Приглашаем Вас пройти Православный интернет-курс — проект дистанционного введения в веру и жизнь Церкви.

профессор Константин Ефимович Скурат

Г. На дни великих святых

I. В ДНИ ЦЕРКОВНОЙ ПАМЯТИ СВЯТОГО ПРОРОКА ПРЕДТЕЧИ И КРЕСТИТЕЛЯ ГОСПОДНЯ ИОАНА

1. УЧИТЕЛЬ ПОКАЯНИЯ

Святые евангелисты Матфей, Марк и Лука, повествуя о св. Пророке, Предтече и Крестителе Иоанне, память которого ныне св. Церковь творит, свидетельствуют, что открытое выступление этого великого праведника началось с призыва людей к покаянию. «Явися Иоанн, крестя в пустыни и проповедуя крещение покаяния для. прощения грехов» (Мф. 1, 4; ср. Лк. 3, 3) «И говорит: покайтесь, ибо приблизилось Царство Небесное» (Мф. 3, 2).

«Нераскаянна были иудеи, – замечает св. Иоанн Златоуст, – и никогда не чувствовали грехов своих, но будучи подвержены крайним порокам, всегда считали себя праведными, а это-то особенно и губило их, и отдаляло от веры».т К этому замечанию необходимо добавить, что современные св. Иоанну Предтече книжники и фарисеи, ослепленные самоуверенностью и духовной гордостью, были убеждены, что для очищения от грехов достаточно одних внешних омовений, и не видели необходимости для оправдания человека внутреннего, сердечного, глубокого раскаяния. Опасность этого заблуждения слепых вождей (Мф. 15, 14) увеличивалась тем, что свое лжеверие они сеяли в простом народе. «А если слепой ведет слепого, – учит Сам Господь, – то оба упадут в яму» (Мф. 15, 14).

Св. Иоанну, как Божию посланнику и предтече Спасителя, предстояло прежде всего очистить души людей от плевел лжеучения, а затем и возвестить необходимость решительной перемены всего существа грешника – его мыслей, желаний, поступков. И великий пророк всей силой вдохновенного слова звал народ оставить навсегда губящие его предрассудки, принести 'глубокое искреннее раскаяние в совершенных грехах, удалиться от всякого зла и направить свою волю, свои расположения только к тому, что есть добро, чисто, свято сотворить «достойный плод покаяния» (Мф. 3, 8). «И спрашивал его народ: что же нам делать? Он сказал им в ответ: у кого две одежды, тот дай неимущему; и у кого есть пища, делай то же». Другим вопрошавшим он отвечал: «Ничего не требуйте более определенного вам... Никого не обижайте, не клевещите, и довольствуйтесь своим жалованием» (Лк. 3, 10–14). Такое покаяние и плоды его вселяли в каждую сокрушающуюся душу надежду на близ стоящее совершенное прощение грехов (Мф 1,4). Эта надежда наполняла сердца окружающих св. Иоанна великим духовным утешением и отрадой, ибо, по слову Константинопольского Святителя, «прежде креста Христова нигде не видно отпущение грехов: оно везде приписывается крови Его».161Св. Предтеча явился первым вестником милосердия Божия о наступившем времени прощения грехов через достойное покаяние. Призывая к крещению покаяния, св. Иоанн требовал от приходящих к нему исповедовать свои грехи. «И крестились от него в реке Иордане, – повествует св. ев. Марк, – исповедуя грехи свои» (1, 5). Эта исповедь складывалась из сердечного сокрушения и устного перечисления содеянных проступков перед избранным Божиим служителем. В законе Ветхого Завета есть прямая заповедь об исповеди – «И сказал Господь Моисею, говоря, – читаем в книге Числ, – скажи сынам Израилевым, если мужчина или женщина сделает какой-либо грех... то пусть исповедуется во грехе своем» (5, 5–7). В том же Ветхом Завете имеется немало указаний грешнику не коснеть в тайне в своих грехах ради ложного стыда, а исповедовать их (Сир. 4, 30), показывается гибельность коснения во зле и раскрывается спасительность откровенного раскаяния. «Я, – восклицает псалмопевец Давид, – открыл Тебе грех мой и не скрыл беззакония моего; я сказал: «Исповедую Господу преступления мои», и Ты снял с меня вину греха моего» (31, 5).

Надо думать, что исповедующиеся не спешили уйти от Крестителя Господня, а раскрывали перед ним все сокровенное, все тайны души. Несомненно, подробная исповедь служила верным залогом искреннего раскаяния, давала возможность духовному врачу применить нужные лекарства и таким образом вела к полному искоренению греха из сердца.

Проходила исповедь, скорее всего, перед одним свидетелем – св. Иоанном. Строгий ревнитель душевной чистоты, каким был Предтеча Спасов, не мог допустить, чтобы открытое покаяние в неведомых никому грехах могло смутить совесть других. К тому же открытое исповедание по разным причинам могло привести к утаиванию отдельных проступков и падений, а это равносильно было бы лицемерию, против которого всегда восставал великий обличитель лжи.

Дорогие отцы, братья и сестры! Что же мы сегодня должны чувствовать, вспоминая великого учителя покаяния св. Иоанна Крестителя? Не смущение ли от образа своей жизни?! Не осуждение ли за свою греховность?!

Предтеча Спасов и ныне зовет всех нас к покаянию и добрым делам покаяния. Но слышим ли мы этот призыв? Не возлагаем ли своей вины на других, а себя самоуверенно и горделиво оправдываем? – Пусть совесть каждого из нас ответит на эти вопросы. «Покайтесь», – было началом проповеди св. Иоанна (Мф. 3, 2), – веруйте в Христа Спасителя – Агнца Вожия, «Который берет на Себя грех мира», – было продолжением его наставлений (Ин 1, 29), – и получите прощение грехов (Мр. 1, 4).

Но иногда можно слышать, что прощение грехов через покаяние ведет к еще большему развращению, содействует умножению и увеличению греха, т.к. преступник, надеясь на снятие вины, спокойно продолжает свои злодеяния. Эти упреки не новы. На них дал ответ еще в начале пятого века отец Западной Церкви блаженный Августин (†430). Его суждение сохраняет силу и сейчас. «Господь, – говорит он, – Своим милосердием все прекрасно устроил в Церкви Своей... Если бы закрыт был доступ к покаянию, разве тогда грешник не стал бы умножать грехи свои, по мере своего отчаяния в том, что они будут пройдены? Он сказал бы: «Вот согрешил я, сделал преступление. Почему же не жить мне как хочется? Так как там (в будущей жизни) я не встречу любви, по крайней мере хоть здесь удовлетворю страсть свою. К чему мне воздерживаться? Там место закрыто для меня; что бы ни сделал я здесь все равно напрасный труд. Потому что той жизни, которая обещается после этой, не будет для меня. Почему же не служить мне своим похотям, почему не исполнять и не насыщать их, почему не делать того, что, хотя и не дозволено, но зато приятно?» Но может быть, кто-либо скажет ему: «Несчастный! Ты будешь схвачен, обвинен, подвергнешься истязанию и мукам за преступления». Однако знают дурные люди, что отвечать и многие отвечают именно так: «Ведь грехи многих, дурно, преступно живущих остаются ненаказанными; можно также укрыться или откупиться, когда нельзя скрыться, и до самой старости таким образом проводить жизнь веселую, позорную, порочную, пагубную. Вот, говорят они, такой-то, проводивший порочную жизнь, не в старости пи умер?» Но разве не знаешь ты, указывающий на это, что потому тот грешник и преступник умер в старости, что Бог хотел на нем показать Свое долготерпение, ожидая его покаяния? Поэтому и Апостол говорит: «Или пренебрегаешь богатством долготерпения Божия, не разумея, что благодать Божия ведет тебя к покаянию? Но по упорству твоему и нераскаянному сердцу ты сам себе собираешь гнев на день гнева и откровения праведного суда от Бога, Который воздает каждому по делам его» (Рим. 2, 4–6). Нужно, чтобы боязнь этого суда Божия не выходила из мысли нашей, нужно, если ты не хочешь грешить, помнить о присутствии Божием не только в месте собрания, но и дома, не только дома, но и на ложе твоем, ночью на постели твоей, в сердце твоем. Итак, если отнимешь убежище покаяния, умножаются грехи вследствие отчаяния... Но как позаботился Бог о том, чтобы вследствие отчаяния они не увеличивались, так предусмотрел он и обратное, т.е., чтобы грех не усиливался вследствие излишней надежды. Действительно, как может умножать грехи человек отчаявшийся, так может делать это и тот, кто надеется на прощение. Последний может говорить себе: буду делать так, как хочу; милостив Бог, – когда обращусь к нему, он простит мне. Но так уверенно говорить мог бы он в том случае, если бы завтрашний день был известен ему. Но разве этому учит тебя Писание, когда говорит: «Не медли обратиться к Богу и не откладывай со дня на день, ибо внезапно найдет гнев Господа, и ты погибнешь во время отмщения» (Сир. 5, 8–9) ?» К этому суждению блаженного Августина надо добавить только то, о чем мы говорили с вами выше: св. Церковь требует не просто покаяния, а и заглаждения неправды греха, побеждения греховной привычки. Словами св. Иоанна Крестителя она призывает: «Покайтесь» и «сотворите же достойный плод покаяния» (Мф 3, 2, 8).

