Приглашаем Вас пройти Православный интернет-курс — проект дистанционного введения в веру и жизнь Церкви.
Азбука веры Православная библиотека епископ Герасим (Добросердов) Духовные советы в письмах к игумении Евпраксии 1854–1857 гг.
Распечатать

епископ Герасим (Добросердов)

Духовные советы в письмах к игумении Евпраксии 1854–1857 гг.

Содержание

Духовные советы в письмах Астраханского епископа Герасима к игуменье (симб. спасск. монастыря) Евпраксии. 1854–1857 годы Письма астраханского епископа Герасима к игуменье (симв. Спасск. Монастыря) Евпраксии  

 

Духовные советы в письмах Астраханского епископа Герасима к игуменье (симб. спасск. монастыря) Евпраксии. 1854–1857 годы1

1854 г. 26 января ¾ 8 часа вечера. Первее всего благодари Господа, давшего тебе много-мало понять всю трудность служения нашего, паче же трудность устроения душ. Из наук наука звание пастырское, служение спасению души падшей, уклоняющейся поминутно от Христа, ее ищущего, влекущего к Себе чрез нас недостойных!.. В моем служении тень только служения Пастыреводителя и призрак один; – так что почасту горю я от стыда при названии отца и душеводителя вашего... Благодарю Господа, что, понимая силу и значение звания душеводительницы, не спешишь ты облечься лестным для самолюбия, но тяжелым для совести именем матери, предлагаемым тебе доверием рабыни Христовой Софии.

Чем менее рассчитываем, полагаемся на силы наши, тем благоуспешнее, при уповании на благодать Божию, пойдут дела наши; тем ощутительнее будет совершаться сила Божия в немощи нашей (2Кор.12:9), тем ближе к нам Бог будет, гордым противящийся, смиренным же подающий благодать (Притч.3:34) для спасения и их самих и тех, кого ведут они к Нему, побуждаемые величием Его... Продолжай действовать, как начала, смиренно и отнюдь не принимай названия матери и прав, соединенных с ним, а оставайся как была другом и споспешницою подвигов души, доверяющейся тебе с любовию. При чем заметь единожды навсегда следующие правила: 1) не налагай на друга бремен тяжких и неудобоносимых (Мф.23:4). 2) Не спеши ответами ей и 3) никогда не встречай и не провожай ее без того, чтобы в первом случае не предварить, и в последнем не сопровождать ее молитвою сердца, в отсутствие, разумеется, ее. Чем бы ты ни была занята, расстроена, даже в минуты свидания, заранее условленного, забудь ты об этом, и покажи все внимание твое к гостье, всю горячность любви твоей... Ласки – плод нежной любви души врача – имеют удивительное свойство смягчать остроту и горечь отвратительных подчас лекарств для болезненной души нашей. – Сколько от меня будет зависеть, или лучше сколько Господь мне поможет, я с любовью буду помогать тебе нести твою ношу и со слезами умиления радоваться, что и сама ты идешь, не падая, ко Христу тесным путем (Мф.7:14), и других ведешь за собою, поддерживаемая Им. Христос с тобою!

1854г. 30 янв. ¾ 6 часа вечера... Под исповедничеством я разумею: 1) верность в делах, словах, помышлениях и самых чувствах ко Господу нашему И. Христу, и 2) тот героизм, который не знает ни стыда, ни страха действовать всегда и везде, согласно духу Христову, по заповедям Его.

Молитву я разумею тайную и только с твоей стороны, за несколько минут и спустя пред и после свидания заранее условленного.

Возвращаюсь к руководимой тобою Софии. У родных нехристианского духа пусть держит себя она, как христианке прилично: по совести, и согласно духу заповедей Божиих, небоязненно исповедуя делами своими имя Господа нашего (Лк.10:8, 9), как бы на это ни смотрели вольномыслящие, если не хочет быть отвергнута Отцем небесным (Мф.10:33) за человокоугодие. Ведь любы мира сего, соединенная с нелюбовью ко Господу; есть вражда к Нему (Иак.4:44) ... Или она не знает сего? – Молитвою более умной там заниматься она должна поминутно, представляя одесную себя Господа вездесущего (Пс.15:8). В концерт съездить может, избирая из двух зол – меньшее, если только, в случае отказа, встретит ее гнев отца. Чоточки пока не нужны для нее. Детям французские книги С. читать может, если нет в них дурного; а если есть глупости, – как яда не должна давать им. В семинарии могла бы она взять «Училище Благочестия», или "Лавсаик". Основательнее мне писать и некогда; можешь однако сказать, чтобы, ложась в постель, с чувством прочитывала псалом (90-й): «Живый в помощи Вышнего»... Сокрушение ее о скоромной пище в пост достойно всякого уважения. Но, мне кажется, почему бы не возвысить ей голоса во имя истины и не сказать господину-супругу о необходимости приучать детей к соблюдению церковных заповедей... Пусть после молитвы попробует, да и детям внушит, что грешат они, кушая то, чего не должно бы... Ал. Еф-на и с немцем живет, по природе колбасником, и не потрусила же детей хранить от нарушения заповеди святой матери нашей (Гал.4:26) Церкви.

1854 г. февр. 10-го дня, 7 час. веч. Берусь говорить о необходимости внешней молитвы, дома ли в клети, или вне дома совершаемой, во имя Господне. – Необходимость такой молитвы условливается:

1. Обязанностью с нашей стороны повиноваться повелению святой матери нашей Церкви, которая завещала нам и утренние и вечерние молитвы с древних времен. Если бы нам были не нужны эти молитвы, как лествица, возводящая от помыслов суетных наш ум к небесным, или как посох хилому и расслабленному, то святая Церковь не дала бы нам их и не обязывала нас в ряду десяти своих заповедей – в заповедях 1-й и 6-й молиться таким образом, и мы, как чада, не должны нарушать ее уставы святые. Аще кто Церковь преслушает, сказано, да будешь тебе яко же язычник и мытарь (Мф.18:17).

2. Потребностью самой души нашей, нуждающейся, особенно на первых порах обращенья нашего ко Господу, во внешней молитве, как птенец в белке яйца, или как плод древесный в листьях. Живя по большей части вне себя, мы не можем вдруг воспарить нашим умом ко Господу, живущему во свете неприступном, как птицы дворовые не могут летать по поднебесью. Нам нужно предварительно настроить себя и войти в дух молитвенный; а этому как нельзя более и содействуем внешнее молитвенное правило, без коего, как обремененная плодами ветвь без подпоры, душа наша может пасть с высоты молитвенного величия, или от гнета нужд житейских, или от тщеславия. Не говорю уже о том, что, как больному глазами нельзя смотреть прямо на солнечный свет, так и грешнику на Солнце правды – Господа нашего. Как первому зонтик, так последнему нужно посредство такое, которое бы мало-по-малу вводило душу на общение с Господом.

3. Примером Иисуса Христа и всех святых Божиих, молившихся внешне и других, научивших молиться не духом только и умом, но и внешне, на какой конец преподали нам и образцы для молитвы. Как же оставить нам эти образцы, из коих сложились так называемые правила молитвенные?

Правда, что молиться без участия сердца устами только не хорошо; но вина и здесь не на стороне правила, а на нас: в лености и нерадении нашем, в холодности и рассеянности. Потому, приступая к молитве, должны мы вводить в участие и сердце наше, вводить тщательнее, прилежнее, усерднее, хотя бы оно на первых порах и мало находило в ней удовольствия, тяготилось ею. Премилосердый Господь, видя усилие наше благоговейное, пошлет нам дух молитвы – и воспарит она тогда к престолу благодати, как орел к солнцу. Даже если бы ты принималась сначала за исправление правила, как за изучение нелюбимого урока, все же это лучше, чем оставить вовсе это правило и успокоив себя, оставаться с мыслью, не безопасною для нашей слабости: «и не связывая себя слишком правилом, я исполнила заповедь св. Апостола: »непрестанно молитеся» (1Фес.5:17). Благодать Божия, как сила Божия, приходит к призыву сознаваемого нами бессилия, а не к самовольству, плоду гордости нашей. Ложись лучше с сокрушенною мыслию, что ты не все успела выполнить правило, чем с предположением и думою о своей исправности. Христос с тобою!

1854 г. 12 февр. ½ 8 часа вечера. В сообразность заботливости твоей об улучшении состояния духа доброй Софии Ив., равно и обета сердца моего – не тесно вмещающего ее одинокую посреди мира окружающих ее. спешу воспользоваться первыми минутами досуга, отнятыми однако же у молитвы, чтобы дать ответ по возможности удовлетворительный на то, о чем она спрашивает тебя, а именно:

Промысл, по отношению к существам нравственно свободным действует двояко. 1) Когда существа эти началом деятельности своей имеют волю Божию, сообразуя свою волю строптивую во всем с заповедями Божиими, кои для любви их пламенной тяжки не суть (1Ин.5:3); тогда Промысл, начинает было благое в сердцах их, содействует им во всяком деле блазе (Кол.1:10), хранит их, яко зеницу ока (Пс.16:8), видимо и невидимо, и наконец все и добро и зло в их судьбе направляет к благой цели; поэтому-то любящим Бога и болезнь детей, и грубость прислуги, и мужа холодность, словом все споспешенствует, по слову ап. Павла, во благое (Рим.8:22).

2) Если же мы не усовершились еще в любви ко Господу, если, как трости, ветром колеблемый, то припадаем ко Господу, как чада к Отцу благостному, то отпадаем, бежим от Него, как рабы строптивые, тяготясь благим Его игом и бремя Его легкое (Мф.11:30) почитаем невыносимым: тогда для развития в нас духа покорности и смирения, на недостаток коего ты жалуешься в себе, преблагий Божий Промысл попускает обрушиваться на главу нашу скорбям и тесноте отовсюду (Рим.2:2,9): и гнев мужа, и неверность прислуги, и хворость детей тут жезлом для нас служат исправительным, коим посещает Он беззакония наши (Пс.88:33). Впрочем скорбь с теснотою нередко уделом бывает и праведников, кои, ревнуя о правде в мире прелюбодейном и грешном и на каждом шагу встречаясь с лукавством, естественно должны скорбеть о поступках, коими хулится имя Божие, как дети добрые скорбят, не видя должного уважения своим почтенным родителям, – должны скорбеть и по слову Христову в терпении стяжевать свои души (Лк.21:19), т.е. чрез великодушное и кроткое перенесете неприятностей и самых напастей спасая спасать свои души, кои, яко злато в горниле (Сир.2:5), очищаются, светлеют и возвышаются, при содействии Божием, чрез скорби. Мне желалось бы причислить тебя к лику последних избранников Божиих и ублажить тебя, как Иова, за терпение (Иак.5:11). Мне хотелось бы видеть тебя Божиим чадом, по любви Его наказуемыми болезнью чад, холодностью мужа, строптивостью прислуги. От тебя зависит порадовать меня и утешить этим, сколь ни мало я достоин утешения этого. А что скорби, напасти, беды не суть дело случая, довольно припомнить тебе, что слово случай нисколько не объясняет мрака судьбы нашей, жизни нашей: его изобрела мудрость языческая, блуждавшая во дни, как в нощи, и осязавшая, как ночью, среди полудня. И с чего пришло тебе в голову, что твоя судьба не от лица Божия (Пс.16:2) исходит? Разве Бог наш не есть Бог благодати и любви (1Ин.4:9)? Разве престал Он быть всемогущим, вездесущим, всевидящим? Разве для Него не все равно, править ли миром и солнцами двигать на небе, как действовать и в нравственном мире: блюсти его, содействовать судьбам существ, составляющих его, и направлять движения воли их и добрые и злые сообразно своей цели? Разве забыла ты, что все мы – чада Его и Его творения? Им сотворены мы, Им воссозданы в купели крещения, от Него же получили и нужные силы, яже к животу и благочестию (2Пет.1:3), в таинстве миропомазания и доднесь получаем их чрез таинства покаяния и причащения. Разве ты забыла слово Христово, слово убедительное, умилительное, усладительное для всех малодушных и скорбящих: вам же и власи главнии ecu изочтени суть (Мф.10:30), так что ни один из них, сколь ни ничтожная эта часть существа нашего, не спадет без воли Его на землю (Лк.21:18)? А если не забыла все это и многое другое, что знаешь конечно не хуже меня, то, как же тебе сомневаться: Промыслом ли попущено искушаться тебе то прислугою, то мужем, то детскою хворостию?

О пользе скорбей и нужде терпения много есть книг; если нужны – пришлю тебе при первой вести об этом. Вот друг мой, что послал Господь на долю доброй Софии Ив... Рад, что ты поправляешься. При скорбях-недугах своих, скорби ваши и недуги как-то больнее, тяжелее для сердца становятся. Христос с тобою!

1854 г. 16 марта ¼ 2 часа дня. Власяницу отправил я к тебе по какому-то непреодолимому побуждению; видно нужна она и очень теперь для тебя. Носи ее, люби ее, ничего не страшась. Привычка притупить жесткость ее и дело обойдется без больших хлопот с претензиями изнеженной плоти; помни однако при этом, что власяница есть только припоминательный знак для инока всех теснот жизни.

Пост в завтрашний день умеряется, по причине празднуемого св. Алексия Божия человека: можно поэтому и горяченького испить и покушать кашицу и репку также скушать, ничтоже сумняся.

Афанасии скажешь, что греха нет, если немного утерлась она после причастия. Скорбь души пусть врачует терпением и самособранностью, при созерцании Господа, любящего правые сердцем (Пс.144:9). На особом письме да не взыщет с меня любовь ее... Прости. Христос с тобою!

1854 г. 20 марта 7 ½ 12 часа утра. Сердце наше, как железо: без молота принуждения, без огня божественной любви – оно холодно и ни к чему не годно... Нудь себя, забывая себя: и найдешь себя, мой друг, как драхму погибшую (Лк.15:8–10). Христос с тобою.

1854 г. стр. 15, ½ 10 часа вечера. Уныние и леность в деле спасения столь же опасны для иноков и инокинь, как и рассеянная, шумная, открыто греховная жизнь миролюбцев. Бегай уныния и разленения, не дружись с ними, как с врагами. Много тысяч нашей братии сгубили они, много столпов потрясли, уронили. Чтобы не даться в обман, или не поддаться духу уныния и лености, чаще думай 1) о страданиях за нас претерпенных Иисусом Христом; 2) о завете Его касательно самоотвержения и креста, которые до могилы должны быть спутниками нашими и друзьями неразлучными; 3) о сонме святых Божиих, о лике преподобных и праведных, кои, как и ты – люди были слабые, не без греха сначала (Иак.5:17), но при содействии благодати, и нам даруемой туне, ликуют теперь после подвигов бранных с собою, миром и дьяволом, на небе с ангелами и с Господом. Особенно же чаще молись, хотя коротенько, Господу Иисусу и Богоматери, да спасут душу твою. Без дела, когда в силах, не оставайся ни на минуту: читай, пиши, работай занимайся, и тоска-лень отбежит от тебя – трудницы.

Икону к тебе возвращаю с желанием сердца: да надпоминает она тебе поминутно и восстановление в тебе образа Божия, по коему ты создана Богом и который состоит главным образом в совершенствах ума и воли, или в святости, высоте помыслов и чистоте намерений и желаний. Христос с тобою!

1854 г. 30 апр., ¾ 6 часа утра. София Ив-не напишешь, чтобы делала дело Божие без всякой робости, всецело предавшись в Его крепкие руки (1Пет.5:6).

1. Угождать и исполнять волю родителей и мужа можно до той только степени, пока они не располагают нас к нарушению обязанностей, предписываемых нам законом совести и повелением Божиим. Итак, если воля и желания людей приходит в столкновенье с волею Божиею, тут уже неуместно послабление: Бога тогда подобает более слушать, чем людей (Деян.4:19)... Само собою разумеется, что отказы в подобных случаях, по возможности, должны быть смягчены отговорками, похожими на просьбу, на мольбу пощадить ее немощь, и не отвлекать ее от богомыслия. «Аще кто, по слову Христа Спасителя, не возненавидит отца своего и матери своей (требующих от нас нарушения заповеди Божией), тот не может быть истинным учеником Христовым» (Лк.14:26): он раб мира и слуга его прихотей. Да и родители-христиане посердятся – смилосердятся.

2. Эгоизм имеет в основе интерес личный, земной, а не спасение души; потому всячески должен быть побораем.

3. Слуги – дети господ; поэтому на последних лежит обязанность воспитывать в них, как в детях, разные добродетели, правду и должное уравнение им подавая (Кол.4:1), по слову Апостола. Без взыскания за шалости оставлять их не следует; взыскивать нужно и непогрешительно, сообразуясь с мерою понятий и чувствительности их, с мерою вины первой или уже неоднократной. И малые вины, если повторены, должно сопровождать не малыми лишениями для виновного; – без свидетелей буде можно, особенно на первых порах, щадя репутацию их и чувство чести.

4. При обличениях наблюдать кротость, жалость (Еф.6:9), не столько, например, об украденной вещи, сколько о душе виновника кражи...

Не всякое лыко в строку: иногда можно дать вид, что не заметили при повторении кражи, а виновнику, уличенному в оной дать, можно заметить стороной, что и прежние проделки его известны.

