую Троицу; есть храмы, посвященные достопоклоняемому имени святой живоначальной Троицы; есть праздники Господни, в которые православная Церковь особенно прославляет Бога единого, в Троице поклоняемого: Богоявление, Троицын День. Но самое близкое указание, самое скорое напоминание о Пресвятой Троице – Боге едином – вы имеете в сложении перстов для крестного знамения; ибо, по учению Церкви, три первые перста, воедино сложенные и прямо держимые, знаменуют Бога единого, в Троице почитаемого. Отсюда каждый раз, лишь только поднимаешь руку для крестного знамения, тут же вспоминай, тотчас держи в уме имя Бога единого в Троице.

Когда молишься Богу Отцу: «Отче наш, иже еси на небесех»; или Богу Сыну: «Господи Иисусе Христе, Боже наш, помилуй нас», или Богу Духу Святому: «Царю небесный, Утешителю, Душе истины, спаси души наша», то знай и помни, что ты молишься не трем, а одному и тому же Богу истинному. Ибо Отец, Сын и Святой Дух не три Бога, а один Бог – Троица единосущная и нераздельная. Опять, когда слышишь первую заповедь Божию: «Аз есмь Господь Бог твой: да не будут тебе бози инии разве Мене», то и понимай сию заповедь так, что у тебя, христианина, нет и не должно быть никаких иных богов, кроме единого истинного Бога, во Святой Троице почитаемого, Бога единого, во Отце, Сыне и Святом Духе признаваемого и поклоняемого.

«Вся силы души моея, вся мысли сердца моего, вся чувства тела моего, приидите поклонимся Богу в Троице единому, Oтцу и Сыну и Святому Духу».

«Покланяюся тебе, Пресвятая, приносущная животворящая и неразделимая Тройце, отче, Сыне, и Святой Душе: верую в Тя и исповедую, славлю, благодарю, хвалю, почитаю, превозношу Тя и молю: помилуй мя, непотребнаго раба Твоего».

«Пресвятая Троице, Боже наш, слава Тебе!» Аминь.

8. Беседа в день Рождества Христова

Приветствую вас, други мои, со всерадостным днем Рождества Христова! И как не радоваться нам в сей день!.. Чему же нам и радоваться, если мы не будем радоваться рождению Спасителя нашего!.. Вижу, и на лицах ваших изображается радость празднику Господню. О чем же мне и беседовать с вами ныне, как не о том, чем занята душа наша, о чем, как не о рождении Господа Иисуса Христа, Спасителя нашего!

Знаете ли вы, как и где родился Господь наш Иисус Христос, и кто первый удостоился узнать ο рождении Его и поклониться Ему? Конечно, должны знать; но что радостно, о том всегда будешь говорить и никогда не наговоришься!

Господь Иисус Христос, Бог истинный и Сын Божий, прежде век от Отца рожденный, ради нашего спасения приходит на землю и рождается, как человек. Но от кого же рождается? Неразумные иудеи воображали, и теперь воображают, что Христос Бог приидет во славе, со всей царской пышностью. А Он, Всеблагий, не так делает. Он избирает Своею матерью Пренепорочную Деву, правда, царского рода, но бедную, смиренную и уже не думавшую о своем царском происхождении и посвятившую себя единственно на служение Богу в девстве и непорочности. Сия пренепорочная Дева обручается Иосифу-старцу, не для того, что бы он был в самом деле мужем ее, но для того, что бы он только хранил ее девство, помогал ей исполнить ее великий обет: служить Единому Господу. И кто же сей Иосиф? Простой ремесленник, древодел по-нашему, занимающийся столярным искусством. Вот кого Господь наш избирает Своею матерью и Своим мнимым отцом, вот от кого благоволит Он принять плоть человеческую! Так-то, братие мои, не знатность и не богатство важны пред Богом и привлекают Его благоволение. Простота, кротость и смирение сердца, благочестивая жизнь вот что соделывает нас угодными Господу Богу!

Где родился Господь наш Иисус Христос? Родился Он в вертепе, по-нашему – каменной пещере, в которой обыкновенно стояли домашние животные. Родился и положен был в яслях, из которых животные ели. Вот как было дело, и как повествуют нам Св. Евангелисты: «Обрученней бо бывши матери его Марии Иосифови, прежде даже не снитися има, обретеся имущи во чреве от Духа Свята» (Мф.1:18). В это время «...изыде повеление от Кесаря Августа написати всю вселенную» (Лк. 2:1); т.е. вышло приказание царское сделать народную перепись, что называется у нас ревизскою сказкою. Переписывали же тогда народ не так, как теперь у нас записывают каждого там, где кто живет, а нужно было каждому идти в тот город, к которому он принадлежал по роду и племени, и там записаться. «И идяху еси, – повествует Евангелист, – написатися, кождо во свой град. Взыде же и Иосиф от Галилеи, из града Назрета во Иудею, во град Давидовъ, иже нарицается Вифлеем» (Лк.2:3–4). Вифлеем – городок близ Иерусалима, городок небольшой, а народу собралось по случаю переписи много. Кто был побогаче да познатнее, тот занял помещение повыгоднее, а кто был беден – местился, как и где пришлось. Вы уже знаете, что Иосиф – мнимый отец Иисуса Христа и Мария – истинная матерь Его, были бедны и незнатны, а потому и приютились, как могли, близ города – в пещере. «Бысть же, егда быша тамо, – говорит Св. Лука, – исполнишися дние родити ей: и роди сына своего первенца, и повит Его, и положи Его в яслях, зане не бе им места во обители», т.е. в доме (Лк.2:6–7).

Итак, Господь Иисус Христос, Царь неба и земли, рождается в вертепе и, повитый пеленами, почивает в яслях!..

Помышляйте же, братие, чаще о том, как смирился ради нас Христос Господь, как в самом раннем младенчестве своем Он начал уже терпеть за нас нужду и скорби… Вспоминайте, что все сие делал Он из любви к нам грешным. Взирайте чаще на образ Рождества Спасителя нашего, и, когда придет на ум лукавый помысл предаться нетрезвости, буйному веселию, подумайте: Господь с самого младенчества терпит уничижение, бедность, почивает в яслях, и все для того, чтобы избавить нас от власти диавола, а мы сами предаем себя диаволу, потворствуя своему чреву! Есть между нами люди бедные, которым нередко и праздник не в праздник, которых одолела нужда и горе... Пусть они, взирая на икону Рождества Христова, припоминают, как Сам Христос Бог терпел нужду, как с первого дня рождения Его, все грехи людские лежали тяжелым камнем на душе Его, пусть, наконец, припомнят, что все это для того, что бы сделать нас блаженными в Небесном Своем Царствии, пусть припомнят все сие, и почтят радостию настоящий наш светлый праздник.

Но послушайте, братие, далее о том, кто и как первый узнал о Рождестве Христове. Послушайте внимательно и заметьте; ибо то, что услышите, идет к вам, быть может, более, нежели к кому-нибудь. Когда родился Господь Иисус Христос и положен был в яслях, в то время, повествует богоглаголивый Лука, «пастырие беху в тойже стране, бдяще и стрегуще стражу нощную о стаде своем. И се ангел Господень ста в них, и слава Господня осия их: и убояшася страхом велиим. И рече им ангел: не бойтеся, се бо благовествую вам радость велию, яже будет всем людем: яко родися вам днесь Спас, иже есть Христос Господь, во граде Давидове: и се вам знамение: обрящете младенца повита, лежаща в яслех. И внезапу бысть со ангелом множество вой небесных, хвалящих Бога и глаголющих: слава в вышних Богу, и на земли мир, во человецех благоволение. И бысть, яко отидоша от них на небо ангели, и человецы пастырие реша друг ко другу: прейдем до Вифлеема и видим глагол сей бывший, егоже Господь сказа нам. И приидоша поспешшеся, и обретоша Мариам же и Иосифа, и младенца лежаща во яслех. Видевше же сказаша о глаголе глаголаннем им о отрочати сем. И вси слышавшии дивишася о глаголанных от пастырей к ним» (Лк.2:8–18).

И подлинно, братие, удивительны, чудны дела Господни! В Вифлееме было тогда много народа. Конечно, между ними были тогда мудрые и знатные – книжники и фарисеи. Отчего же Господь не благоволил им открыть Свое воплощение? Чем бедные пастыри стяжали преимущество пред ними, и не только первым дано им узнать о рождении Христа Спасителя, но и узнать от Ангела, и притом слышать и видеть радость множества вой небесных, воспевающих Славу в вышних Богу и на земли мир, в благоволение? Много было тогда мудрых в Иудее, не мало их было и в Вифлееме, но они были мудры для себя, а не для Бога: Божие Слово они толковали по-своему, Господни заповеди – по-своему, да еще и хвалились своею неразумною мудростию, а то и забыли, что говорил им Господь чрез пророка: «Погублю премудрость премудрых и разум разумных сокрыю» (Ис.29:14). Не таковы были Вифлеемские пастыри! Они не думали о своем уме, а с простотою сердца внимали Слову Божию, всею душою старались исполнять то, что слышали, а потому и сбылось на них Слово Господне: что Господь утаил от премудрых и разумных, то открыл младенцам, – младенцам по простоте сердечной, по доверенности к старшим себя, по покорности, с которою они исполняют все повеленное им. Вот каковы были пастыри Вифлеемские, и вот за что они первые удостоились услышать радостную весть о рождении Спасителя. Братие мои! вы, по своему званию и состоянию, сходны с Вифлеемскими пастырями, о которых теперь идет речь. Нередко попрекают вас тем, что вы мало знаете; самая простота ваша в словах и жизни не редко служат для вас упреком. Вы сами привыкли говорить о себе: «Мы люди темные». Не вменяйте себе этой простоты в укор и поношение. Нет, ведайте напротив, что смирение и простота сердечная, – были бы они только искренние, и вместе с ними были бы у вас соединены послушание и повиновение Слову Божию, уставам матери нашей Церкви и всякому поставленному над вами начальству и власти, – суть первые ваши добродетели, которыми вы особенно можете угодить Господу Богу. «На кого воззрю, – говорит Сам Господь, – токмо на кроткаго и молчаливого и трепещущаго Словес Моих?» (Ис.66:2).

Св. Евангелист Лука, говоря далее о пастырях, замечает, что они в то время, когда родился Спаситель, «...бяху бдяще и стрегуще стражу нощную о стаде своем» (Лк.2:8). Вот второе, что вы тоже должны заметить для себя в Вифлеемских пастырях. Спаситель наш родился ночью. Все, бывшие в городе, покоились сном. Бодрствовали только Ангелы небесные, дивящиеся Таинству преславного рождения, бодрствовали еще пастыри, с покорностию и усердием исполнявшие свою обязанность: «...бдяще и стрегуще стражу нощную о стаде своем». Братие мои! На каждом из нас лежит какая-нибудь обязанность. Человек для того и родится, чтобы, исполняя на сем свете какую-нибудь обязанность, тем самым угодить Господу Богу и получить в Небесном Царствии вечное блаженство. И там Господь не спросит, почему ты не был богат, знаменит и славен между людьми, а спросит, как ты исполнял свое дело, хотя бы ты был простой пастух? Исполнял ли ты его с усердием, или ленился? Если не ленился, то трудился ли ты для того, чтобы доставить пользу ближнему, угодить Господу Богу, или только для того, чтобы разбогатеть не для добрых дел, чтобы прославиться, по честолюбию! Будьте же вы всегда усердны к своему поселянскому делу, трудитесь и работайте всегда, сколько Господь сил дал, во славу Божию, на пользу себе и ближним, и вы тем уподобитесь Вифлеемским пастырям и будете угодны, как и они, родившемуся ради нас Господу.

Еще: пастыри Вифлеемские, услышавши от Ангела о рождении Спасителя, приидоша к Нему на поклонение поспешшеся, т.е., как только могли, скоро пошли туда, куда указал им Ангел Господень, где надеялись они увидеть рождшегося Спасителя и поклониться Ему. Заметьте, тогда была ночь, и у них были стада на поле, притом, по всему видно, не близко от города. Но весть о Спасителе была для них так радостна, желание поскорее поклониться Ему было в них так сильно, что они оставили все, что имели и побежали. Вот, братие, еще один прекрасный поступок пастырей Вифлеемских. Запомните его и старайтесь подражать ему. Бывает нередко, – о, как мне тяжело бывает тогда! – бывает нередко, говорю я, наступит какой-нибудь праздник Господень, или просто – Воскресный день, – и вот на нашей колокольне раздается звон колокола, извещая всех, что Господь в храме, что Он ждет к Себе усердных поклонников... Но звуки колокола раздаются иногда в нашем селении, как в какой-нибудь пустыне, и церковь, наша, как она ни мала, бывает очень просторна!.. Посмотрю я тогда на немногих, собравшихся в храм Божий, и думаю: «Нет, мои прихожане не похожи на Вифлеемских пастырей». И вот, я слышу, мимо храма Господня проехала одна повозка, потом другая, еще несколько. Куда спешат мои прихожане мимо храма Господня, во время службы Божественной? И мне отвечают, что они спешат в ближнее село, там торговый день! Не думайте, возлюбленные, чтобы я вовсе запрещал вам это. Нет! это дело и хорошее, и общеполезное. Но скажите мне: разве нельзя отправиться туда, если нужно, отслушавши Божественную службу? Да и для чего вы имеете обыкновение отправляться туда иногда целыми семьями, вместо того, чтобы пойти только одному кому-либо из семьи?.. Итак, вот отчего иногда бывает храм Господень пуст! Нет, повторяю, мои прихожане не похожи на Вифлеемских пастырей! Нередко также бывает еще вот что: отправив службу Господню и возвращаясь домой, слышу: в одном месте раздается стук: кто-то молотит, в другом – скрип колес: кто-то перевозит с поля хлеб; нередко увидишь еще кого-нибудь, который строит что-то в своем дворе. Все эти люди вовсе не думали о том, чтобы, подобно пастырям, поспешнее придти на поклонение Господу! Но что же? неужели они думают, что в час, Самим Богом определенный для поклонения Ему, они могут что-нибудь приобресть для своего хозяйства? Нет! «Аще не Господь созиждет дом, всуе будут трудиться зиждущии», – говорит Св. Писание (Пс.126:1). Итак, если уже не из любви к Господу Богу, если не из благодарности за Его милости к тебе, то, по крайней мере, для того, чтобы твоя работа шла успешнее, ты бы пришел в храм Господень и помолился. Грянет гром, блеснет молния – и всего твоего богатства, как не бывало!..

Братие мои! ныне праздник и праздник великий. Не с тем говорил я все сие, чтобы опечалить вас; пусть ничто не мешает вашей радости о празднике Господнем. Но не забывайте того, что я сказал вам о рождении Спасителя нашего, и о пастырях Вифлеемских, которые первые удостоились поклониться Ему. Не забывайте, и дай Бог, чтобы мы сколько-нибудь были похожи на сих пастырей! Аминь.

9. Беседа первая о Св. Духе на молитву «Царю небесный…»

Стоя в храме Божием, внимая Божественному чтению и пению, из всех церковных молитвословий, мы, братие, чаще всего слышим сии краткие молитвы: Царю небесный, Пресвятая Троице, Отче наш. Чем чаще мы слышим и читаем сии молитвы, тем тверже знаем их наизусть, но едва ли можно сказать, что тем лучше их. У нас как-то во всем так бывает: что реже случается, на то мы больше и внимания обращаем; а что всегда у нас под руками, то мало и занимает нас. А между тем молитвы сии чаще всего повторяются потому, что содержат в себе весьма важное и нужное для нас, повторяются для того, чтобы мы тверже знали и постоянно содержали в памяти и в сердце то, что в них содержится.

Ныне, с Божиею помощью, я постараюсь обяснить вам, братие мои, одну из сих молитв, которая читается так: «Царю небесный, Утешителю, Душе истины, иже везде сый, и вся исполняяй, сокровище благих, и жизни подателю, прииди и вселися в ны, и очисти ны от всякия скверны, и спаси, Блаже, душы наша».

К кому сия молитва возносится нами? К Духу Святому, третьему лицу Пресвятой Троицы: ибо вы знаете, что Господь Бог наш есть единый по существу и троичный в лицах, есть Отец, Сын и Святой Дух.

Почему сею молитвою начинается всякая служба Церковная, да и дома вы должны начинать свои молитвы ею же?

Потому, что все доброе совершается не иначе, как помощью Духа Святого, что только тогда будем иметь мы добрый успех и в молитве и во всем другом, когда Дух Святой Своею благодатию будет помогать вам; а без Hего ни молитва наша не может быть приятна Богу, ни всякое другое дело успешно.

Почему Дух Святой называется «Царем небесным»?

Называется Царем для показания единосущия и единовластия Его с Богом Отцом и Богом Сыном. Ибо в Св. Писании и Бог Отец называется Царем (1Тим.1:17; Пс.88:19), Господом небесе и земли (Мф.11:25), и Сын Божий также, например, в Богородичной Церковной песни говорится: «Царь небесный за человеколюбие на земли явися».

Называется Дух Святой «Царем небесным» не потому, что царство Его не простирается и на землю, а потому, что на небе Он особенно царствует в Святых Божиих – в Ангелах бесплотных и других праведниках; еще и потому, что в Его, так сказать, распоряжении Царство Небесное, т.е. наше вечное блаженство; ибо и средства ко спасению – Св. Таинства – подаются нам от Духа Святого, и спасаемся мы только при помощи Духа же святого.

Почему Дух Святой называется «Утешителем»?

Потому, как говорит один св. отец Церкви, что, «Дух Святой, подавая скорбящим о соделании греха надежду на прощение, облегчает скорбное томение их духа»1, т.е. мы все грешны: «...кто бо чист будет от скверны? – никто же, аще и един день житие его на земли» (Иов.14:4–5), – говорит Писание. А вы знаете, что скажет грешникам Господь на Страшном суде? «Идите от Меня проклятии во огнь вечный, уготованный диаволу и аггелом его» (Мф.25:41). После этого, чтобы за радость и жить на земле! Но вот Господь милосерд к нам грешным: Дух Святой утешает нас и подает нам благодатные средства к очищению от грехов в таинстве покаяния и причащения, а вместе и надежду на спасение! Да и кроме греха мало ли есть еще других скорбей и печалей у нас? Βо всех их, лишь бы мы только обращались к Духу Святому за утешением, он верно утешит нас, как утешал св. Алостолов по вознесении Господа на небо, как утешал св. мучеников в самых жестоких страданиях, св. пустынников в самом суровом и многотрудном их житии.

Почему Дух Святой называется «Духом истины»?

Потому, что от Него исходит всякая истина; все, что Он открывает нам, что обещает, чем угрожает, – все это есть неложно, несомненно, есть чистейшая и святейшая истина. Таково и есть св. Писание, или Слово Божие, написанное чрез св. Пророков и апостолов по внушению Духа Святого, как и в Символе Веры нашей читается: «…верую и в Духа Святого, глаголавшего Пророки». Почему мы и должны веровать несомненно Слову Божию, слушать и принимать Оное со всею готовностию. Дух же Святой и теперь, постоянно пребывая во святой Церкви (Ин.14:16), предохраняет ее от всякой неправды (Еф.5:27). Поставляет Ее пастырей и учителей (Деян.20:28) и наставляет их на всякую истину (Ин.15:26). Оттого и Церковь Святую – мать нашу и отцов наших духовных – пастырей Церкви, мы должны слушать и исполнять все в точности, что они повелевают.

Что значат слова: «…иже везде сый, и вся исполняяй»?

Значат то, что Дух Святой, яко Бог и яко Строитель вашего спасения, есть везде и во всякое время, и всегда готов на помощь всем призывающим Его с верою. Вот как говорит о сем св. Царь и Пророк Давид: «Камо пойду от Духа Твоего? и от лица Твоего камо бежу? Аще взыду на небо, ты тамо еси: аще сниду во ад, тамо еси; аще возму крыле мои рано и вселюся в последних моря, и тамо бо рука твоя наставит мя и удержит мя десница Твоя» (Пс.138:7–10). Это значит, что мы не можем и представить такого места, где бы не было Духа Святого вездесущего: на небе Им блаженствуют Святые Божии, во аде – трепещут Его демоны и злые человеки, вся земля преисполнена благодатного и спасительного Его присутствия.

Что значат слова: «…сокровище благих»?

Сокровищем называется то, что драгоценно для нас, любимо нами, необходимо нужно нам, в чем мы находим свою радость, утешение, наслаждение, словом то, что благо для нас. Дух Святой, Податель благ вечных, поистине есть сокровище всех благ для души нашей, сокровище, из которого мы можем всегда неоскудно почерпнуть все потребное для жиизни и благочестия, нашу истинную радость, утешение и блаженство.

Что значит: «…жизни подателю»?

Значит то, что Бог Дух Святой подает нам и земную, временную жизнь, как говорит Св. Писание: «Дух Божий, сотворивый мя»; Им, мы «…живем и движемся и есмы»; от Него имеем «…и дыхание и вся» (Иов.33:4; Деян.17:28, 25). Еще же более значит то, что Он подает нам жизнь духовную, вечную, блаженную, доставляя в сей жизни все нужное для нашего спасения. «Святым Духом – поет св. Церковь – всякая душа живится и чистотою возвышается, светлеется троическим единством священнотайне».

Так, братие, Дух Святой есть наш Царь небесный, есть Утешитель, есть Дух истины, везде сый и вся исполняяй, сокровище благих и жизни подателю. После сего конечно понятно вам, что нужно всеусердно молиться, дабы Дух Святой всегда был с нами Вот потому-то и следуют далее в сей молитве слова: «…прииди и вселися в ны!» Но как Ему святейшему и чистейшему придти и вселиться в нас, когда мы недостойны того, когда мы грешны и злы, а Он – сокровище благих? Так, братие, подлинно мы недостойны сего по грехам нашим, а потому далее и молимся: «…очисти ны от всякия скверны!» Молимся: «…очисти ны», потому что мы сами по себе не можем и перестать грешить, если благодать Духа Святого не поможет нам, мы навеки погибшие, если Он, благой не спасет нас: «…и спаси блаже, души наша!»

Вот я сказал вам, что значит молитва «Царю небесный». В следующий воскресный день скажу, что из этого следует. Аминь.

10. Беседа вторая о Св. Духе на ту же молитву

В прошедшее воскресенье я изъяснил вам, братие мои, молитву к Духу Святому, сказал, почему Дух Святой называется Царем небесным, Утешителем, Духом истины, сокровищем благих и жизни подателем, и почему мы молимся Ему, дабы Он пришел и вселился в нас и очистил от всякой скверны, и спас души наши. Теперь послушайте, что из этого следует.

Дух Святой есть Дух Утешитель. Послушайте же! У нас часто бывает горе, смерть, пожар, недобрые люди, неурожай, мало ли сколько горя у нас бывает! Что же мы делаем, когда нам приключится что-либо подобное? Стыдно и сказать, в чем чаще всего ищут у вас утешения! Чтобы забыть горе, упиваются без меры... Не говорю, что у всех вас так бывает, а, по крайней мере, у очень многих. По-христиански ли это? Каждый день мы повторяем устами: «Царю небесный, Утешителю», а на сердце нам и не приходит обратиться к Нему за утешением. Не говорите мне: «До Бога высоко». Это одна из самых нехороших поговорок. «Близ есть Господь всем призывающим Его; Он не далече от единаго коегождо нас». Дух Святой «…везде сый и вся исполняяй», вот как говорит Свящ. Писание! «До Бога высоко!» А храмы Божии далеко? А в храме Божием разве нет Бога? Приди в храм Божий, помолись поусерднее, увидишь, как рукой снимет всякую печаль твою! Спроси об этом добрых и благочестивых людей, или еще лучше, пусть грамотные из вас почаще читают, а неграмотные слушают жития святых Божиих людей: там увидите, что терпеть горе приходится не только таким людям, как мы грешные, а и несравненно лучшим нас. Сам Господь посылает людям горе – злым для того, что бы они исправились, добрым – для того, чтобы были еще добрее. Сам же Господь и утешает тех, которые к Нему только Одному прибегают за утешением. Пусть грамотные из вас, повторяю, прочитают, например, житие и страдание Святого Великомученика Евстафия Плакиды (20 сент.). Вся жизнь его была – что день, то новое горе. Евстафий был царский воевода, знатный и богатый, всего было у него много и слуг, и денег и скота. Было у него много и добродетели – любви к Богу и ближним. Но Господь восхотел еще более прославить своего праведника, как некогда Иова. И вот по повелению Божию, дом его посетила смерть, потом по допущению же Божию пришли недобрые люди, и Плакида из знатного и богатого сделался нищим, беспомощным скитальцем по чужим дворам ради куска хлеба. Была у него жена, добрая и благочестивая, после Бога более всего любившая своего мужа; и вот, в одно время, когда они странствовали, жестокий человек отнял ее у беспомощного Евстафия и увез в далекую, неизвестную страну. Было у него еще двое детей, но Господь судил до конца испытать терпение Св. Евстафия: к недобрым людям пришли на помощь дикие звери и унесли их. Евстафий остался один с своим горем. Он плакал и рыдал, но, вместе с плачем, так молился Господу: «Не прогневайся на мя, Господи, от горести сердца плачущаго; плачу бо яко человек, но о Тебе – Промыслителе моем и Строителе пути моего утверждаюся и на Тебе надеюся, и твоею любовию, яко же хладною росою, и твоим желанием, аки сладостию, горесть бед моих услаждаю!». Пришло время и Господь призрел на долготерпение и упование раба своего Евстафия. Он сделался еще более богатым и знатным, нашел жену и детей своих, чудесно спасшихся от погибели, и особенно нашел у Господа Бога милость и любовь, по которой сподобился принять венец мученический за имя Его и наследовать Царствие Небесное. Таким образом, терпение, покорность воле Божией, молитва к Нему – Всеблагому – вот что нужно для того, что бы и горе для нас не было горем, а милостью Божией, как оно в на самом деле есть! А окаянное вино к чему поведет? Сами знаете, что вином от случившегося горя не избавишься, а новое тотчас наживешь. Только это новое горе будет уже не от Бога, а от тебя самого, будет тебе наказанием за твое же житье, а не знаком особенной милости Божией к тебе. Бывает другого рода горе: грех случится. Согрешишь – и на душе тяжело. Притекай опять скорее к храму Божию, или и в доме молись, поусерднее с земными поклонами: «Царю небесный, Утешителю!.. прииди и очисти ны от всякия скверны!» Так должны мы поступать, когда знаем, кто истинный наш Утешитель!

Дух Святой есть Дух истины. Между вами есть много людей старых, разумных, которые судят и рядят. Да и всякий из вас любит и берется часто обо всем толковать. Иногда вы хорошо судите, но случается судите так, как не годится судить не только христианам, а просто разумному человеку. Например, мало ли у вас обычаев недобрых, поверий никуда не годных! Откуда они у вас? Вижу, у вас готов ответ: «Наши отцы так делали, и мы так делаем». Скажу об этом коротко: отцы наши много думали и много делали хорошего, и благо им, если мы подражаем им! Но надобно, братие, помнить, что отцы наши были также люди, как люди, могли погрешать, а потому и у них было много неправды... Одна же есть истина и правда – Господь наш Иисус Христос, и Един есть Дух истины, Который научает всякого истине и правде, – научает Св. Писаниями, учением и постановлениями Святой Православной Церкви – матери нашей. Теперь и судите: если то, чему научили вас отцы ваши, согласно со Словом Божиим, то никогда не отступайте от таких обычаев, храните их на спасение своей души, передавайте детям. Если же – несогласно со Словом Божиим, оставляйте их тотчас, чтобы, послушавши отцов, не сделаться ослушниками заповедей Божиих.

Дух Святой есть сокровище благих. О! старайтесь не забывать этого! Всякий из вас старается о том, чтобы у него был дом, а в доме все было в порядке и в изобилии. Хорошее дело. И Св. Писание поощряет и одобряет это. Но, обзаводясь хозяйством, помни, что оно нужно тебе только, пока ты живешь на этом свете. Да и на этом свете «…худому человеку не в помощь богатство», – говорит Премудрый. Это вы знаете и сами. Зная же все это не забывай, что у тебя есть единое истинное сокровище – Дух Святой, сокровище, без которого худо на сем свете, а в будущем – еще хуже! Посему, если, заботясь о достатке, ты не жалеешь ни труда, ни стараний, чтобы приобрести eго; то тем паче употреби старание – покаяние и молитву, чтобы приобрести себе Духа Святого! Ты лучшее из своих сокровищ стараешься беречь, прятать, чтобы оно не испортилось, чтобы его не украли воры, приложи же сугубое старание о том, чтобы дары Духа Святого, приобретаемые в святых таинствах, сохранить целыми и неповрежденными. Огради их добрыми делами, поставь около них стража – твою совесть, а еще более – Слово Божие. Позаботься о том, чтобы в твоем сердце – жилище Духа Святого не завелась моль греховная – гордость, любостяжание, пьянство и тому подобное. Помни, что всякое сокровище легко потерять, да трудно приобрести.

Благодать же Святого Духа да научит вас во всем, да освятит вас, да сотворит вас достойным Его жилищем! – Аминь.

11. Беседа об Ангелах-хранителях

Вы знаете, братия, что есть на небесах бесплотные духи – святые Ангелы Божии. Между сими святыми Ангелами есть такие, которые особенно близки к нам и называются Ангелами-хранителями. О них будет настоящее мое слово.

Какие же Ангелы Божии называются Ангелами-хранителями?

Хранителями нашими называются те святые Ангелы, которые, по воле Божией, невидимо, с самого святого крещения, пребывают с нами неразлучно во всю нашу жизнь, и, подобно друзьям искренним, разделяют с нами и горе и печаль, и веселие и радость. Они учат нас добру – в уме возбуждают помышления благия, в сердце – желания богоугодные и хотения праведные. Они помогают нам во всех делах, если дела сии угодны Господу Богу, и отвращают от того, что Господу неприятно и Божию закону противно – от лености и праздности, от пустословия и сквернословия, от пьянства и от прочих пороков. Они, как глаз, берегут человека от всяких бед и напастей, и защищают его от всех врагов видимых, особенно же – от невидимых – от злых духов. Они, наконец, непрестанно молятся вместе с нами и за нас грешных, да Господь милосердый простит нам все грехи и беззакония наши. Кратко сказать: Ангелы Хранители наши невидимые наставники, помощники, защитники и молитвенники в сей жизни. Но и после сей жизни святые Ангелы Хранители нас не оставляют. Святой Отец Церкви Макарий Александрийский учит, что когда у человека разлучается душа с телом, тогда Ангел Хранитель приемлет ее и относит в другой мир; потом сопутствует ей, когда она ходит по мытарствам воздушным и старается защитить от злых духов, истязающих ее за худые дела, и, наконец, приводит душу к Господу Богу пред страшный престол Его. Вот что делают для нас святые Ангелы Хранители!

При каждом ли из нас есть Ангел Хранитель?

Есть, непременно есть, и сомневаться в этом никак не должно. Ибо о сем говорит сам Господь наш Иисус Христос и святая Церковь. «Блюдите, да не презрите единаго от малых сих, – говорит Господь, – глаголю бо вам, яко ангелы их выну видят лице Отца Моего небеснаго» (Мф.18:10), – то есть берегитесь, говорит Иисус Христос, делать зло малым детям; ибо говорю вам, истинно, что у них есть Ангелы Хранители, которые на небесах всегда предстоят Отцу Моему Небесному; они возвестят Ему все, что худого вы сделаете детям, и будут молить Господа Бога, чтобы Он наказал вас, если вы худым словом и делом порочным развратите их невинное сердце. Что сказано о детях, то разумей и о всех людях без различия. Ибо всякий христианин равно Богу любезен – младенец ли он, или слабый и немощный старец, муж или жена, богатый или бедный, вельможа ли знатный, или простой земледелец – все сотворены Богом, все искуплены пречистою кровию Христа Сына Божия. Господь милосердый, отец наш небесный, всех нас без изятия любит, всем равно хощет спастися и всем подает все, что кому нужно. Посылает Он детям небесных наставников, ибо дети маломысленны и неопытны; не отнимет и у нас сих мудрых руководителей, потому что и мы, как дети, не всегда отличаем полезное от вредного, добро от зла. Заповедует Он Ангелам своим сохранять жизнь и здоровье наших детей, потому что здоровье их, как цвет полевой, и жизнь, точно роса Божия; не захочет лишить и нас помощи Ангелов Хранителей, ибо и наша жизнь, – что наша жизнь? «Человек яко трава, дни его яко цвет селный, – учит великий Божий Пророк и Царь Давид, – тако отцветает...» (Пс.102:15). Все, все окружающее нас может неожиданно прекратить дни нашей жизни, – вода потопить, огонь сожечь, земля пожрать, небо поразить громом и молниею, лютый зверь растерзать. Может ли быть, чтобы Отец наш небесный, хранящий как зеницу ока всякого верующего во Христа, оставил нас без помощи среди стольких Опасностей?

Утверждаясь на словах Господа Иисуса Христа, святая Церковь, наученная и научаемая Духом Божиим, сама верит и нам повелевает веровать и исповедовать, что «каждому верующему сопутствует Ангел Божий, который его охраняет». И она – мать наша каждый день испрашивает у Господа Бога всем чадам своим Ангела Хранителя. «Подай, Господи, – вопием, – Ангела мирна, Хранителя душ и телес наших». Сама молится и нам заповедует молиться Ангелу Хранителю каждый вечер, когда ложимся спать, и каждое утро, когда восстаем от сна, чтобы он, хранитель и покровитель окаянной нашей души и тела, простил нам все, чем мы его оскорбили во все дни живота нашего и сохранил от всех искушений вражиих.

Итак, несомненно, веруйте и исповедуйте, братия, что Господь Бог заповедует Ангелам своим сохранять на всех путях жизни не только детей, но и всех христиан.

Но если при каждом из нас есть Ангел Хранитель, то отчего никто никогда не видел его?

Возлюбленный! хотя ты никогда не видал своего Ангела Хранителя, но не заключай из сего, что при тебе его нет. Многие из вас не видели Царя, никто не видал души своей; пока живем на земле, не увидим Господа Бога; и, однако, есть в Русском Царстве Государь Православный, есть у нас душа, был, есть и будет всегда Господь Бог наш. Мы не видим Ангелов Хранителей, во-первых, потому, что Ангелы суть духи бестелесные, а мы сами обложены плотью и глаза у нас такие, что могут видеть только плотяное и вещественное. Во-вторых, мы не видим Ангелов Божиих потому, что того недостойны. Мы грешны, а они чисты и святы. Если хочешь видеть Ангелов Божиих, будь как они безгрешен и праведен. Таким людям они действительно являлись, наприм., Аврааму, Иакову, Моисею, святым Апостолам и другим. Будь таким, как сии угодники Божии, тогда Ангелы и тебе видимо будут являться. Впрочем, хочешь ли знать, как и не видя святого Ангела Хранителя, увериться, что он с тобою? Слушай, что говорит святой Отец Иоанн Лествичник: «Когда при каком ни есть молитвы своея изречении почувствуешь внутреннее услаждение, либо умиление, то остановись на оном. Ибо тогда Ангел Хранитель вкупе с нами молится». Так и не видя Ангелов Хранителей, мы можем в сердце своем чувствовать их спасительное действие.

С которого времени дается нам Ангел Хранитель?

Ангел Хранитель посылается с неба, когда человек делается христианином, т.е. со времени святого крещения. Ибо до святого крещения все люди бывают нечистыми грешниками, а потому и не достойны того, чтобы при них находился Ангел Господень. Но когда совершается над человеком святое крещение, тогда Церковь молится Господу Богу, да приставит Он к нему ангела светла. Посему-то и нам заповедует молиться Ангелу Хранителю так: «Ангеле Христов Хранителю мой Святой, приданный мне от святаго крещения…».

Не отступает ли от человека когда-либо Ангел Хранитель?

Св. Ангелы Хранители сами по себе никогда нас не оставляют. Но если мы их, отгоняем от себя, то они и удаляются от нас. Когда же это бывает? Когда мы, наперекор их внушениям, грешим и не каемся. «Как дым отгоняет пчел, – говорит св. Великий Василий, – так Ангела Хранителя нашего отгоняет от нас грех». «Кто чрез свою худую жизнь, – говорил некогда Ангел Божий великому старцу, св. Пахомию, – сделался мертвым для Бога и добродетели, тот смердит в тысячу раз хуже мертвого тела, так что мы никаким образом ни стоять, ни пройти около не можем». Итак, ты отгоняешь от себя Ангела Хранителя, когда говоришь пустые или скверные слова, когда осуждаешь, поносишь, клевещешь. Тебе не сопутствует Ангел Хранитель, если ты идешь в собрание безпутных людей, когда добрые люди спешат в Божий храм помолиться, предаешься лености, пьянству, распутству, особливо, когда надолго закосневаешь в таких грехах без раскаяния.

О братия! убоимся греха, как губительной язвы, он удаляет от нас великих благодетелей наших – Ангелов Хранителей –, и не удаляет только, но причиняет им скорбь и печаль. Когда мы грешим, Ангел Хранитель скорбит, печалится и плачет. «Что ты стоишь здесь и плачешь? – говорил некогда святитель Христов Нифонт юноше, который стоял при вратах одного дома и плакал – я, отвечал юноша, Ангел, посланный Господом на сохранение человека, который пребывает уже несколько дней в сем непотребном доме, стою здесь потому, что не могу приблизиться к грешнику, плачу оттого, что теряю надежду привести его на путь покаяния».

Так, братия, любят нас Св. Ангелы Хранители наши, такое участие принимают в спасении нашем и так заботятся о человеке даже тогда, когда он их оскорбляет и от них удаляется. Воздадим, возлюбленные, хранителям нашим любовию за любовь, благодарностию за их спасительные попечения. И бессловесные твари любят того, кто им добро делает, а у нас есть сердце, есть разум!.. А чтобы показать любовь нашу к Св. Ангелам-хранителям будем ходить путем закона Господня, т. е. всегда жить праведно и благочестиво. Чтобы высказать им благоговение наше и почитание, будем ходить в церковь Божию в те дни, когда она отправляет службы в честь Ангелов Божиих, будезм и дома призывать их в своих каждый день: и утром, и вечером, и при начале всякого дела. Каждый молись своему Ангелу Хранителю так:

«Св. Ангеле Божий! к тебе, припадая, молюся, хранителю и покровителю окаянные души моея и тела, вся ми прости, еликими тя оскорбих во вся дни живота моего. Явися мне милосерд, Св. Ангеле Господень, и не отлучайся от Мене: но присно в мире житие мое соблюди и к жизни настави мя небесней, вразумляя и просвещая, и укрепляя мя, Хранителю добрый. Аминь».

12. Беседа о воскресении мертвых

«Чаю воскресения мертвых».

Из прошедшей беседы моей с вами вы видели, возлюбленные братия, как тяжко и бедственно будет последнее время, особенно же то время, когда придет антихрист и станет гнать церковь Христову, людей истинно верующих и благочестивых. Теперь мне надлежит беседовать с вами о том, что будет после того, тогда как Господь Иисус Христос победит антихриста. За сим последует, братия, воскресение мертвых, а потом кончина мира или преставление света, а потом второе пришествие Христово и страшный суд, а за ним вечные муки для грешников и Царство Небесное для праведников. Побеседуем в настоящий раз о воскресении мертвых.

Да, братия, мы чаем воскресения мертвых, несомненно веруем, что придет некогда день, когда вдруг раздастся глас архангельской трубы во всех концах мира и все тела умерших от века людей воскреснут и опять соединятся со своими душами. Эта истина есть для нас христиан самая отрадная; для нее-то мы и живем на земле, для нее-то не трудно терпеть хоть какие тяжкие бедствия, скорби и труды, с нею и умереть не страшно.

Действительно ли же тела наши воскреснут, и почему мы веруем и чаем воскресения мертвых?

Обратимся к Слову Божию. Оно ясно внушает нам святую веру в воскресение. Еще за несколько веков пред Рожд. Христовым, Богодухновенные пророки весьма ясно проповедовади о воскресении мертвых. Так пророк Исаия говорит: «…воскреснут мертвии и востанут, иже во гробех» (Ис.26:19), и пророк Даниил: «…мнози от спящих в земней персти, – т.е. все лежащие в земле мертвые, – востанут" (Дан.12:2). Пророку Иезекиилю Бог показал даже самый образ будущего воскресения наших тел. Он, просвещенный Духом Божиим, видел однажды поле, полное костей человеческих, мертвых и безжизненных. По гласу Господню вдруг кости сии пришли в движение и стали совокупляться кость в кости, каждая к составу своему; и вот появились на них жилы, и выросла плоть, и они покрылись кожею, и Дух жизни вошел в них, и они ожили, и стали на ногах своих в великом множестве (Иез.37). Кроме сего, что воскреснут мертвые и возстанут из гробов, это подтверждается еще многими примерами, какие находим мы в слове Божием. Так пророк Илия воскресил в Сарепте Сидонской сына бедной вдовы (3Цар.17:21), и пророк Елисей воскресил в Сомане сына одной жены (4Цар.4:34). Иисус Христос также воскресил многих мертвых, как-то: дочь Иаирову и сына вдовы Наинской; в Вифании воскресил умершего друга своего Лазаря уже четверодневного возсмердевшего и загнившего, воскресил единым словом своим: «Лазаре, гряди вон» (Ин.11:39–44)! Наконец, во образ будущего нашего воскресения Господь наш Иисус Христос и сам воскрес из мертвых, чем ясно доказал, что Он разрушил державу смерти и ее нечего нам бояться. А хотя мы и умрем, и тело наше ляжет в могилу, но не навсегда, а только на время. По Его примеру мы также все должны непременно воскреснуть, как и говорит св. апостол Павел: «Христос воста от мертвых, начаток умерших бысть» (1Кор.15:20), т.е. именно для того воскрес, чтобы вслед за Ним и мы все в свое время воскресли. И вспомните, братие, светлый день Христова Воскресения: как весело, как отрадно бывает на душе нашей в этот праздник! Отчего это? Оттого, между прочим, что сердце наше в то время ясно видит в Воскресении Христовом образ нашего собственного воскресения и внятно говорит нам: «Воскрес Христос – стало быть, и мы воскреснем». Кроме этого и яснейшими словами открывает нам истину воскресения сам же Господь наш Иисус Христос: «Аминь, аминь глаголю вам, – говорит Он, – яко грядет час, егда мертвии услышат глас Сына Божия, и услышавше оживут... и изыдут сотворившии благая в воскрешение жизни, а сотворившии злая в воскрешение суда» (Ин.5:25, 29), т.е. как бы так говорил Он: истинно, истинно говорю вам: вот наступает час, в который все мертвецы услышат глас Мой. Какой глас? Вставайте, вставайте все из гробов: богатые и убогие, старые и малые, цари и подданные. Вставайте, ибо уже наступило время рассудиться с вами о всех делах ваших, как добрых, так и злых, и воздать каждому по делам! И, услышавши сей глас Спасителя, все мертвые оживут, как бы пробудившись от глубокого сна, оживут и предстанут пред лицо Царя Небесного – Иисуса Христа. И как приятно и радостно, братие мои, будет вставать тогда из гробов, по гласу Спасителя, тем из мертвецов, которые в сей жизни всегда хорошо помнили, что они непременно должны некогда воскреснуть и предстать, на суд Божий со всеми своими делами, а потому и старались угождать Господу Богу исполнением Его святых заповедей! Напротив, как страшен будет тогда всеоживляющий глас Спасителя для тех мертвецов, которые в настоящей жизни не помышляли о жизни будущей, не имели надлежащей веры и любви к Господу Иисусу Христу и не исполняли его святых заповедей.

Но каким образом, скажете, тело человека, совершенно истлевшее в земле, обратившееся в прах, развеенное ветром, поглощенное водою, и жранное зверями, и тому подобн., каким образом оно воскреснет?

А как, спрошу и я вас, сотворено Господом Богом из ничего все видимое, и невидимое, и небо, и земля, и душа наша, и тело? Силою, всемогуществом Божиим; ибо вы знаете и несомненно веруете, что Господь наш всемогущ и для Heго нет ничего невозможного. Значит силою и всемогуществом Божиим и тела наши воскреснут из праха, и нет тут ничего невозможного. А чтобы еще более увериться вам в этом, то смотрите: св. апостол Павел указывает ясный образ: подобие нашего воскресения в том, что перед нашими глазами совершается. Вот вы скоро выйдете на свои поля, потому что уже настало время сеяния. В распаханные наперед нивы вы будете бросать семена. Какие же семена? Семена сухие пшеницы, или ржи, или ячменя, или еще какие. Что же с этими семенами делается в земле? Они покрываются ею, истлевают там и как будто вовсе пропадают, и так остатются под снегом чрез зиму до самой весны. Но, когда наступит весна, солнце согреет землю и стонит с нее снег, небесный дождь, напоит ее. Что происходит после этого с истлевшими семенами? Они силою Божиею оживают, выростают из земли и являются в лучшем, прекрасном виде, и приносят к утешению вашему обильные плоды. То же самое будет и с телами умерших. Они, подобно семенам, полагаются теперь в землю, истлевают в ней и разрушаются. Но когда звук архангельской трубы разнесется во все концы мира, когда солнце правды – Господь Иисус Христос – повеет на них своим животворным дыханием, тогда все тела умерших от века людей как бы от сна пробудятся, истлевшие кости их совокупятся опять одна с другою, тела их соединятся с душами и воскреснут. Что же после сего спрашивать еще, как возможно наше воскресение? И если мы, бросивши семя в землю, надеемся, что оно, Бог даст, воскреснет; то как же с апостолом не назвать того безумным, кто сомневается в воскресении наших тел? "Безумне, – говорит он, – ты еже сееши не оживетъ, аще не умрет»: такожде и воскресение мертвых (1Кор.15:36). Значит, воскресение наше также несомненно то, что мы умрем. Мы умрем, верно, и воскреснем!

Такие ли тела наши будут и по воскресении, как теперь, или отличные от настоящих?

Слово Божие и сие открывает нам. Именно, оно учит, что тела воскресшие будут те же самые, с которыми здесь мы живем и действуем, ибо святой Давид говорит, что «Господь хранит вся кости праведных и ни едина от них сокрушится» (Пс.33:21). Тο же самое подтверждает и святой Апостол Павел: «…подобает, – говорит он, – тленному сему облещися в нетленное и мертвенному сему облещися в безсмертие» (1Кор.15:53), то есть надлежит тому же самому телу, которое теперь истлевает, воскреснуть и сделаться нетленным; тому же самому, которое теперь мертво и неподвижно, сделаться безсмертным. Значит, то же самое тело воскреенет, а не другое какое-либо. Но при сем заметьте и то, что воскресшие тела наши, хотя будут те же самые, но не таковы, каковы они теперь, а гораздо лучше настоящих. Каковы настоящие тела наши? Грубы, тяжелы, тленны, немощны, смертны; а по воскресении они будут тонкие, легкие, светлые и бессмертные, будут подобны телу Иисуса Христа, в каком Он явился ученикам по воскресении; почему и апостол Павел говорит, что мы «...облечемся тогда во образ небеснаго человека» (1Кор.15:49), т.е. будем подобны Господу нашему Иисусу Христу; и далее подробнее показывает различие настоящих тел и будущиих: "…сеется, – говорит он, – теперь в тление, востает же в нетлении, сеется не в честь, востает в славе, сеется в немощu, востает же в силе. Подобает бо тленному сему облещися в нетление и мертвенному сему облещися в безсмертие» (1Кор.15:42–43, 53). Значит, хотя тела воскреснут те же самые, но воскреснут в гораздо лучшем и обновленном виде и так, что уже в другой раз не умрут, но будут нетленны и бессмертны.

Одинаковы ли тела будут праведников и грешников?

Нет, братия, совсем различны и так различны, как различно небо от земли, или, как различно тело человека от тела какого-либо скота. Тела праведников будут прекрасные, световидные, в них будут отражаться, как в зеркале, все добрые дела их, коими они угодили Господу Богу, живя на земле, и сам Господь Иисус Христос будет освещать их светом своей Божественной благодати. Потому и сказано: «…праведницы просветятся яко солнце в царствии Отца их» (Мф.13:43). Напротив, тела грешников будут мрачны и безобразны, потому что в них также будут отражаться злые дела и пороки, которыми они здесь сквернили свои души и тела, не очищаясь покаянием, и они будут лишены света Божественного, будут находиться в аде вместе с диаволом.

Вот вам, братие мои, святое учение христианское о будущем воскресении нашем. Помните же его всегда и держите твердо. Помните, что

Несомненно все мы воскреснем в последний день.

Воскреснем силою и всемогуществом Божиим так же, как семена, посеянные в землю, и истлевшие там весною оживают, вырастают и плод приносят.

Воскреснут тела наши те же самые, но не такие же, а гораздо лучшие – нетленные и бессмертные.

Будут они не одинаковые у всех: у праведников прекрасные и светлые, как солнце, а у грешников безобразные и мрачные.

А зная все сие и веруя так, что нам надобно делать, братия?

Во-первых, благодарить всегда и от всей души Господа Бога и Спасителя нашего Иисуса Христа, что Он благоволил искупить нас недостойных от греха и смерти своими страданиями и крестною смертию, за нас претерпенными, и воскресением своим даровал нам несомненное упование нашего будущего воскресения; ибо что бы без этого было с нами окаянными? Жили бы мы здесь, на земле, ничем не лучше скотов безсмысленных, умирали бы и погибали вечно душою в аде, а телом в могиле, и никто бы никогда не изъял нас из руки адовой. Так «Богу благодарение, давшему нам победу Господем нашим Иисус Христом» (1Кор.15:57).

Во-вторых, всеми силами мы должны стараться, помня о своем будущем воскресении, о том, чтобы не только души, но и тела наши были, как учит Слово Божие, «…храмами Духа Святаго, жертвою живою, святою и благоугодою Господу Богу», дабы и по воскресении удостоиться наследия Царства Небесного вместе с душами. А для этого что нужно? Всеми силами стараться хранить свое тело в чистоте и непорочности и избегать тщательно всего того, что оскверняет наше тело и делает его непотребньм. Таковы, особенно, следующие грехи:

Нечистота плотская. Это один из самых тяжких и богопротивных грехов. Он горше всего сквернит тело человека и в таком теле еще и в этой жизни никак не может обитать благодать Божия, для будущей же блаженной жизни оно вовсе негодно и апостол Павел ясно говорит, что «…блудники царствия Божия не наследят» (1Кор. 6:9–10).