Будем же, дорогие отцы, братья и сестры, слушать этот призыв и следовать ему!

«Теперь время покаяния как для некрещеных, так и для крестившихся, чтобы одни, покаявшись, сделались причастниками святого таинства, а другие, омывши скверны, приобретенные после крещения, с чистой совестью приступили к трапезе».

Аминь.

2. ВЕЛИКИЙ ПОДВИЖНИК

«Из рожденных женами не восставал больший Иоанна Крестителя», – так говорит Господь наш Иисус Христос о великом подвижнике, которого ныне мы молитвенно вспоминаем (Мф. 11, 11).

В Ветхом Завете немало было св. мужей, как, например, Илия, Елисей и другие пророки, которые вели строгую жизнь, любили проводить дни в уединенной молитве, в пустыне. Но и среди них св. Креститель выделяется своим необыкновенным целожизненным подвигом.

Еще в раннем детстве, оставшись сиротой, св. Иоанн уходит в глубину пустыни, в горные пещеры и здесь, вдали от человеческого общества, возвышается над всеми телесными потребностями природы, проводит годы в неослабных молитвах, непрестанно беседует с Богом, с горним миром. "Он, – рассуждает св. Иоанн Златоуст, – не имел нужды ни в доме, ни в постели, ни в столе, ни в чем другом подобном, но, нося плоть, вел какую-то ангельскую жизнь... Он обитал в пустыне, как на небе, строго исполняя все правила философии, и оттуда, подобно Ангелу с неба, нисходил во грады, – подвижник благочестия, увенчанный всей вселенной, и философ философии, достойный неба». Его постоянной заботой было не услаждение плоти, а очищение души, устремление ума и сердца к Богу. Постоянное самоуглубление, внимание к состоянию своего внутреннего мира крепко утвердили Крестителя Спасова в истине и добре, образовали и создали в нем высоко нравственный и строго аскетичный дух, которым отличалась вся его жизнь. Этот дух отразился и на внешнем облике великого праведника-подвижника. Одежда его была из жесткого верблюжьего волоса, а пищей, – по свидетельству святых Евангелистов, – только «акриды и дикий мед» (Мф. 3, 4; Мр. 1, 6). Преподобный Исидор Пелусиот поясняет, что акриды, «которыми питался Иоанн, были... верхушки трав или растений». А мед, «составляемый дикими пчелами», был «весьма горький и противный на вкус. А сим, – заключает Преподобный, – Иоанн показывал, какому чрезмерному подвергался злостраданию».

Подвиг св. Иоанна был настолько велик и необычен, что даже враги его – «фарисеи и законники» вынуждены были признать его исключительность, пытаясь объяснить своим лжемудрованием. – «В нем бес», – говорили они в своем ожесточении о святом (Лк. 7, 33). – И этой духовной высоты Предтеча Спасов достиг «тогда, когда еще не был разрешен грех, не прекратился еще закон, не была еще связана смерть, но когда еще имел силу Ветхий Завет. Такова-то мужественная и крепкая душа: она всюду проходит и побеждает все преграды».116

Великий подвиг снискал и великую награду. Предтеча Господень был первым из ветхозаветных праведников, удостоившихся ясного откровения о бытии Святой Троицы. До крещения Спасителя людям не открывалась ясно тайна внутрибожественной жизни.

Она хранилась под сенью образов и покровом символов. Ни один ветхозаветный патриарх, пророк, праведник не указал четко на все три святейшие имена Отца, Сына и Святого Духа. Ни к кому из них, – да и потом в Новом Завете, – не простиралась в той же мере милость Божия, как к св. Иоанну – этому земному Ангелу, Пророку над пророками (Лк 7, 26, 27). Голос Небесного Отца слышали ближайшие ученики Христа Спасителя на горе Фаворе, но Духа Святого не видели: Дух Святой открылся всем свв. Апостолам в день Пятидесятницы, но Отец не был видим. В других случаях были неоднократные явления Сына Божия, но Его Одного. В водах же Иорданских, когда Креститель Господень поднял руку над главой Христа Спасителя, «троическое явися поклонение» – Отец в гласе свидетельства, Сын в человеческой плоти, Дух Святой «в виде голубине, извествовавше словесе утверждение». Посланный Небом исполнять служение и пророка и апостола, призванный возвести Самого Христа Спасителя на чреду искупительного подвига, св. Предтеча удостаивается познания о Божественной природе и Богосыновстве Мессии.

Еще в Ветхом Завете премудрый сын Сирахов дал такое важное правило: «Прежде смерти не называй никого блаженным; человек познается в детях своих» (Сир. 11, 28). Но Господь наш Иисус Христос, Божественный Учитель и Воплощенная Премудрость Божия, сделал исключение из этой заповеди для Своего Предтечи, когда назвал его большим «из рожденных женами» (Лк. 7, 28). Смысл этой похвалы Спасителя правильно поняла Святая Православная Церковь, поставив в своих молитвословиях Крестителя Господня в первом чине прославляемых ею святых угодников Божиих после «Владычицы ношен Богородицы и При-снодевы Марии».

Сам же св. Иоанн – друг Жениха – был исполнен глубочайшего смирения. Сравнивая свое служение со. служением Христа Спасителя, он всенародно исповедовал: «..я недостоин развязать ремень обуви Его» (Лк. 3, 16), «я недостоин понесть обувь Его» (Мф. 3, 11). О себе он говорил только как о Предтече Сильнейшего, пред Которым он откроет дверь и отойдет в сторону, увидит Божественного Учителя – возрадуется и в этой радости проведет все оставшиеся дни своей земной жизни. Совершив поистине великое служение, св. Иоанн сам не заботился о том, чтобы его не забывали люди. Но Церковь Божия его не забыла и не могла забыть!

Вглядимся же и хорошо запомним, дорогие отцы, братья и сестры, величественный, цельный образ ев. Пророка, Предтечи и Крестителя Господня Иоанна. Он до сегодня продолжает учить нас о Христе Спасителе и всех нас ведет к Нему, ведет своей строгой подвижнической жизнью. «Если же Иоанн, этот столь чистый муж, светлейший неба и всех пророков, более которого никого не было и который имел такое дерзновение, – рассуждает Святитель Константинопольской Церкви, – если он вел такую суровую жизнь, совершенно пренебрегая всеми излишними удовольствиями, то какое же оправдание будем иметь мы, которые после явленных нам величайших благодеяний и при бесчисленных грехах, нас обременяющих, не оказываем даже и малейшей части его покаяния».™ А ведь мы, христиане, призваны быть совершенными, как совершен Отец наш Небесный (Мф. 5, 48), как совершен был Предтеча Спасов, и в этом стяжании совершенства нести радость людям, радость встречи с Горним Миром, радость искренней любви друг ко другу, радость, которая никогда не прекратится и которую никто не сможет отнять (I Кор. 13, 8).

«Иоанне прехвальне и вселенский апостоле,... пустыни доброе воспитание, и искренний друже Жениха Христа, Того моли помиловатися душам нашим .

Аминь.

II. В ДЕНЬ ПЕРВОВЕРХОВНЫХ АПОСТОЛОВ ПЕТРА И ПАВЛА, (2 9. VI-12. VII)

1. «АПОСТОЛОВ ПЕРВОПРИСТОЛЬНИЦЫ И ВСЕЛЕННЫЯ УЧИТИЛИЕ»

Двух светлейших лиц, двух великих христианских подвижников – горящего верой Петра и славного мудростью Павла – представляет нам сегодня св. Церковь, именуя их «Апостолов первопристолъницы и вселенныя учитшше».