Вечерние молитвы всего лучше читать в свое время: после ужина умеренного, или после побывки в гостях, где уже, имея в виду слабость сил, не должна она засиживаться. Что ей назначить в правило молитвенное, об этом подумаем; а теперь пока пусть скажет: что и как исполняла доселе она?

Четочки – плохая надежда, когда нет ангела хранителя при сердце, или страха Божия... Пусть лучше навыкает носить постоянно в уме своем мысль о Господе Творце и Отце нашем, в воле – желание быть со Христом, а в сердце – чувство близости к нам Духа Божия, Иже везде есть и вся исполняет.

Без нужды крайней, к людям чуждым духа Христова лучше не выезжать; а если и выехать довелось бы, так оставаться там ненадолго и не входить ни умом, ни сердцем, ни чувством даже в общение с ними; прикасающийся смоле непременно очернится по слову Премудрого (Сир.13:1). Тлят обычаи благи беседы злы (1Кор.15:33). Никому не льстить, никому не потакать, и удерживаться от осуждения; в случае нужды сделать о лице, о вещи отзыв по крайнему разумению и совести, не боясь людей, не могущих нам ничего сделать.

Пьяным нищим подавать деньги значить питать, усиливать в них пьянство; а это – грех. Пусть же лучше подает им хлеба, если берут, а если нет, пусть не смущается....

Посещать больных и вообще бедных хорошо, только не нужно открывать им имя свое.

Заключаю отметки эти благодарением Господу, сподобившему меня по движению Его же, конечно, дара любви, побеседовать с тобою, для блага единой из словесных овец от двора Его.

1854 г. 9 мая ½ 9 часа утра. Вся моя душа, друг, унеслась теперь к Софии несчастной. Но что сказать ей, чем утешить ее – страдалицу? И как передать утешение это, готовое излиться из сердца живою любовью? Ах, друг мой, если когда, то теперь в особенности жалею, скорблю и кручинюсь: зачем я не лучше, не чище, не светлее, в соответствие завету возлюбившего меня Господа: святи будете (1Пет.1:16)? Плачу, часто безутешно плачу о недостатке чистоты моей и о лишении святого дерзновения, с каким, в минуты ясности на небе сердечном, рвется мой дух по движению сердца ко всем труждающимся и обремененным, с благовестием мира и радости от Господа нашего, от Бога любви и всякие утехи. Но прости! Не могу удержать пока слез, льющихся из очей моих, вносящих нередко немирие в мою душу. Стану молить Господа за службою: да вразумит меня, что мне сказать тебе для передачи сестре-страдалице. Похвали ее, что в тайне сердца слагает она свое горе: есть Око всевидящее, которое, видя тайну ее, воздаст ей яве (Мф.6:6) – там в вечности. А пока пусть смотрит на горе свое, как на мушку, нужную для ран ее сердца, которую срывать прежде времени не безопасно для здоровья души; тем более, что родные, узнавши недоброе о муже, могут восстановить его и ожесточить, не сделав ей никакого утешения. Буде можно, и Ан. Петровне не все бы она говорила: нетерпеливая и горячо ее любящая, – она, сама не ведая, может поселить неприязнь в ее душе, обезмиренной уже к мужу, который до смерти, до гроба вправе требовать от нее уважения. Для подкрепления упадшего духа ее, прочитай с нею, или дай прочитать дома два слова преосвящ. Филарета, заложены мною, – как кому, а мне много помогали, бывало, эти слова святителя, при смутных думах о неискренних под час отношениях ко мне сослуживцев и знаемых, уничижающих и доброе имя мое и мою славу... Ты найдешь эти слова, в 1-й части на странице 181 и 193, 1848 г.

Детей своих пусть предоставит в волю Божию; если бы и умерла сама, – примерь ее набожной жизни, как свечка для них светить будет чрез все поприще жизни их и кротко, но сильно располагать и руководить их будет к добру... Пусть бы также и указывала им чаще на Того, Кого всем сердцем должны любить их сердца младенческие.

В спор с мужем пусть уже не входит, и всецело предав себя Господу, молится за него, не ведущего поистине, что говорить и творить. При случае можете высказать для его вразумления кратко: почему она не можете безусловно повиноваться ему, – не видно возможности никуда уйти от совести, предписывающей ей свято блюсти заповеданное святою Церковью и обличающей за нарушение заповедей ее. Христос с тобою!

1854 г. 25 июля, ¼ 6 часа утра. Сохраняющий в нас жизнь, Виновник жизни нашей – Господь, да продлит ее течение в вас, чада мои Евпр. и Аф. Еф., еще и еще, для славы имени своего преславного. Если когда, то во дни ангелов ваших, чада Христовы, тем приличнее порадовать вам Христа с ангелами совлечением с себя тела греховного, т.е. греховного образа мыслей, чувствований, слов, желаний, действий и обличением себя в ризы Христовы: в высоту мыслей, чистоту желаний, святость чувствований, при содействии благодати, вам данной. Пусть день ангела – новый год для вас – послужит новою степенью вашего духовного преспеяния. От души вам желает сего всем сердцем многогрешный инок Герасим.

1854 г. 3 авг., ¼ 7 часа утра. Слава Господу, не давшему во смятение ноги твоя (Пс.5:9) и направившему стопы твоя на путь мирен! Помня милость эту Божию, благодари Господа; ибо мир – дар любви Его.

О неприятностях моих новых от влад. Феодотия2 много не беспокойтесь: он ни с Господом, ни с ним не разобщают меня. Пожелайте, чтобы они были для меня, по слову преп. Лествичника, духовными прижиганиями, или озарением непорочности.

Болезнь моя, Богу благодарение, проходит; но не проходит леность, меня обуявшая: сплю, как поденьщик, и долго, и крепко, просыпая утрени даже.

Душе моя, душе моя, востани, что спиши? Конец приближается и имаши смутитися...

1854 г. 28 авг., ¼ 9 часа. Мне похуже вчерашнего, начинает тошнить... За полтора часа Господь, дивно пекущийся о спасении грешников, прислал ко мне, согласно призыву совести моей, духовника, и я исповедался окаянный, успевший нагрешить с 14 числа опять. Велия милость к нам Божия! Ни гроб, ни могила не страшны: они место покоя, отдыха от трудов, тревог, печалей житейских. Страшны грехи: как гири тяжелые, они будут тянуть мою душу с небесных высот в преисподнюю, из объятий Отца премилосердого в зияющую пасть ада преисподнего. После Христа Спасителя грешников – на вас моих милых вся надежда: поминайте многогрешного и недостойного именоваться именем Герасима3.

Благословляю вас всех с любовью нелицемерною, тою святою любовью, коею горело сердце мое бедное, далеко, далеко иногда увлекавшее меня.

1854 г. 14 сент., ¼ 8 часа утра. Симоне, Симоне! се сатана просит вас, дабы сеял, яко пшеницу: Аз же молихся о тебе, да не оскудеет вера твоя: и ты некогда обращся, утверди братию твою (Лк.22:31,32). Так говорил некогда Господ наш Иисус Христос, подвигоположник спасения нашего, Симону. И теперь говорит устами Церкви святой Он тоже находящимся в положении Симона: се сатана просит, как не смеющий без Его попущения коснуться к христианской душе и снять с нее даже волос, дабы сеял яко пшеницу, т.е. просит подвергнуть ее смущению, подозрениям, возбудить нетерпение и нежелание носить немощи немощных (Рим.15:1) и тяготы их разного рода, чтобы таким образом ослабить в ней любовь и, выкрав из нее доверенность к ближним душам, еще здесь на земле открыть для этой мало любящей, маловерной и крамольной души, ад с его злобою, мятежем, тоскою, грызущею сердце, как червь неусыпающий... Аз же молихся о тебе, да не оскуднеет вера твоя. Итак, вера в нас держится, растет, цветет и плодоносит не иначе, как силою этой молитвы Христовой. И любовь наша к ближним на этом же корне стоит, процветая делами добрыми. Когда же мы обезмирились, дав ограбить веру в уме и любовь в своем сердце сатане; то значит вышли из-под покрова ходатайственной молитвы о нас Иисуса. Возблагодарим же Господа, благодеющего нам, чадо мое, н не попустившего силою ходатайства своего о нас – погибнуть нам в конец, возблагодарим за вразумление, за подкрепление, ободрение и утешение, опять видеть в себе то, что сатаною было похищено: доверенность к другим, любовь к ним – святый дар Духа Божия; возблагодарим и некосня пойдем утверждать кого чем можем из братий наших, яко слуги Иисусовы, Божии слуги, вновь Им искупленные из плена адского. И спасенным ли не спасать погибающих? Горохищным ли и обретенным не заграждать уста льва рыкающего, по мере силы, дарованной Господом!? Во все время немирия твоего, как на углях горячих я был моим сердцем: оно болело и сильно мучилось бедное. Но слава Богу о всем! Христос с тобою!

1854 г. 8 октября, 40 минут 7 часа. Поправилась ли ты? До поправления здоровья о хождении в церковь много не хлопочи; а также и о точности исполнения правил... Часто в подобных случаях сознание своей безуспешности и укор за нее бывает действительнее для смирения духа, чем подвиг правила. Не правило спасает нас, а благодать Божия, привлекаемая смирением нашим.

1854 г. 16 окт. вечер. ¾ 8 часа. Давно, быть может уже ждешь не дождешься ты, чадо Христово, от меня ответа на письмецо твое, полученное мною 14 числа текущего месяца. Пожалуй, немного и пороптала уж на медлительность эту, по-видимому, неуместную. Виноват я, прости меня.

Смятошася кости мои и душа моя, скажу я с св. Давидом (Пс.6:34), смятеся зело – в эту пору. Связанному тесно узами дружбы любви с вами, чадами моими, нельзя не горевать мне, при виде – то малодушия вашего, то смущений, то самых падений, столь иногда глубоких и тяжких, и сильно и крепко доводится мне и не редко притом страдать моим сердцем. Как мать над милым чадом, во гробе лежащим, томится, скорбит, заливаясь слезами, рыкая от воздыхания сердца своего (Пс.37:9) и тяжко утробою своею болезнуя: так и я, получивши весть нерадостную из Павловки, скорбел и болезновал, рыдая в стенах моих 14 и 15 числа. Не много и от вас получил утешения, даже от тебя, Ефрем – крепость главы моея (Пс.59:9). По замечанию моему Ан. Ив-на решительно не приготовилась еще к оставлению вольки своей: что же с нею будет в обители, где уже воля наша – враг наш из первых? С другой стороны, у нее не лежит сердце к здешней4 обители, и она поминутно грозит странствованиями; что же будет толку, когда ныне поступит она, а назавтра оставить решится обитель святую? Не лучше ли ей потереться, потерпеть еще в мире и мало-помалу приучиться к усидчивости, уединению? Не далее, как за полторы недели или за две я даль ей заповедь: «никуда не ходить по средам, по пяткам» – и что же? Ни разу она почти не выполнила завета этого, отзываясь то теме, то другим в свое оправдание. Так еще тяжела ей неволя эта вольная – послушание, которое между тем составляет краеугольный камень общежития иноческого, в среде коего она должна привитать.

1854 г., 6 ноября, вечера ½ 9 часа. Не успел я окаянный ответить тебе на письмецо твое, в коем ты спрашивала, между прочим, об угощении по случаю дня рождения. Не хорошо это делать во дни настоящих ваших ангелов. а не тех, коим праздновали прежде, а также и во дни рождения.

Скорбями5 Господь продолжает взыскивать меня: начиная с предпоследних чисел октября и доднесь как волны, ударяют они в мое сердце и как волны подмывают его. Но ведая, что грешен я, – не ропщу, не грущу и свои дела делаю. Худо лишь то, что дух молитвенный не прежний: сух я и рассеян я стал. Изредка хотя молитесь обо мне... Малодушие, испытываемое тобою временами, попускается, кажется, с тою целью премудрым Промыслом Божиим, чтобы ты поняла и крепко-на-крепко запомнила, затвердила, что сильны мы Богом единым, что без силы Его благодатной – ничто мы с тобою... Прости, мой друг, и молись о мне многолюбящем тя Герасиме.

1854 г. 23 ноября, ¼ 11 часа вечера. Имея в виду разные дела, не терпящие отлагательства завтра, решился ныне я, чадо мое, приветствовать тебя с наступающим днем ангела твоего. Если даст Господь крепость и силу немощной душе моей, желал бы я послужить завтра и усерднее помолиться о тебе, вкупе с великомученицею Екатериною: да будешь достойною невестою, как и она, Краснейшего добротою паче всех человек, да славится тобою и чрез тебя славное имя Господне.

Самому быть у тебя, при всем желании сердца, нельзя мне. Владыка бумагу за бумагой ссылает от себя с желанием, чтобы поскорее решить их.

Ныне странный мне виделся сон перед ранней: приходит Пав. Ник.6 с бумагами, якобы ко мне от владыки, и читает; я слушаю и, по обычаю, опровергаю, что мне казалось неправдою, с жаром. Чрез 4 часа прихожу потом в семинарское правление, и что же? Вижу наяву те бумаги с теми же резолюциями!..

Помолитесь, чтобы злоба, как ржа в железо, не закралась в сердце мое, и чтобы я не сделался уже правдивым, по слову Премудрого, вельми (Еккл.7:17). Так опасно иногда доверять себе!.. Самолюбия в нас бездна порядочная, которую может видеть только Око всевидящее, как должно. Христос с вами!

1854 г. 3 дек., ½ 11 часа вечера. Проникнутый горячею любовью сердца, приветствую вас всех, чад моих дорогих, с намерением приступить к трапезе Господней. И сам я готовлюсь к тому же, чтобы ближе поставить себя к вам, чтобы споспешествовать вам молитвою посильною в этом деле святом. Да будете един дух с Господом (1Кор.6:17) все вы. Да ощутят сердца ваши сладость любви Христовой при вкушении тела и крови Его драгоценных!..

Самонадеянность всегда почти бывает виною падений, или расслабления нравственного, подготовляющего падения, на пути тесном подвижников. Только тот не падает, кто по недоверчивости к себе укладывает себя заживо, не взирая на скорбь сердца, во гроб послушания и погребает, как в могиле, в воле Отца небесного свою волю, кто и начинает и оканчивает все свои дела с мыслью о Боге помощнике, без воли и благодатного содействия Коего ничего и никогда не в состоянии сделать путного, прочного... Не тужи, однако много, видя вместо снопа одну горсть в руках благоделания постного: смиренное о себе мнение иногда выше поставляется Богом самого великого дела.

Пусть ведает враг, что я знаю тебя, душу твою кроткую и любящую... Плюнь на козни его, и гони его, как пса от себя. Противиться диаволу, говорит св. апостол Иаков (Иак.4:7), и бежит от вас. Прощай же. Христос с тобою!

1855 г. января 1 дня. Благожелания ваши, чада мои возлюбленные, на новое лето благости Божией (Пс.64:12), как выражения любящих сердец ваших, сильно меня тронули. Да будет мне по глаголу вашему, срастворенному любовию.

Полный веры в благость Божию, без страха вступил я в темную область нового лета; но и без самонадеянности продерзливой, столь много и часто отнимавшей корысти у нового моего человека (Кол.3:9), в течение прошлого года. Как пойманный раб в побегах и приведенный к господину доброму, не без надежды быть помилованным от Господа за вины мои тяжкие, стоял я пред Ним – Богом любви (1Ин.4:9), в конце годового поприща и готовясь вступить на новое, молил Его направить стопы мои шаткие по словеси Его, да не обладает мною, как в мимошедшем лете, всякое беззаконие (Пс.118:133), чтобы не ввел меня во искушения, горько оплакиваемые и избавил меня от лукавого (Мф.6:13).

Само собою разумеется, что и вас всех имел я в виду при молитве моей и вам всем желал от души совлечения ветхого человека с деяниями его и облечения в нового, созданного по Богу в правде и преподобии истины (Еф.4:22–24).

1855 г. января 26 ½ 9 часа утра. Три года, как три дня пролетели, после вашего сближения со мною, чада Христовы, и унесли на крыльях своих все, что было сделано вами для неба. Отрадно вам будет припоминать там, где все вспомнится, о подвигах послушания, о бескровном этом мученичестве вашем. Неприятное, едва выносимое теперь, как скоропреходящая тень, как греза ночная, покажется вам, и вы об одном пожалеете лишь, не теряя, однако же мира и блаженства, – зачем это мало терпели, нося на себе язвы Господа (Гал.6:17), Подвигоположника спасения нашего, без коих, как свидетельства любви ваших душ, уневестившихся Христу, нельзя обойтись, идя путем тесным (Мф.7:14). Не без сердечного сокрушения останавливаю взор мой на себе после вас, любимице убогого сердца моего. Иначе и быть не может: сеяй скудостию, естественно должен скудостию пожинать (2Кор.9:6). Сколько опущено мною случаев к споспешествованию вам в добре, то по лености, то по рассеянию, то по холодности и недостатку ревности к долгу священному временно и безвременно наставлять всех и каждого из вас, умолять со всяким долготерпением (2Тим.4:2) и таким образом усовершать вас и воспитывать в вас дух благочестия, на все благопотребного (1Тим.4:8)! О Господи, мой Господи! не вниди в суд с рабом твоим (Пс.142:2) неверным в день суда твоего праведного; не постыди меня окаянного в день этот лют, паче же дай мне силы для служения непреткновенно вперед чадам Твоим, простирающим ко мне, нищему всем, и руки и сердца свои – за принятием столь нужных для них даров твоих. Пусть хотя с сей поры не подаю я им вместо хлеба камень, и вместо рыбы – змею (Мф.7:9–10). Пусть горю и свечу им, как светильник, поставленный в темном месте, и словом и делом поучая. Без Тебя ничто я убогий; но с Тобою вся могу (Флп.4:13), не взирая на слабости мои и падения, оплакиваемый, как выдаешь Ты всезнающий, – много. Спасай нас и спасемся, славя Тебя Триипостасного. Христос с вами!

