митрополит Стефан (Яворский)

Камень веры Православно-Кафолической Восточной Церкви

Догмат о добрых делах, способствующих вечному спасению

Обращение к читателю и некое предисловие к излагаемому

Когда древние Израильтяне шли из Египта в Землю обетованную, в пути им пришлось много потрудиться. Прежде, чем вселиться в пределы, кипящие медом и мо­локом, им было нужно ополчаться на своих врагов, вооружаться, готовиться к битве, подвизаться, одолеть своих врагов и победить многих язычников, Амалика, Валака, Хананея, Аморрея, Хитфея, Ферезея, Гергесея, Иевея, Евисея и других своих врагов. Все это было прообразом нашего нынешнего положения, ибо нам невозможно прийти из Египта мира сего в Землю обетованную Небесную, если прежде не ополчимся на своих невидимых врагов и победим их силой Божией благодати. Для этих подвигов у нас есть непобедимый Вождь, Начальник и Наставник Иисус Христос, Который Своим подви­гом и страданиями стяжал славу небесную и имя более всякого имени. Не так ли надле­жало пострадать Христу и войти в славу Свою (Лк. 24, 26)? И в другом месте говорит­ся: уничижил Себя Самого, приняв образ раба, (...) смирил Себя, быв послушным даже до смерти, и смерти крестной. Посему и Бог превознес Его и дал Ему имя выше всякого имени (Флп. 2, 7–9). За Вождем Христом следует Небесное Воинство, Ангелы Божии, ко­торые получили венец вечного блаженства после того, как вступили в битву со змеем и, победив его, ниспровергли с Небес на землю (Откр. 12, 7). За Ангелами следуют Божии святые, и это тоже Ангелы, во плоти, совершившие доблестные подвиги: иные же заму­чены были (...) другие испытали поругания и побои, а также узы и темницу, были по­ биваемы камнями, перепиливаемы, подвергаемы пытке, умирали от меча, скитались в милотях и козьих кожах, терпя недостатки, скорби, озлобления; те, которых весь мир не был достоин, скитались по пустыням и горам, по пещерам и ущельям земли (Евр. 11, 35–38) Все это они терпели и делали из любви к Богу, ожидая Небесной награды и нетленного венца неувядаемой славы. Нельзя войти иначе в Царство Небесное, кроме тесного и прискорбного пути, тесными и узкими вратами, открывающимися в жизнь вечную, и нельзя обрести вечный покой без трудов, чтобы получить возмездие. Четыр­надцать лет Иаков был слугой ради прекрасной Рахили. Сколько же трудов надо пред­принять не ради тленной красоты, а ради неувядаемой славы Небесной! Если хотите получить венец, непричастный тлению, необходимо подвизаться и победить с помощью Всемогущего.

Послушайте, что говорит Избранный Сосуд: Подвигом добрым я подвизался, течение совершил, веру сохранил; а теперь готовится мне венец правды (2Тим. 4, 7).

Но и Сам Христос говорит: Побеждающему дам сесть со Мною на престоле Моем, как и Я победил и сел с Отцом Моим на престоле Его (Откр. 3, 21). Это общеизвестно, и в Священном Писании ясно, как солнечными лучами, начертано, что мы далее и уви­дим.

Однако противники, как обычно, подобны рыбам, стремящимся плыть против речного течения, и выступают против этого Православного Догмата, говоря, что, напро­тив, для спасения добрые дела не нужны, ибо спасение и жизнь вечная даются по благо­дати, а не за совершенные дела. Причиной спасения является только одна вера в Хрис­та. Добрые дела и соблюдение Божиих заповедей отнюдь не имеют такой цены, чтобы благодаря им кто-либо смог получить жизнь вечную. Сам Христос говорит начальнику синагоги: не бойся, только веруй (Мк. 5, 36). И снова. Он обращается к кровоточивой: дерзай, дщерь! вера твоя спасла тебя (Мф. 9, 22). И снова Он говорит очистившемуся прокаженному: встань, иди; вера твоя спасла тебя (Лк. 17, 19). И снова – грешнице: вера твоя спасла тебя, иди с миром (Лк. 7, 50).

Из этих и других текстов Священного Писания, комментарии к которым будут даны здесь во второй части, противники делают вывод, что спасает только вера, а доб­рые дела не играют в спасении никакой роли. Это еретическое учение открывает врата всякому беззаконию. Но кто посмеет хоть одним пальцем коснуться доброго дела, даже подумать, что добрые дела не имеют значения для спасения! Тот, кто имеет твер­дое мнение о том, что спасает одна только вера, легко может впасть в беззаконие.

Обо всем этом нам предстоит в этом Догмате вступить в спор с противниками, и прежде, чем мы к нему приступим, рассмотрим некоторые исходные положения.

Положение первое

Поскольку Священное Писание очень часто призывает всех к совершению добрых дел и побуждает к доброделанию с помощью Божиих заповедей, унывающих ободряет, а злодеев устрашает вечными муками, наши враги не могут идти против этого рожна, и поэтому они отвергают добрые дела не полностью. Они только учат и говорят, что доб­рые дела не нужны для спасения, ибо спасение и жизнь вечная даются даром, за одну только веру в Христа, в то время как к вере должны прилагаться и дела. Ибо если бы вера была без дел, она была бы мертва, она не была бы истинной, не имея добрых плодов, по­добно тому, как огонь не был бы огнем, если бы не имел силы согревать. Поэтому кроме одной только веры необходимы и добрые дела, чтобы эта вера была истинной, это плод веры, а не причина спасения .

Такова суть учения наших противников.

Положение второе

Жизнь вечная имеет разные названия.

1. Называется даром Божиим. Ибо возмездие за грех – смерть, а дар Божий – жизнь вечная (Рим. 6, 23).

2. Называется милостью Божией и щедротами. Благослови, душа моя, Господа, (...) венчающего тебя милостью и щедротами (Пс. 102, 1–4).

3. Называется наследием или достоянием. Придите, благословенные Отца Моего, наследуйте Царство, уготованное вам от создания мира (Мф. 25, 34).

4. Жизнь вечная называется мздовоздаянием, или наградой, или возмездием, или воздаянием. Радуйтесь и веселитесь, ибо велика награда ваша на небесах (Мф. 5, 12).

Положение третье

Младенцы, умирающие после святого крещения, получают жизнь вечную, как на­следие и достояние, безо всяких добрых дел и трудов.

Но какова причина этого? Причина состоит в том, что каждый сын, рожденный, приемный или усыновленный, получает по наследству отеческие блага. Поэтому мла­денцы, принявшие в святом крещении усыновление и тотчас после крещения умираю­щие, получают жизнь вечную, как сыновнее наследие и достояние, безо всяких добрых дел и собственных трудов.

Положение четвертое

Не только младенцы, но и взрослые в полном разуме, если им придется принять святое крещение, будучи взрослыми, и умереть тотчас после святого крещения, и та­ковые получают жизнь вечную одним только наследием, или достоянием, безо всяких своих дел и заслуг, за одно лишь упование, воспринятое в святом крещении.

Положение пятое

Верующие, достигшие возраста совершенного, служившие Богу в праведности и истине до самой смерти и умирающие в усыновлении Божием, получают жизнь веч­ную двояко: и как наследие, и как награду. Первое они получают по силе усыновления, второе – по силе своих заслуг и добрых дел и знают, что в воздаяние от Господа полу­чите наследие (Кол. 3, 24). Здесь Апостол соединяет и наследие, и воздаяние. Но и Сам Христос таким же образом обрел славу Небесную, и по силе естественного Сыновства, и по силе заслуг: Не так ли надлежало пострадать Христу и войти в славу Свою (Лк. 24, 27)?

Предварительно все это вкратце рассмотрев, приступаем с Божией помощью к самому делу и, как обычно, делим весь Догмат на две части. В первой части положим камень Православной веры, во второй – камень претыкания и соблазна.

Часть I. Камень Православно-­Кафолической Веры

Человеку, имеющему здравый ум, боголюбивому и праведному, доб­рые дела необходимы для спасения, и без них одна вера не приводит к веч­ному спасению.

Так исповедует и благочестиво учит вся Православно-Кафолическая Восточная Церковь. Смотрите Синодальное «Исповедание Православной веры», во второй части, в вопросе 63. И снова, в третьей части, в вопросе 39.

Обратите внимание на эти слова. Во-первых, сказано, что ЧЕЛОВЕ­КУ, ИМЕЮЩЕМУ ЗДРАВЫЙ УМ, ДОБРЫЕ ДЕЛА НЕОБХОДИМЫ ДЛЯ СПАСЕНИЯ. Ибо к младенцам это не относится, и если они умирают тот­час после крещения, то получают жизнь вечную одним лишь усыновлением по благодати, а не по своим добрым делам, как сказано выше в положении третьем.

Во-вторых, сказано, что ЧЕЛОВЕКУ, ПРАВЕДНОМУ И БОГОЛЮБИ­ВОМУ, ДОБРЫЕ ДЕЛА НЕОБХОДИМЫ ДЛЯ СПАСЕНИЯ. Ибо грешный и не кающийся человек – это враг Божий, и если его дела и кажутся добрыми, то они не угодны Богу и не имеют силы спасения. Богу ненавистны как он сам, так и его дела, по слову псалма: возненавидел Ты всех, делающих безза­кония (Пс. 5, 6). И снова: И призрел Господь на Авеля и на дар его, а на Каина и на дар его не призрел (Быт. 4, 4–5).

Глава 1. Твердость камня веры от Священного Писания, где говорится, что добрые дела необходимы для вечного спасения

Терпение нужно вам, чтобы, исполнив волю Божию, получить обещанное (Евр. 10, 36).

Со страхом и трепетом совершайте свое спасение (Флп. 2, 12).

Ибо печаль ради Бога производит неизменное покаяние ко спасению (2Кор. 7, 10).

Если же хочешь войти в жизнь вечную, соблюди заповеди (Мф. 19, 17).

Здесь Христос ясно говорит о том, что жизнь вечная достигается соблюдением заповедей. Но как можно соблюдать заповеди помимо дел? Поэтому ясно, что добрые дела необходимы для вечного спасения.

Придите, благословенные Отца Моего, наследуйте Царство, уготованное вам от создания мира: ибо алкал Я, и вы дали Мне есть жаждал, и вы напоили Меня; был странником, и вы приняли Меня; был наг. И вы одели Меня; был болен, и вы посетили Меня; в темнице был, и вы пришли ко Мне (Мф. 25, 34).

Разве не ясно из этого, что за добрые дела дается Царство Небесное?

Будьте же исполнители слова, а не слышатели только (Иак. 1, 22). И ниже: Но кто вникнет в закон совершенный, закон свободы, и пребудет в нем, тот, будучи не слушателем забывчивым, но исполнителем дела, блажен будет в своем действии (Иак. 1, 25). И снова: Что пользы, братия мои, если кто говорит, что он имеет веру, а дел не имеет? может ли эта вера спасти его (Иак. 2, 14)?

Смотрите, противники, как проясняется наш Догмат. И снова: Ты веруешь, что Бог един: хорошо делаешь; и бесы веруют, и трепещут. Но хочешь ли знать, неоснова­тельный человек, что вера без дел мертва? Не делами ли оправдался Авраам, отец наш, возложив на жертвенник Исаака. Сына своего? Видишь ли, что вера содействовала де­лам его, и делами вера достигла совершенства? И исполнилось слово Писания: «веровал Авраам Богу, и это вменилось ему в праведность, и он наречен другом Божиим». Видите ли, что человек оправдывается делами, а не верою только? Подобно и Раав блудница не делами ли оправдалась, приняв соглядатаев и отпустив их другим путем? Ибо, как тело без духа мертво, так и вера без дел мертва (Иак. 2, 19–26).

Если имею (...) всю веру, так что могу и горы переставлять, а не имею любви, – то я ничто (1Кор. 13, 2).

Жена спасется через чадородие, если пребудет в вере и любви и в святости с це­ломудрием (1Тим. 2, 15). Здесь Апостол ясно говорит, что для спасения необходима не только вера, но и любовь, и святость, и целомудрие, без которых жена не может полу­чить спасения.

Легкое страдание наше производит в безмерном преизбытке вечную славу (2Кор. 4, 17).

Ибо, если живете по плоти, то умрете, а если духом умерщвляете дела плотские, то живы будете (Рим. 8, 13). И снова, там же: Сонаследники же Христу, если только с Ним страдаем, чтобы с ним и прославиться. Ибо думаю, что нынешние временные страдания ничего не стоят в сравнении с тою славою, которая откроется в нас (Рим. 8, 17–18).

Всякое дерево, не приносящее плода доброго, срубают и бросают в огонь (Мф. 7, 19).

Если праведность ваша не превзойдет праведности книжников и фарисеев, то вы не войдете в Царство Небесное (Мф. 5, 20).

Позови работников и дай им плату (Мф. 20, 8).

Видите, что награда не дается без трудов.

Велика ваша награда на небесах (Мф. 5, 12). Жизнь вечная называется наградой, так как ей предшествуют делание, труд и служение.

Что у Бога – сила, и что у Тебя, Господи, милость, ибо ты воздашь каждому по делам его (Пс. 62, 12–13).

Ибо придет Сын Человеческий во славе Отца Своего с Ангелами Своими и тогда воздаст каждому по делам его (Мф. 16, 27).

Каждый получит свою награду по своему труду (1Кор. 3, 8).

Что посеет человек, то и пожнет: сеющий в плоть свою от плоти пожнет тле­ние, а сеющий в дух от духа пожнет жизнь вечную. Делая добро, да не унываем, ибо в свое время пожнем, если не ослабеем (Гал. 6, 7–9).

Добрый и верный раб! В малом ты был верен, над многими тебя поставлю; войди в радость господина твоего (Мф. 25, 21).

Трудящийся достоин награды за труды свои (Лк. 10, 7).

Чтобы вам удостоиться Царствия Божия, для которого и страдаете (2 Фес. 1, 5).

Но, по упорству твоему и нераскаянному сердцу, ты сам себе собираешь гнев на день гнева и откровения праведного суда от Бога, Который воздаст каждому по делам его: тем которые постоянством в добром деле ищут славы, чести и бессмертия, – жизнь вечную, и так далее (Рим. 2, 5–7)

Се, гряду скоро, и возмездие Мое со Мною, чтобы воздать каждому по делам его (Откр. 22, 12).

И снова: Это те, которые пришли от великой скорби; они омыли одежды свои и убелили одежды свои Кровию Агнца. За это они пребывают ныне перед престолом Бога (Откр. 7, 14–15)

Подвигом добрым я подвизался, течение совершил, веру сохранил; а теперь го­товится мне венец правды, который даст мне Господь, праведный Судия (2Тим. 4, 7–8). Здесь обратите внимание на то, что жизнь вечная называется Апостолом венцом прав­ды. Венцом он называет ее потому, что обычно венец дается победителям за подвиги. Поэтому и Павел надеется стать увенчанным за свои за подвиги: Подвигом добрым я подвизался (...) а теперь готовится мне венец. Причем он не просто говорит «венец», а венец правды, то есть, Бог увенчивает венцом правды, так как взирает и на заслуги, или на достоинство добрых дел. Это и означает венец правды. К тому же Апостол добавляет: который даст мне Господь, праведный Судия, то есть поскольку Господь праведный Су­дия, а не только щедрый Податель. Если бы Господь давал венец, будучи только щедрым Подателем, Он бы не смотрел на добрые дела, так как щедрость не нуждается в заслугах и оценке достоинства, она одаривает даром. Но поскольку Апостол говорит: готовится мне венец (...) который даст мне Господь, праведный Судия, ясно, что он в воздаянии смотрит на подвиги и оценивает достоинство добрых дел.

Такова суть и многих других текстов Священного Писания, из которых ясно, что для спасения недостаточно одной веры. Об этом говорится во всех Посланиях святых Апостолов, Петра, Иоанна, Иакова и Иуды. В них особенно ярко выступает убежденность Апостолов в том, что для верующих для спасения добрые дела совершенно необходимы.

Глава 2. Твердость камня веры от свидетельств боговещанных Святых Отцов

Святой Златоуст в Беседе 6 на Второе Послание к Тимофею говорит следующее: «Как птица, хотя бы она не всем телом попала в сеть, но только одною частью, например, ногой, находится во власти поставившего сеть, так и мы находимся во власти диавола, хотя бы уловлены были им не всецело – и по вере, и по жизни, но только по жизни. Не всякий, гово­рящий Мне, – говорит Христос, – «Господи! Господи!», войдет в Царство Небесное (Мф. 7, 21); и еще: не знаю вас; отойдите от Меня, делающие беззаконие (Мф. 7, 23). Видишь ли, что вера не доставляет нам никакой пользы, если нас не знает Владыка? И девам то же сказано: не знаю вас (Мф. 25, 12). Какая же им польза от девства и многих подвигов, если их не знает Владыка? И во многих местах мы находим, что люди, нисколько не осуждаемые за веру, на­казываются только за порочную жизнь; и, напротив, иногда люди, нисколько не осуждаемые за жизнь, погибают за неправое учение потому, что то и другое держится взаимно».

Святой Златоуст также говорит в Беседе 14 на Первое Послание к Тимофею: «Если ты не делаешь того, что делает неверный, то ужели ты не отказался от веры? Итак, не в том состоит вера, чтобы веровать только исповеданием, но нужно еще являть праведные дела».

Также Златоуст в Беседе 8 на Второе Послание к Тимофею, на главу 3, на слова Павла: Имеющие вид благочестия, силы же его отрекшиеся, говорит следующее: «Вера без дел есть только наружный вид без силы. Как тело, красивое и цветущее, но не имею­щее силы, подобно нарисованному изображению, так и правая вера без дел. Представим, что какой-нибудь сребролюбец, предатель, или наглый человек содержит правую веру: что в этом пользы, если он не имеет ничего приличного христианину, если он не делает ничего свойственного благочестию, но превосходит язычников своим нечестием, если он служит заразою для близких к нему и поводом к хуле на Бога, если он позорит учение своими делами? Таковых, – говорит (Апостол), – удаляйся».

Также Златоуст говорит в Беседе 8 на Послание к Римлянам: «Станем и мы про­славлять Бога верой и делами, чтобы и нам получить в награду прославление от Него, как Он и сказал: прославлю прославляющих Меня».

Также Златоуст в Беседе 11 на Послание к Филиппийцам говорит: «Видишь ли, что нужна вера не просто, но вера, соединенная с делами? Тот преимущественно верует, что Христос воскрес, кто смело идет на опасности, кто имеет общение в Его страданиях, так как имеет общение с воскресшим, с живущим».

Также Златоуст говорит в Беседе 11 на Послание к Римлянам: «В самом деле, ска­жи мне, какая польза, если царь облекся в порфиру, имеет при себе оружие, но не управ­ляет ни одним подданным, а доступен всем, желающим оскорбить его и обидеть? Так и для христианина не будет никакой пользы, если он, имея веру и дар крещения, окажется подвержен всем страстям; в таком случае и обида будет больше, и стыд сильнее. Как царь, облеченный в диадему и багряницу, не только такою одеждою не прибавляет к сво­ей чести, но собственным стыдом бесчестит ее, так и верующий, если ведет порочную жизнь, не только не внушит этими никакого к себе почтения, но еще сделается более смешным. Те, которые, не (имея) закона, согрешили, – говорит (Апостол), – вне закона и погибнут; а те, которые под законом согрешили, по закону осудятся (Рим. 2, 12)».

Также Златоуст в Беседе 7 на Послание к Евреям говорит: «Великое и спасительное дело – вера; без неё спастись невозможно. Но она не может доставить (спасения) сама по себе, а нужна и – правая жизнь. Потому Павел и предлагает людям, уже сподобившимся Таинств, такое увещание: Итак постараемся войти в покой оный. Постараемся, – говорит, потому что (одна) вера недостаточна, а нужно присоединить и (добрую) жизнь, нужно иметь великое тщание. Подлинно, нам нужно великое тщание, чтобы взойти на небо. Ведь если не удостоились (обетованной) земли потерпевшие столько бедствий в пустыни, если они не могли получить земли, потому что роптали и предавались блудодеянию, то как можем мы удостоиться небес, живя рассеянно и беспечно? Потому нам необходимо великое тщание».

Также Златоуст в Беседе 12 на Послание к Галатам, на главу 6, говорит на слова Павла: Что посеет человек, то и пожнет: сеющий в плоть свою от плоти пожнет тле­ние, а сеющий в дух от духа пожнет жизнь вечную (Гал. 6, 7), говорит: «Ты посеял милос­тыню, – тебя ожидают Небесные сокровища и вечная слава; посеял целомудрие, – тебя ожидают честь и награда, приветствия Ангелов и венцы от Подвигоположника».

Также святой Златоуст в Беседе 31 на Евангелие от Иоанна, на слова: Дабы всякий верующий в Него (...) имел жизнь вечную (Ин. 3, 16), говорит: «Но неужели, скажешь, достаточно веровать в Сына, чтобы иметь жизнь вечную? Никак. Послушай, как Сам Христос объясняет это, говоря: не всякий, говорящий Мне: «Господи! Господи!», войдет в Царство Небесное (Мф. 7, 21). И одной хулы на Духа достаточно, чтобы быть ввержену в геенну. Хотя бы кто право веровал и в Отца и в Сына и в Духа Святого, но если не живет, как должно, вера не принесет ему никакой пользы ко спасению. Поэтому также, когда Христос говорит: сия же есть жизнь вечная, да знают Тебя, единого истинного Бога (Ин. 17, 3), не подумаем, что этого и довольно для нашего спасения. Необходима еще добрая жизнь и благоповедение». И, сказав в этом месте: «И хотя Иоанн сказал: верующий в Сына имеет жизнь вечную, он затем присовокупляет еще нечто более сильное. Однако и отсюда мы не должны заключать, что довольно одной веры для спасения. Это доказы­вают многочисленные места в Евангелии, где говорится о жизни».

Святой Григорий Назианзин в Слове 14 о святом крещении, в конце, говорит: «В этом основание Догматов – в делании добрых дел, поскольку вера без дел мертва, как и дела без веры».

Также святой Григорий в Слове 28 говорит следующее: «Подобно тому, как дела без веры не достойны похвалы (ибо многие привыкли делать добро из тщеславия или по природным побуждениям), так вера без ущербна». И ниже: «Покажите веру делами, по­кажите плодами плодородие вашей земли, чтобы стало ясно, напрасно ли вы сеяли или у вас что-либо выросло к жатве».

Климент Александрийский в «Строматах», в книге 5, говорит следующее: «Мы спасаемся благодатью, но не вне добрых дел».

Святой Амвросий на слова Павла в Послании к Евреям: Итак постараемся вой­ти в оный покой (Евр. 4, 11), говорит следующее: «Постараемся, – говорит, – ибо одной веры недостаточно, но есть необходимость приложить и жизнь, достойную веры. Ибо желающему наследовать Небо необходимо украшать веру добрыми делами».

Священномученик Киприан, Епископ кафолический, в книге «О простоте на­чальствующих» пишет о тех, кто говорит: «веруй во Христа», но не делает того, что по­велел делать Христос.

Иероним, известный толкователь Священного Писания, на 26 главу Пророка Иса­ии, на слова: город крепкий у нас; спасение дал Он вместо стены и вала (Ис. 26, 1), го­ворит следующее: «Город добрых дел имеет вал – стену веры, так как имеет значение не одна только вера, а подтвержденная добрыми делами».

Этот же учитель на слова из Евангелия: друг! как ты вошел сюда (Мф. 22, 12)? говорит: «Называет другом и изгоняет вон, как бы говоря: “Ты и друг, и недруг, друг по вере, недруг по делам”».

Святой Златоуст и начинает, и заканчивает эту главу. В Слове 4 он говорит о Ла­заре: «Если Бог праведен, Он и тем, и другим воздаст по делам. А если Он воздаст и тем, и другим по делам, то никто не избежит того, чтобы получить за злодеяние наказание, а за добродетели возмездие. Из этого ясно, что придет время, когда каждый получит до­стойное воздаяние».

Глава 3. Твердость камня веры от доказательств, основанных на Священном Писании

Доказательство первое

Когда кто-нибудь обещает кому-нибудь что-то дать, он обещает не просто так, а добавляя: «Если сохранишь ту или иную мою заповедь, или если сделаешь это или то, дам тебе эту или ту награду». Когда в обещании есть условие, каждый, желающий получить обещанную награду, должен обязательно сделать то, о чем говорится в условии. Если же он не сделает этого, то не получит и награды. Например, когда царь обещает воину награду с условием, что если он победит врага, то получит почести победителя, или если захватит го­род в плен, то станет градоначальником, то воин, услышав это обещание царя с предлогом «если», желая получить обещанную почесть или начальственное место, должен всячески победить врага или взять в плен город. Если же он не сделает этого, ясно, что не получит почести победителя или начальственной должности, так как обещание было с условием. Так и Христос, Спаситель наш, Царь царствующих и Господь господствующих, поступает с нами. Он обещал нам Царство Небесное, но обещал же не просто, а с прилогом «если». Послушайте, что Он говорит в Евангелии: если праведность ваша не превзойдет правед­ности книжников и фарисеев, то вы не войдете в Царство Небесное (Мф. 5, 20). И там же Он толкует свои слова о том, что должно изобиловать нашей правде больше, чем правде книжников и фарисеев. Правда книжников и фарисеев в том, чтобы любить своих друзей, не убивать, не прелюбодействовать, не каяться. Наша же правда в том, чтобы любить не только друзей, но и врагов, а не только не убивать их, а также в том, чтобы даже не смот­реть с желанием на чужую жену. И снова: Если же хочешь войти в жизнь вечную, соблюди заповеди (Мф. 19, 17). Разве не ясно, что Христос обещает здесь жизнь вечную, но с добав­лением «если», как бы говоря: «Если соблюдете заповеди, войдете в жизнь вечную». И сно­ва: Если это знаете, блаженны вы, когда исполняете (Ин. 13, 17). И снова: Вы друзья Мои, если исполняете то, что Я заповедую вам (Ин. 15, 14). Снова: Ибо если вы будете прощать людям согрешения их, то и Отец ваш не простит вам согрешений ваших (Мф. 6, 14). Снова: если не обратитесь и не будете, как дети (незлобием, смирением, кротостью, чис­тотой, бескорыстием, бессребренничеством, простодушием, незлобивостью), не войдете в Царство Небесное (Мф. 18, 3). Снова: если не покаетесь, все так же погибнете (Лк. 13, 3). Снова: Так поступай, и будешь жить (Лк. 10, 28), то есть если будешь поступать так, если полюбишь Господа Бога твоего всем сердцем твоим и всей душой твоей и всей крепостью твоей и всем помышлением твоим, и ближнего твоего, как самого себя. Если будешь так поступать, то будешь жив. И всякий, (если) кто оставит домы, или братьев, или сестер, или отца, или матерь, или жену, или детей, или земли, ради имени Моего, получит во сто крат и наследует жизнь вечную (Мф. 19, 29).

Подобные этим обещания жизни вечной с условием «если» есть и в Деяниях Апостолов: если духом умерщвляете дела плотские, то живы будете (Рим. 8, 13).

Снова: если мы с Ним умерли, то с Ним и оживем; если терпим, то с Ним и царс­твовать будем (2Тим. 2, 11–12). Снова: Если вы исполняете закон царский, по Писанию: возлюби ближнего твоего, как себя самого (Иак. 2, 8) Снова: Если исповедуем грехи наши, то Он, будучи верен и праведен, простит нам грехи наши и очистит нас от всякой не­правды (1Ин. 1, 9). Снова: Побеждающему дам сесть со Мною на престоле Моем (Откр. 3, 21), как бы говоря: «Если кто победит, дам ему сесть на Моем престоле». Блажен чело­век, который (если) переносит искушение, потому что, быв испытан, он получит венец жизни, который обещал Господь любящим Его (Иак. 1, 12); благочестие на все полезно, имея обетование жизни настоящей и будущей (1Тим. 4, 8).

Это же мы находим и у Пророков: И беззаконник, если обратится от всех грехов своих, какие делал. И будет соблюдать все уставы Мои и поступать законно и правед­но. Жив будет, не умрет. Все преступления его. Какие делал он, не припомнятся ему: в правде своей, которую будет делать, он жив будет (Иезек. 18, 21–22).

Мы привели много текстов Священного Писания, из которых ясно, что Бог обе­щает жизнь вечную и не просто обещает, а с условием «если». Что же из этого следует? То и следует, что поскольку в случае обещаний с условием каждый хочет получить обе­щанную награду и для этого должен сделать то, что обязывает условие «если». Поэтому и мы, желая получить жизнь вечную, обещанную нам, с условием «если», должны всячески сделать то, к чему нас обязывает это условие. И поскольку в приведенных выше текстах Священного Писания условие «если» обязывает нас делать добрые дела, соблюдать запо­веди, каяться в грехах, то нам, желающим получить Царство Небесное, необходимо все это исполнять и стяжать вдобавок к вере добрые дела, а не уповать на одну только веру.

Подкрепление

Слова Христа с условием: если кто не родится от воды и Духа, не войдет в Царс­тво Небесное. Так человек обязывается креститься, ибо без крещения невозможно полу­чить жизнь вечную. Так и слова Христа с условием: если хочешь войти в жизнь, соблю­ди заповеди, обязывают к соблюдению заповедей, так как невозможно получить жизнь вечную, не соблюдая заповеди. Это происходит посредством делания добрых дел, так как добрые дела весьма необходимы для стяжанию жизни вечной. Все это кратко пред­ставим в следующем виде.

1. Обещание с условием требует исполнения того, что указано в условии, как го­ворилось выше.

2. Но обещание вечной жизни есть обещание с условием добрых дел, и это также мы видели выше.

3. Следовательно, обещание вечной жизни требует исполнения добрых дел.

Доказательство второе

1. Если существуют условия спасения, то желающий спастись должен выполнить их.

2. Добрые дела с верою являются условием спасения.

3. Следовательно, желающие спастись должны делать добрые дела с верой.

Первое высказывание истинно и ясно. Например, если есть условия поддержания

здоровья, то мы всячески стараемся их выполнить и сделать все необходимое. Второе высказывание относится к конкретному содержанию условия. Оно позволяет ответить на вопрос: «Почему?» В результате мы получаем ответ: «Потому» или «Поэтому». Если кто-либо спросит воина, почему он воюет, то он ответит: «Потому, что повелел царь».

Здесь царское повеление является условием воинской службы. Так и в остальном. В частности, так можно объяснить необходимость добрых дел для спасения. На Страш­ном Суде Христос обращается к предстоящим одесную Отца: Придите, благословенные Отца Моего, наследуйте Царство, уготованное вам от создания мира (Мф. 25, 34). Но почему Ты, Праведнейший Судия, зовешь их в Царство Свое? Христос отвечает: «Пото­му, что алкал Я, и вы дали Мне есть; жаждал, и вы напоили Меня; был странником, и вы приняли Меня; был наг, и вы одели Меня (Мф. 25, 35–36)». Это и есть условие вечной жизни, которую получают праведники.

На этом примере ясно видно, что добрые дела, то есть когда алчущему жают есть, жаждущего поят, нагого одевают, являются условием вечной жизни. И как не стыдно противникам, которые говорят, что добрые дела бесполезны для спасения.

Нечто подобное мы находим и в Апокалипсисе: Это те, которые пришли от вели­кой скорби; они омыли одежды свои и убелили одежды свои Кровию Агнца. За это они пребы­вают ныне перед престолом Бога (Откр. 7, 14–15). Здесь содержится ответ на вопрос о том, почему Божии избранники пребывают пред престолом. Ответ заключается в следующем: потому, что омыли одежды свои (...) Кровию Агнца и пришли от великой скорби. Добрые дела невинно страдающих, особенно за Христа, явились условием жизни вечной. Как же можно считать добрые дела бесполезными для спасения, если за них дается жизнь вечная!

Доказательство третье

1. Награда без дел и трудов не бывает и не дается.

2. Жизнь вечная есть награда.

3. Следовательно, жизнь вечная без дел и трудов не дается.

Первое изречение можно объяснить следующим образом. Существуют явления, связанные между собой так, что одно не бывает без другого. Например, отец и сын, гос­подин и раб, дела и награда. Отец, поскольку он отец, не может быть таковым, если у него нет или не было сына. И, наоборот, сын, поскольку он сын, не может быть таковым, если у него нет или не было отца. Таким же образом и господин, поскольку он господин, не может им быть, если у него нет раба. И, наоборот, раб не бывает без господина. Так же следует говорить и о награде. Награда, поскольку является наградой, не может ею быть и называться без дел, без трудов, без заслуг. Если она будет даваться без дел, то будет уже не наградой, а долгом, даром, благодатью или милостыней. Награда же, поскольку является наградой, обязательно предполагает труды и заслуги.