Первопрестольными Апостолов они названы не потому, что якобы получили верховную власть над всеми Апостолами. Нет! Для подобных утверждений не находим свидетельств ни в св. Евангелии, ни в апостольской истории. Что касается ответа Христа Спасителя на исповедание веры ап. Петром – «ты – Петр, и на сем камне создам Церковь Мою» (Мф. 16, 18), то здесь под камнем следует разуметь не саму личность Апостола, а его исповедание, его твердую веру в Христа, Сына Бога Живого (Мф. 16, 16). Господь как бы так говорил: ты, Симон, первый из Апостолов назвал Меня, Сына Человеческого, Сыном Божиим. Одобряю твою веру, и отныне ты будешь носить имя Петр, т.е. камень, ибо твоя вера тверда, как скала. Вслед за св. Петром и прочие Апостолы исповедовали ту же веру, и на их исповедании также основана Церковь, ибо, по слову известнейшего отца западной Церкви св. Киприана Карфагенского, «и прочие Апостолы были тоже, что и Петр, – имели равное с ним достоинство и власть».м Нельзя не вспомнить здесь, что краеугольный камень Церкви есть Сам Господь наш Иисус Христос (Еф. 2, 20). Значит, апостолы Петр и Павел именуются первопрестольными не за преимущество перед другими Апостолами по власти, а лишь по чести. Но за что же им такая честь? За их великие труды. Все святые Апостолы понесли много трудов в благовестии Христова учения, а эта двоица потрудилась больше их (I Кор. 15, 10). Переходя из одного града в другой, из веси в весь, святые Петр и Павел везде ревностно возвещали слово Божие, мужественно и терпеливо перенося на своих путях разные невзгоды. "Я, – говорит о себе сам св. ап. Павел, – был в трудах, безмерно в ранах, более в темницах и многократно при смерти...Три раза меня били палками, однажды камнями побивали, три раза я терпел кораблекрушение... Много раз был в путешествиях, в опасности на реках, в опасности от разбойников...» и т. д. (2Кор. 11, 23–32). Вот за эти великие труды апостолы Петр и Павел названы первопрестольными. За эти же труды они прославляются и как учители Вселенной.

Господь повелел всем Апостолам идти к народам, учить их и крестить (Мф. 28, 19–20). Несомненно, святые Апостолы свято исполнили эту заповедь своего Божественного Наставника, но больше всех прославились благовестием святые Петр и Павел. В тогдашний мир лжи и заблуждений, гордости и эгоизма, ненасытных стяжаний и злобы они понесли небесную истину и Божественный свет, царство правды, мира и радости во Святом Духе (Рим. 14, 17). Тысячи людей привели они ко Христу Распятому и Воскресшему.

Но свв. Апостолы не только благовествовали, а и утверждали в вере: основывали Церкви, неоднократно их посещали, для постоянного руководства ими ставили епископов и пресвитеров, писали к ним веро- и нравоучительные послания. Св. Петр оставил таких ко всем Церквам – два послания, а св. Павел – к отдельным Церквам – четырнадцать, из них тринадцать направил к христианам из язычников. И с тех пор эти священные писания неизменно читаются и в храмах и дома, ибо в них заключены истины Христианской веры и неисчислимые уроки жизни во Христе, в них обретается все нужное нам к правильному понятию смысла нашего земного призвания, к утверждению нас на пути в Царствие Божие.

Чтобы изложить содержание посланий святых апостолов Петра и Павла понадобилось бы много времени. В рамках нашей беседы мы, дорогие отцы. Братья и сестры, вспомним для собственного назидания лишь учение св. ап. Павла о христианской любви.

"Любовь,   по утверждению св. Апостола, – долготерпит, милосердствует», потому что знает слабости человеческие; «не завидует», ибо служит счастию других; «не превозносится, не гордится», ибо ей присуще смирение; «не бесчинствует», потому что спокойна; «не ищет своего», ибо заботится о ближнем, «не раздражается, не мыслит зла», потому что кротка и великодушна; «не радуется неправде», ибо «сорадуется истине». Любовь «все покрывает, всему верит», ибо она искренна, «всего надеется, все переносит», ибо желает блага и мира. «Любовь никогда не перестает» – и это потому, что Бог христиан есть Бог Любви (I Кор. 13, 4–8).

Так мыслили и учили святые Апостолы. Истинность проповедуемой ими Божественной Правды они показали и в своей св. жизни.

Велика была и награда Первоверховным Апостолам еще во время их земной жизни Св. ап. Петр был удостоен стать свидетелем важнейших событий в жизни Христа Спасителя – Гефсиманской молитвы (Мф. 26, 37...) и Божественной славы на горе Преображения. А св. ап. Павлу было дано быть восхищенным «до третьего неба» – в рай, и слышать там «неизреченные слова, которых человеку нельзя пересказать» (2Кор. 12, 2–4).

Дорогие отцы, братья и сестры! Богодухновенные глаголы святых Первоверховных Апостолов и ныне оглашают наш слух и поучают нас в храмах Божиих, и будут оглашать и поучать до конца времен. Их творения вечны, как вечен Бог, как бессмертна человеческая душа. Это такое духовное сокровище, которое никогда не устареет и никогда не иссякнет, не взирая на все величие и новизну завоеваний человеческого разума. А образы их св. жизни, их духовные опыты бережно сохраняются в церковных сказаниях и будут с любовью передаваться из рода в род.

Будем же просить святых Первоверховных Апостолов и Вселенной Учителей, чтобы они помогли нам принять их наставления умом и сердцем и ниспослали нам небесную помощь свято исполнить их в нашей жизни!

Аминь.

2. БЛАГОДАТЬ БОЖИЯ, НЕМОЩНАЯ ВРАЧУЮЩАЯ И ОСКУДЕВАЮЩАЯ ВОСПОЛНЯЮЩАЯ

Сегодня св. Церковь прославляет двух Первоверховных святых апостолов Петра и Павла.

Если мы посмотрим, кто они были до того дня, как благодать Святого Духа, «всегда немощная врачующи и оскудеваюицая восполняющи», наполнила их сердца, то увидим, что они были людьми, похожими на нас, с обычными человеческими слабостями, немощами, и более того, были повинны даже в тяжких грехах.

Вспомним св. ап. Петра... Ведь это он стал тонуть, когда по слову Христа Спасители пошел по воде, чтобы подойти к Нему, но вдруг испугался сильного ветра. «Маловерный! – сказал ему Господь, простирая Свою руку. – Зачем ты усомнился?» (Мф. 14, 29–31). Или вот он стоит во дворе первосвященника и греется у огня. Казалось бы, согревшись телом, он согреется и духом, воспламенится любовью к своему Божественному Наставнику, вспомнит свою ревность, которую совсем недавно проявил в вертограде, когда, извлекши меч, готов был защищать Учителя оружием (Мф. 14, 47). Но нет, случилось иное. Достаточно было служанке первосвященника упрекнуть его: «И ты с Иисусом Назарянином» (Мф. 14, 67), как он с клятвой отрекся: «Не знаю и не понимаю, что ты говоришь»... «Не знаю Человека сего, о Котором говорите» (Мф. 14, 68, 71).

А св. ап. Павел? – Вначале был фанатиком-гонителем Церкви Божией, врагом Христа и христиан. Это он, еще будучи юношей, присутствовал при побиении камнями св. архидиакона Стефана – первого христианского мученика, стерег одежду убийц и одобрял их поступок (Деян. 7, 58).

Но как изменились святые апостолы Петр и Павел, когда благодатная сила Божия вселилась в них, осияла их сердца! Они переродились – из слабых и немощных стали сильными, великими и ревностными тружениками во славу Божию и во спасение души. Прежний неизвестный рыбарь превратился в глашатая Истины, бывший жестокий гонитель – в самоотверженного Апостола языков, в учителя вселенной.

Св. ап. Петр по сошествии Св. Духа первый безбоязненно и решительно «возвысил голос свой и возгласил» народу о Христе распятом и воскресшем: «Твердо знай, весь дом Израилев, что Бог соделал Господом и Христом Сего Иисуса, Которого вы распяли... Покайтесь, и да крестится каждый из вас во имя Иисуса Христа для прощения грехов – и получите дар Святого Духа» (Деян 2, 36, 38). – И уже в тот день обратилось ко Христу около трех тысяч человек (Деян. 2, 41). Св. Петр первый возвестил слово Божие и язычникам (Деян. 10, 35). Переходя из одного места в другое, он исцелял больных, укреплял слабых духом, основывал новые христианские общины и рукополагал для них пресвитеров.

Другой первоверховный Апостол после того, как открылся ему Господь на пути в Дамаск (Деян. 9, 1–22), воспламенился преданнейшей любовью к Нему и все свое усердие, все свои силы применил на благовестие о Христе Спасителе, о том, «что Он есть Сын Божий» (Деян 9, 20). «Где же, Павел святый, хочешь ты быть? – спрашивает св. Димитрий Ростовский. – Не у огня ли любви? – Воистину так».™ В этом убеждает сам св. Апостол «Кто отлучает нас от любви Божией, – говорит он, – скорбь, или теснота, или гонение, или голод, или нагота, или опасность, или меч?.. Все сие преодолеваем силою Возлюбившего нас. Ибо я уверен, что ни смерть, ни жизнь, ни Ангелы, ни Начала, ни Силы, ни настоящее, ни будущее, ни высота, ни глубина, ни другая какая тварь не може отлучить нас от любви Божией во Христе Иисусе, Господе нашем» (Рим. 8, 35, 37–39). "О, – восклицает тот же Ростовский Святитель, – сколь велик и не угасим пламень любви к Богу святого Павла! Хорошо сказано в Песни Песней: «Большие воды не могут потушить любви, и реки не зальют ее» (8, 7). Итак, вот где Павел святый есть». Хотя св. Павел называл себя меньшим из Апостолов и хвалился «только немощами» (2Кор 12, 5), но потрудился больше всех (I Кор. 15, 10). Он, по свидетельству св. Григория Богослова, за всех ратоборствовал, за всех молился, о всех ревновал, за всех воспламенялся. «Он дерзал на нечто большее за братии своих по плоти. Павел молит, по любви своей к братьям, чтобы они вместо него приведены были ко Христу, Какое величие души, какая горячность духа!