1855 г. 8 февр., ½ 8 часа утра. Есть дни, с коими особенно соединено много самых обязательных, отрадных воспоминаний. Ко дням сего рода нельзя не относить и день рождения твоего, чадо мое дорогое Евпр-ия; потому что появление наше на свет Божий есть один из самых первых даров Божиих, есть печать благословения Божия и вместе задаток неизгладимый любви Божией к нам. Поэтому-то, конечно, все и каждый не могут не торжествовать в эти дни и не чувствовать в сердце отрады, вызывая и у других тоже чувства, потому что чувство радости обязательно; как ключ живой воды, не может оно не проситься, не вытечь наружу.

Итак, сочувствуя вполне тебе, богодарованное чадо мое, в сей день, молю Господа о тебе, чтобы любовь твоя к Нему с каждым днем все более возрастала в познании и во всяком, по слову ап. Павла (Флп.1:9–11), чувстве, дабы, узнавая лучшее с каждым днем, ты была чиста и непорочна в день Христов и исполнена праведности Иисусом Христом, в славу и похвалу Божию, для коей, собственно, и дается нам жизнь.

Если можно, мой друг, то молю тя упросить которую-либо из сестер съездить завтра к горемыке нашей. Ал. Еф-не. Так у меня болит сердце о ней!.. Вчера, как ворон зловещий, увещевая Сережу не лукавить пред родными, имел я неосторожность сказать, что может он зашибить ногу, и сильно. Теперь мучит это меня, хотя сказал я в предосторожность только об этом дитяти нашего друга.

1855 г. 12 февр. ¼ 6 часа утра. Не могу остановить я сердца моего, не тесно вмещающего вас (2Кор.6:12), чада мои, сердца порывающегося излиться пред вами в слове любви к вам, при мысли о том даре небесном, коего удостоит вас чрез час-два любвеобильный Иисус: от избытка сердца невольно уста говорят. Выслушайте меня многогрешного со вниманием, сколь ни мало я по грехам моим многим это заслуживаю.

«Ни лобзания Ти дам, яко Иуда, но яко разбойник исповедаю Тя», все и каждая из вас скажет, приступая к чаше жизни и бессмертия. Дал бы Господь, чтобы слова эти для всех вас были постоянным правилом жизни, главным основанием ваших чувств, ваших желаний, ваших помышлений, слов и деяний. Дал бы Господь, чтобы и утром рано, и вечером поздно, всегда и везде вы помнили, что вы другини Христовы, дщери Царя небесного и помня все это, не обольщались уже временною греха сладостию (Евр.11:25), в каком бы виде ни представили вам мир, плоть и диавол яд этот сладкий. Дал бы Господь, чтобы вы, возродившись в купели покаяния к жизни новой, не работали ктому греху, но жили для Бога (Рим.6:6,11) и в Боге, чтобы, говоря откровенно, не давали Иисусу, за вас пострадавшему, поруганному, распятому на кресте, лобзания Иуды, но яко разбойник исповедывали бы Его не словом, не на час только, или в течение дня, недели, а всю жизнь, всем существом своим.

Истинное покаяние состоит в отречении от грехов и в исправлении, при помощи Божией, жизни нашей. Для достижения сей-то цели покаяния и укрепляет Господь всех нас святым и дивным напутствием, животворящим телом и кровию своею. Не дадим же Ему лобзания Иудина, други мои, чада мои возлюбленные. Благословляющий вас многогр. инок Герасим.

1855 г. 16 февр., 3/4 5 час. вечера. Без принуждения к посту, как и ко всякому доброму делу, привыкнуть нельзя, особенно после пристрастий с нашей стороны к тому-другому роду пищи. Кто же обрекает и часто себя на святый подвиг поста, тот со временем может быть и малым доволен, не искушаясь, по крайней мере часто, сладкими брашнами. Итак, друг мой, без подвига не может быть победы – стяжание доброго навыка. Искушающий тебя помысл, что чрез пост ты можешь впасть в фарисейство, старайся обуздывать и устранять тем, что ты постишься не из желания славы, а для стяжания чистоты и духа молитвы, который не может привитать в сластолюбивой душе, как огонь в сыром дерева.

Молю вас всех сердцем моим, отверстым любовию о Господе ко всем вам, не забывать меня в молитвах ваших. Вчерашний приход мой не всем, кажется, из вас был на пользу: М. В. и отчасти А. остались не в духе, скорбными. Скорбится, естественно, и мне многогрешному при этом. Господи Боже наш, твой мир даждь нам (Ис.26:12), или паче дай нам в скорбях наших чувство смирения... Христос с вами!

1855 г., 22 февр., ½ 10 часа утра. Жаль и мне до смерти Соф. Ив. твоей, чадо, жаль тем более, что не вем, чем и как помочь ей бедненькой. Утешай ее, как друга, вразумляй, как дочь, сонаследницу рая, по благодати Господа нашего Иисуса Христа.

Печаль ее о покойной сестре основательна; но ею она ничего не сделает для её пользы. Пусть молитвою и милостынею потщится вознаградить потерянное прежде. Доведываться о том, что там с нею теперь, не следует: нужно помнить одно, что если мы с верою живою в Господа преходим в грядущую жизнь, то по молитвам Церкви святой не погибнем, хотя бы и не без греха обрелись при смерти,

В заключение же всего советуй ей занимать свой ум или богомыслием, или чтением и размышлением о предметах, близких к делу спасения нашего, не оставаться праздною и не предаваться лишним помыслам. Прости. Христос с тобою!

1855 г. 27 марта, ½ 11 часа вечера. В лице твоем, добрый друг убогой души моей, Евпр. Еф., всех и каждую из сестер твоих и ближних и дальних, приветствую с светлым праздником, сопровождая привет этот – плод любви искренней – желанием: да празднует ныне не в квасе ветсе, не в квасе злобы и лукавства, но в бесквасии чистоты и истины (1Кор.5:8). Не имея возможности быть у вас телом, сердцем моим постоянно при вас привитаю теперь, благословляю всех и каждую с сладкими слезами.

Выражение любви вашей принял вчера, разложил пред глазами, не столько, однако же для утешения, сколько на обличение себе: как худ я и ничтожен, а вы, чада мои возлюбленные, так добры до меня!.. Да помянет Господь всяку жертву вашу, и да не лишит меня утешения доказать вам не сегодня-завтра, что умею ценить я любовь вашу и готов понести, не взирая на недостатки собственных сил, коих лишает меня грех, – готов понести тяготы всех и каждой из вас.

Если вы собрались, читайте «Светлую седмицу» преосвящ. Иннокентия: в ней много светлых мыслей и чувств теплых, могущих озарить души ваши и согреть, умилить сердца.

Относительно же употребления горячего во время болезни и служений панихид за упокой усопших милых душ единожды навсегда даю совет вам сообразоваться с внушениями совести и долга.

Нищим послезавтра можно подать по кренделю и утреню прочитать в келлийке своей, если в храме Божием трудно быть; только сильно не нудь себя. На помыслы, тревожившие тебя и самой же тобою признаваемые проделкою врага, не отвечаю, довольный вполне верностию твоего, чадо мое о Господе, взгляда.

Утешаяй смиренныя Господь (2Кор.7:6), возниспослет ти свет свой и истину свою, да наставят и введут тя в небесные селения. Христос с тобою!

1855 г. 11 июня. Кое общение cвеma ко тьме и Христови с велиаром (2Кор.6:14–15), говорит слово Божие. Если же не должно быть общения у света небесного с мраком подземным, преисподним, адским; то старайтесь, причастницы Света светов, общницы света Христова, удаляться, по слову святого ап. Павла, дел бесплодных тьмы (Еф.5:11). Ходите во свете лица Божия – во свете Христовом, яко чада света и дне (1Фес.5:5), искушающе, что есть воля Божия, и вся искусивше, добрая держите (– ст. 10), не взирая ни на что. Тогда просветится свет ваш пред человеки так, что при виде ваших добрых дел невольно прославит Господа (Мф.5:16) даже и неведущие Его. Если в скинии свидения постоянно, неугасимо горел огонь: в грешных ли душах наших, восприявших истинный свет в страшных тайнах Христа, не гореть и не греть ему?.. О, будьте, другини Христовы, светом для мира во зле лежащего (1Ин.5:19); ходите во свете лица Божия постоянно: чрез богомыслие, чрез память о Господе частую, благоговейную, чрез размышление о судьбах Его дивных, чрез чтение слова Божия, а также чрез молитву, моление, благодарение (1Тим.2:1).

Христе свете истинный, просвещаяй и освящаяй всякого человека грядущего в мире! Да знаменается на нас свет лица твоего, да в нем узрим свет неприступный.

(Продолжение будет.)

Письма астраханского епископа Герасима к игуменье (симв. Спасск. Монастыря) Евпраксии7

1855 г. 12 июня. Слава Господу Богу, что и ты под крестом, чадо мое, и носишь безропотно мертвенность Господа нашего в теле своем (1Кор.4:10). Претерпевши до конца, – не раскаешься. Нетленный венец уже готов для тебя: теки поприщем жизни с верою живой, с терпением любви – и Бог любви (Ин.4:9) украсить тебя им, как и всех идущих тесным путем (Мф.7:14). Матери игуменье не говори ни слова в свое оправдание: тогда с радостию будешь читать и со сладким умилением слова псалмопевца: «онемех и смирихся до зела». Господь оправдает тебя невинную.

Прости мое о Господе чадо... Да укрепит тебя Господь в святом подвиге терпения, и соделает тебя обручницу Его причастницею страстей своих. Сего тебе всем сердцем желает бедный инок Герасим.

1855 г. 26 июля. Как быть, видно без скорбей и креста нельзя спастись. Дал бы Бог, чтобы креста этот быль не крест разбойника нераскаянного, а того, что в рай попал за благоразумие свое... Многие, все почти более или менее на белом свете страдают, отведывая волей-неволей прегорькой чаши сей; но не все получают пользу от этого; только души, благодарящие Господа за эти милости Его, могут уврачеваться от обдержащих их недугов и приготовиться к вечному блаженству, после теснот претерпения великодушного, безропотного.

Желающим идти во след Христа, кроме тесного пути (Мф.7:14) – нет другого. Идем же, родная, по нему, никого не боясь: с нами Бог и расточатся врази Его (Ис.8:10; Пс.67:1)! Так я думал и думаю всегда, когда небосклон затягивается мрачными тучами, и когда грозой грозят эти тучи. В замечании твоем Афанасия я не нахожу ничего дурного: как член единого тела Христова (Рим.12:5), ты должна всегда быть с нею искренна и во всех отношениях правдива.

При влечениях к тебе других сестр монастырских будь осторожна: не всякому духу, по слову св. Апостола, веруй, но испытывай духи, аще от Бога суть (1Ин.4:1). Ни от чего не скорбел, не тужил, не страдал и не плакал я столько в жизни моей, как от безразборчивости при сближениях с людьми, казавшимися мне всегда лучше, чем оказывалось это впоследствии. Чтобы не попасть в просак, надобно при знакомстве всего более обращать внимание на то: смиренна ли влекущаяся к тебе душа; скромна ли; нет ли лести в ней, лжи; расположения к злоречию? Не мешает иметь и то в виду: чего она ищет в тебе, временных ли выгод, или духовного блага? С душею гордой, дерзновенной, лукавой, злоречивой и вообще не богобоязненной, хотя бы она умирала от поста, от подвигов самопроизвольных разного рода, не входи в короткое общение, иначе будешь и не раз горько жалеть и плакать, что сердце твое не то обрело, чего искало...

1855 г. 28 июля. Берусь ответить тебе, чадо мое доброе. Кресло твое большое выносить из келлии не советую тебе: сиди на них, когда захочешь, и подремли, пожалуй. А совести своей скажешь, по случаю укора ее, что ты точно плохая монахиня и что сбираешься только положить начало иноческой жизни. Боюсь я, чтобы когда-либо не укоренилась в тебе мысль гибельная, что ты «дельная монахиня». Если св. ап. Павел говорит: «я изверг; не мню себя достойна апостолом быти»; что же мы теперь? Относительно того, чтобы исподоволь отказываться от молочной пищи, я вполне согласен с этим намерением твоим.

Прости мне, родная, и не забудь выну помнящего и благословляющего тебя своим сердцем, скорбящим под час, но не унывающим по надежде на милость Божию, ожидающую исправления моего. Христос с вами!

1855 г. 1 авг. Скорбишь, чадо мое, о тяготе дел и о неблагоприятных отношениях ко мне власти. Что же делать, мой друг? Как христиане, мы должны многими скорбьми (Деян.14:22) и путем узким идти (Мф.7:14), по слову Божию, в царствие Божие: пусть же скорби эти не обессиливают нас, но раскаляют, как сильный пламень железо, сердце наше, соделывая его мягким и восприимчивым к тому, что о нас речет Господь Бог. Скорби – лекарство для душ наших: пусть оно и помучит под час, но при уменьи пользоваться им весьма благодетельно для здравия души. И как знать, без них, как без гнета и пресса, быть может, нельзя было бы выжать из нас нечистоты, глубоко внедрившейся в душах наших. – Невозмутимое блаженство – не здесь: мы еще на пути к нему и, как путники, не можем отказываться от кое-каких неудобств, лишений, пожертвований. – Сон тебя борет, пред ненастьем может: и ты с ним хорошо боролась. В случае, впрочем, изнеможения можно дать маленькую ослабу себе в этом отношении.

1855 г. 14 сент. С праздником великим тебя и с друзьями сестрами поздравляю, чадо мое! Дай Бог, чтобы крест был славою и украшением нашим, преимущественно пред всеми прикрасами, столь же мало идущими к лицу иноков, как румяна к безжизненному лику мертвого трупа...

Был я вчера, согласно просьбе твоей, в 12 часу у доброго друга твоего Соф. Ивановны. Кажется, она хочет просить меня чрез тебя о том, о чем просила и ты. Обдумавши однако же получше и сообразив, сколько на мне насчитывалось долгу в отношении к вам, пришел я к мысли, что лучше мне не завязывать новой связи, не вступать в союз с сердцем, привитающим в мире и опутанном сетями его; и без того у меня так слабы силы, и без того я сильно озабочен, развлечен, чтобы не сказать – расхищен. Имей, мой друг, это в виду, буде станет просить она тебя о том, чтобы я был для нее тем же, чем для вас... Совещусь я, что отступлюсь от своего слова, данного уже как бы тебе, а чрез тебя и ей; но лучше смиренно сознаться мне теперь, чем приготовить позднее раскаяние и для себя и для новой души, роднящейся со мною, после.

В искушении твоем не унывай и не теряй благодушия; прямо и открыто говори врагу: «мне не приходится унывать: ведь Христос, жених мой возлюбленный, ведает и видит, что насколько есть сил у меня, готова, при помощи Его, принести Ему – красоте неописанной – в дар мое девство; не скрыты от Него и те козни, коими ты окаянный силишься опутать и уронить меня – мнимо-беззащитную. О, сколь ни многи скорби праведным и от всех их избавит я Господь (Пс.33:20). Избавит, полагаю, Он премилосердый и меня от рук твоих, тиран развенчанный, связанный и на вечныя муки обреченный».

Христос, да сокрушит лук и стрелы огненные врага да угасит и тем избавит твою душу от скорби, нозе же твои от поползновения (Пс.55:14). Говорил бы много приятного тебе; да дела вяжут руки и мысли. Прости, родная и выну благословляемая сердцем убогого инока Герасима.

Заботы матери игуменьи о дорожном тарантасе умею ценить я; но тяжело, признаюсь тебе, и очень мне одолжаться. По желанию только не подать повода к смущению и на вас, протягиваю я руку свою за милостынею этою, без которой мог бы очень обойтись я. Ибо не умею понять я: от чего бы мне ехать не в телеге. Что я за барин такой? Поразведай, однако, из-за руки, не мало ли будет 150 р., врученных уже мною м. игуменье.

(Конец писем из Симбирска. Следующие письма писаны из Харькова, куда Герасим был переведен на должность ректора здешней cиминарии).