Невоздержание с пище и питии, наипаче же пьянство, которому многие из вас нередко предаются. Это также великий грех пред Богом, сквернящий душу и тело и отгонящий от них, смрадом своим благодать Святого Духа. Почему также апостол говорит, что «…плоть и кровь, – т.е. те люди, которые только едят да пьют в свое удовольствие, не зная меры никакой, а тем более – пьяницы, царствия Божия наследити не могут» (1Кор.15:8).

Берегитесь же, умоляю вас, от сих грехов; а если кто уже грешен в них, поскорее покайся и впредь не греши, ибо, повторяю вам, что кто не будет удаляться от них, хранить свое тело в чистоте и непорочности христианской, угождать Господу Богу целомудрием, постом и воздержанием, тот хотя и воскреснет, но не для жизни вечной и блаженной в Царстве Небесном, а для мучений вечных во аде и тьме кромешной. О! да избавит нас всех от сего Господь Бог, благодатию и человеколюбием Своим. Ему же слава и поклонение во веки веков. Аминь.

13. Беседа первая о земной жизни Господа нашего Иисуса Христа

Кто из зас, братие, не опустительно ходит в церковь, кто со вниманием слушает что читается и поется в церкви, тот знает очень многое, может даже знать все о земной жизни Господа нашего Иисуса Христа. В церковных богослужениях в продолжение года прочитывается все Евангелие, в котором, как вы должны знать, излагается жизнь и деяния Спасителя, в церковных праздничных и воскресных песнях воспевается также все, что совершил Иисус Христос на земле. Если вы внимательно присматриваетесь также к св. иконам, украшающим, нашу церковь, вы и из них можете узнать земную жизнь Господа нашего. Взгляните на иконостас. Там изображены все главнейшие события из земной жизни Спасителя: благовещение о рождении Его от Пресвятой Девы, Его рождение, крещение, воскресение, вознесение и пр. и пр.

Но чтобы ваше знание жизни и деяний Господа нашего Иисуса Христа было не отрывочное, а полное и связное, чтоб вы знали всю жизнь Иисуса Христа в том порядке, в каком происходили самые события, я расскажу вам вкратце всю жизнь Господа нашего.

Выслушайте внимательно эту жизнь нашего Господа и хорошо запечатлейте ее в своей памяти, в своем уме и сердце. Это для того, чтобы из жизни Хриcтовой вы и сами научились жить по-христе, то есть, по тому, как научил нас словом и делом Христос Спаситель наш, чтобы, таким образом, мы не даром назывались христианами, а были ими на самом деле, были истинными последователями Иисуса Христа, нашего Господа и Спасителя.

Итак, слушайте! Но наперед вы должны помнить, что все, что мы знаем о жизни Иисуса Христа, заимствовано из Евангелия. Евангелие же значит «добрая, хорошая весть» и названо оно так, что действительно не могло быть лучшей, радостнейшей вести, как весть о пришествии в мир Того, Кого ожидали так долго все народы.

Более пяти тысяч лет грешный род человеческий ждал своего Спасителя, который обещан был еще в раю праотцам нашим, создавшим их Господом Богом. Наконец, пришло определенное Богом время, и сей Спаситель, Сын Божий сошел с неба, явился на земле. Как явился? Он вочеловечился, воплотился, т.е. принял человеческую плоть, природу, кроме греха. А принял от Пресвятой Девы Марии, родившейся от праведных Иоакима и Анны в тогдашней стране иудейской. От самого рождения она была так чиста и свята, что грех не смел приблизиться к ней.

С самых юных детских лет она посвящена была Господу, жить в девстве, непорочности и святости. Нет возможности изобразить все добродетели этой Девы. Во всем мире не было ничего лучше и совершеннее ее. Припомните, как читается и поется: «…честнейшую Херувим и славнейшую без сравнения Серафим», – это все говорится о Пресвятой Деве Марии.

Когда, живя в Назарете, она по своему обыкновению, молилась Богу, послан был к ней от Бога Ангел Гавриил. Вошедши к ней, он приветствовал ее теми словами, которые с тех пор повторяет весь свет: «…радуйся благодатная, Господь с тобою, благословенна ты в женах!» Когда Мария в молчании размышляла, что значит это приветствие, Ангел благовестил ей: «…се зачнешь во чреве и родишь сына, и наречешь Ему имя Иисус». Мария сильно смутилась от этих слов. Но Ангел успокоил ее и обяснил ей великую тайну, имеющую совершиться в непорочной ее утробе; обяснил, что это рождение будет необыкновенное, чудесное: «Дух Святый, – сказал он, – найдет на тебя, и сила Вышняго осенит тебя; посему и раждаемое святое наречется Сыном Божиим...». Тогда Мария сказала: «Се раба Господня, да будет мне по слову твоему» (Лк.1:28, 31, 35, 38).

Если бы у нас, братие, было время, то мы здесь на минуту должны были бы остановиться, чтобы высказать свое удивление тому смирению, той преданности воле Всевышнего, какое показала Пресвятая Дева, равно как и тому чудесному избранию, по которому она сделалась выше всех тварей, самых даже Ангелов, удостоившись быть матерью Господа. Но будем продолжать далее.

Спустя несколько времени, небесная Дева, все оставаясь Девою, хотя и носила уже в непорочной своей утробе Искупителя мира, во время посещения своей двоюродной сестры Елисаветы, высказала пред нею свои чувства, наполнявшие ее сердце: «Величит душа моя Господа, – сказала она, – и возрадовася Дух мой о Боге, Спасителе моем; что призрел Он на смирение рабы своей; ибо отныне будут ублажать меня вси роды, что сотворил мне величие Сильный и свято имя Его; и милость Его в роды родов к боящимся Его. Явил силу мышцы своей; разсеял надменных помышлениями сердца их: низложил сильных с престоловъ, и вознес смиренных, алчущих исполнил благ, а богатящихся отпустил ни с чем; воспринял Израиля, отрока своего, воспомянув милость, как говорил отцам нашим» (Лк.1:46–55).

Мария, до сего времени была невестою, т.е. была обещана в замужество некоему Иосифу, плотнику ремеслом. В Евангелии говорится про него, что он был человек праведный. Это самая лучшая, какая только могла быть, похвала для него. Явившийся во время сна Ангел обяснил тайну, совершавшуюся в Марии, и он принял ее себе за жену. В божественных определениях Иосифу назначено было быть отцом-воспитателем Иисуса, защитником Марии и покровом брака покрыть чистоту и честь божественной девы. Иосиф явил себя достойным такого святого назначения, и всегда обходился с Марией нежно и с почтением.

Должно сказать, вам братие, что в то время, которое занимает нас, иудеи находились под властию римлян. Издан был указ, повелевавший сделать перепись всех подданных империи; Иосиф и Мария обязаны были явиться в Вифлеем – город, в котором все потомки племени Давидова должны были записаться. Мария была тогда в последних днях беременности, и здесь-то в Вифлееме она родила миру Господа нашего Иисуса Христа.

Естественно было думать, братие, что Сын Божий, приходя в мир, явится с величием, сообразным Ему. Разубедимся в этом. Иисус Христос приходил в мир не для того, чтобы внушить нам любовь к ложному величию и ложным благам. Он нашел славнее для себя избрать колыбелью ясли, первым убежищем – вертеп. Бедные пастухи первые отдали Ему свой долг. О чудо! смиренные деревенские жители, простые и бедные люди составляют двор царя неба и земли, между тем как вол и осел согревают Его своим теплым дыханием.

Но между тем как Иисус так смирил Себя, небо берет на себя дело Его славы. Ангелы подобно блестящему свету являются в воздухе и воспевают хором: «Слава в вышних Богу и на земли мир, в человецех благоволение» (Лк.2:14).

После пастухов вот и другие поклонники – волхвы, под руководством звезды, пришедшие с востока. Они поверглись пред новорожденным. Для этих людей, просвещенных Божественным светом, вертеп был храмом, руки простой женщины – небесным престолом. Дары, принесенные ими, высказывают их веру. Царю подают золото, Богу – ладан, человеку имеющему умереть – смирну, благовоние погребения. Пусть, братие, эта чудесная вера будет образцом и для нашей веры.

Доселе все было спокойно для Иисуса. Но вот начинается длинная цепь Его испытаний.

Ирод, жестокий Ирод, бывший тогда Царем иудейским, устрашился, что волхвы распрашивали в Иерусалиме о рождении в Иудее какого-то царя. Он не понимал, что царство Христово ничего не имеет общего с царством, каким он владеет. Дворец не мог вместить в себя этого дитяти, царство Его над всем миром. Но это была тайна, которой не дано было разуметь этому тирану. Он посылает воинов в Вифлеем с приказанием умертвить всех детей от двух лет и ниже, надеясь, что и Христос не избежит смерти. Какой плач! Сколько слез! Тогда исполнились слова, предсказанные пророком. «Глас в Раме слышен, плач и рыдание вопль великий; Рахиль плачет о детях своих и не хочет утешиться, ибо их нет» (Иер.31:15, Мф.2:18).

Их, действительно, нет, но короткая их жизнь прошла не без славы: кровь их, пролитая за Иисуса Христа, была первою христианскою жатвою. Что касается до божественного младенца, которого Ирод хотел погубить, то вы знаете, что Он на этот раз избежал смерти. Иосиф, узнавши от Ангела о намерении Ирода, взял ночью мать и младенца и ушел с ним в Египет.

Иисус проходил, теперь по печальной пустыне, по которой странствовали иудеи в продолжении сорока лет. Негостеприимная пустыня сжалилась, увидев Его здесь. Благочестивое предание говорит, что сухая пустынная почва покрывалась красивою растительностью, что, когда в знойный полдень божественные путешественники останавливались для отдыха, деревья сами собою закрывали их от солнца, прохладные источники журчали по горячему песку, пальмы наклоняли свои ветви, предлагая свои зрелые плоды в руки младенца, матери и праведного Иосифа.

Святое семейство оставалось в Египте до смерти Ирода. В продолжение этого времени, оно жило своим трудом. Еще в первые века христианства показывали смоковницу, под которой обыкновенно пряла св. Мария, зарабатывая насущный хлеб.

Очень мало подробностей известно о пребывании Иисуса в Назарете, после возвращения из Египта; но и этих подробностей достаточно для нашего назидания.

В Евангелии мы читаем, что Иисус преуспевал возрастом и премудростию, и что благодать Божия была на Нем. Божественный Учитель хотел быть образом для всего мира и начал тем, что представил образец для детей. Он показал, что рост тела и души должны идти согласно, что с возрастанием тела должна возрастать и душа в познаниях, добрых расположениях и чувствованиях, что ум составляет необходимую принадлежность каждого возраста.

Пусть, братие, детство Ииуса Христа будет примером и для ваших детей. Указывайте им, что Иисус Христос уже в двенадцать лет удивлял своих учителей мудростью своих вопросов и ответов. Еще раз повторяю: пусть дети ваши следуют этому примеру. Какой, в самом деле, стыд для вас же родителей, что иногда, и у большего мальчика ум все остается очень маленьким! Посылайте исправно детей своих в училище, учите их и сами всему, что знаете! Пусть каждый день они прибавляют к своим добрым качествам, к своим познаниям что-нибудь новое, доброе и полезное. Учите их также подражать примеру Иисуса Христа в Его послушании и покорности своим родителям. Поставляйте им на вид, что Иисус Христос, будучи беспредельно выше своих родителей, естественно мог бы выйти из послушания им; но что не было такой добродетели, которой бы не исполнил Иисус Христос; что Он, зная чего стоит дитя своим родителям, представил собою образец самого покорного и послушного сына. Из примера Иисуа Христа учите их, наконец, любить труд с самого детства и вести жизнь скромную. Напоминайте им, что Иисуса не видали на улицах и общественных гуляньях; Он жил сокровенно в Боге, приготовляясь в уединении и в труде рук своих к великому назначению, какое небесный Его Отец определил Ему.

Около тридцатого года своей жизни, Иисус Христос вышел из своего уединения, чтоб явить себя миру. Святому Иоанну Крестителю определено было быть вестником о явлении Его на служение миру.

Иоанн, еще с самого юного возраста, начал вести строгую, пустынническую жизнь. Камень в пещере был ему постелью, немного дикого меду служило для поддержания его жизни, пустыня была единственным его собеседником.

Когда настало время, он явился в стране соседней с рекою Иорданом и начал проповедовать: «Покайтеся, приблизилось Царство Небесное» (Мф.4:17).

Строгость его жизни, славное царство, о котором, он проповедовал, приводили народ к мысли, что он обещанный Христос. И со всех сторон приходили спрашивать его: «Ты ли Христос? Нет, – отвечал он, – я – голос, вопиющий в пустыне: приготовьте путь Господу! За мною грядет больший и сильнейший меня, у которого я не достоин, наклонясь, развязать ремень обуви Его. Я крестил вас водою, а Он будет крестить вас Духом святым» (Ин.1:20; Мк.1:3, 7–8).

К сему-то святому и великому мужу, пришел Иисус на берег Иордана и крестился у него. Иоанн отказывался, говоря: «Я должен просить у тебя крещения, а ты грядешь ко мне!» (Мф.3:14)

Как только крестился Иисус Христос, тотчас разверзлись небеса и Дух Божий, в виде голубя, сошел на Иисуса и послышался голос с неба: «Ты Сын Мой возлюбленный, в котором Мое благоволение!» (Мф.3:17). После своего крещения, Иисус Христос отведен был Духом в пустыню. Там Он был, как замечает Евангелист, со зверьми и также в сообществе Ангелов. Он не ел здесь ничего в продолжение сорока дней и сорока ночей. Сатана, которого удивляло все это, и который только смутно знал божественные тайны, приступил к Нему для искушения Его, надеясь, что и этот новый Адам также поддастся его искушению и соблазну, как Адам древний. Он искушает Его тремя человеческями похотями: удовлетворением чувственности, гордостью, честолюбием. Иисус короткими изречениями из св. Писания восторжествовал над искусителем.

Подвергаясь такому смирению, Иисус Христос хотел здесь, как и во всей своей жизни, представить образец для нашего подражания. Самый опасный наш враг в мире – это искушения. Они бывают обыкновенно троякого рода: «Стремись к приобретению многого имущества, переходи от одного удовольствия к другому, старайся возвышаться над другими», – вот что сатана постоянно нашептывает человеку. Когда он приближается к нам, братие, то у нас всегда должен быть готов ответ ему: «Есть нечто выше удовольствий, выше почестей, выше всех благ, и это – Господь, Бог мой». Немного требуется, чтобы поразить сатану, потому что сила его больше кажущаяся, чем действительная; одного святого слова, сказанного от веры, от души, от сердца достаточно, чтобы обратить его в бегство.

Топерь Иисус начинает свое общественное служение миру. Проходя по берегу Галилейского моря, он увидел двух рыбаков, Симона и Андрея, бросавших свои сети в море. «Следуйте за мною, – сказал Он им – я сделаю вас ловцами человеков» (Мф.4:19). Пройдя дальше, он встретил Иакова, сына Зеведея, и брата его Иоанна, которые починяли в лодке свои сети. Иисус позвал их за собою, и они, оставивши работу, пошли за Ним.

Зачем, братие, Иисус Христос избирает для проповеднического служения простых рыбарей? Не естественнее ли было бы Ему избрать для этого людей образованных, умеющих прекрасно и увлекательно говорить? Такое избрание показывает нам, что Иисус Христос больше всего любил людей простых и смиренных сердцем; потому-то Он из среды простого народа и выбрал тех, которые имели возродить и исцелить мир, сообщив ему новое учение; тем более что новое учение, будучи гораздо больше делом сердца и веры, чем делом ума, не требовало для себя ни науки, ни красноречия, для него достаточно было одного искреннего убеждения сердца.

Нельзя при этом не удивляться, братие, такой быстрой вере апостолов. Иисус сказал им одно только слово, и они следуют за Ним. Они все оставляют ради него: лодки, тихо колыхавшиеся от морских волн, море, столь дорогое для тех, которые сжились, с ним, сети, доставлявшие им пропитание; оставляют хижины, свои семейства. И св. апостол Петр был прав, вспоминая при одном обстоятельстве о великой жертве, принесенной ими Иисусу Христу. Не забудем ответа на это божественного Учителя: «Истину говорю вам; что оставившие все ради Меня, сторицею получат в этом мире, и в будущем вечную жизнь» (Мк.10:29).

Сопровождаемый своими апостолами, которых собралось двенадцать, Иисус начал свою простую и вместе возвышенную проповедь, последние слова которой раздались со креста.

Какое было для Апостолов наслаждение следовать за Иисусом из деревни в деревню в сопровождении народа, жаждавшего слушать необыкновенного Учителя! Его голос был нежнее голоса Ангелов; деревенские изумленные Его речами слушатели, ни на шаг не отступали от Него. Один раз какая-то женщина, восхищенная Εго речью, вдруг воскликнула: «Блаженно чрево носившее тя, и сосца, яже еси ссал» (Лк.11:27). Он, обыкновенно, говорил с народом или на берегу моря, вид которого возбуждает мысли о бесконечном, или же на горе, которая, представляется, приближает нас к небу. Такова была Его снисходительность, такое смирение, что Он не пренебрегал беседовать со всяким. Один раз, повествует Евангелист, Иисус, уставши, сел отдохнуть, у колодца. Когда Он отдыхал, одна женщина из Самарии пришла к колодцу почерпнуть воды. Иисус попросил у нее пить. Это сильно удивило самарянку, так как иудеи и жители Самарии с давних пор были во вражде между собою. Божественный Учитель воспользовался этим случаем, открыть ей свое учение, не допускавшее ни разделений, ни несогласий, и требующее жить всем, как бы было у всех одно сердце. Пришло время, сказал Он ей, что станут поклоняться Богу не в Иерусалиме только, или в Гаразине, но на всяком месте люди будут поклоняться Отцу Духом и истиною.

Иисус Христос, выдавая Себя, как и был действительно, посланником Божиим, Сыном Божиим и самим Богом, имел совершить два дела: своими чудодействиями показать силу, соответственную именам, какими Он называл Себя и сообщить людям небесное учение. Это Он и совершил.

Я не стану говорить подробно о всех чудесах Иисуса Христа. Это заняло бы слишком много времени. Вы не раз слышали о них в Евангелии. Он претворил воду в вино; слепым давал зрение, глухим слух, страждущим от паралича возвращал движение. Самые застарелые болезни Он исцелял одним словом, иногда не видя больных, и, не касаясь их. Он воскрешал мертвых, утишал бурю, управляя ветром и морем; два раза умножал хлеб в пустыне для насыщения множества народа, следовавшего за Ним; Он знал самые тайные мысли людей, предсказывал будущее. Преображался на горе Фавор в присутствии Петра, Иакова и Иоанна. При этом я должен вам заметить, что действительность этих чудес неоспорима. Он совершал их не в каких-нибудь тайных местах, а на улицах и общественных собраниях, в храме, в виду всего народа. Воскресение Лазаря происходило в Вифании недалеко от Иерусалима в присутствии множества свидетелей; исцеление тридцативосьмилетнего расслабленного и слепорожденного происходило среди Иерусалима.

Из всего этого мы должны заключить, что Иисус Христос, совершая эти дела, превосходящие обыкновенные силы человека и законы природы, являлся виновником самых этих законов, т.е. воплотившимся Богом.

Теперь я должен сказать вам о Его небесном учении; оно может быть выражено в нескольких словах:

«Любите Бога всем своим сердцем, всем своим умом, всеми своими силами и ближнего как самих себя. Никогда не делайте другим того, чего бы вы не хотели, чтобы вам делали другие. Вы знаете, что было сказано некогда: око за око и зуб за зуб; но я говорю вам: делайте добро и тем, которые вас ненавидят, и молитесь за тех, которые преследуют вас. Не осуждайте никого, и вас не будут осуждать. Если имеете с кем-нибудь, ссору, не приближайтесь к алтарю, не примирившись, и солнце да не зайдет во гневе вашем. Не собирайте себе сокровищ в этом мире, которые и воры могут унесть, и моль съесть, но приготовляйте сокровища на небесах. Душа больше стоит, чем тело, также как тело больше одежды. Но заботьтесь, как язычники, о завтрашнем дне, но полагайте всю надежду свою на Господа. Он, питая птиц, одевая полевые цветы, не меньше заботится и о вас, так как вы лучше их есте» (Мф.5). Вот, братие, основание нравственного учения Иисуса Христа. Оно носит на себе печать небесного происхождения и сами неверующие не имеют ничего сказать против него. Оно содержится в знаменитой беседе божественного Учителя, называемой нагорною проповедью.

Я хотел бы поговорить с вами о прекрасных Его притчах, составляющих самый простой способ учения, посредством которого, он был понятен для самых простых слушателей. Но так как теперь у нас недостает времени сделать это, то пусть каждый, умеющий читать, сам прочтет в Евангелии, а неумеющий пусть попросит умеющего прочитать ему притчи: о добром пастыре, о сеятеле и семени, о виноградных делателях, о заблудшей овце, о добром самарянине, о блудном сыне, о мудрых и юродивых девах; но к чему делать выбор? Их нужно прочитать все, ибо во всех их дышат сердце и дуща божественного Учителя.

Как мы ни старались коротко излагать жизнь нашего Спасителя, однако беседа наша значительно продлилась, и мы должны прервать ее до следующего богослужения, убеждая вас при этом не забывать сказанного ныне и глубоко запечатлеть в памяти и сердце образ, учение и дела Господа нашего, Иисуса Христа. Аминь.

14. Беседа вторая о земной жизни Господа нашего Иисуса Христа

Естественно было бы, братие, ожидать, что Иисус Христос, проповедуя такое чистое, высокое учение, главные черты которого я старался представить вам в предшествующей беседе, и притом проповедуя таким понятным для всех образом, не говорю уже о благодетельных действиях Его, исцелении больных и проч., есстественно, повторяю, было бы ожидать, что Он приобретет себе одних только друзей и почитателей. Произошло, однако, совершенно иначе. Хотя, действительно, Иисус Христос – этот кроткий агнец – делаясь вдруг по словам пророка львом от колена иудина, с силою восставал иногда против лицемерия и беззакония первосвященников, книжников и фарисеев, однако, нелегко было предположить, чтобы за это кто-нибудь решился погубить Его. Случилось, впрочем, то, чего никто не ожидал, хотя все и должны были ожидать, зная, по предсказанию Пророков, что Мессии, т.е. Иисусу Христу надобно пострадать от злобы и зависти. Коварные и сильные в Иудеи люди – первосвященники, книжники и фарисеи – раздраженные справедливыми обличениями Иисуса, обрекли Его на смерть. Они не отступали ни пред каким вероломством, ни пред какою неправдою. Глухо возбуждают народ, подкупают ложных свидетелей.

Если можно делать выбор в жизни Иисуса Христа, то в ней нет ничего лучше последних Его дней.

Приближался праздник опресноков, называемый пасхою: "Вы знаете, – с величайшим спокойствием сказал Иисус Христос ученикам своим, – что чрез два дня будет праздник пасхи и что Сын Человеческий распят будет» (Мф.26:1). Потом повелел им готовиться к празднику.

В первый день опресноков, находясь вечером за столом с своими учениками, он сказал им: «Я сильно желал есть с вами эту пасху до страданий» (Лк.22:15).

К концу вечери, вставши из-за стола, Иисус взял полотенце, подпоясался им, и, наливши воды в умывальницу, стал умывать ноги своих учеников. Когда Иисус Христос подошел к Симону Петру, то этот сказал Ему: «Как, Господи, ты хочешь омыть мои ноги?»

Иисус ответил Петру: «Что Я делаю, вы не понимаете теперь, но позже вы поймете».

Петр, с свойственой ему живостью, возразил: «Нет, ты никогда не умоешь ног моих!»

«Если Я не умою, – ответил Иисус, – то ты не будешь иметь участия со Мною».

"Если так, – воскликнул Петр, – то не только ноги, но и руки и голову».

Омывши ноги своим ученикам, Иисус сел за стол и сказал им: «Понимаете ли что Я сейчас сделал? Вы Меня зовете Учителем и Господом, и хорошо говорите. Но если же Я – ваш Господь и Учитель – омыл вам ноги, то и вы также должны омывать ноги друг другу. Я вам дал пример, чтобы вы другим делали то, что Я вам сделал. Если вы понимаете это, то блаженны будете, когда исполните» (Ин.13:6–17).

С благоговением, братие, примем эти последние слова Иисуса Христа. Не тогда мы будем блаженны, не тогда будем счастливы, когда будем жить в удовольствиях, обладать многим имуществом и удовлетворять своему самолюбию, но когда будем посвящать свою жизнь на служение ближним.

Таково значение этого умовения ног. Но вот нечто несравненно чудеснее.

После слов, которые вы только что слышали, и многих других речей, в которых дышит нежная Его любовь к своим ученикам, Иисус берет в руки хлеб, воссылает хвалу Богу, благословляет хлеб, преломляет его и подает апостолам говоря: «Приимите, ядите: сие есть тело Мое, еже за вы ломимое; творите сие в Мое воспоминание» (Лк.22:19). Потом, взявши чашу и возблагодаривши Бога, подал ученикам, говоря: «Пийте от нея вси: сия бо есть кровь моя, новаго завета, яже за вы и за многия изливаема во оставление грехов» (Мф.26:27–28). Этим установлено было св. Таинство причащения.

Теперь следовало бы говорить о божественных речах Иисуса Христа, сказанных Им после тайной Вечери; они так прекрасны, что могли только выйдти из уст Самого Господа. Мы не можем передать здесь подробного их содержания, а укажем только сущность их. «Я иду от вас, – говорил Господь, – но не оставляю вас. Любите друг друга. Знаком, что вы ученики Мои, пусть будет любовь ваша между собою. Как Отец Мой возлюбил Меня, так Я вас возлюбил; пребывайте в моей любви. Вы больше не слуги Мои, а друзья. Моя заповедь к вам: любите друг друга, как Я вас возлюбил» (Ин.13).

После этих речей и после благодарственного пения, Иисус вышел из горницы и в сопровождении своих учеников, пошел в Гефсиманский сад. В этом саду начинаются Его тяжелые страдания. Некоторые отцы церкви говорили, что здесь Иисус страдал больше, чем на кресте. Здесь Бог возложил на Него все грехи мира. Иисус скорбел под этой тяжелою ношей. Пот чудесный, как и Его скорбь, пот кровавый потек со всего Его тела и обагрил землю. Ангелы сжалились над Ним, и один из них пришел для подкрепления Его. Что же делали в это время апостолы? Они спали; потом постыдно оставили Его; а один из них – Иуда – поразил Его самою тяжелою изменой: он явился во главе воинов, пришедших схватить Иисуса, и бессовестно облобызал Его!

Иисус же, Иисус, который делал людям одно только добро, Иисус, исцелявший больных, утешавший печальных, питавший бедных, был связан и уведен. Сначала повели Его к первосвященнику, который признал Его богохульником, Его – святейшего святых. На другой день Его повлекли к Пилату, римскому правителю над Иудеей.

Пилат был человек роскошный, честолюбивый, слабый, берег больше свое место, чем правосудие. Он сильно желал не вмешиваться в это дело, наводившее на него скуку. Но обязанность его требовала допросить Иисуса. «Царь ли еси ты?» – спросил Пилат Иисуса. "Ты сказал, – ответил ему Иисус; Я пришел в мир засвидетельствовать об истине, и кто любит ее, слушает Моего голоса. Что такое истина?» – спросил Пилат и, не ожидая ответа, обратился к иудеям и сказал им: «Не нахожу в этом человеке никакой вины, достойной осуждения» (Лк.23:3; Ин.18:33–38). Народ же вновь начал обвинять Его, и Пилат, услыхавши, что Иисус был галилеянин, воспользовался случаем, избавлявшим его от этого беспокойного дела, и отослал Иисуса к Ироду, бывшему тогда в Иерусалиме.

Ирод обрадовался, когда к нему прислали Иисуса, надеясь, что Он совершит в присутствии его какое-нибудь чудо. Он долго расспрашивал Иисуса, но Иисус не отвечал ничего. Ирод предал Его за то на посмеяние воинам, которые и отвели Его вновь к Пилату. Пилат собрал первосвященников и судей народа. Он повторил в другой раз, что не находит в Иисусе никакой вины, что достаточно наказать, и отпустить Его.

Пилат пытался и другими некоторыми средствами спасти Иисуса; но боязнь потерять место и страх неудовольствия Кесаря заглушили у него правду. Слыша усиливавшиеся крики толпы, обвинявшей Иисуса, и кричавшей, что если Пилат пощадит Его, то не будет другом Кесаря, трусливый судья приказал принесть воду, умыл руки, и сказал: «Не виноват я в крови этого праведного, смотрите вы!» (Мф.27:24)

Бессовестный Пилат! Он думает, что несколькими каплями воды смоет пятно с рук своих. Все воды моря не в состоянии смыть его. Он объявляет Иисуса невинным и тут же приказывает привязать Его к столбу и бить, а потом отдает народу на распятие!

Конец страданий нашего Спасителя вы помните. Вы знаете, что когда Он изнемог, неся свой крест, то Симон киринейский пособил Ему. Знаете, что приведши на Голгофу, Его распяли между двумя разбойниками. Вы не забыли оскорблений, насмешек, богохульств нечестивых воинов. Вы твердо держите в своей памяти, или в своем сердце, полные неизмеримой любви слова Спасителя на кресте: «Отче! прости им: они не знают, что делают!» (Лк.23:34). Вы слышите голос умирающего Иисуса: «Жажду!».

О никогда не забывайте этого голоса Иисуса, ибо это голос любви. Он говорит не о телесной жажде, но о жажде своего сердца. Он жаждет вас, жаждет всей вселенной. Для утоления этой жажды, он приходил в мир, пострадал, умер и, наконец, воскрес.

Мне остается сказать еще несколько слов о славном воскресении Иисуса, этом чуде из чудес и ненарушимом основании, на котором утверждается христианская церковь.

Не раз Иисус Христос говорил своим ученикам, что Ему надлежит пострадать, умереть, прибавляя при этом, что Он воскреснет в третий день.

Когда, после своей смерти Он был положен во гробе, первосвященники и фарисеи вспомнили об этих словах Иисуса, послуживших главным обвинением против Него пред Пилатом, потому приказали поставить стражу вокруг гроба, завалили Его большим камнем и запечатали своею печатью. Этими предосторожностями они надеялись воспрепятствовать похищению тела учениками; но это послужило только к большему удостоверению в истине чуда.

На третий день после смерти Спасителя, Мария Магдалина, Мария, мать Иакова и Саломия рано утром пришли ко гробу помазать тело Иисуса. Дорогою они разсуждали между собою о том, кто отвалит им камень, которым завален был вход во гроб. Но такое их опасение не достигнуть своей цели не уменьшало, однако, их веры и надежды. И вот, действительно, внезапно произошло страшное землетрясение; Ангел сошел с неба, отвалил камень и сел на нем. Лицо Ангела блистало, как молния, одежда его белела, как снег. Стражи приставленные ко гробу, объятые ужасом, пали на землю замертво. Ангел сказал женам: «Не бойтесь! Вы ищете Иисуса Назарянина, который был распят; Его нет здесь – Он воскрес. Идите скорее и сообщите эту новость Его ученикам» (Мф.28:5–7).

Слова Иисуса Христа исполнились в точности: новый Иосиф освобожден был из своей темницы, новый Иона выброшен на берег морской, новый Самсон вышел победителем из города, в котором держали его пленником!

Когда святые жены-мироносицы, с радостным сердцем, спешили сообщить ученикам о совершившемся, Иисус внезапно явился перед ними и сказал им: «Здравствуйте!» Они Его узнали и, бросившись к ногам Его поклонились Ему. «Не бойтесь, сказал им, Иисус: скажите моим братьям, чтобы они шли в Галилею и что там они Меня увидят» (Мф.28:10).

В продолжение сорока дней Иисус являлся неоднократно своим ученикам, беседуя с ними о царствии Божием.

Наконец, когда исполнилось Его божественние посланничество, он взял с собою своих апостолов, повел их на гору Галилейскую; здесь, давши им повеление крестить и учить все народы, он благословил их в последний раз и вознесся на небо, где и сел одесную Бога Отца.

Вот вам, братие, чудесная, божественная жизнь Спасителя мира. Я представил вам только главные черты ее, но и их достаточно даже с избытком, чтоб исполнить вас удивлением и любовью к ней. Усвойте себе эту святую жизнь размышлением о ней и изучением ее под руководством Святой церкви нашей. В жизни Спасителя вы найдете себе свет, который просветит ваш ум, найдете верные правила, которым должно следовать ваше сердце, утешение в скорбях и страданиях, мужество во всех несчастиях и испытаниях земной жизни с надеждою на жизнь будущую, вечную и блаженную, которую Он обещал всем верующим в Него и любящим Его. Аминь.

15. Беседа первая о св. апостолах

Один у нас братие, божественный Учитель – Господь наш Иисус Христос. Он начальник веры нашей, веры Христовой, по которой мы и называемся христианами. Но чрез кого Он дал нам сию веру? Чрез своих св. апостолов. Эти избранные ученики Христовы приняли веру от самого Христа Спасителя, проповедали ее всему миру и передали будущим векам и родам, почему она и называется верою апостольскою, так же как и церковь, основанная на ней, – церковию апостольскою. О таком-то великом служении или звании апостольском предложу теперь слово вам, братие!

Господь Бог наш хочет всех спасти, всех зовет к себе. Ηо не все, далеко не все слушают Его голоса. «Много званных, но мало избранных» (Лк.14:24). Мало нашлось их и тогда, когда пришел на землю сам Сын Божий, чтобы просветить и спасти грешный мир человеческий. "В мире был, – сказано, – и мир Его не познал» (Ин.1:10). Не познал Его мир языческий, состоящий тогда из многих царств и народов, в том числе, весьма образованных, славившихся своими мудрецами, правителями, городами, законами, художествами. Отчего не познал? Ах, братие! Могли ли язычники познать Сына Божия, когда они забыли об Отце Небесном, вместо единого истинного Бога изобрели себе многих ложных богов, вместо Творца и Промыслителя обоготворили тварь, как то: людей, светила небесные, зверей, гадов, самых бездушных идолов или болванов, когда, наконец, они погрязли в таком развращении и нечестии, какое когда-либо было на свете. Познали ль Спасителя иудеи, бывшие тогда избранным народом Божиим, которому давно возвещено было чрез пророков о пришествии Спасителя? «Пришел к своим, – сказал св. ап. Иоанн, – и свои Его не приняли» (Ин.1:11). Не приняли тогда, когда видели и слышали, что Он творит такие чудеса, каких никто не делал, говорит и учит так, как не говорил еще ни один человек! И не только не приняли, но еще осудили, как разбойника и распяли на кресте! Теперь подумайте, братие, что было бы с людьми, если бы не нашлись среди них такие, которые бы познали Господа и уверовали в Него? Не пришлось ли бы Господу и теперь сказать о людях того, что Он сказал пред потопом: «Не будет Дух мой жить в людях сих, истреблю их с лица земли»? (Быт.6:3, 7).

Но к вечному счастию грешных людей нашлись между ними такие, что познали Господа. Это были в особенности св. апостолы. Господь избрал их из людей простых, неученых, бедных, но Сам учил, Сам просвещал их. Они все оставили для Него и были неразлучны с Ним, видели Его чудеса, слушали учение, уверовали в Него, возлюбили Его. За то и Он возлюбил их, как своих сущих, своих избранных в мире. «Вы друзья мои, – говорил Он им, – Я назвал вас друзьями, потому что сказал вам все, что слышал от Отца Моего. Вы не от мира, но Я избрал вас от мира» (Ин.15:14–15). Молясь о них Отцу Небесному, он говорил: «Отче праведный! мир Тебя не познал; а Я познал тебя, и сии познали что Ты послал Меня» (Ин.17:25). Им особенно являлся и по воскресении, научая тайнам царствия Божия, тайнам веры своей. И когда Сам Он возносился на небо, то послал их проповедовать сию веру во всем мире, сказав: «Идите, научите все народы, крестя их во имя Отца и Сына и Св. Духа, уча их соблюдать все, что Я заповедал» (Мф.28:19–20).

Посмотрим же теперь, как начали и совершили св. апостолы великое дело всемирной проповеди?

По вознесении Господа на небо 12 избранных апостолов (ибо вместо отпадшего Иуды избран теперь новый – Матфий), 70 других, и прочие последователи Христовы с женами-мироносицами и Пресв. Богоматерию Мариею Девою, все же в числе 120 человек пребывали в Иерусалиме в сионской горнице в чаянии обещанного Спасителем Духа Святого. В день пятидесятницы сошел на них Дух Св. в виде огненных языков и сообщил им дар языков – дар говорить на разных языках, а также просветил и освятил их. Воспомянул им все учение Христово и вдохнул необычайную силу для проповедания его в свете. И посмотрите, как с этой поры церковь Христова малая против света, как зерно против поля, растет с чудною быстротою, и из сионской горницы скоро распространяется по всему свету.

В самый день пятидесятницы в Иерусалиме, когда собравшиеся сюда на праздник иудеи из разных стран света с удивлением услышали как св. апостолы, вдохновенные Духом Св., говорят на языках всех этих стран о великих делах Божиих, св. Петр, став с прочими одиннадцатью апостолами пред собранием многочисленного народа, произнес проповедь, которую вам передам здесь коротко. Сказав, что великое чудо сошествия Св. Духа давно предсказано пророком Иоилем, св. Петр продолжал: «Израильтяне! Выслушайте слова сии, Иисуса Назорея, мужа, засвидетельствованного вам от Бога чудесами и знамениями, которые Бог сотворил чрез Него среди вас, как и сами знаете и преданного вам по определению и предведению Божию, вы, взяв, убили, пригвоздив ко кресту руками беззаконных. Но Бог воскресил Его, расторгнув узы смерти; потому что невозможно было ей удержать Его. О нем-то предсказывал и пророк Давид, что душа Его не останется во аде и плоть Его не увидит тления. Мы свидетели воскресения Его. Он десницею Божиею вознесен на небо и, приняв от Отца обещанного Духа Святого, излил то, что вы теперь видите и слышите. Сие вознесение Его также предвозвестил Давид, говоря: «Сказал Господь Господу моему: седи одесную мене…» (т.е. по правую сторону от меня). Итак, твердо разумей народ израильский, что сей Иисус, которого вы распяли, есть Господь и Христос» (т.е. обещанный Искупитель мира) (Деян.2:22–36). Выслушав эту проповедь, многие умилились сердцем и сказали Петру и прочим Апостолам: «Братья! что нам делать?» Петр сказал: «Покайтесь, и да крестится каждый из вас во имя Иисуса Христа для прощения грехов, и получите дар Святого Духа» (Деян.2:37–38). И около 3000 иудеев крестились и присоединились к Церкви! Чрез несколько дней, исцелив именем Иисуса 40-летнего хромого, св. Петр новою проповедию обратил к вере еще около 5000 их. В то же время проповедуют и прочие апостолы. Ежедневно Господь прилагает церкви своей новых верующих. Скоро она выступает из Иерусалима, распространяется по Иудее и соседним странам.

Доселе верующие были только из иудеев. Им первым открыта дверь спасения. Язычникам еще не проповедали. Иудеи считали их отверженными Богом и нечистыми. Даже многие христиане из иудеев считали язычников недостойными принятия в церковь прежде иудеев. Но вот Господь открыл св. Петру, что время обращать к вере и церкви и язычников, ибо благодать Божия очищает и спасает всех. Петр в городе Кесарии крестил язычника Корнилия сотника и весь дом его. В других местах язычники также стали обращаться к вере. Но для язычников Господь воздвиг нового апостола, в лице Савла.

Иудеянин Савл был пламенным ревнителем веры иудейской и жестоким гонителем – Христовой. Дыша грозою и убийством, он врывался в домы христиан, волочил оттуда мужей и жен на суд врагов Христовых. Однажды с силою шел он в город Дамаск, чтобы и там преследовать христиан. Но вот на пути внезапно облистал его свет небесный. Савл пал на землю и слышал голос с неба: «Савл, Савл! что ты гонишь Меня? Кто ты Господи? – спросил Савл. Господь сказал: Я Иисус, которого ты гонишь. Трудно тебе идти против рожна (т.е. противиться силе Божией). Савл в трепете сказал: Господи! что повелишь мне делать? А Господь ему: Встань и иди в город; и сказано будет тебе, что тебе надобно делать» (Деян.9:4–6). Савл встал и с открытыми глазами оказался невидящим. И повели его за руку и привели в Дамаск. Три дня он не видел, не ел и не мил и все молился. Тогда пришел к нему некто Анания, видно священник, и сказал: «Брат Савл! Господь Иисус, явившийся тебе на дороге, послал меня, чтобы ты прозрел и исполнился Святого Духа» (Деян.9:17). И тотчас Савл прозрел, встал и крестился. Вскоре потом в новом видении Господь сказал ему: «Я посылаю тебя далеко во языки» (Деян.13:47), т.е. к языческим народам. с той поры Савл, назвавшийся потом Павлом, стал ревностным апостолом язычников.

В немногие годы он совершает сушею и морем три великих странствия, проходит многие земли, острова, города. Везде он проповедует сперва иудеям, а когда они не слушали его, обращается к язычникам. Язычники эти были греки и римляне, считавшиеся тогда наиболее образованными народами на свете. Павел в своей проповеди хотел быть всем вся, т.е. учить каждого так, как приходилось кого учить. Говоря с иудеями, он подобно св. Петру ссылался на древних пророков, возвестивших о Христе. Говоря с язычниками, хвалившимися своею мудростию, он ссылался также и на собственный разум их, на их учителей. Поклоняясь ложным богам или идолам, лучшие язычники сохранили, однако ж, смутную мысль о каком-то неведомом, забытом ими Боге, от которого произошел свет, произошли и все люди. «Сего-то неведомого Бога я вам проповедую» – сказал однажды Павел в собрании языческих судей-мудрецов в славном городе греческом Афинах. «Сей Бог сотворил мир и все, что в нем. Он Господь неба и земли. Он от одной крови произвел всех людей, он разселил народы по всему лицу земли, определив для жительства каждого из них свои времена и места, дабы они искали Бога: не ощутят ли и не найдут ли Его, хотя, впрочем, он не далеко от каждого из нас; ибо мы Им живем и движемся и есмы: так как некоторые из ваших мудрецов, говорили: «Мы Его и род». Итак мы, будучи род Божий, не должны думать, что Божество подобно золоту, или серебру, или камню, обделанному художеством и вымыслом человеческим. Теперь, прощая людям прежнее неведение их, он всем им повсюду повелевает покаяться. Ибо Он назначил день, в который будет праведно судить вселенную посредством предопределенного Им мужа, о чем Он дал свидетельство всем, воскресив Его из мертвых» (Деян.17:23–31). И под именем мужа, апостол, разумел здесь, братие, Богочеловека Иисуса Христа. Видите, как, начав проповедь учением о Боге – Творце и Промыслителе, мудрый апостол пришел к учению о Сыне Божием – искупителе мира и, указал здесь на то величайшее чудо из чудес, чудо воскрессния Его, которое свидетельствовало о божестве воскресшего Искупителя и божественности Его учения. Никогда ничего подобного не слышали еще язычники, и некоторые из них так увлеклись проповедию Павла, что сказали ему: «Об этом еще послушаем тебя» (Деян.17:32), а нашлись и такие, что сразу пристали к нему и уверовали.

Подобно сему слово Павла покоряло себе сердца язычников и во многих других местах. Он обращал к вере и людей простых, и мудрецов, и правителей, мужей и жен, целые семейства; основал целые общества или церкви христианские в знатных и многолюдных городах греческих: Ефесе, Коринфе, Солуни и других, наконец, достиг и великого города Рима, где живали языческие цари, заправлявшие тогда чуть не всем светом, и здесь также приобрел новых христиан, даже из царского дома.

С такою же проповедию разошлись по свету и другие апостолы – Иоанн, Андрей, Филипп, Фома, Варфоломей и проч. Они прошли в самые дальние, едва известные страны. По всей земле разнесся голос их, и до концов вселенной прошли слова их! Велика милость Божия явилась, братие, в этой вессветности проповеди апостольской! Иудеи презирали, считали погибшими язычников; в свою очередь великие и образованные народы языческие – греки и римляне презирали прочие народы, называя их скифами, варварами, т.е. дикарями, и как бы не людьми, неспособными чувствовать, думать, жить по-человечески. Но для Бога, для Спасителя мира не было теперь различия между иудеями и язычниками, между людьми одной страны, одного племени и людьми другой страны, другого племени. Он открыл спасение всем народам близким и далеким, великим и малым, образованным и необразованным, словом – всем людям, за всех проливши кровь свою. Потому-то и сказал Он апостолам: «Идите и научите все народы!» (Мф.28:19).

Предания гласят, что везде, где были св. апостолы, нашлись принявшие от них веру. Однако ж, она принялась не везде одинаково. Шире принялась она в странах более населенных и устроенных, каковы особенно страны греческие и римские. Принявшись там, она уже никогда не прерывалась, напротив, распространялась более и более, как в этих странах, так и в других, близких и дальних, где раньше, где позже. Оттого-то, где и когда ни распространялась потом вера Христова, везде она ведет свое начало от той веры, какую насадили впервые св. апостолы. Пример тому – наша земля русская. Предание гласит, что св. ап. Андрей Первозванный после того, как основал церковь в греческом граде Византии, прошел с проповедию другие страны, между прочим, по берегам Черного моря, потом Днепром поднялся вверх и пришел к месту, где теперь Киев и, где тогда была дикая пустыня. Здесь, указывая ученикам своим на горы, он сказал: «Видите ли горы сии? На сих горах возсияет благодать Божия, и город будет великий и церкви многие созиждет Бог». Потом на одной горе он водрузил крест в залог того, что пророчество его исполнится. Оно исполнилось чрез 900 лет – при св. равноап. кн. Владимире, просветившем русскую землю св. верою. Какая же это была вера, принятая при св. Владимире? Это вера апостольская, та самая вера, какую насадили на востоке в странах греческих св. апостолы и в числе их св. Андрей. Первые учители веры и пришли к нам тогда именно из того же города, где насадил веру св. Андрей, и, где потом жил св. равноапост. царь Константин. Так братие! везде, где ни светится на земле свет веры, везде взят он от того света, какой впервые засветили в мире св. апостолы. От того Спаситель и сказал им: «Вы есте свет мира!» (Мф.5:14). Еще остается мне, братие, много сказать вам о св. апостолах. Скажу это в следующей беседе.

16. Беседа вторая о св. апостолах

В прошедший раз я говорил вам, братие, более о видимом ходе апостольской проповеди, говорил о том, как она, вышедши из сионской горницы, распространилась на всю землю и засветила в ней тот свет веры, которым просвещаемся и мы. Теперь скажу более о внутреннем достоинстве проповеди апостольской, в котором особенно открывается духовное величие св. апостолов как Христовых, божественных посланников, что и значит самое слово «апостол».

Вспомним еще, братие, кто были св. апостолы, и с чем пошли они покорять свет своему Учителю? Знаете, что они были из людей простых, бедных. Никакими мирскими средствами не снабдил их Господь для всемирной проповеди. «Не берите с собою, – сказал Он, – ни золота, ни серебра, ни меди в поясы ваши, ни сумы на дорогу, ни двух одежд, ни обуви, ни посоха» (Мф.10:9–10). Но для чего такая простота и бедность апостолов? Для того, чтобы знал свет, что вера Христова – дело не человеческое, а Божие – основалась не на людских силах – мудрости, богатстве, могуществе земном – а на силе Божией, явившейся в немощных людях.

В самом деле, эти бедные люди обогатили всех; эти ничего не имущие всем обладали! Чем же обладали? Обладали преизобильным богатством благодати Божией, дивным величием духовных дарований, которое проявилось в них с тех пор, как сошел на них Дух святой.

Богаты они были мудростию, которую обещал им Спаситель. Сказав, что за проповедь веры они будут преданы на суд неверных царей и правителей, Господь прибавил: «Когда же будут предавать вас, не заботьтесь, как или что сказать; ибо в тот час дано будет вам, что сказать, ибо не вы будете говорить, но Дух Отца вашего будет говорить в вас» (Мф.10:19–20). «Я дам вам уста и премудрость, которой не возмогут противоречить ни противостоять все, противящиеся вам» (Лк.21:15). И апостолы знали, что устами их говорит сам Господь, говорит Св. Дух, и потому все, чему учили они, истинно и непреложно. «Мы имеем ум Христов, – говорил св. Павел. – Если бы Ангел с неба сошел учить, то не мог бы учить иначе, чем мы» (1Кор.2:16; Гал.1:8). Они были уверены, что никакая сила в мире не может поколебать их веры и любви к Господу. "Кто, – говорит св. Павел, – отлучит нас от любви Божией? Скорбь, или теснота, или гонение, или голод, или нагота, или опасность, или меч?... Я уверен, что ни смерть, ни жизнь, ни Ангелы, ни Начала, ...ни глубина, ни другая какая тварь не может отлучить нас от любви Божией во Христе Иисусе, Господе нашем!» (Рим.8:35–39) Уверенные в непоколебимости своей веры, они уверены были и в том, что они победят мир, затмят учение всех мудрсдов и учителей человеческих. «Победа, которою побежден мир, есть вера наша», – говорил св. ап. Иоанн (1Ин.5:4). «Где мудрец!? – говорит св. Павел. – Где книжник? Где искусный в состязаниях века сего? Не обратил ли Бог мудрость мира сего в безумие?» (1Кор.1:20). И точно, братие мои! Пять с половиною тысяч лет существовал мир до Христа, имел великое множество всяких мудрецов и учений, но не мог сам собою додуматься до такого высокого и Святого учения, как учение нашей веры. Девятнадцатый век живет мир после Христа, выработал для себя всевозможные науки и знания, но доселе он не мог, да и никогда не сможет выдумать учения лучше учения нашей веры! Почему так? Потому, что учение это не человеческое, а божественное, принесенное с неба самим Господом, проповеданное миру Его посланниками – апостолами.