Свое апостольское служение святые Петр и Павел прошли с такой ревностью, какая может быть понятна лишь тем, кто помнит, что через их волю действовала всесильная благодать Божия. Их мысль была занята одним – как можно лучше выполнить свое земное призвание. Горе нам, – обращались они к своей совести, – если мы не благовествуем, если мы не соответствуем, не отвечаем возложенным на нас обязанностям (I Кор. 9, 16). Всей чистой душой они желали, чтобы повсюду прославлялось имя Христово, чтобы все люди пришли ко Спасителю. Исполненные этих мыслей и желаний, они не останавливались ни перед какими опасностями. Никакие земные ужасы, придуманные человеческой жестокостью, – раны, удары плетьми, камнями; заключение в темные, сырые и душные подземелья, – не ослабили их живого и всегда бодрого духа. «Мы безумцы Христа ради, – свидетельствует св. ап. Павел. – Злословят нас, мы благословляем; гонят нас, мы терпим; хулят нас, мы молим» ( I Кор. 4, 10, 12–13); в страданиях радуемся (Кол. 1, 24). Ибо где участие «в страданиях Христовых», – по слову св. Петра, – там «Дух славы, Дух Божий почивает» (I Петр. 4, 13–14).

Поистине это были духовные герои, всю свою земную жизнь боровшиеся во имя славы Христа Спасителя и вечного счастья людей. Такая борьба, такой подвиг апостольской жизни превышает человеческое разумение, превосходит естественный порядок вещей. Только ум облагодатствованный способен правильно понять величие подвига апостольской двоицы – увидеть здесь несомненное действие наряду с их силами и силы Божией. «Благодать Божиею есмь то, что есмъ», говорит возрожденный сам св. ап. Павел о своих рудах, о себе (I Кор. 15, 10).

Дорогие отцы, братья и сестры! Подвиг апостольской жизни святых первоверховных Петра и Павла учит нас, что все совершаемое людьми ради спасения души совершается при содействии всесильной благодати Святого Духа. «Без Меня, – учит Господь, – не можете делать ничего» (Ин. 15, 5). В подвиге духовной жизни нельзя надеяться только на себя, на свои человеческие силы и забывать всемогущую помощь Неба. Для стяжания вечной жизни человек должен нравственно очиститься, переродиться, украсить свою душу свойствами духовной красоты: смирением, кротостью, милосердием, миром, стойкостью в вере. Своими силами он не может достигнуть этих духовных высот – и Господь дает ему необходимую благодатную помощь. Эта помощь в изобилии изливается в св. Церкви и посредством св. Церкви – в ее многочисленных молитвах, священнодействиях, благословениях, призываниях имени Триединого Бога. Особенно она подается в таинстве св. Причащении, когда Сам Господь входит под кров души и тела принимающего со страхом Божиим и верой. «Причащаясь св. Тайн, о иерее, – наставляет один русский святой пастырь-молитвенник, – говори в сердце: грядеши ко мне, Жизнодавче, исхитить меня из челюстей адского змия, очистить меня от скверны страстей, умиротворить мятущееся сердце мое, оживотворить умерщвленную душу мою, возвеселить скорбный и унылый дух мой; грядешь напитать меня, гладом греховным томимого, одеть меня, обнаженного от всякой добродетели, укрепить меня немощного, почтить меня бесчестного, возвеличить меня низкого, облагородить меня презренного, просветить меня темного. Всякое благодеяние даруешь мне; благодарю Тебя, Премилосердный.

Да пребудет же со всеми нами, по молитвам святых апостолов Петра и Павла, благодать Божия, немощная врачующая и оскудевающая восполняющая!

Аминь.

III. В ДНИ АПОСТОЛА И ЕВАНГЕЛИСТА ИОАННА БОГОСЛОВА

1. АПОСТОЛ ЛЮБВИ

Наша св. Православная Церковь украшена, сияет целым сонмом великих угодников Божиих, во всей силе и полноте раскрывших в земном подвиге небесные совершенства образа Божия в человеке. Каждый из этих угодников стремился исполнить в своей жизни все заповеданное Богом человеку. Но если мы, дорогие братья и сестры, посмотрим внимательно на их подвиг, то увидим, что каждый из них шел к Небу разными путями и с разных сторон. Одни отличились непрестанной молитвой, другие – милостыней, помощью ближним, третьи – молчанием, терпением, кротостью и т.д. Вот и сегодня св. Церковь молитвенно вспоминает одного из ближайших учеников Христа Спасителя св. Иоанна Богослова, в жизни и учении которого ярче всего отобразилась христианская любовь к Богу и людям. Отмечая эту, по преимуществу присущую духу св. Иоанна, добродетель, св. Церковь именует его Апостолом любви. Огонь Христовой любви глубоко проник в нежное сердце св. Апостола и возгорелся в нем необыкновенно ярким и горячим пламенем. Св. Иоанн был самым юным из Апостолов и в то же время самым любимым учеником Спасителя. В св. Евангелии только о нем одном сказано: «Ученик, которого любил Иисус» (Ин. 21, 7). Эту любовь св. Иоанн заслужил своей крепкой и неизменной любовью к Божественному Наставнику. За время земного служения Христа Спасителя св. Иоанн неоднократно проявлял свою безграничную преданность Ему, но особенно показал к Нему свою любовь в дни скорби и великих испытаний для всех Апостолов, когда Господь был взят под стражу и предан на распятие. Св. Иоанн один из всех Апостолов не оставил своего Учителя, шел за Ним, стоял у подножия креста, видел страдания и слышал последнее слово: «Совершилось!» (Ин. 19, 30)... Господь сподобил меня летом 1982 г. посетить св. места Палестины и поклониться Гробу Господню. На Голгофе – месте страданий за нас Спасителя – я видел крест с изображением Господа, а по Его сторонам справа изображение Божией Матери, а слева – св. Иоанна Богослова. Так св. Церковь отметила и продолжает отмечать неизменную любовь св. Апостола к Господу нашему Иисусу Христу.

А о том, какую любовь имел св. Иоанн к ближнему, как проявлял ее на деле, с какой нежностью и ревностью, свидетельствует одно древнее сказание о нем, записанное учителем Церкви Климентом Александрийским спустя около ста лет после кончины Апостола. Заметив, что сказание это «не фантастическое, а действительная история об апостоле Иоанне», Климент сообщает следующее. Находясь недалеко от г.Ефеса с целью распространения христианства среди язычников, утверждения веры и постановления епископов в основанных Церквах, св. Иоанн встретил «красивого и с живым взором» юношу. Этого юношу Апостол приблизил к себе, а когда уходил из этого места поручил юношу заботам оставленного здесь епископа. Епископ ввел его в свой дом, воспитывал, оберегал его, наконец, совершил над ним и таинство св. Крещения. Но после этого, надеясь, что юноша уже достаточно окреп для христианской жизни, ослабил заботу о нем. Полученная преждевременная свобода привела нового христианина в общество порочных сверстников, которые сумели прельстить и увлечь его легкой жизнью – праздностью, распутством, воровством. Вскоре он свыкся с пороками и стал падать все ниже и ниже – «стремиться к пропасти». Прежние дела его уже перестали удовлетворять – они показались ему мелочами, – и он сам становится жестоким и необузданным предводителем разбойничьей шайки. Скрываясь от правосудия, он, вместе с подобными себе, ушел в горы. Спустя некоторое время св. Иоанн снова прибыл в ту же христианскую общину. Епископа общины он попросил вернуть вверенного ему юношу; на что епископ в слезах ответил: «Он умер». – «Как и какой смертью?» – спросил Апостол. – «Для Бога умер он, – пояснил епископ, – он скрылся от нас, стал дурным и беспутным человеком, разбойником». – И вот тут-то и проявилась вся сила любви св. Иоанна к человеку, о котором мы с вами сейчас рассуждаем. В то время, как другие боялись даже приблизиться к местам разбойников, св. Иоанн направляется в горы для поисков заблудшей овцы. Сторожа разбойников схватили Апостола и были изумлены, что он не пытается освободиться или бежать, а лишь просит об одном: «Ведите меня к вашему предводителю». Между тем предводитель ждал пленника вооруженный. Но как только узнал в пленнике ев Иоанна, бросился бежать от него. И что же? Св. старец Иоанн, преодолевая свои старческие немощи, изо всех сил побежал за ним крича: «Зачем ты, сын мой, бежишь от меня, безоружного старца? Смилуйся надо мною, сын мой, не бойся. Ты еще имеешь надежду жизни вечной. Я должен за тебя отчет дать Христу. Если это необходимо, я охотно потерплю смерть за тебя, подобно тому как Христос за нас умер. За тебя я жизнь сложу. Остановись, Христос послал меня к тебе. Верь». – Эти полные глубокой христианской любви слова потрясли разбойника – он остановился, бросил оружие и горько заплакал, а затем обнял приблизившегося старца и стал просить его «со многими вздохами о прошении, слезами вторично крестившись''.