1855 г. 12 дек. Харьков. Много скорби, не скрою, принесла мне почта сегодняшняя, особенно же письмо твое, чадо мое о Господе возлюбленное, Евпр. Еф. Утрудившись от воздыханий моих, при чтении его, пал я пред Господом в прах и со слезами молил: утишить бурю, унять волны, спасти корабль погибающей веры, надежды и любви друзей наших добрых, особенно же чада моего Ал. Еф. Не ропщу я согрешающий много на всяк час – на судьбу мою и на жизнь, как видела ты и видишь, не сладкую, чтобы не сказать, полную горечи и оцта, по милости тех, кого любил я почти без завета, кои уверить хотят меня, что по любви, притом нежной любви, поят меня этим напитком; не ропщу потому, что скорбь и теснота эта очищают во мне, как огонь в металлах, то, что есть нечистого, что без скорби не свыкся бы я с терпением, научающим нас опытности (Римл. 5, 4); что всего более побуждают они обращаться и льнуть мое сердце уже не к земле – юдоли плача, а к небу, ко Христу... Не менее утешений в горести моей, при мысли о непостоянстве крепких, по-видимому, связей, рвущихся, как паутина, почерпаю я и в той мысли, что Господь ревнитель – огнь поядаяй есть (Евр.12:29); поэтому Ему неугодна, видно, эта любовь моя к Его тварям, ослабляющая, хотя незаметно для меня, любовь к Нему; что свыше сил моих не попустит Он премудрый искушения на меня (1Кор.10:13). И на раны готов я (Посл.34:18) бываю опять – скорбящий сердцем, прильнувшим к земле, поя Ему духом «аллилуия».

Журналов моих не давай более списывать, кроме Евсев., никому. И читать давайте не всем и все, а по разбору – с совета взаимного; ибо, привыкши к искренности, я не ручаюсь, что опять, по ее милости, палачем могу сделаться чьим-либо, не думая, не гадая. Или запретите мне и вовсе писать, или лучше посылать к вам дневник: пусть бы уже умер для вас я, и кроме формальны писем ни слова к вам не писал...

Если бы не скорби и удары ваши, я здесь, кажется, зазнался бы и зазнался: так мне от всех пока хорошо. Монахи начинают любить меня, и я, не видя вас, без вас живя, переношу очи сердца моего на них и люблю их, слава Богу!..

1855 г. 25 декабря. Письмо твое от 7 декабря получил я вчера пред отъездом в Куряж8. Спасибо тебе, друг души моей убогой, за память твою о мне недостойном.

Относительно келлии преподобн. нашей матери Паис., в случай успения ее поступит можешь по крайнему разумению своему; а что касается до скиталицы известной нам, полагаю, рада будет самому последнему уголочку у вас, как всегда, она говаривала мне.

Пока не придет в себя горюха наша9 и не сознается в несправедливых своих подозрениях, покоя и мира залучить никогда не может. Пишу ей всегда по совести моей, как другу моему, как чаду сердца моего, никогда и прежде, как видит она, не простиравшего любви к ней до потачки слабостям ее характера, и тщеславного, и высокомерного. Опыт и время покажут: она ли меня, или я ее больше любил. Она уже видимо приблизилась к черте совершенного разобщения со мною, и за что же? За пять-шесть слов ласки к сестре её, которую обязана любить, как себя: что же это за любовь к отцу, столь много терпевшему за нее гонений, позора в Симбирске?.. Поняла бы, что я теперь хирург – не более, обрезывающий те дикие наросты на теле любимицы моей, кои угрожают ей смертию.

Вместо всех убеждений, раздражающих ее, станем лучше молиться о ней и верить, что рассеет Господь мглу, покрывающую очи её, и увидит она, что истинно любил и любитъ ее мое бедное сердце, готовое на все раны, только бы искупилось, ускорилось этим дело её спасения.

Напоминала ты об уголочке там в алтаре, где я маливался когда-то, возвещая Господу печали моя и болезни души моей грешной! Оно действительно замечательное местечко для вас друзей моих, по слезам, пролитым там и по вдохам скорби, тяжкой под час.

Посылку передай, буде можно, по раскупорке другу сестре Ал-ре Еф-не и возьми с неё расписку в том, что в течение первых же двух недель прочтет она со вниманием глаголы архипастыря моего10 – звезду нашу украинскую, светлую и яркую, как денница. Живем с ним, слава Богу, в ладу.

Простите, други мои! Благодать Господа да совершит вы, да утвердит, да укрепит, да оснует (1Пет.5:10).

1856 г. 15 января. По причине болезни твоей внутренней, о коей отчасти я знал от Ал. Еф., прошу тебя: не делать поклонов земных часто и не стоят на коленях; иначе трудно тебе будет и даже едва ли возможно поправиться. Как жаль, что, щадя твою скромность и целомудрие, не говорил я лично тебе о роде болезни твоей и о тех мерах, кои нужны!

Сон твой вещий, представивший меня в тоске глубокой и со слезами на глазах – картина, снятая с натуры: я, говоря между нами, сильно горюю под час... (В журнале не пишется этого: пусть только Господь и ты выдаешь это: ведь Он, видно открыл тебе сам).

Портрет о. Василия незабвенного11 стоит у меня на столе в гостиной, и я, вместо десерта, нередко угощаю моих дорогих посетителей рассказами о жизни его дивной по многим отношениям. Что писала о болезни одной из вас, а также и о способах ее врачевания, то я вполне одобряю последние. Мысль о Боге, о Христе распятом за ны, дивно может ослаблять влияние пакостника плоти (2Кор.12:7) на волю нашу и наш ум особенно когда не даем при этом послабления плоти и большого разгула воображению. Чтый да разумеет!.. Не оставьте Феокт. в состоянии её апатии: так ноет по ней сердце мое во всю эту пору. О! не к добру её томление и затвор... Гоните, друзья мои, врага от неё...

На слова Паис. вот ответ мой: пусть бы и ночью, и днем, когда бодрствуете, чаще и глубже проникалась мыслию о Спасителе и Его заслугах крестных. Мытарств бы не боялась, после того, когда исповеданы все грехи её: чего искать и чем ловить мытарям душу её, когда она предала себя всецело Христу? Многогрешный, но милуемый Господом, всегда прощал и во всем ее, – чадо мое незлобивое: прощаю и теперь опять во всем. Чаще молитвенно обращалась бы и к Царице небесной особенно в часы печали, тоски, как к матери сердобольной, призывая милость её и на себя, и на меня, выну помнящего, благословляющего и покрову Её святому поручающего.

1856 г. января 21. Истинно добрый друг мой Евпракс.! Удивил и продолжает удивлять премилосердый Господь на мне милость свою; истинно десница Господня, как и видите вы, сотвори свою силу во мне бедном. Слава Треипостасному, яко благ, яко в век милость Его (Псал. 117, 4). Вообрази себе: я скорбел, что нет у меня помощника дельного по обители, нет хозяина – хлопотуна. И что же бы ты думала? Ведь послал Господь. И кого же? Известного Августина – Авву, как я называл его, в отличие от Иеродиакона. Поздравьте меня с этою радостию. И ныне принял его в обитель святую, приветил и водворил близ себя. Имея вес и значение более, чем владыка вообразить себе мог, мой авва всею душею мне предан и, если позволено загадывать вперед, – многих он внимание обратит на святую обитель.

Не нахожу ничего несообразного с твоим званием и положением, в том, что ты пишешь относительно души, открывшейся тебе. В предосторожность можешь вперед в подобных случаях советовать волнующимся бурею искушений и даже погрязшим в волнах их, искренно исповедаться пред священником, отклоняя от себя откровенность такую тем, что «ты не можешь разрешить душу, связанную грехом». Впрочем, в крайних случаях можешь выслушать и самую исповедь, только с большою предосторожностью, чтобы враг не обратил ее в орудие против тебя самой. Если когда-то в подобных случаях по преимуществу нужно смиренное бдение и молитвенное внимание, Много и сильно терпел я в юности моей от врага за решимость помогать искушаемым; нередко болезни душ их делались моими, и нужно дивиться, как я гордый доселе живу и дышу.

1856 г. 7 февр. Так бы и перенесся теперь в келлийку твою, чадо мое незабвенное Евпр.! Так бы припал я с тобою молитвенно, как прежде, бывало, к подножию святыни, и наплакался вдоволь! Но не быть уже этому, видно, и не встретиться вновь мне на пути жизни с этим счастьем... При настоящих обстоятельствах и то да меня счастье, что могу в моем Куряже свободно изливать пред Господом моим сердце мое, любившее и любящее тебя, и молить Премилосердого о приложении дней ко дню рождения твоего (8 февр.), даровать тебе новые силы, для благоугождения Ему, для служения братии и той среде, в коей витаешь ты!.. Да, и за это должен благодарить и благодарю я премилосердого Бога любви (1Ин.4:8).

Храм мой, Богу благодарение, большой нужды в ризнице не имеет. О болезни А. Ив. К-го12 много не скорбите. Если Господу будет угодно, чтобы я стоял и горел на свещнице Церкви: будет, сколь бы ни сильны были все противящиеся этому. Приведите па память известное вам из жизни моей и увидите, что истину я говорю вам. Жаль одного: не умел окаянный грешник быть тем, чем должно: доселе не орган я славы моего Господа, не живый член тела Его!

1856 г. 17 февр. Надобно мне петь бы псалмы теперь и как орлу, парить духом моим пред престолом Божиим; между тем, оставив отрадное сердцу моему, спешу, по побуждению любви «не ищущей своих-си (1Кор.13:4), но яже суть ближнего» (1Кор.10:24), побеседовать с вами, друзья мои, Евпр., Евс. и Афан. Еф., по случаю полученных сегодня и посылки, и писем, кои все прочитал в моем Куряже. За гостинцы благодарю вас, а также и за чувства любви вашей святой, выраженные в письмах.

Слова о. Венедикта указывают на слухи, чтобы не сказать – на козни добрых людей против меня там в С.-Петербурге; но Бог – моя надежда! никого я не боюсь и ни на чье участие-протекцию не рассчитываю. Сам Он изведет, буде нужно, на дело свое, Сам умудрит, Сам откроет путь мне для служения Церкви своей святой. Отзыв одной из вас об известной всем нам особе верен весьма и вполне я согласен с ним. Жаль одного лишь, что избираете судьями в деле вашем вы, духовные сестры, мирян: Сер. мог бы и не знать о беспечности мат. Элеоноры (А. Ив.). Истинная христианская любовь всегда идет об руку с терпением.

«Православный Собеседник» имеет специальную и не вполне для вас интересную цель; поэтому выписывать его не советовал бы; прочитать же то, что советовал я из наставлений преосв. Григория, было бы не бесполезно для всех вас. Андр. скажите, что молюсь я, «да не оскудеет вера его» (Лк.22:32) и настроение набожное. Жениться же ему хворому, при бедности и с долгами на шее, не советую ему: одна голова не бедна, по пословице. Когда выйдет из долга, быть может, и я возьму его.

На холодность владыки, зорким гласом твоим подмеченную, не жалуюсь я, тем более что ничем еще не заслужил даже уважения – этой первой степени любви от него. Дайте мне послужить от души и не раз, не два, а двадцать, сто раз показать мою любовь: тогда увидите, что не будет и он холоден. Чего иногда не делаешь для чад о Господе и на какие жертвы не готов; и одно-два слова лишних, одна мина суровая и взгляд не ласковый, – и все забыто под час: все обеты, любовь, казалось, бескорыстные. Чего же удивляться, если высший меня, имеющий полное право требовать от меня уважения, внимания, по долгу моей службы, не вдруг пленяется моею особою, далеко не интересною13... Не жалей же меня и не вздыхай о мне: чем будет чище, светлее любовь моя к моему владыке, тем лучше и полезнее для меня же самого, а там и для других... Любовь корыстная – сомнительна: приливает и отливает она, как волна, смотря по обстоятельствам.

На снах виденных, особенно скаредных, не должно останавливать внимания (См. у Сираха в 34 гл.), а вести себя так после них, как бы ничего с тобою не произошло особенного, т.е. не терять мира и не биться, как птичка, попавшаяся в сети ловца. А иначе так запутаешься, что не вылезешь. Христос с тобою!

1856 г. 5 февр. Из Куряжа я коротенько пишу тебе, чадо мое Евпр. Еф. О болезни моей не беспокойся: она, слава Богу, прошла. Пожелай, чтобы и проказа души моей многогрешной, оставив меня, свалилась.

Пленяет меня описанными тобою нравственными чертами Досифея. Пусть же она более и более возмогает в любви Господней. Очи Господа на любящих Его. Он – могущественная защита и крепкая опора, охранение от преткновения и защита от падения. Он возвышает душу и просвещает очи, дает врачевство, жизнь и благословение (Сир.34:16–17). Да благословит же ее Господь, трудницу!

Небрежность послушниц по больнице давно тебе следовало вывести на свежую воду: что им за милость, когда отзываются не милостию для хворых, вопиющих на небо, по поводу их небрежности?.. Так вон их из больницы, если голос любви твоей к ним не доходит до сердца их и не вразумляет. Бог с ними!

Феок. Ал-ну до смерти мне жаль: слава Богу, что теперь хотя приходит в себя. О, мудрование, мудрование! Как ты не вспомнишь изречение пророка Иеремии (Иер.10:14): «Буй человек сотворися от ума»... Передай ей опасение мое: не оскорбилась ли ее деликатность присылкою денег?.. Пусть бы видела, что это дань той же любви, которая и ее сердце движет; пусть не гневается на дело любви. По самолюбию, пожалуй, она может смутиться и не понять меня. Так я настращен вами проказницами, что того и смотри, как в беду попадешь. Но прости: иду к литургии, а там нужно в Харьков. Христос с тобою.

1856 г. 22 марта. Вполне сочувствую нелегкой скорби вашей об утрате брата доброго; но скорблю не без надежды, что вы помните, что гости здесь мы и странники, что отечество наше на небе (Флп.3:20), там, где Отец наш, где наш Глава – Христос (Еф.1:10–11), где Дух Святый с восторгами блаженства нескончаемого. По милости Божией всем нам отверста дверь к нетленной жизни. Могила есть хранилище того зерна, которое хоть сеется не в честь, но процветет славою (1Кор.15:43) в свое время. Жив ли, умер ли брат ваш добрый, все мы видеть должны, что он, по мысли Апостола, «Божий, Господень», Его создание, Его образ, предмет любви Его вечной.

В намерении твоем посхимниться не нахожу я ничего странного, невыполнимого, несбыточного; сообразив, однако же твое положение к сестрам и вообще к той среде, которая окружает тебя и вызывает на участие, на внимание, на думу, полагаю, что преждевременно оно: «уготови пока душу твою во искушение» (Сир.2:1), чрез опытное ознакомление души твоей с теми обязанностями, кои соединены с званием схимницы истинной, вполне умершей для всего временного, земного. Таков, чадо, совет мой.

Вчера и ныне вечером говорил я с одним, пришедшим познакомиться со мною – изюмским помещиком, полковником Малиновским. Само-собою разумеется, что я спрашивал об Озеровых, об их житье-бытье. Оказалось, что полковник чету эту, родную нам, знает, как нельзя лучше и, хваля Варю, любимицу вашу, как редкую женщину во всех отношениях14, очень невыгодно отзывается о К. бедном. Так все здесь на земле перемешано: радости горем сменяются, свет – мраком, жизнь – гробом, добро – злом. Изведи, Господи, сам Ты силою благодати от нужд душу нашу, и от рог единорог единородную мою (Пс.21:21–22). Втяни нас в любовь твою, да ничто земное уже нас не притягивает к себе.

Вчера написав и запечатав письмо к вашей мат. игум., я повлекся к вечерни в крестовую владыки. Наш добрый архипастырь говорил слово, уже 9-е слово на слова пророка: «вскую умирает, доме израилев» (Иез.33:1). Я заслушался вдохновенного витии: так хорошо он говорить! Потом придумал предлог и старался поймать его и поговорить о той, кого любит душа наша. Поймал, слава Богу! Начали ходить по залу и гостиной. Вот я и завел речь: «мать Сераф. Ник. просит вашего благословения и вот посмотрите, что пишет», и читаю ему: «где бы я ни была, а желала бы поближе быть к нему, под его крылышком, желала бы и умереть близ него». – «Да что мне с нею делать? Ведь ты знаешь, что у меня теперь нет места: два только монастыря!» – «Ну, так будет, говорю ему. С другой стороны, она стоит утешения вашего, владыка!» – «Знаю, но я не успел, все занят, как видишь». Передай это матери игуменье и уверь, что помню, ценю ее внимание ко мне, любовь к вам материнскую и готов к ее услугам. Христос с вами!

1856 г. 10 апреля. Письмо твое от 21 марта получил я 7 апреля. Спасибо тебе за память о мне многогрешнем и за описание всего того, что содержится и сладкого и горького в нем. Падкий на первое, никак не привыкну доселе к последнему: от избытка ли чувствительности, или от самолюбия сильно подчас огорчаюсь, при виде и слухах о горе тех, кого любит сердце и кои недугуют в отношении ко мне холодностью, подозрениями и другими недостатками. Чего бы, казалось, и ожидать грешнику, сеющему здесь в плоть (Гал.6:8), как не горя-кручины? Так петь, – подавай мне радостей все!.. Молись, моя родная, да исправлюсь, да помирюсь с тем порядком, в который поставлен Господом премилосердым, следовательно, должен терпеть до смерти, до могилы все неприятности, благодушно благодаря за них Господа. И лучше ли бы мне было, если бы, не искушаясь здесь скорбями, предан был Богом любви в неискусен ум, творити неподобная» (Рим.1:28)? О! лучше, в тысячу раз лучше быть наказанным от Господа здесь, чем осуждение принят от правды Его всесвятой там, в вечности... Итак, пусть заслуженно ли, не заслуженно ли мною – все разлюбят меня, пусть все меня бранят, как уже и начинают некоторые, только бы стесненное горем сим сердце взыскало Господа, только бы не отпало от Него, как плод недозрелый, при напоре бури отторгающейся от родной своей ветви, от ствола древесного.