Но были еще особенные, видимые знамения божественного посланничества апостолов, данные им для подкрепления их в проповеди веры, – это откровения и чудеса! О некоторых откровениях я упоминал сам, братие, в прежней беседе. Много было и других откровений. Чрез них Господь руководил апостолами в великом деле проповеди, открывая, куда идти, где будет успех проповеди их. Так напр., когда св. Павел, будучи в г. Коринфе тужил, что вражда иудеев мешает ему проповедовать, Господь в видении ночью сказал ему: «Не бойся, но говори и не умолкай! Я с тобою, и никто не сделает тебе зла, потому что у меня много людей в сем городе» (Деян.18:9–10). После того год и шесть месяцев оставался тут Павел и многих обратил ко Христу. Видели уже вы, братие, и некоторые чудеса Апостолов. Сколько других чудес совершено ими! Довольно сказать, что они одним словом исцеляли больных, воскрешали мертвых. Самая тень св. Петра исцеляла больных, когда падала на них; даже платки и полотенца, бывшие на теле св. Павла, исцеляли больных, когда падали на них! При виде таких чудес многие из неверных обращались к вере, а верующие утверждались в ней. Пусть они служат к утверждению и нашей веры, братие! Много есть вер на свете кроме христианской. Но ни в одной из них нет откровений и чудес. Почему? Потому, что те веры – дело людское, а не Божие, веры не истинные и неугодные Богу. Только истинная, богодарованная вера ознаменована откровениями и чудесами, какова и есть одна христианская вера. Правда, нет в ней теперь таких частых откровений, чудес, как при апостолах. Но почему? Потому, учили св. Отцы, что для людей верующих должно быть довольно и тех чудес, какие уже явил в ней Господь, что, наконец, вера наша настолько распространена и известна в мире, что было бы даже неразумно и грешно искушать Бога требованием новых откровений и чудес для познания и утверждения ее. Будем же твердо держаться, крепко любить нашу св. веру, особенно же жить свято по вере, и Господь подаст нам свою милость, свою благодать видимо или невидимо – якоже Сам весть, ибо Он доселе пребывает с церковию Своею благодатию, как и обещал апостолам, а в лице их – всей церкви: «Я с вами во все дни до скончания века» (Мф.28:20). Но обратимся еще к св. апостолам.

Вы видели, братие, дивное величие духовных дарований их. Что же? думаете ли после сего, что проповедь веры была для них легким трудом? Нет! братиe. Сам Господь благоволил трудиться, терпеть, страдать, чтобы просветить и спасти людей. То же предстояло и св. апостолам. Сколько понесли они трудов, опасностей в своих всесветных странствиях для проповеди. Сколько трудились они и для верующих, чтобы утвердить их в вере – всех и каждого, устроить обшества или Церкви христианские и т.под.! Сколько страдали они от неверующих! Господь насильно не дает никому веры; Он хочет, чтобы люди свободно принимали ее. Но жестоко сердце человеческое! Слышали иудеи и язычники дивную проповедь Апостолов. Видели чудеса их. И если одни из них уверовали, то большая часть оставались еще в неверии и еще стали гнать Апостолов, чтоб остановить проповедь их. Но напрасно мы старались бы здесь изобразить всю великость трудов, подвигов, страданий апостольских. Послушайте, как описывает их св. Павел: «Я был в трудах, ранах, темницах, много раз и при смерти. От иудеев пять раз мне дано было по сороку ударов без одного. Три раза меня били палками, однажды камнями побивали, три раза я терпел кораблекрушение, день и ночь пробыл в глубине морской. Много раз был в путешествиях, испытал беды на реках, беды от сродников, беды от других народов, беды в городе, беды в пустыне, беды в море, беды между лжебратиею. Был я в труде и изнурении, часто во бдении, в голоде и жажде, часто в посте, на холоде и в наготе. Кроме посторонних приключений, ежедневное ко мне стечение людей, забота о всех церквах» (2Кор.11:23–28). Подобно сему, братие, трудились, страдали телом, болели сердцем за всех и прочие св. апостолы. «Величаем вас, св. апостолы Христовы! Чтим болезни и труды ваши, которыми трудились вы в благовестии Христовом!»

Но, братие, то мы, хотя и недостойные, величаем св. апостолов. Сами же они не любили величаться, как то делают люди обыкновенные, попавши в мудрецы, учители, начальники, словом в большие люди. Я уже не говорю о глубочайшем смирении их пред Богом. Ему приписывали они все труды свои, себе же – одни немощи. «Я более всех потрудился, – говорил св. Павел, – но, лучше скажу, не я, а благодать Божия. Собою я не хвалюсь, разве только немощами моими» (1Кор.15:10; 2Кор.12:5). Но посмотрите на кротость их пред людьми: "Если я, – писал св. Павел коринфянам, – и захочу хвалиться, не буду безразсуден, потому что скажу истину: но я опасаюсь, чтоб кто не подумал обо мие более, нежели сколько во мне видит или слышит от меня» (2Кор.12:6). Он же писал Солунянам: «Мы не ищем славы человеческой ни от вас, ни от других. Мы могли явиться к вам с важностию, как апостолы Христовы, но были среди вас тихи, подобно как кормилица нежно обходится с своими детьми» (1Сол.2:6–7).

Не искали они и земных выгод, корысти. Даруя людям безценное сокровище веры, они ничего не требовали от них. Готовы были жить и жили бедно. Готовы были сами работать на свое пропитание, лишь бы не отяготить никого и тем не отвращать от своей проповеди. «Три года непрестанно днем, и ночью со слезами научал я каждого из вас, – говорил св. Павел ефесским пресвитерам. – Ни сребра, ни золота, ни одежды я ни от кого не пожелал. Сами вы знаете, что нуждам моим и нуждам бывших при мне послужили сии мои руки» (Деян.20:31, 33–34).

Наконец, перенося все труды и страдания для проповеди веры, не ища за нее никакой похвалы и награды земной, св. апостолы считали ее просто своим долгом, видели одно горе в том, если бы не исполнили этого долга и всю радость в том, чтоб исполнить его. «Если я проповедую, – говорил св. Павел, – то нет мне за это похвалы, потому что я должен проповедовать: и горе мне, если я не проповедую!.. Я ни на что не взираю и не дорожу своею жизнию, только бы совершить с радостию свой путь и служение, которое я принял от Господа проповедовать Евангелие благодати Божией» (1Кор.9:16; Деян.20:24). Любовь их к верующим, усердие к спасению их были так велики, что они готовы были отдать им самые души свои. «Мы из усердия к вам, – писал св. Павел Солунянам, – хотели предать вам не только благовествование Божие, но и души свои, потому что вы стали возлюбленны нам» (1Сол.2:8). Так, братие! в любви к людям св. апостолы уподобились своему Учителю Господу. Подобно Ему почти все они увенчали подвиг жизни своей мученическою смертию. Свв. Петр, Андрей скончались на кресте, Павел от меча, прочие – другими тяжкими смертями.

Но преставившись от земли на небо, св. апостолы не оставили верующих, не перестали учить их. Они остались учителями веры для всех веков и родов. И теперь они проповедуют нам, учат нас. Как учат? Чрез свои священные писания. Каждый раз вы можете слушать их в церкви при чтении Евангелия и апостола. Ибо эти священные книги состоят из писаний апостольских. В них св. апостолы письменно передали то, что сами приняли от Господа и устно проповедовали христианам своего времени. Св. Церковь приняла от них сии свящ. писания, как непоколебимую основу, совершеннейший образ своей веры, хранит непрерывно и будет хранить вечно. Господь сказал, что прежде небо и земля прейдет, чем истребится хоть одна доля из Его слова. А это слово – Слово Божие – и заключается в писаниях пророческих и апостольских, ибо устами пророков говорил Бог, говорил Дух Святой, научавший их на святую истину.

Внимайте же, братие, с верою и любовию сим писаниям в церкви при Богослужении; старайтесь читать их или слушать читающих и вне церкви. Кто чего не поймет сразу, может понять со временем, может научиться понимать от других, особенно, от церкви. Ибо ей Духом Святым дан дар не только хранить Слово Божие, содержащееся в писаниях апостольских и пророческих, но и изъяснять его. Будем же, повторяю, чаще и чаще обращаться к сему слову Божию. Пусть оно будет насущным хлебом для души нашей, светом для нашего ума, отрадою для сердца, руководством для жизни. Не забудем, что по сему же слову Господь будет и судить нас на Страшном суде, где с Господом сядут судить и св. апостолы, как это Он сам сказал им: «Когда сядет Сын Человеческий на престоле славы своей, сядете и вы на двенадцати престолах!» (Мф.19:28) Но дай нам всеблагий Господь молитвами твоих святых и славных апостолов пожить по слову твоему и слову их, чтобы, отходя от сей жизни, каждый из нас мог сказать то, что говорил избранный апостол твой св. Павел: «Подвигом добрым я подвизался, поприще кончил, веру сохранил. А теперь готовится мне венец правды, который даст мне Господь, праведный Судия в день оный; и не только мне, но и всем возлюбившим явление Его» (2Тим.4:7–8). Аминь.

17. Беседа о св. исповедниках и мучениках

Много есть у нас, братие, праздников в честь св. мучеников и исповедников; в эти праздники мы вспоминаем их жизнь, прославляем и величаем их подвиги и страдания и молимся им, чтоб они молили за нас милостивого Бога, чтоб они ходайствовали о нас пред святым и страшным Его престолом... Кто же были св. исповедники и мученики?

Исповедники – это св. мужи христианские, безбоязненно и смело исповедавшие свою веру во Христа, несмотря ни на какие насмешки, угрозы и запрещения со стороны неверующих и терпевшие от них много горя за свое исповедание; а мученики – это те св. мужи, которые не только исповедовали свою веру и терпели за это, но и самую жизнь свою положили за свое исповедание, были убиты за Христа, замучены за его веру.

Когда же и кто запрещал христианам исповедовать свою веру? Когда, кто и как мучил их за это исповедание? В то время как Иисус Христос принес с неба свое божественное учение и повелел своим апостолам распространить веру в Него и в Его учение во всем лире, в это время все люди по всему свету или совсем не верили ни в какого бога, или же держались, так называемой, веры поганской, языческой, т.е. считали за богов солнце, месяц, звезды, воду, деревья и др. бездушные вещи, и служили этим вещам, как истинному Богу. Одни только евреи держались еще веры в единого истинного Бога, Творца неба и земли; но они не уверовали в Сына Божия, Господа нашего Иисуса Христа, посланного к нам Отцом небесным для нашего спасения, которого они и распяли на кресте. Так вот, когда апостолы стали повсюду проповедовать веру христианскую, веру во Христа распятого и в Его учение, на них восстали, против них поднялись все – и язычники и евреи. Гнали их, обижали, теснили их на каждом шагу; били их розгами, бросали в них камнями, сажали их в тюрьмы и проч. Но апостолы Христовы как бы и не замечали ничего этого. Чем больше их гнали, тем сильнее и охотнее они проповедовали и исповедовали веру Христову на улицах и площадях городских, в тюрьмах, в судах и расправах, днем и ночью, словом – всегда и везде, где только было кому их слушать. Только смерть могла заставить их умолкнуть. И их насильно предавали смерти. Тому отсекали голову мечом, того распинали на кресте, иного бросали с высокого строения и разбивали о камень, и только один из апостолов – св. Иоанн, умер своею смертию, а все остальные были насильно умерщвлены, замучены. Таким образом, уже сами апостолы были первыми исповедниками и мучениками.

Но этим дело не кончилось. Преследовавшие св. апостолов думали, что со смертию их умрет и та вера, которую они возвещают. Но не такова была эта вера. Как принесенная с неба самим Богом и долженствовавшая спасти весь мир, вера эта не могла умереть; она долженствовала жить, все больше и больше расти, все шире и далее распространяться, все крепче и тверже утверждаться. Потому-то не успели еще неверы домучить апостолов, как возвещенная ими Христова вера и насажденная ими Христова церковь охватили уже собою почти весь тогдашний свет. В каждом народе и в каждом городе уже можно было найти хоть небольшое общество верующих. А по смерти апостолов верующие умножаются еще более и более. И вот неверующий мир снова поднимает войну против веры Христовой. На стороне неверов были цари и князи, мудрецы и ученые, знатные и богатые, и все они решились во что бы то ни стало погубить веру Христову. Теперь-то и явились в Церкви Христовой многочисленные, как звезды небесные, сонмы исповедников и мучеников. Что прежде терпели одни апостолы, то теперь выпало на долю почти каждого истинного христианина. Соберутся, бывало, христиане где-нибудь под землею, в пещере, чтоб помолиться вместе, утешить друг друга в горе и укрепить в себе терпение и надежду на милосердие Божие, долго и пламенно молятся и плачут они вместе, вдруг врывается в подземелье отряд свирепого войска, перевязывает всех христиан до одного, не разбирая ни мужчин, ни женщин, ни юношей, ни дев, ни детей, ни старцев, и ведет всех их, как овец незлобивых, к языческому начальству. Тут подвергают их допросам, ругаются, насмехаются над ними, бьют чем и куда попало, а они только и знают, только и говорят, что о своей вере. Их лишают должностей, отнимают у них имущество, посылают в рудокопни и каменоломни, бросают в душные и мрачные темницы, а они тем только и оправдываются, тем только и хвалятся, и утешаются, что они – христиане, что их вера истинная, а вера языческая ложная, вредная, богомерзская. Часто мучители, как бы жалея мучить невинных христиан, обещали им честь, славу, богатство, предлагали им первые места в государстве, выгодные браки, особую милость царскую и т.п.; но святые только посмевались над этими обещаниями и отвечали, что у них одна честь, одно богатство, одна слава – Христос и Его св. вера. Когда таким образом ничем не успевали отвлечь их от Христа к своей вере, тогда предавали их казням и мучениям. И, Боже мой, какие страшные это были казни, какие ужасные мучения! Св. мучеников резали по кусочкам, вешали ногами вверх, морили на морозе, жарили на сковородах, отдавали на растерзание и съедение лютым и голодным зверям. И перечислить нельзя всего, что им делали; а они, всецело проникнутые живою верою в Господа Иисуса и пламенною любовию к Нему, не только не страшились ничего этого, а еще с радостию отдавались своим мучителям, шли на казни, как на торжество, преклоняли свои головы под мечи, как под венки или цветы какие.

Если бы время позволяло, я мог бы представить вам многочисленные примеры мучеников из всех званий, полов, возрастов. Ибо в числе мучеников были поселяне и ремесленники, и купцы и, очень часто, воины и судии, были правители, начальники, лица царского роду, были церковно-служители, диаконы, священники, епископы; лиц церковного звания было даже особенно много в мучениках, потому что почти все гонения за веру прежде всего и сильнее всего обрушивались на них, как на учителей веры, и притом они во время гонений считали долгом первым отозваться на защиту веры, обличить мучителей, укрепить христиан и утешить в страданиях. Были в мученичестве мужья и жены, юноши и девицы, даже малые дети, были целые семейства. Чтоб увеличить тяжесть мучений и поколебать твердость христиан, мучители часто мучили мужей пред глазами жен, жен пред мужями, родителей пред глазами детей и детей пред родителями. Но тут-то обнаружилась вся любовь мучеников ко Христу. Жены ободряли на страдание мужей, родители радовались мучению детей, зная что чрез это дети их достигнут венцов славы на небе, даже дети нередко ободряли родителей на мучение, боясь чтоб из жалости к ним, остающимся сиротам, родители не захотели избегнуть преждевременной смерти изменою вере своей. Случалось и так, что в семействе муж, отец, кто-либо из братъев были язычники, а жена, сын или дочь, прочие братья и сестры, были христиане. Тут-то, по предсказанию Спасителя, происходило то, что мужья восставали на жен и мучили их, родители терзали своих детей, братья – братьев и сестер. Но угрозы и муки от своих кровных не колебали христиан в вере, так же как и мольбы, слезы самых дотоле любимых и дорогих сердцу их лиц, как то: мужей, жен, родителей и проч. Христа они любили больше отца, матери, детей, братьев. Припомните тут, а не знающие узнайте хоть житие св. Великомученицы Варвары, замученной своим отцом язычником. Были, однако ж, примеры, что некоторые христиане не выдерживали мучений и соглашались на требование язычников почтить их языческую веру, их ложных богов. Но таких христиан чуждались все прочие христиане, как отверженных, погибших. Невыносимо было это состояние для несчастных отступников. Они глубоко каялись, просили прощения у христиан, у Церкви и, большею частию, заглаждали свое отступничество мученичеством, на которое сами вызвались.

Что же? достигли ль гонители и мучители христиан того, чего хотели? истребили ль они веру Христову? Не только не истребили, а еще укрепили и более утвердили ее. От Христа и апостолов до св. царя Константина, в течение почти 800 лет беспрерывно давили и гнали веру Христову. И будь она делом человеческим, а не Божиим, она, конечно, не устояла бы против сильной еще тогда веры языческой. Но она – дело Божие, за нее и ее последователей сам Бог, потому она не только не уступила старой вере языческой, но и посрамила и совсем победила ее. Как же это вышло так? Конечно, не без особенной помощи Божией... Одна уже эта ничем несокрушимая и непобедимая сила и твердость, какую давал Господь своим исповедникам и мученикам, с которою они не только не боялись никаких на свете мук, а еще сами желали и искали их, одна эта уже, говорю, сила заставляла людей призадумываться над новою верою и склоняться на ее сторону. Часто случалось, что лютейшие гонители и мучители христиан, поражаясь их мужеством и терпением, вдруг, как бы против своей воли, сами делались христианами и становились мучениками за ту самую веру, за какую прежде мучили других. Но Господь являл и другие, более видимые и поразительные, знамения и чудеса в своих мучениках и исповедниках. Изобьют, бывало, напр., изувечат, оставят чуть живым св. мученика и бросят до следующего утра в подземную тюрьму. На другой день приводят его снова на суд; но св. мученика и узнать нельзя: он здоров, бодр, весел и смел как прежде, как будто с ним ничего и не бывало. Или ведут св. мученика на костер и зажгут костер. Вдруг польет с неба сильный дождь – огонь потушен и мученик спасен. Еще: бросят мученика на съедение лютым зверям, а звери, вместо того, чтоб растерзать его на куски или съесть живым, только оближут Его раны, и он остается целым и невредимым. Или еще: урежут св. исповеднику язык, чтоб он перестал возвещать веру Христову; но Господь даст ему снова язык, и исповедник еще громче, еще охотнее и дерзновеннее исповедует свою веру и возвещает всем Христа, совершившего над ним явное чудо. Много таких и подобных чудес являл Господь в своих св. мучениках; но Он же видимо прославлял их, чудодействовал чрез них и после их смерти. Сохранят напр., христиане одежды св. мученика, какие он носил при жизни, или соберут кости, оставшиеся от него после ero смерти, и этими свящ. останками исцеляют больных разными болезнями, часто исцеляют даже того самого мучителя, который замучил св. мученика. Понятно, как действовали все эти чудеса на тех, кто видел их. И гонители христиан, если они не совсем еще были бесчувственными и бессмысленными, сами принимали христианскую веру. Так дивно Господь поддержал свою веру чрез то самое, чрез что неверующие думали поколебать ее; так премудро распространил Он ее в тех самых душах, которые решились, было, уничтожить ее! Исполнилось, таким образом, древнее отеческое слово: «Кровь мучеников есть семя новых христиан» (Тертуллиан). То, что апостолы посеяли и насадили, т.е. Христову веру и Христову церковь, св. исповедники и мученики удобрили своим потом и кровию. И вера и церковь после этого начали возрастать еще скорее и быстрее и теперь, распространились почти по всему миру. По вере в такую силу мученической крови, древние христиане любили строить храмы на гробах мученических, вообще на местах мучений их. По этой же вере и теперь на престоле всегда есть антиминс с частицами мощей мучеников и вообще святых.

Было ли гонение на св. веру у нас, на Руси, и были ль у нас св. мученики? Было, братие мои, были и св. мученики. Первыми св. мучениками у нас были два христианина, отец и сын, по имени Феодор и Иоанн. Это было тогда, когда князь Владимир был еще в языческой вере и ревновал по ней. Хотел он принесть жертву своим богам или идолам, жертву человеческую, т.е. заколоть и сжечь какого-либо человека пред идолами, ибо таков был безумный и мерзкий обычай языческой службы наших предков. По наущению язычников жребий пал на молодого христианина Иоанна. Отец не выдавал его. «Пусть ваши боги сами придут и возьмут его», – сказал он. – «А это не боги, – продолжал он, – а истуканы, сделанные из камня, дерева руками человеческими. Один есть Бог, Бог христианский, который создал небо, землю и все, что в них. Бог, которому служат греки», – так он сказал, братие, потому, что сам принял веру Христову в Греции, которая была тогда ближайшая и наиболее известная Руси страна христианская. Озлобленные смелым ответом Феодора, язычники подрубили сени его дома и под развалинами убиты отец Феодор и сын Иоанн. Это было в Киеве на том месте, где стоит теперь церковь Десятинная, построенная св. Владимиром. Он помнил св. мучеников Феодора и Иоанна. Слова Феодора, видно, дошли до его ушей и были одним из первых лучей света, разогнавшего в нем тьму языческую. Так и у нас кровь мучеников была семенем новых христиан. Скоро после св. Владимира явились у нас и другие мученики, напр., сыновья его св. Борис и Глеб, скончавшиеся за 850 лет до нашего времени. Потом, чрез два с лишним века, когда землею русскою овладели неверные татары, то русским христианам нередко приходилось твердо исповедать пред ними свою веру и страдать за нее. Так напр., пострадал св. Михаил, квязь черниговский, и боярин его Феодор. Когда потом Западная Русь подпала власть языческой Литвы, укрепившейся в Вильне, то явились и тут из самых даже литовцев, принявших русское христианство, смелые исповедники его и мученики таковы, напр., Виленские св. мученики Иоанн, Антоний и Евстафий. Как назидательно было бы вам, братие, прочитать и узнать от читавших жития и страдания как названных здесь, так и других мучеников родной нашей церкви! Даст Бог, я и сам когда-либо раскажу их вам. Теперь же попрошу вас, братие, по крайней мере, помнить, что и русская земля в разных концах своих освящена кровию мученическою, хотя и не в таком обилии, как, напр., земля греческая, где изначала и сотни лет лилась кровь христианская. Были и у нас, хотя немногочисленные, но по истине доблестные мученики, доказавшие, что и русские христиане умели стоять и умирать за веру, когда то было нужно.

Теперь, братие, не преследуют нас за веру Христову. Вера сия защищенная, как бы отвоевавная мучениками, господствует в мире. Но не тем ли более должны мы любить ее, дорожить ею, исповедовать ее не только пред нехристианами, если ли бы то приходилось нам, но и пред христианами, неведущими или маловерными. Более же всего постараемся свидетельствовать ее своею доброю и святою жизнию; тогда и нам достанется то небесное блаженство, какое стяжали мученики тягчайшими страданиями, кровию, смертию. Будем подражать любви их к Господу и к святой вере нашей, и они помолятся о нас Господу, которому они любезны, как други Его, положившие жизнь за Него, от Которого получили они венцы славы на небе. «Святии мученицы! добре страдавшии за Христа на земли и венчавшиеся от Него венцами славы на небеси, молитеся ко Господу спастися душам нашим! Аминь».

18. Беседа о св. подвижниках

Живем мы, слушатели благочестивые, в суете и мирских заботах и за суетами и мирскими заботами часто и Бога забываем. Утром встанем, чем бы подумать о Боге, о чем первая мысль, первая забота? О жене, о детях, о доме, о домашнем хозяйстве, о том, что работать, чем хлеб себе добывать, а подчас, пожалуй, и о том, как человека обидеть, как ближнего притеснить, как другому убыток, а себе пользу сделать, как прихоть свою исполнить или грех какой совершить. Кружимся мы целый день, среди земных забот и помыслов, как лист, оторванный ветром или как лодка, носимая волнами в бурную погоду. Да и ночью, когда утомившись от дневных работ ляжем спать, земная суета не оставляет нас, и во сне снится нам то, о чем думаем наяву: все житейские заботы, да работы, да хлопоты, да грех. Так течет вся жизнь наша!

И не мудрено! «Где сокровище ваше, там будет и сердце ваше», – сказал Христос Спаситель (Мф.6:21). То есть, где у человека самый любимый предмет, туда его и тянет, туда его и мысли, и желания, и намерения направлены. А у нас, где сокровище наше? Скажите по совести, православные христиане! у иного сокровище в жене и детях, у другого – в деньгах, а у иного – стыд сказать – в вине. Кто что любит, тот про то и думает, о том и заботится. Не к тому я, впрочем, веду речь, христиане православные, чтобы укорять вас за мирские и житейские заботы и помыслы. (В мире живем, нельзя нам вовсе и не думать о мирском). Я хочу только рассказать вам теперь, как жили на земле преподобные отцы наши, святые подвижники, которых св. церковь называет земными Ангелами и небесными человеками, которые паче всех благ земных Христа возлюбили, у которых сокровище на небесах было; и которые, как вольные птицы, стремились к небу, тогда как мы, грешные, как черви, по земле ползаем.

Не говоря уже о древних ветхозаветных подвижниках пророке Илии и Иоанне Предтече, которые жили в пустыне, не имея ни семейства, ни имущества, Сам Господь наш Иисус Христос своим Божественным примером освятил образ жизни, чуждый мирских забот и житейской сует. «Лисицы имеют норы, – говорил Спаситель, – и птицы небесные – гнезда, а Сын Человеческий не имеет где приклонить голову» (Лк.9:58). "Моя пища, – говорил Спаситель в другой раз, – есть творить волю Пославшего меня и совершить, дело Его» (Ин.4:84). Такой же образ жизни, чуждый суеты и земных пристрастий и направленный единственно к исполнению воли Божией, Спаситель завещал и своим последователям. Отпуская Апостолов на проповедь, Спаситель говорил им: «Не берите с собою ни золота, ни серебра, ни меди в поясы свои, ни сумы на дорогу, ни двух одежд, ни обуви, ни посоха. Ибо трудящийся достоин пропитания» (Мф.10:9–10). «Даром получили, даром и давайте» (Мф.10:8).

После того как апостолы проповедали по всей вселенной христианскую веру, после того как мученики утвердили и запечатлели ее своею кровию, претерпев ради Христа всевозможные мучения, после того настали для церкви Христовой времена мирные и спокойные, которые – благодарение Богу! – продолжаются и поныне вот уже около полутора тысяч лет.

С тех пор люди благочестивые и хотевшие ревностно и усердно служить Богу стали оставлять грешный мир с его суетами и соблазнами и удаляться в пустыни, где или жили поодиночке, терпя все неудобства одинокой жизни, или соединялись в общежительные монастыри, подчиняясь воле одного начальника – игумена. Таких подвижников много было в Египте, в Палестине, где жил и страдал Христос, и на св. горе Афонской. Как в первые времена христианства св. мученики ради Христа терпели всевозможные страдания, так впоследствии св. подвижники ради Христа подвергались всевозможным бедствиям и лишениям. Они всячески изнуряли плоть свою, мало ели и пили, мало спали, постоянно молились, постоянно трудились, всякие неприятности и неудобства терпели со благодарением, и все такого рода подвиги считали еще недостаточными. «Будущая жизнь, – говорил св. Антоний великий, основатель и начальник монашеского жития, – обещается нам за дешевую цену, за восемьдесят, много за сто лет жизни обещается царство бесконечное, блаженство вечное. Посему, отказавшись от земных благ, никто не должен превозноситься, как будто многим пожертвовал...». Несмотря на все неудобства и лишения своей самоотверженной жизни святые подвижники находили себе в этой жизни утешение и спокойствие – залог будущего вечного блаженства. Послушайте, как изображает монашескую жизнь, св. Иоанн Златоустый. «Между монашескою и мирскою жизнию, – говорит он, – такое же различие, как между пристанью и морем, непрестанно волнуемым ветрами. Нет у иноков никаких возмущений душевных, все тихо, все мирно, везде великая тишина, великое безмолвие. Постелию инокам служит трава, многие спят не имея крова, а небо служит им вместо крова, а луна вместо светильника. У них нет господина и раба, все рабы и все свободные. Они рабы друг другу и владыки друг над другом. Там не говорят: это мое, это – твое. Оттуда изгнаны эти слова, служащие причиною безчисленного множества распрей. с наступлением вечера инокам не о чем сокрушаться: не нужно запирать дверь, бояться разбойников. Разговор их исполнен такого же спокойствия; они всегда разговаривают о будущем, и как бы не здешние, как бы переселившиеся на небо и там живущие всегда рассуждают о небесном». Из древних святых подвижников особенно прославлены Богом св. Антоний великий, св. Пахомий великий, св. Макарий великий, св. Феодор Студит, а также св. Иоасаф, царевич индийский и св. Алексий, человек Божий, – о которых вы конечно что-нибудь слыхали, христиане православные.

И в нашем православном отечестве, как только принята была христианская вера, явились и святые подвижники. Вблизи Киева, – матери городов русских, преподобные отцы наши Антоний и Феодосий основали печерский монастырь. Печерским называется этот монастырь оттого, что монахи сначала жили в нем не на поверхности земли, а в пещерах, нарочно выкопанных для того, чтобы св. подвижникам, укрывшись от света, удобнее было сосредоточиваться в самих себе и возносить ум и сердце к Богу. Бывали ли вы когда, слушатели благочестивые, в киевских пещерах, где ныне почивают прославленные Богом св. мощи печерских угодников Божиих? Эти пещеры – тесные и мрачные проходы, вырытые под землею. И в них-то затворялись св. подвижники, вкушая по просфоре в день и пия воду в меру и изнуряя тело свое ради Христа. Кроме печерской Лавры были основаны святыми русскими подвижниками и другие знаменитые монастыри. Преподобный Сергий Радонежский основал Троицкий монастырь в глубоком лесу в 60 верстах от Москвы. Преподобные отцы наши Зосима и Савватий построили Соловецкий монастырь на островах Белого моря в стране суровой, пустынной и холодной. И доныне благочестивые люди ходят на Богомолье к угодникам печерским, в Троицкий Сергиев монастырь и к Соловецким чудотворцам.

Рассмотрим теперь, в чем состоит сущность монашеской жизни и отличие ее от мирской? Преподобных подвижников св. церковь называет земными Ангелами. Пострижение в монашество называется приятием Ангельского образа. Отчего так? Очевидно оттого, что монахи живут подобно Ангелам. Чем же именно? Ангелы не женятся, не посягают; монахи также. Ангелы не имеют никакого имущества, монахи также. Ангелы всегда беспрекословно исполняют волю Отца Небесного, и не имеют своеволия и прихотей; монахи – также. И при самом пострижении в монашество иноки давали обет уподобиться своею жизнию Ангелам, в частности, давали и дают обет девства, нищеты и послушания.

Свято и строго истолнялись эти великие и трудные обеты преподобными отцами нашими, древними св. подвижниками. Представим тому несколько примеров.

Посмотрите, как соблюдался св. подвижниками обет девства. Св. Иоанн Многострадальный, печерский подвижник, был обуреваем плотскими страстями. Много усилий он делал, чтобы подавить в себе чувственность: затворился в пещере, подолгу постился, надевал на себя тяжелые цепи, наконец, закопал себя по грудь в землю и в таком доложении жил и умер, сохранив свою непорочность. И доныне в киевских пещерах стоят его св. мощи, дополовины врытые в землю.

Послушайте, как преподобные отцы наши соблюдали обет нищеты. Бывали ли вы когда в Троицкой Сергиевой Лавре? Так вы могли бы увидеть одежду и церковную утварь преподобного Сергия. Какая бедная утварь! Святые сосуды – деревянные, ризы – крашенинные, башмачки чудотворцевы – худые, кожаные. В печерском монастыре также по временам не бывало ни хлебов для трапезы братии, ни вина и елея для богослужения. И преподобный Феодосий утешал братию, говоря: «Если Бог в древности посылал манну в пустыне непокорному народу еврейскому, то конечно, не оставит рабов своих, служащих Ему день и ночь». И возлагаемая на Бога надежда преподобного не оставалась тщетною. Не оттого, впрочем, были бедны св. подвижники, что им неоткуда было взять и некому было им помочь, но оттого, что сами себя они подвергали произвольной нищете. Св. Макарий Александрийский, когда приходили к нему воры, сам помогал им выносить из кельи его скудное имущество. В египетских монастырях был однажды такой случай. Умер монах, и у него нашли по смерти несколько монет. Долго братия думали, что с ними делать. Иные советовали отослать родным, другие – раздать нищим., наконец, Пиамва, Макарий и другие старейшие подвижники сказали: «Сребро его да будет с ним в погибель». И приказали закопать деньги вместе с покойником. с этого случая такой страх напал на братию, что всякий боялся иметь при себе даже малейшую монету.

Послушайте, как преподобные отцы наши хранили обет послушания. Один египетский старец, желая испытать послушание своего ученика, велел ему посадить в землю и поливать палку, которою мешал дрова в печи. Ученик не обратил внимания на то, что палка была совершенно суха, и один конец ее обгорел, посадил и три года поливал ее под палящими лучами египетского солнца. Чрез три года палка процвела, дала плод и старец, срывая его, сказал: «Вот плод послушания!»

Но быть может кто-нибудь из вас скажет или подумает: «Что толку из того, что иноки умерщвляли плоть свою, жили в девстве, в нищете, послушании? Какую пользу принесли они этим для человеческого общества?» Не говорите так, братие мои! Правда, св. подвижники мало заботились об общественном благосостоянии, точно также как мало заботились о временной жизни вообще, но тем не менее они были очень полезны для человеческих обществ. Христос Спаситель сказал: «Ищите прежде царствия Божия и правды его, и сия вся приложится вам» (Мф.6:33). А так как св. подвижники, прежде всего, искали единого на потребу, искали царствия Божия, то ими по неложному слову Спасителя достигались и все другие благия цели земного существования. Св. подвижники оказывали великую пользу для церкви Божией. Для церкви Божией всего нужнее добрые и благочестивые архиереи. А такие архиереи с древних времен избирались из монашествующих. Святые и великие учители и святители Василий Великий, Григорий Богослов, Иоанн Златоустый до своего святительства были иноками. В нашем отечестве московские святители и чудотворцы Петр, Алексий, Иона и Филипп, св. Димитрий митрополит Ростовский, святители Воронежские Митрофаний и Тихон до своего архиерейства прошли тройной монашеский обет девства, нищеты и послушания. Святые подвижники были весьма полезны и для Отечества. Была для нашего православного Отечества тяжелая пора. Угнетали его злые татары, без пощады мучили народ христианский. Боялись русские стать против них, считая их непобедимыми. Тогда преподобный Сергий чудотворец благословил великого князя Димитрия биться с татарами и обещал ему победу. Действительно по молитвам преподобного Сергия. Димитрий Донской разбил татарского полководца Мамая с бесчисленным войском на поле Куликовском, и русские убедились на опыте, что и татар побеждать можно. Была для нашего отечества другая смутная година. Не было законного всеми признаваемого царя. Явилось много самозванных царей, ложно называвших себя именем убиенного царевича Димитрия. Народ не знал, кого слушать, везде были смуты и беспорядки. А злые соседи, пользуясь неустройством России, опустошали беззащитную страну. Казалось, погибало наше Отечество. Но из Свято-Троицкой Сергиевой Лавры воссиял луч спасения. Шестнадцать месяцев выдерживала Лавра осаду поляков. И мужество монахов ободрило мирян. Вслед Затем из Троицкой Лавры были рассылаемы грамоты, убеждавшие русский народ соединиться, изгнать иноплеменников и выбрать себе всею землею законного царя. Грамоты имели свое действие; русские люди под руководством Минина и Пожарского соединились, изгнали врагов и единодушно выбрали себе в цари Михаила Феодоровича Романова, потомки котораго благополучно царствуют и до сего дня. Много дользы приносили св. подвижники и для общества своими наставлениями и примером благочестивой жизни. К преподобному Феодосию Печерскому, к преподобному Сергию Радонежскому приходили князья, бояре и простые люди и получали от их бесед душевную пользу. В старые, грубые, непросвещенные времена почти только в монастырях и могли находить наши предки и пример истинной христианской нравственности, и врачевство душевных и телесных болезней, и сокровища душеспасительных книг. Во время общественных бедствий монахи являлись Ангелами Утешителями бедствующего народа. В печерском монастыре доныне почивают мощи преподобного Прохора Лободника, который во время голода пек сладкие хлебы из лебеды, превращал пепел в соль молитвою своею и раздавал неимущим.

Так-то справедливы слова апостола: «Благочестие на все полезно есть» (1Тим.4:8). И слова Спасителя: «Не может град укрытися, верху горы стоя» (Мф.5:14).

Не думайте, впрочем, братие мои, что в монашестве только можно угодить Богу, а в мирской жизни – нельзя. Не платье спасает человека, а добрые дела. Не за то прославлены Богом преподобные отцы наши, что они ходили в черной рясе, а за то, что исполняли волю Божию. «Чадо! – сказал один святой подвижник мирянину, который жаловался, что в мире спастись нельзя, – чадо! место не спасет человека и не погубит; одни дела спасают и погубляют. Саул жил посреди великолепия царского, и погиб; Давид жил посреди того же великолепия и принял венец; Лот жил посреди беззаконных Содомлян и спасся; Иуда находился в лике апостолов и наследовал геенну. Авраам имел супругу и детей,... однако, сие не препятствовало ему приобресть имя друга Божия. Напротив того, если кто и удалится в пустыню, а злых дел, или злого произволения далече за собою не оставит, погибнет неминуемо». В житии св. Макария египетского читаем такой рассказ: «Однажды пришла в голову преподобному Макарию горделивая мысль о собственной святости. Но Господь открыл ему, что есть в городе две женщины, которые, живя в мире, более угождают Богу, чем св. Макарий. Св. старец пошел в город, отыскал этих женщин и распросил их, как они живут. Они рассказали, что 15 уже лет, как они вышли замуж за двух братьев и за все это время жили в любви и согласии, всегда исполняли волю мужей и старались не произносить ни одного праздного слова. И св. Макарий молил Бога, чтобы Он сподобил его жить в пустыне, как живут эти женщины в мире». Итак, православный христианин, кто бы ты ни был, земледелец или пастух, солдат или ремесленник, верь, что, если ты живешь по заповедям Божиим и честно исполняешь свои обязанности, то тот же Господь, который спасал св. подвижников в монастырях, спасет и тебя среди твоей мирской жизни.

Есть, однако же, между нами такие пустосвяты, которые избегая тяжкой рабочей жизни, ходят по богомольям, или поселяются в монастырях, чтобы под личиною благочестия работать своему чреву, и жить праздно. К ним-то идет старая пословица: «Ни Богу, ни людям». Таких людей св. церковь весьма не хвалит. Не будем же, христиане православные, ставить для себя благочестие предлогом к лености. Будем прилежно трудиться по заповеди Божией, данной праотцу адаму: «В поте лица твоего снеси хлеб твой» (Быт.3:19). Будем честно исполнять обязанности того звания, в котором Господь судил жить нам, по слову апостола: «Кийждо в звании, в немже призван бысть, в том да пребывает» (1Кор.7:20), и Господь Бог молитвами преподобных отец наших да помилует и спасет всех нас своею благодатию.

19. Беседа первая о святителях и отцах церкви.

Бывая в церкви, вы, братие, каждый раз слышите, как я во всех службах поминаю имя нашего архипастыря и святителя имярек: поминаю на вечерни, утрени в ектениях, также на обедни в ектениях, на великом входе, после песни «Достойно есть…», поминаю на молебнах и других службах. Так поминают нашего архипастыря и во всех церквах нашей епархии. В других епархиях также поминают своих святителей архипастырей, иначе – архиереев: епископов, архиепископов, митрополитов. Если бывали вы на архиерейском служении, то могли видеть, как в этом торжественном и благолепном служении, лицо самого святителя окружено особенным почитанием, ознаменовано некоторым священным величием. Но, не говоря о других выражениях того особенного почета, какой дается в Церкви христианской святителям, я поспешу отвечать на вопрос, который, вероятно, вы уже готовы бы сделать мне, а именно: почему это дается в церкви Христовой такой почет ее святителям или архиереям? Потому, что служение или звание святительское или архиерейское имеет высокое достоинство, великое значение в церкви Божией!

Чтобы видеть это, я скажу вам, братие мои, о том, кто и для чего установил святительское или архиерейское, епископское служение в церкви, и еще более о том, какие блага принесло оно церкви Христовой.

Итак, кто установил святительское служение в Церкви? Тот, кто основал на земле и самую Церковь, т.е. сам Господь наш Иисус Христос. "Он, – говорит св. Павел, – поставил одних апостолами, других пастырями и учителями» (Еф.4:11). Как же поставил? Сперва поставил Он самых св. апостолов и дал им заповедь распространять св. веру, сообщать верующим дарованную им благодать, Св. Духа, учить их, управлять ими, устраивать их общества или церкви, устраивать и всю Церковь, весь мир христианский. Таким образом, св. апостолы были наместниками Христовыми в Церкви Божией. Потому Христос и сказал им: «Слушающий вас, Меня слушает, отметающий вас, Меня отметается... Что вы свяжете на земли, будет связано на небеси; и что вы разрешите на земли, будет разрешено на небеси» (Лк.10:16; Мф.18:18). Св. апостолы, основав в разных странах общества или Церкви христианские, поставляли для них кроме диаконов и пресвитеров или священников еще епископов или святителей. И их-то и сделали апостолы главными преемниками своего великого служения, чтобы после них епископы продолжали то, что начали, основали сами св. апостолы.

Так братие! Епископское или архиерейское служение наследовало в церкви Божией служению апостольскому. Епископы – преемники апостолов, апостолы – наместники Христовы, потому и епископы также наместники Христовы. Они носят на себе образ Господа Иисуса Христа, который и сам в слове Божием называется пастыреначальником, также великим архиереем, прешедшим небеса. Начавшись οт Христа и апостолов, великое служение архиерейства, т.е. верховного священства непрерывно продолжалось и продолжается в церкви Христовой. Апостолы предали, как сказано, благодать сего служения поставленным от них епископам, те предали ее своим преемникам. И так далее и далее, из века в век до наших дней. Таким образом, звание епископское или святительское всегда было и есть в церкви Божией – звание Богоучрежденное.

Чтобы напомнить людям о таком высоком значении святительского звания, Господь благоволил по временам давать особенные откровения или знамения, которые свидетельствовали, что Он сам выбирает, призывает достойных людей на это священное служение. Вот что говорится об избрании на святительство св. Епифания. Когда на острове Кипре скончался архиепископ, т.е. старший епископ, то епископы этой страны сошлись на собор, чтобы избрать преемника ему. Был в среде их престарелый епископ Папий. Пятьдесят лет был он на епископстве. Был муж святой и прозорливый, сподобившийся исповедать Христа пред неверными и пострадать за Него. Потому епископы особенно почитали его. Теперь обратились они к нему с просьбою: «Помолись ты прилежно Богу! Мы верим, что Он откроет тебе человека достойного быть архиепископом». Св. Папий затворился в келии своей и усердно молился Богу. Внезапно облистал его свет и он услышал голос: «Встань Папий и иди на торг, там увидишь инока (т.е. монаха), покупающего плоды, именем Епифания и с ним два ученика его: того возмите и поставьте себе в архиепископа!» Папий передал об этом епископам и вместе с тремя из них, поддерживаемый двумя диаконами, направился к торгу. Там в эту пору точно находился Епифаний, бывший простым монахом и пришедший в двумя учениками своими покупать плоды; ибо тогдашние монахи, по строгому постничеству, питались большею частию плодами, овощами, ягодами, каких было очень много в тех странах. Не был он известен епископам, не знал их и сам. Завидев Епифания, Папий узнал его Духом Святым и сказал: «Отче Епифаний! Иди с нами в церковь». Епифаний последовал за ним, вошел в церковь и увидел целый собор епископов, которые сказали ему: «Отче Епифаний! Бог послал тебя нам, чтобы ты был архиепископом для всей страны нашей». С удивлением и страхом слушал это Епифаний, со слезами отказывался от святительства, почитая себя недостойным такого великого сана. Но когда св. Папий сказал ему о бывшем откровении, Епифаний поклонился ему, покорился воле Божией, скоро потом посвящен на архиерейство страны кипрской, в котором и прославился великими делами святительского служения. Еще пример. В древнем городе Медиолане скончался епископ. Христиане этого города по частям собирались в церковь, чтоб избрать нового епископа. К сожалению, были между ними люди недоброй веры и мысли, которые хотели избрать епископа от своей стороны. Отсюда выходили смуты в церковных собраниях. Чтобы унять их, послан был Амвросий, гражданский сановник, бывший еще в числе оглашенных, т.е. готовившихся к св. крещению. Был он человек мудрый, твердый, правдивый. Когда, вошедши в собрание, стал он уговаривать народ к согласию, тишине, вдруг грудное дитя, с которым пришла сюда одна христианка, громко сказало: «Амвросия епископом!» За дитятей весь народ стал возглашать: «Амвросия епископом! Амвросия епископом!» Как после того ни отказывался, как ни укрывался Амвросий, почитая себя недостойным такой неожиданной и высокой чести, а все-таки должен был, наконец, покориться голосу народа, христианского, в котором признал для себя голос Божий, голос самого Господа, благоволившего откръгть волю даже из уст сущего младенца! Так различно являл Господь волю в избрании святителей. Часто назаменовал Он своих избраников на святительство еще при их детстве, отрочестве, чтобы заранее приготовить их к великому служению. Лет около 500 тому назад жила в московской стороне одна благочестивая семья боярская, у которой был сын Елевферий. Отдали его учиться грамоте. Однажды, – это было на 12-м году возраста его, – забавлялся он в пустынном месте ловлею птиц и, раскинувши сети или силки, заснул. В эту пору был ему свыше голос: «Алексий! зачем напрасно трудишься? Я сделаю тебя ловцом человеков!» Проснувшись от этого голоса, отрок никого не видел. И был он с той поры в великом раздумьи о том, что будет значить этот голос. Возлюбил он Бога, оставил дом родителей, отказался от женитьбы и посвятил себя на служение Господу. Чрез несколько лет постригся он в монашество с именем Алексия, какое дано было ему в том чудном голосе. В последствии был он поставлен в епископа, а потом и в митрополита всея Руси. Так стал он «ловцом человеков»! Это название Господь давал и самим апостолам, когда, увидя Петра и Андрея, бывших еще рыбаками и закидывавших сети в озеро, сказал: «Идите за Мною; Я сделаю вас ловцами человеков!» (Мф.4:19). Подобно апостолам, и преемники их – святители уловляют людей Христу, приобретают их для веры, для Бога, для царствия Божия.

Я мог бы представить вам, братие, еще много примеров на то, как Господь являл свои откровения и знамения при избрании и посвящении достойных лиц на святительство. Бывали такие знамения всегда, могут, конечно, бывать и теперь, хотя вообще чрезвычайные знамения Божии теперь не так часты и явны, как в древности. Но не при видимых только знамениях является благодать Божия; чаще или, лучше сказать, обыкновенно даруется она людям невидимо или тайно, особенно в тех священных проводниках благодати, какие называются таинствами. Таково и таинство священства, высшею ступенью которого есть преосвященство или святительство, епископство. Это великое таинство установлено апостолами. Поставляя епископов на свое служение, апостолы, имевшие в изобилии благодать или дар Св. Духа, сообщали его и епископам, как епископы, а в начале и сами апостолы, сообщали, в своей мере, этот дар также пресвитерам и диаконам. Об этом-то даре писал св. Павел к Тимофею, которого поставил епископом в г. Ефесе. «Напоминаю тебе, чтобы ты разжигал дар Божий, который в тебе от моего рукоположения. Храни драгоценный залог Духа Святого, живущего в нас» (2Тим.1:6, 14). Этот-то драгоценный дар священства сохраняется и передается преемственно чрез рукоположение святительское, как чрез вечно текущий и непрерывающийся ручей. Я, смиренный пастырь ваш, никогда не перестану с умилением вспоминать те знаменательные слова, какие произносил надо мною рукополагавший меня архипастырь. «Божественная благодать, – говорил он, – всегда немощная, врачующая и оскудевающая восполняющая, пророчествует благоговейного имярек во священника: помолимся о нем, да приидет на него благодать всеСвятого Духа!» Это же тайнодейственное призывание произносится и при посвящении на епископство, какое посвящение бывает однако ж торжественнее и совершается не одним, а несколькими епископами в знак того, что епископству даруется большая, высшая благодать духовная, сообразно высоте его священного звания или служения.

В чем же состоит это звание? Для чего оно установлено? Ha этот вопрос уже нет надобности много говорить вам после того, что я уже сказал, особенно после того, как вы знаете, что епископство есть продолжение апостольства, что епископы – преемники апостолов, наместники Христовы. Итак, я, вкоротке, укажу вам лишь на главные дела епископского служения.

Епископы, во-первых, учители веры. Как преемники апостолов, они выполняют ту заповедь, какую дал Господь апостолам, когда сказал: «Идите, научите все народы, крестя их во имя Отца, и Сына, и Святого Духа, уча их соблюдать все, что я заповедал вам» (Мф.28:19–20). Апостолы в свою очередь поручали дело учительства епископам: «Что слышал ты от меня, – писал св. Павел епископу Тимофею, – то передай верным людям, которые бы способны были и других научить... Проповедуй слово, настой во время и не во время, обличай, угрожай, увещевай со всяким долготерпением и назиданием» (2Тим.2:2, 4:2).

Епископы, во-вторых, – святители. Св. апостолы, сказал уже я, сообщали верующим чрез возложение рук своих благодать Св. Духа и тем освящали их, обновляли, укрепляли для новой святой жизни по вере. Эту власть освящать верующих они передали по преимуществу епископам, чтобы они передавали ее пресвитерам, иереям. Поставив св. Тита епископом в Крите, св. Павел писал ему: «Я для того оставил тебя в Крите, чтобы ты недоконченное привел в порядок и устроил по всем городам пресвитеров» (Тит.1:5). Мы, смиренные иереи, совершаем для вас, братие, великие и спасительные таинства – крещение, покаяние, причащение и др. Не забывайте же, что сия свящ. власть, которую имеем мы, хотя и недостойные, исходит к нам от епископов, преемников тех, кому сказано: «Что свяжете на земли, будет связано на небеси, что разрешите на земли, будет разрешено на небеси» (Мф.18:18). Так, епископы не для нас только архиереи, т.е. первосвященники, священноначальники, они святители и для вас, для всех христиан. Чрез них нисходит на всех нас, на всю церковь благодать Божия, духовно возраждающая, освящающая верующих. Вот почему еще древние св. отцы говорили: «Церковь в епископе и епископ в церкви».