Второе изречение, «жизнь вечная есть награда», ясно на основании Священного Писания. Не бойся, Авраам; Я твой щит; награда твоя (будет) весьма велика (Быт. 15, 1). Но вы укрепитесь, (...) есть возмездие за дела ваши (2Пар. 15, 7). А праведники живут во веки; награда их – в Господе (Прем. 5, 15). Вот, Господь Бог грядет с силою, и мышца Его со властью. Вот. Награда Его с Ним (Ис. 40, 10). Радуйтесь и веселитесь, ибо велика награда ваша на небесах (Мф. 5, 12). За что же эта награда? Христос объясняет это выше: Блаженны вы, когда будут поносить вас и гнать и всячески неправедно зло­словить за Меня (Мф. 5, 11). И тотчас добавляет: Радуйтесь и веселитесь, ибо велика награда ваша. И выше: Блаженны изгнанные за правду, ибо их есть Царство Небесное (Мф. 5, 10). Позови работников и дай им плату (Мф. 20, 8). Что же это за плата? Это пенязь, или динарий, который, по единодушному толкованию святых Отцов, означает жизнь вечную. Обратите внимание на то, что награда вечной жизни дается Подателем всего. Каждый получит свою награду по своему труду (1Кор. 3, 8). И ниже: У кого дело, которое он строил, устоит, тот получит награду (1Кор. 3, 14). Время судить мертвых и дать возмездие рабам твоим, пророкам и святым и боящимся имени Твоего (Откр. 11, 18). Се, гряду скоро, и возмездие Мое со Мною (Откр. 22, 12).

Отсюда видно, что жизнь вечная в Священном Писании называется наградой, поскольку награда дается за труды, дела и заслуги, тогда как благодать дается даром. Из этого явно следует, что труды, заслуги и добрые дела необходимо приносить Богу для спасения.

Подкрепление

Небесная награда не только дается просто за дела, но, более того, по мере дел, то есть, чем они более многочисленны и значительны, тем больше и значительнее воздаяние. Это ясно из Священного Писания: что у Богасила, и что у Тебя, Господи, милость, ибо ты воздашь каждому по делам его (Пс. 61, 12–13). Снова: ибо приидет Сын Человеческий во славе Отца Своего с Ангелами Своими и тогда воздаст каждому по делам его (Мф. 16, 27). Какою мерою мерите, такою и отмерится вам (Лк. 6, 38). По упорству твоему и не­раскаянному сердцу, ты сам себе собираешь гнев на день гнева и откровения праведного суда от Бога, Который воздаст каждому по делам его (Рим. 2, 5). Каждый получит свою награду по своему труду (1Кор. 3, 8). Что посеет человек, то и пожнет (Гал. 6, 7). Се, гряду скоро, и возмездие Мое со Мною, чтобы воздать каждому по делам его (Откр. 22, 12).

На основании приведенных изречений из Священного Писания ясно, что Гос­подь Бог дает Небесную награду по мере дел и обращает внимание на их достоинство, а не только оказывает благость, милость и милосердие. И если это так, то кто дерзнет сказать, что добрые дела бесполезны для спасения, ведь на них смотрит Праведный Воздаятель Бог и отмеривает каждому по его мере.

Доказательство четвертое

1. Каждому, кто хочет иметь жатву, должно прежде посеять.

2. Жизнь вечная есть жатва, а добрые дела – посев.

3. Следовательно, каждый, кто хочет стяжать жатву вечной жизни, должен посе­ять зерна добрых дел. Об этом ясно говорит Апостол Павел: Что посеет человек, то и пожнет: сеющий в плоть свою от плоти пожнет тление, а сеющий в дух от духа пож­нет жизнь вечную. Делая добро, да не унываем, ибо в свое время пожнем, если не ослабеем (Гал. 6, 7–9).

Об этом образно говорится и в псалме: Сеявшие слезы пожнут радость. Уходив­шие в плен плакали и роняли, как семена, слезы свои; а те, кто вернется, придут в ра­дости и пожнут урожай (Пс. 125, 5–6).

Доказательство пятое

1. Лицеприятие противоположно правде, когда судья или какой-либо начальник награждает без заслуг, без трудов, без дел, взирая только на лица.

2. У Бога нет лицеприятия.

3. Следовательно, Бог дает небесные награды, глядя не на лица, а на дела, труды и заслуги.

Первое изречение объясняется следующим образом. Правда в награждении со­стоит в том, что награда дается в зависимости от значительности дел. Если же какой-либо судья награждает не в соответствии с делами и трудами, а за меньшие труды дает большую награду или, напротив, за больший труд меньшую, то такой судья лицеприятен, так как смотрит не на дела, не на труды, не на заслуги, а взирает на лица. Так часто быва­ет, когда начальники сего мира наделяют властью своих родственников или друзей не за их труды, а только по родству или дружбе, пренебрегая другими, имеющими значитель­ные дела, труды и заслуги. Такие начальники лицеприятны и не придерживаются правды в вознаграждении, не учитывая достоинство трудов.

Второе изречение, о том, что у Бога нет лицеприятия, известно из Священного Писания. Ибо нет лицеприятия у Бога (Рим. 2, 11). И снова: Бог не взирает на лице че­ловека (Гал. 2, 6). И снова: И если вы называете Отцом того, Который нелицеприятно судит каждого по делам, то со страхом проводите время странствования вашего (1Пет. 1, 17). И снова: истинно познаю, что Бог нелицеприятен (Откр. 10, 34).

Поскольку Бог не взирает на лица, ясно, что Он выделяет Небесные почести по достоинству дел, давая разные Небесные обители Своим избранным в зависимости от различий в заслугах и трудах.

Подкрепление первое

В Священном Писании говорится, что дела и делатели обладают неким достоинс­твом. Трудящийся достоин награды за труды свои (Лк. 10, 7). Бог испытал их и нашел их достойными Его (Прем. 3, 5). Чтобы вам удостоиться (то есть чтобы стать достойными) Царствия Божия, для которого и страдаете (2Фес. 1, 5). Которые не осквернили одежд своих, и будут ходить со Мною в белых одеждах, ибо они достойны (Откр. 3, 4). Если они получат награду по достоинству, следовательно, не даром, так как дар не зависит от достоинства.

Подкрепление второе

В Священном Писании говорится, что воздаяние за добрые дела праведно. Ибо праведно пред Богом – оскорбляющим вас воздать скорбь, а вам, оскорбляемым, отра­дою вместе с нами, в явление Господа Иисуса (2Фес. 1, 6–7). Подвигом добрым я подвизал­ся, течение совершил, веру сохранил; а теперь готовится мне венец правды, который даст мне Господь (2Тим. 4, 7–8). Ибо не неправеден Бог, чтобы забыл дело ваше и труд любви, которую вы оказали во имя Его (Евр. 6, 10). Не знаете ли, что бегущие на риста­лище бегут все, но один получает награду? Так бегите, чтобы получить (1Кор. 9, 24). Благотворящий бедному дает взаймы Господу (как бы говоря, что кто дает нищему, тот дает взаймы Богу и в свое время получит долг от Бога) (Притч. 19, 17).

Из этих изречений Священного Писания ясно, что воздаяние дается Богом по правде. Правда же состоит в том, чтобы каждому воздавать должное по заслугам и не воздавать не по заслугам, творя обиду и неправду. Этого нельзя и подумать о Господе Боге нашем. Ибо величие правды Господа Бога нашего, и что нет неправды в Нем (Пс. 91, 16). Праведен Господь и правду возлюбил; правоту видят очи Его (Пс. 10, 8). Праведен Господь во всех путях Своих и Свят во всех деяниях Своих (Пс. 144, 17). Праведен ты. Господи, и правы суды Твои (Пс. 118, 137). Поскольку Бог праведен. Он и воздает по прав­де. Следовательно, Он обязательно смотрит на то, чтобы величина награды соответство­вала величине заслуги. Это и означает правду, как сказано выше.

Подкрепление третье

Если кто-либо обещает за труды награду, но не дает ее, таковой обманывает, и в нем ложь, а не истина. Но Бог обещает награду жизни вечной за дела, а не только за веру. Истинно, истинно говорю вам: кто соблюдет слово Мое, тот не увидит смерти вовек (Ин. 8, 51). Блажен человек, который переносит искушение, потому что, быв ис­пытан, он получит венец жизни, который обещал Господь любящим Его (Иак. 1, 12). Обратите внимание на это: любящим Его, а не только верующим в Него. Побеждающему дам вкушать от древа жизни, которое посреди рая Божия (Откр. 2, 7). Побеждающий не потерпит вреда от второй смерти (Откр. 2, 11). Побеждающий облечется в белые одежды; и не изглажу его из книги жизни (Откр. 3, 5). Побеждающему дам сесть со Мною на престоле Моем (Откр. 3, 21).

Из этого видно обещание жизни вечной и неувядаемого венца за делание, за тер­пение, за подвиги и победы, а не за одну только веру. И поскольку, обещая. Бог верен (...) в словах Своих и Свят в деяниях Своих (Пс. 144, 13), и истина Господня пребывает вовеки (Пс. 116, 2), и Он не сделал никакого греха. И не было лести в устах Его (1Пет. 2, 22), то в свое время Он выполнит обещание и за добрые дела воздаст жизнь вечную.

Доказательство шестое

Небесные блага уготованы тем, кто любит Бога, а не только верует в Него. Не ви­дел того глаз, не слышало ухо. и не приходило то на сердце человеку, что приготовил Бог любящим Его (1Кор. 2, 9). Получит венец жизни, который обещал Господь любящим Его (Иак. 1, 12). Если Бог приготовил любящим Его Небесные блага и венец жизни, ясно, что они для тех, кто и творит волю Его ит соблюдает заповеди Его. Любовь к Богу лучше всего выражается соблюдением Его заповедей, как говорит Он Сам: Если любите Меня, соблюдите Мои заповеди (Ин. 14, 15). Кто имеет заповеди Мои и соблюдает их, тот любит Меня (Ин. 14, 21). Кто любит Меня, тот соблюдет слово Мое (Ин. 14, 23). Нелю­бящий Меня не соблюдает слов Моих (Ин. 14, 24). Итак, Небесные блага приготовлены для любящих Бога. Любовь к Богу – это соблюдение Его заповедей. Из этого следует, что Небесные блага воздадутся любящим Бога и исполняющим Его волю соблюдением Его заповедей, и воздадутся за любовь и исполнение, а не только за одну веру, как учат противники.

Доказательство седьмое

Противники считают, что для спасения достаточно одной только веры. Тогда спросим их, какой верой они надеются достичь жизни вечной, живой или мертвой? Если ответят, что мертвой, то как может совершить спасение мертвая вера? Как труп может достичь жизни вечной? Если скажут, что живой, то тогда для спасения вместе с верой необходимы и добрые дела, так как вера оживает благодаря делам, как говорит Апостол Иаков: Ибо, как тело без духа мертво, так и вера без дел мертва (Иак. 2, 26).

Подкрепление

Когда в теле есть душа и оно совершает какие-либо действия, мы их приписываем не одному только телу, а телу вместе с душой, так как тело само по себе, без души, ничего не может. Так, например, мы не говорим: «тело пишет», «тело молится», «тело ходит», а «человек, имеющий душу и тело, пишет, молится, ходит». Следовательно, точно так же, когда вера оживляется добрыми делами и совершает спасение, то дело спасения припи­сывается не одной только вере, но и тому, и другому, то есть и вере, и добрым делам. Как же вы, противники, ищете для спасения веры, а дела отвергаете, и оживляемому припи­сываете большую силу, чем оживляющему!

Доказательство восьмое

Должно отвергать учение, открывающее врата всякому беззаконию, и таковое уче­ние наших противников, считающих, что для спасения достаточно веры. Тленное чело­веческое естество, легко склоняющееся ко злу и с трудом к добру, если твердо уверится в том, что спастись можно одной только верой, к лени добавит лень и не захочет ни одним пальцем притронуться к доброму делу. Более того, тогда будет легко встать на путь погибели, ибо человек, не имея страха, будет порабощен необузданными желания­ми. Напрасным будет предупреждение Христа, Спасителя нашего: если не покаетесь, все так же погибнете (Лк. 13, 3). Напрасным будет и это увещание Христа: Входите тесны­ми вратами, потому что широкие врата и пространен путь, ведущие в погибель (...) тесны врата и узок путь, ведущие в жизнь (Мф. 7, 13–14). Все эти предупреждения и запреты у противников поглощаются единственной верой.

Доказательство девятое

Каждый христианин обязан, под страхом греха, исполнять Закон Божий, иначе Десятисловие, данный на скрижалях Моисея, за исключением субботстствования. От этого обязательства не избавляет христианская свобода, которой похваляются не по ра­зуму противники. Если христианин соблюдет Закон Божий, то, несомненно, спасется, но делая добрые дела, сообразные Закону Божию. Об этом говорит Сам Христос: Если же хочешь войти в жизнь вечную, соблюди заповеди (Мф. 19, 17). Если же кто не исполнит Закон, то не сможет спастись одной только верой, ибо несоблюдение Закона это пре­ступление. Всякое преступление закона есть грех. Как же может спасти человека вера, соединенная с грехом?

ЗДЕСЬ ПРОТИВНИКИ ВОСКЛИКНУТ: Христиане не обязаны соблюдать за­кон. По их словам, этим бременем отягощены лишь Иудеи. Христиане же свободны от этих тягот. Закон Моисея устрашает, Евангелие же утешает. Закон Моисея был дан с громом, а Закон Благодати пришел с Ангельским пением и благовестием. В том рабс­тво, в этом свобода. Иудеи были детьми рабыни, христиане же дети свободной. Об этом говорит и Апостол Павел: Итак стойте в свободе, которую даровал нам Христос, и не подвергайтесь опять игу рабства (Гал. 5, 1). И снова: где дух Господень, там свобода (2Кор. 3, 17).

ОТВЕЧАЕМ: Эта свобода, которую проповедуют противники и везде, до омер­зения, ее включают, есть свобода не по духу, а по плоти. Это свобода не сынов Божиих, а сынов диавольских. Есть свобода хуже всякого рабства. Не такую свободу пропове­дует Апостол Павел, то есть чтобы нам быть свободными от Закона Божия, а свободу поистине христианскую, чтобы быть свободным от рабства диавола и от греха. Это Евангельская свобода, данная нам для того, чтобы мы освободились от тяготы ига Иу­дейского в ветхозаветных чинах и судах, таких как образение, принесение в жертву скота и так далее. Об этом достаточно говорилось в Догмате о постах, в части 2, в главе 5, в претыкании 1. И здесь также во второй части мы покажем, что нравствен­ные заповеди Ветхого Завета, то есть Десятисловие, обязывают и нас, христиан, к их соблюдению.

Доказательство десятое

1. Если истинно учение наших противников, которые говорят, что спасает только вера, а добрые дела бесполезны для спасения и нужны только для украшения веры, то из этого учения следует, что вера может спасти, даже если будет лишена каких-либо добрых дел и будет причастна всякому греху и беззаконию.

2. Но это учение и выводы, которые следуют из него, неуместны, и противоречат Священному Писанию и здравому смыслу.

3. Следовательно, только одна вера не спасает, но к ней необходимы добрые дела, не только для украшения веры, но и для спасения.

Здесь три изречения, каждое из которых рассмотрим, проверяя на истинность.

Первое изречение объясняется так. Противники учат, что дела по сути не нужны для спасения, разве по случаю, так как не обладают силой спасения, а к вере не добавля­ют силы, хотя и не отнимают ее. Спасти может только вера. Если действительно было бы так, как они рассуждают, то вера спасала бы, если бы и не было никаких добрых дел, как, например, огонь, согревает теплом, а если у огня отнять все другие его свойства, которые соединены со способностью согревать, то согревать огонь не перестанет. Или, например, отец называется отцом только по причине рождения у него детей. Если у него отнять все другие свойства, такие как разум, сила, твердость, слава, честь, богат­ство, красота, а добавить невежество, бессилие, бесчестие, убожество, безобразность и так далее, то отец, имея единственный признак – наличие рождения детей – не пе­рестанет быть отцом. По этому примеру и христианин, если в соответствии с учением противников спасается одной только верой, то из этого несомненно последует, что он может спастись одной верой при отнятии у него всех добрых дел, замененных на зло­деяния.

Противники скажут, что вера не бывает единственной. Хотя и спасает одна только вера, но она соединяется с добрыми делами, как дерево со своими плодами. Этот ответ неверен по следующим причинам.

ПЕРВАЯ: Поскольку спасает одна вера, но вместе с добрыми делами, то она спа­сает не одна.

ВТОРАЯ: Добрые дела могут совершаться независимо от веры. Мы ясно видим это из свидетельств Священного Писания.

ПЕРВОЕ: В Евангелии сказано: и из начальников многие уверовали в Него; но (...) не исповедовали (...) ибо возлюбили больше славу человеческую, нежели славу Божию (Ин. 12, 42–43). Обрате внимание, что вера этих начальников не была отдельно от добрых дел.

ВТОРОЕ: Апостол Павел говорит: Если имею (...) всю веру, так что могу и горы переставлять, а не имею любви, – то я ничто (1Кор. 13, 2).

ТРЕТЬЕ: Апостол Иаков говорит: Что пользы, братия мои, если кто говорит, что он имеет веру, а дел не имеет? может ли эта вера спасти его (Иак. 2, 14)?

ЧЕТВЕРТОЕ: Церковное собрание Православных уподобляется гумну, в кото­ром находятся пшеница и солома (Мф. 3, 12), а также неводу, в котором злые и добрые рыбы (Мф. 13, 48), браку, на котором присутствуют имеющие и не имеющие брачную одежду (Мф. 22, 11), десяти девам, среди которых и мудрые, и неразумные (Мф. 25, 1), овцам и козлам (Мф. 25, 32). То есть в Церковном собрании верующих есть добрые и злые, как пшеница и солома в одном гумне, как хорошие и плохие рыбы в одном неводе, и так далее. Поскольку в Церковном собрании все верующие суть, ибо не­верующего церковь не принимает, но среди них есть злые, уподобляющиеся соломе, плохой рыбе, присутствующим на брачном пиру, но без брачной одежды, неразумным девам, козлам, то ясно, что эти наименования они получили из-за своих злых дел. Они верующие, так как присутствуют в Церковном собрании верующих, а по сути своей козлы, поскольку погрязли в злодеяниях. Изо всего этого ясно, что вера может быть без добрых дел.

ПЯТОЕ: Юродивые девы были отвернуты не из-за веры, а из-за скудости масла, то есть дел милосердия. Стоя ошуюю, они будут осуждены не за веру, а за злые дела.

Апостол Петр поразил Ананию и Сапфиру не за скудость веры, а за злое дело (Деян. 5, 3), а также обличил Симона Волхва не за неверие, а за иной грех (Деян. 6, 20). Апостол Павел жестоко наказал Коринфянина не за неверие, а за кровосмешение (1Кор. 5, 5). По этим и другим примерам Священного Писания каждый может видеть, что вера у грешников может быть без добрых дел, более того, может соединяться со злыми делами. Поэтому если спасает человека одна только вера, которая может быть у грешника, со­вершившего злые дела, то такой человек будет спасен из-за веры, но вместе с тем и осуж­ден за злые дела. Видите, насколько безумно и неуместно это учение противников!

ПРОТИВНИКИ ГОВОРЯТ: Вера без добрых дел уже не вера, ибо без добрых дел она мертва, а если мертва, то она уже не вера. Так, если человек мертв, то он уже не че­ловек, а труп.

ОТВЕЧАЕМ: Вера называется мертвой не по примеру мертвого человека, который после смерти уже не человек, но по примеру тела, которое после смерти остается телом, но не живым. Свойство быть живым не относится к сущности веры так, как относится к сущности человека. Но вера, тем не менее, может называться живой – метафоричес­ки, в тех случаях, когда она действенна, подобно тому, как воду называют живой, когда она непрерывно течет, как это и происходит в ручьях и реках. Воду называют мертвой, когда она неподвижна, как в озерах и в болотах. Однако вода и в источника, и в озерах – истинная вода. По этому подобию и вера, лишаясь добрых дел, не перестает быть ве­рой, а только перестает быть живой, и это вызывает у противников серьезные затруд­нения. Вера, отделенная от добрых дел, как показано выше, не перестает быть верой, но становится мертвой. Так и тело, разлучившееся с душой, остается телом, но становится мертвым. Но как может действовать мертвое тело? Как мертвая вера может совершить спасение? Если для оживления мертвой веры необходимо иметь добрые дела, как жизнь веры, то вера, оживляемая добрыми делами, спасает человека. И тогда торжествует по­беду наш Православный Догмат, восклицающий во гласе трубном: добрая вера с добры­ми делами и добрые дела с доброй верой спасают человека.

Все, что здесь сказано, объясняет первое изречение, которое мы привели в начале этого десятого доказательства, то есть этого изречения: «Вера одна может спасти, даже если будет лишена каких-либо добрых дел и будет причастна всякому беззаконию».

Второе изречение, приведенное там, гласит, что так говорить и учить противоре­чит и Священному Писанию, и здравому смыслу. Ибо Апостол ясно говорит: Скорбь и теснота всякой душе человека, делающего злое, во-первых, Иудея, потом и Еллина! На­против, слава и честь и мир всякому, делающему доброе, Иудею, потом и Еллину (Рим. 2, 9–10). И снова: Или не знаете, что неправедные Царства Божия не наследуют? Не обманывайтесь: ни блудники, ни идолослужители, ни прелюбодеи, ни сквернители, ни малакии, ни мужеложники, ни воры, ни лихоимцы, ни пьяницы, ни злоречивые, ни хищ­ники – Царства Божия не наследуют (1Кор. 6, 9–10). И снова: Дела плоти известны; они суть: прелюбодеяние, блуд, нечистота, непотребство, идолослужение, волшебство, вражда, ссоры, зависть, гнев, распри, разногласия, (соблазны), ереси, ненависть, убийс­тва, пьянство, бесчинство и тому подобное Предваряю вас, как и прежде предварял, что поступающие так Царства Божия не наследуют (Гал. 5, 19). И снова: Ибо знайте, что никакой блудник, или нечистый, или любостяжатель, который есть идолослужитель, не имеет наследия в Царстве Христа и Бога (Еф. 5, 5). И снова: А вне – псы и ча­родеи, и любодеи, и убийцы, и идолослужители, и всякий любящий и делающий неправду (Откр. 22, 15).

Из этих свидетельств, которые яснее солнца, мы ясно видим, что вера, лишенная добрых дел и причастная злым делам не может спасти человека. Поэтому для спасения требуются добрые дела так же, как и добрая вера.

Часть II. Камень претыкания и соблазна

Глава 1. Претыкания о камень Священного Писания

Претыкание первое

Вечное блаженство, ожидающее святых, исходит, по Священному Писанию, от милости Божией, а не от человеческих дел. Благослови, душа моя, Господа, (...) венча­ющего тебя милостью и щедротами (Пс. 102, 1–4). Снова: Блаженны милостивые, ибо они помилованы будут (Мф. 5, 7). Снова: суд без милости не оказавшему милости (Иак. 2, 13).

Исправление претыкающимся

ОТВЕЧАЕМ, ВО-ПЕРВЫХ, ВОЗРАЖЕНИЕМ: В других местах Священного Пи­сания вечное блаженство связывается с делами: ибо ты воздашь каждому по делам его (Пс. 61, 13). Снова: ибо приидет Сын Человеческий во славе Отца Своего с Ангелами Своими и тогда воздаст каждому по делам его (Мф. 16, 27). И снова: ты сам себе со­бираешь гнев на день гнева и откровения праведного суда от Бога, Который воздаст каждому по делам его (Рим. 2, 5–6). И снова: Се, гряду скоро, и возмездие Мое со Мною, чтобы воздать каждому по делам его (Откр. 22, 12). А если в псалме возлагается венец милости и говорится: Благослови, душа моя, Господа, (...) венчающего тебя милостью и щедротами (Пс. 102, 1–4), то напротив него мы возлагаем венец правды. Подвигом добрым я подвизался, течение совершил, веру сохранил; а теперь готовится мне венец правды (2Тим. 4, 7–8).

ОТВЕЧАЕМ, ВО-ВТОРЫХ: Священное Писание не может противоречить само себе. Повсюду в Священном Писании говорит один и тот же Святой Дух, приписываю­щий вечное блаженство милости Божией и в то же время человеческим делам. Увенчи­вающий венцом милости в то же время увенчивает венцом правды. Но как они могут сосуществовать? Это вполне возможно, есть и венец милости, и венец правды, если рас­судим здраво. Поскольку мы не можем сделать ничего доброго без Божией милости и благодати, по словам Христа: без меня не можете делать ничего (Ин. 15, 5) и как ветвь не может приносить плода сама собою, если не будет на лозе (Ин. 15, 4), то и сами доб­рые дела у нас по Божией милости. Вечное блаженство, поскольку оно дается за добрые дела, есть венец правды. Поскольку эти же дела происходят от Божией милости и Его благодати, побуждая нас к доброделанию, наставляя и помогая нам, то вечное блаженс­тво, которое дается за дела, совершенные по Божией милости, есть милость Божия и венец милости. И венец милости, и венец правды – это разные стороны одной и той же вечной жизни. Божиим святым дается венец милости, а их делам – венец правды. На­пример, если бы какой-нибудь царь увенчивал воина победным венцом за его подвиги, то эти подвиги набирали силу от царя – обмундирование, содержание, памятник, – все это исходит от царя. Такой венец вполне мог бы называться и венцом милости, и венцом правды, что и можно видеть по здравому рассуждению.

Претыкание второе

Жизнь вечная дается даром, безо всяких наших дел и заслуг. Ибо написано: иди­те, покупайте без серебра и без платы вино и молоко (Ис. 55, 1). И снова: мы повергаем моления наши пред Тобою, уповая не на праведность нашу, но на Твое великое милосер­дие (Дан. 9, 18). А у Господа Бога нашего милосердие и прощение, ибо мы возмутились против него и не слушали гласа Господа Бога нашего, чтобы поступать по законам Его (Дан. 9, 9).

Исправление претыкающимся

Вино и молоко, по толкованию святых Отцов, относятся не к вечной жизни, а к благости Божией в нынешней жизни, которая дается нам даром. Подобным образом го­ворит и Христос: кто жаждет, иди ко Мне и пей (Ин. 7, 37). Здесь Христос ясно говорит о благодати настоящего времени, а не о славе будущей жизни. Если говорить о благодати, то первая действительно дается даром, но, принимая ее, человек совершает нечто полез­ное и умножает благодать, как учит нас притча о талантах (Мф. 25, 15) и о минах (Лк. 19, 13).

А если обратиться к Книге Пророка Даниила, то в ней Пророк просит не Небес­ный венец, а освобождение из Вавилонского плена, что можно видеть из вступительных и заключительных слов.

Претыкание третье

Верующие называются в Священном Писании сынами Божиими, а жизнь вечная – наследием, или достоянием, которое дается сынам безо всяких сыновних трудов. Ты да­руешь мне достояние мое (Пс. 15, 5). И там же: достояние мое желанно мне (Пс. 15, 6). Ведо­мы Господу пути непорочных, и достояние их навеки сохранится (Пс. 36, 18). Дал наследие тем, кто страшится имени Твоего (Пс. 60, 6). Ибо даст Господь возлюбленным Своим сон. Вот оно, наследие Господне (Пс. 126, 2–3). И ныне предаю вас, братия, Богу и слову благода­ти Его, могущему назидать вас более и дать вам наследие со всеми освященными (Деян. 20, 32). ... К наследству нетленному, чистому, неувядаемому, хранящемуся на небесах для вас (1Пет. 1, 4). Снова: вы к тому призваны, чтобы наследовать благословение (1Пет. 3, 9); уверовав в него, запечатлены обетованным Святым Духом, который есть залог на­следства нашего (Еф. 1, 13); какое богатство славного наследия Его для святых (Еф. 1, 18). Снова: никакой блудник, и ему подобные, не имеет наследия в Царстве Христа и Бога (Еф. 5, 5); зная, что в воздаяние от Господа получите наследство (Кол. 3, 24). Не всели они служебные духи, посылаемые на служение для тех, которые имеют наследовать спасение (Евр. 1, 14)? Снова: дабы (...) призванные к вечному наследию получили обетованное (Евр. 9, 15). Блаженны кроткие, ибо они наследуют землю (Мф. 5, 5), то есть землю живых. А тем, кто приняли Его, верующим во имя Его, дал власть быть чадами Божиими (Ин. 1, 12). Сей Самый Дух свидетельствует духу нашему, что мы – дети Божии (Рим. 8, 16). Поскольку вечная жизнь есть наследие, или достояние, а мы – сыны Божии, следовательно, вечная жизнь дается сынам, как наследие и достояние, безо всяких сыновних трудов.

Исправление претыкающимся

ОТВЕЧАЕМ, ВО-ПЕРВЫХ, ВОЗРАЖЕНИЕМ: Вечная жизнь в Священном Писа­нии называется наградой: Радуйтесь и веселитесь, ибо велика награда ваша на небесах (Мф. 5, 12). Позови работников и дай им плату (Мф. 20, 8). Придите, благословенные Отца Моего (Мф. 25, 34), и так далее. Алкал Я, и вы дали Мне (Мф. 25, 35), и так далее. От Бога, Который воздаст каждому по делам Его (Рим. 2, 6). Каждый получит свою на­граду по своему труду (1Кор. 3, 8), и прочее, и прочее. Из этого ясно, что. по Священному Писанию, необходимы дела и труды.

ОТВЕЧАЕМ, ВО-ВТОРЫХ: Вечная жизнь называется наградой, и эта же вечная жизнь называется наследием, или достоянием. Ну что ж, разве здесь есть противоречие? Отнюдь. Оба условия получения вечной жизни полностью соблюдены. И чтобы усвоить это в полной мере, рассмотрим некоторые положения, о которых упомянули в предис­ловии к этому Догмату.

Положение первое

Мы не являемся сынами Божиими по природе. Таков только один Сын Божий, Христос, Бог наш, мы же сыны Божии по благодати, по причастности, или по причас­тию, или по признанию нас сынами, или по усыновлению. Все это означает одно и то же.

Положение второе

Некоторые из нас получают усыновление в младенчестве в святом крещении, дру­гие же в возрасте совершенном при оправдании, когда из грешников становятся правед­никами по Божией благодати, как в Таинстве святого покаяния или в Таинстве святого крещения, если придется креститься в зрелом возрасте.

Положение третье

Если умирают младенцы тотчас после крещения, они получают вечную жизнь по одному только наследству, или достоянию.

Положение четвертое

Взрослые люди в полном рассудке, пребывая в Божием усыновлении и после смер­ти, получают вечную жизнь двояким образом, и как награду, и как наследие. И то, и дру­гое Апостол соединяет, говоря: И все, что делаете, делайте от души, как для Господа, а не для человеков, зная, что в воздаяние от Господа получите наследие (Кол. 3, 23–24). Обратите внимание, что воздаяние (то есть награда) и наследие Апостол объединяет. И снова: наследники Божии, сонаследники же Христу, если только с Ним страдаем, чтобы с Ним и прославиться (Рим. 8, 17).

Запомните как следует, что Апостол с наследием соединяет и страдания, иначе нам не стать сонаследниками Христу, с Которым нам не прославиться, если не захотим пострадать вместе с Ним.

ГОВОРИТЕ, что сынам полагается наследие, или достояние, как сынам, и тогда зачем трудится, чтобы получить то, что дается безо всякого труда?

ОТВЕЧАЕМ: Без трудов вечная жизнь дается младенцам, умирающим тотчас пос­ле крещения, как уже было сказано. По отношению же ко взрослым же Своим сынам, на­ходящимся в полном рассудке, Господь Бог пожелал, чтобы они достигли вечной жизни своими трудами и заслугами. И они получат не только наследие, но и награду, поскольку почетнее иметь нечто по своим трудам и заслугам, чем по одному только дару. Поэтому Господь Бог, чтобы воздать Своим сынам большую честь, благоизволил, чтобы они уго­товили себе вечную жизнь трудами и заслугами.

Основание всему этому Сам Христос, Которого должно славить и превозносить Его имя уже за то, что Он Сын Божий. Однако же Он уничижил Себя Самого, приняв об­раз раба, (...) смирил Себя, быв послушным даже до смерти, и смерти крестной. Посему и Бог превознес Его и дал Ему имя выше всякого имени (Флп. 2, 7–9). И если Христу, Сыну Божию по природе, была дана слава Плоти Его и превознесение имени Его двояким об­разом, то есть как награда и достояние, то тем более предстоит нам, сынам только по благодати и причастности, стяжать вечную жизнь этим двояким образом, то есть как награду и достояние.

ГОВОРИТЕ: Младенцы более блаженны, чем взрослые, так как они получают как дар то, чего другие добиваются многими трудами.