Ведь догадываешься, что пишу это все я по случаю вести твоей о смущениях против меня друга нашего Ал-ры!.. Господь с нею! Трудно мне за 1.250 верст уверить ее, при нежелании особенно с ее стороны увериться, что я тот же, чем был для нее в течение вот пяти уже лет. Стану горевать и плакать о ней, сбитой с истинного пути слепою ревностью, которая видит то, чего нет, которая хочет, чтобы я бросил всех для нее, чтобы не держал ту близ себя, которая в двадцать раз далее от меня, чем от нее: говорю о Сам...нке бедной, которая, по ее мнению, проживает близ меня.... Вот до чего я дожил!.. О житье-бытье мат. Нимфодоры в святой обители я бы желал от тебя со временем получить хотя краткий очерк со означением в нем: откуда она, сколько лет жила в обители и какие особенно добродетели украшали ее кроткую душу? Такие примеры поучительны для нас грешных.

Аф-ию, друга моего доброго, с наступающим днем рождения поздравляю; тем знаменательнее и памятнее день этот, что я получил в это число15 благодать священства. Буду молить Господа на тайной вечере 12 числа, к коей приглашен уже архипастырем, чтобы сердце ее ничего не искало здесь и никого так не любило, как Иисуса и сего распятого, и чтобы Он был частию ее, уделом во веки. В Нем, ведь, все: небо с его благами, и земля со всеми дарами.

1856 г. 5 мая. Не знаю даст ли мне госпожа суета хоть несколько минуток посвятить на беседу с тобою, отрадную сердцу, добрый друг души моей убогой; так-то она отовсюду окружает меня своими претензиями мелочными, и не делами, а делишками больше!.. Сильно меня беспокоит то, что вы не получаете столь долго писем моих. Не умею понять: где они, отчего не доходят до вас. Или их перехватывают, как уж серьезно мне думается? Но пусть перехватывают. Бог с ними!.. В-ру сдерживать нужно, только не вдруг: как конь ярый и скорый, она готова скакать во всю мочь, когда сильно ее донимаешь; а слегка согласившись сначала с нею, все можно из нее сделать... С сильным и пламенным сердцем она... Умной Соф. Ив. все не изберу минутки отвечать на письма ее. Скажи, что помню ее с детушками и умоляю сердцем: не бросать креста, в коем счастье наше и услада сердца... «Покаяние же, скажи ей словами св. Григория Двоеслова, – познается по плодам. а не по корню или листьям: Господь предал проклятию смоковницу, имевшую только листья, но бесплодную; так и одно словесное исповедание грехов Он не приемлет без плода – удручения тела» (трудов покаяния). Корень покаяния, поясни ей при сем, есть доброе намерение исповедать грехи, листья – это самое исповедание грехов Богу пред отцем духовным и обещание исправления, а плоды покаяния – это добродетельная жизнь и труды покаянные. Да укрепляет же она доброе намерение свое, как корень; да умножает слова исповедания грехов, как листья на дереве, и да приносит плоды достойные покаяния исправлением своей жизни, заглаждением своих грехов противоположными им добродетелями... Христос с вами!

1856 г. 1 июня. Вчера версты за четыре до Всехсвятского16 проведал я сына твоего по чувствам сердца Ив. Ефим.17 с Варей и Ан. Когда мы сошлись с ним после утрени 31 мая, он смиренно говорить мне: «Батюшка! И Варя и Анета, все мы вас молим и заклинаем, чтобы ослабили вы подвиги Евпраксии друга нашего. Право мы боимся, что трудами не под силу сведет она, пожалуй, себя в могилу прежде времени». – «Разве не знаете вы, было ответом Моим, – что лишь претерпевый до конца спасен будет (Мк.13:13); что свойство любви таково, что чем более она развивается, расширяется, полнеет в душе нашей, тем больших усилий требует; что остановка в ходе ее более может огорчать нас и ослаблять энергию в нас, а следовательно лишать радости, мира, предвестников блаженства за гробом. К тому же, разве вы мои друзья не знаете ее благоразумия? Будьте спокойны. Я вам порука, что свыше сил своих не возьмет она на себя ноши; а если и возьмет: поможет ей Бог утро за утро и проч.». – Ир. С Кс.18 прибывшие к нам из вашего края, поведали нам: когда кто и что делает из вас, даже о собрании вашем полуночном выболтали они, не знающие меры в признательности к вам за любовь вашу святую. Чудные эти девушки крестьянки! Дал бы Господь поболее таких и в благородном звании; 9 числа думаю благословит их в путь-дороженьку конечно не без скорби: в лице их видел всех вас, говорил о вас, переносился к вам, дорогим моим.

1856 г. 15 июня. Харьков. Письмо твое от 30 мая получил я в числе 12 писем 14 июня. Много они – эти отголоски душе любимых мною – приносят и сладкого, и горького, чадо мое дорогое Евпр., в мир мой душевный. Ты не можешь себе вообразить: сколько они пробуждают дум, желаний, чувств во мне разнообразных, вследствие не одинакового духа и тона своего. Только любовь глубокая, самоотверженная, Богом даруемая любовь, а не сердцем моим самолюбивым напитанная, может умиротворить меня, услаждая горечь чувств и вестей, достигающих до меня от вас. Господи мой, Господи! Пробави милость твою велию для меня многогрешного и вперед; Без Тебя, как ветвь без лозы, иссохну я самолюбец, не возрастив ни одного побега. Без Тебя, Вертоградарь небесный, не привить мне ни одной ветки в саду твоем!.. Писала ты, помнится, мне об Ал. Иосиф. Должен сказать тебе, что мой взгляд на нее далеко не походит нa твой взгляд; поэтому желал бы я, чтобы вы, пока не выдержится она в обители вашей, не водворяли ее в среде вашей. Иное дело дозволить ходить к вам раз и много уже два в неделю. Она с расположением искренним к набожности, но мало способна к практической жизни, к смиренной покорности, словом – к послушанию Христову (2Кор.10:5). Ей непонятно еще и едва ли скоро поймет, что для подвижницы благочестия не одна лишь молитва нужна.

При болезни ослабу давали себе, сколько ведомо мне, и самые великие подвижники; в виду этого полагаю, что ты не погрешишь, если час лишний подремлешь, или пять-десять ложек позволишь скушать себе, помня, конечно, всегда, что перенесение болезни благодушное и смиренное есть подвиг угодный Богу не менее других подвигов.

Ан. Ив-не скажи, что бдеть и молиться нам нужно с нею, да не внидем в напасть (Мк.14:38); что скорби если они не спутницы порочной совести, полезнее радостей мирских; что делая добро каждодневно, не унывала бы, при виде испытываемых неудач, лишений, неудобств, или болезней близких сердцу ее, а молилась бы, с упованием и покорностью ко Господу, тако о нас устроившему; одним словом – дóндеже день есть, работала бы Господу со страхом и радовалась бы Ему с трепетом (Пс.2:11). помня, что посеешь добро – пожнешь милость, блаженство: а за посевом зла – тьма кромешная, об избежании от коей души ее молю я выну Господа. Христос с тобою!

1856 г. июля 24. Куряж. Сейчас лишь пришел я с правила и побеседовал с одною девицею, прочитавшею мне с откровенностью древних времен исповедь. Болезнь меня обессилила. Плохо быть сляченным, а между тем и из здоровья не делаю окаянный должного употребления: совсем разленился, так что иногда уж грустится мне о тех скорбях, кои часто побуждали меня сеять слезами сокрушения на браздах жизни (Пс.125:5–6) там у вас. Беда мне питомцу нужд без скорбей!..

Ревизия ваша меня не занимает уже: я поручил и прежде и теперь поручаю мою службу и судьбу Господу, Который видел весь труд мой и подвиг посильный и, как видимо мне, по благости своей «не обидлив Он» (Евр.6:10): и «не яко человек Бог изменяется», по слову писания. А если доведется и потерпеть: да будет. Аз и на раны готов (Пс.37:18); ибо аще беззакония мои назрит Он (Пс.129:3), то, конечно, самый архистратиг не оправдает любящего вас и благословляющего всем сердцем многогрешного инока Герасима.

1856 г. 20 авг. Куряж. Во многом я на своем веку по временам отказывал себе, не могу, однако же доселе свыкнуться с мыслию, что уже не увижу вас на земле живых. И верится мне, что Господь, не лишающий благих тех, кои уповают на Него, не лишит и меня радости, сколь ни мало я заслуживаю, видеть вас. Чего недостанет у вас, то может быть восполнено мною, по части финансов. Будем молиться и надеяться: надежда с молитвой – крылья души.

Старице моей Ф. Ал. писать на особицу некогда теперь; но скажите ей, что молю ее смиренно, слезно, не как ужо отец-друг, а как слуга ее нижайший, еще и еще потерпеть меня, а главное – не доверять себе, окаявать себя и осуждать еще больше, беспощаднее. Враг бых ей другу моему, глаголя истину во свете Христовом. Письмо ее получил... Иконы, кому она нужным признает, раздать, пусть раздаст от любви моей в благословение. Ф-те Ал-не скажите, что врач один у нас с нею – Христос. Пойдем со смирением и мольбою сокрушения к Нему – и радость с крепостью не замедлит похитить нас из челюсти уныния. Мир и благословение Божие всем вам!

1856 г. 1 сент. Куряж. Пишешь о жале древнего змия, приступившего к пяте твоей. Что же делать ему, с небесных кругов низверженному, как не пресмыкаться долу и не язвить оплошных? 3ло – его стихия, пища, предмет самой пламенной любви его. Как же обходиться ему без зла? Ты противилась, пишешь ему. И хорошо делаешь: «противитеся диаволу, – говорит ап. Иаков (Иак.4:7), – и бежит от вас». Хорошо в минуты вражиих нападков без всякого рассуждения встать на молитву и сказать: «Господи! буде правда все то, что внушает мне враг об отце; то молю Тя, Преблаже, ими же веси судьбами спасти его». Или так отвечать врагу и успокоиться: «Положим, что все то правда, что, ты мне внушаешь. Но ведь Господь – судья для отца, терпит его до жатвы; стало мне слабой и не без греха подавно немощи понести его подобает за труд любви его, ею же, как я не раз и не два изведала опытом, возлюбил меня...

Вчера приехал из Питера наш профессор один и передал весточку мне, что преосвящ. Феодотий прошлого года жаловался на меня св. Синоду, яко на ересеначальника, и его жалобы, поддержанные о. Вас. Бор. Бажановым19, едва не решили Синод заключить меня в монастырь... Судя по некоторым признакам, едва ли не поручено за мною стороною присматривать здесь владыке... Таков мой путь был у вас, а пользы не вижу никакой окаянный! Даже друзи мои и искрении мои прямо мне приближишася и сташа (Пс.37:12), и чего-то чего временами не готовы обрушить на бедную мою голову. Но не ропщу я и не жалуюсь на долю мою; чувствую вполне, что иной участи и не заслужил.

Молитесь о мне скорбящем, но и не не радующемся, когда Господь дает радость...

1856 г. 9 сент. Служит меньшей братии ради Христа, послужившего нам (Мк.10:45), подобает нам с тобою, чадо, не взирая ни на что, особенно когда самый ход дела и обстоятельства располагают. Само собой разумеется, что не для света мы должны так поступать. Впрочем, если бы и он мог затмить наш подвиг, бояться и тут нечего; бывает часто страх там, где его нет (Пс.13:5). Просит разрешения почаще приобщаться, или вместе даже с Евс. Еф. можешь у мат. игуменьи: это и для духовника будет удобнее и не так будет гласно в обители.

Ревность твоя к м. Марии родилась от зависти к ней, а последняя от самолюбия: адские плевелы это, чадо мое... Ты хорошо делаешь, что, не щадя исторгаешь их. Близость к начальнице тебе не на пользу: она может усыпить в тебе страх Божий и ослабит тебя, засеять душу беспечностью, ленью, самонадеянием, даже, чего доброго, спесью и недостатком терпения. «Се раба Господня: буди мне по глаголу твоему» (Лк.1:38): вот тот отзыв, который постоянно должен слышаться в душе нашей и слышаться не принужденно, без натяжки, а свободно, сознательно, при благосклонном к нам внимании высших, когда эти высшие действуют в духе Христовом. А нет, тогда подобает Богови повиноваться паче, как это делали св. Апостолы (Деян.4:19).

На предложение мат. игуменьи выезжать туда, куда нет ни надобности вам, ни расположения, можно не запинаясь отвечать отказом. И монаху таскаться по городу предосудительно без дела; а монахине – просто позор.

Евсев. Дай заповедь от меня: не судить доброго о. Аврамия20: надобно попробовать каждому из нас поносить тяжелую ношу на плечах, чтобы узнать, легка ли она. Не говорю уже о том, что и дарования различные каждый имеет (1Кор.12). И ов спасается сице, ов же – сице…

Афанасии добренькой передашь, что слова: «молите, да не будет бегство ваше в зиме или субботу», надобно понимать в смысле буквальном: тут речь идет о последних днях Иерусалима, который осажден был Римлянами, от коих, поэтому, нельзя или с большим трудом ночью можно было зимою, когда бывает там страшная распутица, убежать. «От смоковницы же научитеся» и проч.: также надобно понимать в смысле, буквальном весь текст. Жатва в Палестине, начиналась с Пасхи, в апреле, даже иногда в марте, когда дерево смоковница распускала почки и листья.

Благодарю тебя за святую любовь, которая, по милости Божией, не может не отзываться в сердце моем бедном, сколь ни толстой корой обложил его грех: камнем надобно быть, а не человеку, чтобы не чувствовать и не понимать, до какой степени снисходительны вы к моим слабостям, сколько и до какой степени готовы преполовлять чашу и скорбей и радостей моих. Молил и молю Господа премилосердого наградить вас благами неба за ту преданность, какую и видел и вижу в вас доселе. Простите, друзья мои. Христос с вами! Вот уже годок (с 7 сент.). как я сюда переведен из Симбирска.

Вышло из головы у меня уведомить Евс. Еф., что четки передал я владыке Иннокентию21 и он не неприятно был изумлен сюрпризом этим. Да не прогневается на меня, что не пишу сам и особо ей.

1856 г. 15 дек. Харьков. «Аще забуду тебе – забвена буди десница моя» (Пс.136:5), говорил некогда псалмопевец о Иерусалиме. И я тоже готов всегда сказать и говорю о Симбирске, об обители вашей святой, о вас, чадах моих и о тебе, Евпр. Еф. Итак, не скорби, если иногда не выражу этих чувств и слов на бумаге, если иногда рассчитывая на благоразумие твое и терпение, обрекаю тебя на лишение, незаслуженное тобою, но неизбежное почти с моей стороны, по множеству дел и делишек, на лишение «получать и читать мои письма». При мысли о тебе, как-то менее озабочен дух мой отпискою: «она рассудит, она потерпит, не обезмирится» – что-то во мне говорить, и я от времени до времени откладываю, впрочем, по чистой иногда необходимости, беседу мою с тобою.

Владыка наш, слава Богу, как и прежде, живет себе и делает свое дело без шума и грома, но тихо и прочно, как все созидается духом кротости. Мы хороши с ним и служим частенько вместе. Вот и ныне служили, и угощались.

За Ан. молимся. Пролей и ты, чадо, молитву о ней теплую с друзьями: молитва любви, как благовонный фимиам, восходит к небесам и низводит благословение Божие и на молящихся и на тех, за кого молятся.

1856 г. 30 дек. Из писем моих предпосланных, конечно, ты, дорогое чадо мое о Господе Евпр., вполне уже уверилась и вновь убедилась в прежней моей о тебе памяти сердечной. Полагаю, что и Фома неверующий – Афанacия должна согласиться теперь, что никогда я не разлюблю любящих меня, тем более что стараюсь любить сколько сил есть, даже ненавидящих меня. Не знай я слабости вашего пола, его легкомыслия, непостоянства, ревности: много, конечно, скорбил бы, видя самые несправедливые подозрения, сомнения, относительно отношений моих к чадам моим по духу. Проповедуют о любви, о постоянстве, неизменности; а сами?.. Но да не возглаголют уста моя дел человеческих (Пс.16:4)! Без этих толчков, уколов, ран сердца, к земле привязаться можно бы; а теперь по неволе, как птица подстреленная, летит оно туда, где безопаснее, где на любовь истинную всегда найдут отголосок искренний, верный. Когда нужно тебе ответить и скоро, я немедленно почти всякий раз отвечаю. Буде же нет, это знак верный, что не на что было писать. Только по болезни и по чисто-физической необходимости другого рода я оставляю иногда вас без утешения нужного, сколько это от меня может зависеть.

О викариатстве одесском здесь нет пока слухов, молвы; иначе я донельзя бы сокрушился, чувствуя более, чем когда-либо все мое недостоинство – занять высшую степень иерархии. Если бы можно, то я и настоящие должности сложил бы с себя и, закопавшись по грудь в землю, как многострадальный Иоанн, плакал бы день, плакал бы и ночи навылет все, о грехах моих тяжких. Сколь ни много любовь ваша снисходительна ко мне, за всем тем нельзя мне не видеть себя и не сознавать с сокрушением, что тяжкий я грешник, достойный слез ангелов Божиих и друзей человечества.