Вот пример апостольской любви и вот плод ее действия.

В какой любви жил св. ап. Иоанн убедительно свидетельствуют его богодухновенные писания – св. Евангелие и все три послания. «Бог есть любовь, – учит он, – и пребывающий в любви пребывает в Боге, и Бог в нем» (I Ин. 4, 16). «Возлюбленные! Будем любить друг друга, потому что любовь от Бога, и всякий любящий рожден от Бога и знает Бога. Кто не любит, тот не познал Бога, потому что Бог есть любовь» (I Ин. 4, 7–8).

Вся жизнь св. Апостола, все его наставления – это единая и постоянная проповедь о христианской любви.

Св. Церковь сохранила нам предание о том, что когда св. Иоанн, достигнув глубокой старости, не мог уже ходить и вести пространные беседы, то просил своих близких отнести его в собрание верующих, где продолжал неизменно повторять: «Дети, любите друг друга». Когда же его спрашивали, почему он повторяет одно и тоже и повторяет часто, Апостол отвечал: потому что в этом заключается все, если исполните эту заповедь, то исполните весь закон.

Дорогие отцы, братья и сестры! Любовь – великое дело, великая добродетель. Она движет и управляет духовной жизнью человека. Она неисчерпаемый источник нашего счастья, возможного на земле, и нашего упокоения на небе. Любовь привлекает одно сердце к другому; ее теплота благодатной струей переливается из одной души в другую, зажигает в них св. пламень и соединяет их в неразрывный союз, ибо «любовь долготерпит, милосердствует, ...не завидует, ...не превозносится не гордится, не бесчинствует, не ищет своего, не раздражается, не мыслит зла, не радуется неправде, а сорадуется истине; все покрывает, всему верит, всего надеется, все переносит» (I Кор. 13, 4–7).

С любовью земной мир становиться небом, а человек – ангелом. Где любовь – там спокойствие, радость, счастье. Посмотрите, например? на ту семью, где царит настоящая, христианская любовь. Там все думают и заботятся не о себе, а о других; легко уступают друг другу, хорошо понимают слабости, недостатки других и стараются исправить их в духе мира и кротости. Если такую семью постигнет какое-либо горе, переносится оно без тоски: соединенные христианской любовью найдут силы перенести его – Сам Господь их укрепит. Разве не отрадно слышать о такой семье или не приятно побывать в ней?! А еще лучше самим создавать такие семьи!

Нельзя забывать и самого главного, что именно любовью мы можем уподобиться Богу, ибо Он есть любовь. И сейчас еще раз хочется повторить слова Апостола любви: «Пребывающий в любви, пребывает в Боге, и Бог в нем»; «кто не любит, тот не познал Бога».

Любовь такая духовная сила, которая существует вечно. Наступит время, когда сомкнутся наши глаза, остановится сердце, руки и ноги перестанут двигаться, прекратятся пророчества, умолкнут языки «и знания упразднятся», а любовь будет жить и будет соединять с Богом и друг с другом всех любивших любовью Божией (I Кор. 13, 8).

Что может быть выше, ценнее любви? – Ничто! «Если я говорю языками человеческими и ангельскими, – свидетельствует св. ап. Павел, – а любви не имею, то я – медь звенящая, или кимвал звучащий. Если имею дар пророчества, и знаю все тайны, и имею всякое познание и всю веру, так что могу и горы переставлять, а не имею любви, – то я ничто. И если я раздам все имение мое и отдам тело мое на сожжение, а любви не имею, – нет мне в том никакой пользы» (I Кор 13, 1–3).

Без любви нет подлинного счастья на земле и нет спасения на небе! В сердце злобном, завистливом нет Божьего мира, а без него невозможно увидеть и Царства Божьего – царства мира, правды, любви.

Если любовь имеет для нас такое огромное значение, то как же нам приобрести ее? – Прежде всего – молитвой, неотступной и смиренной. Обычно мы просим Бога о земных благах, о насущном хлебе, забывая, что не одним хлебом «будет жить человек» (Мф. 4, 4). Надо же чаще молиться и о ниспослании нам помощи Божией в стяжании духовных благ, особенно же – св. любви. Просить об этом необходимо и самого Апостола любви – св. Иоанна.

Весьма важно также постоянно, а может быть, и ежедневно читать богодухновенные писания св. Иоанна, дышащие любовью, наполненные учением о любви и призыванием к ней.

Наконец, нужно присоединить к сему свое твердое и неизменное желание и стремление возлюбить «Господа Бога... всем сердцем,... всею душею,.., всем разумением» и возлюбить ближнего «как самого себя» (Мф. 22, 37–39).

Православные христиане! Любите Бога и друг Друга!

Аминь.

2. ЛЮБОВЬ КО ХРИСТУ

Поздравляю вас, дорогие отцы, братья и сестры, с большим праздником в память и славу св. апостола и евангелиста Иоанна Богослова.

Весь великий и святой дух этого Апостола проявился в беззаветной, преданной до самопожертвования любви ко Христу Спасителю. Как только он услышал призвание к апостольскому служению – тотчас оставляет все, чем до сих пор занимался, все земное, мирское и всецело отдается своему Божественному Учителю, неотлучно всюду следует за Ним, внимает и впитывает в себя Его Божественные глаголы. Св. Апостол стал свидетелем важнейших событий в жизни Спасителя: он видел славу Его на горе Фавор во время преображения (Мф. 17,1–8), присутствовал и в Гефсимании во время Его скорбной молитвы о чаше: «Отче Мой! Если возможно, да минует Меня чаша сия; впрочем не как Я хочу, но как Ты» (Мф. 26, 37, 39). Во время Вечери, когда Господь установил таинство св. Евхаристии – Причащения, ап. Иоанн «возлежал у груди Иисуса» и спросил Его об имени предателя: «Господи! Кто это? Иисус отвечал: тот, кому Я, обмакнув кусок хлеба, подам. И, обмакнув, подал Иуде Искариоту». (Ин. 13, 23, 25–26). Любовь ко Христу ап. Иоанна не отпала и тогда, когда всеоблагодетельствованные Спасителем, исцеленные от болезней, насыщенные в пустыне, друзья, избранники Господа в страхе оставили Его и разбежались или с клятвой отреклись от Него: «Не знаю Человека Сего» (Мр. 14, 71). Один ап. Иоанн безбоязненно следует за своим Божественным Наставником, приходит на Голгофу, душевно сострадает Ему и молится с Ним Небесному Отцу. "Я, – говорит один их русских архипастырей прошлого столетия, – когда представляю себе Иоанна, то представляю стоящим у креста. Не может быть положения единственнее и святее! Если Иоанн совершал чудеса, изгонял бесов, воскрешал мертвых, то в сем нет еще для него особенного отличия: тогда было время чудес; все почти верующие или совершали чудеса, или видели их свершенными над собою. Подобным образом, если Иоанн проповедовал Евангелие, обращал ко Христу грады и веси, посрамлял идолов и их служителей, то над сим самым трудились и прочие Апостолы; и один из них, по собственному, неложному отзыву его, «потрудился паче всех» (I Кор. 15,10). Самую честь быть писателем Евангелия (хотя Иоанново превосходит глубиною и́высотою прочие) сын громов разделяет с другими тремя евангелистами, из коих два не принадлежали и к числу двенадесяти. Но на Голгофе Иоанн один и единственен; тут выше его, то есть ближе ко кресту одна Матерь Иисусова и его!» Именно здесь он удостоился принять от умирающего на кресте Господа последнее Его завещание: быть сыном для Божией Матери. «И с этого времени ученик сей взял Ее к себе» (Ин. 19, 27). Любовь ап. Иоанна помогла ему быстрее других избранников поверить воскресению Спасителя, а затем и узнать Его при появлении на Тивериадском море. «Это Господь», – уверенно говорит он ап. Петру, увидев Воскресшего (Ин. 21, 7). Не ослабела любовь Апостола ко Христу и после вознесения Господа. Вся последующая жизнь его есть не что иное, как непрерывный ряд подвигов во имя этой любви, во славу Христову и ко благостоянию св. Божией Церкви.