ОТВЕЧАЕМ: Это не так, и взрослые более блаженны по двум причинам. Во-пер­вых, получить наследие своим трудом более почетно. Во-вторых, чем больше и значи­тельнее их труды и заслуги, тем большее наследие они получат. Поэтому между взрос­лыми и младенцами огромная разница. Если младенцам приходится удовольствоваться той частью наследия, которую они получили по милости Божией, то взрослые претенду­ют на большую часть и, имея изобилие многих дел, получат большую награду, как сказал Апостол: Каждый получит свою награду по своему труду (1Кор. 3, 8).

Претыкание четвертое

Апостол говорит: Ибо возмездие за грехсмерть, а дар Божий – жизнь вечная во Христе Иисусе (Рим. 6, 23). Здесь Апостол говорит, что вечная смерть бывает за злые дела. Возмездие за грех – смерть, а жизнь вечная, как он говорит, дается не за добрые дела, а как дар, дар вечной жизни. Если бы Апостол поддерживал этот Догмат, ему надо было бы сказать: возмездие за грех – смерть, возмездие же добрые дела – жизнь вечная. Но он не сказал этого, а сказал, что вечная жизнь – это дар, не предполагающий дел, так как дар дается, не взирая на дела.

Исправление претыкающимся

Апостол говорит истину: Ибо возмездие за грех – смерть, а дар Божий – жизнь вечная (Рим. 6, 23). И он говорит это еще и другими словами: воздаст каждому по де­лам его: тем которые постоянством в добром деле ищут славы, чести и бессмертия, – жизнь вечную (Рим. 2, 65–7). Те, кто сопротивляется истине и повинуются неправде, пребывают в гневе и ярости, и Бог осуждает нечестивых за их злые дела, тогда как пра­ведных увенчивает за добрые дела. Это равносильно высказыванию: «Нечестивые по­лучат в качестве возмездия смерть, а праведники – жизнь вечную». Однако Апостол не сказал, что возмездие за грех – смерть, а возмездие за добрые дела – вечная жизнь, а сказал, что вечная жизнь – это дар. Но почему? Чтобы никто не подумал, что мы сами по себе можем делать добрые дела, тогда как суть наша греховна. Вечная жизнь дается по благодати не как награда за добрые дела и заслуги как таковые, а за добрые дела и заслуги по Божией благодати, а не только наши собственные. Но об этом говорилось в первом претыкании.

Противники НАСТАИВАЮТ: Если вечная жизнь – это награда, то не по благода­ти, а по долгу, так как Апостол говорит: Воздаяние делающему вменяется не по милости, но по долгу (Рим. 4, 4). Но кто дерзнет назвать вечную жизнь долгом, а не Божией благо­датью?

ОТВЕЧАЕМ: В первом претыкании уже говорилось о том, что по здравом рас­суждении жизнь вечная может называться и наградой, и благодатью, и долгом, и даром. Смотрите выше. А если в приведенном изречении Апостол говорит: Воздаяние делаю­щему вменяется не по милости, но по долгу, то он это делает, чтобы опровергнуть тех, кто верит, что добрые дела возможны без Божией благодати, только собственными уси­лиями и по собственной воле, и таким делами возможно стяжать вечную жизнь. Таковых и обличает Апостол, и говорит: Воздаяние делающему вменяется не по милости, но по долг, то есть, если кто-либо делает что-либо собственными усилиями и его дела не име­ют никакого отношения к благодати, таковым награда не милость, а долг. Не будем же так безумны, как проклятые пелагиане, которые учат, что человек может спастись свои­ми собственными силами, без помощи Божией благодати. Мы же вместе со всей Право­славной Кафолической Церковью твердо верим и исповедуем, что без Божией благодати не можем сделать ничего доброго, по не ложному слову Христа: Как ветвь не может приносить плода сама собою, если не будет на лозе: так и вы, если не будете во Мне. Я есмь лоза, а вы ветви; кто пребывает во Мне, и Я в нем, тот приносит много плода; ибо без Меня не можете делать ничего (Ин. 15, 4–6), и Апостол Павел ясно говорит: Но Благодатию Божией есмь то, что есмь; и благодать Его во мне не была тщетна, но я более всех их потрудился: не я, впрочем, а благодать Божия, которая со мною (1Кор. 15, 10). Об этом же говорится в псалме: Господь дарует нам благо, и земля наша принесет плод свой (Пс. 84, 13).

Претыкание пятое

Апостол говорит: нынешние временные страдания ничего не стоят в сравнении с тою славою, которая откроется в нас (Рим. 8, 18). Из этого ясно, что наши дела и веч­ная жизнь не равны и имеют разное достоинство. Если бы вечная жизнь была наградой за наши дела, то была бы необходимость равенства вечной жизни и наших дел, ибо вся­кая награда дается, взирая на заслуги.

Исправление претыкающимся ОТВЕЧАЕМ, ВО-ПЕРВЫХ. ВОЗРАЖЕНИЕМ: Бог испытал их и нашел их до­стойными Его (Прем. 3, 5). Которые не осквернили одежд своих, и будут ходить со Мною в белых одеждах, ибо они достойны (Откр. 3, 4).

ОТВЕЧАЕМ, ВО-ВТОРЫХ: Здесь Апостол говорит о недостоинстве и неравен­стве во временном аспекте. Если подумать о длительности или краткости времени, то действительно наши дела и страдания несравнимы с будущей славой, которая вечна, а они кратковременны. Однако, если обратимся к Божией благодати, от которой исходят добрые дела, то здесь уже обнаружим равенство и соответствие, ибо благодать Божия есть семя славы, по общему мнению богословов. Хотя семя по своему размеру и не равно дереву, но между семенем и деревом есть соответствие, так как за посеянным семенем должно последовать дерево. Так и за Божией благодатью, от которой происходят дела, как за семенем, должна последовать слава. Ибо, как говорится, благодать есть семя сла­вы. Наши дела и вечная слава едины и согласованы, хотя между ними и нет равенства в длительности времени. Послушаем, что говорит Апостол: Легкое страдание наше про­изводит в безмерном преизбытке вечную славу (2Кор. 4, 17). Апостол здесь ясно говорит о том, что наши дела и печали по краткости времени легки, однако создают тяжесть веч­ной славы. Но к чему много рассуждать об этом – посмотрим на Самого Христа, времен­ное страдание Которого произвело нам вечную славу. Не так ли происходит и в аду, где за кратковременную греховную сладость грешники претерпевают вечные муки.

Претыкание шестое Христос говорит: когда исполните все повеленное вам, говорите: мы рабы ни­чего не стоящие, потому что сделали, что должны были сделать (Лк. 17, 10). Если же мы ничего не стоящие рабы, то как своими делами мы можем заслужить вечную жизнь?

Исправление претыкающимся

Немного выше противники назвали нас сынами Божиими, которым полагается вечная жизнь, как наследство сыновьям, безо всяких трудов. А здесь они же называют нас ничего не стоящими рабами. И тем самым у них из одного источника течет и горькое, и сладкое, но это неудивительно, это свойство не покоряющихся истине. Но не обманы­вайтесь, противники, и не обманывайте неискусных. Слова Христа, которые вы здесь привели, святые Отцы толкуют трояко. Во-первых, святой Златоуст говорит: «Христос не сказал: «Когда вы все сделаете, вы станете ничего не стоящими рабами», а сказал: «Ког­да вы все сделайте, говорите, что вы ничего не стоящие рабы». Этим он хотел научить нас смирению, чтобы гордость не испортила совершенных нами добрых дел». Во-вторых, святой Амвросий в книге 8, в толковании на Евангелие от Луки, учит: «Если посмотрим на наше естество, то, поскольку мы сыновья Адама, в таковом рассмотрении, мы ничего не стоящие рабы и наши дела, исходящие от растленного грехом естества, не могут про­извести спасения. Если же обратим внимание на то, что поскольку мы рождены во Хрис­те и делаем добрые дела Его благодатью, то мы стоящие рабы, словами Апостола: Итак, кто будет чист от сего, тот будет сосудом в чести, освященным и благопотребным Владыке, годным на всякое доброе дело (2Тим. 2, 21)». В-третьих, мы ничего не стоящие рабы, то есть не приносим Богу никакой пользы, хотя и делаем веленное нам. Если мы делаем что-то доброе, из этого получаем пользу мы, а не Бог, которому не нужны наши блага. Поэтому мы должны служить Богу с большим смирением и благодарить Его за то, что Он благоизволил не пренебречь нашим служением.

Из этих толкований ясно, что приведенные слова Христа не противоречат наше­му Догмату. Удивительно то, что наши враги старательно подобрали изречения о нашей негодности, забыв или умолчав те изречения, где Христос хвалит раба, говоря: Добрый и верный раб! В малом ты был верен, над многими тебя поставлю; войди в радость гос­подина твоего (Мф. 25, 21).

Претыкание седьмое

Апостол говорит: Где же то, чем бы хвалиться? (Это к вам, Иудеи, когда вы похва­ляетесь оправданием) уничтожено. Каким законом? законом дел? Нет Но законом веры (Рим. 3, 27). Из этих слов Апостола ясно, что вера уничтожает похвалу за совершенные дела. Каким образом дела, уничтожаемые верой, могут стать причиной спасения?

Исправление претыкающимся

Вера уничтожает похвалу тех, кто похваляется делами Ветхого Закона, как, напри­мер, Иудеи похваляются обрезанием, или те, кто похваляется собственной силой, исходя­щей от них самих, и считающих, что сделали нечто доброе. Но вера не уничтожит похвалу тех, кто похваляется о Господе, то есть приписывает оправдания и добрые дела Божией помощи и благодати, иначе бы не сказал Апостол: хвалящийся хвались Господом (1Кор. 1, 31). Такие похвалы Христос нам не только не запрещает, но и рекомендует, говоря: друг от друга принимаете славу, а славы, которая от Единого Бога, не ищете (Ин. 5, 44).

Претыкание восьмое

Священное Писание очень четко различает дела и оправдание со спасением. Так, в нем говорится: делами закона не оправдается пред Ним никакая плоть (Рим 3, 20). Ибо мы признаем, что человек оправдывается верою, независимо от дел закона (Рим. 3, 28). И снова: Если Авраам оправдался делами, он имеет похвалу, но не пред Богом (Рим. 4, 2). Узнав, что человек оправдывается не делами закона, а только верою в Иисуса Христа (Гал. 2, 16). Ибо благодатью вы спасены через веру, и сие не от вас. Божий дар не от дел, чтобы никто не хвалился (Еф. 2, 8–9). И найтись в Нем не со своею праведностью, которая от закона, но с тою, которая через веру во Христа (Флп. 3, 9). Когда же явилась благодать и человеколюбие Спасителя нашего, Бога, Он спас нас не по делам праведности, которые бы мы сотворили, а по своей милости, банею возрождения и обновления Святым Духом (Тит. 3, 4–5).

Исправление претыкающимся

Следует обратить внимание на то, какие дела Апостол Павел отделяет от оп­равдания и спасения. Противники учат, что это все дела, совершенные прежде веры, в вере и делающиеся из-за веры. Короче говоря, по их учению, это любые дела, не­нужные для оправдания и спасения, кроме одной только веры. Такое учение неумес­тно и безумно, ибо в Священном Писании говорится, что оправдание и спасение требует не одной веры, но и других дел, а именно, страха Божия, надежды, любви, покаяния, крещения, твердого решения начать новую жизнь. Все это, согласно Свя­щенному Писанию, очень важно для оправдания и спасения. Рассмотрим каждое в отдельности

О вере в Писании говорится: А без веры угодить Богу невозможно; ибо надо­бно, чтобы приходящий к Богу веровал, что Он есть, и ищущим Его воздает (Евр. 11, 6).

О страхе Божием Писание гласит: Начало премудрости – страх пред Госпо­дом (Пс. 110, 10); также см. Прит. 4; Сир. 1), то есть духовная премудрость прежде всего состоит в том, чтобы уклониться от зла и сделать добро. О надежде: Блаженны все, надеющиеся на Него (Пс. 2, 12)! И да возвеселятся все, кто уповает на Тебя (Пс. 5, 12)! Спасая уповающих на Тебя (Пс. 16, 7). О любви: прощаются грехи ее многие за то, что она возлюбила много (Лк. 7, 47). Ибо во Христе Иисусе не имеет силы ни обрезание, ни необрезание, но вера, действующая любовью (Гал. 5, 6). Мы знаем, что перешли из смерти в жизнь, потому что любим братьев; не любящий брата пребывает в смерти (1Ин. 3, 14). О покаянии: видно, и язычникам дал Бог покая­ние в жизнь (Деян. 11, 18). Ибо печаль ради Бога производит неизменное покаяние ко спасению (2Кор. 7, 10). И беззаконник, если обратится от всех грехов своих, как Я делал, и будет соблюдать все уставы Мои и поступать законно и праведно, жив будет, не умрет (Иез. 18, 21); если не покаетесь, все так же погибнете (Лк. 13, 3). О крещении: если кто не родится от воды и Духа, не может войти в Царствие Божие (Ин. 3, 5).

О предложении проявить твердость в намерении обрести новую жизнь: Отверг­ните от себя все грехи ваши, которыми согрешали вы, и сотворите себе новое сердце и новый дух (Иез. 18, 31).

Из этого видите, противники, что Священное Писание для оправдания и спасения требует не одной только веры, но и других дел, что ясно и показано. Поэтому Апостол говорит о добрых делах в целом: Видите ли, что человек оправдывается делами, а не верою только? (Иак. 2, 24).

ВОПРОС: Какие дела Апостол Павел отделяет от оправдания и спасения?

ОТВЕЧАЕМ: Дела Моисейского чиноуставления, такие как обрезание, субботствование, новомесячие, и так далее. Это дела, которые делались прежде веры Христо­вой. После же это относилось к делам, совершающимся без Божией благодати, одними естественными усилиями, по собственной воле. Все эти дела, поскольку совершаются без веры во Христа и без Божией благодати, мертвы и недействительны для оправдания и спасения. Но нам предстоит вести речь не о таких делах, а о делах, совершающихся с верой во Христа и по Божией благодати.

Претыкание девятое

Оправдание и спасение даются верующим даром, по благодати, а не по де­лам. получая оправдание даром, по благодати Его (Рим. 3, 24). И снова: Воздаяние делающему вменяется не по милости, но по долгу. А не делающему, но верующему в Того, Кто оправдывает нечестивого, вера его вменяется в праведность (Рим. 4, 4–5). И снова: Но если по благодати, то не по делам; иначе благодать не была бы уже благодатью. А если по делам, то это уже не благодать; иначе дело не есть уже дело (Рим. 11, 6). Ибо благодатью вы спасены через веру, и сие не от вас. Божий дар (Еф. 2, 8).

Исправление претыкающимся

Это слово, даром, не следует понимать так, будто бы оправдание и спасение дают­ся только по вере, безо всяких добрых дел. Здесь сказано о том, что оправдание и спасе­ние даются даром по следующим причинам:

ПЕРВАЯ: Временное по сравнению с вечным ничто. Поскольку добрые дела ис­ходят от Божией благодати, но сами по себе временны, а Небесная Слава вечна, то Не­бесная Слава дается как бы даром, ибо за временное дается вечное, и именно это имеет в виду Апостол: нынешние временные страдания ничего не стоят в сравнении с тою славою, которая откроется в нас (Рим 8, 18).

ВТОРАЯ: Ни Иудеи, ни Еллины за свои дела, совершенные до возникновения веры во Христа, не заслуживают оправдания и спасения.

ТРЕТЬЯ: Если все, подлежащее оправданию и спасению, Божии дары, дающиеся даром, то такова и сама вера.

Претыкание десятое

Спасает одна только вера, безо всяких благих дел, ибо Сам Христос говорит на­чальнику синагоги: не бойся, только веруй (Мк. 5, 36). Это слово, только, относится лишь к вере и не имеет отношения к делам.

Исправление претыкающимся Здесь Христос говорит о чуде, которым дочь начальника синагоги была спасена от временной смерти. В таких случаях и мы охотно соглашаемся, что иногда достаточно одной веры для того, чтобы чудо свершилось, особенно, когда чудо совершается ради укрепления в вере, а не для демонстрации способностей чудотворца. Ведь и многие не­честивые творят чудеса, о чем говорит и Сам Христос: Не всякий, говорящий Мне «Гос­поди! Господи!», войдет в Царство Небесное, но исполняющий волю Отца Моего Небес­ного. Многие скажут Мне в тот день: Господи! Господи! не от Твоего ли имени мы про­рочествовали? и не Твоим ли именем бесов изгоняли? и не Твоим именем многие чудеса творили? И тогда объявлю им: Я никогда не знал вас; отойдите от Меня, делающие беззаконие (Мф. 7, 21–23). Видите, противники, эти чудотворцы имели веру и творили чудеса ради укрепления веры, но поскольку не имели добрых дел, были отвергнуты от лица Божия.

Претыкание одиннадцатое

В деле оправдания и спасения Священное Писание упоминает только об одной вере, о делах же умалчивает и не вспоминает: дерзай, дщерь! вера твоя спасла тебя (Мф. 9, 22). Встань, иди; вера твоя спасла тебя (Лк. 17, 19). Прозри! Вера твоя спасла тебя (Лк. 18, 42). Вера твоя спасла тебя, иди с миром (Лк. 7, 50).

Исправление претыкающимся

Ответ тот же, что и на десятое претыкание. Ибо эти изречения из Священного Писания относятся к вере в чудеса, а не к оправданию и спасению. Получить чудо исце­ления можно и без дел, ради утверждения веры, как сказано выше. Здесь же в Писании говорится о вере кровоточивой и прокаженного, которые исцелились одной только ве­рой, не оправдывающей и не спасающей, а исцеляющей от временного недуга.

Претыкание двенадцатое Священное Писание гласит, что все верующие получат оправдание и спасение. Это не было бы истиной, если бы для оправдания и спасения действительно не было достаточно одной веры, о чем и говорится в Писании: Ибо так возлюбил Бог мир, что отдал Сына Своего Единородного, дабы всякий верующий в Него не погиб, но имел жизнь вечную (Ин. 3, 16). О Нем все Пророки свидетельствуют, что всякий верующий в Него получит прощение грехов именем Его (Деян. 10, 43). Оправдывается Им всякий верую­щий (Деян. 13, 39). Всякий, верующий в Него, не постыдится (Рим. 9, 33). Всякий верую­щий, что Иисус есть Христос, от Бога рожден (1Ин. 5, 1). вера твоя спасла тебя, иди с миром (Лк. 7, 50). Верующим во имя Его, дал власть быть чадами Божиими (Ин. 1, 12). Верующий в Сына имеет жизнь вечную (Ин. 3, 36).

Исправление претыкающимся

ОТВЕЧАЕМ, ВО-ПЕРВЫХ: Следует знать, что хотя в некоторых местах Священ­ного Писания действительно упоминается только вера, но спасает не она одна. Так, в других местах иногда упоминаются другие добродетели, но и не они одни спасают. На­пример: прощаются грехи ее многие за то, что она возлюбила много (Лк. 7, 47). Здесь упоминается только одна любовь, но она не спасает без веры. Милостыня от смерти избавляет (Тов. 12, 9) но она не делает этого без веры. Ибо мы спасены в надежде (Рим. 8, 24), но одна надежда без веры спасти не может. Он спас нас (...) банею возрождения (то есть крещением) (Тит. 3, 5), но и крещение без веры не приносит пользы. Видите, что в каждом из этих изречений упоминается об одной добродетели, но это не значит, что спасает именно одна эта добродетель. Так следует рассуждать и о роли веры в деле спасения. Хотя в некоторых местах Священного Писания и упоминается одна вера, но спасает не она одна.

СПРОСИТЕ: Почему Апостол чаще упоминает о вере, чем о других добродетелях, необходимых для оправдания и спасения?

ОТВЕЧАЕМ: Потому, что вера это начало и основание оправдания и спасения. С него Бог возводит духовное здание на человеческой душе. С него начинаем лечение греховной болезни. С него начинается возделывание нивы человеческого сердца. С него открывается путь к пристанищу спасения. И поэтому Апостол веру вспоминает чаще, чем другие добродетели. Не потому, что одна вера оправдает и спасает без добрых дел. но потому, что вера есть начало и основание всего душеспасительного здания. Обычно, когда мы вспоминаем о каком-либо деле, то прежде всего говорим о его основании, хотя есть и другие его причины. Например, когда царь воюет с другим царем и побеждает его, победа приписывается царю, и мы говорим: «Этот царь победил другого», хотя он и не один победил, а вместе с войском. Так написано во Второй Книге Царств: И собрал Да­вид весь народ и пошел к Равве, и воевал против нее, и взял ее (2Цар. 12, 29).

Здесь взятие в плен города Раввафы приписывается одному Давиду, хотя и не он один сделал это, а с войском. Но почему? Потому, что Давид – это основание и начало битвы: он собрал народ, он повел на битву, он вдохновил войско, он за труды обещал войску награды и почести победителей. Нечто подобное происходит и в деле спасения. От Христа, Спасителя нашего, мы слышим, что град вышний Иерусалим, Царство Не­бесное, силою берется, и употребляющие усилие восхищают его (Мф. 11, 12). Этим сло­вам Христа твердо внимают верующие, понимая, что Он говорит правду и не может об­мануть желающих войти в град вышний Иерусалим. Они понимают, что войти сможет не каждый, ибо не всякий, говорящий (...) «Господи! Господи!», войдет в Царство Небесное, но исполняющий волю Божию. К тому же они слышат от Христа, что желающим войти в этот град необходимо соблюсти заповеди. Христос не говорит: «верующие восхища­ют этот град», но говорит: употребляющие усилие восхищают. Так должны рассуждать верующие. От Апостола Павла также слышим: Если имею (...) всю веру, так что могу и горы переставлять, а не имею любви, – то я ничто (1Кор. 13, 2). Рассуждая так, веру­ющие не надеются только на свои силы, а просят у Бога помощи, а также используют другие добродетели, подобно тому, как ведется войско на битву, ожидая несказанных и вечных радостей небесных. Тем самым вера с Божией помощью и помощью других доб­родетелей получает вышний град Иерусалим. Именно такая победа приписывается вере, то есть побеждает не одна она, но она является началом и основанием битвы, подвигов и победы. Ибо если бы вера не была основанием всего этого, не победила бы никакая добродетель.

ОТВЕЧАЕМ, ВО-ВТОРЫХ: В претыкании 12 приводятся изречения из Писания: дабы всякий верующий в Него не погиб (Ин. 3, 16). И снова: Оправдывается Им всякий верующий (Деян. 13, 39). И снова: Всякий, верующий в Него, не постыдится (Рим. 9, 33). Это обобщающее слово, всякий, относится ко всему роду человеческому и означает, что у Бога нет лицезрения, но всякий человек, Иудей, Еллин или варвар, короче говоря, вся­кий, может спастись верой во Христа, как сказано: Неужели Бог есть Бог Иудеев только, а не и язычников? Конечно, и язычников, потому что один Бог (Рим. 3, 29). Этими сло­вами дается понять, что путь ко спасению открыт всему миру, Иудеям, Еллинам, варва­рам, а не одному только роду, как закон Моисея, именно так Павел толкует слова Исаии: Всякий, верующий в Него, не постыдится (Рим. 9, 33). И тотчас добавляет: Здесь нет различия между Иудеем и Еллином, потому что один Господь у всех, богатый для всех, призывающих имя Его (Рим. 10, 12). По этой причине Апостол часто говорит об этом, желая научить Иудеев, что Божия благодать не только для них, но для всех родов.

ОТВЕЧАЕМ, В-ТРЕТЬИХ: Если противники опираются на эти слова, обращенные ко всем: дабы всякий верующий в Него не погиб; оправдывается Им всякий верующий; всякий, верующий в Него, не постыдится, мы возразим им, приводя другие изречения, где говорится обо всех. О любви: всякий любящий рожден от Бога (1Ин. 4, 7). О смире­нии: унижающий себя возвысится (Лк. 18, 14). О молитве: ибо всякий просящий получа­ет (Лк. 11, 10). О призывании: Ибо всякий, кто призовет имя Господне, спасется (Рим. 10, 13). О послушании: Христос сделался для всех послушных Ему виновником спасения вечного (Евр. 5, 9).

Из этих слов, обращенных ко всем, выберем что-нибудь для размышлений. На­пример: всякий просящий получает. Спросим противников, должно ли вдобавок к мо­литве иметь и другие добродетели, если хотим по молитве получить что-либо от Бога, или для умилостивления Владыки достаточно одной молитвы безо всяких добродете­лей? Если они ответят, что для умилостивления достаточно одной молитвы, то солгут, так как сам Христос говорит: Не всякий, говорящий Мне «Господи! Господи!», войдет в Царство Небесное (Мф. 7, 21). И у Пророка Исаии: И когда вы простираете руки ваши, Я закрываю от вас очи Мои; и когда вы умножаете моления ваши, Я не слышу: ваши руки полны крови (Ис. 1, 15). Если же противники скажут, что вдобавок к молитве долж­но иметь и другие добродетели, такие как веру, смирение, покаяние, любовь, надежду и другие, спросим их снова, почему в словах, обращенных ко всем, всякий просящий получает, ничего не упоминается о других добродетелях. Здесь противники или не смогут ответить, или скажут, что обращенные ко всем слова, всякий просящий получа­ет, нуждаются в толковании, то есть, всякий просящий получает, если достоин, если богоугоден, если не являются препятствием его злые дела, а особенно если он имеет твердую веру, ибо Христос говорит: Все, чего не будете просить в молитве, верьте, что получите, – и будет вам (Мк. 11, 24). Помимо молитвы, необходимо простить ближним грехи. Ибо Христос говорит там же: И когда стоите на молитве, прощайте, если что имеете на кого, дабы и Отец ваш Небесный простил вам согрешения ваши (Мк. 11, 25). Согласны ли вы с этим, хотя в словах, обращенных ко всем, ничего об это и не упоми­нается? Если согласны, то подобным образом могут быть истолкованы и другие слова, обращенные ко всем: «всякий верующий спасется», «всякий верующий оправдается», то есть если будет иметь не только веру, но и другие добродетели, необходимые для спасения.

ОТВЕЧАЕМ, В-ЧЕТВЕРТЫХ: Это изречение, «всякий верующий спасется», мо­жет превратиться в следующее равноценное изречение: «никто неверующий не спа­сется», или «никто не спасется без веры». Дадим образец для примера. Если бы в ка­ком-либо городе был только один учитель грамматики и сказали бы, что все в этом городе учились у него грамматике, то это бы не означало, что все жители города учи­лись у него грамматике. Многие простолюдины и мастера и не помышляют о грамма­тике. Но в этом изречении имеется в виду, что никто не учился в грамматике не у него. Подобным же образом и это изречение, «всякий верующий спасется», означает, что никто не спасется без веры, ибо Апостол говорит: А без веры угодить Богу невозмож­но (Евр. 11, 6).

Претыкание тринадцатое

Слово Божие, которое постигается одной только верой, исцеляет и спасает безо всяких дел: Послал слово Свое и исцелил их (Пс. 106, 20). Вы уже очищены через слово, которое Я проповедал вам (Ин. 15, 3). Ибо я не стыжусь благовествования Христова, потому что оно есть сила Божия ко спасению всякому верующему (Рим. 1, 16). Напоми­наю вам, братия, Евангелие, которое Я благовествовал вам, которое вы и приняли, в котором и утвердились, которым и спасаетесь (1Кор. 15, 1–2). Примите насаждаемое слово, могущее спасти ваши души (Иак. 1, 21).

Исправление претыкающимся

Слово Божие исцеляет и спасает, но для исцеления и спасения недостаточно толь­ко принять его с верой, а должно и исполнить его с любовью, ибо Слово Божие не только обещает, но и повелевает делать добро. Поэтому Христос уподобляет человека, слуша­ющего его слова, но не исполняющего, человеку безрассудному, который построил дом свой на песке (Мф. 7, 26).

К тому же Слово, которое постигается верой, не является спасением само по себе. Это семя спасения, которое нуждается не только в принятии, но и в согревании, и в забо­те, для того, чтобы оно принесло плод. Поэтому, чтобы принести плод, его надо не толь­ко принять, но и согреть, и позаботиться о нем. Поэтому не без тайной цели Апостол Иаков говорит: Примите насаждаемое слово, могущее спасти ваши души (Иак. 1, 21), не говоря «спасающее ваши души», а говоря могущее спасти ваши души, то есть, если будет принято с добрым сердцем и будет терпеливо храниться во время искушения, как пишется в притче о сеятеле (Лк. 20, 15).

Претыкание четырнадцатое Когда древние Израильтяне страдали от укусов змеи, они исцелялись от одного взгляда на змею, висящую на дереве (Чис. 21). Это был прообраз висящего на Кресте Иисуса (Ин. 3, 14). Исцеляет и спасает один только умный взгляд на Него с верой.

Исправление претыкающимся Укушенные исцелились не от одного только взгляда, но были необходимы и их по­каяние и молитва. Прочтите несколько выше, где говорится: И пришел народ к Моисею и сказал: согрешили мы, что говорили против Господа и против тебя; помолись господу, чтоб Он удалил от нас змеев. И помолился Моисей (Господу) о народе (Чис. 21, 7). Как тогда укушенных исцелил не один только взгляд, так и здесь спасает не одна только вера. К тому же, там был образ, а здесь истина. Да будет вам известно, что образ и истина не во всем совпадают.

Глава 2. Претыкание о некоторые изречения Святых Отцов

Претыкание первое

Святой Василий Великий в Беседе о смиренномудрии говорит следующее: «Со­вершенная похвала о Господе бывает тогда, когда человек не превозносится своей пра­ведностью, но знает, что он имеет нужду в праведности истинной, и оправдан одною верою во Христа».

Исправление претыкающимся

Здесь святой учитель отвергает дела, совершаемые без веры и Божией благодати, и наставляет подвизающихся в смирении, чтобы никто не приписывал заслу­ги себе, и все, что человек имеет, считал бы Божиим даром.

Претыкание второе

Святой Амвросий в Слове 45 говорит: «Как Иудеям было достаточно оставить Христа, чтобы впасть в беззакония, так достаточно было разбойнику веровать в Госпо­да, чтобы оправдаться».

Исправление претыкающимся

Святой Амвросий говорит здесь не обо всех делах, а только о тех внешних, видимых делах, без которых человек может быть спасен, если вынужденно лишен возможности их совершать. Святой учитель не говорит о внутренних, невидимых делах, таких как сокруше­ние сердца, надежда, любовь, смирение и тому подобных. Вероятно, здесь имеется в виду, что разбойник, веруя во Христа и не имея возможности совершать внешние, видимые доб­рые дела, имел внутренние, невидимые добрые дела, то есть сокрушение, умиление, надеж­ду, смирение, любовь и так далее. К тому же разбойник не является образцом для всех, так же, как и заговорившая валаамова ослица не является образцом для остальных ослиц.

Претыкание третье

Святой Златоуст в Беседе о вере и законе естества говорит: «О делающем дела правды без веры не могу сказать, что он жив. О верующем же без дел могу сказать, что он и жив, и наследует Царство Небесное. Никто без веры не получит жизни вечной, и разбойник, только лишь веруя, был оправдан».

Исправление претыкающимся

Златоуст говорит, что одной веры, то есть без внешних дел, иногда бывает доста­точно, а внешних дел без веры никогда не достаточно, и называет причину: это потому, что вера рождает дела, а не дела веру.

Претыкание четвертое

Златоуст также в Беседе 3 на Послание к Титу говорит: «Если веруешь, зачем добав­ляешь к вере еще что-то, как будто недостаточно оправдаться одной верой; зачем порабо­щаешь себя и подвергаешь закону, не отдаваясь надежде? Так поступают и неверующие».

Исправление претыкающимся

Здесь святой Златоуст учит, что достаточно одной веры, то есть без чинодействия Ветхого Завета, то есть обрезания, субботствования, новомесячия и так далее. Это мож­но видеть по сказанным им словам «зачем порабощаешь себя и подвергаешь закону», то есть закону Моисея. А доказательства того, что святой Златоуст считал необходимым приложить к вере дела, представлены в первой части этого Догмата, в главе 2.

Претыкание пятое

Святой Василий Великий говорит в Беседе на псалом 114: «Вечный покой ожида­ет тех, кто законно подвизался в этой жизни, не за их дела, но по щедрейшей благодати Божией, на которую они уповали».

Исправление претыкающимся

Святой учитель отвергает дела, совершаемые человеком от своего имени, и одоб­ряет дела, совершаемые по Божией благодати. Когда он говорит, что «вечный покой ожидает тех, кто законно подвизался в этой жизни», он явно имеет в виду дела. Ибо законно подвизающемуся полагаются почести и воздаяние. Когда же он добавляет: «не за их дела, но по щедрейшей благодати Божией», то тем самым показывает, что никто не может законно подвизаться только своими силами, но укрепляемый Божией благода­тью, словами Апостола: Все могу в укрепляющем меня Иисусе (Флп. 4, 13). И снова: Не я (...), а благодать Божия. которая со мною (1Кор. 15, 10).