Как и прежде, говорю тебе, что Ан. Дм-на далеко не бросовая личность, только упряма, с довольно неподатливою волькою; стало витязю нашему (молодому мужу ее) надобно действовать поровнее, без увлечений то к ласке, то к вспышке. Система выжидания – вот тактика верная для исправления таких личностей... Еще два слова: пусть он не унывает при неудачах, при попытках исправить в друге и сгладить ту или другую угловатость. Постоянством, терпением незаметно он может, при помощи Божией, образовать в ней чудный характер; не легкомысленная и с любящим сердцем, она может составить его земное после Господа Бога счастье. Да не унывает же.

Ан. Ив. Фастр-ой скажи, по поводу запроса ее: «можно ли Феде ее ходить к В. Ст. для изучения франц, языка», – скажи, что не совсем признаю я это удобным; пусть бы Федю не баловала чужими переводами: не на пользу будут ему такие услуги матери, а во вред и великий притом: они исказят его характер и приучат к лукавству. Очень меня удивляет, что она сама не видит этого.

К Ан. П-не можешь пореже ездить, чем я назначил тебе прежде: я полагал тогда более скорби в ней в лишении матери, чем теперь вижу. А братьям можешь сказать про это, что ты по уважению особенных обстоятельств выезжала. Спасибо тебе, что ты не хочешь таскаться в мире, как лоскут и руб...

Да избавит тя Господь от всякого дела лукава, и приведет во царствие свое небесное. Ему да будет слава во веки веков, Аминь.

1857 г. янв. 26, утр. Куряж. Очень рад я, что ты заметно успокоилась от обуревавших тебя, чадо мое, помыслов сомнительных касательно отношений моих к тебе: все же одною заботою, скорбию на душе у меня будет поменьше теперь, благодаря твоей рассудительности.

Ал. Еф., мне кажется, не за чем каждый день к тебе ездить: не двадцать раз вы спрашивали и переспрашивали уже об этом меня. Буде же, по-вашему, мнению это необходимее самой неизбежной роковой необходимости: делайте уже, как знаете, под своею ответственности...

Гостьи мои дорогие не всегда меня видят: я почти каждодневно уезжаю от них, а вот ныне или завтра и вовсе не буду в обители. Хоть и жал их, но служба – не свой брат: не привык я манкировать ею.

Матушке (игуменье) передашь, что я решительно никакой не имею нужды теперь: поэтому молил бы ее ничего мне не присылать в гостинцы: для чего лишнее монаху? К тому же боюсь до смерти, чтобы после не поднять ропота в душе ее за недостаток вольно-невольный внимания к ней и благодарности. На своем веку я много испытал неприятностей подобного рода и всегда более рад служить кому чем могу бескорыстно, чем по найму. Митрофании – дочке твоей евангельской, дозволяю, по просьбе твоей, прочесть то письмо, которое писал я Досифее нашей, принимая ее в мое сердце22. Само собою разумеется, что ты при этом опустишь, что идет, собственно, к усыновлению Досифеи. Да рекомендуй ей самоотвержение и отсечение своей воли, и послушание безропотное, как кристальные камни духа иноческого. По мне лучше мудреца инок покорный: он – ангел во плоти. Также поговори с ней об откровенности сердечной с тобою, как о самом необходимом условии для поддержания дружеских и родственных отношений душ наших. Пусть она не на словах только, а на самом деле будет дщерию твоею!

В мире теперь выходит без важной нужды ей не советуй, – там беззакония и пререкания не сходят со стогн (Пс. 54:10).

Молитвенное правило дай ей самое легкое и умеренное даже; если она была охотница молиться, пусть исполняла бы то, что обыкновенно вычитывала; потребуй, чтобы неопустительно делала это и всякий раз, как опустить – сказывала бы тебе. Чтобы не снимала апостольника, не ходила и не молилась с открытою головою. Привыкла бы всегда носить пояс.

Прости, мое незабвенное чадо, выну благословляемое сердцем инока Герасима.

Письмо отца архимандрита Герасима к монахине

Досифее.

1853 г. 28 янв. Данная премилосердым Господом любовь моему бедному сердцу в отношении к тебе, юное о Господе чадо мое, по приходе от сестр твоих, поставила меня сначала на молитву, очистительною купелью служащую для души сокрушенной; а потом засадила за бюро и пишет пером моим. Приложи, чадо, этот глагол любви с любовию о Господе к сердцу твоему.

Молю тя ходити достойно звания (Еф.4:1), в коем судьбами Божиими поставлена ты. Звание инокини – ангельское звание, светлее выше после служения пастырского нет на земле. Инокиня – невеста и обручница Христова. И вот причина, почему ей нужно постоянно заботиться о том, чтобы питать в своем сердце горячую любовь ко Христу-жениху и беречь это святое чувство в чистоте беспримесной. Христос и ты, ты и Христос должны быть един дух (1Кор.6:17): спишь ли, бодрствуешь ли, сидишь или ходишь, читаешь ли или молишься, и в уме, и в сердце твоем должно быть одно: Обручник твой и Жених прелюбезный, красивейший добротою паче всех человек, Тот, Кого возлюбила душа твоя, Тот, Кто с любовию положил за тебя-грешницу душу свою, Кто пролил кровь свою на кресте, чтобы искупить тебя, очистить, освятить и, уневестив, вселит в светлый чертог славы своея велелепныя. Когда твое сердце будет любить это сокровище, коему цены нет ни здесь, ни на небе., когда оно станет хранить его, яко зеницу ока, бдением и молитвою внутреннею: тогда с каждым днем все более, выше и выше – от силы в силу ты станешь восходить, подниматься от земли на сретение Духу Божию, готовому своею благодатию священно-тайно водвориться в твоем богопреданном сердце и водворит в нем цapcmвиe Божие, еже есть, по слову апостола: 1) правда или оправдание наше и праведность пред Богом, Иисусом Христом нам дарованная, а не собственными нашими подвигами и заслугами преобретенная; 2) мир или спокойствие совести, тайного свидетеля дел наших, по благости Божией, неукоризненных и 3) радость о Дусе Святе (Рим.14:17), т.е. взыграния души при молитве, те восторги сердца, те восхищения духа, кои еще здесь на земле даются нам для того, чтобы закалить нас в горниле терпения, нужного для чистоты сердец наших нечистых. 4) Но яко человек плот носяй, ты можешь поколебаться или пасть иногда, можешь быть искушаема, уязвлена даже врагом спасения – диаволом; словом, можешь, если не забудешь о возлюбленном Женихе, память о Котором, кажется, сохраниться должна даже в самом аду, то по крайней мере охладеть к Нему, изменить Ему в мыслях, желаниях или чувствах своих и лишиться дерзновения и упования. Вот в сии-то минуты и вспомни о мне, бедном грешнике, избранном сердцем твоим в друга-отца, вспомни, что ты не одна, не сирота одинокая, беззащитная, безотрадная; вспомни, что худ ли, добр ли отец, да отец он, не чуждый тебе, – вспомни про это и смело с надеждою иди грешница к грешнику плакать, горевать, сокрушаться о грехах. Забвена буди десница моя, аще забудет тебя тогда моя любовь, аще не отзовется на глас твой призывный, скорбящий сердце мое; аще дам я покой скраниама моима и веждома моима дремание прежде, нежели разделю, преполовлю с тобою – частию уже моего сердца – тоску твою и твое горе!

Но не станем омрачать светлую пока лазурь неба сердечного как бы тучами мрака, – думами этими печальными; будем уповать и надеяться, что премилосердый Господь сохранит вхождение твое и исхождение твое, чадо мое о Господе возлюбленное, отныне и до века в чистоте и святости; что при содействии Божественной благодати, аще ты и падешь иногда по немощи, не разобьется однако и не потеряешь бодрости в духе, дерзновения в сердце; словом, станешь жить и действовать так, как мудрые девы евангельские, кои то и знай, подливают елей в светильники свои в ожидании Жениха небесного: т.е. храня чистоту тела и души, чрез внимание к себе и молитву, станешь подвизаться противу греха до пота, до крове (Евр.12:4) и насаждать вместо его, дела света, предписываемый в десяти заповедях Божиих.

При сем, желая восполнить неопытность мою в духовной жизни, посылаю я тебе в благословение, чадо мое, книжицу преосвящ. Никифора Феотоки, заключающую в себе четыре слова к монахине: читая ее, ты найдешь, моя родная, много поучительного, душеспасительного для тебя. Кроме сего посылаю тебе, склонной к отчаянию, лик Спасителя, молившегося некогда в саду Гефсиманском о спасении и твоем и о принявшем тебя в убогое сердце свое, многогрешном иноке Герасиме.

1857 г. 23–24 июля. Спешу хотя несколько сказать тебе Евп. Еф. и тем ускорить исполнение долга любви моей, не дающей покоя мне, когда стоит не тот-другой вопрос на очереди от вас.

Мат. игумен. до последней крайности не говори о сплетнях и злобишке М-ии, старайся первее ни тем-другим обязать ее, благим побеждать злое (Рим.12:21). Нет, мой друг, победы славнее, решительнее, как воздаяние за зло добром. Не удастся эта мера; постарайся укрепить сердце свое, и успокоив дух, объясниться с нею, но не вдруг, – Мало-по-малу, начавши с маленького, а после коснись значительного. По объяснении старайся быть особенно осторожною с нею и не подавай и тени повода к недоумениям, служащим нередко семенем раздоров.

Благодарю тебя за терпение, коим ты подавила в себе дух строптивости и ропота на сестру пылкую, но нежную, в любви и доверенности коей нисколько ты не должна сомневаться; тем более, что увлечения могли быть у ней минутные, не погашающие доброжелательства к тебе в сердце ее, искренно, сколько ведомо мне, любящем тебя. Хорошо объясняться с слабыми, при случае искушений с их стороны; но еще лучше, как бы не замечать искушений этих и предоставить их суду Господа, благоволящего к кротким и молчаливым (Ис.66:2). Обличай премудрого, говорить премудрый, – и возлюбить тя (Притч.9:8); а много ли, мой друг, премудрых?.. Продолжай же нести, как и доселе несла ты, тягость друзей (Гал.6:2), с терпением молчаливым, и оправдает тебя Господь. Терпи же, добрая старица моя, и не отвещай безумным на безумие их, да не подобна им будешь (Притч.26:4).

Ал-ру Еф., видимо, Господь хочет приблизить к себе. О, ежели бы она уразумела это время посещения Божия! Боюсь, ужасно боюсь, чтобы некогда и о нас не сказали с нею того же, что об иудеях сказано пророком Иеремиею (Иер.5:3): бил ecu их, и не поболеша, сокрушал ecu их, и не восхотеша прияти наказания: ожесточиша лица своя паче камене, и не хотеша обратитися. Скажи ей об этом и объясни, что не взирая на все ее нападки, подозрения, придирки, молюсь о ней, как об одном из чад моих, и молюсь с упованием.

Здоровье мое надбывает «золотниками», по присловию: нет еще сил прежних, при помощи коих бодро ходил я, долго стоять и сидеть мог: как куль я теперь пока. Но душа просится туда, на небо. Тяжело ей здесь от суеты, от работы тления; к тому же и болезнь озабочивает ее: не потерять бы опять времени, столь благопотребного для усвоения себе вечности блаженной, вход в которую открыл мне Спасителем моим. Ныне подумываю за дело взяться и быть у владыки. Поклонись всем сестрам от меня. Христос с вами!

1857 г. 27 авг. Куряж. Собираюсь в город, чтобы служить в соборе ныне, по предложению святого владыки нашего, сильно изнемогшего и от поноса и рвоты, которые, замечаю, возобновляются у него периодически. Поэтому, не жди от меня, в ответ на письмо твое от 13 июля, письма пространного; тем более, что все еще нет сил прежних, владея коими, восемь – десять писем я мог написать за один присест. Теперь не то, доброе чадо мое Евпр. Еф. Болезнь Анд. очень меня тревожит; незримо, вижу, я, что снова подружился, видно, он с прежними своими навыками дурными, кои, пожалуй, хоть кого, и не такую некрепкую голову, могут свести с ума. Скажешь ему, что ждать буду его к себе в сентябре. Пожурю его, вразумлю и утешу. К.. доброму, писавшему ко мне, желаю преспияния на пути спасения. Опасно стоять на одном месте: пусть бы, при помощи Божией, с терпением шел вперед по пути Христову.

Молю Господа вразумить Руммель и показать ей, что без Него – света ума, силы воли и радости сердца – все ничтожно на земле; что Он и един Он только – благо наше верховное. Скорбь ее о Сер. вполне разделяю. Желалось бы, чтобы и в Пензе не оставался он, как поле без ограды: дитя без присмотра и притом такое, как он, никогда не может доставить надлежащего утешения своей матери, Фед. не способнее Сер.; но благодаря надзору постоянному со стороны матери своей, учившей, по словам достоверных лиц, уроки с ним, переходит, слышно, в 5 класс. Знаю, что такие речи опять не понравятся нашему другу; да что же делать, когда не умею я кривить душею?

До смерти жаль мне Ан. Ив.; тем более, что уже покорилась она, кажется, своей судьбе и не беспокоит меня докукою, как прежде, взять к себе: пишет преискренно, кротко, умно, – спасибо ей!.. Виделась в Kиеве с Костей (сыном), коего жду-не дождусь вот уже с неделю почти.

Что-то витязь наш – жив ли, здоров ли? Да благословит его с Ан. Господь! Все пел соловушко; но вот стал счастливым и замолк. И прекрасно!.. Вере верной, благоверной, Паисии преподобной, Марии любящей уединение, Ангел. словоохотливой, Пелагеюшке и всем, всем чадам моим; также Раисе с Алевтиною23, конечно, имеющим прибыть к вам вскоре после получения сего письма, желаю от чистого сердца и любви нелицемерной, мира душе и спасении ее. Христос с вами!

1857 г. 5 ноября. Харьков. Видела ли ты меня, чадо мое Евпраксия? Слышала ли ты благословение сердца моего? Получивши письма от вас ныне в числе 13 и читая их, ни одним я не был столько тронут, утешен, как твоим, самым, впрочем, коротеньким: это тем, в коем ты каешься в грехе своем. Весь я, казалось мне, перенесся к тебе, поднял тебя с моим сердцем ко Господу, и молясь Ему всеблагому, слезно просил Его помиловать тебя кающуюся и простить тебе увлечения твои и падения вольныя и невольныя. Потом крестил тебя и благословлял сидя у себя за столом в гостиной и держа в руках твои строки. Странно, ежели ты не видела, не слышала меня. Как жаль, что новорожденная наша Евс. не видит себя в надлежащем виде, – чем опечалила очень дух мой. Одна моя надежда на Господа: Его и молю я – просветить очи сердца ее, да не до конца уснет в смерть (Пс.12:4). Здоровьем, по милости Божией, по-прежнему крепок стал и могу работать часов от 11 до 13 в сутки без утомления почти.

Умоли Евс. и Ал. Еф. простить меня, что не отвечаю и первой на письмо ее и последней на ее короткую записку. Впрочем, в виде ответа, первой скажешь, чтобы поусерднее и беспристрастнее вникала в процесс своей жизни, или в те проявления ее, коими она обнаруживается. А Ал-ре Еф. скажешь, что весьма полезно ей воздержание, что при воздержании только и возможно терпение в молитве, весьма для нее нужной, и смирение с кротостию, чуждое духу ее, между тем весьма ей, как христианке, благопотребное.

Как тебе действовать, вопрошаешь ты, в случае ухода мат. игум. вашей из обители. Действуй так, как свойственно истинной послушнице, у коей нет своей воли и которая, по смирению, не обинуясь, должна делать все, чтобы ни повелела власть предержащая; лишь бы это вполне было согласно с волею Божиею. Впрочем, это вовсе не значит того, чтобы ты не вправе была сказать, или изложить письменно, кому следует, можешь ли и насколько можешь рассчитывать на силы, на средства свои, чтобы знали, чего можно ожидать, требовать от тебя. Если примут в резон это и отменять намерение свое, ты останешься, конечно, в покое; а нет, тогда и плача должна волей-неволей браться за ношу и, призвав на помощь имя Господне, идти – нести ее.

Судя, однако же, по тому, что владыка опять остается у вас, я не думаю, чтобы Сераф. Ник. решилась расстаться с Симбирском: лучше ей не найти уже нигде такого архипастыря, под крылом коего доселе живет себе, как хочет.24

Одну из книжиц (Авв. Дороф.) тебе дарствую, а остальные (десять) прошу передать мат. иг. с моим почтением, и сказать, что помню ее, молюсь о ней и ее молитв святых прошу. Если спроситъ о житье-бытье моем здесь; то можешь сказать, что довольно спокойно живу здесь и славлю Господа. На прошлое же смотрю, как на сон, и стараюсь забыть, что было в нем для меня неприятного...

Инспектора все нет, как нет, и я бьюсь, как рыба об лед. Горюю о моем Куряже: по разу уж и не более могу быть там (в неделю), молиться, вздыхать и плакать о грехах моих. Молись, да благословит Господь меня миром и готовностию служить и благоугождать Ему выну. Сильно донимает меня суета и обирает рассеяние, неизбежное при молве житейской. Христос с тобою!