Этой силой любви ко Христу проникнуты, дышат и все священные писания св. Апостола, написанные им в напоминание и руководство верующим. В своем св. Евангелии ап. Иоанн раскрывает те моменты служения Божественного Наставника, которые более всего возбуждают любовь к Нему: – Э,то – свидетельство Апостола о дружеском участии Учителя в недостатке вина у хозяина на браке в Кане Галилейской – Это – Его беседа с самарянкой у колодца Иакова, в которой Он постепенно с небесной кротостью возводит ее ум к духовному, к пониманию той "воды" которая течет «в жизнь вечную» (Ин. 4, 14). «Господи! Вижу, что Ты пророк», – воскликнула жена, пораженная Его неземной мудростью (Ин. 4, 19). – Это – рассказ Апостола о неосуждении грешницы, великой грешницы, но кающейся. «Кто из вас без греха, – обратился Господь к ее обвинителям, требовавшим смертной казни, – первый брось на нее камень». И что же, книжники и фарисеи, «услышавши то и будучи обличаемы совестью, стали уходить один за другим» (Ин. 8, 9). – Это – свидетельство св. Иоанна о слезах Господа при виде печали Марии о кончине брата ее Лазаря. – Это и описание событий Тайной Вечери – смиренное омовение ног учеников. А кто из нас не слышал изложенной ап. Иоанном прощальной беседы Спасителя со Своими друзьями?! Если кто стал ее забывать, пусть возьмет св. Евангелие от Иоанна и прочтет с 13 по 17 главы, – верим, он снова увидит и почувствует сердце Спасителя, полное любви к Своим последователям. Так все вверенные св. Иоанну тайны сей Апостол обращал во славу своего Учителя, распространяя и утверждая ее среди верующих.

Близки ли нам, дорогие православные христиане, эти св. тайны? Есть ли и у нас такая или подобная любовь ко Христу? Мы нередко жалуемся, что Господь не исполняет наши прошения, забыл, оставил нас. Но всегда, когда приходят такие мысли, нужно прежде всего себя спросить: а сами мы помним Его, любим Его всем сердцем, всей душой, всем разумением? Доказываем эту любовь на деле: в подвиге добрых дел, в молитве, в частом посещении храма?... Да будет же и для нас, как и для св. апостола и евангелиста Иоанна Богослова, любовь ко Христу нашим дыханием, жизнью нашего сердца, души, главной основой наших устремлений и чаяний.

Аминь.

3. БОГОСЛОВИЕ ЛЮБВИ

Святая Православная Церковь сегодня молитвенно творит память святого евангелиста Иоанна, которому она усвоила наименование Апостола любви и Богослова. Это сочетание двух определений св. Церковь соединила с именем ап. Иоанна потому, что его учение есть по преимуществу богословие любви. Уроки любви и уроки богословия выступают у св. Евангелиста как одно целое. Его наставления – это дальнейшее раскрытие, с воплощением в жизнь, заповеди Христа Спасителя о том, что на любви к Богу и ближнему «утверждается весь закон и пророки» (Мф. 22, 40).

Та глубина и высота боговедения, которые усматриваются в свящ. писаниях св. Апостола, находят себе основание и объяснение в его самоотверженной, безграничной любви к Богу и посланному Им Господу нашему Иисусу Христу. Любовь сделала его истинным, великим богословом, или, по слову св. Церкви, зрителем «неизреченых откровений» и сказателем «вышних Божиих тайн». Это он раскрыл нам в возможной мере тайну о Божественном Лице нашего Спасителя, Боге-Слове, о Его вечном бытии в Троическом Единстве, о Его творческой – всемогущей силе. «В начале было слово, – свидетельствует св. Иоанн, – и Слово было у Бога, и Слово было Бог... Все чрез Него начало быть, и без Него ничто не начало быть, что начало быть» (Ин. 1, 1, 3). Из его благовестил узнаем о любви Бога Отца, открывшейся в посланничестве в мир Единородного Сына ради нас и нашего ради спасения, – «чтобы мы получили жизнь через Него» (I Ин. 4, 9; Ин. 3, 16). Св. Иоанн возвестил и о необходимости для усвоения спасительных плодов служения Господа нашего Иисуса Христа вкушать под видом хлеба и вина Его Плоть и Кровь. «Истинно, истинно говорю вам, – передает св. Апостол слова Божественного Учителя, – если не будете есть Плоти Сына Человеческого и пить Крови Его, то не будете иметь в себе жизни. Идущий .Мою Плоть и пиющий Мою Кровь имеет жизнь вечную, и Я воскрешу его в последний день; ибо плоть Моя истинно есть пища, и Кровь Моя истинно есть питие» (Ин. 6, 53–55).

Так с высоты любви открылась св. Иоанну и другая высота – высота духовного тайнозрения, богословия. Этих тайн св. Иоанн не смог бы возвестить, если бы не ведал сердца Божественного Наставника, а узнать его он мог лишь приблизившись к Спасителю огнем, пламенем любви. Любовь привела св. Апостола на перси Господа и открыла ему тайны Божественной жизни и тайны домостроительства нашего спасения, сделала его богословом. «Яко полн сый любве, полн бысть и богословия».

То же духовное устроение должен иметь всякий истинный богослов. Воспитывать себя в любви обязан, естественно, и тот, кто стремится стать богословом, кто еще не покинул духовной школы. Богопозна-ние там, где любовь. «Знает Бога» тот, – говорит св. Иоанн Богослов, – кто любит Его (I Ин. 4, 7). Тайну боговедения открывает любовь. Лицезрения Божия можно достигнуть лишь постоянным и неослабным подвигом совершенства, путем освобождения сердца от всего греховного, страстного и заполнения его святым, добрым, чистым. «Блаженны чистые сердцем, ибо они Бога узрят», – учит Сам Господь (Мф. 5, 8). И это потому, что Бог есть высочайшая Чистота, Любовь (I Ин. 4, 16). Как же можно познать высочайшую Любовь, не имея любви?! Как же можно уразуметь жертвенную любовь за нас Сына Божия или стать общником благодати Духа Святого, исходящего из Божественной Любви, не зная любви?! Только св. любовь роднит человека с миром горним. «Пребывающий в любви пребывает в Боге, и Бог в нем», – учит Апостол любви (I Ин 4, 16).

Конечно, можно усвоить евангельские истины только разумом, без приложения их к жизни, к нашим обязанностям, без нравственного совершенствования. В таком случае истины эти останутся непонятыми до конца и бесплодными.

Весьма характерно в этом плане рассуждение одного из архипастырей нашей Святой Церкви. «Если нет у нас исполнения заповедей Божиих, – говорит он, – то не имеем права сказать, что мы имеем познание о Боге... Познание без приложения к жизни есть не что иное, как пустой цвет на деревьях. Цвет этот, когда подуют ветры, спадет и дерево останется бесплодным. И тот, кто познание свое не выражает в жизни и добрых делах, тот показывает не настоящее познание, а только призрак его. Призрак этот часто, издали, обманывает нас, обольщая наши глаза, но когда подойдешь ближе к нему и рассмотришь его, он останется одним пустым призраком, без жизни и значения... Посмотришь, иной на словах знает и Священное Писание, и вообще истины христианской веры, а когда вникнешь в дела его, в его поведение, тогда уверишься, что он и не начинал, как должно, познавать Бога. От этого при первых неблагоприятных обстоятельствах он готов бывает, если не на словах, то на деле, отречься от веры в Божественный Промысел; при первых обольщениях готов отказаться от всего священного, – от того, что было им познано и чем он когда-то ' дорожил и хвалился. Да сохранит нас Господь Бог, – заключает архипастырь, – от подобного бесплодного познания, похожего на безверие!»

Без любви всякое изучение богословия будет сухим, холодным, рассудочным, скорее уводящим человека от Бога, чем приводящим к Нему. Вот поэтому-то св. Иоанн всю жизнь не просто учил, а из глубины души взывал: «Дети, любите друг друга!»

Мое слово к вам, дорогие наши воспитанники! Вы призваны стать соработниками у Бога (I Кор. 3, 9), идти по стопам св. Апостолов. Вы будете воспитывать вверенную вам Церковью паству в вере и благочестии, руководить ею, да знает она истинного Бога и пребудет в истинном Сыне Его Господе нашем Иисусе Христе (I Ин. 5, 20). Чтобы должным образом подготовить вас к этому важному служению вам преподаются разные богословские науки, рекомендуется немало и различных книг, пособий. Но все эти средства не приведут к желаемой цели, если вы не будете жить по тем истинам, которые усваиваете, если не будете согревать сердца своего деятельной любовью. Посмотрите внимательно на наши правила внутреннего распорядка и вы увидите, что все они направлены к одному – воспитать вас в добре, в любви к Богу, людям, к св. Церкви, к отечеству, чтобы образовать не только ваш ум, но и сердце. Разумеется, что эти правила не стесняют вашей свободы – они обуздывают только греховное своеволие.

Образовывайте же свой ум, дорогие наши учащиеся, и согревайте свое сердце любовью, чтобы потом нести миру свет боговедения и благочестия. Примером да будет вам св. евангелист Иоанн. Ему и будем прилежно молиться, чтобы он ниспослал нам духа премудрости, разума, ведения и духа страха Божия, благочестия (Ис. 11, 2–3), чтобы ум наш просветил светом небесной мудрости, а сердце наше согрел любовью.