Если же вы обнаружите, что и другие святые Отцы будто бы отвергают дела, знай­те, Православные, что они имеют в виду дела, совершаемые от своего имени, то есть без Божией благодати, или о делах иудейского чина, таких как обрезание, субботствование, новомесячие и многих других.

Глава 3. Претыкание об искуплении Христа

Зачем же еще требуем человеческих дел для спасения (говорят противники)? Раз­ве недостаточно для нашего спасения того, что совершил Христос, который своей кро­вью, пролившейся ради нашего спасения, дал нам жизнь вечную? Мы наносим Христу большую обиду и пренебрегаем Его драгоценной Кровью, когда надеемся собственными делами получить вечную жизнь, как будто недостаточно для нашего спасения того дела, которое совершил Христос Своим воплощением, жизнью и страданиями, наконец, и по­зорной смертью, принятой ради нас. Или достаточно для нашего спасения дел и заслуг Христа, или недостаточно. Если достаточно, то напрасно для спасения требовать дела человеческих. Если же скажем, что недостаточно, то это будет хулой на Спасителя наше­го. Придется сделать выбор: или счесть достаточными дела и заслуги Христа и отринуть человеческие дела, или, считая, что необходимы и они, унизить страдания, принятые за нас Христом.

Исправление претыкающимся

Эти высказывания не являются взаимоисключающими. Искупление Христа не отменяет необходимости наших дел, а наши дела не отвергают значение искупления Христа. Все эти действия исходят от Христа и от Него получают всю силу и похвалу. Он лоза, а мы ветви. Подобно тому, как ветвь не может сделать плод, если не будет расти на лозе, так и мы ничего не можем сделать без Христа. Кто же скажет, если не безумен, что похвала Лозы должна быть исключена, если ее ветви приносят много плодов? Столь же безумен и тот, кто говорит, что нет похвалы Христу там, где Его рабы делает добрые дела, Его же благодатью и Духом Христовым, вдохновленные Им, с верой и любовью.

Противники НАСТАИВАЮТ: если для спасения необходимы человеческие дела, то дел и заслуг Христа недостаточно.

ОТВЕЧАЕМ: Достаточно и даже слишком. Когда же требуются для спасения и человеческие дела, то это бывает не из-за оскудения дел Христа и недовольства ими, но из-за их огромной силы, так как ими Христос не только принес спасение человеческому роду, но и дал нам силы, чтобы каждый мог заслужить себе жизнь вечную. Например, когда Господь Бог использует солнце для освещения, огонь для согревания, воздух и дожди для охлаждения, то это делается не из-за бессилия Божия, как будто Он не может Сам по Себе, без солнца, без огня, без воздуха и дождей, осветить, согреть и охладить, а из-за Его всемогущества и изобилия Его бесконечной силы, которой Он может не только сделать все это Сам, но и благоизволяет дать своему созданию своему силу просвеще­ния, согревания и охлаждения.

Противники НАСТАИВАЮТ: Если слава делится между Богом и человеком, то мы получаем вечную жизнь не только по заслугам Христа, но и за наши дела.

ОТВЕЧАЕМ: Слава не делится, так как наши дела – это дары Христа. И если в добром деле, которое мы совершаем с Божией помощью, нет ничего нашего, что не было бы Божиим, и нет ничего Божия, что бы не было нашим, то все делает Бог, и все делает человек, однако это дело удостаивается стать условием вечной жизни только по той при­чине, что все основывается на Божией благодати и все от нее исходит.

Глава 4. Претыкание о хранение Закона Божия, то есть десятисловия

Делать добрые дела, необходимые для спасения, есть не что иное, как хранить За­кон Божий и соблюдать его заповеди. Но никто в этой жизни не может исполнить Закон не только своими силами, но и с помощью Божией благодати (как учат противники). Так как никто не может делать добрых дел, необходимых для спасения, то лучше надеяться на одну веру и не привлекать к спасению добрые дела. Видите, Православные, как зло­словят те, кто отвергает не только добрые дела о спасении, но говорят, что и исполнить их невозможно. Однако чтобы заградить уста говорящим неправду, должно здесь пред­ставить Православный Догмат: каждый праведный человек в этой жизни, не свои­ми собственными силами, но укрепляемый Божией благодатью, может соблюсти закон Десятисловия.

Подтверждение Православного Догмата Священным Писанием Ветхого Завета

Я Господь, Бог твой (...) творящий милость до тысячи родов любящим Меня и соблюдающим заповеди Мои (Исх. 20, 2–6).

Ибо заповедь сия, которую я заповедую тебе сегодня, не недоступна для тебя и не далека (...) но весьма близко к тебе слово сие: оно в устах твоих и в сердце твоем, чтобы исполнять его (Втор. 30, 11–14). Здесь Бог ясно показывает, что соблюдение Его заповедей вполне возможно.

Итак, Израиль, чего требует от тебя Господь, Бог твой? Того только, чтобы ты боялся Господа, Бога твоего, ходил всеми путями Его, и любил Его, и служил Господу, Богу твоему. От всего сердца твоего и от всей души твоей, чтобы ты соблюдал заповеди Господа (Бога твоего) и постановления Его (Втор. 10, 12–13).

Снова: Итак, люби Господа, Бога твоего, и соблюдай, что повелено им соблюдать, и постановления Его (Втор. 11, 1).

Посему в точности старайтесь хранить и исполнять все написанное в книге закона Моисеева (Нав. 23, 6). И ниже: Посему всячески старайтесь любить Господа Бога вашего (Нав. 23, 11).

Господь говорит Иеровоаму: не пошли путями Моими, чтобы делать угодное пред очами Моими и соблюдать уставы Мои и заповеди Мои, подобно Давиду (3Цар. 11, 33).

Потому что Давид делал угодное пред очами Господа и не отступал от всего того, что Он заповедал ему во все дни жизни свой, кроме поступка с Уриею (3Цар. 15, 5).

И делал он (Иосия) угодное в очах Господних, и ходил во всем путем Давида, отца своего, и не уклонялся ни направо, ни налево (4Цар. 22, 2).

И там же ниже: Подобного ему не было царя прежде его, который обратился бы ко Господу всем сердцем своим, и всею душою своею, и всеми силами своими (4Цар. 23, 25). И заключил царь Иосиа завет пред лицем Господа последовать господу и соблю­дать заповеди Его и откровения Его, и уставы Его, от всего сердца своего и от всей души своей, чтобы выполнить слова завета (2Пар. 34, 31).

И со всем усердием взыскали его, и Он дал им найти Себя (2Пар. 15, 15).

Как повелел господь Моисею, рабу своему, так Моисей заповедал Иисусу. А Иисус так и сделал: не отступил ни от одного слова во всем, что повелел Господь Моисею (Нав. 11, 15). Нечто подобное можно, несомненно, сказать и об Аврааме, о Моисее, о Самуиле, о Илии, о Елисее, Исаии, Иеремии и других Пророках.

В столпе облачном говорил Он им, ибо хранили они откровения Его и повеления Его, которые Он им даровал (Пс. 98, 7).

Всем сердцем моим искал я Тебя (Пс. 118, 10). И снова: В сердце моем сберег я слова твои, да не согрешу пред Тобой (Пс. 118, 11). И снова: Путь истины избрал я и судов Тво­их не забыл. Припал я к откровениям Твоим, Господи, не посрами меня! Путем заповедей Твоих ходил я, когда расширил ты душу мою (Пс. 118, 30–32).

И сотворите себе новое сердце и новый дух (...) обратитесь и живите (Иез. 18, 31–32).

Ной был человек праведный и непорочный в роде своем; Ной ходил пред Богом (Быт. 6, 9). Сказал Бог Аврааму: ходи предо Мною и будь непорочен (Быт. 17, 1).

Подтверждение Православного Догмата Священным Писанием Нового Завета

Возьмите иго Мое на себя (...) ибо иго Мое благо, и бремя Мое легко (Мф. И, 29–30).

Если же хочешь войти в жизнь вечную, соблюди заповеди (Мф. 19, 17). И там же: если хочешь быть совершенным (Мф. 19, 21).

Итак будьте совершенны, как совершен Отец ваш Небесный (Мф. 5, 48).

Оба они были праведны пред Богом (Захария и Елисавета), поступая по всем запо­ведям и уставам Господним беспорочно (Лк. 1, 6).

Не слушатели закона праведны пред Богом, но исполнители закона оправданы будут (Рим. 2, 13). См. также Иак. 2, 20 и т. д.

Если любите Меня, соблюдите Мои заповеди (Ин. 14, 15). Кто имеет заповеди Мои и соблюдает их, тот любит Меня (Ин. 14, 21). Кто любит Меня, тот соблюдет слово Мое (Ин. 14, 23). Нелюбящий Меня не соблюдает слов Моих (Ин. 14, 24).

Они были Твои, и Ты дал их мне, и они сохранили слово Твое (Ин. 17, 6).

Говорю же вам, друзьям Моим (Лк» 12, 4). Я назвал вас друзьями (Ин. 15, 15). И там же, выше: Вы друзья Мои, если исполняете то, что Я заповедую вам (Ин. 15, 14).

Нашел Я (...) Давида, сына Иессеева, который исполнит все хотения Моя (Деян. 13, 22)

А кто соблюдает слово его, в том истинно любовь Божия совершилась (1Ин. 2, 5).

Ибо это есть любовь к Богу, чтобы мы соблюдали заповеди Его; и заповеди Его не тяжки (1Ин. 5, 3).

Все могу в укрепляющем меня Иисусе (Флп. 4, 13).

Из этих и других изречений Священного Писания яснее солнца видно, что че­ловек, с помощью Божией благости, может исполнить закон Божий, то есть Десятисло­вие.

Святой Иерусалимский Собор ясно гласит, что нас оправдает вера с делами вера с делами. Смотрите лист 246 и 264. Но напрасно бы этот было сказано, если бы никто не мог исполнить повелений Божиих посредством добрых дел. Напрасны повеления для тех, кто не может их выполнить.

Подтверждение Православного Догмата свидетельствами святых Отцов

Святой Златоуст в Беседе 8 о покаянии говорит: «Пускай никто не клевещет на Господа. Он не дает заповеди, которые невозможно выполнить, а многие делают даже больше, чем велят заповеди».

Златоуст также говорит в Беседе 39 на Евангелие от Матфея: «Смотри, сколько таких людей, которые сделали больше, чем повелел Христос, а ты боишься не выполнить и меры повеленного. Итак, какое ты будешь иметь оправдание, когда ленишься совершить и закон­ное, тогда как другие устремляются далее цели? Тебе мы советуем подавать милостыню от имений своих, а другой отвергся всего, ему принадлежавшего. Тебя мы умоляем целомуд­ренно жить с женою, а иной не вступал и в брак. Тебя мы просим не быть завистливым, а иной самую душу полагает из любви к ближним. Тебя мы просим быть снисходительным и кротким к согрешающим против тебя, а иной, будучи ударяем по ланите, подставляет и другую. Что мы скажем, скажи мне? Как станем отвечать, не делая и того, в чем нас другие столько превосходят? Но они не превосходили бы, если бы дело не было весьма легким».

Также святой Златоуст в Беседе 6 на Послание к Евреям, на главу 9, говорит: «Здесь нельзя сказать: не могу, – это значило бы обвинять Создателя; ведь если Он создал нас не могущими, и между тем повелел (сделать это), то вина падает на Него. Отчего же, скажешь, многие не могут? Оттого, что не хотят. А отчего не хотят? От лености; а если захотят, то, конечно, смогут. Потому и Павел говорит: желаю, чтобы все люди были, как и я (1Кор. 7, 7); он знал, что все могут быть такими же, как он; а если бы не могли, то он и не сказал бы этого. Хочешь ли быть добродетельным? Положи только начало». И ниже: «Не достаточно одного только хотения, но нужно присоединять и дело. Нам содействует и помогает Бог; только мы должны решиться. А если будем спать и похрапывая надеять­ся взойти на Небо, то как мы сможем получить наследие Небесное?», и так далее.

Также святой Златоуст в Беседе 19 на Послание к Евреям говорит следующее: «Но возможно ли любить ближнего, как себя самого? Если бы этого не исполняли другие, то ты справедливо мог бы думать, что это невозможно; если же исполняли, то очевидно, что у нас не бываете этого по нашему нерадению. С другой стороны, Христос не заповедует ничего невозможного, так что многие даже превзошли Его заповеди. Кто же исполнил это? Павел, Петр, весь сонм святых. Впрочем, если я скажу, что они любили ближних, то не скажу ниче­го важного; они любили врагов так, как другой не мог бы любить близких к себе. Кто из нас решился бы идти в геенну за близких к себе, имея возможность войти в царство? Никто. Но Павел решался на это за врагов, бросавших в него камнями и бичевавших его».

Златоуст также говорит в Беседе 2 на Послание к Филиппийцам: «Потому, прошу вас, будем за все благодарить Бога, – что Он и труды облегчил для нас, и награды умно­жил». И ниже: «Итак, не будем беспечны; Бог назначил нам подвиги умеренные, никако­го труда не требующие. Впрочем, не будем из-за этого пренебрегать ими. Ты не можешь оставаться в девстве? Можешь жениться. Не можешь оставить всего своего имения? Мо­жешь уделять из того, что у тебя есть».

Нечто подобное святой Златоуст пишет в Беседе 9 на Первое Послание к Корин­фянам, на главу 3: «Как велико человеколюбие Божие, так и наказание Его. Притом, если бы Бог заповедал что-либо трудное и невозможное, то иной мог бы сослаться на труд­ность Его заповедей; если же Он заповедует весьма легкое, то что мы можем сказать, не заботясь и об этом?»

Из этих и других свидетельств святого Златоуста ясно, что хранить Закон Божий доступно каждому, кто хочет этого, с помощью Божией благодати.

Василий Великий в своем Кратком Правиле, беседуя о заповеди о любви к врагам как поистине трудноисполнимой, говорит следующее: «Бог, Который благ и праведен, не заповедал бы этого, если бы не дал нам сил, чтобы мы смогли это сделать».

Святой мученик Иустин Философ учит, что человек может сохранить Божии за­поведи с Божией помощью.

Смотрите в «Православных вопросах».

Священномученник Киприан говорит в книге «О крещении»: «Мы знаем, как должно поступать, и поскольку знаем, можем это делать».

Августин в книге «О естестве и благодати», в главе 43, говорит: «Бог не велит мне делать невозможное, но, повелевая, увещевает делать то. что могу, и просить о том, чего не могу». И снова, в главе 63: «Кто согрешает в том, чего никак не может избежать, от него никоим образом не сохраниться; если же в чем согрешает, того не может соблю­дать».

И снова, в главе 69: «Поскольку мы твердо верим, что Бог благ и истинен, должно верить, что Он не заповедал нам делать то, что сделать невозможно». Нечто подобное он говорит и в Слове о времени: «Бог не может давать заповеди, которые невыполнимы, ибо Он праведен. Он не может осудить человека за то, что он не может выполнить, ибо Он благ.

Таковы свидетельства и многих других святых отцов. Которые мы здесь не при­водим краткости ради.

Подтверждение Православного Догмата доказательствами

Доказательство первое

Человек может сделать больше, чем сказано в заповедях, или в точности испол­нить заповедь. Кто может больше, кто меньше, все это в одном ряду. О том, что человек может сделать больше, чем предписывает заповедь. Златоуст свидетельствует в приве­денных выше Беседах. Но и сама Истина, Христос, говорит юноше: Если же хочешь вой­ти в жизнь вечную, соблюди заповеди (Мф. 19, 17). Когда же юноша сказал, что все это он сохранил от юности своей, Христос сказал ему: если хочешь быть совершенным, пойди, продай свое имение и раздай нищим (Мф. 19, 21), и так далее.

Здесь я спрошу, сказал ли юноша правду, когда говорил, что все сохранил от юнос­ти своей, или солгал? Если он сказал правду, то человеку возможно исполнить заповеди. Если он солгал, то как же благой Всевидец Христос не обличил его ложь и не сказал ему. что никто не может соблюсти заповеди?

Доказательство второе

Если бы было совершенно невозможно сохранить заповеди, то никто бы и не был обязан их соблюдать, так как никто не обязан делать невозможное. Кто же и когда пове­левает человеку лететь по воздуху или сдвинуть гору, или выпить до дна море, или то, что умом человек не может постигнуть? Разве согрешает тот, кто не делает то, что заве­домо не может сделать? Или кто согрешает в том, что не может соблюсти?

Доказательство третье

Если бы было невозможно сохранить Закон Божий, Законодатель Бог был бы бо­лее жесток, чем все мучители, вместе взятые, повелевая выполнить то, что заведомо вы­полнить невозможно. Подумай сам, насколько бы безумен был такой владыка, который бы заповедал своему рабу, говоря: «Повелеваю тебе, чтобы ты не ел и не пил. Если же не послушаешь меня, то смертью умрешь».

Доказательство четвертое

Христос научил нас молиться: Да будет воля Твоя, как на Небе, так и на земле. В этой молитве мы просим о Божией благодати и помощи в исполнении воли Божией и Его заповедей, по толкованию святых Отцов. Но напрасна наша молитва, если невозможно исполнить воли Божией и Его заповедей. Также и Апостол говорит, что Христос, совер­шившись, сделался для всех послушных Ему виновником спасения вечного (Евр. 5, 9). Но как может кто-нибудь стать послушным Христу, если невозможно исполнить Его волю и сохранить Его заповеди? И как Христос мог сделаться виновником спасения послушных Ему, если стать послушным Ему невозможно?

Доказательство пятое

Бог не налагает тяжести сверх сил человеческих. Если даже люди, лукавые по су­ществу, не налагают на свой скот бремя сверх их сил, то тем более это относится к Богу, Который благ по существу Своему. Об этом говорит и Апостол: вас постигло искушение не иное, как человеческое; и верен Бог, Который не попустит вам быть искушаемыми сверх сил, но при искушении даст и облегчение, так, чтобы вы могли перенести (1Кор. 10, 13).

Доказательство шестое

Мы не можем хулить Бога, ибо это противоречит Его благости и Его праведнос­ти.

Но повелевать делать заведомо невозможное противоречит Божией праведности, а предать человека на вечные муки за то, что он заведомо не может соблюсти, противо­речит Божией благости.

Ибо кто дерзнет извергать хуления на Бога, Который якобы заповедал человеку делать невозможное или предал человека вечному мучению, за то, что он не заведомо может соблюсти?

Как только может прийти на ум приписать Богу такую неслыханную от века жес­токость мучителя, жаждущего человеческой крови, Богу, Который милостив, щедр, пра­веден и по-настоящему благ!

Доказательство седьмое

Если никто не может в полной мере понести иго Христово, то есть Его запо­веди, то почему Христос называет его легким: иго Мое благо, и бремя Мое легко (Мф. 11, 30). Как Апостол Иоанн дерзнул сказать, что заповеди Христовы не тяжелы? Как сможет сказать на Страшном Суде Праведный Судья: «Идите от Мене, проклятые, в вечный огонь, раз вы не понесли Мое бремя»? Ибо грешники скажут, что они не понесли бремя, потому что не смогли, это было сверх их сил: «Что же Ты, истинный и праведный Судия, требуешь от нас то, что мы не можем сделать? Как же Твое ми­лосердие терпит, что нам придется мучиться вовеки за то, что соблюсти заведомо не в наших силах?»

Доказательство восьмое

Может ли неверующий, лишенный Божией благодати, исполнить закон? Язычни­ки" не имеющие закона, по природе законное делают (Рим. 2, 14).

Смотрите по этому поводу написанное Златоустом.

Если даже язычники, не имеющие благодати и веры, делают законное по природе. Что же сказать о верующих и праведных, которым помогает Божия благодать?

Доказательство девятое

Подвигом добрым я подвизался, течение совершил, веру сохранил (2Тим. 4, 7).

Здесь я спрошу: какую веру сохранил Павел, живую или мертвую? Не можем же мы ответить, что мертвую. Значит, он сохранил живую веру. Это так, поскольку он соблюл заповеди Божии. Ибо вера без дел мертва (Иак. 2, 26), как сказал Апостол Иаков.

Доказательство десятое

Противоположное учение является ересью. Кто хоть пальцем посмеет коснуться ига Христова, то есть Его заповедей, если это иго так тяжело, что никто не может его понести? Например, кто пытается поднять или сдвинуть камень, когда видит, что он не­движим, и так далее.

Доказательство одиннадцатое

СПРАШИВАЮ: Откуда такая немощь, что человек не в состоянии исполнить за­кон? Отчасти от помогающей благодати, отчасти от самого предмета (то есть того, что завещано). И действительно, человек само по себе, без помощи благодати, не может ис­полнить закон. Пускай так. Но мы спрашиваем о человеке, которому помогает Божия благодать и укрепляет его. Никогда прельщающая похоть и возбуждающий демон не были более успешны, чем помогающая Божия благодать.

Доказательство двенадцатое

Соломон говорит: Познав же, что иначе не могу овладеть ею, как если дарует Бог (Прем. 8, 21). То есть Соломон познал, что может сохранити воздержание с Божией по­мощью. Если можно сохранить воздержание с Божией помощью, что сохранить трудно, то тем более это относится к другим заповедям, которые не так трудны.

Доказательство тринадцатое

Не слушатели закона праведны пред Богом, но исполнители закона оправданы будут (Рим 2, 13). Смотрите также Иак. 2, 20. Здесь я спрошу: исполнители закона, кото­рые оправдаются исполнением закона, могут ли исполнять закон, согрешая? Или могут ли так исполнить закон, чтобы исполнить его без греха? Если выберете первый ответ, то греховное исполнение закона оправдает человека. Если выберете второй ответ, то под­твердите нашу позицию.

Доказательство четырнадцатое

Если бы было невозможно исполнить заповеди Божии, то наиболее трудной для выполнения была бы следующая заповедь: Возлюби Господа Бога твоего, и так далее, и эта: Не пожелай. Но с Божией помощью можно исполнить и ту, и другую.

Возражения противников

Возражение первое

Апостол Петр говорит: Что же вы ныне искушаете Бога, желая возложить на выи учеников иго, которого не могли понести ни отцы наши, ни мы? Но мы веруем, что благодатию Господа Иисуса Христа спасемся, как и они (Деян. 15, 10–11). Здесь, по мнению противников, святой Петр говорит, что закон – это иго, которое нельзя понести, и добав­ляет, что нам невозможно спастись хранением закона, поскольку его невозможно испол­нить, но можно спастись Божией благодатью, которая нас освободила от ига закона.

ОТВЕЧАЕМ: Святой Апостол Петр не говорит здесь о нравственном законе, то есть о Десятисловии, о котором здесь идет речь, а говорит о законе ветхозаветных чи­нов, то есть об обрезании и тому подобном, от котороых освобождаются христиане, как учит Апостол, что можно видеть из предыдущих и последующих слов. Ибо Апостол Петр говорит, что христиане не обязаны придерживаться обрезания и других Иудейских чинов. Этому существуют две причины. Первая: это тяжелое и трудновыполнимое иго. Вторая: оно бесполезно для оправдания. Эту вторую причину более ясно характеризует Апостол Павел, говоря: Ныне же, познав Бога, или, лучше, получив познание от Бога, для чего возвращаетесь опять к немощным и бедным вещественным началам и хотите еще снова поработить себя им (Гал. 4, 9)?

А то, что святой Петр называет игом не нравственный закон, то есть Десятисло­вие, а чиновный закон, то есть Иудейские обычаи, можно яснее увидеть из приводимых ниже причин.

ПЕРВАЯ: Из самих слов Писания. Так, святой Лука пишет: Тогда восстали неко­торые из фарисейской ереси уверовавшие и говорили, что должно обрезывать язычни­ков и заповедывать соблюдать закон Моисеев (Деян. 15, 5), что и стало причиной соб­рания Апостолов. Ибо там же святой Лука говорит: Апостолы и пресвитеры собрались для рассмотрения сего дела (Деян. 15, 6). Ясно, что Петр имеет в виду обрезание и тому подобные обряды.

ВТОРАЯ причина вытекает из самого изречения или постановления, принятого на этом Апостольском Соборе: Ибо угодно Святому Духу и нам не возлагать на вас ни­какого бремени более кроме сего необходимого: воздерживаться от идоложертвенного и крови, и удавленины, и блуда (Деян. 15, 28).

Здесь я спрошу: от чего надо воздерживаться, по мнению Апостолов, от закона Иудейских обрядов или от закона вообще? Если от закона Иудейских обрядов, мы по­лучаем то, что и хотим. Если же от закона вообще, то из этого последует беспредел, как будто христианину не нужно не почитать идолов, не прелюбодействовать, не красть, не убивать, не лжесвидетельствовать и так далее, о чем говорит Павел, который учит, что делающие так Царства Божия не наследуют (1Кор. 6, 9).

СКАЖЕТЕ: может, все это и важно, но люди оправдаются не этим.

ОТВЕЧАЮ: Едва ли они оправдаются от этих четырех вышеперечисленных, ко­торые столь важны.

ТРЕТЬЯ причина связана с тем, что вся сила этого Апостольского в их стремле­нии снять иго закона с шеи учеников. Что же означает снять иго закона? Значит ли это снять обязательства и уничтожить закон или отвергнуть мнение об оправдании и на­учить, что никто не может оправдаться законом? Если скажете, что снять иго есть не что иное как снятие обязательства, то никакой закон христиан и не обязывает, кроме закона о идоложертвенных, о крови, об удавленных, и о блуде. Если под именем закона понима­ется весь вообще закон, не только обрядовый, но и нравственный, то есть Десятисловие, то на это беззаконие не согласятся и сами противники. Если же скажете, что снять иго не значит снять обязательства, а значит только отвергнуть мнение об оправдании, так как обрядовый закон о обрезании, о субботствовании, о новомесячии, о принесении в жертву животных не упраздняется по обязательству, то, как говорит Апостол; если вы обрезываетесь, не будет вам никакой пользы от греха (Гал. 5, 2).

Необходимо сказать, что Апостолы трудноисполнимым игом называли обрядовый закон, и Христом была снята обязательность его выполнения. Апостолы считали, что об­ряды о идоложертвенном, о крови, об удавленине имеют временное значение и добавили к ним удаление от блуда, поскольку ранее язычники простое блудодеяние не считали гре­хом, как и прелюбодеяние, убийство, лжесвидетельство и другое, подобное этому.

СКАЖЕТЕ: В этих словах Петра: Но (...) благодатию Господа Иисуса Христа спа­семся, как и они (Деян. 15, 10–11) есть предлог противопоставления но, и кажется, будто бы то, о чем говорится, противоречит всему закону.

ОТВЕЧАЮ: святой Петр говорит здесь о двоякой причине необязательности соблюдения для христиан Ветхого Закона.

Первая: ветхозаветные обряды – это тягчайшее бремя. Вторая: они бесполезны для оправдания. Ибо смысл этих слов Петра таков: Что же вы ныне искушаете Бога, желая возложить на выи учеников иго, которого не могли понести ни отцы наши, ни мы? Но мы веруем, что благодатию Господа Иисуса Христа спасемся, как и они (Деян. 15, 10–11). Здесь в этом противопоставляющем предлоге но скрыта вторая причина ред­кого использования обрядовых чинов.

СПРОСИТЕ: Почему закон Иудейского чиноправления считается неисполнимым и называется нестерпимым бременем?

ОТВЕЧАЕМ, ВО-ПЕРВЫХ: Из-за большого количества обрядовых заповедей, более шестиста, по мнению ряда авторов. Другие называют цифру количества дней в году. Тре­тьи говорят, что их столько, сколько в человеке костей, больших и маленьких. Как можно хранить столько заповедей и как ограниченная человеческая память может их помнить?

ОТВЕЧАЕМ, ВО-ВТОРЫХ: Не то что бы он был неисполним, но, скорее, он труден для исполнения. Ибо если бы его было невозможно исполнить, то Евангелист Лука был бы неправ, говоря о Захарии и Елисавете: Оба они были праведны пред Богом, поступая по всем заповедям и уставам Господним беспорочно (Лк. 1, 6). Именно в таком смысле Христос и называет фарисейские предания нестерпимым бременем: связывают бреме­на тяжелые и неудобоносимые и возлагают на плечи людям, а сами не хотят и перстом двинуть их (Мф. 23, 4). Есть и другие причины, по которым Новый Закон называется легким бременем, а Ветхий – тяжелым. Благодать и любовь относятся к Новому Закону. То, что тяжело пребывающему в страхе, любящему легко. Закон же Моисея – это закон рабства и потому страха: Потому что вы не приняли духа рабства, чтобы опять жить в страхе, но приняли Духа усыновления, Которым взываем: «Авва, Отче!» (Рим. 8, 15). В Писании говорится о двух заветах и о том, что Бог дал нам не дух страха, а Дух силы и любви (Гал. 4, 24). Смотрите также 2Тим. 1, 7. Здесь уместно будет привести в пример крылья птицы, которые не столько отягощают, сколько облегчают.

Другую причину выдвигают Назианзин в Слове 40 на Пасху и Златоуст в омилии 8 «О покаянии». Она состоит в том, что в Новой Благодати больше надежда на воздаяние, чем в Ветхом Завете, когда уже известен вход в Царствие вечного благополучия, куда святыми проторен путь.

ЧЕТВЕРТАЯ причина заключается в том, что в Ветхом Завете много редко ис­пользуемых церемониальных и чиноправительных заповедей. В Новой же Благодати их немного, но все они очень нужны. Нравственные же заповеди поистине одинаковы в обоих законах. В Евангелии они лишь становятся более строгими: о любви к врагам, об утолении похоти (Исх. 20; Прит. 24 и в других местах). И хотя Христос дал или передал более строгие заповеди (например, если отказался от жены, разведясь с ней, то не ищи новой жены, и так далее), они не должны быть столь тяжелы для христиан, как для Иуде­ев, ибо зрелому мужу не тяжело то, что кажется невыносимым ребенку, питающемуся молочной пищей.

Возражение второе

Желание добра есть во мне, но чтобы сделать оное, того не нахожу (Рим. 7, 18). Отсюда противники делают вывод, что если кто-либо и захотел бы исполнить закон, то не смог бы этого сделать.

ОТВЕЧАЕМ: Вдумайтесь, о чем говорит Апостол: не о хранении закона, а о дви­жении плотской похоти, от которой Апостол хотел бы быть как можно дальше. Потому он и сказал, что хотел бы (удалиться от похоти), но чтобы сделать это (то есть отвергнуть ее от себя), того не находит, как бы говоря: «Хотел бы лишиться движения бесчинствую­щей похоти, но это не в моей власти». Или так: «Не иметь движения похоти есть добро, и именно такого добра я хочу и желаю, но не могу совершить».

Противники НАСТАИВАЮТ: Если уж Апостол не может укротить движения плотской похоти, то есть не может исполнить Божией заповеди «не пожелай», то поис­тине правда, что никто не может исполнить Божиих заповедей.

ОТВЕЧАЕМ: Чтобы почувствовать силу этого возражения, рассмотрим некото­рые вопросы.

ВОПРОС ПЕРВЫЙ: Что такое вожделение, или похоть?

ОТВЕТ: Вожделение, или плотская похоть, есть природная наклонность естества к желанию зла и представляет собой остаток греха Адама, которым согрешили все. Бого­словами оно называется немощью и истлением естества, разжиганием греха, неумерен­ной силой желания, началом искушения, словами Апостола Иакова, который говорит: каждый искушается, увлекаясь и обольщаясь собственной похотью; похоть же, зачав, рождает грех, а сделанный грех рождает смерть (Иак. 1, 14–15).

ВОПРОС ВТОРОЙ: Как различаются вожделение и похоть?

ОТВЕТ: О похоти следует рассуждать трояко.

Во-первых, похоть сама по себе является нашей природной страстью, кроме ка­ких-либо движений плоти.

Во-вторых, похоть соединяется с движением.

В-третьих, к похоти и к движению присоединяется добровольное произволение.

ВОПРОС ТРЕТИЙ: Является ли грехом вожделение, или похоть?