1857 г. 21 дек. Какова ты, чадо мое Евпракс.? Каковы друзья наши сестры? Что у вас нового там? Поздравляю вас вкупе со светлым праздником и молю вас всех помолиться о мне, да предначну новое лето благости Божией (Пс.64:12), для славы славного имени Его, да ничтоже успеет враг (Пс.88:23), поборовший мя и пленявший мя послушанием греховным в год минующий...

Готовя ответы с прошлыми почтами сестрам твоим, писавшим ко мне, среди суеты и многого множества дел, я кое на какие вопросы забыл, помнится, им ответить. Не потрудишься ли ты, чадо, при случае дать мой отзыв:

1) Ал. Еф., что в Казань она может съездить к матери крестной Оли ее, буде это точно необходимо; что бельмо на глазу не без успеха излечивал я когда-то обыкновенными земляными красными червями (которых рыболовы набирают на удочки для заманки рыбы). Очистив их от земли, нужно положить в баночку, посыпать их мелким сахаром для того, чтоб вышел сок из них, и этою жидкостию смачивать страждущее место. За Сер. бы не вступалась она горячо с отцем. Ведь, где бы он ни был, ни служил, а от несправедливостей в жизни трудно уйти ему будет; стало всего лучше встречать и провожать их терпением, к которому следует поэтому приучаться с измолода.

2) Евсев. скажешь, что один только грех не прощается на суде Божием: это грех отчаяния в нашем спасении, или хула на Духа Святого (Мф.12:32), под коею разумеется противление очевидной истине, оправдываемой чудесами. Иисус Христос пришел грешныя спасти, из коих мы первые с нею. Слово свое подтвердил Он – Любовь воплощенная – чудесами обращения, между прочим на путь истины и правды, множество тысяч подобных нам грешниц и грешников: как же не верить этому, стоять на своем упорно и утверждать: «не спасусь я, пропала я и несть ми надежды даже на помилование милостию Его богатою?» Страшить падение? Не лежи, а вставай поминутно, буде падаешь поминутно. Застанет час суда в борьбе нас с нею со грехом, – и не погибнем мы.

3) Ир. с Кс. сказать, что «путешествовать по св. местам» могут без болтовни, осуждения, со страхом Божиим.

4) Аф. сердобольной передашь, что экзамены мои кончаются ныне. А инспектора все нет. Вчера проводил я верст за 12 преосв. Игнатия (Брянчанинова), гостившего здесь двое суток. Обласкал он меня и утомил, распрашивая о Кавказе.

Молю вы, чада, именем Господа нашего Иисуса Христа (1Кор.1:10) – тверди бывайте во уповании, непоступни в любви, молитвенно бодрствуйте и трезвитеся, стойте в вере (1Кор.16:13). мужайтеся, утверждайтеся и Господь попечется о вас (Пс.39:10), и поможет вам, избавит вас, и спасет (Пс.36:40).

1852 г. марта 31 дня.25 Чувства и мысли твои по причащении мне очень понравились: питать и усиливать их в душе значит идти за Спасителем, обнищавшим для нашего обогащения. Смиренное о себе мнение, по-видимому, есть нуль не более, и очень под час убожит и гнетет душу; но, как нуль обыкновенный, имеет большое значение в приложении... Да не лишит тебя Господь этого сокровища и тем да избавит от последней ловушки демона – это тщеславия, на которое ты жаловалась прежде и жаловалась, судя по этому дару небес, с принятием св. даров принятому тобою верою, искренно, с желанием души – разобщиться с этим обманчивым духом!

О болезни моей, не мешающей ни мало мне думать о вечности и любить вас по-прежнему, если еще не сильнее, не беспокойтесь нисколько: надо всегда желать, чадо мое, воистину возлюбленное о Господе, чтобы ни здоровье не мешало нам работать Господеви со страхом и радоваться Ему с трепетом (Пс.2:11), ни болезнь не отнимала охоты подражать тем, кои о себе говорили: мы живи – присно в смерть предаемся.

Много здоровье причиняло и причиняет доселе вреда мне бедному грешнику, не умеющему пользоваться, как должно, этим даром небесным: пусть же болезнь, если угодно то Небу, устранит этот вред!

1852 г. апр. 9.... Не скрою от тебя, по любви моей к тебе, что не могу, яко человек, не болезновать и крепко иногда, при виде скорбей ваших; со мною делается тогда что-то в роде родильницы, носящейся с плодом чрева своего и не разрешающейся. Видно, мой друг, и духовная любовь не без страданий своего рода, коих не избегал никто, как из родильниц-жен не обходилась ни одна, при рождении плода любви, без мук... Да будет воля Божия во всем.

Господь тебя да укрепит, и да избавит от сетей лукавого! Сего тебе всем своим любящим сердцем желает бедный инок Герасим.

1852 г. апр. 11 дня. Кончил я, прерываемый слезами, катящимися градом из очей моих, письма ваши, благословенные чада Христовы, писанные вами вечером 10 апреля. Между прочим, пишете, что вчера я был с вами, при мирной сходке вашей; что молил старшую из вас, как мнилось ей, в 4 часу и 5, об умирении ее души, – как нужнейшем условии для жизни иноческой. Все это верно, как нельзя более, и вот как это было: прочитав письмо смущенной из вас и видя с одной стороны дерзость врага, посеявшего на ниве Христовой плевелы, кои, как мне показалось, начали уже и прозябать и подавлять пшеницу, с другой – все бессилие убогой души помочь тем, коих она любит крепко, любит, быть может, как не многих она страдалица на своем веку любила, я решился мысленно, испросив благословение у Господа, идти к вам, и совокупив обеих в келлии старшей, пасть пред вами (и пал мысленно сердцем моим страждущим) и умолять во имя Господа нашего Иисуса Христа, пострадавшего за нас и оставившего мир нам, о мире и любви, нарушенных врагом, о кознях коего извещены были вы во сне (припомните сон Евсев. и свой, виденный недавно). Итак, ты старшая, чадо моего сердца, видела не мечту, не призрак, среди молитвы твоей, а истинный образ бедного грешника. Поведаю это вам, во свете лица Божия, стоя как бы на страшном судище Его, во славу Его имени святого. При чем не скрою и того, что по прекращении безмолвной молитвы моей, хотя я успокоился вполне, хоть мучили меня прилоги, один другого больнее жалившее бедное сердце; но дух мой уже вышел из сети уныния и отбивал, как орел своими крыльями, приражения вражие. И это продолжалось до минуты мировой вашей: в 10 часу, я уже чувствовал, что мне остается лишь благодарить Господа и благословить вас. И благословил бедный грешник вас тогда всем моим сердцем, желая умастить, как бы елеем – любовию его, сердца ваши соединившееся.

Простите, утробы мои возлюбленные, и будьте уверены, что по-прежнему вы обе дороги для любящего вас о Господе Г...

1852 г. мая 29. Вопль малодушной любви, поэтому извинительный отчасти вопль, вынудил меня просить тебя, чадо Христово, уведомить беспокоющуюся о мне сестру Алекс. Ефим., что, по милости Господа моего, я очень спокоен и, не мешай грехи мне, даже был бы мирен, как праведники мирны. Напасти внешния, сколь ни серьезны они, нисколько меня не тревожат, как не тревожит горькое лекарство не полоумного больного, вполне доверившего судьбу свою искусному медику. Мало сего, они тоже для моего духа, что благоприятный ветер для ветрила (паруса) и что тяжелые удары молота для стали и булата: они способствуют полету в горняя, в страну живых, они собирают и укрепляют силы мои. Вот все, что могу сказать и ей, и вам, к утешению моему, очень, как слышу, благодушным. Искать радостей только и утешения на земле – значит не понимать, что мы живем на реках вавилонских, в юдоле плача, не в рае, а на пути к нему; значит до блаженства, без подвигов и терпения – единственных проводников к вратам блаженства, надеяться наслаждения блаженством. Нет, не розы и мирты, а скорби и напасти должны украшать желающих идти по следам увенчанного тернием за грехи мира Невесто-водителя душ наших... Только бы с Ним страдать, дабы с ними и утешиться за гробом.

1852 г. июня 4. Сейчас я пришел с экзамена и сильно мне хочется побеседовать с тобою, благословенное чадо души моей, в ответ на письмецо твое вчерашнее, трогающее меня грешника сердечными звуками любви родственной. Спрашиваешь ты касательно совместного чтения полунощной молитвы с добрыми сестрами; на это уже давно отвечал я чрез Алекс. Ефим. Видно, забыла она передать тебе мою радость и благословение души моей на всех вас, моих молитвенниц.

По сожалению ко мне, просишь ты отстранить присылку дневных записок сестер на некоторое время. Говоря по совести, не могу я согласиться на это и пока видят очи, пишет рука, пока любит вас сердце мое, хоть и черствое и нечистое, не могу я отказать излиянию любви вашей. Верх удовольствия для меня – служить вам, невестам Христовым, чем могу бедный грешник, а не тяжесть, не бремя и не скорбь. Пусть же не замыкаются, по-прежнему, сердца искренния; пусть не заграждается источник жизни душевной; пусть, не видя вас очами телесными, вижу по крайней мере изображение душ ваших, для меня дорогих, и видя, смотря по состоянию их, или порадуюсь духом, или поскорблю, и в сладость поплачу, сидя в моей келлии, окруженный печалью ночного мрака отовсюду... Если и матери земные усталости не знают, просиживая у колыбели чад своих милых, нам ли отцам ваших душ тяготиться трудами? Сколь ни немощна плоть, но дух наш бодр, особенно когда окрылен любовию святою – плодом благодати небесной. – О правиле, по причине болезни не исправленном, много не беспокойся: ограничивайся умною по четкам молитвою, когда нельзя ни стоять, ни класть поклонов. И в церковь, тем паче вокруг ее не ходи, если не будет лучше: пошли ум твой и сердце туда, вместо себя – и ты безразлучно будешь предстоять с здоровыми пред Господом.

Только бы дал мне Господь завтра силы после обедни, часу во втором, только бы не увез меня владыка к себе, я непременно притек бы к тебе в келлийку на часок и чем можно, или утешил бы тебя в скорби, или хоть разделил бы ее с тобою. Как кому, а мне бедному грешнику приятнее и отраднее бывает в иные минуты плакать с плачущими, чем радоваться с ликующими; ибо скорбь и плач нам сроднее как-то, пока мы не вышли из области греха, пока не распяли все до одной страсти.

Прости, родная, и пожелай мне: терпения малодушному, бодрости унылому, восстания от бездны греховныя, в коей с утра до ночи глубокой валяется помнящий и любящий тебя с сестрами всеми, бедный грешник Г.

1852 г. 25 сент. Как пыль, поднимающаяся с земли, мешает очам видеть самые близкие к нам предметы; так суета – неизбежный спутник должностей, отнимает нередко возможность мне видеть тебя умным оком, чадо Христово, читать в твоем сердце повесть жизни твоей и смотря на страницы ее, на содержание, или славить Господа с тобою, или сетовать вместе и плакать. Быть, видно, так уже, как есть: не могли сделать многого по недугам и неудобству; сделаем, что можем, во свете лица Божия в минутки досуга, свободы от суеты и молвы.

Молил бы я тебя побеседовать завтра с Алек. Пет. унылою и скорбною, как видится мне. Можешь начать свою речь с вопроса26: как быть и деться куда от уныния, любящего заглядывать в души наши? Как размягчить свое сердце, когда камню подобно лежит оно на груди, не трогаясь ничем? Чем и как возжечь погасший трехчастный светильник веры в уме, любви в воле, надежды в сердце? Если она промолчит на первых порах, попытайся в другой раз ее вопросить. Откажет – не скажет, – постарайся, благословясь, во имя Господне сама, что пошлет Господь на сердце, на язык твой, сказать ей, прося и моля ее при этом объяснить, верны ли думы твои и речи. Словом, так ли – эдак, только займи, родная моя, и отвлеки этим внимание искушаемой, как вижу, сильно от ее самой. Ободрится немного, – скажи ей устами св. Ефрема, тяжкими опытами дознавшего и предавшего нам, что смертным невозможно увидеть жизнь, или помышлять о праведности там, где нет борьбы и где нет плоти, которою предается поругание враг, препобеждаемый ее хилостию. Скажи и ободри, родная, сестру твою, чадо мое о Господе возлюбленное, о коей скорблю я всем сердцем и коей теперь неполезно и видеть, и слушать меня, если бы я пришел к ней.

Исповеди готовьте и пришлите в Воскресенье. В час, 29 числа, если буду жив, явлюсь я к вам с ними, поговевши хоть немного, и помолюсь с вами вместе Спасителю моему, любви моей воплощенной. В Воскресенье, полагаю, владыка, не даст мне поговеть.

Прости, моя родная, близкая к сердцу, и здорова ли, больна ли – иди ко Христу, Жениху твоему, спеши к Иисусу – сладости сердечной, не забывая в молитвах своих святых и бедного грешника, любящего тебя о Господе Г. – Христос с тобою!

1852 г. 3 дек. Не ослабевай, не изнывай, напаствуемое, искушаемое и озлобляемое врагом нашего спасения, чадо мое о Господе возлюбленное! Никогда Господь, кажется мне бедному грешнику по собственным опытам прошлым, не бывает столь близок к душе, как во время тяжких оскорблений. Так, милое чадо: с тобою есть Он в скорби, измет тя и явит тебе спасение свое (Пс.90:15–16). Только стой крепко на страже твоей, не спускай очей с Его знамени и хоругви крестной, развевающейся на тверди души твоей, врагом осаждаемой.

Не уступай же ни шагу врагу, протився ему, чем можешь и, оскудевшу оружию его в конец (Пс.9:7), убежит (Иак.4:7) он от тебя, как убегал он некогда от Алипиев, Макариев, Марии, Евпраксии, точно такие же на первых порах, терпевших от него нападения. Особенно ограждайся и бей его молитвою. Именем Господа нашего, распятием своим низложившего его в конец, ограждая себя, не взирай на него. Пусть не видит он презренный, чтобы ты, мое чадо, утроба моя возлюбленная, уступила ему, вручив ключи, сдала крепость твою, в коей с тобою теперь ангел твой хранитель и благодать Божия, охраняющие и поборающие тьмы обышедших тебя невидимых врагов твоих. Бей, пока есть силы, низвергай врага и местника.

Избивший некогда в одну нощ до 180 тысяч ассирийцев горделивых, осаждавших Иерусалим достояние Божие, избиет и твоих врагов, осаждающих душу твою – град Царя великого и стужающих тебе, невесте Его. Положись только на крепость Сильного, воззови из глубины смирения к Богу Помощнику нашему, и ты увидишь, как Он расточит врагов твоих и рассеет яко прах, яко дым смрадный. Проникнись мыслию, что каждый твой волосок на счету и не падет без воли Отца нашего небесного с главы твоей, прикрытой шлемом спасения; вспомни и то, что даже менышие сестры твои о Господе сильно ратуют, бьют и сокрушают главу невидимого змия, одна сокрушением, другая преданностью в волю Божию: как же не ратовать тебе – матери их, от которой в праве всегда и везде они требовать поддержки, утешения, ободрения, при борьба с теми же искушениями?

Вскоре, быть может, оставит тебя враг, подарит как бы миром непобедимую воительницу; не полагайся, однако на эту хитрость злобы исконной. Ведай и помни, что уязвленный и сбитый с поля сражения, он готовит новое против тебя оружие, новые силы, чтобы повернее уловить. Не снимай же оружия Божия, о коем говорит Апостол с 13 по 21 стих в 6 главе к Ефесеям, и смысл коих объяснял я, помнится, сестре – общему другу нашему, Евсевии болящей, и болезнию, яко стеною, огражденной от злых наветов врага.

Если бы случилось гнусному демону уязвить тебя еще во сне (от чего да сохранит тебя Господь), не робей нисколько, а держи себя так, как бы ни в чем не бывало; и убежит окаянный, как волк убегает от подножия скалы гранитной...

При сильном напоре со стороны злодеев души, конечно, не мешает призвать на помощь участие сестры-друга, с молитвою ее святою. Искушенная и искушаемой много может помочь тебе, если не советом, то молитвою: друг от друга помогаемы, яко град тверд мы обретаемся (Притч.18:19). За внимание твое к больной, оказавшейся когда-то непризнательною тебе, благословило тебя сердце мое. По этому опыту вижу, что можешь идти ты, чадо любви моей, по пути тесному, сквозь врата узкие, – вижу и небесною радостию радуется дух мой, радуется и в уповании на силу Божией благодати, именем Господа обещает тебе покой, который ожидает всех, преходящих огнь и воду искушений земных. Христос с тобою.

1853 г. февраля 11 дня. Сколь ни мало, по грехам моим, заслуживаю я мира и утешения, подкрепления и ободрения; они, однако ж, дары. Божии, приходят, по милости Божией, незваные к душе моей, водворяются в ней и дают чувствовать всю сладость креста, всю теплоту умиления, всю горячность любви. О пусть бы благ Ты был, Господи мой, к правым сердцем: за что же ты ко мне бедному грешнику щедр и многомилостив? Премилосердый и Любвеобильный, Ты, конечно, хочешь тронуть этим нечувствие души моей и окаменение моего жестокого сердца, да благословлю Тебя Триипостасного... Да будет воля Твоя! Спаси меня ими же веси судьбами – последнего из слуг Твоих. – Так, или почти так думал и чувствовал я во все эти дни и особенно ныне, чадо мое возлюбленное, Евпр. Еф., – думал, чувствовал, благодарил, слезил без скорби, без грусти и тоски тяжелой, поручая и себя и вас покрову Владычицы и милости Бога и Спаса нашего И. Христа, во дни напасти, наведенной врагом спасения.