Епископы, в-третьих, суть, пастыри, или правители церкви. Сам Господь, называет себя пастырем добрым, верующих – овцами и агнцами, а церковь – стадом, т.е. обществом верующих. Пастырство свое Он предал апостолам. Так св. Петру Он, говорил: «Паси агнцев Моих, паси овец Моих!» (Ин.21:15–16). Апостолы предали пастырство это епископам и пресвитерам, как говорит к ним св. Павел: «Внимайте себе и всему стаду, в котором Дух Святой поставил вас блюстителями, пасти церковь Господа и Бога, которую Он приобрел Себе кровию своею» (Деян.20:28). Пасти церковь значит смотреть за нею, блюсти ее от всяких искушений, напастей, беспорядков. И вот отсюда то самое слово – епископ, слово греч. значащее «смотритель», «блюститель». Оттого епископы с давних времен посещали, осматривали свои паствы, что заповедали апостолы: «Пасите Божие стадо, какое есть у вас, – говорит св. Петр, – посещая его не принужденно, а охотно, не для гнусной корысти, но из усердия» (1Пет.5:2). Смотря за церковию, епископы должны были управлять ею, приводить все в порядок, устройство, чтобы все было в церкви Божией благообразно и по чину. «Для того я оставил тебя в Крите, – писал св. Павел епископу Титу, – чтобы ты недоконченное привел в порядок» (Тит.1:5). Отсюда епископы назывались еще «строителями дома Божия, ибо церковь есть дом Божий, также «домовладыками», «владыками», «господинами», ибо носят на себе образ Владыки и Господа, пастыреначальника и великого архиерея Иисуса Христа.

Наконец, все эти названия святителей соединяются в одном общем названии отцов, потому что чрез них, как первых и главных раздаятелей благодати Божией, мы возрождаемся и воспитываемся для жизни духовной, чтобы быть нам чадами Божиими, чадами церкви Божией. «Тот не может назвать Бога Отцом, кто не имеет церкви материю», – говорил священномученик Игнатий Богоносец, ученик св. апостола Иоанна. Но из неисчислимого сонма святителей, бывших в мире христианском, св. Церковь выделяет лик избранных мужей, которым по преимуществу усвояет высокое имя отцов церви. Они-то, особенно, донесли великие труды, принесли драгоценные блага для св. Церкви и веры, почему вера сия, вера Христова, апостольская, называется также верою отеческою. Но об них будет следующая беседа моя к вам, братие! Эту же беседу, закончу пламенным желанием, чтобы все мы, как духовные дети наших архипастырей-святителей, теснее соединились с ними сердцем и духом, соединились в вере, любви ко Христу, к Его церкви в жизни святой, а затем соединились с ними и в царствии Божием, чтобы каждый из них мог там сказать пастыреначальнику Иисусу Христу: «Вот я и дети, которых дал мне Бог!» Аминь.

20. Беседа вторая о святителях и отцах церкви.

Оканчивая прошлую беседу, я обещал побеседовать с вами, братие, о тех славных в церкви Божией святителях, которым по преимуществу усвоено название отцов церкви и, целый собор которых воспоминается у нас в неделю св. отцов. В лике отцов церкви почитаются, впрочем, не одни святители. Есть в нем также пресвитеры или священиики, диаконы, миряне, подобно тому, как и в лике святых вообще есть люди всякого звания. Однако ж, святители Христовы в наибольшей мере наполняют собою избранный лик отцов церкви. И это не удивительно! Они были избраннейшие мужи в христианских обществах или церквах, Подобно апостолам, они-то особенно были солью земли, светом мира, были светильниками, поставленными на высоте, чтобы освещать всех. По заповеди апостольской они старались быть для всех верующих «образцом в слове, в житии, в любви, в духе, в чистоте». Вот почему, говоря об отцах церкви, я изображу их труды для Церкви Божией по тем главным делам святительского служения, на какие, если помните, указал в прошлой беседе.

Итак, св. отцы послужили церкви Божией, миру христианскому, во-первых, в деле учительства.

Начну здесь с того, что они, продолжая дело апостольства, распространяли в свете, веру между неверующими или язычниками, которых после апостолов оставалось еще несравненно более, чем христиан. Так, напр., о св. Григорие, который, спустя около 200 лет после апостолов был епископом в греческом г. Неокесарии, говорится, что, трудясь над обращением язычников этого города, он оставил по себе такое малое число их, как мало было число христиан при вступлении его на епископство. Но не в своих только городах и областях распространяли веру святители-отцы. Они сами ходили или посылали священников и др. проповедников в самые далекие страны. Из великого множества таких равноапостольных святителей, я упомяну вам о святителе, старавшемся о просвещении св. верою далеких предков наших славян, живших в стране по реке Дунае и называвшейся Скифиею. Это св. Иоанн Златоуст, бывший констант. архиепископом в конце 4-го и начале 5-го века по P. X. Он посылал сюда священников и учителей, и чрез них обратил многих ко Христу, так что сам с восторгом говорил: «Скифы славят Христа!» А блаженный Феодорит так говорил о нем: «Есть у тебя сродство с апостолами: ты первый воздвиг алтари у скифов, и тот, кто не сходил с коня, научился преклонять колена, стал повергаться на землю; нетрогавшийся слезами пленников, научился оплакивать, свои грехи!» Но еще много веков прошло до той поры, как предки наши славяне стали принимать веру не отдельными лицами, семьями, а целыми племенами, народами. Просветителями, апостолами их были славные и святые братья Кирилл и Мефодий, жившие за 1000 лет до нас. Они многих славян обратили к вере. Но апостольский подвиг их велик был особенно тем, что они принесли предкам нашим Слово Божие, книги пророческие, евангельские, апостольские на их родном, славянском языке, переведши их с греческого, завели у них на этом же родном языке и всю церковную службу. Всего этого не было дотоле у славян, так что и те из них, которые считались христианами, не разумели христианской веры. Теперь же радовались они, услышав на своем языке о великих делах Божиих, слушая на нем церковные молитвы, песни и всю службу. Отселе-то, особенно, вера Христова стала расти и шириться между славянами, достигла и к тем славянам, какие поселились в нашей земле, т.е. к русским славянам, нашим ближайшим предкам. Когда чрез сто лет после св. Кирилла и Мефодия, Русь при св. князе Владимире приняла веру, то она усвоила и славянские книги, славянскую службу этих св. братьев, и это было великим пособием· к утверждению веры Христовой в сердце русского народа. Тут следовало бы мне еще сказать, как дух апостольства жил в святителях, собственно, нашей русской земли, каковы, напр., св. Михаил, первый митрополит Киевский, вместе с св. князем Владимиром крестивший Русь, св. Антоний Ростовский, св. Стефан, просветитель Перми, св. Гурий Казанский, обративший многих татар ко Христу и другие. Но мне остается еще много говорить о других видах учительства святителей и отцов церкви.

Проповедуя веру неверующим, св. отцы поучали ей, поучали жизни святой и христиан. Для этого они сказывали в церквах проповеди, беседы при богослужении. Но больно делается мне на сердце, когда я вспоминаю об этом, когда представляю себе, как богата и сильна была проповедь св. отцов, и как недостаточна наша проповедь, как сильно было усердие к слушанию проповеди у древних христиан, и как слабо оно у нас, братие! В церковной проповеди, как и во всем, св. отцы подражали апостолам. О св. апостоле Павле говорится, что, будучи в молитвенном собрании христиан в г. Троаде, он простер слово свое с вечера до полуночи; потом, преломив и вкусив с верующими освященный хлеб, он еще поучал их до самой зари. На поучения св. Василия Великого христиане собирались по два раза и более в день, и такие поучения длились иногда по нескольку часов. Слово его было так глубоко и сидьно, что однажды один слушатель воскликнул: «Дух Святой говорит его устами!» Св. Ефрем Сирин в сане диакона имел такую ревность и дар к проповеди, что во время ее изнемогала у него гортань, слабел язык, но не истощалось умилительное слово, которое, как бы рекою, лилось из уст его, производя в слушателях слезы сокрушения, решимость исправить жизнь. А вот что говорится о св. Иоанне Златоусте, который неутомимо проповедовал в сане диакона, пресвитера, потом архиепископа. «Такая благодать изливалась из уст его, что все слушающие не могли довольно насытиться сладких слов его. Потому многие скорописцы записывали слова его в хартиях, передавали друг другу, переписывали. Их читали потом за столами и на торгах. Был он так сладкоглаголив и любезный всем учитель, что не было никого в городе, кто бы не желал послушать его. И когда узнавали, что Иоанн будет проповедовать, то все спешили в церковь, боясь утерять и одно слово, исходящее из уст его». Потому в церкви, где проповедовал Иоанн, было необыкновенное многолюдство и теснота. Проповедник был невелик и слаб телом, худощав, как строгий постник, имел голос тихий. Но этот голос слышен был на всю церковь, как будто он один обитал в ней, ибо слушатели, углубленные в слова его и в свою душу, были неподвижны и безмолвны, прерывая повременам это безмолвие лишь тяжкими вздохами, громким плачем о своих грехах! Однажды, простая женщина, усердно слушавшая Иоанна, но не могшая всего понять в его проповеди, воскликнула на всю церковь: «Учителю духовный, или лучше скажу, Иоанн Златооустый! глубок колодезь твоего учения, а веревки ума нашего коротки и не могут достать его!» На этот голос отозвалось множество голосов в церкви: «Бог, – говорил народ, – дает ему такое название устами этой женщины, пусть отселе называется он – Иоанн Златоустый!» А св. Иоанн взял себе на мысль слова простой женщины, жалевшей, что не все разумеет в его проповеди, и с той поры старался говорить как можно яснее, проще, чтобы все могли разуметь его. Но были враги и у Иоанна. То были люди дурных мыслей и нравов, но сильные властию, которых Иоанн смело обличал за их пороки и неправды, как поступали и др. отцы. Ибо они никому не льстили, никого не боялись, всем любили говорить правду, хоть бы пришлось пострадать за нее. И когда, по злобе людской, св. Иоанн низведен с святительства и отправлен в далекую ссылку, то по пути народ встречал и провожал его с слезами и словами: «Лучше бы солнце скрылось от нас, нежели умолкли слова Иоанна!» Были мудрые и сильные продоведники и в нашей родной церкви; были они всегда. Припомню вам хоть, ближайших, каковы, напр., св. Димитрий Ростовский, св. Тихон Задонский. Как любили слушать их христиане! Как назидательно и теперь читать их проповеди и другие писания, в которых дышит Дух истинно отеческий!

Поучая христиан устно, св. отцы научали их и письменно. Дошло к нам несчетное множество продоведей или слов, также и других творений отеческих. Церковь эта могла бы вместить разве самую малую часть того, что написано отцами. Многие из них написали целые десятки и сотни книг. Уже из этого судите, братие, о трудолюбии св. отцов и ревности их к просвещению христианскому. Но сила отеческих писаний все-таки не в количестве, а в качестве, в духе. Какой же дух их? Дух апостольский, дух Христов. Дух этот открывается, во-первых, в истолковании Слова Божия или св. Писания, т.е. книг, написанных по внушению Духа Божия, св. пророками и апостолами. Слово Божие есть источник веры нашей. Всяк должен и может почерпать из Него все, что нужно для спасения. Но не все и не всегда верно разумеют Слово Божие. Даром верно, право или истинно разуметь и толковать Слово Божие обладали более всех св. отцы. Почему так? Потому, что они были люди высокого разума, образования, всю жизнь посвящали изучению Слова Божия; но важнее то, что они были люди светлой веры, святой жизни, чистого сердца, а сказано: «чистые сердцем узрят Бога»; узрят они Его и в слове Его, где Он благоволил открывать Себя и свое божественное учение. К тому же св. отцы приняли и книги св. писания и верное разумение их от самых апостолов или ближайших учеников, преемников их. Кроме писаний апостольских, они приняли и хранили устное, живое предание апостольское, живой дух веры апостольской и Христовой, который освещал для них и все учение, все истины этой веры, открытые в писании. Наконец, дух отцов, как людей святых, мог входить в особенное, близкое общение с духом небожителей, и получать от них самих озарение для изъяснения людям Слова Божия. Одному прозорливцу дано было видеть, что когда св. Иоанн Златоуст писал толкование на послания св. апостола Павла, то сам св. Павел вразумлял его на это.

Изъясняя людям Слово Божие и все вообще учение веры, св. отцы постарались еще дать им верное, православное изложение или исповедание веры, в котором ясно, точно и верно определены были все главные истины или основные догматы нашей веры. Почему это нужно было? Потому что были между христианами лжеучители, которые, превратно толкуя Слово Божие, искажали самое учение веры, искажали так, что чрез это терялась вся наша вера, а с нею и наше спасение. Такие лжеучители назывались еретиками, раскольниками. Начались они тотчас после апостолов, нередко бывали весьма многочисленны и сильны, и производили великие смуты и беды в церкви. Против таких-то лжеучителей делались соборы или собрания святителей – отцов и др. мудрых мужей со всего света христианского. Такие соборы назывались вселенскими. Какая сила их? Та, что на них делалось видимым, определялось исповедание веры всей Хр. церкви, церкви вселенской, делалось видимым, как верует, как исповедует то или другое учение веры не один какой-либо человек или несколько, а весь свет христианский, вся вселенная церковь. Всякий человек может ошибаться, даже самый разумный и благочестивый: но не может ошибаться вся церковь, ибо о ней сказано, что она – столп и утверждение истины. В ней живет Дух Св., который хранит ее от заблуждений, научает на всякую истину. Голос вселенской церкви есть голос Божий, голос Духа Божия. Этот-то голос, братие мои, и высказывается на вселенских соборах. Потому-то и собирались св. отцы на эти соборы и общим разумом, общим голосом, как разумом и голосом всего Хр. Света, всей Церкви Христовой, обличали лжеучителей, еретиков и раскольников и составляли единое истинное или православное исповедание веры. Соборов вселенских было семь, и все они были на Востоке в странах греческих. Первый собор созван был царем св. Константином в 325 г. по P. X. в г. Никее. Ha нем было 318 св. отцов. В числе их были св. Николай Чудотворец и великий учитель и отец церкви св. Афанасий Александрийский. Св. Афанасий всю жизнь словом и письмом боролся с еретиками, терпел от них клеветы, напасти, бывал в изгнаниях, в заточениях, но все вытерпел и вместе с другими святителями отстоял православную веру к радости всего православного народа, особенно паствы его, благоговевшей к своему великому пастырю. Другой вселенский собор созван был благоч. Царем Феодосием великим в Цареграде или Константинополе в 381 г. по P. X. Во время этого-то собора прославился особенно св. Григорий Богослов, один из 3-х столько почитаемых нами вселенских учителей и святителей Василия Великого, Григория Богослова, Иоанна Златоустого. Подобно св. Афанасию и др. великим святителям он защищал особенно учение о Сыне Божием, Господе нашем Иисусе Христе, о Св. Духе, о Св. Троице, – то учение, без которого мы не можем спастись, но которое еретики дерзали извращать. Вот на этих-то первых двух вселенских соборах и составили св. отцы тот Символ веры , который читается в молитвах, поется в церкви и начинается: «верую во единаго Бога Отца». Не буду говорить о прочих соборах. Скажу только, что, со времени св. Владимира, церковь наша с Символом веры твердо хранит верность семи вселенским соборам, потому вера ее и есть вера Христова, апостольская, соборная, отеческая, вера православная! Много еще следовало бы мне сказать об отцах церкви. Скажу как можно короче. Велики были они в учительстве, велики в святительстве. Чрез них, как людей святых и святителей, умножалась в церкви всякая святыня и благодать Божия. Они устроили благолепный чин богослужения, сложили свящ. песни и молитвы для всех таинств, служб церковных. Так, обыкновенно, слышите вы в церкви литургию св. Иоанна Златоуста, а несколько раз литургию св. Василия Великого. Восхищает вас торжественный канон пасхальный? Трогают умилительные похоронные песни? Знайте же, что их написал св. Иоанн Дамаскин. Впрочем, грамотные из вас сами могут прочесть в церковных книгах, молитвенниках, что почти все в них сложено св. отцами. Были они великие молитвенники. Молитва – свящ. песня – струею лилась из сердца их. Она была в них и высшим, благодатным вдохновением, даром Духа Св., который нередко являл над ними и видимые знамения во время священнодействий. Вот каково было начало литургии Василия. Просил он у Бога подать ему дар Св. Духа, чтобы мог он совершать литургию своими словами. На седьмой день после того он почувствовал высшее вдохновение и стал каждодневно совершать литургию. А по некотором времени, крепко помолившись, стал он писать молитвы о пресвятых тайнах тела и крови Господней, совершаемых на литургии. Ночью в видении представился ему Господь с апостолами, творя преложение хлеба и вина на жертвеннике, и сказал Василию: «По твоему прошению да исполяятся уста твоя хваления!» Тогда-то Василий сложил свои литургийные молитвы, и когда совершал он потом литургию, то благочестивые люди из клира видели небесный свет, осиявший его, и светлых мужей в белых ризах, окружавших святителя. Будем же, братие, усердны к нашим церковным службам, молитвам, песням священным. Будем усердно молиться по ним, и с нами будут молиться самые творцы этих служб – великие святители, молитвенники, песнописцы, слявящие теперь Бога на небе с Ангелами.

Что, наконец, сказать об Отцах Церкви, как правителях? Долго было бы говорить о тех мудрых и благих уставах, правилах или канонах, какие дали они церкви, особенно, на вселенских и поместных соборах, и какие мы должды хранить твердо и свято. Скажу только, что в управлении церквами, паствами, верующими св. отцы были истинными отцами. Далеки были они от всякой гордости и корысти; самая строгость соединилась у них с милостию, твердость с кротостию. Они помнили и исполняли слово Спасителя: «Первый из вас да будет слуга всем!» (Мк.10:43–44) Как радетельные хозяины, скажем словами св. Златоуста, знают, что кому нужно в доме их, так те добрые пастыри знали дела, нравы, обхождения своих пасомых, подавая каждому нужное лекарство: одному – утешение, другому запрещение, а всем любовь. Они вразумляли заблудших, исправляли согрешивших, утешали скорбящих, поднимали падших, заступались за угнетенных, обидимых, помогали бедным, устраивали дома для странных, больницы для больных, приюты для сирот, училища для всех детей. А во время напастей от неверных или от дурных христиан, еретиков, епископы, как добрые пастыри, первые становились на страже своей паствы, готовые положить за нее душу свою. Св. Киприан, еп. Карфагенский, не щадил никаких трудов, жертв и самой жизни своей, когда паству его постигло жестокое гонение. Долго христиане сами берегли своего пастыря от смерти, чтоб иметь в нем опору среди общего бедствия. Когда, наконец, гонители взяли его и повели на мучение, то народ провожал его со слезами и воплем: «Умрем со св. епископом!» Множество таких и подобных сему примеров я мог бы представить вам, братие: но беседа моя слишком продлилась. Читайте сами или послушайте читавших жития святителей Божиих, в том числе и святителей нашей русской церкви, каковы: св. Петр, Алексий, Иона, Филипп и многие другие. Бы увидите, что Дух Св. отцов жил и в наших святителях и, конечно, не перестает он жить.

Помолимся же великому архиерею, Пастыреначальнику Иисусу Христу да даст нам пастырей по сердцу своему, да сотворит их в церкви своей целых, честных, здравых, долгоденствующих и право правящих слово истины. Св. ап. Павел говорил христианам своего времени: «Поминайте наставников ваших, которые проповедовали вам Слово Божие и, взирая на кончину их жизни, и подражайте вере их». И еще: «Повинуйтесь наставникам вашим, и будьте покорны, ибо они неусыпно пекутся о душах ваших, так как должны будут дать отчет, чтоб они делали сие с радостию, а не воздыхая, ибо это не было бы полезно для вас» (Евр.13:7, 17). Примем и мы к сердцу сии св. слова и будем жить так, как бы мы всегда были пред очами наших архипастырей, пред очами великих святителей и отцов церкви, или лучше пред очами Божиими. Дай Бог, чтобы в небесном лике святителей и отцов сказано было и о нас: «Вот мы и дети, которых дал ты нам, Боже!» Аминь.

21. Беседа первая о семейной жизни

В настоящий день обращаю слово мое к вам – христианские супруги, мужи и жены, отцы и матери семейств, – и намерен побеседовать с вами о ваших обязанностях.

Чтобы лучше объяснить вам эти важные и священные обязанности, я скажу вам, сперва, о самом начале и назначении семейной жизни. Итак, откуда ведет свое начало семейная жизнь? Союз супружеский, союз мужа с женою, а отсюда и семейная жизнь установлены и освящены самим Господом Богом еще в раю. «И сотвори Бог человека, – сказано в слове Божием, – по образу Божию сотвори его, мужа и жену сотвори их. И благослови их Бог, глаголя: раститеся и множитеся, и наполняйте землю». (Быт.1:27–28). Когда пришел на землю Сын Божий, Господь наш Иисус Христос, то и Он подтвердил закон супружества, повторив слова, которые также сказал Бог в раю, когда создал жену первому человеку и установлял закон супружества: «Оставит человек отца своего и матерь и прилепится к жене своей, и будут двое – одна плоть» (Мф.19:5–6). Чтобы дать людям понять, как достоин почтения союз брачный, он сам благоволил быть с пречистою Материю своею и учениками на браке в Кане Галилейской, как то читается, если помните, в Св. Евангелии при венчании. Но, будучи установлен Богом еще в раю, подтвержден Христом Спасителем, брачный союз получил в Христовой церкви еще особенное, высшее освящение, как то обяснили св. апостолы и ученики Христовы. Так св. Павел, повторив слова Спасителя о брачном союзе, что в нем двое – муж и жена – будут одна плоть, прибавляет: «Тайна сия велика: я говорю по отношению ко Христу и к церкви» (Еф.5:32). Заметьте, братие: «Тайна сия велика!» – учит Слово Божие. Вот почему брак и почитается таинством в ряду семи св. таинств, установленных в церкви по преданию апостолов, которых учил Господь, просвещал Дух Святой. Но какая это тайна, во имя которой освящается супружеский союз в таинстве брака? Припомните слова апостола: «Тайна сия велика: я говорю по отношению ко Христу и церкви». Между Христом и церковию, т.е. верующими есть таинственный, теснейший союз, по которому церковь называется телом Христовым, а Христос главою сего тела. Потому то церковь должна жить одною жизнию со Христом, который и пребывает с нею неразлучно, просвещает своим учением, согревает и освящает своею благодатию, управляет Духом своим. И кто из членов церкви или верующих прилепится сердцем к Господу, живущему в церкви своей, тот есть Един Дух с Господом. Такой теснейший и таинственный союз Господа с церковию и всякою хр. душою основан на любви, по которой Господь кровию своею приобрел себе церковь, т.е. верующих в Него, чтобы очистив, просветив, освятив их, соединить с Собою в вечной, всеблаженной жизни на небе. Вот почему Он называется небесным женихом, а церковь и всякая христианская душа – невестою Его. В знамение, во образ такого-то таинственного союза Христа с Церковию и освящается супружеский союз в таинстве брака!

Из этого можете, братие, видеть, какое высокое значение, достоинство, святость дается в христианстве брачному союзу.

То союз не только внешний, телесный, но, прежде всего, духовный союз двух сердец, душ, составивших как бы одну душу, одну жизнь, одно существо: и вот что значат слова: «будут двое – одна плоть», т.е., как одно существо, как бы одно лице. Для чего такой союз? Для того чтобы чрез такое соединение двух душ, двух жизней в одну жизнь, общая эта жизнь была полнее, богаче, лучше, чтобы то, что есть лучшего в муже, сообщалось жене, а что лучшего в жене – усвоялось мужу, словом, чтобы, живя в тесном и неразрывном союзе, супруги тем успешнее трудились для своего усовершения духовного, счастия на земле и спасения на небе. Этому-то учит и Слово Божие, когда говорит, что муж может святиться, спасаться чрез жену, а жена чрез мужа. Вот та высокая цель, которая, прежде всего, освящается для супружеского союза в таинстве брака! Вместе с тем освящается и другая цель этого союза – благословенное рождение и христианское воспитание детей для умножения царства Божия, т.е. общества верующих во Христа и спасающихся чрез Него.

Теперь, вы поняли, братие, высокое и священное значение супружеского союза, то вам уже не трудно уразуметь и важные обязанности христианских супругов.

Первая обязанность – это взаимная любовь. Она должна быть самым началом, основой супружеского союза. Из нее должно выходить и свободное согласие жениха и невесты на вступление в этот союз. Об этом согласии и спрашивает церковь при венчании. Вот почему не хорошо делают те родители, которые, как иногда водится у вас, устраивают женитьбы своих детей против их воли, даже без спросу у них. Поживется-слюбится говорят при этом. Бывает и так, но очень нередко бывает и не так. Но служа основою согласия на супружество, любовь еще крепче должна быть в самой уже супружеской жизни. С летами она должна не слабеть, а расти, крепнуть, постоянно одушевлять супругов, их взаимный союз, подобно тому, как любовь составляет основу союза Христа с церковию!

Св. ап, Павел так учит об этом, какое учение его вы слышите именно в апостоле, читаемом при венчании. "Мужья, – говорит он, – любите своих жен, как и Христос возлюбил церковь, и самого себя предал за нее. Мужья должны любить своих жен так, как свои тела: любящий свою жену, любит себя самого» (Еф.5:25, 28).

Вот какою должна быть любовь мужа к жене, и такова же должна быть и любовь жены к мужу, так чтобы они двое были как одна плоть, одна душа, одно тело, жили душа в душу, думали как бы одним общим умом, чувствовали одним сердцем, действовали одною волею, жили одною жизнию.

При такой любви и таком тесном единении между супругами, очевидно, жизнь их может быть всегда счастливою не в довольстве только, но и в нужде, бедности. Где мир и любовь, там нет уже места ни ссорам, ни обидам, ни поношениям и укоризнам и другим неприятностям, там и малый кусок хлеба, разделяемый любовию, заменяет сытную трапезу, там и слезы, растворяемые взаимным сердечным участием, кажутся сладкими, там и самые недостатки в той или другой стороне покрываются взаимною снисходительностию и исправляются взаимным содействием, советом, просьбою. Верным выражением сердечности взаимных отношений между супругами служит супружеская верность, неизменная до смерти и чуждая не только дел, но и мыслей непозволительных. Она необходимо предполагается искреннею, нелицемерною, крепкою, как смерть, любовию, служит печатию, венцом этой любви, и заграждает вход в жилище любящей друг друга четы всяким подозрениям, ревности и другим, противным чистой и святой любви и нарушающим семейное счастие и спокойствие, порокам.

Храня взаимную любовь, верность, христианские супруги обязываются заботиться друг об друге, как бы каждый из них заботился о себе самом, – обязываются помогать друг другу во всех трудах и попечениях житейских, не разделяя трудов и забот на мои и твои, – обязываются утешать друг друга в горести и несчастии, сорадоваться друг другу в счастии, подавать друг другу советы, друг друга предостерегать, и что всего важнее, обязываются утверждать друг друга в истине и добродетели, молиться не только друг за друга, но и друг с другом и, так сказать, общими силами содевать свое спасение.

Кроме исчисленных общих обязанностей, есть у христианских супругов и другие обязанности – частные, из коих одни более относятся к мужу, а другие – к жене. Какие это обязаниости? «Муж есть глава жены, – говорит св. ап. Павел, – как и Христос глава церкви, и вместе Спаситель тела» (Еф.5:23). Отсюда, как глава управляет телом, печется об нем, бережет его, защищает его и проч., так точно и муж есть главный распорядитель и управитель в доме, и его первейшая обязанность – беречь, хранить и защищать свою жену, как свое собственное тело; его прямой долг – трудами своими доставлять содержание как ей, так и всему семейству. С такою сердечною заботливостию о жене не совместна никакая грубость, суровость, к которой может вызвать мужа перевес в нем силы пред женою. К сожалению, бывают у вас примеры такой суровости, бывают даже побои женам от мужей, особенно под пьяную руку. Это совершенно не по-христиански! Это тяжкий грех против природы и против заповеди Божией, изреченной в слове Божием так: «Мужья! любите жен ваших и не будьте к ним суровы». (Кол.3:19). Когда ты поднял руку на жену, то вспомни, что это все равно, что на себя поднимаешь: если ты этого не чувствуешь, то ты самый жестокий, бесчувственный человек! Но бойся, чтоб не привела тебя в чувство карающая рука Божия! Но мало того, что муж не должен оскорблять, угнетать свою жену: он обязан еще быть уважительным, внимательным к ней, именно потому, что она слабее его, но подобно ему живет для высокой цели. Не от себя говорю это, а из Слова Божия, которое учит: «Мужья! обращайтесь благоразумно с женами, как с сосудом слабейшим, и оказывайте им честь, как сонаследницам животворной благодати» (1Пет.3:7).

Какие же особенные обязанности жены пред мужем? «Жены! своим мужам повинуйтесь, как Господу, потому что муж есть глава жены», – говорит тот же св. апостол. Отсюда особенная обязанность жены состоит в повиновении своему мужу. Св. апостол присовокупляет даже, что «жена да боится своего мужа» (Еф.5:33). Но христианские супруги не должны здесь думать, что жена должна повиноваться мужу, бояться его, трепетать пред ним, как раба, как подданная, как невольница. Так было только у народов поганых, неверных или язычников. У нас, христиан, повиновение жены мужу должно быть не рабское, порождаемое страхом немилости мужа, как господина, а свободное, сердечное, порождаемое любовию к мужу, как наилучшему другу жизни. Каждая добрая жена непременно сознает, что она без мужа – слабое творение, что муж ее защита и опора, что он всегда опытнее и предусмотрительнее ее; вследствие сего, она всем сердцем вверяется его руководству, охотно слушает его благие советы, с любовию повинуется его добрым распоряжениям и приказаниям; она старается угождать ему и постоянно носить в душе опасение, пожалуй, скажем – страх, как бы не оскорбить чем-нибудь своего любимого друга, самого надежного руководителя, покровителя и защитника. Такою покорностию, кротостию, вообще добрым нравом, примерною жизнию жена может сделать пользы, добра себе, мужу, всей семье гораздо более, чем, напр., упрямством, ворчливостию, хитростию. Кротким, добрым нравом, житием жена может переделать на добро, исправить мужа. Это также заверяет нам Слово Божие. Известно, что когда при апостолах только что основалась вера, Церковь Христова между неверными, то часто случалось, что в одной семье муж оставался еще неверным, а жена уже сделалась христианкой. И вот таким-то женам, у которых мужья еще упорно отвергали слово веры, св. апостол Петр говорит: «Вы, жены, повинуйтесь своим мужьям, дабы те из них, которые не покоряются слову, житием жен своих без слова приобретаемы были, когда увидят ваше чистое и богобоязненное житие» (1Пет.3:1–2). И всегда много было и бывает примеров, что старанием доброй, кроткой, терпеливой и разумной жены муж отставал от дурных нравов, навыков, напр., пьянства, мотовства, драчливости, распущенности, делался порядочнее, умереннее, набожнее и т.под. Если же тебе, хр. супруга, нет надобности исправлять мужа, то чем он достойнее, тем более старайся быть достойною его, подражать, особенно же, быть помощницею ему. Этот главный долг указан самым Богом пред созданием жены первому человеку. «Не добро быти человеку единому, – сказал Бог, – сотворим ему помощника по нему» (Быт.2:18). Потому-то долг каждой жены помогать мужу в его трудах и заботах, смотреть за домашним хозяйством и постоянно заботиться о том, чтобы своею искреннею любовию и нежною внимательностию к мужу услаждать его домашнюю жизнь, так чтобы он в ласках и внимательностя к себе со стороны подруги своей жизни находил успокоение от своих трудов и забывал тяжесть их.

Но любя друг друга, заботясь друг о друге, трудясь и, так сказать, живя друг для друга, не забывайте христианские супруги, что более всего должны вы любить Бога, жить для Бога и своего спасения. Есть опасность, что среди обыденных семейных забот, попечений вы можете забывать о Боге. Об этой опасности напоминает и Слово Божие, когда, указывая превосходство жизни девственной, посвященной Богу, пред жизнию супружескою, говорит: «Неженатый заботится о Господнем, как угодить Господу; а женатый заботится о мирском, как угодить жене... Незамужная заботится о Господнем, как угодить Господу, чтобы быть святою и телом и духом; а замужняя заботится о мирском, как угодить мужу» (1Кор.7:32–34). Но постарайтесь, хр. супруги, удалить такую опасность. Это возможно. Можно и живя в супружестве достигнуть такой же и даже высшей праведности, как и живя в девстве, в строгих подвигах отшельничества. Великому подвижнику Макарию, спасавшемуся в пустыне, однажды было открыто, что неподалеку от него есть в мире две жены, праведностию выше его. Святой пошел искать их и, нашедши их в одном доме, спросил: «В чем ваша праведность, какие св. дела ваши? – Какие же у нас дела особенные! – сказали они. – Мы живем с мужьями, как и всякие жены». Старец упрашивал их еще сказать что-либо о своей жизни, и они сказали: «До замужества мы не были в родстве, но вышли замуж в один дом за родных братьев; и с тех пор вот пятьдесят лет живем вместе и не сказали одна другой ни одного злого или скверного слова, никогда не ссорились, а всегда жили и живем мирно. Хотели, было, мы оставить мужей и посвятить себя одному Богу, но мужья не захотели отпустить нас, мы повиновались им и дали обет, чтобы и в мире оставаясь, не говорить никакого худого слова мирского». Заметьте, жены и мужья, что семейные обязанности, заботы не помешают вам, если только захотите, быть людьми благочестивыми, праведными, быть в числе угодников Божиих. В житиях святых есть множество примеров святых Божиих, живших в мире, христианских мужей и жен. Там же видим много примеров и на то, как хр. супруги помогали друг другу упражняться в добрых делах, поддерживали, поощряли друг друга в подвигах благочестия, молитвы, покаяния, самоисправления, в делах милосердия, благотворения и других, словом – общими силами соделывали свое спасение. Чем живее была взаимная любовь их, тем шире и сильнее была общая любовь их к небесному жениху каждой хр. души – Господу Иисусу Христу!

Теперь после всего, что сказано вам о супружеской жизни, следовало бы, еще сказать кое-что о некоторых людях, поистине достойных сожаления. Это люди, которые, отказываясь от супружества не из любви к девству, а из любви к себе, к жизни беспечной, из желания жить только для себя, в то же время позволяют себе незаконные связи, распутство. Сколько честен брак, столько позорно и преступно такое распутство: «Честна женитьба во всех и ложе не скверно; блудником же и прелюбодеем судит Бог», – говорит Слово Божие. Но не станем распространяться о таких и им подобных людях, их позорных делах, о которых, как замечает св. ап. Павел, срамно и говорить.

К концу всего повторю лишь вам кратко все, что сказал о супружеском союзе. Союз этот установлен Богом, утвержден Сыном Б., Иисусом Христом, освящается церковию в таинстве брака. Это союз не плотской только, а и духовный, нравственный, союз двух душ, двух жизней для взаимного усовершения, счастия на земле и спасения на небе, а с тем вместе для благословенного рождения и хр. воспитания детей. Он должен быть союзом взаимной любви, верности, общего труда, общей деятельности. Муж, как глава, должен быть хранителем, руководителем, питателем жены и семьи, жена должна быть покорною помощницею ему; оба же должны быть истинными супругами, т.е. неразлучными и преданнейшими друзьями. Живя и трудясь вместе, деля горе и радости, они должны умножать общее достояние не вещественное только, но и духовное, взаимно исправляя недостатки, усовершая добродетели. Тогда-то могут они надеяться счастия на земле и блаженства на небе. Да благословит тем и другим вас, мужи и жены христианские, Господь Бог и небесный Жених наш Спаситель Иисус Христос! Аминь.

22. Беседа вторая о семейной жизни

Помните ли, други мои, прошлую беседу мою? Я говорил о том, кто установил семейный союз и какое важное значение имеет этот, освященный Богом, союз. Затем говорил и о том, какие обязанности христианских супругов – мужей и жен. Но когда Господь Бог благословил или благословит супругов детьми, приумножил семью их, то здесь возникают новые обязанности. Это обязанности родителей к детям. Об них-то буду теперь беседовать и обращаю слова мои к вам, христианские отцы и матери!

Чувствуете ли вы, хр. отцы и матери, высокую честь свою, ту именно честь, что вы – отцы и матери? Сам Бог любит называться Отцом нашим, сам Сын Божий благоволил иметь Матерь, благословенную в женах Деву Марию! Если чувствуете это, то поймите и священный долг ваш или те обязанности, какие лежат на вас по отношению к детям. Какие это обязанности? Укажу на главные и кратко.

Первая – это любовь к детям. Но нужно ли еще учить вас ей? Не самая ли природа дает эту любовь родителям? И звери несмысленные – и те любят и жалеют своих детенышей? Не сама ли природа, или лучше Бог, все мудро устроивший в природе, устроил и то, что любовь родительская постоянно оживляется, возбуждается, награждается тою утехою, радостию, какая сама собою возникает в сердце отца и матери при взгляде на детей, ласкании их? Не Он ли устроил, что дети-малютки, неимеющие, кажется, ничего, чем бы могли нравиться, привлекают сердца родителей одним своим взглядом, ласками, своим детским языком или лепетом, который и без слов говорит нежнее, трогательнее языка людей взрослых? Так не любить детей родителям неестественно! И если бы нашлись отцы, матери, не любящие своего дитяти, то их можно бы назвать бесчеловечными, худшими, на этот раз, самых дикарей и зверей!

Итак, я надеюсь, что вам, почтенные отцы и матери, мне нечего напоминать о любви к детям. Но вот о чем, быть может, следует напомнить, если не всем, то некоторым из вас. Бывает, что одних детей любят больше, других меньше. Это нехорошо, несправедливо! Пусть, напр., одно твое дитя красивее, дороднее, умнее, бойчее другого. Утешайся первым, но люби равно и последнего. Разве и оно не также твое дитя? Разве оно виновато в своих недостатках? Не тем ли более ты должен жалеть его, что оно с недостатками, чтобы своею любовию ободрить его, как бы вознаградить его за недостатки? При том, кто знает, что еще будет из каждого из твоих детей! Слово Божие учит, что часто последние бывают первыми и первые последними. Но твое дитя, скажешь, злонравно, непослушно, лениво, распущено? Тем больше, отвечу я, ты жалей ero, а отнюдь не ненавидь. Кто знает, может быть и оно, как тот блудный сын, одумается, исправится. Твоя любовь вернее злости исправит его; если для исправления ты должен наказывать его, то и это делай от любви, а не злости. Но тут я уже перехожу ко второй обязанности родительской.

Эта вторая обязанность есть попечение о детях. Та же природа, которая вложила в сердце родителей любовь к детям, внушает им и заботиться о детях. Взгляните на малое дитя. Оно слабо, беспомощно, неразумно, не может само прокормиться, прожить, сказать о своей нужде, боли. А сколько раз оно бывает в опасности обрезаться, обжечься, искалечиться, убиться! Как тут не поверить, что детей хранит некая высшая сила! А Спаситель наш учит, что есть у них Ангелы Хранители, которые всегда видят лицо Отца Небесного. Но уповая на Бога и ангела-хранителя, хр. отцы и матери, заботьтесь и сами о детях. С вами Отец небесный разделяет попечение свое о ваших детях и некогда потребует от вас отчета в нем. Но в чем должно состоять попечение о детях?

Прежде всего, в христианском воспитании их. Дети ваши чрез крещение возрождены духовно, усыновлены Богу, стали наследниками Царствия Небесного. Имейте же всегда в памяти это высшее назначение детей, назначение каждого человека. О нем-то говорит и Спаситель. Сам Он, Сын Божий, благоволил быть Сыном Человеческим и был младенцем. Любил Он детей и приближал их к себе. Когда среди народа приводили к Нему детей, а окружавшие Его не допускали их к тому, то Он сказал: «Пустите детей и не препятствуте им приходить ко Мне; ибо таковых есть Царствие Небесное» (Мф.19:14). Старайтесь же, отцы и матери, воспитать детей, прежде всего, для Царствия Небесного. С ранних лет вселяйте в них любовь к Богу и ближним, учите молиться, веруя, что Господь принимает себе хвалу и из уст младенцев и сосущих, наставляйте на всякую душеспасительную истину, всякое добро. Так всегда поступали древние, святочтимые христиане, напр. те, которые жили во времена гонений, когда язычники мучили и убивали христиан за веру. «Сын мой! – говорила одна мать своему сыну. – Не считай твоих годов, но с самых юных годов начни в сердце своем носить истинного Бога. Ничто в свете не достойно столь горячей любви, как Бог; ты скоро увидишь, что для Него оставляешь, и что в нем приобретаешь». Или еще пример. «От кого ты узнал, что Бог один? – спросил языческий судья хр. отрока. – Тот отвечал: Этому научила меня мать; а мать мою научил Дух Святой и научил ее для того, чтобы она меня научила. Когда я качался еще в колыбели и сосал ее грудь, тогда еще научился веровать во Христа». Вот почему дети тогдашних христиан были так тверды в вере, так мужественны и сильны духом, что нередко вместе или вслед за отцами, матерями переносили все страдания и даже умирали за Христа.

Но воспитывая своих детей для царствия Божия, для жизни небесной, старайтесь воспитывать их и для земной жизни, заботьтесь о земном счастии их. Что для этого нужно? И для этого весьма много будет значить то, если вы воспитаете детей ваших по-христиански. Спаситель говорит: «Ищите прежде царствия Божия и правды его, и все сие, – т.е. все прочее, что необходимо для жизни, – приложится вам» (Мф.6:33). А св. ап. Павел учит, что «благочестие на все полезно, ибо ему принадлежит обетование настоящей и будущей жизни» (1Тим.4:8). Так, братие! Если дети ваши при ваших стараниях выйдут добрыми христианами, то это будет самым надежным залогом и земного счастия их. Почему? Потому что, во-первых, доброго христианина и Бог благословит добром, что, во-вторых, добрый христианан будет и добрым семьянином, усердным слугою, честным человеком и т. далее, – словом он будет верен своим обязанностям, потому и покоен совестию: а такой человек всегда счастливее других. Если он и не будет иметь лишнего, то сумеет быть, довольным немногим, а потому и счастливым. Если и постигнут его беды и скорби; то он перенесет их благодушнее, тверже других, находя облегчение в надежде на Бога и блаженную вечность.

Но помня все это, отцы и матери, отнюдь не пренебрегайте и обыкновенными средствами к счастию ваших детей. Какие это средства?

Первое – это забота о здоровье ваших детей. Здоровье есть драгоценнейшее благо жизни. Что человек без здоровья? Помните же, особенно, матери, что от детства часто зависит здоровье на всю жизнь. А для здоровья нужны хорошая, своевременная пища, чистота и опрятность, упражнение сил работой, но не чрезмерной, не надрывающей молодых сил, также присмотр, чтоб дитя не схватило какой болезни, напр., простуды, кашлю, когда оно прозябнет, промокнет, не прибилось, не искалечилось; а если, по несчастию, заболело оно, то нужно спешить с помощию, советоваться с знающими людьми и т.под. Все это я говорю только к примеру. Ибо не могу здесь долго рассуждать о здоровье. Скажу еще только: «Дай Бог, чтобы дети ваши росли и цвели здоровьем! Но не дай Бог, чтобы по вине, по небрежности кого-либо из вас дитя ваше вышло хилым, болезненным, калекой! То был бы тяжкий грех родителям! А если которое вышло так, то старайтесь как можно облегчить и улучшить его положение». Есть, к удивлению, такие бесчеловечные родители, что еще более мучат своих хилых или калек детей, таская их по миру для милостыни, для корысти своей против таких нужно всем восставать, а на детей помочь им.

Заботясь о здоровье своих детей, заботьтесь и об их обученнии, образовании, чтоб они знали то, что нужно, полезно в жизни. Какие же это знания? И на этот вопрос весьма много следовало бы сказать. Но постараюсь сказать как можно короче. Во-первых, чем больше будут знать ваши дети, тем лучше. Пословица гласит: «Что знаешь, того за плечами не носишь». Всякое знание может пригодиться в жизни. Во-вторых, детям вашим полезнее знать то, что прямее относится к их жизни, напр., хозяйство, всякие промыслы, ремесла, рукоделия, работы и т.под. Но при этом я дал бы вам два совета. Первый совет: не думайте, что то, что вы сами теперь знаете, есть уже все, что больше знать, лучше делать, чем теперь знаете и делаете вы, не можно или не нужно. Нет! Всякие знания постоянно растут и прибывают в свете. Люди постоянно делаются сметливее, находчивее, искуснее. Учите же детей тому, что сами знаете, но этим не довольствуйтесь. Присматривайтесь, смекайте, не знает ли кто-либо чего лучше вас, не делается ли где-нибудь что лучше, чем у вас. А затем настраивайте детей, помогите им пробресть знаний, если можно, и больше. Другой совет: старайтесь, что бы дети ваши выбрали то знание, занятие, ремесло, к которым они способнее и охотнее. Дело тогда скорее пойдет в их руках. В-третьих, было бы весьма желательно, если бы как можно более дети ваши обучались грамоте, ибо она-то открывает дорогу к настоящему образованию, с ней-то начинается настоящее ученье, а вы знаете пословицу: «Ученье свет, неученье тьма». Впрочем, об этом поговорю с вами некогда особо. Теперь же нечто еще надо сказать.

Заботясь о здоровье и образовании детей ваших, еще более заботьтесь сделать из них честных людей, без чего не пойдет впрок ни то, ни другое. Порок может расстроить и наилучшее здоровье; у испорченного человека и знание пойдет не на добро, а на зло. Бывает, что порочному все сходит, но рано или поздно он постраждет. Итак, старайтесь уберечь детей ваших от порока. Невинность, непорочность украшает их детство, так что и Спаситель говорит: «Если не обратитесь и не будете, как дети, не войдете в Царство Небесное» (Мф.18:3). Берегите же, укрепляйте их невинность. Если же заметите, что в детях ваших показываются дурные наклонности, напр., ко лжи, обману, воровству, пьянству, бесчинию, распутству, спешите вырывать из сердца их эти дурные ростки, чтобы они не укоренились. В этом всегда поможет вам св. вера, как я и сказал. Но сверх веры старайтесь в детях укоренить естественное чувство совести, честности. Пусть они научатся стыдиться лености, лжи, воровства, всякого бесчестия, порока, стыдиться и пред Богом и пред людьми и и пред самими собою. Тогда-то из них «выйдут люди», люди достойные, честные, а потому счастливые, насколько можно быть счастливым на земле.

Еще один совет на счет воспитания детей. Доброе воспитание требует кроткой обходительности с детьми. Это совет не мой, а св. ап. Павла: "Отцы, – говорит он, – не огорчайте детей ваших, но воспитывайте их в учении и наставлении Господнем» (Еф.6:4). Не то значит это, чтоб поблажать детям в их проступках, дурных шалостях. Этим вы еще пуще испортите их. Надо взыскивать с них за дурные поступки, надо бывает нередко понуждать их к труду, ученью, порядку, опрятности и т.под., надо бывает и наказывать их. Но такие понуждения и наказания должны состоять не в грубой брани или жестоких побоях, а в мерах более кротких и легких, каковы, напр., пристыжение виновного пред всею семьею, а по временам уменьшение еды для ленивого, как то советует и ап. Павел, и т. подобные меры. Главное же при всяких понуждениях и наказаниях то, чтобы ваша строгость соединялась с любовию, твердость с кротостию. Пусть дети чувствуют, что вы не потерпите ничего дурного в них, но пусть чувствуют они и то, что вы понуждаете, наказываете их не с тем, чтоб только выместить на них свою злость, а чтоб исправить их, потому что любите их и желаете им добра. Особенно же, остерегайтесь наказывать, бранить, бить детей даром, без вины, напр., под пьяную руку или же просто в злости, когда вам хочется на ком-либо сорвать сердце. Это уже было бы настоящим огорчением, обидою детям, за что дадите ответ Богу!

Но кончу речь о воспитании – этом главном деле родительского попечения о детях. Скажу еще об одном долге вашего попечения о детях. Это забота о собрании некоторого имущества для детей, чтоб было потом с чем пустить их на свое житье. Ее требует и Слово Божие: «Не дети должны собирать имение для родителей, но родители для детей», учит св. ап. Павел (2Кор.12:14). Добрым родителям не для чего и говорить об этом. Спаситель говорит: «Есть ли между вами такой человек, который, когда сын его попросит у него хлеба, подал бы ему камень?» (Мф.7:9) Так добрый отец старается, чтоб было чем кормиться детям его при нем, чтобы и после него что-либо осталось им. Если, при всех стараниях, последнее не удастся тебе, заботливый отец, то все-таки не унывай. Бог видит твои старания; Он будет отцом твоих детей. При помощи Его они сами найдут себе хлеб, устроят свою долю, если только будут добрыми христианами и честными людьми. Но вот чего бойтесь, отцы и матери: бойтесь, чтоб своею небрежностию, бродяжничеством, беспорядочною жизнию, пьянством не заставить детей ваших терпеть голод и холод при вас и после вас! Это тяжкий грех! Послушайте, что говорит Слово Божие: «Если кто о своих и особенно о домашних не печется, тот отрекся от веры и хуже, неверного!» (1Тим.5:8)

Доселе указал я вам на две обязанности к детям – любовь к ним и попечение о них; обяснил также, в чем должно состоять попечение о детях. Если вы, почтенные отцы и матери, чувствуете важность этих обязанностей, то помните и еще одну обязанность – быть добрым примером для своих детей. Говорят часто: «Каков отец, таков и сынок, какова мать, такова дочь». Очень часто и бывает так. На сердце дитять как на мягком воске, напечатлевается все, что оно слышит, видит. Да и с кого ему брать прежде всего пример, если не с отца и матери. Из семьи, из детства ваши сыновья и дочери вынесут много добра, если вы сами добры, честны, благочестивы, и много зла, если вы дурны, порочны. Не позволяйте же себе пред детьми дурных слов, ссор, пьянства, бесчиния, словом ничего дурного, чтоб не соблазнить их. Помните слова Спасителя: «Кто соблазнит одного из малых сих, верующих в Меня; тому лучше было бы, если бы повесили ему мельничный жернов на шею, и потопили его в глубине морской» (Мк.9:42). Помните и то, что ваша добрая жизнь может принесть детям вашим добрую славу у людей и благословение от Бога. А дурною жизнию вы можете низвесть на них позор от людей и немилость от Бога. Вот один из многих примеров, как зa грехи родителей страдают дети. К св. Аммонию, подвижнику египетскому, родители привезли больного и находящегося при смерти сына и сокрушенно просили исцелить его. «Сын ваш, – отвечал Аммоний, – вовсе не нуждается в исцелении от меня, если вы согласитесь отдать хозяину вола, которого похитили, то сын ваш тотчас выздоровеет». Так и сталось: как скоро вол был отдан, больной выздоровел (церк. истор. Созом. кн. 1. гл. 14).