ОТВЕТ: Противники говорят, что похоть – это первородный грех, но это не так. Ибо первородный грех очищается святым крещением и полностью удаляется, а похоть бывает в людях и после крещения, о чем говорит и Апостол: в членах моих вижу иной закон, про­тивоборствующий закону ума моего и делающий меня пленником закона греховного, нахо­дящегося в членах моих (Рим. 7, 23) И снова: плоть желает противного духу, а дух – про­тивного плоти: они друг другу противятся (Гал. 5, 17). Что нам сказать на это? Мы скажем, что вожделение, или похоть в первом и втором рассуждении не является грехом, то есть, ни сама по себе похотливая страсть не является грехом, ни когда она соединяется с движени­ем, так как движение не навредит, если не будет произволения. Об этом говорит и Апостол: Если же делаю то, чего не хочу, уже не я делаю то, но живущий во мне грех (Рим. 7, 20). Если же к похоти и к движению присоединится греховное произволение, то это уже грех, если он и не проявится видимым образом. Послушаем, что говорит о таковых Апостол Иаков: каждый искушается, увлекаясь и обольщаясь собственной похотью (Иак. 1, 14).

Та же похоть же, зачав, рождает грех, а сделанный грех рождает смерть (Иак. 1, 14–15). Видите, Апостол не называет похоть грехом, но похоть, зачав от произволения, в то же время рождает грех. Об этом говорит и Сам Христос: Вы слышали, что сказано древним: не прелюбодействуй. А я говорю вам, что всякий, кто смотрит на женщину с вожделением, уже прелюбодействовал с нею в сердце своем (Мф. 5, 27–28). Святой Злато­уст, толкуя эти слова Христа, в Беседе 17 на Евангелие от Матфея говорит: «Он не просто сказал: кто вожделеет, – потому что можно вожделеть и сидя в горах, и в непроходимой пустыне, – но: кто смотрит на женщину с вожделением, то есть, кто сам воспламеняет в себе вожделение, кто без всякого принуждения вводит этого зверя в спокойное свое сердце. Это уже происходит не от природы, но от нерадения».

Видите, противники, что вожделение, или похоть (суть у них одна), сами по себе не являются грехом, но вожделение, используемое во зло, соединяемое с бесчинным произволением, есть грех.

Об этом святой Златоуст говорит в той же Беседе, упомянутой несколько выше: «Гнев и вожделение равно нам врожденны, и не без цели находятся в нас, именно – гнев для того, чтобы нам наказывать злых и исправлять беспорядочно ведущих себя, а вожде­ление для того, чтобы нам рождать детей, и таким образом преемственно сохранять род наш», как бы говоря, что гнев может быть и добрым, и злым. Добрый гнев исправляет нарушающих закон, а злой вызывает неправедную ненависть к ближнему. Так и вожделе­ние может быть и добрым, и злым. Добрым – для законного деторождения, злым – для прелюбодеяния и других богомерзких нечистот, которые властвуют над умом и волей. Об этом святой Златоуст говорит и в другом месте, в толковании на слова Павла: О, если бы удалены были возмущающие вас! (Гал. 5, 12): «Ты поступаешь подобно тому, кто, видя подкладывающего зажженные дрова и поджигающего ими дом, оставил бы совершенно в стороне поджигателя, и стал бы обвинять огонь за то, что он разгорелся так сильно оттого, что охватил много бревен дома. Но виноват не огонь, а поджигатель. Огонь дан для при­готовления пищи, для освещения и для многих других потребностей, а не для того, чтобы жечь дома. Точно так же и вожделение дано для деторождения и сохранения жизни, а не для прелюбодеяния, блуда и распутства; дано для того, чтобы ты был отцом, а не прелю­бодеем, чтобы законно находился в общении с женою, а не растлевал ее противозаконным образом, чтобы ты оставил свое семя, а не осквернял чужое. Ведь прелюбодеяние зависит не от естественного вожделения, но противоестественной необузданности, так как вожде­ление ищет только совокупления, а не такого именно совокупления. Впрочем, это я сказал теперь не без намерения, но приступаю к некоторым состязаниям и предначинаю борьбу против тех, которые называют творение Божие злым и, не обращая внимания на беспеч­ность души, безумно восстают против тела и клевещут на плоть нашу, о которых далее говорит и Апостол Павел, обвиняя именно не плоть, а диавольские помыслы».

И снова святой Златоуст говорит об этом же в Послании к Римлянам, в Беседе 13: «После смерти толпою нахлынули страсти. Когда тело сделалось смертным, то оно по необ­ходимости приняло и похоть, и гнев, и болезнь, и все прочее, что требовало многого любо­мудрия, чтобы наводнившие нас страсти не потопили помысла в глубине греха. Сами по себе они не были еще грехом, но произвела это необузданная их неумеренность. Так, если взять, для примера, одну из страстей, плотская похоть не составляет греха, но когда она впала в не­умеренность и, не желая оставаться в пределах брака законного, стала наскакивать на чужих жен, тогда, наконец, сделалась любодеянием, но не от похоти, а от неумеренности в ней».

Из этих свидетельств Златоуста ясно, что вожделение, или похоть, само по себе не является грехом, а только используемая во зло и соединенная с самовольным злым произволением. Ибо произволению и венцы, и мучение, словами этого же Златоуста, в Беседе на Послание к Галатам, на главу 5.

ВОПРОС ЧЕТВЕРТЫЙ: Почему Апостолом Павлом похоть называется грехом?

Итак да не царствует грех в смертном вашем теле, чтобы вам повиноваться ему в похотях его (Рим. 6, 12). И снова: а потому уже не я делаю то, но живущий во мне грех (Рим. 7, 17).

ОТВЕТ ПЕРВЫЙ: Из самих слов Павла ясно, что похоть без произволения не является грехом. Вдумайтесь в сказанное им и прислушайтесь к его словам. И снова: а потому уже не я делаю.

ОТВЕТ ВТОРОЙ: Святой Златоуст в Беседе 13 на Послание к Римлянам говорит: «Господь мамона и бог чрево называются так не по свойству, а метафорически, чтобы показать, насколько послушны те, кто им покоряется. Так и похоть называется законом греха, или грехом, не по свойству, а метафорически, то есть это значит, что похоть ста­новится грехом, когда мы ей послушны. Поэтому и говорит Апостол, наставляя нас: да не царствует грех в смертном вашем теле. Ибо когда похоть обладает нами и мы по­коряемся ей, тогда она становится грехом, подобно тому как чрево становится богом и мамона становится господом, когда они владычествуют над нами и мы покоряемся им, всячески угождая». Так учит вселенский учитель Златоуст. Однако, чтобы еще более прояснить картину, добавим наши рассуждения.

Грех в Священном Писании рассматривается в четырех направлениях.

ПЕРВОЕ: Грех так называется по его свойствам. Например: вот Агнец Божий, ко­торый берет на Себя грех мира (Ин. 1, 29).

ВТОРОЕ: Грех так называется, хотя и не имеет соответствующих свойств, однако является причиной греха, то есть тем, что побуждает к греху. В таком значении грехом называется и похоть, или вожделение. Итак да не царствует грех в смертном вашем теле (Рим. 6, 12).

Пример первый: Послушание жизнь, а преслушание смерть. Но в каком смысле? Не по свойству, а по причине, то есть послушание является причиной жизни, а преслу­шание – причиной смерти.

Пример второй: Сам Дух ходатайствует о нас воздыханиями неизреченными (Рим. 8, 26), то есть творит в нас воздыхания.

ТРЕТЬЕ: О грехе говорится, поскольку идет речь о наказании за грех. Так, в Книге Пророка Захарии написано: Вот что будет за грех Египта и за грех всех народов (Зах. 14, 19), то есть будет наказание за грех.

ЧЕТВЕРТОЕ: Грех называется так вместо жертвы, которая приносится за грех. Так, о Самом Христе Апостол Павел говорит: Ибо не знавшего греха Он сделал для нас жертвою за грех, чтобы мы в Нем сделались праведными пред Богом (2Кор. 5, 21). Бог Отец Единородного Сына Своего, безгрешного, сделал грехом ради нашего спасения, то есть сделал Его жертвой для искупления наших грехов.

Отсюда ясно, что когда Апостол Павел называет похоть грехом, то он называ­ет ее так не потому, что она имеет свойство греха, а метанимически, поскольку похоть, или вожделение, может стать причиной греха. Метанимом в риторике называется фор­ма высказывания, в котором причина указывается вместо следствия. Например, «читаю Златоуста», то есть Беседы Златоуста. «Погорел мой друг», то есть дом моего друга. Или, напротив, указывается следствие вместо причины, или содержимое заменяется содер­жащим. Например, когда говорится: «Пью чашу», то содержимое чаши заменяется ча­шей, так как пить чашу никто не сможет, а пить можно только содержимое чаши.

СКАЖЕТЕ: Все, что не от Бога, является грехом, ибо все, что создал Бог, является добром. Грех же является злом, так как он не от Бога. Похоть не от Бога, а от первород­ного греха. Следовательно, похоть – это грех.

ОТВЕЧАЕМ, ВО-ПЕРВЫХ: Святой Златоуст говорит, что похоть у человека от Бога, данная для деторождения, и когда она такова, то добра. Но когда она используется во зло, она становится грехом, или, точное, зол тот, кто доброе использует для зла.

ОТВЕЧАЮ, ВО-ВТОРЫХ: Похоть не от Бога Творца – согласны; не от карающего Бога – не согласны. Похоть есть плод первородного греха, за который Бог, наказывая род человеческий, это тлетворное семя, оставил в нас и тление греха.

СКАЖЕТЕ: Христос получил все человеческие немощи и недостатки, кроме греха. Посему Он должен был во всем уподобиться братиям (Евр. 2, 17). И снова: Ибо мы имеем не такого Первосвященника, Который не может сострадать нам в немощах наших, но Который, подобно нам, искушен во всем, кроме греха (Евр. 4, 15). Но поскольку Христос не получил похоти, ясно, что похоть является грехом.

ОТВЕЧАЕМ: Христос многое не получил, например, болезни, подагру, лихорадку и тому подобное. Все это не было полезно для спасения рода человеческого.

Вряд ли подагра является грехом, как и лихорадка. Христос подобен нам по Своей Человеческой природе, ибо получил ее не от Ангелов, а от семени Авраама, как говорит об этом Апостол.

Но возвратимся туда, откуда пришли, и дадим ответ на возражение противни­ков.

Они говорят, что эту Божию заповедь, не вожделей, заведомо невозможно сохра­нить, и потому Апостол говорит: Желание (удалиться от похоти) добра есть во мне, но чтобы сделать оное, того не нахожу (Рим. 7, 18). Мы же говорим противоположное. Во-первых, вожделение, или похоть, само по себе не грех, что показано выше в пункте 3. Во-вторых, движение похоти без самовольного произволения не грех, и это показано там же. Что же из этого следует и что запрещает эта Божия заповедь, не вожделей ? Она запрещает только одно самовольное и бесчинное произволение похоти. И праведный человек с помощью Божией благодати может сохранить эту заповедь, то есть можно не подчиниться бесчинному движению похоти. Ибо в этой заповеди говорится: не вожде­лей. Об этом сказано и в другом месте Священного Писания: Не следуй влечению души твоей и крепости твоей, чтобы ходить в похотях сердца твоего (Сир. 5, 2). И снова: Не ходи вслед похотей твоих (Сир. 18, 30). Итак да не царствует грех в смертном вашем теле, чтобы вам повиноваться ему в похотях его (Рим. 6, 12). Обратите внимание на эти слова: чтобы вам повиноваться ему в похотях его. Речь идет именно об это заповеди: не пожелай. Здесь не говорится о похоти, поскольку сама по себе это природная страсть, не побуждающая ниже движения плоти к греху, и грехом она не является, как уже го­ворилось. Но в заповеди говорится только об одном произволении, которое в нашей власти. Все это подтверждают слова Апостола: дано мне жало в плоть, ангел сатаны, удручать меня, чтобы я не превозносился. Трижды молил я Господа о том, чтобы удалил его от меня. Но Господь сказал Мне: «довольно для тебя благодати Моей», ибо сила Моя совершается в немощи (2Кор. 12, 7–9). Здесь жалом плоти, что подтверждает и святой Златоуст, называется гонитель Павла, медник Александр, о котором упоминает Павел: Александр медник много сделал мне зла. Да воздаст Господь по делам его! (2Тим. 4, 14). Но святой Амвросий и некоторые другие таким жалом плоти Павла называют плотскую похоть. Чтобы освободиться от нее, Апостол молился ко Господу, но услышал: «доволь­но для тебя благодати Моей», то есть, Моей благодатью, которую ты имеешь, можешь, если захочешь, победить это жало твоей плоти. Но довольно об этом.

Возражение третье

Невозможно исполнить эту Божию заповедь: Возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим. Ибо напрасно мы стараемся делать дела ради вечного спасения, если не можем исполнить Божиих заповедей. Поэтому спастись можно только верой, и напрас­но надеяться на человеческие дела.

ОТВЕЧАЕМ: Эта заповедь, не пожелай, при истинном толковании может быть стать убежищем. Такова и эта заповедь, Возлюби Господа Бога твоего всем сердцем тво­им. Толкование же этой заповеди может быть двояким.

ВО-ПЕРВЫХ, да возлюбим Бога всем сердцем, то есть да всецело наше сердце напол­няется одной любовью к Нему и ничего больше не любит, кроме одного Бога. Такой любви эта заповедь не требует, иначе нельзя было бы любить ближнего, которого мы должны любить.

ВО-ВТОРЫХ: Эта заповедь, Возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим, означает повеление, чтобы мы полюбили Его так, чтобы предпочли всему остальному, и чтобы мы не предпочитали в любви какие-либо другие предметы Богу, чтобы страх или любовь ни к чему и ни к кому не разлучила нас с Божией любовью. Это истинный смысл заповеди, ибо в таком смысле говорит и Апостол: Кто отлучит нас от любви Бо­жией: скорбь, или теснота, или гонение, или голод, или нагота, или опасность, или меч (Рим. 8, 35), и так далее. О такой любви говорит и Сам Христос: Кто любит отца или мать более, нежели Меня, не достоин Меня; и кто любит сына или дочь более, нежели Меня, не достоин Меня (Мф. 10, 37), то есть кто предпочитает любить родителей или родственников больше Бога и не любит Бога больше всех. Можно сказать и наоборот: тот, кто предпочитает любить Бога больше родителей, больше родственников, больше друзей, больше богатств и сокровищ, тот любит Бога больше всех. И таких боголюбцев было много и раньше, есть они и ныне, отвергнувшие мир и все его красоты. Поскольку многие сохранили эту заповедь: Возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим, то ложным является учение противников, которые учат, что невозможно сохранить эту за­поведь: Возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим.

Дадим в качестве примера Угодников Божиих, которые возлюбили Бога, пред­почтя Его всему. В Писании говорится о Моисее: Верою Моисей, придя в возраст, от­казался называться сыном дочери фараоновой, и лучше захотел страдать с народом Божиим, нежели иметь временное греховное наслаждение, и поношение Христово счел большим для себя богатством, нежели Египетские сокровища (Евр. 11, 24–26). Таким был и Авраам, имевший единственного и горячо любимого сына Исаака, однако любви к сыну предпочевшего любовь к Богу, и, любя сына больше всякого создания, возлю­бил Бога больше, чем сына, принося его в жертву Богу. Разве это не значит любить Бога больше всех остальных, или любить Бога всем сердцем? Что же говорить об остальных! Давид говорит: Всем сердцем моим искал я Тебя (Пс. 118, 10). Господь говорит Иеровоаму: не пошли путями Моими, чтобы делать угодное пред очами Моими и соблюдать ус­тавы Мои и заповеди Мои, подобно Давиду (3Цар. 11, 33). И, хваля царя Иосию, говорит: Подобного ему не было царя прежде его, который обратился бы ко Господу всем сердцем своим, и всею душею своею, и всеми силами своими (4Цар. 23, 25).

Вне всякого сомнения, можно так же сказать и о других, о Самуиле, Илии, Елисее, Иеремии и других Пророках, а в Новой Благодати – о Пречистой Деве Божией Матери, об Иоанне Предтече, об Апостолах, о мучениках и о других многочисленных угодниках Божиих, отдавших предпочтение Богу и возлюбивших Его больше всякого создания.

Изо всего сказанного ясно, что праведному человеку с помощью Божией благо­дати вполне возможно сохранить весь Закон Десятисловия. Ибо если можно сохранить такие трудные заповеди, как не пожелай и возлюби (о которых прежде всего болтают противники), как это было показано, то почему бы не сохранить подобным же обра­зом и другие заповеди? К тому же любящий Бога всем сердцем тем самым сохраняет Его заповеди. Как показано выше, Бога можно полюбить всем сердцем. Следовательно, можно и сохранить Его заповеди. В Священном Писании часто в одном и том же выска­зывании говорится и о любви к Богу, и о соблюдении Его заповедей. Я Господь, Бог твой (...) творящий милость до тысячи родов любящим Меня и соблюдающим заповеди Мои (Исх. 20, 2–6). И снова: Итак, Израиль, чего требует от тебя Господь, Бог твой? (...) только, чтобы (...) любил Его (...) чтобы ты соблюдал заповеди Господа (Бога твоего) и постановления Его (Втор. 10, 12–13). И снова: Итак, люби Господа, Бога твоего, и соблю­дай, что повелено им соблюдать, и постановления Его (Втор. 11, 1). Так говорит и Сам Христос: Если любите Меня, соблюдите Мои заповеди (Ин. 14, 15). Там же: Кто имеет заповеди Мои и соблюдает их, тот любит Меня (Ин. 14, 21). Остальное смотрите выше, в начале этой четвертой главы.

Возражение четвертое

Апостол Иаков говорит: все мы много согрешаем (Иак. 3, 2). Так говорит и Иоанн Богослов: Если говорим, что не имеем греха, – обманываем самих себя, и истины нет в нас (1Ин. 1, 8). Отсюда ясно, что нет никого без греха и никто не может сохранить закон Господень.

ОТВЕЧАЕМ: Апостолы Иаков и Иоанн говорят о простительных грехах, которых не может избежать никто, а не о смертных грехах.

Следует понять, что между грехами огромная разница. Одни грехи, как сучок и комар, другие – как бревно и верблюд. Послушайте, что говорит Христос: Что ты смот­ришь на сучок в глазе брата твоего, а бревна в твоем глазе не чувствуешь (Лк. 6, 41)? И снова: Горе вам (...) вожди слепые оцеживающие комара, а верблюда поглощающие (Мф. 23, 23–24), то есть избегающие меньших грехов, не заботясь о больших. Так, во время страданий Христа люди не хотели войти в претор, чтобы не оскверниться, и предали Христа на распятие. Или когда отдавали десятину мятой, анисом и тмином, пренебре­гая прощением, милостью и верой. Неравенство грехов можно видеть и из слов Христа: всякий, гневающийся на брата своего напрасно, подлежит суду; кто же скажет брату своему: «рака», подлежит синедриону; а кто скажет: «безумный», подлежит геенне ог­ненной (Мф. 5, 22). Видите, что степень грехов может различаться. Одни подлежат суду, другие синедриону, третьи геенне огненной. Поэтому одни грехи являются смертными, приносящими смерть душе и отнимающие Благодать Божию, то есть жизнь души. Дру­гие грехи простительны и не отнимают у души Божией благодати. В Соломоновых Прит­чах Святой Дух говорит: семь раз упадет праведник, и встанет; а нечестивые упадут в погибель (Притч. 24, 16). Обратите внимание на эти слова: семь раз упадет праведник, и встанет, и поймите, что и у праведников бывают падения, или грехопадения, не от­нимающего у них праведности или Божией благодати. Такие грехопадения мы называем простительными грехами, то есть заслуживающими прощения, а не смертными, то есть приносящими смерть душе. Без простителных грехов вряд ли кому-либо удастся жить, кроме Христа и Его Пречистой Матери. От смертных же грехов, по Божией благодати, может быть свободен каждый, тщательно соблюдающий Закон Божий. Когда же Апос­тол Иаков говорит: все мы много согрешаем (Иак. 3, 2), а также Иоанн Богослов говорит: Если говорим, что не имеем греха, – обманываем самих себя, и истины нет в нас (1Ин. 1, 8), то Апостолы имеют в виду простительные грехи, а не смертные. Поймите же, что когда Апостолы говорили это, они были святы, и при наличии святости у них были про­стительные грехи.

Возражение пятое

Если возможно соблюсти Закон и не согрешать, то напрасна молитва, переданная нам Христом, – Отче наш. Когда в этой молитве говорится: да святится имя Твое, про­износящий это исповедует, что оскверняет имя Господне. Когда говорится: да придет Царство Твое, произносящий это исповедует, что он находится в царстве диавола. Когда говорится: да будет воля Твоя, произносящий это исповедует, что он сопротивляется воле Божией и выполняет волю диавола. Когда говорится: Прости нам долги наши, про­износящий это исповедует, что у него есть долги, то есть грехи.

ОТВЕЧАЕМ, ВО-ПЕРВЫХ, ВОЗРАЖЕНИЕМ: Сам Христос молился к своему Отцу, говоря: да будет воля Твоя (Мф. 26, 42). Вряд ли Христос противился воле Своего Отца.

ОТВЕЧАЕМ, ВО-ВТОРЫХ: Мы не всегда просим Бога о том, чего не имеем, бы­вает, что просим о том, что имеем, чтобы это не отнялось или приумножилось. Так мо­лился Давид: Духа Твоего Святого не отними от меня (Пс. 50)! Так просили у Христа Апостолы: умножь в нас веру (Лк. 17, 5).

ОТВЕЧАЕМ, В-ТРЕТЬИХ: Христос не учил нас просить о том, что невозможно получить никогда, более того, обещал, что если мы будем просить, то получим просимое: Все, чего не будете просить в молитве (...) и будет вам (Мк. 11, 24). Всякий просящий получает (Лк. 11, 10). Поскольку мы просим, говоря: да святится имя Твое, да будет воля Твоя, то этим имя Божие не оскверняется, а святится в нас, и, повинуясь Закону, мы следуем воле Господа. Иначе мы бы напрасно просили о том, что получить невозмож­но. Молитву Отче наш святые Отцы толкуют следующим образом. Да святится имя Твое. Мы молимся о том, чтобы в нас святилось имя Господне, чтобы, освятившись им в крещении, пребывать в этом даре Божием до смерти. Да придет Царство Твое, то есть Царство, которое ожидаем после Страшного Суда. Да будет воля Твоя, как на Небе, так и на земле. Здесь просим об обращении к Богу неверующих, чтобы они, будучи землей, с верой выполняли волю Господню, как это делают верующие, которые, веруя, приближа­ются к Небу. И прости нам долги наши. Долгами не всегда называются смертные грехи, но также и простительные. Праведный человек с помощью Божией благодати вполне может не иметь смертных грехов, но может иметь простительные, которые мы обычно называет не грехами, а прегрешениями.

Завершаем эту главу о хранении Закона Божия с помощью Божией благодати. И спрашиваем, кого больше должно слушать? Противники считают, что никто не может сохранить Закон Божий. Павел же, напротив, говорит: Все могу в укрепляющем меня Иисусе (Флп. 4, 13). Противники считают, что Закон Десятисловия – слишком тяжелое бремя. Христос же, напротив, говорит: Возьмите иго Мое на себя (...) ибо иго Мое благо, и бремя Мое легко (Мф. 11, 29–30). Это же говорит и Богослов: Ибо это есть любовь к Богу, чтобы мы соблюдали заповеди его; и заповеди его не тяжки (1Ин. 5, 3). Сделай же вывод, читатель, какая сторона права: та ли, на которой стоят Христос, Апостолы и Про­роки, или сторона противников. Но сторона Христа и Апостолов не может быть ложной, ибо истина Господня пребывает вовеки. Следовательно, противники лгут, когда учат, что никто не может сохранить Закон Божий.

Глава 5. Претыкание о благие дела, якобы поврежденные греховным пороком

Любознательные очи звездочетов и в самом солнце, источнике света, усмотрели или, точнее, искусственно создали некую тьму, и стали говорить, что не только луна, но и само солнце в своем свете имеет некий порок, примесь тьмы. Наши противники подобны им, усматривая в добрых делах некие пороки, изъяны, недостатки. Так, они говорят: «Как можно заслужить вечную жизнь добрыми делами, которые имеют не­кий порок и изъян, либо из-за похоти, которая всегда есть в человеке (и которую они называют первородным грехом) и самого человека делает порочным, и дела его, если они и кажутся добрыми, повреждает и извращает, либо из-за примеси грехов, которые есть даже у праведного человека. Итак, добрые дела из-за своего изъяна и поврежденности грехом не чисты пред Богом, искажены грехом и никоим образом не могут быть причиной спасения. Поэтому лучше надеяться на одну веру и Божие милосердие, а не набирать добрых дел ради спасения. Так учат противники. Что нам на это ответить? Отвергая это еретическое учение, мы выдвигаем противоположный ему Догмат.

Православный Догмат. Дела праведных поистине благи и праведны, не имеют греховного порока и не могут называться грехами, и таковыми стяжается жизнь вечная.

Подтверждение Догмата Священным Писанием Ветхого Завета

Терпение праведного Иова было непричастно пороку, ибо написано: Во всем этом не согрешил Иов и не произнес ничего неразумного о Боге (Иов. 1, 22). Но и Сам Бог, хваля Иова, сказал сатане: обратил ли ты внимание твое на раба Моего Иова? Ибо нет тако­го, как он, на земле: человек непорочный, справедливый, богобоязненный и удаляющийся от зла (Иов 1, 8).

СКАЖЕТЕ: Иов проклинал день своего зачатия и рождения, так как согрешил нетерпением.

ОТВЕЧАЕМ: День зачатия и рождения – это день греха, как говорится в псал­ме: Знаю, в беззакониях зачат я, и в грехах родила меня мать моя (Пс. 50, 7). Поэтому праведник, посчитав, что получил наказание за грехи, проклинал этот греховный день. Он сделал это не из-за нетерпения, а из отвращения к греху. Поэтому его проклятие гре­ха было не только прегрешением, а, напротив, добрым делом. Ибо всякое проявление отвращения к греху является добрым делом. Смотри «Маргарит» Златоуста, Беседу об Иове.

Давид поет в своих псалмах: Суди меня, Господи, по правде моей и по незлобию моему (Пс. 7, 9)! Снова: Услышь, Господи, правду мою (...) испытал Ты сердце мое, посетил его ночью; испытал меня, и не обрел во мне неправды (Пс. 16, 1–3). Снова: Ибо хранил я пути Господни и не был нечестивцем пред Богом моим. Ибо все суды Его предо мною, от повелений Его не отступал я. И буду непорочен пред ним, и сохраню себя от безза­кония. И воздаст мне Господь по правде моей, по чистоте рук моих пред очами Его (Пс. 17, 22–25). Снова: Суди меня, Господи, по правде Твоей, ибо живу я в незлобии (Пс. 25, 1).

Снова: Путь истины избрал я и судов Твоих не забыл. (...) Путем заповедей Твоих ходил я, когда расширил ты душу мою (Пс. 118, 30–32). И поучался заповедям Твоим, которые возлюбил (Пс. 118, 47). Друг я всем боящимся Тебя и хранящим заповеди Твои (Пс. 118, 63). Возненавидел всяк путь неправды (Пс. 118, 104). Рассудил я и поступил по правде (Пс. 118, 121). И вот возлюбил я заповеди Твои больше золота и топаза (Пс. 118, 127). И устремлялся ко всем заповедям Твоим, всяк путь неправды возненавидел (Пс. 118, 128), и прочее, и прочее.

Из этих и других изречений псалмов ясно, что Давид уповал на свои добрые дела, надеясь не постыдиться за них на Страшном Суде. Ибо Давид верил, что с помощью Божией благодати человек может совершать праведные дела.

Подтверждение Догмата Священным Писанием Нового Завета

Само Священное Писание называет дела праведников добрыми делами: Так да светит свет ваш пред людьми, чтобы они видели ваши добрые дела и прославляли Отца вашего Небесного (Мф. 5, 16). Снова: Богатых в настоящем веке увещевай, чтобы они не высоко думали о себе и (...) чтобы они богатели добрыми делами (1Тим. 6, 17–18). Снова: дабы уверовавшие в Бога старались быть прилежными к добрым делам (Тит. 3, 8). Снова: Ибо мыЕго творение, созданы во Христе Иисусе на добрые дела, которые Бог предназначил нам исполнять (Еф. 22, 10). Видите, противники, в Святых Книгах гово­рится о добрых делах, как освященных Богом, так что не оскверняйте их.

Светильник для тела есть око. Итак, если око твое будет чисто, то все тело твое будет светло (Мф. 6, 25). Святые Отцы толкуют это следующим образом. Око, которое есть светильник для тела, – это намерение, а тело – это дело. Поэтому если око будет чисто, то есть если намерение будет добрым, то все тело будет светло, то есть все дело, следующее за благим намерением, будет светло и не будет иметь греховной тьмы.

Ибо никто не может положить другого основания, кроме положенного, которое есть Иисус Христос. Строит ли кто на этом основании из золота, серебра, драгоцен­ных камней, дерева, сена, соломы, – каждого дело обнаружится; ибо день покажет, пото­му что в огне открывается, и огонь испытает дело каждого, каково оно есть. У кого дело, которое он строил, устоит, тот получит награду. А у кого дело сгорит, тот потерпит урон; впрочем сам спасется, но так, как бы из огня(1Кор. 3, 11–15). Эти слова Павла Зла­тоуст толкует следующим образом. Злыми делами он называет дрова, сено, солому, так как они легко воспламеняются, а добрыми делами – золото, серебро, драгоценные камни, которые в огне не горят, а только становятся ярче. Огонь Страшного Суда Божия испы­тает и те, и другие, и за каждое из них будет возмездие. Если добрые дела, как золото, се­ребро и драгоценные камни, не сгорая, получат Небесную награду, то как они могут быть грехами? И как они могут иметь в себе какой-либо порок и греховную скверну?

Кроме того, ложность учения противников очевидна и по этим изречениям свя­щенного Писания, в которых запрещает согрешать Святой Дух: Гневаясь, не согрешайте (Пс. 4, 5). И снова: Сказал я, Асаф, беззаконникам: «Не творите беззаконий» (Пс. 74, 5). Перестаньте делать зло; научитесь делать добро (Ис. 1, 16–17). Вот, ты выздоровел; не греши больше (Ин. 5, 14) Отрезвитесь, как должно, и не грешите (1Кор. 15, 34). Более и более старайтесь делать твердым ваше звание и избрание; так поступая, никогда не преткнетесь (2Пет. 1, 10). Дети мои! сие пишу вам, чтобы вы не согрешали (1Ин. 2, 1). Эти увещевания Святого Духа будут напрасными, если, согласно учению противников, мы не можем не согрешать во всяком деле. Если, по их учению, всякое доброе дело не может быть чистым от греховной скверны, то для чего было высказано это запрещение Бога – не согрешайте.

Подтверждение Догмата доказательствами

Доказательство первое

Всякое дело, угодное Богу, не может быть осквернено греховным пороком, так как добрые дела угодны Богу. Ибо Апостол Павел говорит: получив от вас посланное вами, как благовонное курение, жертву приятную, благоугодную Богу (Флп. 4, 18). Как же бла­говонное курение и жертва, приятная Богу, могут оскверниться греховным смрадом?

Доказательство второе

Если в добрых делах есть греховный порок, то почему в Писании говорится о не­ких святых, которые святы, праведны, непорочны, совершенны? Ной был человек пра­ведный и непорочный в роде своем; Ной ходил пред Богом (Быт. 6, 9). О праведном Иове сказано выше, и это же можно сказать о многих других: Блаженны непорочные на пу­тях своих, соблюдающие закон Господень (Пс. 118, 1). Итак, кто из нас совершен, так должен мыслить (Флп. 3, 15). Он избрал нас (...) чтобы мы были святы и непорочны пред Ним (Еф. 1, 4). Чтобы (...) вы были чисты и непреткновенны в день Христов (Флп. 1, 10).

Доказательство третье

Если все дела праведников греховны, то и вера их является грехом, как и молит­ва: Прости нам долги наши, то есть грехи, в которой мы, согрешая, просим о прощении грехов. Разве не безумием было бы очищать скверну скверной!

Доказательство четвертое

Если все дела праведников – грехи, то какова дерзость Апостола Павла, который говорит: Ибо хотя я ничего не знаю за собою, но тем не оправдываюсь, Судия же мне Господь (1Кор. 4, 4). Готовится мне венец правды, который даст мне Господь, праведный Судия (2Тим. 4, 8). Но за что, святой Павел? Противники отвечают: «за дела, осквернен­ные греховными пороками».

Доказательство пятое

Если все дела праведников являются грехами, то согрешал бы и Сам Бог, ибо добрые дела в праведниках производит Бог, по слову Апостола: Бог производит в вас и хотение и действие по своему благоволению (Флп. 2, 13). И Сам Христос говорит: Как ветвь не может приносить плода сама собою, если не будет на лозе: так и вы, если не будете во Мне. Я есмь лоза, а вы ветви (...) без Меня не можете делать ничего (Ин. 15, 4). И Апостол Павел: но я более всех их потрудился: не я, впрочем, а благодать Божия, которая со мною (1Кор. 15, 10).