Помогай нам святой евангелист Иоанн, Апостол любви и богослов, в наших занятиях, трудах и устрояй все совершаемое нами ко благу и вечному спасению!

Аминь.

IV. В ДНИ СВЯТИТЕЛЯ НИКОЛАЯ, АРХИЕПИСКОПА МИР ЛИКИЙСКИХ

1. ПРАВИЛО ВЕРЫ

Глубоко почитает и прославляет святителя Николая православный народ. Во всех Поместных Православных Церквах немало имеется храмов во имя его. И не только православные величают его и притекают к нему как к своему упованию «по Бозе и Богородице», но и инославные и даже иноверные. Чем же вызвал такое всеобщее преклонение святитель Николай?

За свою земную жизнь Святитель совершил такое множество св. дел во славу Божию и на благо ближних, что заняло бы немало времени, чтобы их только перечислить, но среди них есть одно, которое может быть отнесено и к числу добродетелей и к тому, что служило основанием их совершения, что двигало Святителя на подвиг – это его сильная вера, его ревность по правой вере. Св. Церковь, отмечая это великое, благодатное свойство духовного устроения Святителя, именует его «правилом веры». Это значит, что Церковь признает его веру настолько совершенной, что объявляет ее образцом для подражания своим чадам. Святитель Николай вступил на кафедру Мир Ликийских в период самых страшных преследований Церкви Христовой – во времена правления императора Диоклетиана. Острие злобы гонителей было направлено, главным образом, против священнослужителей – гонители хотели, прежде всего, погубить пастырей, обезглавить церковные общины, чтобы потом легче было уничтожить и всю Церковь. Избрание в то время на кафедру было почти равносильно избранию в мученики. И действительно, вскоре святитель Николай был схвачен старейшинами города и брошен в темницу, где мужественно претерпел за Христа все ужасы страданий, кроме смерти. Промысл Божий сохранил ему жизнь для предстоящих великих церковных дел. После восшествия на императорский престол св. Константина Великого святитель Николай был возвращен к своей родной пастве. Но мир Церкви скоро был нарушен появлением арианской ереси, искажавшей христианское учение о Сыне Божием. Для рассмотрения и осуждения этой ереси был созван в г. Никее в 325 г. Первый Вселенский Собор. Предание свидетельствует, что в числе отцов Собора был и Мир Ликийских Чудотворец. И здесь Святитель явил все величие своей правой веры. Ни узы страшной темницы не ослабили этой веры, ни- внешнее благополучие Церкви при ев Константине не убавили ревности Светильника Церкви. При всей кротости своего устроения, при всем снисхождении к пониманию слабостей человека, на Соборе Святитель явил всю свою твердость и непреклонность в исповедании и защите правой веры. Сильным и грозным архипастырским словом он обличил нечестие Ария и этим содействовал его ослаблению и исчезновению.

Вот эта правая вера, эта ревность по ней и явилась одной из причин всеобщего почитания святителя Николая.

Вспоминая веру Святителя, невольно сравниваешь с ним свое духовное устроение и спрашиваешь: имеешь ли и ты что-то подобное? Ведь для спасения недостаточно только сказать: я верую, или: я верующий человек. Св. ап. Иаков говорит, что «бесы веруют» и, более того, "трепещут" (Иак. 2, 19), но всем известно, что их вера не спасает. Спасает та вера, какую имел Святитель – правая, православная, согласная со ев Евангелием, с учением Церкви, утвержденным св. отцами на Вселенских и Поместных Соборах. Истина именно в Церкви. «Не должно искать у других истины, – учит отец Церкви 2-го в. св. Ириней Лионский, – которую легко получить от Церкви, ибо Апостолы, как богач в сокровищницу, вполне положили в нее все, что относится к истине, так что всякий желающий берет из нее питие жизни. Она, именно, есть дверь жизни».»2

Вера Святителя Христова была твердой и непоколебимой. Он перенес много страданий от языческих правителей, пережил и соблазны увлечения неверием Ария и не изменил вере, остался непоколебим до конца. Он готов был лишиться не только всех земных благ, но и самой жизни, но не изменить св. вере. – И ты, православный христианин, твердо сохраняй свою веру, пронеси ее через все соблазны и искушения, соблюди ее до конца дней, и она будет спасительной. Вера наша – не плод человеческих измышлений, не на земле изобретена, а воспринята с явлением воплотившегося для нас и ради нас Самого Господа. Миллионы людей ею жили и спаслись, живут и будут спасаться. Тот, кто имеет ее, обладает всеми духовными радостями.

Вера Святителя Николая была неразрывна с делами, со св. жизнью. – Без дел вера мертва, – учит слово Божие (Иак. 2, 20). Недостаточно только слушать учение Спасителя или восторгаться им. Нужно впитать его в себя, сделать своим, и везде и всюду поступать по нему, жить по нему. «Если это знаете, блаженны вы, когда исполняете» (Ин. 13, 17). «Раб же тот, который знал волю господина своего, ...и не делал по воле его, бит будет много» (Лк. 12, 47), – вот как говорит Сам Господь наш.

Чтобы нам сейчас судить о том, в правой ли мы вере, взглянем на себя.

Если смотреть на внешние наши дела, то можно сказать, что мы истинно православные христиане: часто посещаем храм Божий, ставим перед св. иконами свечи, истово крестимся, благоговейно кладем поклоны, постимся, никого не обокрали, не убили и не оклеветали. Но боремся ли мы с нашими прихотями? Обуздываем ли свои пороки и страсти? Имеем ли мы кротость, воздержание, скромность, чистоту, честность? Видим ли мы в своем ближнем брата? – Пусть совесть каждого сама ответит!

Правило веры, священноначальниче Николае, моли Христа Бога о возрастании и укреплении нас в правой вере, дабы спастись душам нашим.

Аминь.

2. ОБРАЗ ДОБРОДЕТЕЛЕЙ

Когда вспоминают жизнь или подвиги того или иного святого, то говорят о целом круге христианских добродетелей. И это потому, что святые были такими людьми, которые во время своей земной жизни стремились осуществить не отдельную какую-либо заповедь, а весь Божий Закон. Их житие – это уроки благочестия, образы добродетелей. Таким образом добродетелей является и святитель Мир Ликийских Николай Чудотворец.

Родился Святитель во второй половине III столетия. С первых лет своей жизни он проявил усердие к молитве и любовь к храму Божию. В зрелом возрасте он с духовным трепетом принял сан священника и стал незаменимым помощником своего деда – Патарского епископа. Уже тогда он обнаружил истинно пастырское, отеческое участие в горестях и радостях своей паствы. Немного позднее св. Николай поехал в Святую Землю – в места священных воспоминаний – и хотел было остаться там в монастыре на всю жизнь, но голос Божий призвал его на служение святительское. Возведенный на кафедру Мир Ликийских Святитель явил для верных образ «в слове, в житии, в любви, в духе, в вере, в чистоте» (I Тим 4, 12). На некоторых иконах он изображается держащим в левой руке св. Евангелие, раскрытое на том месте, где изложены заповеди Блаженства. Это, конечно, есть постоянное напоминание нам, как нужно жить христианину, а, вместе с тем, это есть и свидетельство того, каким путем шел на небо и сам Святитель.

Святитель Николай был кроток и незлобив в отношениях ко всем людям, даже к упорным врагам церковной истины. Если же он на Первом Вселенском Соборе потребовал низложения Ария и его сообщников, то это было вызвано церковной необходимостью. Враг веры в Божество Христа Спасителя не мог оставаться служителем Его Церкви. Возле Святителя не было взрывов гнева и злобы, не слышались вопли и не лились слезы несчастных жертв человеческого коварства, мстительности, лжи, клеветы. Кротость и незлобие Святителя побеждали человеческие пороки и являли на ветхой земле как бы некий образ рая Божия.

Отличительным свойством Святители было воздержание, которым он явил себя миру, по слову Церкви, учителем – «воздержания учителя». От юности он победил в себе все плотские вожделения, распял ветхого греховного человека, покорил плоть свою духу и уготовил себя в храм для Вселения Пресвятой Троицы.

Если воздержанием великий Иерарх укротил чувственность и очистил душу, то смирением он приобрел духовные дары и сохранил их, составил твердое основание всякой добродетели и наилучшее украшение совершенства. Под смирением он скрывал множество своих добродетелей и величие чудес. Но всевидящий и всеправедный Господь превознес его на высоту славы и блаженства, низвел на него обильную благодать. «Сего ради стяжал еси смирением высокая», – поет св. Церковь.