Но я надеюсь, что по самой любви к детям вы постараетесь жить по-христиански, честно, свято, чтобы, смотря на вас, помня вас, так жили и дети ваши. Тогда на вас и на них почиет благодать Божия. Да даст сие Господь Бог вам и детям, христолюбивые отцы и матерь Да даст Он вам пожить счастливо здесь и свидеться с детьми своими на небе пред лицом Господа и сказать Ему: «Вот мы и дети наши, которых ты нам дал, Боже!» Аминь.

23. Беседа третья о семейной жизни

В первых двух беседах я объяснил вам, братие, обязанности супругов, мужей и жен, также обязанности родителей к детям. Остается сказать еще: какие же обязанности детей к родителям и друг к другу.

Итак, приближтесь сюда дети, да не малые только, но и взрослые! Прошу теперь внимания у вас, братья, сестры, сродники, особенно, у тех, которые живете вместе в больших семьях и более других нуждаетесь в добром христианском обхождении друг с другом. Начну с обязанностей детей к родителям.

Главная обязанность – это почтение к родителям. «Чти отца твоего и матерь твою, – гласит пятая заповедь Божия, – да благо ти будет и да долголетен будеши на земли» (Исх.20:12). Слышите дети, ктο это говорит? Это говорит Бог, творец неба и земли, Господь всех нас и не Господь только, но Отец наш, отец всеблагий, премилосердый, но и всеправедный, награждающий того, кто исполняет Его заповеди и рано или поздно карающий всякого, кто нарушает Его св. волю и не исправляется! Но, добрым и разумным детям, нужно ли говорить много о почтении к родителям? Вспомните, дети, что после Бога, отец и мать первые благодетели ваши. Родились вы на свет беспомощными малютками. Вы не могли ни ходить, ни стать, ни сказать, ни сделать что для себя, ни даже есть сами. Сами собой вы не могли бы прожить и дня – другого. Все для вас сделали родители. Выросли вы на руках матери, которая вас кормила, пригревала, ласкала, убаюкивала, не спала для вас по многим ночам, томилась над вашим криком, плачем, болела сердцем над вашими болями, радовалась всякой улыбке, всякой ласке вашей. А отец в ту пору удваивал труд свой, работал за себя и за мать, занятую вами, носил вас на руках, утешал, кормил, чем Бог послал, кормил вас прежде, чем сам взялся за еду, готов был и сам поголодать, чтоб для вас стало, да думку думал про вас, говоря с материю: «Как нам вырастить, а потом пристроить милое дитя наше, какую Господь пошлет ему долю, и нам подаст от него?» Когда вы подросли, настали для родитей другие заботы о вас. Вам нужно больше пищи, нужна одежда, нужно ученье, как что сделать, за что приняться, узнать всякие работы, рукоделья, нужны вам добрые советы, наставления, потому что вы неопытны, только что начали жить, мало видели, слышали, знаете. Все это вы имели или имеете от родителей, смотря по их силе и мочи, кто больше, кто меныне. Вот одни из вас уже совсем выросли, созрели, стали сами зарабатывать, готовы жениться, выйти замуж, или уже и живете своею семьею. Разве теперь родители забывают или забыли вас, если они живы еще? Нет! Они думали и думают о вас, о вашей доле, помогают, помогали, готовы помочь вам стать на свою дорогу, зажить своим хозяйством, готовы полюбить, как детей, тех, кого вы изберете в подруги жизни, утешаются всякому добру вашему, тужат о ваших бедах. Для кого вообще трудились они с тех пор, как стали родителями вашими? Для кого собирали и собирают или сберегают все, хотя бы то самое скудное состояние? Знают они, что в могилу с собой ничего не возьмут. Для вас трудились они, на вас, особенно, истратили, что наживали, вам оставят и все, чего не истратили? И когда, наконец, наступал или наступит для них час смерти: то, – о! будьте уверены! – и тогда они о вас думали или подумают и с мыслию о вас перейдут на тот свет.

Так, дети, какие бы вы ни были, малые или взрослые, помните, что вы не можете любить родителей столько, сколько они вас любили или любят. Не можете сделать для них столько добра, сколько они вам сделали! Любите же родителей ваших и почитайте их. Почтение ваше пусть будет соединено с любовию и любовь с почтением. Любя и почитая родителей, будьте послушны им, ходите в воле их. Слушайтесь их, потому что они имеют право на ваше послушание и потому, что они опытнее вас, больше вашего видали и слыхивали, что, наконец, они желают вам всякого добра и от всей души. Из любви и почтения к родителям старайтесь быть добрыми, благонравными, трудолюбивыми, усердными, вести себя всегда хорошо и рассудительно. Этим вы доставите наилучшую радость родителям, наилучше утешите и вознаградите их за их заботы о вас. Но бойтесь огорчать их дурным поведением, упрямством, ссорами и драками, леностию, небрежностию о себе, а тем более какими-либо гадкими пороками. Бойтесь не потому, что родители могут наказать вас, а по любви и почтению к ним. Пусть один взгляд отца, недовольного вашим поведением, заставит вас сожалеть о нем и исправиться, одно слово матери, опечаленной дурным поступком вашим, заставит вас краснеть, стыдиться его и просить прοщения в нем. Наконец, почтительная любовь к родителям требует, чтобы вы помогали им в трудах и заботились о них. Это вы должны делать с самой ранней молодости и во всю жизнь свою, пока живы и родители ваши, делать настолько и так, насколько и как только можете. Но, особенно, должны заботиться о родителях своих в старости их, когда от лет, хлопот и трудов ослабеют их силы, приступят к ним болезни. Теперь-то особенно вы должны быть для них подпорою, успокоивать их от трудов, облегчать в немощах, в страданиях, утешать в огорчениях и стараться сколько-нибудь усладить последние тяжкие годы и дни угасающей жизни их. Не правда ли, дети, что всему этому учит вас собственное сердце ваше? И кто этого не чувствует, тот человек бессердечный, человек с окаменелым сердцем.

Но я возвращусь еще к заповеди Божией, повелевающей чтить отца и матерь. Говоря это, заповедь прибавляет: «да благо ти будет и долголетен будеши на земли». Вот награда за почтение к родителям! Будет тебе добро и будешь долголетен на земли! Как это может статься? Во-первых, по силе благословения Божия. Господь Бог, заповедавший почитать родителей, силен и наградить того, кто исполняет Его заповедь. В руках Его наша жизнь и наша доля. Верен Он в своих словах и обещаниях: что сказал, то сделает. Почтительных и добрых детей благословит Он добром, счастием и долголетием. Если счастие их и самая жизнь не продлятся здесь, то Он дарует им несравненно лучшую награду – блаженство и нескончаемую, вечную жизнь на небе. Во-вторых, награда за почтение к родителям приходит от благословения родительского. Всякое благословение, благодать, дар добрый нисходит свыше от Бога. Но, чтобы укрепить между людьми любовь, почтительность, согласие, Господь, по своей мудрости и благости, устроил так, что и люди могут благословлять людей, могут благим желанием, добрым словом, произносимым во имя Божие, молитвою низводить на других милость Божию. Такую власть Бог дает особенно святым и вообще людям более достойным, так что, по учению Слова Божия, меньший благословляется большим. Такую же власть, в своей мере, уделяет Бог и родителям, в чем заверяет и Слово Божие, уча, что «благословение родителей утверждает домы детей» (Сир.3:9), утверждает и благополучное житье, счастие их. Впрочем, такая награда за почтение к родителям приходит и естественным способом, по обыкновенному порядку жизни людской! Если ты почтителен к родителям, то значит ты исполняешь самый священный долг свой, а потому у тебя и совесть покойнее, на душе у тебя веселее, приятно тебе смотреть в глаза родителям и вообще людям, а разве это не добро, не счастие? Если ты почтителен к родителям, то еще более полюбят тебя, будут стараться о тебе и они, а от этого прибудет тебе добра! Если ты почтителен к родителям, то послушаешь их добрых, опытных советов, а это послужит тебе к добру. Если ты почтительно обходишься с родителями, то научишься хорошо обходиться и со всеми людьми, сердце твое навыкнет из детства к любви, кротости, к должному уважению к людям почтенным, в сообществе с которыми или под руководством, властию которых ты будешь жить, а это принесет тебе счастие. Недаром же говорят: «Добрый сын будет и добрым человеком». А о дурном, непочтительном дитяти говорят: «Пропащее дитя!» Наконец, если ты почтителен к родителям, то твои дети будут почтительны к тебе и обратно. Рассказывают, что однажды человек уже очень пожилой пришел к священнику и жаловался, что сын выгнал его из-за стола. «Боже мой! какой злой твой сын! – сказал ему священиик. – Ты верно не делал так с своим отцом?» Но тот заплакал и отвечал: «Я точно так не делал, но часто случалось, что я бранил своего отца! – То-то, друг мой, – сказал священник, – терпишь за грех против своего отца. Кайся же пред Богом, а сыну твоему я скажу, что если он выгоняет тебя из-за стола, то его дети выгонят его из хаты!» Услышав это, сын перестал обижать отца, и оба стали молиться о своем грехе.

Но следует ли почитать родителей, когда видим в них какие-либо слабости. Следует иногда сохранять почтение к ним. Следует прикрыть слабость их, а не глумиться над ними. Этому учит пример сынов Ноевых. После всемирного потопа Ной, вышедши из ковчега, насадил виноград, дождался от него вина и, не зная силы его, упился и был в неприличном виде. Младший сын, Хам поглумился над ним, а старшие, Сим и Иафет, прикрыли его. Истрезвившись и узнав об этом, Ной проклял Хама, а Сима и Иафета благословил. И это проклятие и благословение оправданы Богом в судьбе сынов Ноевых и потомства их! Само собою понятно, что, прикрывая слабость родителей, напр., страсть к пьянству и т.п., добрые дети будут стараться отучать их от нее, делая это с кротостию и рассудительностию. Еще вопрос. Если отец или мать ваши слишком сердиты, своенравны, прихотливы, так что никак не угодишь на них, тут как быть? И тогда почитай их – Господа ради, как учит апостол. И тο еще вспомни: терпели родители твои крики, шалости, когда ты был малюткой; потерпи и ты им в старости их, когда от лет, хлопот, трудов наросла у них разная боль в душе и теле, истощились силы, а между тем нажита привычка указывать, учить, журить, когда не слушают и т.п.

Но ужели, спросите, никогда не позволительно ослушаться родителей? Нет, други мои! Есть случаи, когда вы не только можете, но и должны это сделать. Это особенно тогда, когда родители, Боже сохрани, поступают против ясной правды, совести, веры святой. Напр., если бы родители твои обижали невинного человека, лживо клялись в неправом деле, вдались в какое-либо воровство, беспутство и даже тебя туда же затягивали; или если бы они, без какой-либо крайней нужды, не давали тебе учиться; или если бы сами, вдаваясь от православной веры в неправоверие, напр., раскол или латинство, хотели и тебя завлечь туда, либо сами, будучи в неправоверии, расколе, римокатоличестве, не позволяли тебе обратиться к православной вере и церкви. Во всех таких и подобных случаях, ты можешь и должен следовать не их, а своей воле, делая это твердо, хотя также кротко и почтительно. Во всех таких случаях можешь сказать родителям, что правда, совесть, вера для тебя выше воли родителей, ибо их требует от нас Бог. А Бога мы должны любить более, чем родителей, как сам сказал: «Кто любит отца или мать более, нежели Меня, недостоин Меня» (Мф.10:37). Но дай Господи, чтобы родители и дети всегда были у нас в единстве или пришли в единство веры православной, правды и доброй хр. жизни.

Долго говорил я с вами об обязанностях детей к родителям. Еще хоть немного скажу об обязанностях детей друг к другу.

Первая обязанность – это взимная любовь, согласие, дружество. «Се что добро, или что красно, но еже жити братии вкупе?» – говорит царь и пророк Давид (Пс.132:1). И что, в самом деле, может быть краше и лучше, как если братья и сестры всегда, а тем более тогда, когда живут вместе, живут в любви, дружестве и согласии? На такой семье почиет благословение Божие. Тут и работа идет спорнее, растет общее достояние, добро, довольство. Братья, сестры утешат друг друга в горе, присмотрят в болезни, помогут в труде. У всех покойнее на душе, веселее на сердце. Тут и при куске хлеба будет больше довольства, чем при обильных пожитках в семье ссорливой, бранчивой. «Лучше укрух хлеба с сластию в мире, – говорит премудрый Соломон, – нежели дом исполнен многих благих и неправедних жертв с бранию» (Притч.17:1). И в самом деле: что может быть противнее, жалче семьи, где братия или сестры не любят друг друга, ссорятся, бранятся, проклинают друг друга. «Там ад!» говорят, обыкновенно, о таких домах. Оттуда бегут Ангелы Хранители, данные каждому человеку, и Господь отвращает лицо свое от таких людей.

Но как же, спросите, сохранить или же поселить любовь и согласие между братьями, сестрами? Нужно внимательно всмотреться, Отчего происходят нелюбье и раздоры между ними. Тут я попрошу вас, ссорливые братья и сестры, самим вглядеться прямо в дело. Так нелюбье, ссоры выходят у вас часто от зависти. Тебе, напр., кажется, или ты прямо чувствуешь, что брат или сестра цельнее, лучше тебя, и ты завидуешь им, ненавидишь их. От зависти и Каин убил Авеля, и братья продали Иосифа. И Бог наказал Каина, посрамил братьев Иосифа. Ты не продаешь и не убиваешь брата, а только ненавидишь его. Помни же, что Слово Божие говорит: «Всяк, ненавидящий брата, есть человекоубийца!» (1Ин.3:15) Вырви же из сердца свою зависть и ненависть – она на зло тебе пойдет, она съест, как червь, твое сердце, и Бог накажет тебя за нее. Часто нелюбье и ссоры выходят от спеси. Одному брату или сестре кажется, что она цельнее, лучше других в семье, и потому они брезгают или даже обижают их. Неразумные! Если вы лучше, цельнее других, то будьте лучше во всем, будьте лучше и нравом, поступками, не брезгайте другими, а еще сделайте какое-либо добро им, и вам будет чести больше. Но всего чаще нелюбье и ссоры выходят оттого, что братья или сестры не сходятся нравом, либо не поделят чего-либо между собой. А для чего ж Бог дал вам смысл, добрую волю? Разве не можете вы уладиться, уступая друг другу, по любви христианской и братской? Ужели вы хотите остаться похожими на тех животных, что грызутся за кость? Пусть зашла меж вас размолвка, в сердцах вы насказали друг другу жестких слов, угроз. Что же? Разве у вас сердце – лед, камень, что оно не отойдет, не смягчится? Разве вы забыли Бога, который повелел прощать обиды, любить даже врагов? Ведайте же, что неугодны Богу ваши молитвы, жертвы, если не примиритесь с братом. Во времена гонений на Церковь от неверных были два брата, между которыми зашла сильная вражда. Случилось, что один из братьев взят был на муки и уже готов был умереть за Христа, сподобиться венца мученического. Другой брат спешил теперь с мольбою к нему, чтоб простил ему обиды, помирился с ним. Но у того словно окаменело сердце: ни за что не хотел он помириться с братом. Не захотел и Христос принять его мученичества: злостный брат отрекся от Христа и тем навеки погубил душу свою. А тот брат, который молил его о прощении, вместо его сподобился венца мученического!

Живя в любви и согласии, братья и сестры должны помогать друг другу. Кто старше, сильнее или сметливее, опытнее, тот помоги, укажи младшему, менее опытному или слабейшему, а этот, последний, должен почитать за это первого, да отслуживать ему. Если напр., старший научился чему-либо доброму, научи тому и младшего, а ты слушайся его. Пример на это дают нам сыновья св. Владимира св. Борис и Глеб. Они крепко любили друг друга и оба учились вместе. Когда старший брат Борис читал священные книги, жития святых, то младший Глеб сидел при нем и слушал. Запомните хорошо пример этот все дети!

Кроме родных братьев и сестер, часто в семьях ваших есть и другие родные, напр., жены братьев, мужья сестер, их дети и проч. И тут в семье должны быть тоже любовь, доверие, согласие. Но, к несчастию, тут-то чаще всего и бывают нелады, ссоры, драки. И из-за чего бывают? Опять из зависти, спеси, своенравия, неуменья поделиться общим добром. И часто случается, что ссора и драка поднимается из пустого – какой-либо посудины, полотенца, горсти муки, веревки и т.под. И стыдно, и жалко, и грешно! Пусть подобные вещи для вас и не пустяки, но разве не гораздо, несравненно дороже всякой вещи доброе согласие, взаимная услуга? Если, по несчастию, станет нарушаться у вас согласие, то спешите тушить его, чтоб от искры не взялся пожар. Главное, будьте откровенны, прямодушны друг пред другом; откиньте всякую подозрительность, скрытость. А поссорились – спешите мириться для Христа и своего же добра.

Наконец и тут скажу, что любовь братняя, родственная не должна мешать любви к Богу и ближним. Ради брата, сестры, родни не обидь невинно чужого человека, ибо и он твой брат во Христе. Радея брату, родне, не потворствуй какой-либо лжи, неправде, проступку, бесчинию. Помни, что кроме братства телесного, есть у нас духовное. Мы дети одного Отца Небесного, братья во Христе, который и Сам благоволит называться нашим братом. Пусть же сей Брат небесный живет среди нас, в наших домах, семьях. Пусть наши домы будут как бы домашними церквами как то и было у первых христиан. Они будут ими, если, живя вместе, мы будем наставлять друг друга в св. вере, укреплять в христ. жизни, будем собща молиться в духе любви к Богу и друг к другу, чтобы, укрепляясь домашнею молитвою, еще более освятиться молитвою церковною в св. храмах, чтобы, славя Бога единым сердцем и устами здесь, на земле, прославить Его и на небе в жизни вечной и блаженной с Ангелами Божиими и всеми святыми Аминь.

24. Беседа первая об общественном служении народа

«Усмотри себе от всех людей мужи сильны, Бога боящиеся, мужи праведны, ненавидящие гордости, и поставиши их над ними. И судят людей по вся часы» (Исх.18:21–22).

Этими словами я начинаю, братие, нынешнюю беседу мою с вами, в которой хочу говорить об общественном служении вашем.

Кроме забот о собственном благе, о домашней пользе, на нас лежит долг заботиться и о благе мирском, о нуждах целого общества и государства нашего. Мы обязаны служить обществу, например, военною повинностью, податною повинностью, земскими сборами, по делам суда и расправы в волостных, сельских и других управлениях и т.п.

Издавна так было, что обязанность служения по этим повинностям лежала на обывателях сельских обществ. Но теперь, когда крестьяне освобождены от крепостной зависимости, когда Благочестивейшим Государем нашим учреждаются в селах и городах разные новые общественные порядки для устройства общего благоденствия, теперь и прежние обязанности становятся для вас шире и возлагаются новые, которых прежде вы не знали. Прежде общественные дела ваши управлялись больше государственными чиновниками при помощи вашей; теперь же Государю нашему благоугодно, чтобы мирские дела ваши устроялись, больше вами самими при пособии чиновников от правительства. Не правда ли, что нужно нам усилить внимание наше к нашим делам общественным, нужно ближе приложить их к сердцу, чтобы оправдать великое доверие к нам и большие попечения о нас Государя Императора нашего? Мы сделаем это, когда с усердием, с любовию по доброй совести и по закону христианскому будем исполнять наши мирские обязанности и проходить возлагаемые на нас общественные должности.

Мы все должны думать и заботиться о делах общественных; но ближайшие обязанности устроять эти дела и заправлять ими возлагаются на некоторых из вас по очереди и по выборам. Итак, одни из нас должны избирать из среды своей людей на прохождение общественных должностей по христианской совести, другие – исполнять эти обязанности по христианской же совести. А без того мы будем не созидать и благоустроять свои общественные дела, а скорее разорять их и чрез то вредить же себе.

Кого мы должны избирать из среды своей на служение делам общественным?

Слово Божие, которое я прочитал вам в начале беседы, учит нас, чтобы мы на служение делать общественным избирали, прежде всего, мужей из всех людей, не различая между человеком богатым и бедным, старым и нестарым, между счастливым и несчастливым в домашних делах своих, между известным и видным в обществе и между скромным и избегающим известности. А то бывает иногда и так при выборах в общественные должности, что одних людей по одним наружным и внешним отличиям ставят на очередь избрания, а на других за то только, что они невидны или бедны, хотя бы имели все отличные качества для служения обществу, не обращают внимания. Всем известно, что ни богатство, ни лета, ни удача в житейских делах, ни внешняя известность, сами по себе не такие достоинства, чтобы они уже непременно обещали в человеке хорошего слугу делам общественным; равным образом бедность, стесненное положение человека, застенчивость и скромность сами по себе не препятствуют человеку быть самым хорошим исполнителем общественных обязанностей. Ум и честность, усердие и любовь к делу и другие добродетели, на которые мы укажем еще, составляют главные достоинства, по которым нужно разбирать людей и назначать для общественного служения. Стало быть, где выбор людей на должности общественного служения идет не из всех людей достойных того, а только из некоторых, которые только по наружности бросаются в глаза, или даже нечестно сами ищут того, там выбор неправильный, нечестный, несогласный с учением Слова Божия. И от таких выборов не ожидать добра для дела общественного служения. Это значит, что прежде всего у самых избирателей нет прямого уважения к делам общественного порядка и устройства.

Далее, Слово Божие научает нас избирать на службу обществу мужей сильных. Что это значит?

Не все люди одного характера, одного ума, одной силы и крепости душевной. Каждому Господь Бог дает свой талант, свое дарование. Оттого и бывает, что один человек весьма добр, нежного сердца, снисходительного характера и способен делать большие дела любви и милосердия ближним, но в то же время он по своей мягкости имеет слабость в характере, не достает в нем твердости, постоянства и крепости душевной, без которых нельзя ему исполнять таких обязанностей, где нужна настойчивость и крепкое терпение. Такого человека нельзя назвать сильным по душе и воле, и стало быть он не пригоден к такому общественному делу, где нужны непременно и сила ума, и сила воли, и сила характера. Без того люди утратят к нему послушание и уважение, а он утратит надлежащее свое влияние на людей и на ход общественного дела. А иной человек и не так добр, зато силен умом и крепок по воле и характеру, способен вести трудные дела с твердостию и постоянством, с некоторою властию над другими. Ясно, что этот человек пригодней того на дела общественного служения. И вот, если бы мы выбирали людей на служение обществу не по этим отличиям, а как пришлось или по иным каким побуждениям, то мы выбирали бы неправильно, не по совести и не по учению Слова Божия. А бывает между нами и это. На иную общественную должность – легкую, почетную или выгодную, всяких охотников много и сильных и бессильных умом и душой, а на иную хлопотливую и невыгодную – охотников нету, и на нее выбирают тогда именно людей слабых душою, смирных и безответных, которые не умеют ни хорошо понять обязанностей своей должности, ни отговориться от выбора, если бы и понимали то. Избранием таких людей на общественные должности мы отнимаем сами у себя руки и общественное дело оттого идет кое-как и страдает.

Еще Слово Божие научает нас избирать на общественное служение людей, боящихся Бога. Худо жить со всяким человеком, который не боится Бога, в котором нет в сердце страха Божия, но не приведи Бог поручать такому человеку общественные должности. Дело и благо общественное по закону Божию должно считаться выше и дороже своего. Закон Христов обязывает нас для блага ближних, для пользы общей жертвовать своим собственным благом и своею пользою, где это требуется. Человек богобоязливый, с страхом Господним в сердце, с уважением к закону Христову и будет руководиться этим внушением Слова Божия в служении делу общему. Но что побудит человека небогобоязненного служить так благу божественному? Что предостережет такого человека от своекорыстия, от упущения и разорения в делах общественных, от обиды и притеснения ближнему? Что побудит его стать за слабого против сильного, послужить нуждам вдове и сироте, предохранить и поддержать слабого в беде от разорения? Сколько искушений в общественных должностях и для богобоязливого человека, а тем более для человека без страха Божия, сколько искушений нажиться за счет ближнего, за счет добра общественного, выдать кривду слабого неправде сильного и тому подоб.? Если бы общество избрало на служение своему благу людей, не боящихся Бога, то оно водворило бы у себя язву разъедающую и разрушающую благо общее. А люди небогобоязливые-то везде ищут общественных должностей, от которых могут ожидать себе выгоды.

Затем Слово Божие повелевает нам избирать на общественные должности мужей праведных. Это, думаю, понятно вам и без объясяения. Неправедный, то есть неправдолюбивый человек то же, что и не боящийся Бога. Куда пригоден человек, неуважающий и несоблюдающий правду, особенно, на общественной должности? Без любви к правде должностной человек не попечется как следует об общественном благе, не рассудит правильно между виновным и невинным, между обидчиком и обиженным, не распутает ссоры и тяжбы, не обуздает человека дерзкого, не поощрит человека честного и смиренного. Правда-то и составляет главную основу в жизни общества в суде и расправе, в заведении порядков и управлении, в распределении общественных повинностей и в надзоре за исполнением их. Где поручают общественную должность человеку неправдолюбивому, там открыто вводят в среду свою вора и грабителя, обидчика и притеснителя, врага и разорителя общественного благосостояния.

Но вот и еще одно требование Слова Божия, которого должны держаться при выборе людей на общественные должности: мы должны избирать мужей ненавидящих гордость. Это что значит? Какую гордость должны ненавидеть люди с общественными должностями? В себе, или в других?

Слово Божие разумеет здесь гордость в себе, и она не терпима в людях общественных вот почему. Грешный человек и вообще очень склонен к честолюбию, рад величаться собой пред другими, презирать других и гордиться. Это постояные слабости и недостатки наши. Но в простом человеке эти недостатки не так еще обидны, не так тяжелы и не так вредны для других, как в человеке с общественною должностью. Тут они – истинное несчастье. Если в общественную должность, особенно в должность начальническую, попадет гордый человек, то гордость его от должности еще более раздуется и поднимется, высокомерное обхождение и презрение к другим станет грубее, тяжелее и вреднее для других. Он не слуга, не блюститель и не строитель общественного дела, а скорее станет выставлять себя властелином, которому все должно служить и покоряться. К нему идет обиженный за судом и правдою, а он своим высокомерным обхождением еще больше обидит; с ним хотят поговорить об общественном деле, а он слушать не хочет и с пренебрежением принимает замечания и советы других, потому что гордость его боится унизиться, если он будет делать по совету других. А в общем деле какой может быть порядок и успех без общего совета? Лицу должностному нужно постоянно обращаться с людьми, входить в нужды их, разбирать их дела и тому подобное. Для этого ему необходимы любовь, терпение, снисхождение, а часто и почтение к другим. А гордый человек не способен к этому, гордость и высокомерие – первая помеха ему в этом, потому что гордость везде и всегда – помеха и враг всему доброму и полезному. Сами видите, братие, что гордый человек не годится на общественную должность, и, если бы общество без внимания к делу избрало бы такого человека, то избрало бы в нем не строителя, а разорителя общественного дела, который всем будет в тягость и никому в пользу.

Итак, Слово Божие научает нас при избрании людей на общественные должности внимательно присматриваться к людям, избирать из всех людей общества и избирать людей сильных умом, волею и усердием к общественному делу, людей богобоязливых, людей правдолюбивых и ненавидящих гордость, то есть людей самых достойных, самых добродетельных, и значит ценить людей по всей справедливости, без всякого пристрастия к лицам по каким-либо нечистым рассчетам и побуждениям. Кто так избирает людей на общественные должности, тот служит обществу честно, добросовестно и согласно с учением Слова Божия; а кто уклоняется от этих правил честности, тот не честный слуга общественному делу.

Когда мы избираем на служение общественному делу людей, хоть бы и самых достойных, то не думайте, братие, что мы – избиратели, сделали с своей стороны все, что требуется от нас по нашей обязанности для общественного служения; не думайте, что избранные нами одни должны заботиться об общем нам благе, а мы должны спокойно и без участия смотреть на их труды и дела. Нет, это было бы несправедливостью и уклонением от служения общественному делу. Избранные нами несут обязанности наши и за нас, но не без нас; мы все должны быть вместе с ними и блюстителями и советниками и сотрудниками и ответчиками пред Богом и начальством за успех и доброе направление общественного устройства. Дело это понятное: когда хорошо идут наши общественные порядки, то всем хорошо, а не одним избранным на общественную службу; а когда порядки расстраиваются и разрушаются, то терпят и страдают от того также все в обществе и не одни должностные люди. И в делах чисто христианских, и в делах общественных для христиан одно апостольское правило: «Друг друга тяготы носите, и тако исполните закон Христов» (Гал.6:2); а закон Христов велит совершать дела благочестия, соделывать спасение своей души среди мира, порядка и благоустройства общественной жизни. Аминь.

25. Беседа вторая об общественном служении народа

В прошлой беседе я говорил вам, братие, о том, каких людей, по учению Слова Божия, вы должны избирать на общественные должности. Теперь скажу о том, как должны служить благу общественной жизни люди, которых общество избрало на такие должности. Каких людей велит нам Слово Божие избирать на общественные должности, такими должны и являться избранные на служение обществу. Припомним здесь опять наставление Слова Божия, которым мы начали свою беседу. «Усмотри себе, – говорит оно, – от всех людей мужи сильны, Бога боящиеся, мужи праведны, ненавидящие гордости и поставиши их над ними. И судят людей по вся часы» (Исх.18:21–22). Итак, Слово Божие велит нам избирать мужей сильных духом, волею, характером, терпением; значит, такою силою и должны служить делу общему люди избранные. Всякое дело, а тем более дело общественное, большое и сложное, требует для своего успеха постоянного внимания, бдительного надзора, неослабного усердия, терпения и постоянства; только с такими силами духа успешно двигаются дела общественные и побеждаются препятствия. В общественных делах нельзя без того, чтобы все шло ровно и гладко: один не исполняет своего дела во вред порядку общественному, другой прямо препятствует тому; там постоянные жалобы одного на обиду от другого, здесь не действуют внушения и предостережения человеку, который дурным поведением своим сбивается с прямой и честной дороги в жизни, в ином месте встретишь еще оскорбление за то, что стоишь и говоришь за дело общественное. Это неизбежно может случиться в прохождении обязанностей общественного служения. Что может сделать в таких случаях человек без силы душевной, без крепости в терпении, без постоянства в усердии к общественному делу? И не верный слуга тот обществу, кто сегодня действует, а завтра опустил руки, потому что встретил препятствие, кто сегодня посмотрел за ходом дела, а завтра оставил ему идти, как придется, кто сегодня разобрал жалобу, а завтра утомился и оставил дело без разбора и т.п. Итак, братие, постоянное усердие и неослабное терпение – первые и главные силы, с которыми нужно служить делу общему; а эти силы может поддерживать, укреплять и предохранять от ослабления только любовь к общественному служению. Общее дело нужно любить и исполнять, как свое собственное.

На обществениое служение Слово Божие велит избирать людей, боящихся Бога. Значит и проходить это служение надо под руководством страха Божия. Общественное дело – дело не человеческое только, но и Божие: Господь Бог – сам верховный блюститель общественного закона, порядка и устройства. Нарушитель этого закона и порядка оскорбляет не общество только, но и самого Господа. Поэтому, кто носит и питает в сердце своем страх Божий, тому, в служении общественному закону, следует уважать его, как закон Божий. Ты видишь брата твоего, уклоняющегося от исполнения общественной повинности или сбивающегося с дороги на путь недоброй жизни; употреби свое старание и свою власть, вразуми того и другого, и мысль о Боге поможет тебе обращаться с такими людьми с любовию, снисхождением, как с людьми больными, которых нужно жалеть и исправлять, а не пренебрегать и не отягощать силою твоей власти. Пред тобою вдова и сирота, слабый и обиженный ищут расправы, защиты, помощи. Бойся Бога пренебречь этим делом и оставить его без рассмотрения и удовлетворения. Дело, которое следует тебе делать, – дело Божие. Бойся Бога, и этот страх Божий научит тебя проходить твои общественные обязанности по закону Божию.

Слово Божие велит избирать на служение обществу людей праведных, то есть правдолюбивых: значит со всею любовию к правде и следует проходить обязанности этого служения. Слово Божие учит еще об этом так: «Да не познаеши лица в суде, малому и великому судиши, и не устыдитися лица человеча, яко суд Божий есть». (Втор.1:17). Этим внушается людям должностным совершенная справедливость, беспристрастие и одинаковое уважение ко всем людям, с которыми приходится по должности иметь дело: с сильным ли и богатым, или с слабым и бедным нужно тебе иметь дело, с старым или молодым ведешь речь, всякому говори одну правду, какую велит закон, потому что пред законом все люди равны; не стыдись выставлять правду и указывать на неправду лицу знатному, если зовет тебя к тому твоя должность; не бойся угрозы, когда нужно тебе изобличить несправедливость человека неправого, обижающего других; ты говоришь не свой суд о его неправом деле, а суд Божий, на служение которому ты призван обществом. А вот и другое предостережение Слова Божия людям с общественною должностью: «Да не уклонят суда, ниже познают лице, ниже да возмут даров: дары бо ослепляют очи мудрых и отмещут словеса праведных» (Втор.16:19). Это предостережение на счет взяток и подарков. Нет ничего вреднее для порядка общественного, нет ничего богопротивнее в деле суда, как подарки и взятки, где это водится. Не быть там правде бескорыстной, не быть там суду праведному. Берегитесь этого, братие, как величайшего, самого пагубного зла, которое мало того что вредит обществу, но и навлекает на людей мздоимных страшный суд Божий. Ты принял подарок или угощение от человека и думаешь соблюсти справедливость в деле, которое он имеет к тебе? Напрасно ты так думаешь. Ты ослепил уже себе очи этим. Ты не усмотришь уже и не соблюдешь справедливости. Ты продал за подарок правду, предал обиде невинного, оправдал виновного, подверг притеснению слабого. Ты заставил плакать вдову и сироту. Ты не избавил от напрасной беды несчастного. На тебя плачутся люди обиженные. На тебя идут вопли и жалобы на небо, к Господу праведному, Судии нелицеприятному. И горе судии мздоимному, называющему доброе лукавым, а лукавое – добрым делом! Господь воздаст такому судии по делам его, отмстит за слезы осужденной невинности, за страдания проданной правды...

Счастлив должностный человек, если, оставляя свое служение обществу, он может сказать в лицо всем людям то же, что говорил к народу праведный и бескорыстный судия Самуил. Вот как он говорил: «Я управлял вами с молодых лет моих до сего времени. И вот я: отвечайте на меня пред Богом и пред помазанником Его: взял ли я у кого быка, взял ли осла, притеснил ли кого, сделал ли кому насилие, взял ли из чьих рук плату и из-за нее потворствовал? Отвечайте, я возвращу вам. И отвечали: Не притеснял ты нас и не делал нам насилия и не брал ты ничего ни из чьих рук. И сказал им Самуил: Свидетель Господь и помазанник Его, что вы не нашли ничего в руках моих? Они отвечали: Свидетель!» (1Цар.12:2–5), Вот истинный образец судии справедливого, нелицеприятного и бескорыстного. И благословение Божие почиет на главе того, кто будет подражать этому примеру в прохождении своей общественной должности.

Господь Бог не велит избирать на общественные должности людей гордых. Значит, при исполнении обязанностей общественного служения и нужно избегать этого порока. Люди привыкли думать, что общественная должность есть отличие, которое возвышает должностного человека над другими людьми и дает ему как будто право величаться пред другими и требовать от них почета себе и поклонов. Не по Божьему учению поступают так должностные люди и не по христианскому закону. Апостолы Христовы, когда еще не были просвещены Духом Святым, думали, что Иисус Христос будет земным царем иудейским, а их поставит большими начальниками, и вот некоторые из них стали просить Его, что бы Он дал им начальство выше других. Что же Господь им отвечал? Он укорил их за честолюбие и сказал, что кто хочет между ними больше других быть, тот будет всем слуга, что Он призвал их не властвовать и величаться властью, а служить другим с полным самоотвержением до положения души своей за благо ближних. В таком же духе должен проходить и всякий христианин свою должность в христианском обществе. Он избирается и призывается служить благу, порядку, закону общества, а не повелевать по своей воле людьми. Он – слуга обществу. Он должен исполнять свои обязанности с кротостию, с терпением, обходиться с людьми мягко, без жестокости, с любовию. Всем известно, что гордое и заносчивое обращение с людьми, жесткость и несговорчивость расстраивает и хорошее дело, оскорбляет и отталкивает людей от участия в труде, а обращение кроткое, степенное, внимательное ко всякому исправляет и плохие дела и дурных людей, и вызывает у всех сочувствие, содействие и привязанность.

В заключение моей беседы с вами, скажу вам, братие, что служение и труд для общественного блага, порядка и устройства имеет цену и заслугу не пред судом человеческим только, но и пред судом Божиим. Доброе, усердное, бескорыстное служение ближним Господь наш Иисус Христос принимает как служение Ему, потому что Он желает, и чрез апостола своего учит, чтобы мы устрояли у себя общественный мир, порядок, благосостояние, да тихое и безмолвное житие поживем в благочестии и душевной чистоте. Аминь.

26. Беседа первая об участии мирян в делах церкви

Все мы, христиане, называемся членами церкви, сынами церкви. И тот не может назвать Бога отцом, кто не имеет церкви матерью, говорит один святой учитель церкви. В ней мы возрождены духовно, просвещаемся учением ее, освящаемся благодатию Христовою в св. таинствах, приближаемся к Богу в молитвах для того, чтобы, пожив свято на земле, наследовать спасение и жизнь вечную на небе со Христом. Все это не должно ли внушать нам сыновнюю любовь к св. матери нашей – церкви и желание послужить ей своим участием в ее делах, заботах, посвящаемых нашему же добру, нашему спасению?

Но не думается ли кому-либо из вас, что такое участие есть для вас дело постороннее, что служить церкви есть собственно дело наше, т.е. дело лиц духовных? Да! это дело наше! При самом основании церкви, св. апостолы поставляли в ней епископов, священников, диаконов. Они-то и составляли клир, т.е. людей избранных и освященных божественною благодатию на служение церкви и тем различались от остальных христиан. Потому церковь с самого начала разделялась на клир и народ, пастырей и пасомых, учащих и учащихся, а по-нашему, причт и прихожан, духовных и мирян. Но это разделение отнюдь не означало того, чтобы клир был сам по себе, а народ сам по себе, чтобы заботы о церкви лежали только на клире, а не касались народа. Нет, братие, этого не было в церкви при св. апостолах и св. отцах! Делясь на клир и народ, церковь все-таки была единым обществом или собранием верующих, что означает (с греч.) и самое слово «церковь», перенесенное потом на церк. молитвенные домы или храмы, где собирались христиане. По такому единству своему, церковь называется в слове Божием единым телом, телом Христовым, в котором все верующие суть члены. И как тело живет одною жизнию, так и церковь или общество христиан должно жить одною жизнию, жизнию, исходящею от Христа, который есть невидимая глава церкви и всегда живет в ней, как сам сказал: «Я с вами во все дни до скончания века» (Мф.28:20). Потому о первых христианах и говорится, что у них было сердце одно и душа одна, один дух Христов. В теле все члены тесно соединены как со всем телом, так и друг с другом. "Не может, – учит св. ап. Павел, – нога сказать: Я не принадлежу к телу, потому что я не рука. Не может ухо сказать: Не принадлежу к телу, потому что я не глаз... И глаз не может сказать руке: Ты мне не надобна, или также голова ногам: Вы мне не нужны. Потому-то, – учит далее также св. апостол, – не должно быть разделения в теле, а все члены одинаково должны заботиться друг о друге. Ибо страдает ли один член, страдают с ним и все члены; славится ли один член, радуются с ним все члены. – Сказав все это св. апостол прибавляет – и вы тело Христово, а порознь члены» (1Кор.12:15–16, 21–22, 25–27). И как скоро мы, братие, члены одного тела, одного общества христианского или церкви, то и никто из нас не может сказать: «Я не принадлежу к церкви, я не Церковник, не духовный, чтоб служить церкви, я живу сам собой, я не обязан заботиться о церковном деле, церковном или христианском житье других, как другие о моем». И мы, духовные, также не можем сказать, напр., вам мирянам: «Церковное дело наше, а не ваше, обойдется оно и без вашего совета, попечения». Нет! Составляя одно тело, одно общество, мы обязаны жить и действовать согласно, в братском союзе, как было у первых христиан, у которых, кроме названия «христиане», другим общим названием было «братья». С братским согласием должны мы и служить Церкви, как кому дано и пригодно. Нам, пастырям, по преемству от апостолов, дано Богом и пастыреначальником Иисусом Христом свое духовное право, свой образ служения церкви. Напр., право и долг учить вас вере, совершать св. таинства и службы. Вам мирянам пригодно служить церкви своими людскими способами, как того требует ваше звание христианское и общественное. Но действуя каждый в своей области, на своем месте, мы должны уметь соединять нашу деятельность в общем попечении о церкви.

В чем же должно состоять это попечение? Есть у нас готовый ответ на это. Он дан в Положении о приходских попечительствах при православных церквах. Положение это должно быть известно всем вам. Применяясь к нему, я и постараюсь уяснить вам долг попечения о церкви и вашего участия в делах Церкви.

Итак, первый вопрос. Кто из вас должен заботиться о церкви, пособлять делу церковному? – Должны все прихожане церкви. Приход есть как бы особая христианская община, или своя церковь малая, в ряду многих тысяч таких общин или церквей, составляющих единую, святую, вселенскую церковь. Нас соединяет в общину, в приход церковь, а в церкви Христос, который сказал, что где два или три соберутся во имя Его, там и Он посреди их. Итак, никто не забывай, что ты прихожанин, член христианской общины или прихода своей местной церкви, и, подобно члену в теле, должен быть в ней членом живым, непраздным, деятельным, не жить особняком от всего тела, т.е. прихода, а в союзе с ним и вместе со всеми, по силе своей заботиться о церкви, участвовать в церковных делах, нуждах прихода.

Но как же всем участвовать в этих делах? На это дает нам пример древняя церковь, начиная со времен апостольских. Так когда нужно было избрать особенных лиц на служение церкви для попечения о лицах, питавшихся от Церкви, то св. апостолы, собрав множество учеников, т.е. христиан, сказали им: «Братья! выберите из себя семь человек изведанных, исполненных Св. Духа и мудрости. Их поставим на сие дело» (Деян.6:3). Во времена св. отцов часто видим особых лиц из мирян, выбираемых народом для попечения о церкви. Они назывались старцами, старостами, попечителями, покровителями. Так св. Киприан, епископ и мученик, говорит, что он всегда советовался о делах Церкви как с клиром, так и с народом, особенно старейшинами его. О св. Севастиане мученике говорится, что он был поставлен защитником или попечителем церкви, пресвитером которой был св. Поликарп. У нас на Руси издавна известны были церковные старосты, выбираемые приходом. Но в делах церковного попечительства особенно прославились было у нас православные церковные братства. Они во многих местах еще помнятся народом, а по местам и доселе удержались от почтенной старины нашей или восстановлены там, где были в старину. То были братские союзы избранных, лучших прихожан церкви, а часто и сторонних, далеких христиан православных, составленные для того, чтобы радеть о делах и нуждах церкви, особенно в тяжкую годину бедствий ее от врагов православия. Но было бы долго распространяться тут о них. Веду я речь лишь к тому, что и вводимые теперь приходские попечительства, церковные советы, а где и братства; дело не новое, а освященное примером почтенной хр. древности. Прошу заметить это особенно вас, попечители церковные, кто бы вы ни были: церковные ли старосты, или волостные старшины, головы, самым званием призываемые к церк. попечительству и наконец все, выбранные на это дело со прихожанами! Будем уважать наше звание, как богоугодное. Будем с любовию и усердием выполнять важные обязанности, возлагаемые на нас этим званием, как ради наших собратий, прихожан, избравших нас в это звание, так и ради самого Христа Спасителя и его св. Церкви. А вы, прихожане, собратие помогайте, поддерживайте нас в выполнении наших обязанностей, которые суть вместе обязанности и ваши. Какие эти обязанности, об этом скажу в следующей беседе.

27. Беседа вторая об участии мирян в делах церкви

По обещанию, будем теперь беседовать о том, в чем состоит церк. попечительство, какие обязанности его? Тут вообще раскроется нам, каково может быть участие мирян в делах церковных.

Первая обязавность церк. попечительства – это забота о содержании и удовлетворении нужд приходской Церкви. Церковь для прихожан. Она для нас, как дом для семьи. Но она и больше для нас. Она – дом Божий! Сходясь сюда, мы сходимся ко Христу, который сказал, что где собираются люди во имя Его, там и Он среди их; сюда призывает Он нас на тайную вечерю, в которой на свящ. трапезе или престоле предлагает нам в пищу хлеб небесный и чашу жизни, т.е. пречистое тело свое и пресвятую кровь свою. Здесь питает Он нас и хлебом Слова Божия, о котором Сам сказал: «Не хлебом одним живет человек, но всяким словом, исходящим из уст Божиих» (Мф.4:4). Такому дому Божию не свойственно ли приличное устройство, благолепие? И Спаситель наш, когда хотел совершить тайную вечерю, то велел ученикам своим выбрать для сего горницу большую и убранную, Первые христиане, явившись среди неверных, не могли вдруг иметь больших церквей и собирались на службу в выбранных и устроенных для того домах, которые и были для них церквами (1Кор.11:21 и д.), а иногда и в подземельях, у гробов св. мучеников. Сами же христиане приносили все нужное для службы, как то: хлеб и вино для св. евхаристии елей, ладан, сосуды и проч. с возрастанием церкви она украсилась, как невеста, красотою, украсилась благолепными храмами, службами, что было особенно со времен св. равноап. Константина и Елены и св. учителей вселенских Василия В. и Иоанна Злат. Наши благочестивые предки, начиная с св. равн. кн. Владимира, также весьма любили строить и украшать храмы. Для содержания их князья назначали десятины, т.е. десятую часть своих доходов, давали им земли, озера с ловлями, мельницами, пошлины с торгов, вклады денежные, жертвовали св. сосуды, ризы, книги богослужебные, отеческие, делая это во славу Божию и на помин души своей. Также делали святители и бояре, вообще люди состоятельные. Люди простые строили и украшали храмы в складчину или миром. Но чтоб такая складчина или мирской сбор велись и употреблялись правильнее, для этого они и установляли у себя или старост или же целые товарищества или братства, которым и принадлежало попечение о храме. Члены такого товарищества, братства, попечительства, прежде всего, сами давали в склад на церковь, особенно, в большие праздники; они собирали для нее доходы с пасек и меду, часто торговых пошлин и др. честных промыслов, которые освящали молитвою, наконец, вообще распоряжались тем, что собиралось с прихода в кружках. Так-то было в старину. Помня эту почтенную старину, будем и сами размышлять и стараться об умножении средств к поддержанию и украшению нашего св. храма. А вы, братие-прихожане, поддерживайте нас своим участием. Верьте, что самое малое приношение ваше, данное по усердию и силе, будет столько же и даже более угодно Богу, чем иное щедрое приношение богача. Будучи в храме иерусалимском, Господь увидел богатых, кладущих дары свои в сокровищницу храмовую. Увидел также и бедную вдову, полагавшую туда две лепты (самые малые монеты). И сказал: «Истинно говорю вам, что эта бедная вдова больше всех положила. Ибо все те от избытка своего полагали в дар Богу, а она от скудости своей положила все пропитание ее, какое имела» (Лк.21:3–4). А мы, попечители, зная, как собирается скудное имущество церковное, будем распоряжаться им, как можно благоразумнее. Но Боже сохрани и подумать кому-либо о корыстной растрате его! Это было бы святотатство, достойное проклятия Божия! Но дай нам, Господи, послужить св. храму твоему и стяжать благословение, обещанное любящим благолепие дому твоего!

Другая обязанность церк. попечительетва – это забота о поддержании и изыскании средств к содержанию приходского духовенства. Я бы не упоминал об этом здесь, если б к тому не приводило нас самое положение о приходских попечительствах. Впрочем, я не стану говорить долго об этом. Скажу только, что могу сказать по вере и совести. Когда Спаситель посылал учеников на проповедь, т.е. то служение, которое по преемству от них перешло и к нам, то Он велел им ничем не запасаться на дорогу, ибо, говорил, трудящийся достоин своего пропитания, т.е. должен содержаться теми, для кого он трудится. Также, хотя другими словами, учит св. Павел, говоря, что служащие алтарю, от алтаря пусть и питаются. Св. апостолы не были корыстны, как не должен быть и пастырь церкви. Они готовы были и сами работать, чтоб не отягощать других своим содержанием. Но право на такое содержание они признавали за собою. "Если мы, – говорил св. ап. Павел, – посеяли в вас духовное, велико ли то, если пожнем у вас телесное» (1Кор.9:11)? И первые христиане были так усердны к апостолам, что готовы были все имущество отдать в руки апостолов. И неудивительно! такова была любовь между ними и христианами. Св. Павел так говорит о своей любви к Солунянам: «Мы из усердия к вам восхотели предать вам не только благовествование Божие, но и души свои, потому что вы стали нам любезны» (1Сол.2:8). Он же так говорит о любви к нему Галатов: «Вы приняли меня, как ангела Божия, как Христа Иисуса. О как вы были блаженны! Свидетельствую вам, что если бы можно было, вы исторгли бы глаза свои и отдали мне!» (Гал.4:14–15) Да утверждается же и у нас взаимная любовь, доверие, усердие между пастырями и пасомыми, духовными и прихожанами! А при этом прихожане, как добрые христиане, сделают все, что могут, для своих пастырей с тем, чтобы они совершали свое святое служение, свой духовный труд с радостию, а не воздыхая, чтобы, не имея надобности много промышлять, суетиться, томиться, горевать, для подобающего содержания себя с семьями, они тем свободнее, усерднее и более трудились для своих прихожан, их добра духовного, которое гораздо выше и ценнее всякого добра вещественного, всякого достатка земного!