Не скорбите и вы, и ни на кого не ропщите. Все пройдет и минуется скоро, скорее, чем думаем, ожидаем, заслуживаем даже, особенно я бедный грешник, мытарь беспечный, не в Бога, а в себя лишь богатеющий. Любите враги ваши, благословите клянущия вы (Mф.5:44): вот завет любви небесной! Нам ли не помнить, не знать и не исполнять его?

Покой мой и мир отношу я к вашим молитвам и славлю Отца и Сына и Святаго Духа за всех чад моих милых. Христос с вами!

1853 г. 15 июня. Если не на все, так хотя на что-нибудь спешу тебе откликнуться сердцем моим, друг души моей, Евпраксия. Не столько чернилами, сколько выступившими из очей и сердца слезами пишу к тебе по прочтении письма твоего. Войны не бойся и храни благодушие, – тихо, но смело иди на врага, уповая на оружия Божия (означенные в 6 гл. посл. к Еф.), кои раз, помнится, были описаны мною довольно обстоятельно любимице нашей Евсевии. За всем тем власяницу благословляю тебя надеть только на пост, а там снять ты должна ее. – Спать на полу не мешает; не менее 5 часов, а иногда, в случай слабости, и 6 даже – не бойся: на приражение помыслов, или, как вижу, на козни врага, отвечай: «отец мне велел спать, и я ложусь». Тоже и на смущающие заботы «дочитывать недочитанное», отвечай: «отец не велел мне смущаться, когда я, не кончив свое правило не по лености, должна отдохнуть, и я не должна смущаться; тем более, что отец за меня отвечает пред Господом». – В церкви можешь при молитве вести себя так, как писала, не увлекаясь мечтами за облака: куда нам далеко забиваться!.. А внутреннюю молитву в том виде, как пишешь, даже одобряю, моля тебя чаще и чаще углубляться в себя и пить сладость от потока Божия, текущего там.

Вот звонят и зовут уже в класс; а я пишущий, плачущий все бы писал да плакал, беседуя с тобою, первенцем моим, с Ефремом крепостию главы моей (Пс.59:9) слабой... Но делать нечего: 59 человек ожидают меня. Прости, друг мой, до завтра; а может быть, прибегу и сегодня, только бы минуточка случилась досужная.

1853 г. июня 20. Отчитывать Соф., не зная хорошо ее болезни и обстоятельств, при которых развилась она, не могу я решиться; тем более, что живу в мире, исполненном зла, и почти по-мирски, и не имея качеств в себе нужных для екзорциста или заклинателя... С другой стороны, припомнил себе и то, что говорит св. Апостол: еда вcu пророцы, еда вcu дарование имут исцилений? (1Кор.12:29–30). Мое главное дело – сидеть бы в темном углу и горько оплакивать мрачные пятна души моей, омраченной грехами.

Прости, мое о Господе чадо, и не даваясь в обман врагу, возмогай о Господе и в державе крепости Его (Еф.6:10), коей страшится темная сила ужасно. Христос с тобою и сестрами – друзьями твоими да будет выну.

1853 г. июня 22 дня. Сколь ни грустно мне видеть постоянные почти смуты, по уходе моем от вас, толки среди вас, с кем и сколько именно я посидел, у кого не досидел и пересидел, и сколь ни тяжело, ни больно душе моей бедной быть свидетелем заочным и очным разных сцен беспорядочных, по случаю посещения моего, – при всем этом нимало не теряю я надежды на мир ваш, чада мои, семья моя, всем сердцем любимая. Много меня успокаивает та, между прочим, мысль, что, видя пореже мена, вы поневоле не будете смущаться уже, или менее станете смущаться, по неимению повода к тому. Пусть и невидящие из вас видят, что не своих си ищет (1Кор.10:24) у вас мое бедное сердце и не вашего, а вас для Христа, Который явил мир нам и мир завещал (Ин.14:27) нам, живущим в мире. При чем должен вам признаться, что жертва эта не столь легка для меня, как, быть может, иной из вас может показаться с первого взгляда. Но посудите сами: что же мне делать осталось? Ведь Иона пророк велел же бросить в море себя, дабы стихло оно бурливое, восходящее до небес и нисходящее до бездн. А лучше ли я окаянный Ионы? Киньте же меня, родные мои, – киньте с борта каика вашего, в коем, сам не знаю как, лишь ропот да мятеж остается по моем уходе.

О. Зах. Пет: деньги отдай и остальными распорядись, как писала. Мысль о смерти при слухах о ее выборе без разборчивости и чуть не поголовном чрез холеру, эта мысль и меня занимает, чадо мое Евпр., но не боюсь я ее, утешая тем себя, что кончив малы и злы дни (Быт.47:9) жизни моей, кончу плату и оброк тяжкий греху, коим прогневлял Господа, благодеющего мне окаянному от юности и даже до престарения... Сладко думать, что хотя по смерти моей иссякнет этот нечистый ток желаний, чувствований, слов и дел.

Владыка жизни моей и судьбы моей! Призри на немощь мою и сокрушение сердца моего! Враги мои лютые – грехи и страсти, как львы добычу, терзают меня, сокрушая мои кости в своих челюстях, в течение всей жизни моей, без перемежки, без отдыха почти. Дай мне, Всесильный, дай, хоть теперь, в единонадесятый уже час опомниться, освободиться от них и принести Тебе себя в жертву хвалы и благодарения, в жертву приятную Тебе! Пусть ангел смерти возьмет мою душу из тела и принесет туда, идеже несть болезнь, ни печаль, ни воздыхание, где Ты, источник блаженства, отрада сердец наших! Не входи со мною в суд, Премилосерде: я не устою на нем ни на секунду, ни на миг. Помилуй мя, яко Давида, по велицей милости твоей и по множеству щедрот (Пс.50:1), дарованных мне Сыном твоим, возлюбившим меня и предавшим Себя по мне, блудном сыне.

1853 г. 23 ноября. С наступающим днем прежнего ангела тебя, чадо мое о Господе, поздравляю и от души желаю, чтобы обручница Христова великомуч. Екатерина тебя, как себя, обручила и уневестила небесному Жениху – Христу. Дал бы Господь, чтобы сбылось это желание, осуществилось это чаяние сердца моего бедного! Дал бы Господь обрести тебе Желанного, как обрела Его Екатерина премудрая. Но ты и обретешь, если И. Христос будет для тебя путем, истиною и животом (Ин.14:6), если будет Он для тебя тем, чем быть обещал для всех кающихся, верующих и любящих. Согрешишь ли, кайся постоянно, и вот та стезя небошественная, которую оставил Он всем нам грешным в удел. Волнуют ли ум твой сомнения, вопросы, взимающиеся на разум Божий? Веруй, – и вот тебе лествица, досягающая до небес, идя по коей, дойдешь до неба. Дело ли служения, труды и подвиги стужают, гнетут, изнуряют тебя? Люби: любовь, не ищущая своих си (1Кор.13:4), подавит досады, облегчит тяготы, окрылить желания, словом – невозможное сделает возможным и, буде нужно, как чудная сила, чудеса сотворит. И от чего не надеяться Тебе на успех этого дела? Ты имеешь сильную ходатайницу пред Господом в лице чтимого тобою ангела твоего прежнего, великом. Екатерины; ее ли молитве не внемлет Господь? О, внемлет, и вот основание для убеждения твоего и моего. Молитеся друг за друга, яко да исцелеете, говорить Иаков брат Божий (Иак.5:16). Неужели заповедь эта, обязательная для живых, теряет силу для тех, кои так же, как и мы, живы для Господа, Который несть Бог мертвых, но Бог живых (Лк.20:38)? Где праведная Екатерина? – ведь на небе, там, где радость бывает о грешнике кающемся: как же поэтому не сознавать ей нужд твоих и не сочувствовать твоим немощам, не поспешит к тебе с благопотребною помощию? Если фимиам кадильный в храме не по земле расстилается, а восходит горе: как не проникать в небеса небес молитве святых Божиих, пришедших туда от скорби великия (Откр.7:14) и слагающих там пред Агнцем, закланным от сложения мира венцы свои победные? Верно, друг мой, слово Господне, а оно говорит: что 24 старца, изображающие собою всех святых Божиих, держат в руках своих чаши златыя, полныя фимиама, кои и суть молитвы святых (Откр.5:9); что вознесся дым фимиама с молитвами святых от руки ангела пред Бога (Откр.8:4); что пророк Моисей преклоняет Бога на милость к Израильтянам – ради усопших уже Авраама, Исаака и Иакова (Исх.32:13). Итак, будем молить о предстательстве пред Богом св. великомучиницу и других ангелов наших: много может молитва праведного, по слову ап. Иакова, поспешествуема (Иак.5:16).

1853 г. 30 дек. Письмецо твое, присланное с Костею, сегодня много подняло дум в уме моем и пробудило не мало чувств в моем сердце, скорбящем о неустройстве жизни по духу. По любви твоей святой ко мне недостойному, как нарочито гнушающемуся сегодня особенно собою, ты смотришь на меня, как на верного последователя Господа нашего И. Христа, как на пастыря Церкви Божией, честно, непостыдно правящего слово истины, и потому могущего принять на рамена свои еще одну из агниц Христовых, стремящуюся во двор Его овчий. Но не то я, друг души моей, не то я, утешение сердца моего, горюющего, изнывающего и точащего слезы сокрушения; не то я, чем представляете. тебе любовь меня, любовь снисходительная, не ищущая своих си (1Кор.13:4). Я видел и с ужасом вижу в себе нечистый поток мыслей, желаний, чувств, как бы стремящейся и затопляющей все начатки духа. Как же после всего этого, браться мне за дело святое, браться руками нечистыми за то, что любовь твоя к доброй С. Ив. мне предлагает? Или ты доселе не разуверилась еще в том бессилии, свидетельницею коего вот уже лет около двух сама ты была? Не медью ли звенящею и не кимвалом ли только звяцающим во всю эту пору был я вам? Даже, быть может, подавал претыкание или соблазн многим из вас волей-неволей. Сознавая все это и с горестею, доведомою единому Господу, молю тя, чадо Христово, не налагать на рамена мои слабые нового бремени, коего не в состоянии, как чувствую, понести я, изнемогающий донельзя и под прежним; тем более, что и Соф. Ив., знающая отчасти меня и беседовавшая со мною не раз, признает вероятно меня не по духу для себя; в противном случае, как ты, сама бы простерла она руки, ослабленные ко мне. С другой стороны, где я и как могу, если бы и пожелал, помогать ей? У себя принимать жен молодых я боюсь; к ней заезжать некогда мне; а писать и подавно едва ли удастся. Вообрази себе, в сентябре по сие число я отвечал волей-неволей на 250 писем: шутка ли это при других моих занятиях? Нужно и то тебе, чадо мое, сказать, что не всегда безопасна близость жен – не дев к грехолюбивому сердцу моему: отношения супружеские, тайны брачного ложа, иногда служащие искушением целомудрия – одного из коренных между тем обетов монашеских, и многое другое, о чем и говорить не дерзаю тебе, но что волей-неволей должен я выслушивать по обязанности врача души, предавшейся моему руководству, все это, при малейшем недостатке бдения, может, как камень брошенный сверху, упасть и размозжить мою голову. Неужели не жал тебе меня? Не боишься ты за меня слабого?

Прости, дорогая моя, и вспоминай в молитвах своих святых, крепко нуждающегося в них, отца вашего Герасима убогого.

1853 г. 31 дек. Скоро к нам явится, чадо, вестник воли Божией и судеб Господних год новый; скоро как ангел слетит он с небесных высот и будет писать в своей книге, запечатленной для нас семью печатями, все наши дела, слова, помышления, желания и чувства сердечные, чтобы явить их в день он пред всем разумным творением, по воле Господа сил. Как-то запишет он наши страницы, милое чадо? Что-то нам возвестит пророк этот?! О, если бы все, что напишет он, не посрамило меня окаянного! О, если бы все, что напишет он, содействовало к написанию имен чад моих милых, где бы они ни жили, в книгу жизни!

Между тем, год отживший, отгостивший посреди нас, как путник скоротечный, спешит докончить поприще свое и погрузиться в бездне вечности, и спешит не один погрузиться: он несет улику на нас и донос на меня многогрешного правде Божией. Ни уговорить его, ни подкупить его, ни отнять у него некому того, что подслушано им, подсмотрено, замечено незримо от нас. О, если бы не милосердие, не милостей твоих бездны многа, премилосерде, преблаже Господи! О, если б не любовь твоя пленительная, усладительная, вечная: теперь же бы пал я духом моим в бездну отчаянья, грехолюбивый; теперь же бы пил из фиала гнева твоего. Слава долготерпению твоему, Человеколюбче!..

Вот чем начинаю беседу с тобою, друг Евпр., пожелавши ответить тебе на письмецо; Вар. Ст. скажешь, чтобы не предпринимала ничего для оправдания своего; даже когда вздумала бы и сама мат. игуменья пожурить ее, даже и тогда, говорю, пусть скажет одно лишь, что «виновата» и «просить прощения». Великое счастие для инока самообвинение, самоосуждение: здесь зародыши смирения и залог мира невозмутимого. Для поддержания духа слабого и обуздания сердца пылкого, пусть бы смотрела на Иисуса прекроткого, не отвращавшего, по слову пророка, лица своего даже от студа заплеваний. Как последовательница Его, должна она это делать непременно.

* * *

1

Писаны в то время, когда Герасим был архимандритом и ректором Симбирской и потом Харьковской Семинарии. Жизнеописание его, составленное монахинею Евсевиею, см. в Душеп. Чтении 1885 г. февраль, март и апрель. В Душеп. Чтении 1882 и 1883 по­мещены письма Герасима к сестрам ее монахине Евпраксии и А. Е. Руммель.

2

Феодотий по наветам врага спасения нашего не благоволил к Герасиму в бытность последнего ректором Симбир. семинарии.

3

Герасим, значит: честный.

4

Т.е. Симбирской, Спасской.

5

От преосвящ. Феодосия.

6

П. Н. Охотин, однокурсник по Спб.– академии о. архимандрита Герасима, кафедр. Протоиерей и по жене племянник преосв. Феодотия, весьма много оскорблявший о. ректора.

7

Продолжение. См. майскую книжку.

8

Название Преображенского второклассного монастыря, бывшего тогда ректорским, в 8 верстах от г. Харькова.

9

Разумеется А.И. Кадышева. Писем до 200 к ней о. Герасима не дошли к сожалению до нас.

10

Архиеписк. Филарета, в последствии черниговского.

11

Симбирского Спасского женского монастыря священника Архангельского.

12

Т.е. Ал. Иван. Карасевкого.

13

В №№ 10, 11 и 13 Самарск. Епарх. Ведом. за 1873 г. находится интересное «воспоминание пр. Герасима о пр. архиеп. Филарете и о друге его Н. Н. Романовском.

14

В 1877 г. преосв. Герасим. назначил ее (Вар. Еф. Озер.) быть начальницею Самар. епар. женск училища, в коем она и доныне служит с великою пользою.

15

В 1836 г. 12 апреля посвящен он был во Иерея к иркутской Спасопреображенской церкви и вскоре за сим сделан был членом Koнсистории и казначеем Дух. Попечительства.

16

Загородный дом харьковского преосвященного.

17

Адъютант в Крым. Камн. при кп. Горчакове.

18

Это Ташлинские крестьянки Симбир. губернии – духовн. дочери о. архимандрита Герасима.

19

Покойный протопр. О. Баж… был товарищем по Сиб. Дух. Академии преосв. Феодотия.

20

При о. Герасим был экономом симбирск. архиерейск. дома, а скончался в сане архимандрита и настоятеля Алатырского монастыря.

21

Пр. Иннокентий (Алексапдров, уроженец астраханский), проживал на покое в Куряже, – ректорском монастыре. Этот иерарх в бытность свою на Иркутской кафедре рукопологал о. архим. Герасима во иерея (в 1836 г.). И благодарный настоятель всегда относился к пр. иннокентию с нежностью, сыновне покоя его в своей обители.

22

Письмо это, как замечательное, при сем же прилагается. Оно писано еще в январе 1853 года.

23

Раиса и Алевтина Гавр. Тейс – родные сестры. Ныне Рахиль и Анатолия – обе игуменьями и настоятельницами обителей в Самарской епархии.

24

После страшного симбирского пожара 1864 г. испепелившего и Спасскую обитель, игум. Сер. Н. удалилась в Рыбинск и там скончалась; а монахиня Евпраксия, к коей писались письма сии, сделалась ее преемницею и восстановительницею обители.

25

Это письмо и следующие за ним писаны, когда Герасим жил еще в Симбирске.

26

Не говоря, что делаешь это по моему поручению.


Источник: Духовные советы в письмах к игум. [Симбирского Спасского мон-ря] Евпраксии: 1854-1857 гг. // Душеполезное чтение, 1887. Ч. 2. Май. С. 79-102; Июнь. С. 178-200; Июль. С. 313-339;

Комментарии для сайта Cackle