Доказательство шестое

Из учения противников вытекает большая обида и оскорбление Самому Христу, Который, словами Павла, обращенными к Титу, дал Себя за нас, чтобы избавить нас от всякого беззакония и очистить Себе народ особенный, ревностный к добрым делам (Тим. 2, 14). Если же добрые дела праведников являются грехами, то Христос не избавил нас от всякого беззакония и не истинно не очистил Себе народ избранный, а также не сделал нас ревностными к добрым делам, а сделал скорее ревнителями смертных гре­хов.

Возражения противников

Возражение первое

Верующие всю жизнь нуждаются в отпущении грехов, ибо Давид говорит: Бла­женны те, кому отпущены беззакония и чьи грехи прощены. Блажен муж, которому Гос­подь не вменит греха (Пс. 31, 1–2).

ОТВЕЧАЕМ. ВО-ПЕРВЫХ, ВОЗРАЖЕНИЕМ: Давид говорит: Блажен муж, кото­рый не пошел на совет нечестивых, и на путь грешных не вступил, и не сидел в сбори­ще губителей; но в законе Господнем воля его (Пс. 1, 1–2). И снова: Пою и размышляю о пути непорочном. Когда посетишь Ты меня? Ходил я в незлобии сердца моего под кровом дома моего. Отвращал я взор свой от дел беззаконных; людей, творящих преступления, возненавидел. Чужды были мне сердца коварных; изменявших мне лукавых я не хотел знать (...) ходящие путем непорочным служили мне (Пс. 100, 1–6). Об этом Давид гово­рит и в других псалмах, которые приведены выше в этой главе по данной теме.

ОТВЕЧАЕМ, ВО-ВТОРЫХ: Верующие действительно всю жизнь нуждаются в отпу­щении грехов, то есть всякому грешнику необходимо покаяние и оправдание в покаянии. Это истина, но не относящаяся к нашему Догмату, ибо мы не называем грехами добрые дела. Блаженны те, кому отпущены беззакония и чьи грехи прощены (Пс. 31, 1). Эти слова отнюдь не в пользу противников, ибо здесь говорится не о добрых делах, якобы осквер­ненных греховным пороком, а о грехах, в которых кается грешник и бывает оправдан при­нятием в свою душу Божией благодати. Эти слова псалма, грехи прощены (прикрышася, церк.), по мнению святых Отцов, означают, что Бог действительно прикрывает грехи, но оставляя их как бы под прикрытием, поскольку у Бога ничего не может быть прикрыто, если не будет изглажено, словами Павла: все обнажено и открыто перед очами Его (Евр. 4, 13). Но Бог покрывает грехи так, как искусный врач покрывает рану пластырем, врачуя и заживляя ее, а не оставляя ее без изменений. Но об этом будет сказано ниже.

Возражение второе

И не вступай в тяжбу с рабом Твоим, ибо не в силах оправдаться пред Тобою никто из живых (Пс. 142, 2).

ОТВЕЧАЕМ: Толкование этих слов псалма трояко.

ПЕРВОЕ ТОЛКОВАНИЕ: Человек перед Богом не может оправдаться своей собственной правдой, так как сам по себе он правды не имеет. Если он и имеет правду, то она от Бога, а не от себя самого. Когда Давид говорит: И не вступай в тяжбу с рабом Твоим, понимай это так: «Не суди меня. Господи, за то, что у меня от себя самого, так как не в силах оправдаться пред Тобою никто из живых». Поэтому он и говорит немного выше: во истине Твоей, услышь меня в правде Твоей (Пс. 142, 1), то есть в правде, кото­рую имею и которая дана Тобой.

ВТОРОЕ ТОЛКОВАНИЕ: Эти слова псалма относятся к простительным грехам, избежать которых в этой жизни мы не можем. Поэтому когда Давид говорит: И не всту­пай в тяжбу с рабом Твоим, это означает следующее: «Не желаю с тобой спорить, считаю себя грешником и прошу прощения, ибо не один я, но каждый человек время от времени согрешает, и нет такого праведника, который бы иногда не погрешил».

ТРЕТЬЕ ТОЛКОВАНИЕ: Человек не оправдается пред Богом из-за огромного неравенства между Богом и человеком. Ибо если и есть правда в праведном человеке, однако поскольку очевидно несравненное превосходство Божией правды, всякая чело­веческая и Ангельская правда при сравнении с Божией правдой кажется неправдой, как звезды, сами по себе очень яркие, меркнут при солнце. Об этом говорится и в Книге Иова, в главе 4: человек праведнее ли Бога? И муж чище ли творца своего (Иов 4, 17)? И снова в главе 9: правда! Знаю, что так; но как оправдается человек пред Богом? (Иов 9, 1).

Возражение третье

Екклезиаст в главе 7 говорит: Нет человека праведного на земле который делал бы добро и не грешил бы (Еккл. 7, 20).

ОТВЕЧАЕМ: Это не следует понимать так, что будто бы человек согрешает, делая добро. Это означает, что никто не праведен настолько, что делает всегда только добро. Все иногда согрешают, как сказано в Соломоновых Притчах, в главе 24: семь раз упадет праведник, и встанет; а нечестивые упадут в погибель (Притч. 24, 16).

Возражение четвертое

В Книге Пророка Исаии в главе 64 написано: Все мы сделались – как нечистый, и вся праведность наша – как запачканная одежда (Ис. 64, 6), в другом переводе Библии написано, что вся праведность наша – как запачканная одежда женщины, претерпеваю­щей месячные истечения.

ОТВЕЧАЕМ: Хотя противники и хвастают, что это изречение подтверждает их учение, однако рассмотрим его, как должно, и не обнаружим силы, с которой оно может нам противостоять, по трем следующим причинам.

ПЕРВАЯ ПРИЧИНА: В этом месте Пророк Исаия говорит не о праведных людях, а о великих грешниках, за беззакония которых был отдан и город, и все его жители, в руки Вавилонского царя. От лица этих беззаконников Пророк говорит: Но вот, Ты про­гневался, потому что мы издавна грешили; и все мы сделались – как нечистый, и вся праведность наша – как запачканная одежда (Ис. 64, 5–6).

ВТОРАЯ ПРИЧИНА: Если бы Пророк говорил и обо всех людях, однако это отно­сится только ко времени Вавилонского плена.

ТРЕТЬЯ ПРИЧИНА: Пророк говорит не обо всех делах, а только о тех, на которые они надеялись и считали правдой, то есть о принесении жертвы, о новомесячии и так далее, которые, хотя сами по себе и были добрыми, но совершались со злым намерением без Божией благодати и не так, как обычно полагалось их совершать. Из-за этой слепоты они уподобляются запачканной одежде, оскверненной месячными истечениями. О тако­вых говорит и Сам Бог в Книге Пророка Исаии: К чему Мне множество жертв ваших? (...) Не носите больше даров тщетных: курение отвратительно для Меня; новомесячий и суббот, праздничных собраний не могу терпеть, и так далее (Ис. 1, 11–14). Об этом же говорится в Книге Пророка Иеремии: Для чего Мне ладан, который идет из Саввы, и благовонный тростник из дальней страны? Всесожжения ваши неугодны и жертвы ваши неприятны Мне (Иер. 6, 20). Об этом говорится также в Кениге Пророка Аммоса, в главе 5.

Возражение пятое

Добрые дела праведников больше всего оскверняются и получают греховный по­рок от похоти, и поскольку она пребывает и в праведниках после крещения и оправда­ния и является грехом, то дела праведников не могут быть чистыми и свободными от греховного порока.

ОТВЕЧАЕМ: В этом возражении два заблуждения.

ПЕРВОЕ: Похоть является грехом.

ВТОРОЕ: Этот грех, то есть похоть, а также другие грехи после крещении и от­пущения грехов, продолжают пребывать в человеке и только (по учению противников) прощаются и не вменяются, как сказано в псалме: Блаженны те, кому отпущены безза­кония и чьи грехи прощены. Блажен муж, которому Господь не вменит греха (Пс. 31, 1–2). Этот псалом будет истолкован ниже.

ПЕРВОЕ заблуждение мы рассмотрели в предыдущей главе 4, где сказали, что по­хоть сама по себе не грех, если только к ней не добавится самовластное произволение. Смотрите, как там сказано об этом. Но и здесь также мы утверждаем, что святым креще­нием всякий грех очищается и отнимается. Так и похоть, если бы она была грехом, вне вся­кого сомнения, была бы изглажена святым крещением и полностью отнята. Но поскольку похоть пребывает в человеке и после крещения, ясно, что похоть не является грехом.

ВТОРОЕ заблуждение противников состоит в том, что, по их словам, похоть яв­ляется грехом и не очищается крещением, а только прощается и не вменяется. Так, по словам противников, бывает и при отпущении грехов, когда грешник становится пра­ведником, а также в Таинстве покаяния, когда грехи не снимаются с человека, а только покрываются правдой, страданием и заслугами Христа и не предъявляются человеку для наказания. Поистине безрассудно говорить, что грехи ни крещением, ни оправданием не отнимаются от человека, а только прощаются и не вменяются. И мы хотим доказать об­ратное с Божией помощью. Об оправдании скажем ниже. Здесь же нам предстоит дока­зать значение крещения и то, что всякий грех святым крещением полностью очищается, отнимается, изглаживается, прогоняется, истребляется и превращается в ничто.

И если мы это докажем, то станет ясно, что похоть не является грехом и не отни­мается крещением, а пребывает в человеке и после крещения, и после отпущения грехов.

Для доказательства истинности Православного учения мы воспользуемся текстами Священного Писания, и поскольку их великое множество, разделим их на несколько частей.

В ПЕРВОЙ части рассмотрим изречения, в которых говорится, что крещение омывает, очищает, отнимает, убирает грехи.

Наипаче омой меня от беззакония моего, и от греха моего очисти меня (Пс. 50, 4). Вот Агнец Божий, который берет на Себя грех мира (Ин. 1, 29). Христос возлюбил Церковь (...), чтобы освятить ее, очистив банею водною посредством слова; чтобы представить ее Себе славною Церковью, не имеющею пятна, или порока, или чего-либо подобного, но дабы она была свята и непорочна (Еф. 5, 25–27). И если Бог омывает грехи крещением, то как может быть истинным учение противников о том, что Бог крещением не снимает грехи, а только прощает и не предъявляется для наказания, то снимает неиз­бежность наказания, но грех, как причину наказания, оставляет.

ВО ВТОРОЙ части рассмотрим изречения, в которых говорится, что крещение убирает пороки и скверны.

Вся ты прекрасна, возлюбленная моя, и пятна нет на тебе (Песн. 4, 7)! И окроплю вас чистою водою, и вы очиститесь от всех скверн ваших (Иез. 36, 25). Он избрал нас в Нем прежде избрания мира, чтобы мы были святы и непорочны (Еф. 1, 4). Прими­рил в теле Плоти Его, смертью Его, чтобы представить вас святыми и непорочными и неповинными пред Собою (Кол. 1, 22). Видите, противники, каково действие крещения и отпущения грехов – они убирают всякие пороки и скверны. Если это так, то как можно говорить, что грехи в крещении и отпущении грехов только прощаются и не вменяются.

В ТРЕТЬЕЙ части рассмотрим образы святого крещения. Первый образ крещения – обрезание (Кол. 2, 11). Второй образ – это Чермное море (1Кор. 10, 2). Третьим образом крещения является Иордан, в котором Неман исцелился от проказы (4Цар. 5). Четвертый образ – потопление свиней в море (Мф. 8, 29). Пятый – купальня у Овечьих ворот (Ин. 5), шестой – Силоамская купальня, омывшая и даровавшая зрение слепому от рождения (Ин. 9), седьмой – всемирный потоп (1Пет. 3, 21). Таковы образы крещения. Все они яв­ляются образами отнятия и уничтожения грехов, а не прикрытия или невменения. Так, в обрезании плоть обрезывалась в действительности. В Чермном море на самом деле уто­нули Египтяне. В Иордане совершилось истинное исцеление, и так далее. Итак, в креще­нии грехи истинно убираются и полностью уничтожаются, а не прикрываются.

В ЧЕТВЕРТОЙ части рассмотрим изречения, которые уподобляют крещение чис­тым и светлым предметам. Омоешь меня, и стану снега белее (Пс. 50, 9). Если будут грехи ваши, как багряное, – как снег убелю; если будут красны, как пурпур, – как волну убелю (Ис. 1, 18). И снова: Израиль, не забывай меня. Изглажу беззакония твои, как туман, и грехи твои, как облако (Ис. 44, 21–22). Известно, что солнечные лучи, пронизывая облака своим светом, разгоняют и уничтожают их, и небо становится ясным. Так обращается с греховным облаком и благодать Святого Духа в крещении и отпущении грехов.

В ПЯТОЙ части рассмотрим образ первородного греха. Ибо, как непослушанием одного человека сделались многие грешными, так и послушанием одного сделаются пра­ведными многие (Рим. 5, 19). Здесь хорошенько подумайте, что имеется в виду, когда го­ворится, что из-за непослушания Адама грешными стали многие, и стали ли они истинно грешными или только грех стал им вменяться. Всякий здравомыслящий человек скажет, что люди стали истинно грешными, а не просто грех стал им вменяться. И как из-за непослушания Адама многие стали истинно грешными, так из-за послушания Христа многие стали истинно праведными, а не просто грех перестал им вменяться. Итак, люди в крещении и отпущении грехов становятся истинно праведными, а не по вменяемости. Рожденное от плоти есть плоть, а рожденное от Духа есть дух (Ин. 3, 6). Родившиеся от плоти – истинно плотские люди, а от Духа – поистине духовные.

В ШЕСТОЙ части рассмотрим образ смерти Христа. Итак мы погреблись с Ним крещением в смерть (Рим. 6, 4). И ниже: Ибо если мы соединены с Ним подобием смерти Его, то должны быть соединены и подобием воскресения (Рим. 6, 5). Толкование: смерть Христа была истинной, и отпущение грехов нам тоже истинно. Также Его Воскресение было истинным, и наше оправдание тоже истинно.

В СЕДЬМОЙ части рассмотрим изречения Писания, в которых говорится, что в крещении мы возрождаемся. Если кто не родится от воды и Духа (Ин. 3, 5). Он спас нас (...) банею возрождения (Тит. 3, 5). Как новорожденные младенцы, возлюбите чистое словесное молоко, дабы от него возрасти вам во спасение (1Пет. 2, 2).

Здесь обратите внимание на то, что новое рождение невозможно без истинной смерти грехов. Ибо новое не рождается, пока не истлеет старое, огонь не рождается, пока не истлеет дерево. Когда мы рождаемся в крещении в Нового Адама, должно ис­тлеть и окончательно погибнуть всему тому, что было ветхим Адамом. Если же ветхий Адам живет в нас и после крещения, то как нам возродиться в Нового?

В ВОСЬМОЙ части рассмотрим изречение, которое учат нас, что невозможно вместе находиться свету и тьме, греху и правде. Не можете пить чашу Господню и чашу бесовскую; не можете быть участниками в трапезе Господней и трапезе бесовской (1Кор. 10, 21). Что общего у света с тьмою? Какое согласие между Христом и Велиаром (2 Кор. 6" 14–15)? Итак нет ныне никакого осуждения тем, которые во Христе Иисусе (Рим. 8, 1). Наши же противники говорят противоположное этому, желая, чтобы в нас одновременно были и Велиар, посредством греха, который, как они говорят, всегда в нас есть, и Христос, посредством оправдания.

В ДЕВЯТОЙ части рассмотрим изречение о том, что Бог ненавидит грехи. Воз­ненавидел ты всех, делающих беззакония (Пс. 5, 6). Возлюбил Ты правду и возненавидел беззаконие (Пс. 44, 8). Ибо равно ненавистны Богу и нечестивец и нечестие его (Прем. 14, 9). Из этих высказываний следует, что или Бог при отпущении грехов истребляет их как ненавистных Ему, или не прощает их, чтобы подвергнуть за них наказанию. Ибо если бы кто пребывал в грехе, то такого Бог бы ненавидел. Если бы Он его ненавидел, то хотел бы наказать и отомстить. Если бы Он хотел наказать и отомстить, то не отменил бы обяза­тельности наказания. Поэтому, когда противники учат, что Бог не вменяет грехов, если они и пребывают в человеке, то есть не хочет его наказывать, впадают в явное противо­речие со Священным Писанием, в котором Бог везде описан как Враг греха и его суровый Мститель. Но довольно об этом, остальное будет сказано в Догмате об оправдании.

Здесь возвратимся туда, откуда пришли, а именно, к возражению противников, согласно которому добрые дела праведников имеют скверну и греховный порок из-за похоти, которая есть в каждом человеке. Так учат противники, называя похоть грехом, который не изглаживается крещением и не отнимается, а только прикрывается правдой Христа, Которому да не вменится наказание пред Лицом Бога Отца.

На это возражение мы ответим двояко.

ПЕРВЫЙ ОТВЕТ: Похоть сама по себе не грех, если только к ней не добавится злое соизволение, о чем было сказано выше.

ВТОРОЙ ОТВЕТ: Всякий грех полностью истребляется крещением и отпущением грехов, что и показано в этих девяти частях. Но поскольку похоть пребывает в нас и пос­ле крещения и отпущения грехов, то ясно, что она грехом не является. Поэтому добрые дела праведников не получают от похоти ни единой скверны или греховного порока.

Противники НАСТАИВАЮТ: Давид говорит: Блаженны те, кому отпущены без­закония и чьи грехи прощены. Блажен муж, которому Господь нее вменит греха (Пс. 31, 1–2). Отсюда следует, по мнению противников, что при крещении и оправдании грехи не отнимаются, а только покрываются.

ОТВЕЧАЕМ: Эти слова псалма подробно толкует Августин. Он говорит, что те­лесные раны могут покрыться двояко: во-первых, самим раненым, во-вторых, врачом. Раненый покрывает раны одеждой, но не изглаживает их. Врач покрывает раны плас­тырем и изглаживает. Так происходит и с грехами. Грехи могут прикрыть и грешник, и Бог. Грешник прикрывает грехи, когда небрежно к ним относится и утаивает их внутри подобно фарисею, который говорил: я не таков, как прочие люди, грабители, обидчики, прелюбодеи (Лк. 18, 11). Когда прикрывает грехи Бог, Он лечит грешника Своей благо­датью и уничтожает грехи, как покрыл грехи мытаря, ушедшего в свой дом оправдан­ным.

Кто является блаженными, со слов Давида: те, чьи грехи прикрыты первым спо­собом, или те, грехи которых прикрыты вторым способом, ответьте, противники, мы хотим предельной искренности. Августин говорит: «Пускай же покроет раны Бог, а не ты. Ибо если ты, стыдясь, захочешь прикрыть свои раны, они не будут исцелены врачом. Если это сделает врач, то он прикроет раны пластырем. Под покрытием врача рана ис­целяется, под покрытием раненого рана не заживляется. И что пользы ране покрытие, только прикрывающее, а не исцеляющее? И как может быть прикрыт грех перед очами Всевидящего, о Котором Апостол говорит: И нет твари, сокровенной от Него, все обна­жено и открыто перед очами Его (Евр. 4, 13)?»

Возражение шестое

Мы ежедневно произносим: Оставь нам долги наши, и эту молитву произносят как грешники, так и праведники. Следовательно, дела праведных осквернены греховным пороком.

ОТВЕЧАЕМ: Грешники молятся об оставлении смертных грехов, праведники – об оставлении простительных грехов, которых не могут избежать в этой жизни, словами Апос­тола Иакова: все мы много согрешаем (Иак. 3, 2). И снова: Если говорили что не имеем греха, – обманываем самих себя, и истины нет в нас (1Ин. 1, 8). Если у праведников и бывают простительные грехи, то они отнюдь не вредят их добрым делам и не делают их порочны­ми. Еще можно сказать, что Священное Писание некоторых людей называет праведными, святыми, непорочными, совершенными. Праведники не были бы названы такими именами, если бы имели порок от простительных грехов. Ной был человек праведный и непорочный в роде своем (Быт. 6, 9) Так говорится и об Иове, и о многих других. Блаженны непорочные на путях своих, соблюдающие закон Господень (Пс. 118, 1). Итак, кто из нас совершен, так должен мыслить (Флп. 3, 15). Он избрал нас (...) чтобы мы были святы и непорочны пред Ним (Еф. 1, 4) Чтобы (...) вы были чисты и непреткновенны в день Христов (Флп. 1, 10).

Завершаем эту главу и ответы на возражения, в заключение отметив, что добрые дела праведников не могут быть названы грехами, и они не получают пороки и грехов­ную скверну от похоти или простительных грехов. Поэтому добрыми делами стяжается вечная жизнь.

Глава 6. Должно ли человеку уповать на свои добрые дела

Положение первое

Надежда и упование различаются, ибо в надежде нет полноты, а упование являет­ся полной и совершенной надеждой.

Положение второе

Одно дело, когда упование рождается из добрых дел, и другое – возлагать упова­ние на добрые дела. Человек может иметь много добрых дел, но мало уповать на них или не уповать совсем, к тому же он не может быть уверен в том, что его дела истинно добры. Выдвинув эти положения, дадим теперь два определения.

Определение первое

Прежде всего должно возлагать упование и надежду на Бога, а во вторую очередь на заслуги, или на добрые дела, однако со смирением, а не с гордостью. Поэтому упование, кото­рое праведники возлагают на Бога, рождается не только от одной веры, но и от заслуг, то есть от добрых дел. Поэтому тем, кто хочет иметь перед Богом непостыдное упование, следует приложить усилия для совершения добрых дел. То, что упование на Бога родится не от одной веры, но и от добрых дел, подробно покажем здесь, во-первых, от Писания Ветхого Завета, во-вторых, от Писания Нового Завета и, в-третьих, по свидетельствам святых Отцов.

Первое доказательство от Священного Писания Ветхого Завета

Великое упование перед Лицом Божиим представляет собой милостыня, которая есть богатый дар для всех, кто творит ее пред Всевышним (Тов. 4, 11).

Если ты управишь сердце твое (...) если есть порок в руке твоей, а ты удалишь его и не дашь беззаконию обитать в шатрах твоих (Иов. 11, 13–14). И будешь ты спо­коен, ибо есть надежда (Иов 11, 18). Давид, исходя из своих добрых дел, уповает на Бога: И воздаст мне Господь по правде моей, по чистоте рук моих воздаст мне; ибо хранил я пути Господни и не был нечестивцем пред Богом моим. Ибо все суды Его предо мною, от повелений его не отступал я (Пс. 17, 21–23).

Царь Езекия молился, перечисляя перед Богом свои добрые дела: О, Господи! вспомни, что я ходил пред лицеем Твоим верно и с преданным Тебе сердцем и делал угод­ное в очах Твоих (Ис. 38, 3).

В молитве царицы Есфири она также вспоминала о своих добрых делах: Господи. Ты имеешь веление всего и знаешь, что я ненавижу славу беззаконных и гнушаюсь ложа необрезанных и всякого иноплеменника (...) И не вкушала раба Твоя от трапезы Амана и не дорожила пиром царским, и не пила вина идоложертвенного, и не веселилась раба Твоя со дня перемены судьбы моей доныне (Есф. 4, 17).

В Книге Пророка Неемии сказано: Помяни, Боже мой, во благо мне все, что я сде­лал для народа сего (Неем. 5, 19)! – так молился Неемия.

Второе доказательство от Писаний Нового Завета

Если сердце наше не осуждает нас, то мы имеем дерзновение к Богу (1Ин. 3, 21).

Хвалимся и скорбями, зная, что от скорби происходит терпение, от терпения опытность, от опытности надежда, а надежда не постыжает (Рим. 5, 3–5).

Хорошо служившие приготовляют себе высшую степень и великое дерзновение (то есть упование) (1Тим. 3, 13).

Моим узам сострадали и расхищение имения вашего приняли с радостью, зная, что есть у вас на небесах имущество лучшее и непреходящее. Итак не оставляйте упо­вания вашего, которому предстоит великое воздаяние (Евр. 10, 34–35).

Подвигом добрым я подвизался, течение совершил, веру сохрани; а теперь гото­вится мне венец правды, который даст мне Господ, праведный Судия, в день оный; и не только мне, но и всем, возлюбившим явление Его (2Тим. 4, 7–8).

Третье доказательство от свидетельств святых Отцов

Святой Златоуст в Беседе 2 на Второе Послание к Коринфянам говорит следую­щее: «Выслушайте это те, которые приходите к крещению при конце жизни. Мы молим­ся, чтобы вы после крещения имели и доброе жительство; а ты всячески стараешься, чтобы умереть, не имея добродетельной жизни. А мы просим, чтобы ты и делами заслу­жил дерзновение пред Богом». И снова, в толковании Евангелия от Матфея: «Подобно тому, как елей зажигает яркий огонь свечи, добрые дела воздвигают веру сердца и творят упование души».

Святой пустынножитель Иларион под конец своей жизни сказал: «Изыди, душа моя, изыди, чего боишься? Семьдесят лет работала для Христа и смерти боишься!» Смотри в его житии, 21 октября.

Павел Фивейский, первый пустынножитель, перед своей кончиной сказал: «За все, совершенное в жизни, остается мне венец правды». Смотри в житии, 15 января.

Во всех этих случаях имеется в виду, что причиной спасения являются как мило­сердие Божие, так и добрые дела. Почему же не уповать на то, что является причиной спа­сения? В первую очередь должно уповать на Божие милосердие, после чего, возможно, и на добрые дела. Не это ли мы видим и в ситуациях, относящихся к телу, когда больной имеет право уповать не только на искусство врача, но и на действенную силу лечения.

Это значит уповать не на свои силы, а на Бога и на Божию благодать, плодами ко­торой являются все добрые дела.

Определение второе

По немощи человеческого естества, склонного к гордости, и из-за того, что че­ловеку неизвестно, насколько на самом деле добры его дела, и из-за страха тщеславия, лучше и надежнее все упование возлагать на одно Божие милосердие и на Его благость.

ТОЛКОВАНИЕ: Это определение не означает, что человеку не следует заботить­ся о совершении добрых дел или о том, что упование ни них напрасно. Здесь только говорится о том, что лучше и надежнее как бы забывать о добрых делах, взирая лишь на Божие милосердие, по таким причинам. Во-первых, без Божия откровения никто не может наверняка знать, есть ли у него добрые дела или они не столь добры. Во-вторых, человеческому естеству, склонному ко злу, может быть искушение тщеславия и гор­дости, которые рождаются от помысла о своих добрых делах. Именно в этом смысле говорит Христос: когда исполните все повеленное вам, говорите: мы рабы ничего не стоящи (Лк. 17, 10). В таком смысле говорит и Пророк Даниил: мы повергаем моления наши пред Тобою, уповая не на праведность нашу, но на Твое великое милосердие (Дан. 9, 18).

Так богомудрствует и Православная Церковь, когда в Литургии святого Василия Великого перед призыванием Святого Духа говорится: «Вот, Пресвятой Владыка, и мы, грешные и недостойные рабы Твои, удостоились служить Твоему святому жертвеннику, не ради правды нашей, как будто бы мы сделали на земле что-то доброе, но ради милос­ти Твоей и Твоего милосердия, которых у Тебя столь много на Небе, и с дерзновением приступаем к святому Твоему жертвеннику», и так далее.

Об этом говорится и в утренней молитве: «Господи, Боже мой, хотя я и ничего не сделал доброго для Тебя, подай мне по Твоей благодати начать доброе дело».

Противники ГОВОРЯТ: Уповающие на свои добрые дела подобны фарисею, кото­рый гордился своими добрыми делами и говорил: Боже, благодарю Тебя, что я не таков, как прочие люди, грабители, обидчики, прелюбодеи, или как этот мытарь: пощусь два раза в неделю, даю десятую часть из всего, что приобретаю (Лк. 18, 11–12).

ОТВЕЧАЕМ: В первом определении было ясно сказано, что в первую очередь должно уповать на Бога, но добрые дела также имеют значение для спасения, как пока­зано в первой части этого Догмата. Поэтому хорошо и правильно иметь некую надежду и на свои добрые дела, но со смирением, а не с гордостью. Мы видим это в Священном Писании, когда говорится о многих святых, что они прежде всего уповали на Бога, а по­том уже на свои добрые дела. Никто не дерзнет назвать этих святых мужей фарисеями. Фарисей говорил о своих делах с гордостью, унижая мытаря, а святые упоминали о сво­их добрых делах со смирением, приписывая все свои добрые дела Богу и Его благодати, как, например, ясно говорит Апостол Павел: я более всех их (Апостолов) потрудился: не я, впрочем, а благодать Божия, которая со мною (1Кор. 15, 10). К этому же относятся и эти слова: хвалящийся хвались Господом (1Кор. 1, 31).

Добавим ко второму определению еще и следующее. Если по человеческой немо­щи опасно впасть в тщеславие и гордость, то лучше и надежнее уповать на одно только Божие милосердие.

Глава 7. Надо ли делать добрые дела ради вечной жизни

Гонители и уничижители добрых дел, наши противники, стремятся всячески укорить тех, кто просиял добрыми делами. Они называют их наемниками, то есть дела­ющими добрые дела не из любви к Богу, а ради получения награды. Они учат, что не должно делать добро ради Небесного возмездия, но мы утверждаем противоположное этому.

Определение

Делать добрые дела должно прежде всего ради славы Божией и ради Небесного возмездия. Это ясно из Священного Писания.

Покайтесь, ибо приблизилось Царство Небесное (Мф. 4, 17). Видите, что за доброе дело покаяния Христос обещает награду – Царство Небесное. Блаженны нищие духом, ибо их есть Царство Небесное (Мф. 5, 3).

Иоанн Креститель, подавая надежду на Царство Небесное, проповедует покая­ние: покайтесь, ибо приблизилось Царство Небесное (Мф. 3, 2).

Христос повелевает Апостолам проповедовать о надежде на Царство Не­бесное: ходя же, проповедуйте, что приблизилось Царство Небесное (Мф. 10, 7).

Ищите же прежде Царства Божия и правды Его, и это все приложится вам (Мф. 6, 23).

Приобретайте себе друзей богатством неправедным, чтобы они, когда обнища­ете, приняли вас в вечные обители (Лк. 16, 9).

Возжелал я в сердце моем исполнять вовеки повеления Твои, да наградишь Ты меня (Пс. 118, 112).

Кто пашет, должен пахать с надеждою, и кто молотит, должен молотить с надеждою получить ожидаемое (1Кор. 9, 10).

Верою Моисей, придя в возраст, отказался называться сыном дочери фараоно­вой, и лучше захотел страдать с народом Божиим, нежели иметь временное греховное наслаждение, и поношение Христово счел большим для себя богатством, нежели Еги­петские сокровища, ожидая награды (Евр. 11, 24–26).

Стремлюсь к цели, к почести вышнего звания Божия во Христе Иисусе (Флп. 3, 14).

Не знаете ли, что бегущие на ристалище бегут все, но один получает награду? Так бегите, чтобы получить. Все подвижники воздерживаются от всего: те для получе­ния венца тленного, а мы – нетленного (1Кор. 9, 24–25).

Делая добро, да не унываем, ибо в свое время пожнем, если не ослабеем (Гал. 6, 9).

И все, что делаете, делайте от души, как для Господа, а не для человеков, зная, что в воздаяние от Господа получите наследие (Кол. 3, 23–24).

Из этих высказываний ясно, что следует делать добро ради получения Небесной награды.

Причины этого определения таковы:

ПЕРВАЯ ПРИЧИНА. Каждый делающий что-либо взирает на конец своего дела и к концу выполняет свое дело. По Писанию, вечная жизнь – это конец веры и добрых дел: Но ныне, когда вы освободились от греха и стали рабами Богу, плод ваш есть свя­тость, а конец – жизнь вечная (Рим. 6, 22). Достигая наконец верою вашею спасения душ (1Пет. 1, 9). Поскольку вечная жизнь является концом веры и добрых дел, то совер­шающему добрые дела полезно взирать на вечную жизнь и, ожидая этого конца, делать добрые дела.

ВТОРАЯ ПРИЧИНА. Из-за страха человек старается удержаться от греха и соб­люсти Божии заповеди. Тем более следует делать это ради вечного блаженства.

ТРЕТЬЯ ПРИЧИНА. В житейских делах учитывается их цель. Например, ле­чатся ради здоровья, сеют ради жатвы, воюют ради победы. Почему бы и в духов­ном делании не взирать на конец вечный и духовно подвизаться ради нетленного венца.

Возражения

Возражения первое

Христос, Спаситель наш, осуждает наемников, которые действуют ради выгоды и, видя приходящего волка, оставляют овец и бегут (Ин. 10, 12).