Третья обязанность церковного попечительства – это приходская благотворителъность. Св. вера наша учит нас любви ко всем, милосердию к несчастным. Такою любовию и милосердием особенно славились первые христиане. В обществе их «было одно сердце, одна душа, и никто ничего из имения своего не называл своим, но все было у них общее... Не было между ними никого бедного; ибо все владельцы поместий или домов, продавая оные, приносили цену проданного, и полагали к ногам апостолов; и каждому давалось, в чем кто имел нужду» (Деян.4:32, 34–35). Говорил я уже, что для совершения службы Божией верующие приносили хлебы и вино. Вот из остатков этих приношений, а также и других приношений, напр., меду и молока для новокрещенных и детей устрояли после службы вечери любви, т.е. общие столы, где вкушали пищу все наравне богатые и бедные, знатные и простые и где обыкновенно и находили себе пропитание бедные, вдовы, сироты. Со временем обычаи благотворительности изменялись, но дух ее, дух хр. милосердия продолжал жить и после при св. отцах. По духу такого милосердия при церквах устраивались богадельни для бедных и старых, больницы для больных, приюты для сирот, странноприимницы для далеких богомольцев или гонимых за веру, кладбища или усыпальницы, особенно для погребения бедных. Все такие и подобные другие заведения устраивались и содержались на общий счет всех христиан церкви и вверялись смотрению диаконов, священников, также выбранных старшин или попечителей церковных под главным наблюдением епископа. Однажды римский кесарь, язычник, требовал у римской церкви всех ее богатств. Архидиакон св. Лаврентий собрал всех бедных, которые состояли из слепых, хромых, увечных, содержавшихся на счет церкви и, представивши их жестокому кесарю, сказал: «Вот доходы, вот богатства, вот истинные сокровища церкви!» А св. Златоуст о своей константинопольской церкви так говорит: «Размыслим, какому бесчисленному множеству бедных, вдов, сирот, дев эта церковь разделяет доходы, которые она получает от своего богатства. Число записанных в ее список (бедных) доходит до трех тысяч, не говоря о вспомоществовании, какое она делает тем, которые будучи больны, находятся в богадельнях, не говоря о чужестранцах, прокаженных и тех, которые служат алтарю. И такое множество она содержит постоянно и всем дает пропитание» (Бес. на ев. Мф.6). Что было при больших церквах, то, в своей мере, было и при малых. У нас на Руси церк. благотворительность началась с самою верою. Так св. кн. Владимир, определяя десятину церкви, назначал ее на содержание храма, причта церковного, а также и призрения бедных. Я уже говорил, что в старину у нас жертвовались церквам большие земли, промыслы и вклады и проч. Все это также назначалось на содержание храма, приходского духовенства и бедных. Потому и у нас при церквах бывали встарину богадельни, больницы, странноприимные дома. Устраивали их часто святители, также князья, бояре, купцы, наконец, вообще прихожане, особенно там, где были церк. братства, как бы попечительства. Отсюда было в старину даже выражение; церковное богатство – нищих богатство. Одним из трогательных учреждений старинной церк. благотворительности были убогие дома, т.е. дома, куда собирались тела умерших бедных или безвестных, особенно во время поветрий, которые потом разбирались и погребались собща всеми набожными христианами.

Постараемся же и мы, братие, исполнить долг церковной благотворительности в нашем приходе. Приход, как сказал я, есть своя церковная община, своя малая церковь, а Церковь, по единству жизни уподобляется телу, в теле, если страдает один член, то с ним страдают и прочие. Если видим или слышим, что наш односелец, одноприхожанин страдает от болезни, увечья, беспомощной старости, вдовства, сиротства, бедности, пожара или др. несчастия, то будем ли так бесчувственны, что не станем сострадать ему, а сострадая – не поможем? Если же не поможем, то будем уверены, что страдание, несчастие ближнего рано или поздо отозвется и против воли нашей, на нас или потомках наших! Мы не призрели своего односельца, соприхожанина в болезни, увечьи, беспомощной старости, вдовстве, сиротстве. Что же? Разве и мы не под Богом ходим? Разве не может несчастие случиться и с нами или нашими кровными? Что же, если тогда люди с нашего дурного примеру отворотятся от нас, как мы отворотились от других? Мы не поддержали бедного. А что, если от бедности он пойдет красть, и начнет с нас же? Он не станет здесь красть. А что, если пойдет красть в другое место, а из другого придет к нам другой, пренебреженный людьми, бедняк? Так! правилом нашим должно быть не выпускать бедняка из прихода. Здесь пристроим его. Как это сделать? Можно делать и обычным подаянием. Но этого недостаточно. Подаяние твое не всегда попадает тому, кто больше нуждается, не всегда даже идет впрок. Есть, к сожалению, нищие, втянувшиеся в нищенство, как в ремесло, или пропивающие подаяние и т. под. Итак, надо уметь распорядиться подаянием, и это и есть долг церк. попечителей. Пусть оно сделается у нас общим сбором, складчиной, в чем бы она ни состояла: от зерна и к зерну – будет мера; с миру по нитке – бедному рубаха. Затем людей совсем слабых, престарелых, больных, увечных будем призревать, на общий счет, в богадельнях, больницах. А бедным, но еще способным трудиться, не позволим бродить по миру и поможем стать на ноги, найти работу, или обзавестись хозяйством, чтобы, наконец, он сам мог радеть о себе, жить своим трудом. Особенно не допустим до бродяжничества и христарадничания детей бедных или сирот. Это сущая пропасть им! Опытом изведано, что из детей, втянувшихся в нищество, выходили большею частию лентяи, плуты, воры, бесчинники. Будем стараться и им приискивать дело, особенно, пристраивать к ученью какому-либо.

Тут следовало бы мне поговорить еще об одном деле церк. попечительства – это о приходской школе. Но в свое время скажу об этом особую беседу. Я сказал еще не о всех предметах церк. попечительства. Есть еще дела, нужды церкви, в которых добрый христианин имеет право и долг принимать участие. Поразмыслим об этом в след. беседе, братие, чтобы не оскудеть ни в чем, к чему обязывает нас любовь к матери нашей св. Церкви и ко Христу Спасителю, пребывающему с нами в церкви своей. Аминь.

28. Беседа третья об участии мирян в делах церкви

В прежних двух беседах я говорил о тех предметах вашего попечения о церкви, служения ей, какие указаны в «Положении о приходских попечительствах», указаны также и примером древней хр. церкви, начиная со времен апостольских. Но этот же пример древней церкви указывает и на другие церковные дела, в каких вы можете и обязаны принимать участие. Пo-моему, дела эти разумеются отчасти и в самом «Положении о приходских попечительствах». Там сказано, что попечительства эти учреждаются из лиц, «отличающихся благочестием и преданностию вере православной».

Итак, добрый христианин, а тем более тот, кто избран на церк. попечительство, должен отличаться преданностию св. вере, а по этой преданности – заботиться о том, чтобы учение этой веры хранилось цело и твердо, укоренялось глубже и шире в том обществе, к которому он принадлежит.

Учение веры есть учение не человеческое, а божественное. Оно дано нам Господом нашим чрез избранных апостолов и преемников их пастырей и учителей церкви. Чрез них учение веры раз навсегда передано и определено в церкви Божией, просвещаемой Духом Божиим, который всегда пребывает в ней. Потому всяк желающий узнать и уразуметь истинное учение веры, должен обращаться к церкви, которая есть, как говорит Слово Божие, столп и утверждение истины, и в которой это св. учение проповедуется, преподается, объясняется пастырями церкви, преемниками тех, кому сказано: «Вы есте свет мира, идите и научите все народы» (Мф.5:14, 28:19). Потому-то, далее, не всякому позволено проповедовать, обяснять учение веры, а тем более своевольно мудрствовать о нем. Не все апостолы, не все учители, говорит св. aп. Павел. Но не беря на себя самозванного учительства, как люди на то не призванные, не посвященные, вы, однако же, можете и обязаны твердо и ревностно исповедать учение веры, когда вас спрашивают о ней, когда видите, что ближний ваш не понимает ее, или, Боже сохрани, глумится, кощунствует над ней или же заблужается от истинной веры, увлекает других в свое заблуждение и т.под. Примером для вас пусть будут древние св. мученики и исповедники. В бесчисленном лике их были не одни пастыри и учители, а также и миряне всех званий: воины, правители, купцы, ремесленники, земледельды, жены, дети. И сколько примеров на то, как они исповедали веру пред неверными или неправоверными, еретиками, раскольниками, защищали пред ними сию св. веру, обличали их неверие и неправоверие и таким образом просветили многих неверных, научили истинно веровать неправоверных! Великую награду обещает и Слово Божие всякому, кто обратит ближнего своего, заблуждающего от истинной веры. "Братья! – учит св. ап. Иаков, брат Господень, – ecлu кто из вас уклонится от истины, и обратит кто его, тот знай, что обративший грешника от ложного пути его спасет душу от смерти и покроет множество грехов» (Иак.5:19–20). Так! Всякий христианин обязан ревновать о христианском просвещении ближнего, просвещать его живым словом. Вразумлением, назиданием. Особенно такой долг лежит на родителях, на старших в семье, наконец, вообще христианах более сведущих в вере, в учении церковном. Те же, которые стоят во главе христианской общины или прихода, могут сделать и многое другое для христианского просвещения соприхожан, напр. истреблять суеверия, омрачающие смысл христианский, заводить, расширять школы, распространять душеполезные книги в приходе и т.под. Таким образом, вы, попечительные христиане, будете участниками того высокого просветительного служения в церкви, какое заповедано ей Господом нашим, призвавшим нас в чудный свет свой, свет своей веры.

Добрый христианин, а тем более церк. попечитель, должен отличаться еще благочестием. Но кто сам истинно благочестив, тот будет ревновать и о распространении благочестия, т.е. доброй христианской жизни между ближними. Ты не пастырь церкви, не священник, но если ты знаешь, что твой сосед, соприхожанин забывает Церковь, забывает Бога, то разве не можешь ты кротко напомнить ему об этом? Или замечаешь, что твой односелец, приятель начинает все чаще и больше выпивать; почему тебе не удержать его, когда еще пора и в нем не нажита гибельная страсть к пьянству? Или ты проведал о каком-либо дурном, напр., воровском умысле твоего знакомого; не должен ли ты предостеречь его, заставить его одуматься, чтобы спасти его от греха и неминуемой кары и Божией, и людской? Или видишь ты, что между братьями или соседями заходят частые ссоры, драки, что, наконец, разгорелась меж них злостная вражда; почему тебе, вместе с другими добрыми людьми, не помирить врагов, помня слово Спасителя: «Блаженны миротворцы; ибо они назовутся сынами Божиими» (Мф.5:9). Или узнаете вы, что в какой-либо семье муж слишком обижает жену; почему вам не заступиться за беззащитную и не уговорить, не вразумить жестокого человека? Или ославился кто-либо из соприхожан ваших, как явный распутник, бесчинник; вам следует унять его сильным братским словом. Всего этого требует ваша честь, ваша добрая слава, как мирская, так особенно христианская. Тут я опять повторю слово апостольское, что вы – члены хр. общества, – то же, что члены тела. Как боль одного члена причиняет боли и всему телу, так духовная боль, т.е. порок, пятно греховное одного члена вашего общества, приносит дурную славу и всему обществу, подобно тому, как если славится один член, то с ним славятся, радуются и все члены. И не на бесчестии только оканчивается вред, приносимый обществу пороком одного члена его. Неболъшая закваска заквашивает все тесто. Больная овца заражает стадо.

Загнездившись в одном, двух, нескольких членах общества, порок, как заразительная болезнь, прилипает и к другим, разойдется дальше и дальше, если не остановить его общими усилиями.

В древней хр. церкви установлен был братский и церковный суд над согрешившими членами общества. Такой суд заповедан и Спасителем. "Если, – говорит Он, – согрешит против тебя брат твой; пойди и обличи его между тобою и им одним: если послушает тебя, то приобрел ты брата своего. Если же не послушает, возьми с собою еще одного, или двух, дабы устами двух или трех свидетелей подтвердилось всякое слово. Если же не послушает их, скажи церкви: а если и церкви не послушает, то да будет он тебе, как язычник и мытарь» (Мф.18:15–17). Св. апостолы также установляли между христианами общий братский и церковный суд над тяжкими грешниками. Они заповедовали даже не входить с ними ни в какие связи, общение. «Я писал вам, – говорит св. Павел коринфянам, – не сообщаться с тем, кто, называясь братом, – т.е. христианином, – есть блудник, или сребролюбец, или идолослужитель, или злоречив, или пьяница, или хищник; с таковым даже и не есть вместе» (1Кор.5:9–11). Нашелся тогда между коринфянами один страшный грешник. По этому случаю св. Павел писал коринфянам: «Я положил, чтобы вы в собрании вашем во имя Господа нашего Иисуса Христа, обще с моим духом, властию Господа нашего Иисуса Христа, предали его сатане» (1Кор.5:4–5), т.е. отлучению от церкви. Потом, когда грешник этот покаялся, то любвеобильный и обрадованный апостол писал к коринфянам: «Довольно для него понесенного наказания; вам уже надобно простить его и утешить, дабы он не был поглощен чрезмерною скорбию, и потому прошу вас принять его в любовь» (2Кор.2:6–8). Церковный суд соединился в древности с открытою исповедию, т.е. с сокрушенным сознанием своих грехов пред всем собранием христиан в церкви и с прошением у всех прощения грехов. Исповедь эта казалась тяжкою, некоторые из ложного стыда уклонялись от нее. По этому случаю один церк. писатель 3-го в. говорил: «Многие или избегают или откладывают со дня на день свое открытое исповедание; но между братьями и сослужителями, где общая надежда, страх, радость, печаль, страдание, ибо общий Дух в общем Господе и Отце, зачем ты признаешь их иными, нежели себя? Зачем убегаешь, как насмешников, людей, одинаковых с тобою по обстоятельствам? Тело не может радоваться о повреждении одного члена, оно необходимо вместе с ним болезнует и печется об исцелении». Впрочем, далеко не все избегали открытого суда и покаяния пред всем братством, обществом церковным. Напротив, многие с глубочайшим смирением приносили такое покаяние. Так церк. писатель времен св. царя Константина (еп. Евсевий) говорит об одном отлученном от церкви: «Он пал к стопам епископа, припадал к ногам не только клира, но и мирян, пока, наконоц, своими слезами не тронул чадолюбивую церковь и милосердного Христа». Зато с какою любовию принимали христиане тех осужденных, отлученных, которые каялись и обращались к истинной вере и жизни христианской! В 3-м в. по P. X. один епископ писал к другому, а именно к священномученику Киприану, что о принятии таких кающихся и обращающися он совещался сперва с епископами и пресвитерами. «Затем, – продолжает он, – как следовало все это дело надлежало сообщить народу, дабы все знали о присоединении к церкви тех самых, которых столь долго с болезнованием видели заблудшими и потерянными. Узнавши расположение их, братство стеклось в великом числе. Все единогласно воссылали благодарение Богу, выражая сердечную радость слезами, обнимая обратившихся как бы освобожденных недавно от темничного наказания... И всех их приняли огромным большинством народного мнения, предоставивши все прочее Богу всемогущему». В старину и у нас на Руси делался общий христианский суд над провинившимися христианами. Это было именно при братствах. Братство делало вразумление, выговор виновному сперва частно чрез двух, трех братчиков, потом, если было надо, то и пред всем братством в Церкви; в особенных случаях назначало даже и наказания виновному. И кто не покорялся братскому суду или оказался неправильным пред ним, того братство удаляло от своего общества.

Из всего этого видите, братие мои, что если бы вы, старались общим братским мнением, увещанием, обличением, судом врачевать пороки, дурные навыки собратий, соприхожан, то вы поступали бы по духу заповеди Христовой, апостольской, сообразно с примерами древней хр· церкви.

Вы, конечно, разумеете, братие, что христианский братский суд народа, мирян еще не то, что суд собственно церкви, ее освященных Богом служителей. только им сказано: «Что вы свяжете на земле, то 6удет связано на небе; что разрешите на земле, то будет разрешено на небе» (Мф.18:18). Потому-то и в древней, самой апостольсьской церкви суд братский, христианский всегда опирался на суд самых же апостолов, а потом преемников их – пастырей. Они определяли время и степень открытого покаяния, от их власти духовной брало высшую, истинную силу как отлучение согрешивших, так и разрешение покаявшихся. Но участие народа, мирян в этом церк. суде, исправлении согрешивших было весьма полезно и благодетельно для них, воспитывало, укрепляло во всех христианах чувство благочестия, служило к большей чистоте, святости всей церкви и каждого члена ее. Послужим же и мы церкви святой общею, братскою, христианскою заботливостию об утверждении в нашем приходе хр. благочестия; старшие, особенно, церк. попечители (или братчики) дадим собою пример прочим, чтобы чрез нас святое благочестие росло и святилось в нашем обществе, наших ближних, братиях во Христе и Отце Небесном. «Тaк да светит свет ваш пред людьми, – учит Спаситель наш, – чтобы они видели ваши добрые дела, и прославили Отца Вашего Небесного» (Мф.5:16). Аминь.

29. Беседа о почитании духовного сана

«Всею душею твоею благоговей Господеви и иереи его чти. Всею силою твоею возлюби сотворшаго тя и служителей его не остави. Бойся Господа и прослави иереа…» (Сир.7:31–33).

Слыша сии слова, прочитанные мною из святой Библии, вы сами, братие мои, верно уже догадались, о чем я сейчас думаю беседовать с вами. Да, возлюбленные! я хочу ныне изъяснить вам сии слова, в которых внушается должное уважение к лицам духовного чина.

Знаю, что у вас теперь на сердце: вы думаете, что я хочу для себя искать у вас большой чести и уважения. Нет, возлюбленные! Не о себе я забочусь. Я, как равно и многие другие пастыри, ищем славы не от людей; слава наша, честь и похвала – Бог и спасение ваше. Что до меня, то я готов забыть себя, лишь бы вас спасти. Поэтому у меня всегда сердце болит, когда вижу за вами грех. И поэтому же и теперь не для себя, а желая вам добра, хочу говорить; ибо я знаю, что в ваших делах и словах есть много ругательного и оскорбительного для священного сана. А, думаете, мало греха за то берете вы на свою душу? Вот что меня сильно мучит, вот почему я молю каждого из вас словами Премудрого: «Всею душею твоею благоговей Господеви и иереи его чти. Всею силою твоею возлюби сотворшаго тя и служителей его не остави. Бойся Господа и прослави иереа…».

Слышите ли, что Слово Божие две заповеди – о почитании Бога и Его священников соединяет как бы в одну: «…благоговей Господеви, – говорит, – и иереи его чти?». Это значит, что кто чтит Бога и боится Его, тот непременно должен почитать и всячески остерегаться оскорблять чем-либо священника Божия; кто же, напротив, не так поступает, не чтит духовного сана, ругается над ним, тот, значит, и Бога не боится. Почему же так? Вот почему. Знаете ли, кто уставил духовный чин и кто дает вам священников? Сам Господь Иисус Христос. Он, когда был еще на земле, в то время сам избрал, сперва, двенадцать, а после еще семьдесят апостолов, и им самим дал власть посвящать, где нужно, по городам и селам архиереев, священников и диаконов. Апостолы велели то же делать постановленным от себя архиереем и продолжать из рода в род то же, пока мир стоит, так что и нынешние священники и диаконы служение и власть свою имеют чрез архиереев от самих апостолов и самого Иисуса Христа. Установивши, таким образом, священный чин в своей церкви, Господь Иисус Христос святым апостолам, а в лице их и всем последующим, значит и нынешним священникам, так сказал: «Идите в мир, проповедуйте Евангелие и совершайте святые службы. Вас будут там ненавидеть, гнать и преследовать; но вы не смущайтесь. Помните всегда, что вы служите не миру, а Мне, значит, и похвала вам, и награда не от мира, Я воздам за труды ваши. – Впрочем, присовокупил, – кто послушает вас, Меня послушает, а кто отвержется вас, тот Меня отвергнется; кто примет вас с честию, хорошо тому будет, а кто не примет, кто поругается над вами, тому хуже будет, чем Содому и Гоморре было» (Мф.10). Итак, видите ли, возлюбленные, что оскорбляющий священника, по словам самого Иисуса Христа, оскорбляет самого Бога, поелику священники даются и посылаются от Бога. Как бы это еще обяснить вам? Представьте, например, что наш Царь, по какому-нибудь делу, отправил бы своего посла в чужую землю, к другому царю; там, вместо доброго приема, посла этого чем-нибудь оскорбили. Не была ли бы это явная обида для нашего Царя? Мы сами пошли бы войною за такое оскорбление царской чести. Как же Господу Богу не оскорбляться, когда ругаются над посланными от Него священниками? Так, ей, тяжко грешит пред Богом, кто, как бы то ни было, ругается над священником и тяжко будет отвечать за сие пред праведным судом Божиим!

Хотите ли знать на это примеры? Слушайте. В святой Библии читаем, что в древние времена, когда Господь народу иудейскому поставил Аарона, брата Моисеева, Первосвященником, в то время некто Корей, вознегодовал против Аарона, а Дафан и Авирон против обоих и перестали их уважать, как служителей Божиих. И что же после сего? Теперь страшно и вспомнить об их участи. Земля разверзлась и Корей, Дафан и Авирон, подобно беззаконному Содому и Гоморре, были ею пожраны и живыми низведены во ад. Или еще. В некоторое время пророк Елисей проходил чрез одну иудейскую деревню. И как он был плешивый, тο игравшие там дети стали над ним смеяться и кричать: «Гряди плешиве, гряди плешиве!» (4Цар.2:23) Кажется, детей можно бы извинить в этом; они сделали это по шалости и глупости и, может быть, даже не знали, что это пророк. Но поелику они, поругавшись над пророком Божиим, поругались над самим Богом, а сказано, что Бог поругаем не бывает, то две медведицы прибежали из дубравы и всех их тут же растерзали; а было их числом сорок два. Так-то Бог сильно карает за оскорбление Его служителей.

Братие мои! право, я боюсь чего-либо недоброго и за вас и за ваших детей, ибо и вы тоже часто ругаетесь над священниками. Неприятно вам слышать об этом; но верьте, мне еще больнее говорить о сем. Что ж делать? Мой долг, а ваше спасение требует сего непременно. Откуда, например, вы взяли, что если священник перейдет дорогу, то на пути вас уже постигнет несчастие, и что после такой встречи с священником лучше хоть из дому не ходи? А ведь вы точно так и думаете и сию нелепую мысль передаете и детям из рода в род. И что, как священник перейдет дорогу? Случись вам тогда какая неудача, вы браните его просто как попало. А за что? Скажите! Кто же молится о вашем благополучии Господу Богу? Кто вас именем Господним благословляет на всякое доброе дело? К кому вы сами прибегаете за советом в годину несчастия и кого просите молиться о вашем счастии и благополучии и спасении души, не только пока живете, но и тогда, когда Богу душу отдадите? Не священник ли все сие делает для вас? Почему же вы почитаете его за что-либо для себя недоброе? О Господи! вот до чего дожили бедные священники! Они совершают для вас святые Тайны Христовы, благословляют, освящают от всего нечистого вас, ваши домы, хозяйство ваше, а вы что делаете! И можно ли после сего сказать, что вы чтите Бога и святую веру? Не знаю, как глаза ваши смотрят, когда подходите к священнику за благословением? Не милости, а суда следует ожидать вам от Бога за такое поругание сана священного! Но успокойтесь, возлюбленные! Вы покаетесь, а я буду молить Бога, да не поставит вам сего в грех, и будет все добро.

Впрочем, еще беседы своей прекратить не могу. Я люблю вас, как братий своих, и желаю вам добра, как родным своим; посему не могу не высказать всего, что у меня на душе. У некоторых из вас я заметил еще кое-какие непохвальные поступки против священников. Вот вы пойдете по домам своим и про меня, вероятно, забудете, а я о вас всегда помню; на душе моей всегда лежит тяжкая скорбь от незнания что то делается в ваших домах, по-христиански ли вы живете за моими глазами, учите ли домашних своих страху Божию. Поэтому я желал бы всегда видеть вас пред собою; но сами знаете, что это невозможно. Доставьте же мне случай рассмотреть все в домах ваших, по крайней мере, тогда, когда посещаю их с молитвою Господнею в посты святые, пред праздниками Рождества и Воскресения Христова и в другие дни. Но и в сие время некоторые из вас препятствуют мне исполнить долг свой и запирают от меня свои домы. Или, пришедши в дом, я хотел бы испытать детей ваших, умеют ли они, по крайней мере, креститься? И что же? Я в дом, а дети ваши или из дому, или кричат, боятся меня. А сему вы, родители, причиною. Вместо того, чтобы поселять в детях любовь к священнику, вы рассказываете им о священнике, как о чем-то страшном. От этого-то дети ваши, когда вы их приносите или приводите к святому причащению, боятся и всячески рвутся назад и крачат, как будто им зло какое хочешь сделать. Как же мне не больно смотреть на сие? Или же некоторые, встретившись с священником, проходят мимо его, как будто не видят. Тяжко снять шапку и сделать приветствие! Мне от твоего поклона ничего не прибавится и не убавится без него; но я из сего с сердечною скорбию заключаю, что ты недобрый мой прихожанин, Бога мало боишься и не хочешь себе спасения. Далее – есть еще у вас разные ругательные прозвища, разные шутки и присказки про священников, которые вы и ваши дети, от вас перенявшие, за глаза, а часто и в глаза произносят на людей духовного чина. Скажите, пожалуй, не достойно ли это Божия грома? Не стоит ли это того, чтобы звери вступились за честь рабов Божиих, как за Елисея пророка, и растерзали виновных? Но слава милосердию и долготерпению Божию! Сего еще нет, и я умоляю Его, чтобы и не было с вами; однако, с крайнею болезнию вижу, что тех, кто так делает, терзает хуже, чем зверь какой, терзает сам диавол – враг спасения нашего; ибо он-то и научил всему этому; он-то и подстрекает на это, дабы души ваши губить.

Наконец, и то не хорошо и грешно у вас, что вы, страх как, любите всячески подмечать за священниками и подслушивать, не сделает ли или не скажет ли он чего-либо такого, за что бы вам его осудить, или пересмеять, или перетолковать в худую сторону, и в своих сходках и беседах очень часто толкуете про то, что до вас не касается. Осуждаете священников Божиих. Там-то, говорите, таков-то и таков-то, а в другом месте таков-то, то-то и то-то делает, так-то и так-то ведет себя. Вы скажете, что священники часто сами виноваты и соблазн вам подают. Ох! знаю, что это тяжкий грех и «горе им же соблазн приходит!» (Мф.18:7) Но что же такое, возлюбленный? «Ты кто еси судяй чуждему рабу?» – говорит Слово Божие (Рим.14:4). Кто тебя поставил судьею других, да еще священников? Почему не помнишь слов Святого Евангелия: «Не судите, да не судими будете!» (Мф.7:1) Всякий свое бремя понесет, а за чужие грехи Бог не спросит, когда ты в них не виноват. Или вы хотите, что бы у вас священниками были не люди, обложенные плотию, а Ангелы бесплотные? Так! Служение наше подлинно стоит Ангелов. Потому-то они по Слову Божию «желают приникнути» (1Пет.1:12) с высоты небесной, когда мы совершаем страшные Тайны Христовы и служат с нами в то время со страхом и трепетом, как поется в церковной песни: «Ныне Силы небесные с нами невидимо служат». Мы же грешные подлинно все недостойны сего служения. Но, думаете, вам было бы лучше от этого? Нет! послушайте, что говорит святой Отец Иоанн Златоустый: «Это было делом человеколюбия Божия, – говорит он, – что Бог не свел с небес Ангелов, и не приставил их учителями к роду человеческому, дабы они, по превосходству своей природы и по незнанию человеческой немощи, не были беспощадны к нам в своих обличениях; напротив, людей смертных поставил учителями и священниками, людей, обложенных немощию, дабы это – то самое, что и поучающие и слушающие подлежат одинаковой ответственности, служило для языка поучающего уздою, не позволяющею простирать обличения свыше меры». (Бесед. св. Иоан. Злат. Хр. Чт. 1845 г. ч. 4).

Итак, прошу вас, возлюбленные, порестаньте гневить Господа Бога, оскорбляя Его служителей. Послушайтесь не моих грешных речей, а Слова Божия: «Всею душею твоею благоговей Господеви, и Иереи его чти. Бойся Господа, и прослави Иерея». Дайте мне во имя Господа Бога твердое обещание, что после сего вы исправите все те и подобные им недобрые поступки против священников, о каковых я вам сказал, и детей своих отучайте от сего. Благодать Господа нашего Иисуса Христа да будет за сие с вами, Ему же со Отцом и Святым Духом слава во веки веков. Аминь.

30. Беседа о грамотности

Благодарение Господу Богу, топерь есть у нас много училищ по селам, приходам. На то была и есть воля Благочестивейшего Государя нашего, Царя-Освободителя, об этом старались, и стараются наши архипастыри, разными способами помогающие нашим церковноприходским училищам, стараются и другие добрые люди, которые присылают пособия, книжки, учителей для наших школ. Не будет лишнею похвальбой, если скажу, что много стараний о школах показали и собратия мои, приходские священники, из которых многие сами учат в школах, дают от себя разную подмогу школьному делу, даже помещают или помещали сначала школы в своих домах и в иных местах; кроме самых приходских священников, учат еще их жены, дочери, вдовы, а также другие лица церковного причта. Но сказав о моих сослужителях, я тем охотнее отдам всю должную честь и прихожанам. Знаете сами, знает и вся земля русская, что во многих местах крестьяне составили на сходках общественные приговоры о заведении училища, сделали на него мирской сбор, устроили дома и т.под. Делали и делают они все это, радея о добре своих детей, радея о том, чтобы в народе православном ширилась грамотность, бралось ученье, росло и прибывало знанье, ибо ученье – свет, неученье – тьма.

После всего этого, быть может, и лишне говорить с вами о пользе грамотности, нужде образования. Вы их признаете сами. Но я не могу отказаться от беседы о таком важном деле и то вот почему. Не везде делались и делаются те мирские приговоры об училищах, о которых я упомянул, инде делались они, надо сознаться, не так-то охотно, а инде не твердо выполняются. Может быть, это происходит просто от недостатка способов, от тяжести для мира нового сбора. Но можно бояться, что это происходит также от неясного, нетвердого уразумения пользы грамотности. Так можно думать особенно тогда, когда слышишь, что вот там-то училище готово, учитель готов, даже ничего не требуют на ученье, а учеников мало. Иные родители просто не хотят посылать детей в училище, думая про себя: «Прожили мы без этого, проживут и они, а теперь есть у нас для них работа и без ученья в школе». Между вами я пока не замечаю таких; дело училищное у вас в уваженьи и раденьи, но тем приятнее мне и говорить с вами об нем, чтобы укрепить вас в этом раденьи. Говорю «раденьи», иначе «попечении». Это раденье или попечение есть одна из обязанностей того приходского попечительства или служения прихожан церкви, о котором я говорил, и которое есть долг всякого доброго христианина.

Итак, начав говорить о грамотности, ученьи, скажу наперед, что дело это христианское, о котором всегда была забота в церкви христианской. Предания гласят, что и св. апостолы старались об училищах. Так св. апостол и Евангелист Марк основал училище христианское (в греческом городе Александрии), где потом учились и были учителями многие знаменитые и святые мужи хр. церкви. Славились ревностию об училищах, вообще о книжном ученьи, образовании христиан и многие св. мученики, напр., св. пресвитеры и мученики Памфил и Лукиан и друг. А что сказать о святителях и отцах церкви? Слишком длинна была бы беседа моя, если бы я стал рассказывать вам, братие, как заботились они о книжном обучении детей христианских и вообще книжном образовании христиан. Из множества примеров укажу хоть на один, а именно, на пример св. Климента, епископа Анкирского, жившего незадолго до св. царя Константина. В отрочестве оставшись сиротой, он был усыновлен подругою своей матери благоч. христианкою Софиею. Сами любя христианское обученье, они хотели дать это добро и другим и устроили у себя училище, притом особенно замечательное. Было тогда еще много неверных, а у неверных обычаи были жестокие. Когда настал голод, то многие родители из неверных выбрасывали из домов своих детей, чтобы надежнее самим прокормиться. Климент с Софиею прибирали таких детей. София прокармливала, одевала их, а Климент приводил к св. вере и обучал в своем училаще, где были дети и хр. родителей. Зa это все христиане весьма полюбили св. Климента. К их общему желанию он с течением времени был поставлен в диакона, потом во священника, и наконец – во епископа. Теперь он еще с большею ревностию стал учить и уже не детей только, но и взрослых. Между тем настало гонение на христиан и, как всегда бывало, обрушилось, сперва, на святителя. Взятый неверным правителем на суд, он бесстрашно отвечал на все угрозы и глумления. «Обращаясь постоянно с детьми, ты сам оребячился, – насмешливо сказал ему мучитель». – «Знай, – отвечал ему Климент, – что я учил детей той мудрости, которой не разумеют все ваши мудрецы. У нас в христианстве младенцам открывается такая мудрость, какая сокрыта от мудрецов века сего». Мудрость, о которой говорит здесь св. Климент, есть именно учение хр. веры, которое для древних христиан всегда было первою и самою главною наукою. Когда потом святитель после долгих и жестоких мук заключен был в темницу, то дети тайком приходили к нему с Софиею, и он в темнице не переставал учить их. Само собою понятно, что из детей, учившихся у такого учителя, вышли достойнейшие люди и христиане. В вере Христовой они были так тверды, что некоторые из них вместе с взрослыми безбоязненно последовали на мучения за Христа.

Когда вера Христова начала утверждаться между предками нашими славянами, то явились у них и хр. училища. Это было за тысячу лет до нас. Жили тогда св. равноап. просветители славян братья Мефодий и Кирилл. Первый – епископ, другой – священник. Они изобрели слав. азбуку, грамоту, перевели на славянский язык свящ. книги, научили и уставили совершать по ним службу Божию, а также завели и училища, где и стали учиться предки наши по-славянски. То было дело великое, устроившееся по изволению Божию. Предки наши весьма радовались такому делу и благодарили за него Господа Бога! Итак, почитайте, други мои, слав. грамоту. Она изобретена св. мужами, с нею началось у наших предков хр. просвещение, которое от них дошло и до нас. Когда чрез сто лет после св. братьев утвердилась св. вера и в Руси, у наших ближайших предков, что было при св. кн. Владимире, то этот св. князь тотчас стал заводить при церквах и хр. училища. Многие матери не хотели тогда отдавать детей на ученье, а когда, по воле князя, брали их на то, то они плакали по них, как по мертвых. Почему? Потому, как говорится в старых книгах, что те матери были еще невежи, недавно вышли из темноты поганской, не разумели света хр. веры. Заметьте это и отцы, и матери, и дети, если еще есть между вами такие, что боитесь ученья, сторонитесь от него. Весьма было бы стыдно, если бы, наприм. нашлись между вами такие неразумные, как были те, что только что вышли из темноты языческой. Я бы еще много мог рассказать примеров, как в старину в родной земле нашей радели о книжном учении, об умножении книг христианских святители, князья, бояре, простые люди. Но остановлюсь и скажу коротко лишь вот что. В те поры долго не было еще печатных книг, а все писанные. Печатаются книги скоро, а списываются нелегко. Однако ж, многие святители, священники, князья, даже княжны и люди простые сами списывали книги, тяжко и подолгу трудясь над этим, трудясь с мыслию о славе Божией, для прославления Бога и святых и для пользы душевной ближних своих. Нечего говорить уже о том, каких трудов стоило слагать книги или переводить их с других языков напр., особенно, с греческого, каковы были книги отеческие, ибо самые знаменитые св. отцы писали по-гречески. Трудились для нашего просвещения св. отцы, трудились достойнейшие из наших предков, трудятся и теперь многие. А нам дается, братие, готовое. Как же нам не спешить пожинать плоды столь долгих и столь почтенных трудов. Как не радеть нам об умножевии грамотности, книжного ученья, образования, когда нас тому учит, дает на то пример нам все прошлое христианство?

Но оставя речь о временах прошлых, взглянем на настоящее. Не видно ли с первого взгляду, как полезны, благодетельны грамотность, ученье?

Учение св. веры нашей, которою мы просвещаемся и спасаемся, заключено в свящ. книгах. Разве не стоит учиться грамоте уже для того одного, чтобы читать сии книги, написанные св. мужами? Правда, ты можешь слышать чтение этих книг и в церкви. Но ведь всего нельзя прочесть в Церкви. Сколько есть разных свящ. сказаний, житий, которые так назидательны, усладительны для души, но которых нельзя услышать в церкви. И то надо сказать, что в церкви не все вы и не всегда можете бывать. Сколько, значит, вы пропускаете чудных евангелий, читаемых в церкви, которые вы, если б были грамотны, могли бы прочитать дома, или заставить, попросить прочесть их вам других грамотных лиц из семьи, напр., детей. И в том еще признаться надо, что иного ты в церкви и не расслышишь, а иное и слышишь, да не запомнишь или не уразумеешь сразу. Ибо много в книгах есть такого, что надо внииательно и не раз прочесть, вдуматься в прочитанное, чтоб потом уразуметь и хорошо запомнить. Я уже не говорю о том, что с умножением в приходе грамотных детей и вообще грамотных людей, служба Божия украсится хорошим чтением, пением, а это и Богу угодно и нам, христиане, усладительно.

Но кроме учения св. веры, есть много других знаний, весьма полезных для жизни, которых надо достигать с помощью грамоты, книг. Я не буду говорить тут об этих знаниях, науках, которые усовершают, улучшают, красят жизнь людскую. Припомню только, как важно грамотное дело в обычном быту вашем, когда вам нужно напр., знать уставы, законы, по которым должен строиться всякий порядок у вас, нужно послать весточку отцу, жене, брату, за сотни верст и проч.

Не умолчу и о том, что иногда грамотность идет не впрок, а даже к худу. Иной грамотной горазд скорее на задор и обиду, на обман простого человека, чем на что доброе. Иного нипочем не узнаешь, что он чему-либо учился, такой распутный, своевольный, бесчинник, как будто ничему и не учился. Но тут-то, братие, я и хочу указать вам на вашу обязанность родители, старшины, церк. попечители, иметь раденье об училищном деле. Будем помнить, что грамотностию, знанием можно злоупотребить, как и самым разумом, как и руками, данными от Бога. Помня это, будем все совместно стараться, чтобы с учением книжным, школьным соединилось у нас ученье, так сказать, душевное, нравственное, которое зовут иначе воспитанием. «Начало премудрости страх Божий», – говорит Слово Божие (Притч.1:7). Будем наблюдать, стараться, чтобы в учащихся детях наших возрастало не одно книжное знание, но вместе с ним и страх Божий, добрые свойства, нравы, чтобы ученье, грамота помогла им сделаться честными людьми, разумными и добрыми христианами. Я с своей стороны буду особенно стараться об этом. А вы, братие, помогите мне своим доверием, раденьем, общею любовию к нашему училищу, отеческими внушениями детям, особенно же добрыми примерами.

31. Беседа о мысленном присутствии в храме Божием посреди полевых работ

Ныне у нас воскресный день и вы, братия мои, дружно собрались в церковь Божию, как пчелы к своей матери. «Возвеселихся о рекших мне: в дом Господень пойдем», – говорит пророк (Пс.121:1); т.е. я возрадовался, когда мне (люди добрые) сказали: «Пойдем в церковь Божию». Радуюсь я от всего сердца, когда вижу, что в нынешний день церковь Господня полна вами и вы все единодушно, как один человек, молитесь Господу усердно. Завтра, с ранней зари, вы опять, как прежде, разойдетесь по своим полям, храм Божий останется один, и я не увижу вас целую неделю. В теперешнее, говорю, летнее время вы переселяетесь на поля свои, как древние израильтяне переселялись в кущи. Там, на своих полях и лугах, вы днюете и ночуете. Поле – вам дом, земля – вам постеля, покров – великое небо Господне. Да благославит Господь вас и там, как здесь во святом храме своем, да сохранит и спасет! И Он милосердый благословит, и спасет, и сохранит, если только вы, живя в поле, будете жить по Eго святым заповедям; если, обрабатывая землю, как добрые крестьяне, вы будете вести себя как истинные христиане, т.е. будете жить по-христиански, по-церковному.

Вы спрашинаете: «Как, живя в поле, жить по-христиански, вести себя по-церковному?»

Отвечаю: «Живите и ведите себя так, как будто вы не в поле находитесь, а стоите в церкви Божией».

Опять спросите: «Как это сделать, что, находясь в поле, вы будто не в поле, а стоите в церкви Божией?»

Отвечаю: «Поле и небо, и четыре стороны света, и многие другие вещи пускай напоминают вам точно то самое, что вы видите в церкви; а чрез сие напоминание пускай приводят вас к таким же точно помышлениям, чувствам и хотениям, какие вы имеете и должны иметь, когда стоите в храме Господнем, пред алтарем Бога Всемогущего и Всесвятого».

Еще спросите: «Как поле, небо, четыре стороны света и другие вещи могут напоминать человеку точно то самое, что он видит в церкви Божией?»

Послушайте. В церкви Божией самое важное место есть алтарь. Алтари же в наших православных церквях поставляются на восток. Итак, первое дело, лишь только взглянете на восток, тотчас подумайте, что вы видите святой алтарь и стоите пред ним в своей церкви. А подумавши сие, вы, по милосердию Божию, исполнитесь благоговения и постыдитесь дурное мыслить, дурное говорить и делать. Потом, когда станете лицом к западу, тогда вспомните, что такое видите вы на западной стороне нашей церкви. Видите страшный суд Божий, где Праведный Судия всего света во гневе своем отсылает всех грешников в ад на муку вечную и говорит: «Отъидите от Мене проклятии во огнь вечный, уготованный диаволу и аггелом его» (Мф.25:41). Тогда, ο други и братия, при каждом взгляде на запад, вздохните каждый горько, кайтесь во грехах своих и впредь грешить зарекайтесь. Взглянете на полдень? опять представляйте, что вы стоите в церкви и видите святую икону Покрова Пресвятыя Богородицы, всесильныя заступницы нашей, и святого архангела Михаила, поражающего сатану, и святого великомученика Георгия победоносда, убивающего змия-губителя. Обратитесь к северу? вспомните лики святых угодников Божиих: святителя Христова Николая чудотворца, святого славного Предтечи и крестителя Господня Иоанна, святого славного и всехвального апостола и Евангелиста Иоанна Богослова и прочих угодников Божиих, ликами коих украшается северная и другие стороны церкви нашей; вспомните, говорю, и тихо помолитесь, и усердно попросите у них помощи и заступления.

После сего видите, други и братия, как четыре стороны света могут вам не только напоминать четыре стены церкви нашей, но, так сказать, переносить вас с поля прямо в церковь Божию, переносить в единую минуту и давать вам помышления церковные, чувства христианские, побуждения к делам богоугодным. Посему же и прочее разумейте и рассуждайте. Например. Видите траву зеленую и цветы прекрасные? Помыслите об украшении церковном и наших священнослужительных ризах, в которых мы совершаем службы Господни ради вас. Смотрите на полные, пожелтевшие колосья пшеницы? Помяните о просфорах, которые бывают в церкви, из которых вземлется Агнец Божий, вземляй грехи мира, и из которых вземлются частицы о здравии и спасении нас живых и за упокой душ отец и братий ваших, отшедших ко Господу. В тихую и ясную ночь видите на небе светлый месяц и ясные звезды? Представляйте себе большие и малые свечи, которые вы, по усердию своему, ставите перед образами церковными, в честь святых угодников Божиих. Польется ли с неба дождь обильный? Помяните о воде святого крещения, которою вы крестились в своей церкви для очищения грехов ваших, и опасайтесь грешить, потому что в другой раз церковь не станет крестить вас: дважды она никого не крестит. Подует ли свежий и прохладный ветерок в поле? Рассуждайте о благодати и милости Господней, которую Церковь низводит на вас своими молитвами и священнодействиями. Запоет ли птичка свою утреннюю, или полуденную, или вечернюю песнь? Подумайте, что вы стоите в церкви Божией либо на утрени, либо на обедне, либо на вечерне; или хоть просто припоминайте себе стихи церковные, какие слышите в церкви на утренних, дневных и вечерних службах.

Наконец, чаще взирайте на высокое небо Господне и ведайте, что оно есть престол Божий, и Сам Бог называет его своим престолом: "Небо, – говорит, – престол Мой». Вместе же с этим вспоминайте и о престоле церковном, что во святом алтаре. Сколько раз стоите, или ходите по земле, вами обработываемой, столько раз ведайте, что она не ваша земля, а подножие ног Господних: «Земля же подножие ног Моих» – говорит Он Сам (Ис.66:1); и для вас как бы помост церковный. Еще скажу (и это самое важное) сколько раз видите и чувствуете светлое солнце небесное, столько и гораздо больше и чаще помышляйте о Христе Боге, Спасителе нашем, Который на престоле церковном, во время Божественной литургии, приносится в жертву о гресех всего мира и Который Сам называется солнцем правды: «Солнце правды – Христос Бог наш». И не просто помышляйтс, но с великим страхом и благоговением и всеми силами остерегайтесь от худых дел, потому что Христос, владыка наш, все видит и знает и за все свои дела и помышления мы дадим Ему ответ. «Пред солнцемъ, сияющим на небеси, – учит св. Тихон Задонский, – все люди ходят, и что кто делает, помышляет, зачинает, намеревает, очи Господни видят. – О человече! Бог на тебе смотрит и что ни делаешь, помышляешь, намереваешь, что любиши, чего ненавидиши, чем утешаешься и чем оскорбляешься, чего ищеши, от чего убегаешь, каков к Нему – Создателю своему имеешися, како с ближним своим поступаеши – видит; како и что говориши, како и что вопрошаеши и ответствуеши – слышит и воздаст тебе по пути твоему и по плоду начинаний твоих. Блюдись убо, возлюбленне, како Опасно ходиши, – не яко же немудр, но яко же премудр».

Ясно ли, понятно ли вам теперь, как, находясь в поле, в то же время душою можно находиться в церкви? Я думаю, понятно. Для памяти вам повторю в немногих словах то, что я говорил вам. Слушайте. Восток пусть напоминает вам об алтаре церковном, небо о престоле алтаря, солнце о Христе Боге на престоле, запад о Страшном суде Божием, север и юг об иконах церковных, трава и цветы о благолепии церковном, пшеница о просфорах, месяц и звезды о свечах, вода о святом Крещении, ветерок о благодати Божией, пение птичек о стихах церковных и прочее тому подобное.

Так, други, поступайте, когда находитесь в поле и производите свои полевые работы. Когда же бываете дома, не оставляйте церкви Божией и, если улучите свободный, безработный часок, а в храме Господнем правится Божественная служба, оставьте дом и спешите в храм. Еще же, когда проходите или проезжаете мимо церкви, то всякий раз открывайте головы и либо просто креститесь, либо станьте и сотворите два, три поклона.

Довольно с вас пока этих наставлений. Кончим слово и помолитесь вместе со мною Всемилосердому Богу Его молитвою Господнею:

«Отче наш, иже еси на небесех. Да святится имя твое. Да приидет царствие твое. Да будет воля твоя, яко на небеси и на земли. Хлеб наш насущный даждь нам днесь; и остави нам долги наша, яко же и мы оставляем должником нашим; и не введи нас во искушение, но избави нас от лукавого. Яко твое есть Царство, и сила, и слава Отца и Сына и Святого Духа, аминь».

32. Беседа о том, как, находясь в поле, за работою, молиться по-христианскн, по-церковному

Как телесные ваши матери, провожая вас в поле на работу, приготовляют и доставляют вам пищу, хлеб, овощи и прочее; так и духовная матерь наша Церковь, ведая, что вы, возлюбленные мои братие и чада святые Церкви, долго не увидитесь с нею, желает дать и дает вам в поле ту же пищу духовную, которою насыщает или питает вас здесь, когда вы стоите в ее святом храме. Сия духовная и святая пища есть молитва церковная, пища, которою питается не тело, а душа наша христианская, но без которой и само тело не может быть здорово и работа всякая не успешна; и с которою, напротив, и душа чиста и покойна, и тело здорово и весело, и работа скора и успешна. Принимайте же сию святую пищу и от матери Церкви; т.е., находясь в поле и работая, молитесь молитвою христианскою, молитвою церковною.

Спросите: «Как, находясь в поле и целый день работая, молиться по-христиански, по-церковному?»

Отвечаю первое: каждый, особенно, человек неграмотный, неумеющий читать Божественные книги, непременно должен правильно и твердо знать на память: а) молитву Господню «Отче наш, иже еси на небесех…; б) Ангельское поздравление Богородице, всемилостивой Заступнице нашей «Богородице Дево радуйся»; в) исповедание Православно-кафолической веры нашей «Верую вo еднаго Бога Отца, Вседержителя, Творца небу и земли…». Ибо знать сии молитвы приказывает нам сама матерь наша Церковь, говоря: «Всеконечно подобает и нужно умети всякого возраста и пола человеку молитву: Отче наш, Богородице Дево радуйся и Верую во единого Бога и читати по неколику крат на всяк день».

Отвечаю второе: сии святые молитвы, т.е. молитву Господню, Поздравление Богородице и исповедание, или символ веры, каждый из вас непременно должен прочесть, или выслушать по крайней мере три, либо четыре раза в день. Как то: утром, в полдень и вечером. Утром, например, вставши от сна и умывшись, с крестным знамением станьте лицом на восток, или к церкви Божией, если она видна с полосы, вами обрабатываемой; подумайте, что вы как бы стоите точно в церкви, пред алтарем Господним, и молитесь так: «Во имя Отца и Сына и Святого Духа, аминь» – трижды; потом: «Отче наш, иже еси на небесех…» – всю до конца; потом: «Богородце Дево радуйся…» – также до конца; потом: «Верую во единого Бога Отца...» – все до «...и жизни будущаго века, аминь». К сему прибавляйте по краткой молитве к Ангелу Хранителю, к тому угоднику Божию, во имя коего построена наша церковь, и к другим святым.