А сколько отер слез, отвратил бед святитель Николай своей щедрой милостью, помощью?! Милосердие к несчастным, утешение страждущих, защита гонимых неразрывно соединены с его именем, именем архипастыря отца, взявшего на свои рамена всю тяжесть горя людей. И все явленные им миру чудеса есть чудеса милосердия. За это его и почитают люди более, чем других угодников Божиих. Много потрудились для блага общества такие великие святители, как святые Иоанн Златоуст, Василий Великий, Григорий Богослов, Афанасий Великий или наши русские святые Димитрий Ростовский, Тихон Задонский, Филарет Московский. – Все они превзошли святителя Николая своим словом, богопросвещенным учением, богословскими творениями, но когда описатели житий говорят о деле милосердия, то прежде всех называют святителя и чудотворца Николая.

«В сей благословенный день, – вспоминаются сейчас слова митрополита Московского Платона, сказанные им еще в 1775 г. в праздник святителя Николая, – из бесчисленного собора праведных, на небеси с Богом царствующих, представляется нам изряднейший в пастырях и вернейший тайн Божиих служитель, святитель Божий Николай. В нем, яко сосуде избранном, человек всякого состояния найдет приличную себе добродетель. Пастырь ли кто и властелин? – Он был пастырь добрый и ревностный, готовый всегда положить душу свою за овцы своя. Добрым ли кто хощет быть отцом? В сем узрит попечителя о сиротах и о призрении неимущих и бедствующих в чистоте дев. Добрым ли кто хощет быть гражданином? – Он был помощником многим, утешитель в бедах: отирал слезы родителям возвращением их детей из плена, из потопления и от различных злоключений. Добрым ли кто чтится быть христианином? – В нем узрит пламень чистейшей любви к Богу нелицемерного благочестия. Одним словом, он был зерцало, в котором Бог открыл разновидные добродетели, яко различные врачевства угодные к уврачеванию каждого».

Святитель Николай теперь в мире горнем, в вечной славе. Но на земле он был человеком, подобным нам. И если мы хотим быть там, где он есть, то должны на земле поступать так, как он поступал. Он был образом кротости – и мы должны стяжать кротость. Он был учителем воздержания – и мы обязаны подражать ему. Он достиг высоты смирения, был милосерд – и мы должны учиться сему. Для достижения подобного духовного устроения мы имеем все средства, какими пользовался и святитель Николай.

Святителю отче Николае, помогай нам тебе подражать, яко великому таиннику Божия благодати!

Аминь.

3. ПАМЯТЬ ПРАВЕДНОГО С ПОХВАЛАМИ

«Память праведника пребудет благословенна», – так еще в Ветхом Завете восхвалял и пророчески свидетельствовал премудрый Соломон (Притч. 10, 7). Это вечное пророчество вечно и исполняется. Во всей силе оно исполнилось на скромном Архипастыре Мир Ли-кийских – небольшого и малозаметного городка. Святителя Николая почитают и благоговеют перед его памятью не только почти все христиане, но и те, которые не знают истинного Бога и Его святых. И как почитают? – Не одним установлением в его славу специальных дней, но какой-то родственной любовью, необыкновенной привязанностью как к самому дорогому человеку, как верному и преданному другу. Любящая его паства не ограничена ни местом, ни временем, ни народом. Он архиерей архиереев – Вселенский архипастырь. Св. Церковь назвала его «светильником всемирным», приравняла его к Апостолам и пророкам – «Апостолов и пророков равностоятелю"" – определила ему дважды в году – в мае и декабре – празднование и еще назначила ему недельный день – четверг. Этого она не сделала ни для одного другого святителя.

Почему же, спрашивается, этот Христов угодник прославляется более своих сослужителей? Где тайна его воздействия, даже на овец не от двора Христова? – Ответ находим в житии Святителя, наполненном добродетелями, проникнутом побеждающей любовью. «Преславное житие твое всюду предивна тя показа» – свидетельствует св. Церковь.

Не будем сейчас подробно пересказывать житие Святителя – это заняло бы много времени. Обратим внимание лишь на отдельные его моменты.

Родился святитель Николай от благочестивых родителей Феофана и Нонны, был их единственным сыном – плодом их слезных молитв и усердной милостыни. С самого младенчества он полюбил пост. Еще питаясь молоком матери, он отличал среду и пяток и принимал в эти дни молоко только по окончании вечернего богослужения. С отроческих лет он начал изучать Свящ. Писание, неопустительно посещать храм Божий, проводить большую часть времени в молитва» и богомыслии. Достигнув совершеннолетия, он раздал неимущим все свое состояние, доставшееся ему по наследству. А когда волей Божией он был посвящен в сан пресвитера, затем епископа, когда круг его деятельности и возможности расширился, Святитель всего себя отдал на служение Богу в людях. Друг несчастных, отец сирот, утешитель страждущих – вот чем характеризуется его служение.

Славных примеров в его жизни немало. Вот один из них.

Некий человек разорился и пришел в крайнюю бедность. Постигшее его горе особенно удручало потому, что у него было три дочери, еще не устроенные. Святитель Николай, узнав об этом, тайным образом ночью бросил через окно в дом несчастного узелок с золотом и этим помог отцу выдать замуж старшую дочь. Также поступил Святитель и во второй раз. А когда он бросил и третий узелок, то отец семейства, желавший узнать своего благодетеля и потому несколько ночей стороживший его, выбежал из дома, пал к ногам святителя Николая и со слезами спросил, как и чем можно отблагодарить его. Святитель поднял теперь уже счастливого отца и сказал: молчание и доброе употребление моего дара – вот лучшая для меня благодарность. – «Радуйся, милости превеликих сокровище... Радуйся, скорбящих приятное попечение. Радуйся, триех дев непорочный невестителю», – так св. Церковь восхваляет милосердие Святителя.

Когда же нужно было избавить невинных от наказания или защитить угнетенных, Святитель Христов являлся смелым и грозным обличителем жестокости судей. Так однажды, во время отсутствия сего св. Мужа, в Мирах были осуждены на смертную казнь трое невиновных. Узнав об этом, он немедленно вернулся, пришел на место казни л, презирая всякую опасность, вырвал из рук палача меч, занесенный над головами осужденных. Решительный поступок Святителя поразил судей – и они отпустили несчастных.

Кончина святителя Николая не положила предела его любви к людям. Любовь не умирает – она вечна. За пределами гроба – в Царстве Любви – она еще более обширна и глубока. Поэтому-то святитель Николай, стоя у Престола милосердия Божия, совершил бесчисленное множество чудес – «неисчерпаемое чудес море».™ Открывайте описание его жития – и читайте! Загляните и в свою жизнь – и там вы увидите участие Христова Святителя.

Святитель Николай, – свидетельствует наш русский святой – и тоже святитель – Димитрий Ростовский, – «призирает на нас свыше с места своего, которое занимает между великими иерархами, предстоящими Престолу Божию. И не только призирает, но и невидимо посещает нас, с любовью совершающих святую память его. Он видит нашу веру и усердие, приемлет похвалы, нами ему приносимые, возносит наши молитвы к Богу, ходатайствует, представительствуя за нас перед Христом; избавляет нас своими теплыми к Богу молитвами от всяких бед и зол, от врагов видимых и невидимых, и испрашивает у Господа все благое и полезное нам, временное и вечное. И посему он наш добрый пастырь, помощник, заступник и покровитель по Христе, Господе нашем».

Вот почему святитель Николай прославляется более других угодников Божиих. Вот почему св. Церковь и свидетельствует в день его памяти: «Кий град, блаженне, не имеет тебе помощника? Кая ли душа не призывает твоего имене? Или коего места не присещаещи духом, твоими чудесы удивляя вся, Николае?

Весь мир прославляет друга Божия Николая Чудотворца, но особенно усердно чествует его православный русский народ. И это потому, что святитель Николай проявил к нему особую милость. Посмотрите, какое множество его святых чудотворных икон украшают наши св. обители и храмы! А это лучшие свидетели его благословений. И если мы желаем, чтобы эти милости продолжались, то должны оставаться истинно православными людьми, исполнять святоотеческие уставы, исповедовать правильную веру и жить по вере – по образу жизни святителя Николая.

Святитель спешил всем на помощь, забывая о себе, жертвуя собою. – И мы должны любить других, жертвовать собой для них. В вечной жизни мы будем жить именно тем, что сделали ныне для ближних. Что ныне употребим на пользу других – в будущей жизни возвратится нам с избытком. Какие семена земледелец сеет, те возрастают и приносят плод, а семена, оставляемые им, погибают. Подобное будет и с нами.

Будем же, дорогие отцы, братья и сестры, молиться святителю и чудотворцу Николаю, чтобы он учащим и учащимся, всем нам, ниспослал истинную любовь, укрепил и утешил нас, был бы нашим ходатаем и покровителем во все дни нашей жизни.

Аминь.


Источник: Идите и научите : сб. проповедей / К. Е. Скурат. - Сергиев Посад : Моск. Духов. Акад., 1998. - 335 с. ISBN 5-88253-020-2

Комментарии для сайта Cackle