ОТВЕЧАЕМ, ВО-ПЕРВЫХ:

Наемники бывают и добрыми, и злыми. Злые наемники работают для Бога ради временной прибыли. Добрые же наемники работают Богу ради награды вечной жизни. Так разделяет наемников святой Амвросий, толкуя эти словеса: сколько наемников отца моего избыточествуют хлебом, а я умираю от голода (Лк. 15, 17).

ОТВЕЧАЕМ, ВО-ВТОРЫХ: В определении ясно сказано, что делать добро должно прежде всего ради славы Божией, а уже затем ради Небесного возмездия. Одно и то же дело может совершаться по разным причинам. Например, можно путешествовать ради того, чтобы помолиться в Церкви или навестить больного. Так и добро можно делать и ради славы Божией, и ради вечной награды. Тот, кто целью своих дел считает только одну награду, может быть назван наемником. Тот, кто в своих добрых делах прежде всего взирает на славу Божию, а во вторую очередь надеется на воздаяние вечной жизни, на­емником быть назван не может, ибо как раз воздаяние вечной жизни совершается ради славы Божией, поскольку каждый желающий вечной жизни желает видеть Бога. Виде­ние Бога дает полную, совершенную и насыщающую любовь, словами псалма, обогащусь благами твоими, когда явится мне слава Твоя (Пс. 16, 15).

НАСТАИВАЮТ: Делать добро ради награды и делать добро ради любви Божией разные вещи.

ОТВЕЧАЕМ: Различия есть, если есть различия в намерениях, то есть если кто-либо делает добро только ради награды. Если же присутствуют оба намерения, то есть если кто-либо делает добро прежде всего из любви к Богу, а во вторую очередь ради Не­бесной награды, то эти два намерения вполне согласуются между собой.

Возражение второе

Бесчестно и мерзко делать добро ради награды, а не ради славы Божией, и по при­нуждению, а не из любви к Богу.

ОТВЕЧАЕМ: Должно смотреть, что за награда. Если награда временна, неравна совершаемому делу, недостойна, отвращает от Бога, весьма обременяет человека жи­тейской суетой, отягощает совесть, то поистине бесчестно и мерзко делать добро ради такой награды, впустую, с повреждением совести, тратить свою бедную жизнь ради ко­рысти. Такие делатели часто встречаются среди служителей Церкви, среди Церковных властей, которые делают свое дело ради временной прибыли и пользы. Если же награда величественна, вечна, состоит в Боговидении, то делать добро ради такой награды не только не бесчестно, но и весьма достойно. Ожидание вечной награды, Боговидения, еще здесь, на земле, соединяет человека с Богом, отвращает душу от земных обман­чивых красот, препятствует бесчинным вожделениям, побуждает к соблюдению запо­ведей Божиих. Напротив, любовь ко временным благам препятствует Божией любви, отвращает от Бога, способствует житейским рассуждениям. Да взирает каждый дела­ющий прежде всего и главным образом на вечную награду, а на временную разве в пос­леднюю очередь.

Глава 8. Каковы свойства добрых дел

Первое свойство добрых дел состоит в том, что они исходят из свободной доброй воли человека. Всякое доброе дело, совершаемое по принуждению, а не добровольно и не по свободной воле, не является истинной и действительной добродетелью и не вме­няется в заслугу для обретения вечной жизни. Но всякое доброе дело, чтобы оно было действительно добрым и имело значение для стяжания вечной жизни, должно быть доб­ровольным и основываться на свободной воле человека. Это свойство добрых дел рас­смотрено в Священном Писании. Кто мог погрешить – и не погрешил, сделать зло – и не сделал? Прочно будет богатство его, и о милостынях его будет возвещать собрание (Сир. 31, 11–12).

По доброй воле я принесу жертву Тебе, прославлю имя Твое, Господи, ибо оно благо (Пс. 53, 8).

Ибо если делаю это добровольно, то буду иметь награду; а если недобровольно, то исполняю только вверенное мне служение (1Кор. 9, 17).

Каждый уделяй по расположению сердца, не с огорчением и не с принуждением; ибо доброхотно дающего любит Бог (2Кор. 9, 7).

Но можно постичь и разумом то, что если человек делает что-либо, даже добро, по принуждению, то не получает за это ни благодарности, ни награды. Например, разве не много добра делают солнце, луна, реки, поля, винограды, сады, скоты, однако все они не получают ни благодарности, ни заслуг, ни воздаяния, и только потому, что они делают это не по своей воле, а вынужденно, и не могут это делать по-другому, чем они делают.

К тому же, добавим, подобно тому, как злые дела, если они не исходят из собст­венной и свободной воли, не заслуживают наказания, так и добрые дела не заслуживают награды, если не исходят из собственной и свободной воли.

СКАЖЕТЕ: Младенцы в Вифлееме были убиты по принуждению и пострадали не по своей воле, а получили мученический венец. Следовательно, доброе дело может быть не добровольным, а вынужденным.

ОТВЕЧАЕМ: Эти младенцы приняли венец по Божию благоволению и действи­тельно его не заслужили, так как пострадали не по своей воле. Они приняли венец Божий не по заслугам, а только за муки, так как Бог может дать вечную жизнь и не по заслугам. Ирод убил невинных младенцев, так почему Бог не может увенчать их и без заслуг? Разве злоба Ирода больше, чем Божия благость? К тому же мы говорили выше о том, что обыч­но происходит. А случай с младенцами и получением ими возмездия исключителен.

СКАЖЕТЕ: Христос пострадал за нас по принуждению, ибо получил принужда­ющую заповедь от Отца, которую нельзя было не выполнить, и Сам сказал об этом: Сию заповедь получил Я от Отца Моего (Ин. 10, 18). И снова: смирил Себя, быв послушным даже до смерти (Флп. 2, 8). Страдания Христа, хотя и были по принуждению, однако имеют бесконечную ценность для того, чтобы мы могли заслужить вечную жизнь.

ОТВЕЧАЕМ, ВО-ПЕРВЫХ: Христос пострадал не по принуждению, а добровольно, ибо Сам сказал: Я отдаю жизнь Мою, чтобы опять принять ее. Никто не отнимает ее у Меня, но Я Сам отдаю ее. Имею власть отдать ее и власть имею опять принять ее (Ин. 10, 17–18).

ОТВЕЧАЕМ, ВО-ВТОРЫХ: Заповедь Отца о смерти Христа не стала убеждением Христа и Его внутренней необходимостью, будучи только внешней. Так что одно дело убеждение, или внутренняя необходимость, а другое – внешняя. Первая отнимает сво­боду человеческой воли своим непроходимым пределом. Вторая принуждает только волю в исполнении заповеди, однако не отнимает у человеческой воли самовластия и свободы. Например, церковное повеление принуждает воина к бою вторым, а не первым принуждением. Таково действие и всякой заповеди, и Божией, и человеческой.

Второе свойство добрых дел состоит в том, что благотворящий человек приятен Богу, праведен и является сыном Божиим по благодати, а не нераскаявшимся грешни­ком.

Свидетельства этого свойства имеются в Священном Писании:

И призрел Господь на Авеля и на дар его, а на Каина и на дар его не призрел (Быт. 4, 4).

Неприятна похвала в устах грешника, ибо не от Господа послана она (Сир. 15, 9).

И когда вы простираете руки ваши, Я закрываю от вас очи Мои; и когда вы умно­жаете моления ваши, Я не слышу: ваши руки полны крови (Ис. 1, 15).

Из этих высказываний ясно, что добрые дела грешников неприятны Богу, то есть дела нераскаявшихся грешников, пребывающих в ожесточении сердца.

А то, что добрые дела праведников и сынов Божиих, совершающиеся по благода­ти, приятны Богу и являются основанием для получения награды – вечной жизни, ясно из следующих высказываний.

Как ветвь не может приносить плода сама собою, если не будет на лозе: так и вы, если не будете во Мне. Я есмь лоза, а вы ветви; кто пребывает во Мне, и Я в нем, тот приносит много плода (Ин. 15, 4–5). Отсюда видно, что желающие принести много пло­дов, то есть совершить добрые дела, должны быть членами живого Тела Христова, как ветвь, пребывающая на живой лозе. Грешники же не являются живыми в плане духовной жизни, ибо не имеют благодати Божией, которая может быть названа душой души, поэ­тому Христос говорит: предоставь мертвым погребать своих мертвецов (Мф. 8, 22).

К тому же Священное Писание многократно учит, что Царство Небесное есть сла­ва, наследие и достояние сынов: делающий грех, есть раб греха. Но раб не пребывает в доме вечно; сын пребывает вечно. Итак, если Сын освободит вас, то истинно свободны будете (Ин. 8, 34–36).

Потому, что вы (...) приняли Духа усыновления (...) Сей самый Дух свидетель­ствует духу нашему, что мы – дети Божии. А если дети, то и наследники, наследники Божии, сонаследники же Христу (Рим. 8, 15–17) И там же ниже: сама тварь освобождена будет от рабства тлению в свободу славы детей Божиих (Рим. 8, 21).

Посему ты уже не раб, но сын; а если сын, то и наследник Божий через Иисуса Христа (Гал. 4, 7) И там же: Что же говорит Писание? Изгони рабу и сына ее, ибо сын рабы не будет наследником вместе с сыном свободной (Гал. 4, 30).

Таковы и многие другие тексты Писания, в которых говорится, что вечная жизнь является наследием, или достоянием, которое приличествует сынам, а не рабам.

Смотрите об этом вторую часть этого Догмата, главу 1, претыкание 3.

Всякий, делающий грех, – словами Христа, – есть раб греха (Ин. 8, 34), а раб, поскольку он раб, не может быть наследником сыновнего достояния. Следовательно, грешник, пребывающий в грехах, не может стяжать вечной жизни своими делами, даже добрыми. Наследие и достояние сынов не может быть наградой рабам, если бы они рабо­тали хоть и тысячу лет, так как сыновняя часть принадлежит сынам, а не рабам. Поэтому ясно, что добрые дела, которыми стяжается вечная жизнь, нуждаются, чтобы те, кто их делает, были усыновлены Богом. Поэтому каждый, желающий добрыми делами стяжать себе вечную жизнь, должен превратиться из грешника в Сына Божия по благодати. Это происходит у верующих через покаяние, а у неверующих – через крещение.

Это же подкрепляется следующими доказательствами.

1. Вечная жизнь, в которой возможно видение Лица Божия, является сверхъес­тественным делом, оставляющим позади всякое творение. Следовательно, должно быть сверхъестественными и делам, которыми заслуживается вечная жизнь, то есть они долж­ны исходить от благодати Божией, а не от одного естества, чтобы существовало некое равенство и соответствие заслуг награде. Грешник же, пребывающий в грехах, поскольку не имеет Божией благодати, не может своими делами, исходящими не от благодати, но от одного естества, получить сверхъестественную награду.

2. Всякое дело получает цену и достоинство от лица, его совершающего. Напри­мер, царское дело имеет большую цену и достоинство, чем если бы это же дело было сделано простым воином. Поэтому дела Христа имеют бесконечную цену и достоинство и дали так много для нашего избавления – Его дела исходили от Божественного Лица. Грешник же, пребывающий в грехах, не имеет Божией благодати, от которой его дела обретают цену и достоинство. Поэтому и дела его не имеют цены и достоинства у Бога. Как сам он ненавистен Богу, так и дела его, подобно жертве Каина, неприятны Богу.

3. Если бы грешник своими добрыми делами мог заслужить себе вечную жизнь, он был бы одновременно и сыном жизни, и сыном погибели, то есть из-за добрых дел был бы сыном жизни, а из-за грехов, в которых он пребывает, – сыном погибели. И как такая нелепость только может прийти в голову?

СКАЖЕТЕ: Христос обещает вечную жизнь тем, кто соблюдает заповеди, так как говорит: Если же хочешь войти в жизнь вечную, соблюди заповеди (Мф. 19, 17). а не го­ворит: «Если же хочешь войти в жизнь вечную, постарайся стать сыном Божиим по бла­годати».

ОТВЕЧАЕМ, ВО-ПЕРВЫХ: Христос говорит это и иными словами: если кто не родится от воды и Духа, не может войти в Царствие Божие (Ин. 3, 5). Что же еще дру­гое может означать родится от воды и Духа, если только стать сыном Божиим в святом крещении.

ОТВЕЧАЕМ, ВО-ВТОРЫХ: Замечательно, что Христос говорит: Если же хочешь войти в жизнь вечную, соблюди заповеди. Ибо первая и основная заповедь следующая: Возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим. Любящие же Бога всем сердцем яв­ляются сынами Божиим и, а не рабами греха, поскольку любовь к Богу и любовь к греху не могут находиться вместе. Свет непричастен тьме, а Христос Велиару, и точно так же – любовь к Богу любви к греху.

СКАЖЕТЕ, ВО-ВТОРЫХ: Апостол Павел говорит: слава и честь и мир всякому, делающему доброе, Иудею, потом и Еллину (Рим. 2, 10) Ибо нет лицеприятия у Бога (Рим. 2, 11). Нечто подобное говорит и Апостол Петр: Бог нелицеприятен, но во всяком народе боящийся Его и поступающий по правде приятен Ему (Деян. 10, 34–35).

ОТВЕЧАЕМ: Лицеприятию не должно быть места в суде, так как от лицеприятия правда истлевает. Такое лицеприятие мерзко перед Богом, Который и Сам воздает каж­дому по делам его. Однако для милостей и раздачи даров лицеприятие обычно. Ибо и Сам Христос говорит: нехорошо взять хлеб у детей и бросить псам (Мф. 15, 26), то есть пренебречь Иудеями и помиловать Еллинов. Поскольку воздаяние вечной жизни явля­ется несказанной милостью Божией и совершенным даром от Отца света, такая благостыня нуждается в лицеприятии, чтобы бесценный бисер не был рассыпан перед свинья­ми. Так и было бы, если бы нераскаявшиеся грешники получили вечную жизнь.

А если Апостол Петр говорит: во всяком народе боящийся Его и поступающий по правде приятен Ему, то понимайте так, что нераскаявшийся грешник неприятен для Царства Небесного. Иначе напрасной была бы вера во Христа, напрасно крещение. При­ятен же грешник Богу, когда он призван, крещен и уверовал во Христа. Так толкует Зла­тоуст. Смотри «Маргарит», в Слове о вере и естественном законе.

Таким человеком, приятным Богу, был сотник Корнилий, Еллин, к которому обра­щены слова святого Петра. А если Павел говорит: слава и честь и мир всякому, делающе­му доброе, Иудею, потом и Еллину, то эти слова Апостола обращены к новым христианам, которые обратились ко Христу из неверия и в святом крещении получили усыновление Божие по благодати.

Третьим свойством добрых дел является милостивое обещание Бога вознагра­дить добрые дела наградой вечной жизни, чтобы достичь определенного согласия между тем, кто совершает дела, и Тем, кто награждает.

Причины этого свойства таковы:

ПЕРВАЯ причина заключается в самих делах, которые, если мы посмотрим на них по существу, не сравнимы со сверхъестественным ублажением, поскольку от них отнято милостивое Божие обетование. Поэтому награда вечной жизни, если смотреть по существу, не должна даваться за одни только дела. Так говорит Апостол: нынешние временные страдания ничего не стоят в сравнении с тою славою, которая откроется в нас (Рим. 8, 18). И снова: Легкое страдание наше производит в безмерном преизбытке вечную славу (2Кор. 4, 17). Эти слова Апостола учат не тому, что добрые дела не заслужи­вают вечной жизни, а тому, что они не достойны такого воздаяния по своему существу, а достойны разве благодаря милостивому Божию обетованию, содействующей Божией благодати и по другим причинам. Поэтому Антоний Великий обычно говорил братии: «Если бы вы в своей власти имели весь мир и отвергли весь мир, и тогда мы бы не сдела­ли ничего достойного по сравнению с вечными обителями и благами Небесными».

ВТОРАЯ причина связана с Самим Богом, Который ни в чем не нуждается и Ко­торый создал все. Из этого следует, что Богу не обязан был бы давать за наши дела пра­ведную награду, если бы прежде Он не обязал Сам Себя Своим милостивым обещанием. Об этом в Священном Писании говорится: Если ты праведен, что даешь Ему? Или что получает Он от руки твоей (Иов 35, 7)? Так рассуждает и Апостол Павел, говоря: Или кто дал Ему наперед, чтобы Он должен был воздать? Ибо все из Него, Им и к Нему (Рим. 11, 35–36). Хорошо пишет об этом Августин: «Бог наш должник, ничего не получающий, но обещающий, если Ему угодно. Иначе бы Он сказал человеку: “ты Мне должен, ибо это Я дал тебе”, иначе говоря, ты Мне должен, так как обещал. Что ответим Богу, не это ли: «воздай мне, ибо я дал Тебе». Но что мы можем дать Богу, поскольку и если мы все, что имеем, получили от Него, и потому ничего не можем дать Богу. Таким образом, мы не можем назвать Его должником, разве только сказав: «Воздай мне, раз обещал, ибо я сделал, что Ты заповедал, но Ты совершил и это, так как помог мне сделать это"".

ТРЕТЬЯ причина относится к праведному воздаянию, ибо всякое воздаяние на­грады предваряется наитием и обещанием Воздаятеля. Если бы кто-нибудь работал в чьем-то винограднике, не нанявшись, тот был бы не вправе требовать награды от хозяи­на виноградника. Поэтому в Евангельской притче говорится о том, как некие работники, просидев весь день в безделье, не приступили к сбору винограда без найма и договора до тех пор, пока хозяин виноградника не договорился с ними, обещая выдавать плату по динарию в день (Мф. 20). Следовательно, одним из свойств всех добрых дел является обещание награды со стороны Воздаятеля.

ЧЕТВЕРТАЯ причина относится к людям, которые делают добрые дела, но не за­служивают вечной жизни. Поскольку все мы рабы и пленники Божии, все наши дела, по правде говоря, не были бы достойны возмездия, если бы Он Сам не установил награду за наши дела милостивым советом и обещанием. Кто из рабов или пленников требует от своего владыки награды? Это и хотел показать Христос, говоря: когда исполните все по­беленное вам, говорите: мы рабы ничего не стоящие, потому что сделали, что должны были сделать (Лк. 17, 10).

ПЯТАЯ причина относится к настоящей и будущей жизни. Ибо если бы кто-ни­будь спросил, почему время и место для того, чтобы заработать награду, дается только в настоящем, а не в будущем, то ответ был бы таким. Причина здесь одна – к делам, необ­ходимым для того, чтобы заслужить награду, требуется и милостивое Божие обещание. Ибо Бог благоизволил Свое обещание награды за заслуги ограничить только настоящей жизнью. Поэтому хотя Божии святые в вечной жизни и делают множество добрых дел. однако они не зарабатывают ими умножения славы Небесной, которую они стяжали, по причине определенности времени зарабатывания заслуг. Об этом говорит Апостол Па­вел: время уже коротко (1Кор. 7, 29). И снова: теперь время благоприятное, вот, теперь день спасения (2Кор. 6, 2). И снова: Итак, доколе есть время, будем делать доброе (Гал. 6, 10). Если бы добрые дела по своем свойствам были таковы, что награда зарабатывалась бы ими, а не давалась по обетованию Божию, то человек мог бы здесь заработать себе небесную славу, а в Небе умножить ее. Однако с окончанием этой жизни заслугам закры­вается дверь. Но почему? Потому, что Бог обещал увенчивать вечной жизнью только на­стоящие, а не будущие дела. Здесь подвиги, там венец. Здесь труд, там упокоение. Здесь заслуги, там награда. Из всего «того ясно, что свойством наших добрых дел является обетование Божией благости принять их и увенчать милостью и дарами.

Четвертое свойство добрых дел заключается в том. что они происходят не от од­ной только веры, а в первую очередь от любви к Богу.

Об этом говорится в Священном Писании, когда тем. кто любит Бога, обещается ублажение и вечная жизнь. Кто любит Меня, тот возлюблен будет Отцом Моим; и Я возлюблю его и явлюсь ему Сам (Ин. 14, 21). Не видел того глаз, не слышало ухо. и не при­ходило то на сердце человеку, что приготовил Бог любящим Его (1 Кор. 2, 9).

Обратите внимание, что сказано: любящим Его, а не всего лишь верующим в Него. И снова: Если имею (...) всю веру, так что могу и горы переставлять, а не имею любви, – то я ничто (1Кор. 13, 2). Готовится мне венец правды, который даст мне Господ, пра­ведный Судия, в день оный; и не только мне, но и всем, возлюбившим явление Его (2Тим. 4, 7–8). Блажен человек, который переносит искушение, потому что, быв испытан, он получит венец жизни, который обещал Господь любящим Его (Иак. 1, 12).

Из этих текстов Писания ясно, что Бог обещал дать вечную жизнь за добрые дела, совершенные не только по вере, но в первую очередь по любви к Богу. Поэтому проис­хождение от любви к Богу тоже относится к свойствам добрых дел.

Причина этого такова. Награда вечной жизни – не только награда, но и венец оп­равдания. Оправдание же происходит не только верой, а и любовью, которая является матерью добрых дел (как показано в этом Догмате). Следовательно, вечная жизнь за­служивается не одной только верой, а верой, действующей любовью, что, как говорит Апостол, и должно происходить (Гал. 5, 6).

Здесь подчеркну, что больше любовью, чем верой, ибо вера лишь представляет человеческому разуму красоту несказанных Небесных благ, которые есть у Господа, несущего свет во тьму. Любовь же разжигает желание и побуждает приобретать эти блага, а также движет другими добродетелями к деланию и стяжанию вечного бла­женства. Поэтому любовь называется царицей добродетелей – Апостол Павел все добродетели приписывает любви: Любовь долготерпит, милосердствует, любовь не завидует, любовь не превозносится, не бесчинствует, не ищет своего, не раздража­ется, не мыслит зла, не радуется неправде, а сорадуется истине; все покрывает, всему верит, всего надеется, все переносит. Любовь никогда не перестает (1Кор. 13, 4–8).

Таковы четыре исходных свойства добрых дел, которые выступают предметом спора. Остальные три свойства безоговорочно принимаются всеми.

ПЕРВОЕ: Это поистине добрые дела. Ибо злые дела заслуживают не вечной жиз­ни, а вечной смерти.

ВТОРОЕ: Добрые дела совершаются ради Бога и угодны Богу. Когда ожидают на­граду от кого-либо. Поэтому все, делающие угодное Богу, совершают это ради получения от Него награды.

ТРЕТЬЕ: Все добрые дела совершаются в пути, а не на пределе. Путь – это зем­ная жизнь, предел – это будущая жизнь, и земной жизнью, как бы земным путем, мы идем к пределу, то есть к вечной жизни. Поэтому добрые дела имеют цену и заслуги только в пути, но не на пределе, ибо там уже закрывается дверь добрым делам (Мф. 25, 10). Об этом говорит и Ангел в Апокалипсисе, в главе 10, который поднял руку свою к небу и клялся Живущим во веки веков, (...) что времени уже не будет (Откр. 10, 5–6). Но и Сам Христос говорит об этом: приходит ночь, когда никто не может делать (Ин. 9, 4). Здесь под ночью понимается смерть как конец и временной жизни, и всяким заслугам.

Глава 9. Об оправдании

В споре об оправдании есть много затруднений, и для их преодоления следова­ло бы выделить отдельный Догмат. Но оправдание и спасение связаны между собой, и никто не может быть спасен, если не будет оправдан. Чтобы получить вечное спасение, необходимо делать добрые дела, а не только верить, как показано в этом Догмате. Это относится и к оправданию. Поэтому спор об оправдании мы присоединим к Догмату о добрых делах.

В этой главе будет говориться о разных вещах, и потому мы сделаем несколько разделов. Прежде, чем приступим к делу, наставляемые и укрепляемые Божией помо­щью, как обычно, представим ключевые положения.

Положение первое

Что такое правда и что такое оправдание

Оправдание получает свое название от правды. Правда же, в общем смысле, есть правота, соответствующая правилам. Праведно то, что является правилом и соответс­твует правилу. Если же нет соответствия правилу, то это не правило и не праведность.

Положение второе

Какое значение может иметь слово «правда»

О правде в Священном Писании говорится по-разному.

ВО-ПЕРВЫХ, правда часто соотносится с Законом и Божиими заповедями, на­правляющими человека. Так говорится в псалме 118: заповеди Твоиправда (Пс. 118, 172). А также в псалме 18: Повеления Господни праведны, веселят сердце (Пс. 18, 9).

ВО-ВТОРЫХ, правда иногда приписывается внешним, видимым делам, совер­шаемым в соответствии с Законом, и может называться правдой дел. О такой правде говорит Христос Если праведность ваша не превзойдет праведности книжников и фарисеев, то вы не войдете в Царство Небесное (Мф. 5, 20). Правда же книжников и фарисеев состояла во внешнем и видимом хранении Закона, о чем говорит Апостол Павел: Если Авраам оправдался делами, он имеет похвалу, но не пред Богом (Рим. 4, 2). Ибо люди хвалят за внешние дела, соответствующие правилам правды, не зная не оценивая внутренних дел. Такова гражданская правда, которую знали и которой учили и древние греческие философы. Эта правда исправляет людей в их внешних и видимых делах.

В-ТРЕТЬИХ, внутренняя правда есть правота, человеческий дух и совесть, на­правляющая к Богу и ближнему. И это лучшая и главная правда, которая называется правдой веры, так как берет свое начало в вере. Она называется и правдой Божией, так как дарована Богом. О такой правде Апостол говорит: И найтись в Нем не со своею пра­ведностью, которая от закона, но с тою, которая через веру во Христа, с праведно­стью от Бога по вере (Флп. 3, 9).

Положение третье

Что такое оправдание и чем оно отличается от правды

Вначале уже было сказано, что оправдание получает свое название от правды, но отличается от нее.

ВО-ПЕРВЫХ: Оправданием называются Божии заповеди. Так, в псалме 118 часто встречаются такие слова: Да будут правыми пути мои, и сохраню повеления Твои (Пс. 118, 5)! (церк. – оправдания. – Прим. пер.). Снова: Повеления. Твои сохраню; не оставляй меня (Пс. 118, 8). Снова: Благословен Ты, Господи; научи меня повелениям Твоим (Пс. 118, 12). Снова: Повелениям твоим научусь; не забуду слов Твоих (Пс. 118, 16), и прочее, и прочее.

ВО-ВТОРЫХ: Оправданием называется высказывание судящего, когда судья оправдывает подсудимого и объявляет, что он не виновен в клевете. Это внешнее оправ­дание человека, а не внутреннее, ибо подсудимый может быть неправ внутри, и бывает оправдан или из выгоды, или по несовершенству рассмотрения дела, или по неведению и простоте судящего, или из некоего коварства, которое бывает в суде. Об этом говорит Пророк Исаия: Горе тем, (...) которые за подарки оправдывают виновного и правых ли­шают законного (Ис. 5, 22–23)!

В-ТРЕТЬИХ: Главное оправдание, внутреннее, в душе, есть изменение решения Вышнего, когда человек из грешника сиянием благодати Божией превращается в пра­ведника, подобно темному небу, освещаемому сиянием солнца. Пока небо было темным, до тех пор оно пребывало в темноте, пока его не осветили солнечные лучи. Когда же оно осветилось солнечным светом, тотчас из темного стало светлым, и тьмы не стало в нем. Такое превращение происходит и при оправдании. Человеческая душа подобна небу. Грехи на душе, как темнота на небе. Бог – это солнце правды. Божия Благодать по­добна солнечному свету, осветившему человеческую душу, когда мгновенно уничтожа­ется тьма. Душа же из греховного мрака переходит в свет благодати, то есть человек из неправедного становится праведным, принимая внутрь себя оправдание.

Об этом ясно говорит Апостол Павел: благодаря Бога, (...) призвавшего нас к учас­тию в наследии святых во свете, избавившего нас от власти тьмы (Кол. 1, 12–13). И снова: Вы были некогда тьма, а теперь – свет в Господе (Еф. 5, 8).

Положение четвертое

Каковы наши разногласия с противниками в этом Догмате и что мы хотим доказать

Имеется много разногласий и возражений, о которых будет сказано.

ПЕРВОЕ НЕСОГЛАСИЕ: Противники учат, что для оправдания и спасения доста­точно одной только веры. Мы же в этом Догмате уже говорили и скажем еще, что для спасения и оправдания необходимы не только вера, но и другие добродетели.

ВТОРОЕ: Противники учат, что и при оправдании в человеке остаются грехи, лишь покрываясь правдой Христовой, чтобы они не явились перед лицом Отца Небес­ного. Мы же говорим, что в оправдании грехи полностью уничтожаются и отнимаются от оправдываемого человека.

ТРЕТЬЕ: Противники учат, что душеспасительное оправдание подобно граждан­скому, при котором оправдываемый человек отнюдь не получает внутреннего изме­нения и обновления, а только внешнее оправдание Христово, постигаемое верой. Так, на гражданском суде подсудимый бывает оправдан внешним оправданием судьи, а не внутренней правдой. Мы же, напротив, говорим, что в душеспасительном оправдании оправдываемый человек приобретает изменения в душе и становится праведником от внутренней правды, а не внешней, как небо, которое из темного становится светлым от принятого внутрь себя света, или как больной, выздоравливающий после болезни, кото­рый становится здоровым и внутренне, а не только внешне.

Таковы три главных разногласия, по поводу которых ведутся споры с нашими противниками. Есть и много других, что и можно видеть в действительности.

Раздел первый

Какие добродетели относятся к оправданию

Православное установление

К оправданию человека относится не только вера, но и другие добродетели, такие как страх Божий, надежда, любовь, покаяние, принятие Таинств, намерение или начало новой жизни. Так верует вся Православная Восточная Кафолическая Церковь. Смотри Книгу «Исповедание Православной веры», утвержденную Собором и одобренную всеми четырьмя Святейшими Патриархами и другими Архиереями, а также всем Святым Со­бором. В этой книге в первой части первый вопрос таков: «Что должен хранить человек, православный и кафолический христианин, чтобы наследовать вечную жизнь?» Ответ: «Правую веру и добрые дела, имея которые хороший христианин имеет и твердую на­дежду на вечное спасение». Об этом свидетельствует Священное Писание: Видите ли, что человек оправдывается делами, а не верою только (Иак. 2, 22)? И ниже: Ибо, как тело без духа мертво, так и вера без дел мертва (Иак. 2, 26). И в другом месте Апостол Павел говорит: имея веру и добрую совесть, которую некоторые отвергнув, потерпели кораблекрушение в вере (1Тим. 1, 19). И еще, в другом месте: хранящие таинство веры в чистой совести (1Тим. 3, 9). В упомянутой книге «Исповедание Православной веры», в третьей части, в вопросе 14, говорится: «Согрешают те, кто одной только верой без добрых дел надеются наследовать жизнь вечную».

Но давайте внимательно посмотрим, как и какими словами Писания подтвержда­ется наше Православное установление.

Во-первых, к оправданию относится вера: Надобно, чтобы приходящий к Богу веровал, что Он есть и ищущим Его воздает (Евр. 11, 6). Здесь первое движение к Богу Апостол соотносит с верой, так как именно ею удалившиеся от Бога начинают приближаться к Нему. И снова: Ибо всякий, кто призовет имя Господне, спасется (Рим. 10, 13). Но как призвать неверующего, как уверовать без проповедующего, как проповедовать, если не будут посланы? Здесь Апостол описывает чин оправдания. И первое, о чем он говорит, это послание проповедующих. Второе – это сама проповедь Евангелия. Третье – это вера. Четвертое – призывание имени Господа. Пятое – спасе­ние, то есть оправдание. Первое и второе относятся к проповедующим, и проповедание внешне по отношению у нам. Вера же появляется у нас внутри, и это начало оп­равдания. За верой следует призывание и остальное, по своему чину. А тем, которые приняли имя Его, верующим во имя Его, дал власть быть чадами Божиими (Ин. 1, 12). Здесь святой Иоанн ясно говорит, что верой принимающие Христа еще не являются чадами Божиими, но имеют право и могут стать ими, если к вере приложат прочие добродетели.

К свидетельствам Священного Писания можно добавить следующее. Кто может верить, если не надеется и не любит? Нельзя ни любить, ни надеяться, если не верить. Из этого следует, что вера является основанием надежды, любви и других добродете­лей.

Во-вторых, к оправданию относится страх Божий.