Отвечаю третие: читать всякую молитву надобно по правилу церковному, да и по совести христианской не вскоре, без лености, со умилением и с сокрушенным сердцем, тихо и разумно, «со вниманием, и не борзяся, якоже и умом разумевати глаголемая». Это значит: читай всякую молитву не спеша, с великим благоговением и страхом Божиим, с великою печалию о грехах своих и с великим уважением к читаемой молитве, как будто видишь, что Сам Бог стоит подле тебя и слушает, что ты читаешь и как читаешь. Пусть язык твой каждое слово молитвы выговаривает правильно, так как оно написано в святых книгах. Пусть ум твой, который есть в голове твоей, одно то поминает, об одном том думает, что выговаривает язык твой. Пусть сердце твое внимает, слушает одно тο, о чем думает ум твой. Пусть, наконец, намерение у тебя будет одно – делать всякое дело свое так, чтоб оно походило на молитву пред Богом. При чтении же всякой молитвы знаменуйся крестным знамением благоговейно, полагай малые и земные поклоны усердно, сколько у кого есть охоты и времени.

Молиться и читать молитвы может каждый из вас особо, поодиночке; но можно это святое дело делать и вместе, т.е. собравшись несколько человек воедино. Вы, обыкновенно, работаете целыми семьями; иногда же вас на одной полосе бывает несколько семей. Работая вместе, собирайтесь в урочное время и становитесь на молитву вместе же. Один читай и молись, а другие пусть слушают и молятся. И тогда каждое ваше собрание будет не иное что, как малая, так сказать, полевая церковь Господа Иисуса Христа; ибо слово церковь и означает, между прочим, собрание верующих, и в этой церкви Господь Иисус Христос будет посреди вас по Его святому слову: «Идеже еста двое или трие собрани во имя Мое, ту есмь посреде их» (Мф.18:20). О, как это хорошо, други и братия мои, если утром, в полдень и вечером увидишь на разных местах поля, что собрались добрые люди воедино и миром Господу молятся! Не только Богу приятно, но и людям утешительно посмотреть на такие благочестивые, истинно христианские собрания для общей и единодушной молитвы. Молясь таким образом в поле, вы будете в то же время находиться как бы в храме Божием, на наших церковных службах. Молясь утром, в полдень и вечер, вы будете иметь свои, можно сказать, краткие полевые утрени, часы, вечерни.

Если вы усердны и если хотите, чтобы ваши полевые или домашние утрени, часы и вечерни еще более походили на утрени, часы и вечерни церковные; то и на сие матерь наша – православная церковь дала нам способ, положила свое правило: «Аще, – говорит, – которые люди грамоте не умеют, мужеска и женска пола, а церковного пения за каковыми случаи, ради дальности, яко в селех и деревнях, или во градех за неудобством хождения, слушати не возмогают, желание же имеют благоугождати Богу и очищати мысли сердца своего молитвою, таковые люди творити должны: а) за вечернее пение молитв Иисусовых сто и поклонов земных двадцать пять. А молитва Иисусова есть: Господи, Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя грешнаго. б) За утреню тех же молитв триста и поклонов пятьдесят. в) За часы первый, третий, шестой и девятый, молитв пятьдесят и поклонов семь, за каждый час церковный. К сему г) за канон Богородице молитв Богородичных семьдесят и поклонов двенадцать. Молитва же Богородичная есть: Владычице моя, Пресвятая Богородице, спаси мя грешнаго. д) За канон Ангелу Хранителю молитв пятьдесят и поклонов семь, говоря: «Ангеле, Хранителю мой святый, от всякого зла сохрани мя». е) Столько же молитв и поклонов за каноны святым угодникам Божиим: Святые угодники Божии, молите Бога о мне. Так усердные христиане, желающие угождать Богу и очищать себя молениями, должны молиться утром, в полдень и вечером».

Но, православные, этого мало, чтобы молиться только по утрам, по полудням и вечерам, молиться перед работою и после работы, надобно молиться и во время самой работы. Ибо Святой апостол повелевает: «Непрестанно молитеся» (1Сол.5:17).

Тут вы, конечно, спросите: «Можно ли молиться во время работы, если, по пословице, два дела разом не можно взять в руки? Когда же работать, если все молиться?»

Слушайте. Всегда ли вы молчите во время работ своих? Нет. Что же вы делаете? Пускаетесь в рассказы о небывалом, говорите пустые речи, либо распеваете песни не совсем добрые; иногда перебраниваетесь; часто поднимаете такой говор и шум, что, кажется, вся земля под вами говорит. Мешает ли этот говор и клич вашим работам? Работам не мешает, а душам крепко вредит. Чем же пустые речи говорить, лучше, не в пример, други, лучше, краткие молитвы творить; творить как можно чаще, творить при всяком случае; а таких случаев у нас несчетное множество. Например, вспрягаешь коня в соху, или вола в плуг, скажи про себя или в слух: «Господи, благослови, дай, Боже, добрый час». Проводишь борозду на поле или ряд на лугу, произноси по временам: «Господи помилуй, Господи помилуй». Видишь, что работа идет хорошо, говори: «Слава тебе, Господи». Видишь, что дурно, вздохни и помолись: «Владычице моя, Пресвятая Богородице, спаси меня; угодники Божии, помолитесь о мне». Чувствуешь, что в голову идут дурные мысли, огради себя крестным знамением и скажи: «Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй меня грешнаго, или грешную; Ангеле, хранителю мой, сохрани меня». Не уберегся, согрешил мыслию или словом, вздохни с покаянием и скажи с умилением и сокрушением сердца: «Боже, милостив буди мне грешному, или грешной!» Что-нибудь испортил невзначай, не бранись, а лучше пожалей и скажи: «Ах, Господи, Господи, не прогневайся на меня окаяннаго!» Подошел ли кто на подмогу к тебе, или ты к кому, говори: «Бог в помощь, брат». Отходит ли кто от тебя, опять говори: «С Богом, Господь с тобою, друг!» Отходишь ли ты от кого, поклонись и скажи: «Оставайся, брат, с Богом»; а сам, идя своею дорогою, чаще произноси: «Боже, милостив буди мне грешному; Боже, милостив буди мне грешному». Словом, при всяком удобном случае повторяйте: «Господи помилуй; слава Богу за все; Мати Божия не остави нас», и тому подобное.

Трудна ли такая молитва? Сами видите, возлюбленные, что нет. Мешает ли она работе? Не только не мешает, но и помогает и всякое дело ваше делает похожим на нее же – святую молитву. Отнимает ли у вас нужное для работы время? Нет, нет; она отнимает время только для пустых речей, для негодных песень, для вредоносных споров и перебранок, для всякого греха и дурного дела. Посему опять говорю: молитесь, непрестанно молитесь, как велит святой апостол Христов – Павел. Без молитвы же ничего не начинайте, ни продолжайте, ниже кончайте. Не перекрестившись, не сотворив молитвы, не бери ни косы, ни серпа в руки; не подходи к волу, или коню взять его для работы; не накладывай возов с сеном и не складывай снопов в скирды; не подноси куска хлеба ко рту и не наклоняйся к сосуду, либо колодцу, либо к ручью и реке, чтоб напиться; не садись и не вставай, ничего не делай без молитвы.

Теперь вы поняли, я думаю, и узнали, как, находясь в поле, и, не будучи в церкви, молиться по-христиански, по-церковному. Благодарение Господу Богу и Его святым угодникам! Кончим слово и помолитесь вместе со мною ко Владычице нашей Богородице и Приснодеве Марии, заступнице и скорой помощнице нашей, всех скорбящих и трудящихся радости:

«Богородице Дево, радуйся, благодатная Марие, Господь с Тобою; благословена Ты в женах и благословен Плод чрева Твоего, яко Спаса родила еси душ наших. Аминь».

33. Беседа о том, как во славу Божию работать и трудиться

Хотя все вы, братия мои, трудитесь и работаете и, хотя всякая работа, сама по себе, есть дело доброе и Богу угодное; но всякая же работа может быть, и часто бывает, пополам со грехом. Можно работать день и ночь, a в то же время тяжко грешить; можно целый день трудиться, потеть, изнурять себя – и погубить душу свою навеки. Посему нужно знать вам, други и братия мои, как надобно трудиться и работать, чтоб работа была полезна телу и душе, чтоб была делом святым и богоугодным, чтоб из нее происходила и слава Богу, и польза ближним, и спасение души вашей.

Как работать во славу Божию, на пользу ближних и во спасение души своей? Сейчас узнаете, если будете слушать прилежно и со вниманием.

Спрашиваю, почему вы трудитесь, обрабатываете землю, пашете, сеете, жнете и проч.? Не по одной нужде, не ради прибыли одной. Почему же? Потому наипаче, что есть на то заповедь Божия, повеление Божие. Сам Господь сказал: «В поте лица твоего снеси хлеб твой» (Быт.3:19). Сам Он повелел в четвертой заповеди своей: «Шесть дней делай и сотвори в них вся дела твоя» (Исх.20:9), – т.е., если кроме воскресного дня не случится в седмице никакого праздника Господня, то все шесть дней, ни одного не исключая, постоянно трудись, работай, делай то дело, которое тебе ко времени. Видите ли, что значит всякая наша работа деревенская? Она есть исполнение заповеди Божей. Заповеди Божии вы должны исполнять? Непременно и всячески должны; следственно и работать должны непременно. Заповеди Божии вы должны исполнять со всяким усердием и страхом Божиим? так и работать должны со всеусердием, имея страх Божий в сердце. «В поте лица твоего снеси хлеб твой». Пусть этот пот градом катится с чела твоего; не жалей его: он омывает грехи твои прежние и отнимает у тебя время для делания новых грехов; на него Бог смотрит, если ты проливаешь оный от чистоты сердца и в страхе Господнем; от него ждет плода Государь-Отец; от него надеется Церковь Божия благолепия, икона Христова, свечи, нищий подаяния, братья и ближние твои честного прибытка. Шесть дней делай – трудись, работай и при всякой работе думай, что ты делаешь не свое дело, а дело Божие, совершаешь службу Богу и Государю. А где служба Божия и Государева, там должно быть всякое усердие, и страх, и благоговение, и радетельность; ибо сказано: «Проклят человек творяй дело Божие с небрежением» (Иер.48:10). Работать таким образом и значит работать во славу Божию.

Далее, вы часто говорите, что земля – мать наша. Это – правда. Как телесная мать носит детище свое на руках своих, открывает ему недра свои, питает сосцами своими, утешает и покоит его; так и общая мать наша – земля, на себе носит всех нас, открывает недра свои для принятия семян, поит и кормит своими водами и произрастениями, а со временем и упокоит наши кости в могиле, как в колыбели. Что ж отсюда следует? То, что с землею должны обращаться, как дети с матерью; т.е. должны работать всякую земледельческую работу с детскою любовию, в простоте души младенческой, с детскою готовностию, не сердясь, не досадуя, не ленясь и не бранясь. «Любы долготерпит, – учит святый апостол Христов Павел, – милосердствует, любы не завидит, любы не превозносится, не гордится, не безчинствует, не ищет своих си, не раздражается, не мыслит зла, не радуется о неправде, радуется же о истине: вся любит, всему веру емлет, вся уповает, вся терпит» (1Кор.13:4–7). С такою-тο милосердою и терпеливою любовию и работа всякая будет спора, и труд легок и приятен, и на душе будет ясно и весело. И как вам не любить своих занятий земледельческих, когда они, во-первых, занятия самые невинные? Обрабатывая землю, вы не проливаете ничьей крови, как поступают птицеловы и звероловы; не ищете прибыли обманом, как иногда делают купцы; вы садите и сеете для того, чтоб все жило и росло, пока созреет и само, так сказать, попросится вам в пищу. Во-вторых, занятия самые полезные: когда ты обработал хорошо землю и житница твоя полна плодами трудов твоих, тогда и сам ты сыт, и дети твои сыты, и скот твой сыт; и подати у тебя заплачены, и есть чем поделиться с людьми сторонними. В-третьих, занятия самые необходимые: без денег ты можешь прожить, без хлеба не проживешь; имей золото и серебро, имей богатое платье и другое что хочешь, но не будь у тебя куска хлеба, не будь никакой пищи – на что оно тебе? И при великом богатстве ты умрешь голодною смертию. В-четвертых, наконец, занятия Богом и церковию благословенные; ибо Церковь Божия молится о семенах ваших, которые вы сеять собираетесь, молится на полях, гумнах и в садах ваших, молится, благословляет, окропляет святою водою и говорит: «Благословляется и освящается кроплением освятненныя воды сея то и то, – например, семена, гумно и пр., – во имя Отца и Сына и Святого Духа, аминь». Сам Господь Бог, взирая на ваши работы, если они производятся с исполнением Его святых заповедей, обещает вам всякий успех и обилие. "И дам, – говорит, – дождь вам во время свое, и земля даст плоды своя… и снесте хлеб ваш в сытость… и призрю на вас и благословлю вас… и снесте ветхая и ветхая ветхих, и ветхая от лица новых изнесете…» (Лев.26:4–5, 9–10), т.е. у вас не только будет хлеба нового, но будет оставаться и хлеб старый за два за три и четыре года; и когда поспеет новый, вы будете выносить старый, чтоб очистить место для нового.

Видите ли сколько вам добра от ваших работ земледельческих? Исполняйте же их с любовию и кротостию; работайтс с благоговением и страхом Божиим, всегда благодаря Бога; работайте со всяким усердием и радением, сколько у кого есть силы и времени. Работая так, вы будете работать во славу Божию, для пользы ближних и во спасение души своей.

Истинно, други и братия, во спасение души своей! Знаю, что работы ваши тяжелы, жизнь ваша не роскошна, доля не красна; но потому-то самому вам легче спасать свои души, достигать Царства Небесного, нежели кому-нибудь другому. Святое слово Господне учит нас что многими скорбями, многими трудами и потом, подобает внити во Царствие Божие. Трудов вам не искать: потом можете обмываться от утра до вечера, и до глубокой ночи; бывают у вас и скорби, случается горе великое, напр., работаешь целое лето, а придет пора для жатвы – жать либо нечего, либо непогода мешает уборке хлеба, либо попущением Божиим град опустошает поля. Жаль труда кровного; но не сетуйте много, не ропщите, а все переносите с терпением, и если беда настигла, вздохните и скажите: «Согрешили мы пред Господом Богом; да будет воля Его святая», – и снова продолжайте работать неусыпно. Работа безропотная, перенесение скорби с преданием себя воле Божией, сами собою, приведут нас в Царство Небесное; и чем больше будете трудиться, чем крепче терпеть, тем ближе станете к царствию Божию. Не говорите: «Мы задавлены работою; ни днем, ни ночью нет ни отдыха, ни покоя». Святые угодники Божии еще не так трудились, как вы трудитесь и работаете; мученики Христовы не то терпели, что мы терпим грешные. Вот послушайте, что написано в Святцах на нынешний день: «Страдания святыя мученицы Сусанны девицы и иных мучениц» (Авг. 11 дня). Святая мученица Сусанна была девица, происходила от царского рода, – не то, что мы люди деревенские; но посмотрите, как она трудится и терпит. На ней раздирают платье, мучат, бьют палками без пощады; а она – угодница Христова – только взирает на небо и говорит: «Слава тебе, Господи!» Ей приказывают отрубить голову, и она, радуясь и веселясь, отходит в пресветлый чертог возлюбленного жениха своего Христа, в Царствие Небесное. Послушайте еще, как мучится и терпит святой мученик Евпл, диакон, в нынешний же день прославляемый церковию. Сначала стругают тело его острыми железными гребнями и обдирают оное до костей; потом тяжелыми железными молотами избивают лицо его и переламывают руки и ноги; потом целую неделю держат в тюрьме, не дают ни хлеба, ни воды, и морят голодом, потом железными крюками отрывают уши; наконец, мечом отсекают голову. Святой же мученик Христов Евпл, при всех муках, только молится, славит, благодарит Бога и говорит: «Благодарю тя, Господи Иисусе Христе, Боже мой!»

После этого велики ли наши труды и работы, крепко ли наше терпение? Не стоило бы и вспоминать об них. Но хотя они и не велики и не дороги, однако, могут довести вас до Царства Небесного, если совершаются во славу Божию. Посему еще повторяю вам: работайте, трудитесь, делайте всякое дело деревенское с благоговением и страхом Божиим, с усердием и без лености, с кротостию и любовию, без гнева и роптания, без досады и брани, а с охотою, с терпением и благодарением Богу. Тогда Бог благословит все ваши работы, а в свое время дарует вам за них и Царство Небесное молитвами Пречистыя Владычицы нашея Богородицы и Приснодевы Марии, святых мучеников Евпла и Сусанны, Феодора и Василия Печерских, и всех святых Своих. Аминь.

34. Беседа при вступлении в Петров пост и в напутствие поселянам к полевым работам

Ныне у нас воскресный день и вы дружно, возлюбленные братия, собрались в храм Божий. Церковь Господня полна вами, и вы молитесь усердно Отцу Небесному. Завтра с ранней зари вы опять, как прежде, разойдетесь по своим полям; храм Божий останется один и я не увижу вас целую неделю. Но как с завтрешнего дня начинается у нас Петров пост, а вам за работою не можно быть каждый день в храме Божием, то я хочу поговорить с вами о том, что и в поле можно говеть и поститься, можно угождать Господу Богу. Я скажу вам как, находясь в поле, на работе, можно соблюдать Петров пост. А вы послушайте со вниманием.

Первое дело – молитва, братие мои. Вставши вместе с дневным светом, оглянитесь на мать нашу – деревенскую церковь, – она видна с полей ваших, обратитесь к ней лицом и душою и говорите: «Господи, помилуй; Господи, прости меня грешного; Господи, Отец небесный, благослови меня и мои дела». Креститесь, полагайте земные поклоны, сколько кому Бог на сердце положит и время дозволит. Также поступайте, когда садитесь за свои полевые трапезы, и когда после работы хотите отдохнуть. Еще также поступайте и во время самых работ; т.е. говорите себе на уме: «Господи, помилуй», – и другое, что знаете церковное, сколько возможно чаще. Умом не трудно молиться, а за такую молитву Господь Бог Сам будет близко к вашему сердцу и Сам будет помогать вам при ваших пашнях, посевах, сенокосах и всех работах крестьянских.

Второе дело – работайте не ленясь, а работайте с охотою и благодарением Господу Богу за все, что ни есть. Хотя я и знаю, что вы трудолюбивы, однако, в большом приходе не без того, чтобы не было ленивых и сонливых. Ленивым говорю: бросьте свою лень; если вы ее не оставите, то она оставит вас без хлеба и вам будет стыдно, когда все будут вкушать свой хлеб, а вы принуждены будете просить чужого. Леность – великий грех и срам. Ныне и господа добрые трудятся над своими делами и несут разные службы Государевы. Поселянам ли не работать изо всех сил? Поселянам ли пускаться в лень и в глупую праздность? Ленивых и Бог не любит, и люди ни за что почитают. Бросьте же лень, а работайте с охотою и усердно.

Третье дело – при взаимном обращении друг с другом ведите себя честно и прилично, как следует добрым поселянам и добрым детям нашей церкви. Часто случается, что, сходясь большими толпами на свои загоны, вы заводите между собою споры, брань, пересуды, крик; говорите дурные слова и дурные речи. Нехорошо это, возлюбленные! Бог дал нам язык и слово не для пустых разговоров, не для грешных речей, и спросит Он у нас ответа за всякое праздное и худое слово. Не бесчестите же дара Божия великого, не срамите своего языка. Ни с кем не бранитесь, а говорите ласково, дружелюбно; ведите беседу о делах почтенных; не сердитесь ни на кого, а увещевайте и советуйте. Кто старше, – поучи младшего; кто сильнее, – помоги бессильному без гнева и досады, а с молитвою и любовию. Можно иногда говорить и веселые речи; нужен и невинный смех для облегчения рабочей души своей; но буйный разговор, безумное хохотанье, особенно, бранчивые слова – великий грех перед Господом Богом.

Еще: вы часто гневаетесь на свой рабочий скот, жестоко обходитесь с ним, иногда сердитесь и бранитесь даже на бездушные вещи, когда они не покоряются вам. И это грешно. Скоты вам помогают. Они у вас, как руки и ноги, так вы должны щадить их; ласкать, кормить, давать отдых и благодарить Господа, что Он дал вам таких безответных помощников. «Блажен человек, иже и скоты милует», – говорит Слово Божие (Притч.12:10).

И еще: не употребляйте много и без разбору пищи, чтоб у вас не доходило до обжорства. Но в этом, я надеюсь, вы послушаетесь меня. Хлеб, соль и вода и вареные овощи огородные, которыми вы питаетесь, суть самая постная пища.

Одним словом, молитесь чаще Богу; работайте прилежно и весело, поститесь мыслями, т.е. никакого не держите зла в сердце, а всех любите; поститесь языком, т.е. не говорите дурных речей; поститесь руками, т.е. никого не обижайте; поститесь чревом, т.е. принимайте пищу вовремя и в меру; вот вам пост полевой и вот что я сказал вам. А вы постарайтесь исполнить мои слова; когда же придет другое воскресенье, опять собирайтесь на молитву Господу Богу в мать нашу церковь. Аминь.

35. Беседа по случаю начатия жатвы

Завтра вы пойдете, православные, в поле жать хлеб, который в нынешнем году по милости Господней с избытком уродился. Идите с Богом, други мои, начинайте с помощью Царя Небесного. Хорошо вы сделали, что сегодня совершили молебствие по случаю начатия жатвы; хорошо, говорю потому, что всякое дело должно предпринимать с молитвою, при всякой работе должно, сперва, призывать имя Господне.

Так, братия мои, все зависит от благословения Божия; и где чего не благословит Господь, там никогда ничего и не будет; сколько ты ни трудись, сколько ни работай, живи хоть целый год в поле, копай землю хоть день и ночь; но если ты трудишься без молитвы, если не призываешь Господа Бога на помощь, то что твой труд и работа? Только себя ты изгубишь, а хлеба не наживешь. Между нами есть люди, о которых мы говорим, что в их делах не спорится, что работа у них из рук валится. Отчего это? Оттого, что они худо молятся Богу, не призывают Его на помощь, когда начинают дело; не благодарят, когда оканчивают. Вы знаете сих людей; ибо чаще видите их в кабаке, нежели во храме Божием; они лучше любят спать, нежели поспешать на службу Господню. Оттого-то они и бедны. Так бедны, что Боже упаси... Но Бог с ними. Мы не осуждать их должны, а сетовать и молиться, чтобы Господь милосердый спас их души. У меня сердце всегда обливается кровию, когда вспомню об них. Видно, за грехи мои, Господь послал мне сих заблудших овец.

Вы теперь радуетесь о хорошем урожае; весело острите серпы свои, благодарите Господа за его милость; утешаетесь мыслию, что скоро будете иметь на столе у себя новый хлеб. Радуюсь и я с вами, возлюбленные; ибо радость ваша есть моя радость, равно как ваше горе есть вместе великая печаль моего сердца. Но когда я помышляю о жатве, которую и вы хотите начинать, мне приходит на память одно место из святого Писания, весьма важное и поучительное.

Вот как читается сие место в Святом Евангелии Господнем: «А село есть мир: доброе же семя, сии суть сынове царствия, а плевелие суть сынове неприязненнии: а враг всеявый их есть диавол: а жатва кончина века есть: а жатели ангели суть. Якоже убо собирают плевелы и огнем сожигают, тако будет в скончание века сего: послет Сын человеческий ангелы своя, и соберут от царствия его вся соблазны и творящих беззаконие и ввергут их в пещь огненну: ту будет плачь и скрежет зубом» (Мф.13:38–42).

Понимаете ли, возлюбленнии, что означает сия речь Господня? Я думаю, что не все понимаете. Итак, я изъясню вам, а вы послушайте меня.

Село есть мир. Селом называется здесь не то село, в котором мы живем, а называется поле, на котором вы сеете и куда собираетесь идти на жатву. Встарину так говорили отцы наши; и поле называли селом, а село, в котором живут люди, именовали весью.

Жатва кончина века есть. Это то же, что по-нашему сказать: Конец мира, или преставление света. Плевелами в старину называли то, что мы теперь называем негодною травою, растущею в поле между пшеницею, как напр., куколь, асот, полынь и другие травы, о коих мы говорим: «Худая трава из поля вон», и на которую смотря весною, вы, обыкновенно, думаете, что их надобно выполоть.

Сыном Человеческим называется в св. Писании не простой человек, как напр., мы грешные; но называется Господь наш Иисус Христос. А почему Он так называется, это я скажу вам в другое время.

Ввергнут в пещь огненну. Ввергнут по-нашему значит: бросят или кинут. Мы теперь говорим: «Брось это в огонь». В старину говорили: «Ввергни сие во огнь». Пещь огненна есть точь в точь то же, что у нас называется пекло, или ад, где живет и мучится лютый супостат наш диавол, и где вместе с ним будут мучиться все грешные люди... Ах, Боже мой, Господи, что то за мука там страшная!

Теперь, правосл., вы понимаете все слова, находящияся в речи Господней? Слушайте, я еще повторяю: селом называется поле; кончиною и скончанием века – преставление света: плевелами – худая, бесплодная трава; Сыном человеческим – Господь и Бог наш И. Христос; пещию огненною – ад, место вечного мучения; ввергнут – значит бросят или кинут. После сего возьмемся за другое дело. Понявши слова, потрудимся, как бы нам уразуметь и самую вещь, означаемую словами.

Чему научает нас Господь в речах своих, когда говорит: «А поле Есть мир; а доброе семя суть сыны царствия; а плевелы суть сыны лукавого; а жатва есть кончина века; а жнецы суть ангелы. Как собираются плевелы, и огнем сожигаются; так будет при кончине века сего. И пошлет Сын Человеческий Ангелов своих, и соберут от царства его вся соблазны, и творящих беззаконие; и ввергнут в пещь огненную; там будет плачь и скрежет зубовъ?» Чему, говорю, научает нас Господь в сих речах своих? Весьма важному и вместе ужасному. Внимайте мне, братие мои, и приложите мои слова к сердцу вашему.

Поле, куда вы собираетесь на жатву, есть знамение или образ целого мира, целого света, всех людей, сколько бы ни было их на земле.

Время жатвы есть изображение того времени, в которое наступит конец света.

Способ, каким вы производите жатву, есть подобие того дела, которое Господь сделает с людьми, когда приидет кончина мира.

Каким образом поле похоже на мир? Вот каким: в поле сеятся и растут семена, в мире родятся, возрастают и живут люди в поле есть земля плодоносная, покрытая золотящимися колосьями, и есть земля, заросшая диким кустарником, полынью и бурьяном; и в мире есть царства православные, богобоязненные и благочестивые, и есть народы и страны неверные, неведущие истинного Бога и не почитающие Его. В поле есть жито и пшеница, но есть между пшеницею трава негодная, заглушающая доброе семя; и в мире есть люди добрые, христиане благонравные и честные, приятные и благотворные, как пшеница; но есть между христианами и люди злые, развращенные, вредные другим, как куколь, неприятные, как полынь, бесполезные, как бурьян. В поле между пшеничными колосьями есть колосья, полные семян, зрелые, от плода клонящиеся к земле, – это люди умные и смиренномудрые; но есть колосья, высоко поднявшие головы вверх и стоящие прямо, – это в мире люди пустоголовые, гордые, кроме соломы ничего не имеющие. Короче сказать: что на поле видите худого и доброго, то же самое найдете вы и в мире между людьми. Посему право слово Господне, что поле есть мир, т.е. очень похоже на мир, только с тою разницею, что в мире живут и растут добрые и худые люди, а в поле добрые и худые травы.

Как время жатвы похоже на время света преставления? Следующим образом. Когда в поле хлеб созрел и пришла пора жать, вы говорите: «Скоро пройдет лето, наступит осень и окончится год». Как в поле, так и в целом мире есть свой год – год великий, безмерный, заключающий в себе не сто лет, не тысячу, не пять тысяч, а много столетий и тысячелетий, сколько угодно будет Господу. И этот год когда-нибудь да кончится, т.е. пройдет весна мира, пройдет лето; мир своею жизнию и делами склонится к осени и тогда ему конец. В поле все у вас цветет, красуется, спеет до жатвы. В мире живут люди, стоят деревни, цветут города, красуются царства и народы, до той страшной годины, когда волею Господнею положится всему предел или межа. В поле, видя между пшеницею негодную траву, вы говорите: «Не тронь ее, не топчи пшеницы, пускай растет, пока поспеет пшеница». В мире, видя между людьми добрыми людей злых, Господь говорит: «Пускай они живут до поры, до времени: не стану их наказывать, дабы вместе с ними не наказать людей добрых. Оставите обоя расти купно до жатвы». Наконец, в поле, когда хлеб поспел, пшеница зажелтелась, а вместе с нею выросла и трава, вы говорите: «Все созрело, пора за серпы, пора на жниво». Так и в мире; когда добрые поспеют в добре, праведные и святые, как пшеница, вызреют в правде и святости, а злые – во зле, порочные и грешные почернеют, как куколь, во грехах и пороках: тогда Господь скажет: «Пора мне взять меч правосудия моего и пожать нечестивых от земли, а праведных собрать, как пшеницу, в житницу мою – т.е. в Царство Небесное». Вот каким образом кончина мира похожа на жатву!

Изъясню вам теперь последнюю мысль, т.е. что способ, коим вы производите жатву, похож на то дело, какое сделает Господь при кончине мира. Послушайте.

Вы, почтенные старички и начальники семейств, посылаете в поле жнецов; Господь пошлет в мир Ангелов Своих. Вы в поле пшеницу и вместе негодную траву собираете; Ангелы Господни соберут к Богу всех добрых и святых людей, а вместе с ними приведут пред лицо Божие и всех беззаконников. Сжавши пшеницу, вы очищаете ее, выбираете траву и кладете тο и другое особо; Ангелы Господни, собравши весь мир к Богу, отберут праведников от грешников. Отобранную траву, как негодную, вы бросаете в печь, а пшеницу, смолотивши и очистивши, храните в житнице; грешников, отделенных от праведников, Ангелы ввергнут во ад, где будет плач и скрежет зубов, а праведников возьмет с собою Господь в Царство Небесное, где они воссияют, как солнце. Сжатое поле становится пусто и дико, там бывает скучно; никто туда не ходит и ничего там нет, кроме сухого жнивья. Будет время, братие мои, когда и мир весь опустеет, как поле: не будет в нем ни сел, ни городов, не будет жнецов на земле, не будет ни такой земли ни такого неба, ни солнца, ни месяца, ни звезд, ничего такого не будет, ибо все сгорит, все чувственное, грубое сгибнет и пропадет, а будет только Царство Небесное, да ад, т.е. мука вечная.

Страшное будет то время, братия мои, такое страшное, что как вспомнишь о нем, так сердце замирает! Но желаете ли вы не бояться последней лютой годины? С слезным молением вопрошаю вас: «Желаете ли?» Если желаете, то чаще помышляйте об оной. Когда вы видите, что пришло время жатвы, то помышляйте, что рано или поздно придет кончина света. Когда вы жнете хлеб, думайте, что некогда пожнут и вас Ангелы Господни. Когда примечаете в поле дурную траву между пшеницею, то припоминайте, что и между вами есть дурные люди, и что, может быть, вы сами то же пред Господом, что худая трава. Когда намереваетесь выполоть дурную траву, то представляйте, что должно из сердца своего исторгать и искоренять худые привычки, грехи и пороки. Когда, связавши плевелы в снопы, бросаете их в огонь, то подумайте, что и вас так же бросят некогда в огонь вечный, если вы не захотите сделаться людьми праведными. Когда смотрите на златящиеся и полные колосья пшеницы и радуетесь урожаю, то помышляйте, что и вы так же полны должны быть добродетели и честности, как колосья полны зерен. Пшеница бывает молода, зелена, потом начинает цвести, потом наливается, а наконец желтеет и поспевает. Точно также и нам, други мои, должно возрастать в добре, цвести праведностию и созревать в святости. Одним словом, выходя в поле, прочитывайте про себя: «А поле есть мир». Видя там добрые и худые растения, читайте: «А доброе семя суть сыны Царствия, а плевелы суть сыны лукавого. Смотря на жатву, читайте: «А жатва есть кончина мира». Взирая на жнецов, или будучи сами жнецами, читайте: «Как собирают плевелы и огнем сжигают, так будет при кончине века сего: пошлет Сын Человеческий Ангелов Своих, и соберут из Царства Его все соблазны и делающих беззаконие, и ввергнут их в печь огненную; там будет плач и скрежет зубов». Наконец, полагая очищенный хлеб в житницу на сбережение, читайте: «Тогда праведники воссияют, как солнце, в Царстве Отца их». Особенно, держите в уме своем эту великую науку Господню теперь, когда отправляетесь на жатву. Благодарите Отца Небесного, что Он в нынешнем году уродил вам хлеб; но знайте, что чем более и лучше у вас урожай, тем вы должны быть добродетельнее, честнее, благочестивее, богобоязненнее, дружелюбнее и святее. Тогда вы не будете страшиться последней лютой годины. Аминь.

36. Беседа о десятой заповеди Господней

В предыдущих заповедях Господних запрещалось, братие мои, самым делом вредить жизни и чести ближнего, запрещалось убивать, прелюбодействовать, красть, ложно свидетельствовать на кого-либо, наконец, в посдедней, десятой заповеди, запрещается даже желать вредить ближнему, именно, десятая заповедь читается так: «Не пожелай жены искренняго твоего, не пожелай дому ближняго твоего, ни села его, ни раба его, ни рабыни его, ни вола его, ни осла его, ни всякаго скота его, ни всего, елика суть ближняго твоего» (Исх.20:17).

Почему же запрещается не только делать, но даже желать и думать о худых делах?

Во-первых, вот почему. Все православные христиане, по воле Господней, должны быть храмом Бога живого, обителию Троицы Святыя – Отца, Сына и Святого Духа. «Вы есте церкви Бога жива, якоже рече Бог» (2Кор.6:16). Но, если кто желает ближнему зла, если чье сердце исполнено ненависти к ближнему, то тот делается уже нечистым пред Богом и Бог не обитает в сердце такого человека. Ибо Сам Господь Бог говорит: «Не имать, Дух Мой пребывати в человецех сих, зане суть плоть» (Быт.6:3). «Бог любы есть» (1Ин.4:16), а потому и любит сердце, только исполненное любовию к ближнему. Сердце же человека, исполненное нечистых пожеланий: гордости, самолюбия, ненависти, зависти, вражды и тому подобного, делается вместо храма Божия, жилища Пресвятыя Троицы, вместилищем сатаны; и такие люди уже не суть истинные христиане.

Во-вторых, у каждого из нас, братие, есть своя вольная воля; всяк, кто что хочет, то и волен делать – или добро, или зло. А потому, если кто допустит в свое сердце вкрасться нечистым пожеланиям: вражде, ненависти, зависти и тому под., то уже трудно и даже невозможно, чтобы желание чего-либо так и осталось у него одним только желанием, а, напротив, всегда почти бывает так, что чего пожелаешь, то непременно, при случае, и сделаешь. Все дела наши начинаются желанием; пожелаешь, а потом сделаешь, а чего не желаешь, того и не делаешь. Господь Иисус Христос говорит, что «от сердца бо исходят помышления злая, убийства, прелюбодеяния, любодеяния, татьбы, лжесвидетелства, хулы» (Мф.15:19). Апостол Иаков также говорит: «Кийждо же искушается, от своея похоти влекомь и прельщаемь: таже похоть заченши раждает грех, грех же содеян раждает смерть» (Иак.1:14–15).

Сверх сего Слово Божие открывает нам, что Бог смотрит на худые наши желания также, как и на самые худые дела: «Всяк ненавидяй брата своего человекоубийца есть», – говорит Святой Апостол Иоанн (1Ин.3:15). Ha Страшном суде Христовом мы дадим строгий отчет и подвергнемся наказанию не только за худые дела, но даже за самые сокровеннейшие помышления и пожелания. Ибо священное Писание опять открывает, что Бог не только «воздаст комуждо по деянием его» (Мф.16:27), но и за «всяко слово праздное, еже аще рекут человецы, воздадят о нем слово в день судный» (Мф.12:36); и что Господь «во свете приведет тайная тмы и объявит советы сердечныя, и тогда похвала будет комуждо от Бога» (1Кор.4:5). Посему и нужно, братие мои, беречь сердце свое, нужно всячески охранять его от дурных пожеланий, чтобы оно было храмом Духа Святого, церковию Бога живого, а не вместилищем пороков.

Повторяю еще: не должно желать зла ближнему:

а) потому, что если мы желаем другому зла, то уже делаемся нечистыми пред Богом, а благоугодно Богу только сердце чисто; б) потому, что если мы желаем зла другому, то верно, при случае, и сделаем ему зло; в) потому, что за худые помышления и пожелания также отдадим строгий отчет на Страшном суде Христовом, как и за самые худые дела. Посему-то десятая заповедь прямо говорит: «Не пожелай!»

Что запрещается словами: «Не пожелай жены искренняго твоего?»

Запрещаются мысли и желания нечистые, сладострастные, и внушается, что не только грех самым делом жить с чужою женою, но и завидовать чужой жене, и простирать на нее помыслы и пожелания нечистые – также грех. Ибо Господь наш Иисус Христос прямо говорит: «Всяк, иже воззрит на жену ко еже вожделети ея, уже любодействова с нею в сердцы своем» (Мф.5:28). Значит, по слову самого Господа, кто имеет только желание к прелюбодейству, тот уже прелюбодей, хотя бы греха совершить и не удалось ему самым делом; а «прелюбодеи, – опять открывает Слово Божие, – Царствия Божия не наследят» (1Кор.6:9–10). Отсюда следует: кто имеет жену, благодари Господа Бога, люби ее одну, как самого себя, а не пристращайся к чужим женам и даже не заглядывайся на них; ибо это грех великий, мерзость пред Богом. Если же кто еще не имеет жены, терпеливо ожидай Божия благословения, а без сего никаким образом к жене не прикасайся; это грех тяжкий и гнусный пред очами Божиими. Если же кто имел жену и уже лишился ее, то опять не ропщи, а живи честно и целомудренно: Господь дал тебе жену, Господь и отнял. Господь всеведущ и всемилосерд. Если бы у тебя была жена до самой твоей смерти, то может быть это было бы для тебя хуже. А потому всеведущий Господь и отнял у тебя жену.

Что запрещается словами: «Не пожелай дому ближняго твоего, ни села его, ни раба его, ни рабыни его, ни вола его, ни осла его, ни всякаго скота его, ни всего, елика суть ближняго твоего»?

Сими словами запрещается зависть. А потому, зная и помня всегда сии слова, не завидуй, ежели ближний твой имеет, например, хороший дом, большой участок земли, довольно работников и работниц, довольное количество всякого скота; вообще, ежели имеет все, что делает человека богатым, а ты ничего этого не имеешь, не завидуй ближнему сему. Знай, что Господь Бог и богатит человека, и убожит. Бог ему дал, что он богат, и Бог тебе дал, что ты беден. Вместо того, чтобы завидовать богатству других, лучше, ежели желаешь и ты быть богатым, трудись и молись усердно Господу Богу и Он всемилосердый подаст и тебе богатство, ежели оно для тебя будет полезно.

Но ты скажешь: «Как же не завидовать, когда такой-то богат, и всем доволен, и считается знатным, а между прочим ведет жизнь не такую, какую бы ему нужно было вести?»

Отвечаю: «Не твое дело осуждать и обличать ближнего. Ибо кроме того, что мы не имеем права судить о поступках других, мы не можем быть уверены, чтобы жизнь ближнего действительно была не хороша. Быть может, это только в глазах наших, а в очах Божиих не так. Сверх сего Слово Божие прямо запрещает судить других: «Ты кто еси судяй чуждему рабу? – говорит апостол Павел – Своему Господеви стоит, или падает». Еще: «Ты же почто осуждаеши брата твоего, или ты что уничижаеши брата твоего? Вси бо предстанем судищу Христову»; «Не ктому убо друг друга осуждаем, но сие паче судите, еже не полагати претыкания брату или соблазна» (Рим.14:4, 10, 13). А потому, братие, не должно ни осуждать, ни желать зла ближним даже и в том случае, ежели они ведут жизнь, по-нашему мнению, не хорошую. Пусть себе другие живут, как хотят, а наше дело знать только себя самих; мы должны более рассуждать о своей жизни такова ли она, какова должна быть? не грешим ли мы? не прогневляем ли мы Господа Бога своею жизнию?

Итак, братие, зная сию заповедь Божию, т.е. заповедь десятую и понимая, что она запрещает, старайтесь и поступать по ней.

а) Всяким образом старайтесь содержать свое сердце в чистоте и беспорочности от всяких нечистых и грешных помыслов. Ибо благоприятная жертва Богу – сердце чисто и дух сокрушен. А для сего, как скоро породится в сердце твоем какое-либо нечистое пожелание, коль скоро сердце твое начало стремиться к делам порочным, греховным, тот же час приостанови его стремление, умертви похоть злую и твердо решись впредь не обращать никакого внимания на подобные вещи.

б) Всяк будь доволен своим жребием. Богат ты, – благодари Господа Бога и не употребляй во зло своего богатства, ибо знай, что оно дано тебе только для распоряжения им, дабы ты и сам пользовался им во благо и нищих братий своих не оставлял. Если же ты беден, то опять благодари Бога и благословляй его всемощную десницу. Знай, что ты беднее всех, затο и спокойнее всех, тогда как обладающий великим хозяйством ночи не досыпает постоянно заботится день и ночь, опасаясь, чтобы не потерять своего богатства, – бедняк, напротив, спокойно предается сну; есть у него кусок хлеба, скушает, а нет, то он его заработает себе, и таким образом, довольствуясь своим жребием, ведет жизнь спокойную.

Но быть может иной подумает: «Как мне быть довольным своим жребием? Я имел все, что составляет счастие на земле, имел добрую жену, детей, богатство, а теперь всего этого лишен: жена умерла, за ней пoшли и дети. Богатство мое тоже утекло, и я теперь беден: как же мне довольствоваться своим жребием?»

А тебе скажу вот что. За то-то Бог и делает нас иногда, по-видимому, несчастными бедняками, что мы, ежели уже имеем все, что для нас наилучше в сей жизни, ежели имеем жену, детей, богатство; то уже нам кажется, что мы и счастливее и лучше всех, забываем о Боге, презираем бедных ближних и весьма часто злоупотребляем своим богатством. А потому Бог, как правосудный и всеведущий и всеблагий, предвидев, что богатство, или мнимое счастие будет тебе причиною великой погибели, отобрал от тебя богатство, и жену, и детей, и теперь, когда ты беден, вот и не видно в тебе никакой гордости; ты, нуждаясь почти во всем, часто обращаешься с молитвою и к Богу, часто просишь пособия и у ближних; значит, ты и не должен ни сколько роптать на Бога. При том Он взял свое. Он тебе дал жену и богатство, он и взял. Итак, повторяю, богат ли кто, беден ли кто, будь доволен своим жребием, и за все благодари Господа Бога, за все и всегда говори: «Слава тебе Господи, слава тебе!» Тогда не только не пойдут тебе на ум дела худые и богопротивные, но и помыслы и пожелания нечистые, и сердце твое будет благоугодно Богу.

Вообще, братие, что нужно делать, чтобы сберегать себя от самых помыслов греховных?

Должно помнить, что Господь Иисус Христос всегда видит нас, всегда находится с нами и в нас, и знает все, что есть в сердце каждого из нас. А потому при всякой мысли, влекущей на грех, всяк себе скажи: «Како сотворю глагол злый сей и согрешу пред Богом?» (Быт.39:9) и молись ко Господу Богу: «Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя!» И к пресвятой Богородице: «Пресвятая Богородице, спаси мя, отжени от Мене, смиреннаго и окаяннаго раба твоего, вся скверная, лукавая и хульная помышления, и погаси пламень страстей моих». И к Ангелу Хранителю: «Святый Ангеле Хранителю мой, помоги мне, не отступи от Мене за невоздержание мое и не даждь места лукавому демону обладати мною!»

Поступая таким образом, мы можем несомненно надеяться, что и в сей жизни поживем целомудренно, праведно и благочестиво, и в будущем веке сподобимся Царствия Небесного благодатию и человеколюбием Господа нашего Иисуса Христа, Ему же со Отцом и Святым Духом слава и держава во веки веков. Аминь.

37. Беседа первая о советах для жизни человеческой премудрого Иисуса, сына Сирахова

Премудрый Иисус, сын Сирахов, жил, братие, еще до пришествия на землю Господа нашего Иисуса Христа. Этот сын Сирахов принадлежал к избранному тогда народу Божию, народу иудейскиму, к которому принадлежали и многие св. пророки, писавшие священные книги, называемые книгами Ветхого Завета. Св. церковь христианская весьма почитает сии книги и часто читает их в церкви, напр., Книгу Псалмов или Псалтырь царя и пророка Давида, книгу притчей сына его премудрого Соломона и др. книг. Почитает церковь и книгу Иисуса, сына Сирахова. В этой книге есть весьма много премудрых уроков и преполезных советов для нашей жизни. О некоторых из них я побеседую теперь с вами. Послушайте их.

«Не твори зла, и не постигнет тя зло: отступи от неправды, и уклонится от тебе. Сыне, не сей на браздах неправды и не имаши пожати их седмерицею» (Сир.7:1–3). Вот первый урок! Отчего так часто постигает нас зло? Вопрос не мудрый и ответ простой: оттого, что мы сами делаем зло. Сделаешь худо, худу и случиться с тобой. Сами знаете, что посеешь, то и пожнешь. На осине не растут яблоки, на бурьяне не родится пшеница. Так и из зла добра не бывает. Оскорбил ли кого, заставил проливать слезы другого, поверь, не пройдет тебе даром, будешь отвечать за то рано или поздно и поплатишься своими слезами. Согрешил еще как-нибудь и прогневил Господа Бога, нарушил, например, святой пост, предался пьянству и невоздержанию, тебя постигнет болезнь. Или один день проленился, не пошел на работу, навсегда потерял дорогое время, и не вознаградишь его никогда, а за то два дни, может статься, не будешь иметь, чем пропитаться. Не пошел в праздничный день в церковь, помолитьтся Господу Богу, или совершил в тайне еще какой-либо грех, тебя будет мучить совесть, ты будешь скучен, тебе не милы будут свои, неприятность будет тебе в делах. Господь не благословит труда твоего, и ты сколько ни трудись, не упрочишь тогда своего счастия. Ибо Божественный псалмопевец говорит, что только добрый во всем, что творит, успеет, а нечестивый не так, но как прах, ветром возметаемый, будет переноситься с места на место и никогда не найдет покоя. «Сыне, не сей на браздах неправды и не имаши пожати их седмерицею». Видите ли еще что? Зло так плодовито, что посеешь его раз, а пожнешь семь раз и больше того. Так оно и есть. Грешишь и не каешься, карает тебя Господь здесь, покарает еще больше там за гробом, где для грешника нераскаянного геенна и огнь адский; покарает, может статься, за тебя и детей твоих, да и дети детей твоих отвечать будут. О, горьки, горьки плоды греха! Бегайте же его, как яда, и вам не придется вкушать плодов его. «Отступи от неправды, и уклонится от тебе».

«Не ругайся человеку сущу в горести души его: есть бо смиряяй и возносяй» (Сир.7:11). Вот еще мудрый совет премудрого! Слава Богу милосердому, мы счастливы и благополучны. Но есть между нами и бедные, и несчастные. Счастлив ты, благодари Господа Бога, несчастию же другого не смейся. Ибо не христианское дело радоваться только с радующимися, а бедных и несчастных чуждаться, презирать и горю их смеяться. А у нас часто и очень часто это бывает. Иной пока был знатен и богат, его все уважали; а когда потерял свое счастие, его и знакомые чуждаются, и друзья презирают, называют неразумным, что не умел смотреть своего счастия; так тебе и надо, говорят, поделом тебе, тебя Господь покарал. Что ты делаешь, возлюбленный? За что страдает ближний твой, про то Бог знает; а твое ли дело ему досаждать и тем его беду увеличивать? Он лишился пропитания, просит у тебя помощи или совета, а ты отвечаешь: «По делом тебе; поди работай и будешь, иметь хлеб!» Нет, возлюбленные! Не так делайте и не смейтесь горю другого. Видите несчастпого бедняка; помогите его горю. Не можете пособить, по крайней мере пожалейте о нем, скажите ему доброе слово и тем утешьте бедного, а он будет благодарить вас и молиться за вас Богу. Если же не так будете поступать, то знайте, что вам даром не пройдет. Помните, что мы все ходим под Богом. Он может каждого из вас завтра же лишить всего и подвергнуть той же участи, над которой вы смеялись своему ближнему. «Не ругайся человеку сущу в горести души его: есть бо смиряяй и возносяй» – Бог.

«Не ори лжи на брата твоего, ниже другу тожде твори. Не восхощи лгати всякия лжи: учащение бо ея не на благо» (Сир.7:12–13). Сказать ложь на брата нетрудно, но отвечать за то пред Богом нелегко. Бог страшно карает того, кто клевещет на брата; да и сами вы клеветников и лжецов ненавидите. Посему каждый смело говори правду, когда нужно, и никого не бойся. Допрашивает тебя начальник про чей-либо худой поступок, говори, как видел или слышал, а своего не прибавляй. Виноват сам в чем-либо, сознавайся, а другого безвинно своему греху не приобщай. Тебя оскорбил кто-нибудь; ты в отмщение ему не черни его чести и не рассеивай о нем худой молвы в людях. Это не христианское дело. Иначе же с тобою худо будет. Правда и на дне моря останется правою, а твоя ложь обличится. Ну, пострадает немного твой брат от твоей лжи, потешишься немного его слезами; но рано или поздно Господь покажет его правду, а твою ложь, и он будет прав, а тебя назовут бессовестным, тебя будет мучить стыд, терзать совесть, тебе никто ни в чем не станет верить. Итак, возлюбленные, берегитесь лжи; а еще более берегитесь ложь подтверждать клятвою, да еще святою присягою. Сохрани вас Бог от сего! Дал святую присягу, говори же правду; а не то крепко Бога оскорбишь, и над святым крестом и Евангелием наругаешься. Ложь, подтвержденную клятвою, Бог наказывает до седьмого рода; накажет тебя, накажет твоих детей, и так далее. «Не ори лжи на брата твоего, ниже другу тожде твори. Не восхощи лгати всякия лжи».

«Не буди велеречив во множестве старец» (Сир.7:14). И это добрый совет Премудрого. «Пред лицем седаго востани и почти лице старчо» (Лев.19:32). Почти же его и в беседах. Если где, то особенно пред стариками меньше говори, а больше слушай. Говорят тебе старшие: туда не ходи, того не делай; слушайся их и не прекословь. Бранят тебя за худое дело и ты виноват; раскайся пред ними, а не доказывай своей правды грубо и дерзко. Наставляют тебя старики; внимай им, а не переговаривай слов их и не толкуй в шутку. Вспомни, что и ты доживешь, может быть, до старости, и какую честь воздавал старикам, такую сам примешь от своих детей. Бываешь в собрании стариков; не говори пред ними много, стараясь показаться забавным, или многознающим. Старики знают больше тебя. Они больше видали. Зачем же перед ними много говорить? Их-то и послушать, от них-то и поучиться разуму. «Не буди велеречив во множестве старец».

«Не возненавиди труднаго дела и земледелия от вышняго создана» (Сир.7:15). Помышляющий о нас Господь милосердый всякому указал свой путь в жизни Тот купец, тот ремесленник, а на вашу долю досталось земледелие. Слава Богу и за то! Правда, хлеб насущный другим достается, может быть, легче, чем вам, да Бог с ними. Вам свой хлеб тем должен быть приятнее. Скажете, быть может: «Почему же нам не определено звание и состояние другое, лучше нашего?» Не мешайтесь в распоряжения Господни. Грех! А наше земледельческое состояние чем не хорошо, коль скоро оно от Бога? и «земледелия от вышняго создана». Что было бы, если бы вы не пахали земли и не сеяли хлеба? Где бы его взяли другие и чем бы кормились? Не померли ли бы все с голоду? Так, братие, земледелие тяжело и трудно. Что делать? Но за то всяк кто только хлеб ест, вам говорит спасибо. Не презирайте же его, трудитесь. Господи помоги и укрепи ваши силы! Поучитесь трудолюбию у муравья, подражайте пчеле. Не смущайтесь, не ропщите на Бога, не браните своего состояния, если иногда посещает вас Господь неурожаем. Причиною не Бог и земледелие, а мы сами, наши грехи. Трудитесь же, возлюбленные, орите, сейте; а вместе с тем усерднее молитесь. Даст Господь милосердный, и пожнете плоды по своим трудам.

«Не озлоби раба делающа во истине, ниже наемника вдающа душу свою. Раба разумива да любит душа твоя, и не лиши его свободы» (Сир.7:22–23). Нельзя, братие, всем быть большим; нужно кому-нибудь и служить, быть наемником. Итак, имеет кто слугу, не обижай его. Помни, что мы все рабы Христовы, все умрем, все явимся на суд пред Господом и там будем все равны – слуги и господа. А потому «раба разумива да любит душа твоя», обходись с ним просто, как с братом. Не принуждай его делать свыше сил, не заставляй поступать противозаконно, т.е. не понуждай слугу обижать ближнего, похищать чужую собственность, работать во святые праздники. Конечно, слуга исполнит, что прикажешь. Но если велишь ему сделать дело незаконное, то грех на тебе будет. При расплате за труды не только не удерживай условленной платы, но если и больше слуга достоин, дай ему и больше. Ибо "горе тому, – говорит сам Бог чрез пророка Иеремию, – у негоже ближний его делает туне, и мзды его не воздаст ему» (Иер.22:13). Будьте же, братие мои, справедливы к своим слугам. Обижать их есть грех величайший, грех, вопиющий на небо, и без наказания Божия не останется. Трудится слуга много – по трудами ему воздай; трудится меньше – меньше его награди, но не удерживай платы, должной ему.

«Есть ли ти скот, призирай его» (Сир.7:24). В мире ничего нет нашего, а все Божие. «Господня земля, и исполнение ея», – сказано (Пс.23:1). Все в мире славит своего Творца – Господа милосердого. Посему люби Бога, люби же и тварь его, особенно ту, которая тебе служит. Господь милосердый дал тебе скот. Благодари Бога, пользуйся им, как даром Божиим, но не злоупотребляй им, не поступай с ним жестоко. А то иногда с болезнию и досадою смотришь на вашу несправедливость. Сам хорошо не управишь своей скотины, она пойдет куда не следует, ты ее винишь, гневаешься, бьешь и Бога не боишься! Или наложшь на бедного коня, либо вола не по силам; он не везет, а ты опять бьешь чем попало. Грешно, возлюбленные, это! Скотина работает тебе, обходись же с нею кротко, не налагай трудов не по силам, доставляй ей все нужное для ее пропитания. За милосердие твое наградит тебя Господь своею милостию; ибо Слово Божие говорит: «Блажен иже скот свой милуяй» (Притч.12:10). А за то, что вы не милуете его, Господь и карает вас падежем скота.

Послушайтесь же, братие, Слова Божия, и как учит оно так и творите, да спасетесь благодатию Господа нашего Иисуса Христа. Ему же со Отцом и Святым Духом слава во веки веков. Аминь.

38. Беседа вторая о советах для жизни человеческой премудрого Иисуса, сына Сирахова

Не раз избирал я, братия мои, для беседы с вами из святой Библии советы и наставления премудрого сына Сирахова. Беру из них несколько и теперь для назидания вашего.

Послушайте со вниманием.

«Не уповай на имения твоя, – учит премудрый, – и не рцы: довольна ми суть» (Сир.5:1). Не редко случалось, братия, и мне и вам видеть такие примеры: пока кого-нибудь угнетает со всех сторон нужда и горе, до тех пор он человек, как человек. И Богу молится усердно, и в церковь Божию ходит рачительно, и с ближними добр и ласков. А пошлет Господь достаток, прогонит со двора горе и нужду, и человек становится совсем не тот. Откуда у него берутся спесь и гордость, откуда слова неласковые и речи язвительные! Уже такой и Богу молится не так усердно, и в церковь ходит не с прежнею рачительностью, и с ближними обходится не по-прежнему. Отчего же такая перемена в человеке? Оттого, что он, пока был в горе и нужде, до тех пор уповал на единого Господа и от Него ждал себе помощи; а как разбогател, – забыл Бога, стал надеяться на свое богатство, стал думать: я ни в ком не нуждаюсь; «довольна ми суть». Нет, братие, не поступайте так, не уповайте на имения ваши и не зазнавайтесь в довольстве. Господь благословит вас добром и достатком: не забывайте же Его милостей. Помните, что ему же много дано, много и взыщется от него, как говорит Слово Божие. Посему, если ты угождал Господу Богу, будучи бедным, угождай Ему еще более, будучи богатым. Соразмерно с своим богатством умножай свое усердие к Господу Богу и к святому храму его и к молитве, умножай и свое милосердие к ближним неимущим, подавая им щедрою рукою милостыню. За то тебя Господь еще более благословит: «Седмерицею воздаст тебе», – учит Слово Божие (Сир.35:10). Если же не так, то бойся, как бы и тебе Господь не сказал как одному подобному богачу: «Безумне, в сию ночь душу твою истяжут от тебе!» (Лк.12:20). Тогда и богатство твое прах возьмет, и душа твоя погибнет навек.

«Не последуй души твоей и крепости твоей, еже ходиши в похотех сердца твоего, и не рцы: кто мя преможетъ?. Господь бо мстяй отмстит ти» (Сир.5:2–3). Часто я слышал, как говорят некоторые из вас: «Если бы я мог делать все то, что хочу!» Братия мои! Кому из вас придет такое помышление на сердце, то знай, что это тебе самое опасное искушение от лукавого, и ты тогда же перекрестись и поусерднее помолись Господу Богу, да будет во всем не наша грешная, а Его святая воля! Мало ли чего захочет наше лукавое сердце! И без того «беззакония наши превзыдоша главу нашу», как сказано в Слове Божием (Пс.37:5). Что же, если бы Бог допустил исполниться всем похотям нашего сердца! Нет, братие! Мы должны усердно и преусердно молить Господа Бога, дабы Он дал нам силу не на то, чтобы исполнять все желания нашего сердца, а на то, чтобы противиться им, и не ходити в похотях сердца нашего. Захочется тебе что-либо сделать, ты не тотчас делай, а рассуди прежде хорошо ли это, приятно ли Богу, сообразно ли с законом и порядком, полезно ли тебе и твоим ближиним. Если сам не знаешь, спроси старших себя и знающих, как они рассудят, так и поступай. Если же кто придет в такую глупую гордость и своеволие, что скажет сам в себе: «Кто мя преможет? Что кому за дело до того, что я делаю?» И начнет делать, что хочет, не слушаясь никого, пренебрегая законом, порядком, добрыми людьми и властями от Бога поставленными; ибо «несть власть, аще не от Бога», – говорит Слово Божие (Рим.13:1); тот знай, что есть над тобою Господь Бог. Он, пред очами Которого всякая гордыня и превозношение, всякое своеволие и неповиновение есть мерзость по Слову Божию, Он отмстит тебе, как отмстил некогда возмутителю Корею, которого огонь попалил живого, и отмстил Дафану и Авирону, которых живых земля пожрала: «Господь бо мстяй отмстит тебе».

«Не рцы: согреших, и что ми бысть: Господь бо есть долготерпелив. Не рцы: щедрота Его многи суть: множество грехов моих очистит» (Сир.5:4, 6). Ах, братие! Надобно сознаться, что за нами часто водится такой грех: согрешит кто-нибудь, преступит заповедь Господню, упьется вином до бесчувствия, обидит ближнего буйством и ругательством, украдет или отымет чужую вещь и, вместо раскаяния искреннего, говорит: «Э! Бог милостив! Он простит мои согрешения». Нет, братие, так не должно быть между нами! Это диавольское наваждение. Конечно, Господь милует и грешника, ибо сказано: «Иже праведные любяй, и грешныя милуяй». Но милует грешника кающегося и кающегося искренно, а вовсе не за то, что он махнет рукою и скажет: «Э! Бог милостив!» Бог милостив! но и праведен: «Милость бо и гнев у Него, – говорит Премудрый, – и на грешницех почиет ярость Его» (Сир.5:7). И еще в другом месте: «По мнозей милости Его, тако много и обличение Его» (Сир.16:13). Значит, Он не все милует, а только до поры – до времени, а там и накажет и тем больнее накажет, чем дольше милует, чем дольше терпит грехам нашим. Да и как накажет?

«Внезапу изыдет гнев Господень и вο время мести погибнеши», – говорит далее Премудрый (Сир.5:9). Т.е. тогда, как человек и не думает и не ожидает, придет кара Божия, и так постигнет его, что он неминуемо и навеки погибнет и душею, и телом. Так погиб целый род развращенный, целые тысячи людей при Ное. Они все грешили и грешили нераскаянно, все предавались разврату и буйству, игрищам и забавам, и искушая долготерпение Божие не каялись. И что ж? Пришел внезапно потоп и всех истребил до единого, кроме Ноя благочестивого с семейством. Так погибли целые города Содом и Гоморра за нераскаянность. Терпел, терпел Господь их распутству страшному, и, наконец, сказал: «Вопль Cодомский и Гоморрский умножися ко мне, и греси их велицы зело» (Быт.18:20). И что ж? «Одожди Господь на Содом и Гоморр жупел, и огнь с небесе» (Быт.19:24), и всех жителей сих городов, кроме Лота с семьею, погубил навеки, ввергнул во ад и во огнь неугасающий.

«О очищении безстрашен не буди, прилагати грехи ко грехом. Не медли обратитися ко Господу и не отлагай день от дне» (Сир.5:5, 8). Значит, чтобы Господь простил наши согрешения, мы должны непременно каяться и как скоро согрешим, в ту же пору и каяться, не отлагая день oт дня, как это у вас водится, до Великого поста. Конечно, в великий пост всем надобно говеть и каяться особенно. И, слава Богу, вы знаете и исполняете эту святую обязанность христианскую. Но и не дожидаясь поста надобно каяться. Ибо разве ты знаешь, что доживешь до Великого поста? Разве не может статься, что до Великого поста не только схоронят тебя, а совершат по тебе память в сороковый день, и даже в полгода? Да хотя бы дожил ты до Великого поста, тогда пришедши к исповеди, ты и забудешь про грехи свои за давностию времени и не выскажешь их, оттого ведь и разрешения не получишь. Итак, братие, каясь, особенно, в пост, надобно еще и всякий раз каяться немедленно, как скоро кто согрешит. Как же каяться? Глубоко вздохнуть в душе своей пред Господом и с сокрушением сердца и слезами сказать Ему: «Господи, прости мое согрешение! Боже, милостив буди мне грешному!» Потом пойти в церковь и там помолиться еще Господу с земными поклонами. Потом, если грех твой состоял в обиде ближнего, пойти и попросить у него прощения, и не уходить от него, доколе он простит. А затем духовному отцу своему надобно сказать грех свой, дабы он помолился и испросил тебе прощение. Так-то надобно каяться всегда и во всякое время! Да еще вот что. Покаявшись, уже не надобно прилагать грехи ко грехам, т.е. не надобно повторять тех грехов, в которых уже каялся, а надобно напротив еще заглаждать их всемерно делами добрыми. А если не так; то что и пользы в покаянии? Если ты ныне каешься во вчерашнем пьянстве, а завтра опять ищешь случая упиться, то знай, что последняя твоя горше первых и сбываются над тобою слова Божественного писания: ты уподобляешься тому нечистому животному, которое, омывшись, опять валяется в грязи.

Помните же, православные, что я сказал вам ныне. Помните и старайтесь так делать, как учит нас Премудрый. Благодать Господа нашего Иисуса Христа со всеми вами. Ему слава и поклонение со Отцом и Сыном и Святым Духом во веки веков. Аминь.

39. Беседа о сквернословной брани

На днях, бр. мои, я был обрадован, а вместе с тем и опечален вот каким случаем. Один из вас приходил ко мне и с большою горечью передавал, что в вашем обществе водится одна весьма недобрая привычка. Он просил меня употребить пастырские и отеческие меры против этой, как он выражался, скверноты, которая не делает чести нашему православно-христианскому обществу, нашему приходу. Он говорил, что между вами находилось много таких, которые намерены были идти ко мне с этою же просьбою. Я радуюсь и благодарю вас, други мои, за то, что вы и при непродолжительности моего пастырского служения у вас стали уже питать ко мне доброе доверие, и что вы сами заботитесь о духовном благе вашего общества. Это для вас полезно и для меня очень важно в трудном деле моего пастырского служения. Ибо, посудите сами, может ли наставник, или отец воспитывать должным образом своих детей, если между им и детьми не будет взаимного доверия, если дети не будут открывать отцу своих душевных недугов с искренним желанием получить от него помощь, и если они сами не будут заботиться о своем воспитании? Но я уверен, что вы это хорошо знаете. Да даст же Господь, чтобы ваша откровенность ко мне и ваша заботливость об общем благе росла и росла между вами. Но, радуясь о сем, я вместе с многими из вас, душевно скорблю, что между вами уже до того укоренилась и застарела одна скверная привычка, что стала невтерпеж и для вас самих. И дети (говорили мне), не умеющие прочесть одной молитвы Господней, уже заражены у вас этою привычкою. Горько слышать об этом! Я думаю, вы уже сами догадываетесь, на какую привычку я вам указываю. Я говорю о сквернословной брани.

Кто-то из вас, долго не задумываясь, предлагал мне употребить против распространенной у вас сквернословной брани то средство, которое будто бы принято с пользою некоторыми обществами соседних нам сел; это – телесное наказание от общества, или денежная пеня провинившегося скверннословною бранью. Но об этом средстве можно щедещать не с этого святого места, а из вашего общественного судилища из сходу мирского. Я могу предложить вам против вашего душевного недуга только духовное врачевство – мое пастырское слово.

"Язык, – говорит св. апостол Иаков, – небольшой член, но много действует»2. В самом деле, велико назначение дарованного нам Богом языка. Он нам дан для того, чтоб творить святые молитвы и благодарения Господу, вообще для того, чтоб высказывать наши мысли, чувства, нужды, желания, вести добрые речи с людьми, меняться полезными советами, знаниями и т.д. Язык – это орудие сеяния доброй духовной пшеницы – добрых слов, которые навсегда помнятся у Бога, но скоро забываются у людей и никогда не остаются без добрых плодов, как никогда не остается бесплодною добрая пшеница, посеянная на доброй земле. О! сколько добра приходит от добрых, разумных речей, советов, утешений, наставлений, словом, от доброго языка, от доброго слова человеческого!.. Но зато, как велико и зло от того же самого языка, когда он сделается орудием не благословения Бога, а брани и проклятия ближних, когда он будет исполнен, по апостолу, смертоносного яда. "Посмотри, – говорит тот же св. апостол Иаков, – небольшой огонь, а как много вещества зажигает. И язык – огонь, скопище неправды; он заражает все тело; и заражает круг жизни, будучи сам воспаляем от геенны. Всяких зверей, птиц, гадов и морских животных может укротить сила человеческая. А языка никто из людей укротить не может: это неукротимое зло! Он исполнен смертоносного яда» (Иак.3:5–8). Итак, вы видите, что злой язык св. ап. Иаков уподобляет огню и яду смертоносному. От злого и неудержимого языка, как искры от огня, сыплются злостные слова, которые как огнем допекают ближнего. От злого языка, как пожар от искры, занимается вражда, ссора, часто губящая людей. Злой язык, как яд отравляет душу невинную, колет сердце людское, наносит жестокие и убийственные обиды ближему. Но, не говоря здесь о всяком зле, которое происходит от злого языка, я остановлюсь только на злой брани, к несчастию, так привычной вам.

Я думаю, что для некоторых из вас слышать бранчивые, гнилые слова тяжелее, бывает, каких-нибудь ударов. Не приходилось ли вам иногда слышать горьких жалоб и видеть горьких слез невинного дитяти, или скромной добродушной женщины, или доброго почтенного старика, непривыкших к сквернословию, когда они ни за то, ни за се подвергались от кого-нибудь незаслуженной бесстыдной брани? «Легче для нас было бы, – говорят обыкновенно в таких случаях не привыкшие к гнилым бранным словам, – перенести несколько раз удар по лицу, чем слышать такие скверные позорные слова». Правда, не все отвечают на брань лишь подобными горькими жалобами. Часто бывает, что за брань платят бранью же. Чего тогда не бывает! Посмотрите на ожесточенную перебранку соседок или соседей. Какую мучительную злость, какое зверское безобразие, и какое томительное страдание вы заметите на их лицах! А oт брани на словах далек ли бывает переход и к безобразной ожесточенной брани на деле? Как много тут здоровья теряется, насколько тут общая честь страдает!.. И скоро ли сходятся между собою обругавшие друг друга?.. Общий мир, так необходимый для блага общего, почти навсегда прекращается между ними; потому что слова брани с трудом забываются. Наконец, бывает и то, что к брани до того прислушиваются, привыкают, что ею совсем не смущаются. Ты кричишь на какого-либо бесчинника, ябедника, сыплешь на него кучу крупных слов бранных, а они для него что горох для стены. «Брань на вороту не висит», – думает он про себя, да делает по своему. Тут жалок и ты бранящий, приучивший не трогатъся твоею бранью неудержимою, и ты слушающий брань, подобящийся тем, о которых Слово Божие говорит, что у них окаменела душа, ожестело сердце, так что они слыша не слышат и погибают в таком бесчувствии. В гневной брани люди не владеют собою, забываются; оттого брань всегда идет с криком, не осторожно, разносится на общий соблазн. Бранясь, вы, быть может, и не замечаете того, что на вашу брань стеклась целая толпа людей, из которых только некоторые смеются над вами и дают себе слово в своем сердце не допускать в себе такого безобразия, а другие заслушиваясь на вашу брань, невольно нечувствительно впитывают в себя яд сквернословия, который при случае и они готовы будут излить на своего противиика. Бранясь вы быть может и не замечаете того, что вашу брань подслушивают, толпою собравшиеся на ваш крик, любопытные невинные дети чужие или ваши. Каждое слово вашей брани легко и глубоко западает в их молодые души, и они готовы будут повторить их, при малейшем поводе, в самом безобразном виде. Сохрани нас Господи когда-нибудь услышать брань из уст этих младенцев и вскармливаемых грудью, которые по своей непорочности предназначены Господом совершать только хвалу Божию. И знаете ли вы, что Спаситель наш советовал соблазнителям таких малых? «Лучше им было бы, – говорил Он, – если бы обвесился на шею им мельничный камень, и они потонули в пучине морской» (Мф.18:6).

Берегитесь же, други мои, злоупотреблять даром слова, который нам дан для прославления Бога и для добрых бесед, советов, для всякой полезной и разумной речи; берегитесь мучить, бесчестить и губить себя и ближних ваших и особенно малых детей злою бранью; берегитесь осквернять себя и других скверными, гнилыми словами; помните, что за всякое слово праздное, а особенно за гнилое, вы должны будете дать ответ Господу Богу в день судный. И какой тогда будет стыд для сквернословов, какой ответ дадут они Богу!

Я думаю, что вы сами стыдитесь теперь и припомнить те скверные бранные слова, какие некоторыми из вас в иной раз выкидываются десятками и сотнями. Разгорячась в брани, вы не даете покоя родителям, детям, родным своего противника, хотя они ничем не виноваты пред вами, а иные, быть может, давно уже и в могиле. И чего еще не говорите вы! «Такой и сякой ты сын,.. такая и сякая ты душа,.. Чтоб тебе, да чтоб тебе...» и проч.! Боже мой! Каждый из вас не сын ли христианских родителей, не человек ли Божий? Каждая душа – не Божия ли душа? Не за каждого ли из нас проливал Свою пречистую кровь на кресте Сам Сын Божий? Не каждого ли из нас Он усыновил Богу Отцу, называя нас Своими другами и братьями? А мы нашего ближняго и брата, усыновленного Богу, называем сыном нечистого животного, или непотребной женщины, или, что еще хуже, называем крещенную Божию душу – душею нечистого духа и проч. Прости мне Господи, что я с этого святого места дерзнул высказать ту мысль, о которой неприлично бывает вспоминать и в порядочном доме, в хорошей семье. Не движется больше, бр., злой язык, чтобы раскрывать перед вами всю мерзость и бесстыдство известных у вас бранных злословий и зложеланий. Скажу только, что некоторые из них достались нам еще от скверного поганства, когда предки наши еще не знали истинного Бога И. Христа; другие достались от темной татарщины; иные и невесть откуда занеслись к нам, словно какая саранча, либо какой губительный ветер; иные, наконец, родились и у нас, как кусливые мошки из болота. Грех нам будет великий, пред Господом Богом, если мы, получивши в несчастное наследство от наших дедов и прадедов некоторые гнилые слова, будем передавать их своему потомотву, приумножая их еще своими.

Отцы и матерн семейств! на вас лежит христианская обязанность и словом и примером ограждать ваших детей от гнилых бесстыдных браней. Вам самим, прежде всего, нужно отучать себя от этой несчастной привычки, если вы успели ее нажить. Правда, это не обойдется без труда; но ничто доброе не дается нам легко. При всей своей неопытности в духовной жизни, я предложу вам и средство, которым другие не без успеха пользуются. Когда недобрый дух будет подвигать кого-нибудь из вас к брани, не будьте скоры на ответ, а поспешите, как можно скорее, оградить себя крестным знамением и прочесть молитву Иисусову: «Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя грешнаго!» После этого, будьте уверены, вы совсем не то скажете своему ближнему, что имели сказать ему прежде.

В заключение моей беседы, я опять и опять умоляю вас, бр. мои, словами св. апостола Павла: «Никакое гнилое слово да не исходит из уст ваших, а только полезное для назидания в вере, дабы оно доставило благодать слышащим»3. «Сквернословие и буесловие даже и именоваться не должны в вас»4.

«Сам ты Господи положи хранение устом нашим и дверь ограждения о устех наших!» (Пс.140:3) Аминь.

40. Беседа о пьянстве

«Утрезвитеся, пиянии, от вина своего и плачитеся: рыдайте, вси пиющии вино до пиянства» (Иоил.1:5).

Вот о чем заставляете вы служителя престола Божия, своего духовного отца и пастыря беседовать с вами в храме Божием! С сего святого места, с которого должно слышаться только одно божественное и святое, должны возвещаться истины божественные – блаженство вечное, рай, царство Божие и все прочее святое и душеспасительное, надлежит нам вести речь о пьянстве, о чем доброму человеку и подумать совестно. Какой срам! Стоит ли после сего назвать вас хоть именем христиан? Упиваются ли где-либо люди добрые так, кам вы упиваетесь? И пусть бы еще так делали одни молодые, неопытные. А то нет! Самые пожилые, по-видимому, почтенные старики и отцы семейств, которым пора бы уже давно остепениться, подумать о себе с чем-то им явиться на тот свет пред Господа Бога. Сии, говорю, вместо того, чтоб остановить других слабоумных, рассоветовать, растолковать им, что так-де худо делать, так грешно поступать, за это Господь Бог покарает; они еще сами дают ужасную потачку и соблазн другим.

О, горе нам бедным и окаянным! до чего дожили мы и что видим! Подлинно для нас мало было страшной кары Господней, ужасной не только для людей добрых и разумных, но и для самых скотов бессмысленных! ибо и они, бедные, хотя им нечего бояться смерти, явно выражали страх свой, явно ревом своим умоляли Господа Бога о помиловании, чтоб Он премилосердый сжалился над людьми, утолил бы праведный гнев Свой. А мы, считаясь людьми, хотя в самом деле, по своему распутству, едва ли не хуже самых скотов бессмысленных, мы как вразумились посещением Божиим? Как покаялись и возблагодарили Господа Бога своего премилосердого, что Он пощадил нас, не погубил всех до конца? Ужасно и подумать! На время, на весьма короткое время перестали было от своих бесчинств; но лишь только миновалась беда, опять принялись за свое, опять начали бесчинничать по-прежнему! Как вам после сего не совестно, как не грешно? Какими глазами можете вы теперь глядеть на небо, с которого смотрит на землю и на все ваши поступки Господь Бог правосудный, готовый всякую минуту поразить вас Своим страшным гневом? С какою совестию вы можете присутствовать во храме Божием, взирать на святые иконы Спаса Христа, Божией Матери и всех святых угодников Божиих, которые все свидетели вашей безцечности, вашей нераскаянности, ваших распутств?.. O! пробудитесь, умоляю вас именем Бога всемогущего и правосудного; пробудитесь от непросыпного своего пьянства хоть теперь, пока еще Господь Бог долготерпит нам! Перестаньте предаваться таким бесчинствам, каким предавались и теперь предаетесь. «Утрезвитеся, пиянии, от вина своего и плачитеся: рыдайте, вси пиющии вино до пиянства». Другого средства очистить вам тяжкий грех свой, загладить и омыть преступление свое нет и быть не может.

Так, только одними слезами, одним горьким рыданием и плачем неутешным вы можете загладить вину свою. Ибо, сознаете ли вы тяжесть своих грехов, своего преступления? Знаете ли вы, что такое пьянство и какой за него тяжкий грех не только пред Богом, но и пред целым миром, и даже пред вами самами? Вникните хорошенько и разберите.

Господь Бог, который есть источник всякого добра, всякого блага, для того и сотворил человека и дал ему свой закон, чтоб он делал одно доброе, угодное Господу Богу, обещав ему за верность и праведность Царство Небесное, блаженство вечное. Но, будучи высочайше благ и милостив к человеку, он вместе и правосуден в высшей степени, не терпит и не любит никакой противности, никакого порока, никакого греха и неправды. Почему нарушение его святого закона хоть в единой иоте, в единой черте есть уже величайшее для Него оскорбление, за которое, если не омоем горькими слезами грехов своих, он непременно накажет и наказывает со всею строгостию. Если же за нарушение малейшей иоты Его святого закона следует наказание, и наказание страшное, то сколько ужасное и нестерпимое наказание должно последовать за нарушение всего святого закона Божия? каким тяжким и нестерпимым мучениям подвергнется человек, пренебрегший всю святую волю Господню, презревший и поправший весь Святой закон Божий? Неминуемая участь такого человека – огнь геенский, никогда неугасающий, червь неусыпающий, скрежет зубов, страшные муки с диаволом во аде. Между тем за пьянство человек, именно, наследует все сии тяжкие и нестерпимые вечные муки, потому что чрез пьянство он нарушает весь святой закон Божий, все заповеди Господни. Вам известно, сколько и какие заповеди Божии. Пересчитайте их все. Возьмите какую вам угодно, и посмотрите, не нарушается ли она чрез пьянство? Возьмите, например, хоть самую Первую: «Аз есмь Господь бог твой: да не будут тебе бози инии разве Мене» (Исх.20:2–3). Не нарушается ли она пияницею самым явным образом? Господь Бог твой Господь Един есть, – говорит святая заповедь. Ha Него одного человек должен надеяться, на Него уповать, Его одного любить всем сердцем, всею душою, всем помышлением и, от Него ожидать себе вечного спасения, Царствия Небесного. Но может ли пьяница поступать так, как сия святая заповедь повелевает? Любит ли он Господа Бога своего так, как должно? Не больше ли он помнит любимое вино свое, нежели Бога? Часто он начинает день Господень, не перекрестившись, не призвавши имени Божьего, тогда как едва проснулся, успел уже напиться. Ему только и мысли, как бы скорее упиться до безумия, потом целый день провесть в беспамятстве, совершенно по-скотски, а не по-человечески; а о Боге, о том, как угодить Господу Богу, ему и на мысль не приходит. Теперь судите, не есть ли вино в самом деле такой предмет для пьяницы, который он любит всею душою, а Бога истинного, Творца, Промыслителя и Спасителя своего забывает? За такое крайнее оскорбление величия Божия потерпит ли Господь Бог пьянице и, не накажет ли его всею тяжестию и всеми ужасами своих наказаний? Подлинно, по слову Писания святого, пияницы царствия Божия не наследят, а участь их в озере горящем огнем и жупелом.

Так, тяжко грешит пьяница против первой заповеди Господней. Но он не меньше грешит и против всех заповедей, так что, которую ни возьмите, пьяница ту непременно нарушает. А что всего жалче и больнее, так это то, что пьянство обращается в нем в неодолимую привычку, делается мало-помалу почти неисправимою страстию. Ибо свойство всякого греха, а тем более пьянства, таково, что человек, многократно предаваясь ему, потом уже с трудом может удерживаться от него и едва ли властен бывает, чтоб не повторять его много раз. Видел я таких несчастных, над которыми сколько ни бились, сколько ни придумывали различных способов удержать от пьянства, все понапрасну и несчастные среди жесточайших мучений умирали. А что сказать еще о том, если кто-либо, сохрани Бог, умрет пьяным без покаяния? Каково, думаете, будет душе его на том свете. Она, конечно, погибла навеки. Ибо такового нельзя и хоронить по-христиански, и память о нем творить. Видите, сколько опасно упиваться вином, и какой тяжкий грех пред Господом Богом – пьянство! Посему, умоляю вас, возлюбленные, теперь же, пока еще не совершенно укоренилась у вас привычка к пьянству, отстать от него. Припомните, сколько вы нанесли Господу Богу оскорблений своим прежним распутством, и постарайтесь горькими слезами загладить тяжкий грех свой, твердо обещаясь впредь, не возвращаться к прежнему. «Утрезвитеся, пиянии, от вина своего и плачитеся: рыдайте, вси пиющии вино до пиянства».

Тедерь разберем еще, какой тяжкий грех пьянство по отношению к людям.

Всякий человек поставлен Господом Богом на земле среди людей, чтоб трудиться, работать, в поте лица добывать себе насущный хлеб и в то же время помогать другим несчастным, беспомощным, неспособным собственными руками снискивать себе пропитание. В особенности же человек семейный должен это делать, неусыпно пещися о довольстве своих домашних. Но может ли пьяница выполнить хоть малую часть вышесказанного? Не большую ли часть времени он проводит в бездействии, праздности, и, будучи в силах трудиться, живет часто на счет других, да еще самым постыдным, самым бесчестным образом? Ибо часто, исправив все, не имея больше уже за что пьянствовать, к чему обращается? К воровству, к обману. И, таким образом, вместо того, чтоб быть полезным обществу, он бывает негодным его членом, служит в тягость другим. А что сказать о тех нерадивых и в полном смысле бессовестных пьяницах, которые окружены семейством, и еще малолетным? Какое радение могут иметь об нем? А есть между вами таких несколько, которые оставляют детей своих прямо без куска хлеба, чуть живых, не говоря уже об одеянии, а сами беззаботно предаются пьянству, как будто дома у них всякое изобилие, всякое благополучие. Видел я однажды, идя по своему делу (не скажу только где именно), видел, говорю, в одном доме, как несчастные малютки, полунагие, чуть живые от голода и холода, ползали вокруг упившегося до бесчувстия сонного родителя своего, и горько заплакал. Бедняжки истощили все детские меры разбудить отца своего (матери у них не было), чтоб сжалился над ними, дал им по кусочку хлеба и согрел их. Называли его всеми нежными именами, что могло бы тронуть хоть какое каменное сердце, пробудить даже мертвого, а он не слышит и не чувствует ничего этого. Несчастные дети, видя безуспешность свою, разбрелись по разным углам, и горько – горько плакали, пока, наконец, и их сон не одолел. Жалкое семейство, подумал я, а еще жалче их родитель бессовестный. Не напрасно поэтому святое писание называет таковых хуже неверов: «Аще же кто о своих, паче же о присных (о домашних) не промышляет, веры отверглся есть и невернаго горший есть» (1Тим.5:8). Они точно стоят сего названия. И пусть бы только этим все и кончилось; быть может кто-нибудь из добрых людей сжалился бы над бедным семейством, принял бы его под свое покровительство и приютил Христа ради; но та беда, что ничем нельзя заменить бесчестного имени, позорного нарекания, ничем нельзя смыть соблазна, глубоко вкоренившегося в нежных детских сердцах. Рано или поздно соблазн выйдет наружу и несчастные дети будут подвержены одинаковой участи с отцом своим; потому что по его же следам и сами пойдут, в свое время будут также пьянствовать, как и родитель их. Но «горе человеку тому, – сказал Спаситель и Господь Бог наш, – горе человеку тому, чрез которого соблазн приходит» (Лк.17:1). Для него тысячу раз было бы лучше, если бы жернов мельничный привязать ему на шею и ввергнуть с ним в море. Так нестерпимо тяжко грешит пьяница и пред Богом и пред людьми: «Утрезвитеся, пиянии, от вина своего и плачитеся: рыдайте, вси пиющии вино до пиянства».

Наконец, кроме тяжкого преступления против Бога и людей, пьяница не меньше грешит и против себя самого. Кажется, никто никогда не был врагом себе. Каждый желает себе всякого добра, всякого блага, но пьяница как будто наперекор всем сам себе делается врагом, самому себе причиняет величайшее зло, грешит против самого себя. И самое первое, чем он вредит себе, есть порча и трата здоровья – одного из лучших и драгоценнейших на земле даров Божиих. И этого пьяница лишается ради какого-нибудь минутного наслаждения (если только пьянство можно назвать наслаждением, а не горечью). Разберите хорошенько: стоит ли пьянство того, что человек ради его тратит? И похож ли пьяница хоть немного на человека, даже на себя самого? Есть ли в нем хоть капля той свежести и бодрости, какая свойственна человеку здоровому? Лицо его желто как воск, глаза окипели кровью, под глазами синие пятна, как, сохрани Бог, у какого-нибудь утопленника. Сам он весь трясется и дрожит как Каин. Голос у него хриплый, язык не внятен и не свободен в речи. Словом – пьянство из человека делает какого-то страшного урода, имеющего только одну тень, одни следы человеческие. При таком жалком состоянии, естественно, что ожидает пьяницу? Всеконечно истощение последних сил и самая смерть. И действительно, пьяница недолго живет на свете. Никто никогда не видел, чтоб горький пьяница доживал до старости, до какой живут люди умеренные и трезвые. А, если пьяницы и показывают иногда вид старости, то эта старость у них не натуральная, происходящая не от долгожития, не от многих лет, а старость безвременная, зависящая, именно, от одного пьянства, которое умеет и молодого и здорового человека превратить в дряхлого старика, и всегда преждевременно отсылает в могилу часто вовсе не готовых и не помышлявших о смерти. Такая слишком ранняя трата здоровья, преждевременная смерть, зависящая, именно, от дурной жизни, от одного распутства, не есть ли самоубийство? А самоубийство не есть ли самый тяжкий и самый непростительный грех не только пред Богом, но пред самым самоубийцею? «Утрезвитеся, пиянии, от вина своего и плачитеся: рыдайте, вси пиющии вино до пиянства».

Устрашитесь, возлюбленные, умоляю вас, этого злого и пагубного мучителя – пьянства. Помыслите, какой оно тяжкий грех пред Господом Богом, пред людьми и пред самим тем, который ему предается. Лучше откажитесь вовсе от вина, или употребляйте его, в случае нужды, не больше, как лекарство, а отнюдь не так, как водится у вас постыдное обыкновение – напиваться до бесчувствия. Да поможет вам исправиться, мимошедшее же да простит милосердый Господь Бог благодатию и щедротами Своего человеколюбия. Ему же от нас грешных буди слава, честь и поклонение, ныне и присно и во веки веков. Аминь.

41. Беседа о кротком обхождении с животными

В церковных книгах написано, чтобы весною, когда люди, целою деревнею, в Первый раз выгоняют свою скотину на пастбища, священник по церковному обряду благословил на это дело и скотину и хозяев ее, если того пожелают сами хозяева. Так и водится в некоторых деревнях. Благо если бы повелось так и во всех, всюду. Приведется кому быть в такой деревне, при таком случае приглядись, и прислушайся, что тут делается и говорится. Из каждого двора длинными хворостинами гонят люди свою скотину на сбор; со всех концов села летят крики и неприличная брань, каждый палкою и всякими укорами провожает своих овец, свою корову, лошадку, волов, а пастухи ожидают своей очереди, запасшись что наибольшими палками и дубинами, будто зверей провожать собираются. Посреди такого крика и гама, из Церкви идет священник, в ризах, с крестом святым, с святою водою и с хоругвями, приходит к собранной скотине и начинает служение. «Владыко Господи Боже наш, – есть такая на этот случай в книге церковной молитва, – тебе молимся и тебе просим: Якоже благословил и умножил еси стада патриарха Иакова, благослови и стадо скотов сих; и умножи, и укрепи, и сотвори е в тысящи; и избави е от всякого навета врагов, и воздуха смертного, и губительного недуга»... После такого моления, все стадо окропляется св. водою, на знак того, чтобы благодать Божия сошла на него и была тихим и живительным, как роса, покровом и хранителем его. Так заповедует проводить в поля скотину и так учит обходиться с нею св. церковь5. Люди тут с палками, св. Церковь Божия – с крестом. Люди ударами и бранью провожают скотину в поля, а св. церковь напутствует ее благословениями и молитвами. От людей тут со всех сторон слышишь о скотине: «Чтоб тебя волк съел! Чтоб ты околела!» и подобное сему; а от св. Церкви слышишь моления ко Господу, чтобы Он скотину множил, хранил от зверя, от напасти всякой и от всякой болезни. Послушаешь тут всяких людских речей и подумаешь, будто скотина – враг человеку, или же ленивый и лукавый невольник его; а послушаешь молитв церковных, и увидишь, что она – святое и неповинное творение Божие, данное человеку на помощь и на хранение.

Вот нам пример и урок – святая церковь наша! Не бранить неподобными словами и не клясть свою скотину должны мы, но, подобно св. церкви, благодарить Бога и молиться за нее; не бить, не изнурять ее непомерными работами, голодом и холодом, но миловать ее, оберегать от всего недоброго.

Почему же св. церковь так обходится с нашею скотиною и почему мы должны как можно более миловать и хранить ее?

Потому, что на это есть заповедь Божия. В писании святом сказано: «Не презри вола работающего (молотяща)» (1Кор.9:9; Втор.25:4), и «Блажен иже и скоты милует» (Притч.12:10). Значит это: не обидь вола, который работает тебе, и счастливый тот человек, что милует скотину. Мы, христиане, должны исполнять заповеди Божии точно. Ежели что написано в слове Божием, то уж так тому и быть должно, и уж верно, что от этого людям – всякое добро, а делай иначе – жди всего недоброго для себя. Написано в слове Божием: не презри вола рабочего и блажен кто милует скотину, значит, что скотина стоит того, значит, что от этого будет тебе много добра; а не милуешь, мучишь тяжестями непомерными, голодом и холодом, бьешь и все бранишь – жди тогда себе много убытка, много недоброго.

Почему скотина стоит того, чтоб миловать ее?

Потому, прежде всего, что скотина – Божие творение, данное тебе в помощь и хранение. Всякая скотина и всякая птица могут жить и без нас. Всякий видит, например, диких гусей, уток; есть также дикие быки, разные породы лошадиные. Они живут на приволье в больших лесах, лугах, степях. Бог питает их и хранит, как и всякую тварь свою на земле, а они живут и славят Творца своего: «Хвалите Господа, птицы пернатыя, зверие и вси скоты», – сказано так в писании святом (читай псалом 148-й). Но человек не может жить сам собою, без помощи скотины. Как бы ты землю вспахал, хлеб, сено свез с полей, отправил тяжести большие в далекую сторону и разные другие работы справил, если бы у тебя не было лошадей или волов? Кто бы тебе дал одежу теплую, если бы у тебя не было овцы? По такой беспомощности и нужде вашей, Бог, пекущийся о всем мире, дал нам скотину, дал нам право и позволение Свое работать ею всякие свои работы, употреблять ее на всякую свою пользу. Но Бог не отдал нам тварь Свою в неволю тяжкую. Ты можешь работать ею, получать от нее всякую выгоду, употреблять даже в пищу, потому что и на это есть позволение Божие; но не можешь мучить и бить ее, потому что она все-таки не твоя, а Божия. Примером, ты имеешь дом, у другого нет его; ты пожалел неимущего и позволяешь ему жить в своем доме. По-твоему, по-людскому, он должен, живя в твоем доме, беречь его всячески и благодарить тебя за твою помощь, а не разорять его, запускать, браниться и нарекать на него. Так ты должен поступать и с скотиною. Дал тебе Бог в помощь Свою тварь – работай с нею, береги и милуй ее всячески, а не бранись на нее, не мори ее, не мучь, не обидь ничем. Это первое о скотине: она не твоя, а Божия.

Bтоpoe. От скотины тебе великая выгода. С нею у тебя поле вспахано и засеяно в пору, хлеб, сено, собраны, когда следует, всякая тяжесть доставлена в свое место исправно и в пору; с нею у тебя хозяйство и имущество всякое ростет и множится. А без скотины ты бобыль-бобылем. Подле дома и в доме у тебя пусто, ты не хозяин называешься в деревне, убожество давит тебя и твою семью; у людей поля вспаханы и засеяны, а у тебя оно сиротеет, у людей хлеб – сено свезено, а у тебя гниет на поле под дождем; нужно тебе какую ни есть тяжесть свезти – ходи и кланяйся и отрабатывай каждому, отбывай за все руками своими и здоровьем, плати там, где другому ни гроша не стоит. Вот что значит скотина! И погляди ты еще вот на что: работая тебе все, что не под силу тебе, делая из тебя хозяина, скотина не требует от тебя ни платы, ни одежи, ни обуви, ни пищи твоей, ни удовольствия какого; солома, что остается у тебя от твоего хлеба, который сама же она свезла к тебе, под который сама же приготовила тебе поле, сено, также ею свезенное, – вот вся пища, вся плата, вся роскошь ее! А тебе за это сено-солому она доставит всегда и денег, и одежды, и обуви, и хлеба вдоволь, зазнаешь с нею и радости всякой. Значит, по правде и по совести чистой, должно быть так, чтобы ты как можно больше миловал свою скотину. Вот другая правда о нашей рабочей скотине!

Наконец, третье. Скотине не дал Бог ума-разума, какой дал нам людям. Не знает потому скотина той радости и того счастья, какое мы имеем с своим разумом. Но зато не в ее натуре всякие неправды, какие у людей с их умом видим на каждом шагу. Скотина не может знать, что кому хорошо, что худо, не разумеет даже, что есть на свете и хорошее и худое, есть хитрости всякие, лукавство, пакости, притворство. Хочется ей есть, она ест, если видит что пред глазами, не разбирая и не умея разобрать, позволенное ли тο, или непозволенное. Заставят ее работать, она работает, не понимая и не спрашивая, для чего она работает. Правят ею, она идет мерно, ровно, погонят, идет быстрее, не разумея, для чего нужно идти так или иначе, такой или другой дорогой. По всему этому, нужно нам миловать свою скотину, точно малых детей своих. Не имеет она разума, будь ты для нее разумом. Приучай ее к работе с толком и с терпением, точно как дитя свое учишь ходить и говорить, и она будет у тебя смирная, справная, будет держаться по твоему уму-разуму. С толком, да с терпением люди чудеса делают над скотиною, выучивают ее не только простой езде, но и маршам всяким и всякому поведению, а немцы и танцам выучивают ее (хоть это дело и неподобное). И во всем тут только слово и уменье значит, а не палка и бой. Корми впору и вдоволь, скотина будет держаться твоего двора; лечи в болезнях, оберегай от холода, она будет всегда крепкою; обходись с нею всегда мирно, не стращай и не бей, она будет у тебя тихая и послушная. Часто пеняют, что скотина бывает с норовом. А откуда же у нее норовы? Скотина, что вырастает у доброго и разумного хозяина, никогда не знает их, норовистая всегда исправится. Но у нерадивого, ленивого, неразумного человека и смирная скотина наберется всяких причуд, потому что он ни к чему не приучит ее с толком, наваливает на нее тяжести не по силам, кричит на нее, бьет и тормозит за всякую провину. Тварь неразумная, она не поймет, чего он криком своим и побоями хочет от нее, глядит на него, как на пугало какое; всякий раз ждет крику и побоев, то упрется, будто тяжесть на ней большая, то, после крепких ударов, понесет из всех сил, ломит и рвет все, мечется в сторону ров ли то будет, или ручей, или пропасть. Станешь пуще бить – хуже выйдет; никто еще криками, бранью да побоями не исправил норовистой скотины, а тихостью, терпеньем, да уменьем, всегда исправляли. Пеняют еще, что скотина бывает ленивая. Опять мы в том ответчики, а не скотина. Плохой и не в пору корм, непомерные работы отнимают у нее силу, а плохое помещение в зиму и в непогоду делают ее вялою, сонливою, негодною к работе. А корми ее впору и вдоволь, да хорошим кормом, давай работы по силам, береги от холода и от непогоды, и скотина твоя никогда не будет ленивою. Мало ли еще за что пеняют люди на скотину? Нерассудительный, неисправный и сердитый человек в каждом неразумии своем винит скотину. Изнурилась она под тяжестью большою, нужно ей дух перевесть, она остановится, а тот кричит на нее, бранит и бьет. Не управил ею как следует, она тронула в сторону, изломался воз – опячь бой и ругань неподобная. Неудача ему какая, поссорился с кем, обидел, рассердил кто его в дороге, тогда уже что шаг, то и виновата скотина. А что сказать о тех не богобоязненных и неразумных, что бьют и мучат свою скотину просто для потехи? Подъедет иной к шинку, застал там приятелей, пошло веселье, а скотина, изморенная дорогой, стой-голодай. Вышел он с приятелями, взбалмошенный, уселись все – трепещи тогда скотина, тешится пьяная душа хозяина! Любо ему, что вот он – хозяин своей скотины, что хочет, то и делает с нею. Приехал домой, выпряг и нагнал кнутом или дубиною... А как много еще таких хозяев, которые не бьют и не мучат своей скотины, но и не радят о ней, не заботятся ни о тепле для нее, ни о болезни ее, ни о корме хорошем, а потому пеняют на ее леность.

Так вот, православные, всему такому не подобает быть: не должно бить и морить скотину, а должно беречь и миловать ее, обходиться с нею мирно и кротко. Почему? Потому, повторим, что она, первое, – дар Божий тебе, малосильному; второе – она приносит тебе великие выгоды; третье – потому, что она – тварь неразумная. Такова заповедь Божия о скотине! Так, значит, и должны все делать.

Делаешь так, исполняешь заповедь Божию, – благо тебе; а не делаешь – не жди этого блага. Нужно ли об этом много толковать да разъяснять? Приглядись всяк кругом себя, и сам увидишь, что все идет так, а не иначе. Учит кто свою скотину мирно и терпеливо, кормит вдоволь, дает ей работы по силам, оберегает от холода и болезни, обходится с нею ласково и любовно, скотина у него здоровая, смирная, в работе крепка и исправна, наживет он с нею всякого добра. «Блажен иже и скоты милует», – святая правда! Приглядись же к тому, кто не милует своей скотины, как у него все это идет. Примером, не оберегает ее и не кормит, как следует, она бегает с двора, бредет на чужое добро, наделает убытка людям – и хозяину за это штраф, брань и не честь пред людьми.

* * *

1

Григорий Двоеслов. Хр. Чт. 1839 г., 2, 240. Слово на Пятидесяти

5

Требник, чин благословения стад очищающих и иных скотов


Источник: Издание четвертое, значительно дополненное. Киев. В типографии И. и А. Давиденко. 1865 год. Дозволено цензурою, 2 апреля 1865 года. Киев. Цензор Н. Щеголев.

Вам может быть интересно:

1. "Мы не должны бояться никаких страданий…". Творения. Том I священномученик Аркадий (Остальский)

2. Собрание сочинений. Том 4 архиепископ Амвросий (Ключарев)

3. Духовные беседы протоиерей Валентин Амфитеатров

4. Беседы о надежде христианской протоиерей Александр Виноградов

5. Беседа в 1-ю седмицу Великого поста. О посте Геннадий II Схоларий, патриарх Константинопольский

6. Беседа о лжесвидетельстве митрополит Григорий (Постников)

7. Сборник 17-ти главнейших противосектантских бесед Михаил Александрович Кальнев

8. Беседы православного священника с униатским о заблуждениях латинян и униатов – греко-католиков митрополит Антоний (Храповицкий)

9. Духовные беседы преподобный Герман Зосимовский (Гомзин)

10. Беседа на притчу из евангелия от Луки, О богаче и Лазаре (Луки 16, 19-31) святитель Астерий Амасийский

Комментарии для сайта Cackle