Если вера, исходя из приведенных выше текстов, является началом оправдания, то и страх Божий – начало мудрости: Начало мудрости – страх Господень (Прит. 9, 10) Также см. Пс. 33, 12; Сир. 1, 15. Какая же духовная мудрость может быть выше оправдания, в котором человек удаляется от грехов и приближается к Богу, от грехо­вного мрака к свету, от неведения к познанию истины. Вера – только начало оправда­ния, поскольку, уверовав, человек обращается к Богу. Но это же совершает в человеке и страх Божий, ибо написано: Когда убивал Он их, тогда искали Его, обращались к Богу и уже с утра взывали к Нему (Пс. 77, 34). И снова: Покрой лица их бесчестием, и да призовут они имя твое, Господи! (Пс. 82, 17). И в Книге Пророка Ионы написано о том, как, испугавшись предупреждения Пророка Ионы об уничтожении города, царь и все Ниневитяне тотчас обратились к Богу (Иона, 3). И снова скажем, что вера оправ­дывает, поскольку изображает в нас Христа, словами Павла: Дети мои, для которых я снова в муках рождения, доколе не изобразится в вас Христос (Гал. 4, 19)! Но это же свойство приписывает Пророк Исаия и страху Божию: Были беременны, мучились,и рождали как бы ветер (Ис. 26, 18). Помимо священного Писания можно дать такое объяснение. Избегать зла, искать посредников и способы укрыться от настоящих и будущих бед – все это в природе страха. Поэтому святой Иоанн Креститель, призывая народы к оправданию, восклицал: кто внушил вам бежать от будущего гнева? Сотво­рите же достойный плод покаяния (Мф. 3, 7). Но и мы разве не это же видим и разве не познаем на собственном опыте, что во время разных бедствий, пагубы, наводнений, грома, молний и так далее мы, побуждаемые страхом, обращаемся к Богу и всячески заботимся о своем спасении.

В-третьих, к оправданию относится надежда, или упование.

Надежда, или упование, рождается от веры, равно как и страх. Если вера учит, что Бог – Праведный Судия, суровый Мститель за грехи, приготовивший вечный огонь не кающимся грешникам, то вера также учит, что Бог, Отец милостей и всяческих уте­шений, желает не смерти грешнику, а его обращения к Нему и спасения. И поэтому Он, пославший Своего Единородного Сына на землю, готов за заслуги Своего Сына поми­ловать всех грешников, если они обратятся к Нему всем сердцем и принесут достойные плоды покаяния. Из Священного Писания ясно, что надежда, или упование, относится к оправданию: спасая уповающих на Тебя (Пс. 16, 7). Того, кто уповает на Господа, ми­лость объемлет (Пс. 31, 10). И спасет их, ибо они уповают на Него (Пс. 36, 40). На меня (Господа) уповал он, и Я избавлю его (Пс. 90, 14).

Но и Сам Христос обращается к расслабленному: дерзай, чадо! (то есть уповай), прощаются тебе грехи твои (Мф. 9, 2).

Поэтому святой Амвросий в книге 1 «О покаянии», в главе 1, говорит: «Никто не может принести покаяние, если не надеется на прощение».

В-четвертых, к оправданию относится любовь.

Сам Христос говорит об этом так: прощаются грехи ее многие за то, что она возлюбила много (Лк. 7, 47). И Апостол Павел: Ибо во Христе Иисусе не име­ет силы ни обрезание, ни необрезание, но вера, действующая любовью (Гал. 5, 6).

В-пятых, к оправданию относится покаяние.

Покаяние есть сожаление о содеянном зле и отвращение к греху. О том, что отно­сится к покаянию, написано в Деяниях Апостолов: видно, и язычникам Бог дал покаяние 8 жизнь (Деян. 11, 18). И снова: печаль ради Бога производит неизменное покаяние ко спасению (2Кор. 7, 10). И беззаконник, если обратится от всех грехов своих, как Я делал, и будет соблюдать все уставы Мои и поступать законно и праведно, жив будет, не ум­рет. Все преступления, какие делал он, не припомнятся ему (Иез. 18, 21–22). Что может быть яснее, чем эти высказывания? И если Бог дает возможность покаяния ради жизни, если печаль по Богу приводит к покаянию для спасения, и если кающийся грешник жив будет и не умрет, как говорится в приведенных выше словах, то как может оправдать одна только вера, как одна вера может оправдать и спасти, и как покаяние может быть ненужным для оправдания и спасения?

В-шестых, к оправданию относится принятие Святых Таинств.

Таинства, необходимые для оправдания и спасения, таковы: для неверующих – крещение, для верующих, согрешивших после крещения, – покаяние и прощение грехов. Ибо написано: если кто не родится от воды и Духа, не может войти в Царствие Божие (Ин. 3, 5). И снова: Кому простите грехи, тому простятся; на ком оставите, на том останутся (Ин. 20, 23). Есть два лекарства для лечения греховных язв, то есть креще­ние и для согрешающих после крещения власть прощения грехов, данная священникам Христом. Эти лекарства были установлены Самим Христом, и пренебрегающий ими не может быть спасен и оправдан. Поэтому святой Апостол Петр соединяет их воедино: покайтесь, и да крестится каждый из вас (Деян. 2, 38).

В-седьмых, ко оправданию относится начало и намерение новой жизни и соблю­дения всех заповедей.

Об этом Господь говорит в Книге Пророка Иезекииля: Отвергните от себя все грехи ваши, которыми согрешали вы, и сотворите себе новое сердце и новый дух (Иез. 18, 31).

Таково предисловие к разговору об оправдании. А если противники говорят, что для оправдания и спасения достаточно одной только веры, то это никак не может быть ис­тиной. Ибо Апостол говорит: Видите ли, что человек оправдывается делами, а не верою только?. И ниже: Ибо, как тело без духа мертво, так и вера без дел мертва (Иак. 2, 24).

ВОПРОС: Чем отличается оправдание от спасения?

ОТВЕТ: Отличается следующим:

1. Спасение неотъемлемо, оправдание же можно получить, но погубить грехами, и снова получить, и снова погубить.

2. Спасение имеет славу Небесную, оправдание же – благодать Божию.

3. Спасение бывает после смерти, а оправдание – в этой временной жизни.

4. Оправдание – это есть путь ко спасению, и где спасение, там и оправдание, но не наоборот, где оправдание, там и спасение.

Таковы различия между оправданием и спасением. Общее в них то, что для них недостаточно одной только веры.

Возражения и претыкания противников по поводу оправдания, как и по поводу спасения, обычно связаны с их мнением о достаточности для оправдания и спасения од­ной только веры. И эти претыкания исправлены во второй части этого Догмата, в главах первой, второй и третьей.

Раздел второй

Остаются или полностью уничтожаются грехи в оправдании

Противники учат, что грехи пребывают в человеке даже в оправдании, и они не отнимаются от него, а только покрываются правдою Христовой, чтобы не предъявлять их перед лицом Отца Небесного. Они говорят также, что в оправдании только отпускается наказание, должное греху, и грехи не вменяются, но остаются. Мы же говорим обратное.

Православное установление

В оправдании грехи человека полностью уничтожаются. Так исповедует вся Православно-Кафолическая Восточная Церковь. Смотрите «Исповедание православной веры», в третьей части, в вопросе 20, где написано следующее: «Праотеческий грех не­льзя уничтожить никаким покаянием, он уничтожается лишь благодатью Божией, через воплощение Господа нашего Иисуса Христа и излияния Его честной Крови, что бывает в Таинстве святого крещения».

И снова в первой части, в вопросе 102, написано следующее:

«ВОПРОС: Что означает, прежде всего. Таинство крещения?

ОТВЕТ: Крещение есть смывание и отнятие праотеческого греха через троекрат­ное погружение в воду».

И снова в первой же части, в вопросе 103, написано следующее: «Это Таинство (то есть крещение) отнимает все грехи: у младенцев – праотеческий, у взрослых – и праотеческий, и сделанный по своей воле». Это же гласит и Иерусалимский Собор, со­стоявшийся при Патриархе Досифее в 1672 году от Рождества Христова, на листе 283: «Нельзя говорить, что все согрешения, совершенные прежде крещения, крещением не истребляются, а пребывают, хотя не вменяются. Это последнее нечестие и отвержение благочестия, а не исповедание. Поэтому всякий грех, сделанный прежде крещения, ис­требляется крещением, как бы его никогда и не было». Все это подтверждается Священ­ным Писанием.

Подтверждение нашего Православного установления Священным Писанием

Вот Агнец Божий, который берет на Себя грех мира (Ин. 1, 29). Покайтесь и об­ратитесь, чтобы изгладились грехи ваши (Деян. 3, 19). Ибо если кровь тельцов и козлов (... ) освящает оскверненных, (...) то кольми паче Кровь Христа (...) очистит совесть нашу от мертвых дел (Евр. 9, 13–14). Он опять умилосердится над нами, изгладит без­закония наши. Ты ввергнешь в пучину морскую все беззакония наши (Мих. 7, 19).

Поскольку в оправдании грех у человека берется, изглаживается и очищается, как говорится в приведенных выше высказываниях, то как может пребывать грех в оправды­ваемом человеке? Пребывание и уничтожение противоположны друг другу, как же могут они сосуществовать в оправдании? Как то, что у человека берется, очищается, отметает­ся одновременно может и пребывать в нем?

Но, чтобы яснее увидеть истину, погрузимся в глубину Священного Писания.

ПЕРВОЕ: Грех в человеке Священное Писание называет скверной и пороком, на­подобие скверны и телесного изъяна То, что выходит из уст, оскверняет человека (Мф. 15, 11). Нечистый пусть еще сквернится (Откр. 22, 11). Нечестие твое отмечено предо Мною, говорит Господь (Иер. 2, 22). Счастлив богач, который оказался безукоризненным (Сир. 31, 8). Не полагайся и на ровный путь (Сир. 33, 23). Ты положил пятно на славу твою и осквернил семя твое так, что навел гнев на детей твоих (Сир. 47, 23).

Раздел второй

Остаются или полностью уничтожаются грехи в оправдании

Противники учат, что грехи пребывают в человеке даже в оправдании, и они не отнимаются от него, а только покрываются правдою Христовой, чтобы не предъявлять их перед лицом Отца Небесного. Они говорят также, что в оправдании только отпускается наказание, должное греху, и грехи не вменяются, но остаются. Мы же говорим обратное.

Православное установление

В оправдании грехи человека полностью уничтожаются. Так исповедует вся Православно-Кафолическая Восточная Церковь. Смотрите «Исповедание православной веры», в третьей части, в вопросе 20, где написано следующее: «Праотеческий грех не­льзя уничтожить никаким покаянием, он уничтожается лишь благодатью Божией, через воплощение Господа нашего Иисуса Христа и излияния Его честной Крови, что бывает в Таинстве святого крещения».

И снова в первой части, в вопросе 102, написано следующее:

«ВОПРОС: Что означает, прежде всего. Таинство крещения?

ОТВЕТ: Крещение есть смывание и отнятие праотеческого греха через троекрат­ное погружение в воду».

И снова в первой же части, в вопросе 103, написано следующее: «Это Таинство (то есть крещение) отнимает все грехи: у младенцев – праотеческий, у взрослых – и праотеческий, и сделанный по своей воле». Это же гласит и Иерусалимский Собор, со­стоявшийся при Патриархе Досифее в 1672 году от Рождества Христова, на листе 283: «Нельзя говорить, что все согрешения, совершенные прежде крещения, крещением не истребляются, а пребывают, хотя не вменяются. Это последнее нечестие и отвержение благочестия, а не исповедание. Поэтому всякий грех, сделанный прежде крещения, ис­требляется крещением, как бы его никогда и не было». Все это подтверждается Священ­ным Писанием.

Подтверждение нашего Православного установления Священным Писанием

Вот Агнец Божий, который берет на Себя грех мира (Ин. 1, 29). Покайтесь и об­ратитесь, чтобы изгладились грехи ваши (Деян. 3, 19). Ибо если кровь тельцов и козлов (... ) освящает оскверненных, (...) то кольми паче Кровь Христа (...) очистит совесть нашу от мертвых дел (Евр. 9, 13–14). Он опять умилосердится над нами, изгладит без­закония наши. Ты ввергнешь в пучину морскую все беззакония наши (Мих. 7, 19).

Поскольку в оправдании грех у человека берется, изглаживается и очищается, как говорится в приведенных выше высказываниях, то как может пребывать грех в оправды­ваемом человеке? Пребывание и уничтожение противоположны друг другу, как же могут они сосуществовать в оправдании? Как то, что у человека берется, очищается, отметает­ся одновременно может и пребывать в нем?

Но, чтобы яснее увидеть истину, погрузимся в глубину Священного Писания.

ПЕРВОЕ: Грех в человеке Священное Писание называет скверной и пороком, на­подобие скверны и телесного изъяна То, что выходит из уст, оскверняет человека (Мф. 15, 11). Нечистый пусть еще сквернится (Откр. 22, 11). Нечестие твое отмечено предо Мною, говорит Господь (Иер. 2, 22). Счастлив богач, который оказался безукоризненным (Сир. 31, 8). Не полагайся и на ровный путь (Сир. 33, 23). Ты положил пятно на славу твою и осквернил семя твое так, что навел гнев на детей твоих (Сир. 47, 23).

Из этих высказываний Священного Писания ясно, что грех – это скверна и порок души, подобно тому, как бывает скверна и порок тела. Поэтому, как порок и скверна тела очищаются омовением, чтобы очистить тело, так порок и скверна души, то есть грех, не остаются в душе в оправдании. Это как бы омовение, очищение, духовная купальня и баня, о которой говорится в Священном Писании: Окропишь меня иссопом, и очищусь; омоешь меня, и стану снега белее (Пс. 50, 9). И снова: И окроплю вас чистою водою, и вы очиститесь от всех скверн ваших (Иез. 36, 25). После такого омовения человек стано­вится чистым, о чем говорит Апостол: И такими были некоторые из вас; но омылись, но освятились, но оправдались (1 Кор. 6, 11). К такому очищению Апостол призывает всех, говоря: имея такие обетования, очистим себя от всякой скверны плоти и духа (2Кор. 7, 1).

НО СКАЖЕТЕ: Как и когда это происходит?

ОТВЕЧАЮ, ВО-ПЕРВЫХ: Во многих городах бывают всенародные бани и купели, для очищения телесной скверны. В Церкви Христовой есть две бани для омовения ду­шевной скверны: крещение и покаяние. В первой бане происходит омовение от всех гре­хов, и праотеческого, и всех произвольных. Во второй очищаются только скверны про­извольных грехов. В первой был очищен Савл, к которому обращался Анания: Встань, крестись и омой грехи твои (Деян. 22, 16). Во второй – Давид, Петр, Магдалина, очис­тившиеся слезами, смывающими их грехи. Да будет известно, что бани эти имеют силу очищения грехов не от естественных вод, а от Крови Христа, которой и омываемся (1Ин. 1, 7). Кровь Иисуса Христа, Сына Божия, очищает нас от всякого греха (Откр. 1, 5). Возлюбивший нас, Он смыл с нас наши грехи Своей Кровью Ибо если кровь тельцов и козлов (... ) освящает оскверненных, дабы чисто было тело, то кольми паче Кровь Христа (...) очистит совесть нашу от мертвых дел, для служения Богу живому и ис­тинному (Евр. 9, 13–14)! Изо всего этого ясно, какую обиду наносят противники Христу и Его крови, когда учат, что греховные скверны не смываются крещением, а пребывают в крещенном.

ОТВЕЧАЮ, ВО-ВТОРЫХ: Грех в человеке Священное Писание называет сетями, веревками, наподобие сетей и веревок, которыми бывает связано тело. Сети грешников опутали меня (Пс. 118, 61). Горе тем, которые влекут на себя беззаконие вервями сует­ности (Ис. 5, 18). Вывел Он их из тьмы и сени смертной, и узы их расторг (Пс. 106, 14). Когда же человек освобождается от телесных сетей, остаются ли они на нем? Отнюдь. Так следует рассуждать и о духовных узах, то есть грехах, которыми связан диавол и которые снимаются с человека в оправдании, а точнее, расторгаются и уничтожаются. Так был освобожден Давид, который говорит: О Господи, я раб твой (Пс. 115, 7). Но по­чему? Расторг Ты узы мои. Тебе принесу жертву хвалою (Пс. 115, 7–8). Он как бы говорит: «Господи, до сих пор я был рабом и пленником сатаны, который держал меня у себя, как связанного пленника. Сейчас же Ты освободил меня от этих уз, и теперь я не раб сатаны, а Твой раб». Вдумайтесь в сказанное им: Расторг Ты узы мои. Это означает не только освобождение от уз, но и уничтожение самих уз, то есть грехов.

А как когда-то Давид, так ныне и мы освобождаемся благодаря Христу, Который расторгает наши греховные узы и освобождает из плена сатаны, и делает нас свобод­ными сынами Божиими, словами Апостола: Но ныне, когда вы освободились от греха и стали рабами Богу (Рим. 6, 22). И снова: избавившего нас от власти тьмы и введшего в Царство возлюбленного Сына Своего (Кол. 1, 13). Поэтому Христос в Священном Пи­сании называется Избавителем и Избавлением, Искупителем и Искуплением, ведь бла­годаря Ему мы избавились от греховных уз греховных и демонической власти. Христос Иисус, предавший Себя для искупления всех (1Тим. 2, 5–6). И снова: Который дал Себя за нас, чтобы избавить нас от всякого беззакония и очистить Себе народ особенный (Тит. 2. 14). И снова: мы имеем искупление Кровию Его, прощение грехов (Еф. 1, 7).

И снова: и вы не свои? Ибо вы куплены дорогою ценою (1Кор. 6, 20). И снова: не тленным серебром или золотом искуплены вы от суетной жизни, преданной вам от от­цов, но драгоценною Кровию Христа, как непорочного и чистого Агнца (1Пет. 1, 18–19) И снова: достоин ты взять книгу и снять с нее печати, ибо Ты был заклан, и Кровию Своею искупил нас Богу из всякого колена и языка, и народа и племени (Откр. 5, 9). И как грехи не только являются сквернами и пороками, которыми мы оскверняемся, но и уза­ми, которыми нас связывают, так и Кровь Христа не только обладает силой очищения, но и цену искупления. Поскольку противники это отвергают, то тем самым они наносят огромную обиду Христу, пренебрегая Его Кровью.

ОТВЕЧАЮ, В-ТРЕТЬИХ: Грех в человеке Священное Писание называет болезнью, немощью, ранами, язвами, наподобие телесной болезни и немощи, ран и язв. Помилуй меня, Господи, ибо немощен я (Пс. 6, 3). Смердят и гноятся раны мои от безумия моего (Пс. 37, 6). В тот день, когда Господь обвяжет рану народа Своего и исцелит нанесенные Ему язвы (Ис. 30, 26). Мучения адовы охватили меня (Пс. 17, 6). И как телесная болезнь уже не остается в человеческом теле, когда ее вылечит искусный врач, так и душевная болезнь, то есть грех, не пребывает в душе, когда духовный врач, искусный в деле исце­ления, излечивает раненую душу. Но разве может быть врач более искусный, чем Хрис­тос, исцеляющий всякий недуг и всякую телесную и душевную рану и раной Которого исцелились мы все? Он Сам Себя благоизволил назвать врачом. Когда фарисеи ропта­ли, спрашивая Его учеников, почему их учитель ест и пьет с мытарями и грешниками, Иисус, услышав это, сказал им: нездоровые имеют нужду во враче, но больные (Мф. 9, 12). Здесь идет речь о душевной болезни: возлежавшие тогда на трапезе были здоровы телом, но немощны душой. Но как исцеляет этот Врач? Он исцеляет так, что после Его лечения в исцеленном уже не пребывают болезни, телесные в теле и душевные в душе, по слову Апостола: Итак нет ныне никакого осуждения тем, которые во Христе Иисусе живут не по плоти, но по духу (Рим. 8, 1). Но у противников какой-то другой врач, а не Христос, ибо Христос исцеляет раны, а у них врач только прикрывает раны, но не лечит их.

ОТВЕЧАЮ, В-ЧЕТВЕРТЫХ: Грех в человеке Священное Писание называет смертью, наподобие телесной смерти, от которой становится мертвым тело. Сын мой был мертв и ожил (Лк. 15, 24), был мертв грехом и удалением от отца и ожил воз­вращением, покаянием и благодатью, предоставь мертвым погребать своих мерт­вецов (Мф. 8, 22). Что это означает? Мертвые погребают мертвеца, когда грешники кладут мертвого в гроб; он мертв телом, они же душой. Вдовица сластолюбивая за­живо умерла (1Тим. 5, 6), то есть она жива телом, но мертва душой. Мы знаем, что мы перешли из смерти в жизнь (1Ин. 3, 14), то есть из греха в благость. Видите, что грех есть смерть души, по высказываниям Священного Писания. Но кто не знает, что когда в мертвое тело возвращается жизнь, тогда смерть в нем уже не пребывает. Одно и то же тело не может быть одновременно и живо, и мертво. Это мы знаем на примере Ла­заря, который, когда ожил, освободился от смерти. Подобным образом, когда в мер­твую душу возвращается духовная жизнь, то смерть в ней уже не пребывает, ибо одна и та же душа одновременно живой и мертвой быть не может. Грех – это смерть души, как показано выше в текстах Писания. Поэтому, когда в душу возвращается жизнь, то смерть, то есть грех, в ней уже пребывать не может. Это происходит в святом креще­нии, словами Апостола, мы погреблись с Ним крещением в смерть, дабы, как Христос воскрес из мертвых (...), так и нам ходить в обновленной жизни (Рим. 6, 4). И ниже: ветхий наш человек распят с Ним, чтобы упразднено было тело греховное (Рим. 6, 6). И ниже: почитайте себя мертвыми для греха, живыми же для Бога во Христе Иисусе, Господе нашем (Рим. 6, 11). И ниже: Но ныне, когда вы освободились от греха и стали рабами Богу (Рим. 6, 22). Из этих высказываний Священного Писания ясно, что в крещении мы умираем для греха, оживаем для Бога, и смерть упраздняется, а жизнь водворяется.

И это причина того, что крещение называется возрождением: спас нас (...) банею возрождения и обновления Святым Духом (Тит 3, 4–5); если кто не родится от воды и Духа, не может войти в Царствие Божие (Ин. 3, 5). И как естественно рождаясь, иное рождается, иное же тлеет и перестает быть – человек родится, а плод, носимый чревом, перестает быть, – так и в крещении ветхий человек тлеет и перестает быть, новый же человек рождается. Но что такое ветхий человек? Это сын сатаны, раб гре­ха, наследник геенны. Что такое новый человек? Это Сын Божий, служитель правды, наследник живота вечного. Его рождение означает тление и упразднение ветхого, этот родится, а тот умирает. И подобно тому, как Израильтяне, следуя в землю обетован­ную, перешли Чермное море, а Египтяне все утонули, так в крещении крещаемый про­ходит в землю благодати Божией и все грехи истребляются и исчезают, о чем говорит и Пророк Михея: Бог погрузит в пучину морскую все беззакония наши (Мих. 7, 19). Что же на это ответят противники? Предпочтут ли они быть сынами геенны и рабами греха нашему Православному исповеданию, согласно которому грехи истребляются и исче­зают в крещении?

Смотрите также более подробно вторую часть этого Догмата, главу 5, возраже­ние 5.

Возражения противников

Возражение первое

Давид говорит: Блажен человек, которому отпущены беззакония и чьи грехи про­щены (Пс. 31, 1). Следовательно, грехи прикрываются правдой Христовой и всего лишь прощаются.

ОТВЕЧАЕМ: Когда Бог прикрывает грехи, Он прикрывает их так, как искусней­ший врач прикрывает пластырем рану, которая исцеляется этим прикрытием и полно­стью изглаживается. Об этом достаточно сказано выше во второй части в главе 5 в воз­ражении 5. Что могут возразить противники на слова Апостола: все обнажено и откры­то перед очами Его (Евр. 4, 13)? Спросим здесь: когда грешник прикрывает свои грехи правдой Христовой, постигаемой через веру, и становится перед лицом Божиим, видит ли Бог его грехи или нет? Если видит, то в чем состоит прикрытие грехов? Если не видит, то как это согласуется с истиной, высказанной Апостолом: все обнажено и открыто пе­ред очами Его?

Возражение второе

Апостол и Давид говорят: Блажен человек, которому Господь не вменит греха (Рим. 4, 8; Пс. 31, 2). Следовательно, грехи остаются прикрытыми правдой Христовой и всего лишь не вменяются.

ОТВЕЧАЕМ: Поскольку в человеке есть грех, Бог не может не вменить его че­ловеку, ибо Апостол говорит: поистине есть суд Божий (Рим. 2, 2). Если же суд Бо­жий истинен, то как может Бог не вменить греха тому, у кого он есть? Как Безгреш­ный судит грешного человека? Псалмопевец говорит о Боге: возненавидел Ты всех, делающих беззакония (Пс. 5, 6). Спросим здесь: ненавидит или любит Бог грешника, покрывшего свое беззаконие правдой Христовой? Если любит, то как тогда могут быть истинными слова псалма возненавидел Ты всех, делающих беззакония? Если не­навидит, то почему не вменяет ему беззакония? Бог любит добрых и ненавидит злых. Грешник, покрывающий свое беззаконие правдой Христовой, подобен волку в овечь­ей шкуре. Добр он или зол на самом деле? Если зол, то как Бог на Своем суде сочтет его добрым, если это истинный суд? Как назовет волка незлобивой овцой? Как Он назовет сыном благодати того, кто в действительности сын беззакония? Если же тот добр, то уже не беззаконник. Но как тогда он может покрывать правдой Христовой грехи, которых не имеет?

ПРОТИВНИКИ ГОВОРЯТ: Хотя грех, прикрытый Христовой правдой, и пребы­вает в человеке, но он не вменяется ему в наказание, то есть наказание, должное греху, снимается, а грех продолжает пребывать в нем.

ОТВЕЧАЕМ: Невозможно, чтобы Бог не ненавидел человека, если в нем пре­бывает грех, ибо добро и зло всегда борются между собой. Из этого следует, что до тех пор, пока в человеке зло, то есть грех, сильнее добра, оно противно Богу и ненавидимо Им, и всегда заслуживает наказания. К тому же, какое наказание может быть больше и тяжелее для грешника, чем быть ненавидимым Богом, поскольку грешник терпит ненависть Бога. И тогда как вы, противники, можете говорить, что грешнику снимается наказание, должное греху? Ложно ваше учение, в котором вы учите, что грехи пребывают в оправдываемом человеке, всего лишь не вменяясь к наказанию.

ВОПРОС: Блажен человек, которому Господь не вменит греха (Пс. 31, 2).

ОТВЕЧАЕМ: Бог не вменяет греха, когда грех отнимается, и вменяет, когда пре­бывает. Псалмопевец и вместе с ним Апостол называют блаженным того, кому грехи прощены, покрыты и не вменяются – Блаженны, чьи беззакония прощены и чьи грехи пок­рыты. Блажен человек, которому Господь не вменит греха (Рим. 4, 7–8). Блажен человек, которому Господь не вменит греха (Пс. 31, 2; Рим. 4, 8), Но почему здесь в одном ряду эти три слова, прощение, покрытие и невменение? Потому, что в грехе три составляю­щих: первая – огорчение и прогневание Бога. Вторая – скверна и мерзость души. Третья – обязательность вечного наказания. Блажен тот, кому прощается Божие прогневание и огорчение, кому покрывается греховная скверна и мерзость и кому не вменяется обяза­тельность вечного наказания. Всего этого нет тогда, когда грех отнимается и полностью уничтожается. Поэтому вначале находится прощение грехов. Блаженны, чьи беззакония прощены.

Возражение третье

Похоть, или телесное вожделение, есть праотеческий грех, который пребывает в человеке и после крещения, и после покаяния. Следовательно, оправданием грехи не отнимаются.

ОТВЕЧАЕМ: Выше достаточно было сказано о том, что похоть, или вожделение, сама по себе не является грехом, если только к ней не добавится произволение. Смот­рите этот же Догмат, часть 2, возражение 2.

Раздел третий

О внутреннем и вменяющемся оправдании

Поскольку в предыдущем разделе ясно показано, что в оправдании от человека грехи полностью отнимаются, а не покрываются под прикрытием, как говорят против­ники, то возникает следующий вопрос: из-за чего у человека отнимаются грехи, или, точ­нее, что прогоняет от человека грехи? На этот вопрос легко ответить так: противное прогоняется противным. Тьма прогоняется светом, холод теплом, болезнь здоровьем, печаль радостью, и так далее. Так должно говорить и в нашем случае. Грехи человека прогоняются противным, то есть гнев Божий – Божией благостью, удаление от Бога – обращением к Богу, нечестие – святыней, неправда – оправданием, греховная скверна – небесной красотой. А поскольку грехи лепятся к душе человека изнутри, то и Божия благодать, прогоняющая грехи, должна войти вовнутрь, в душу человека. Грех нельзя прогнать иначе, кроме как водвориться на том же месте, которое грех занимал, так как противное изгоняется противным в одном и том же месте. Если же они находятся в раз­ных местах, то не прогоняют друг друга. Например, тепло не прогонит холод из дома, если не вселится в дом. Если грехи находятся внутри человека, то и оправдание, прого­няющее грехи, должно расположиться внутри человека.

Учение наших противников не согласуется со всем этим. Они учат, что в оправ­дании человек ничего не получает вовнутрь, то есть в душе человека не водворяются Божия благодать и правда. В оправданном человеке не происходит внутреннего обнов­ления, и ему вменяется только внешняя правда Христа, которой он праведен извне, а не внутри. Ибо внутри него пребывают грехи, которые не уничтожаются оправданием, подобно гражданскому оправданию, когда подсудимый часто бывает оправдан судеб­ным постановлением, оставаясь внутри хищником и неправедным. Отвергая это учение противников, выдвигаем наш Догмат.

Православное установление

Из грешника человек становится праведным не внешней правдой, которая только вменяется ему, а внутренней, и оправдание – это внутреннее обновление человека, так как никто не может стать добродетельным без внутреннего принятия Божией благодати и праведным без обретения в душе внутренней правды.

Подтверждения этого установления из Священного Писания

Первое подтверждение

Апостол говорит: обновиться духом ума вашего и облечься в нового человека, со­зданного по Богу, в праведности и святости истины (Еф. 4, 23–24). И снова: не говорите лжи друг другу, совлекшись ветхого человека с делами его и облекшись в нового, который обновляется в познании по образу Создавшего его (Кол. 3, 9). Здесь Апостол призывает нас к внутреннему обновлению духа. Но на чем основывается это обновление духа?

Апостол ОТВЕЧАЕТ: чтобы снять ветхого человека, надо облечься в нового. Ясно, что такое облачение происходит не по естеству, но по духу, и оно не внешнее, а внутрен­нее. Ибо что значит «ветхий человек» и «новый человек»? Ветхий человек – Адам, новый же человек – Христос, словами Апостола: Первый человек – из земли, перстный; вто­рой человек – Господь с неба (1Кор. 15, 47). Как же можно облечься в нового человека, и снять с себя первого и какова суть одеяния обоих, нового и ветхого? Здесь может быть много ответов. Адам, преступлением заповеди погубив первозданную красоту Божией благодати, себя и всех своих потомков облачил в клятву, как в одежду, то есть в гнев Бо­жий, слепоту ума, развращение воли, оскудение сил для добрых дел, греховную скверну в душе, ложь, неправду. Все это и подобное этому стало одеждой первого человека, со­вершившего преступление. Противоположно этому величие второго человека, Христа Господа, источник благодати и всех небесных даров, ибо Иисус Христос – благодать и истина (Ин. 1). И благодаря Его искуплению мы все получили возможность снять ветхо­го человека и облечься в нового, то есть в благодать Божию и дары Небесные, отвергну­тые в Адаме праотеческим грехом и ныне отвергаемые наши произвольными грехами. Образ этого содержится в Евангельской притче о блудном сыне, которому по возвраще­нии Отец Небесный велит дать лучшую одежду: принесите лучшую одежду и оденьте его (Лк. 15, 22). Это духовное обновление, на котором стоит оправдание. Это внутреннее об­новление, а не внешнее, что можно понять и из самих слов Апостола, который говорит: обновиться духом ума вашего.

Второе подтверждение

Апостол говорит: Разве не знаете, что вы храм Божий, и Дух Божий живет в вас? (...) храм Божий свят; а этот храм – вы (1Кор. 3, 16–17). И снова: Не знаете ли, что тела ваши суть храм живущего в вас Святого Духа (1Кор. 6, 19)? Здесь можно спро­сить, почему здесь говорится не об Отце, не о Сыне, а о Святом Духе? Потому что в этом есть некая Тайна, ведь Апостол говорит об святости, которая обычно приписывается Святому Духу. Хотя у всех троих Божественных Лиц одна сила, но каждому лично при­писываются определенные свойства, а именно: Отцу – могущество, Сыну – мудрость, Святому Духу – святость. Об этом образно говорит Апостол Павел: Дары различны, а Дух один и тот же; и служения различны, а Господь один и тот же; и действия различ­ны, а Бог один и тот же (1Кор. 12, 4–6). Исходя из того, что, словами Апостола, действия различны. Отцу и приписывается могущество, Сыну – мудрость, Святому Духу – благо­дать, относящаяся к святости.

И замечательно, ибо Отец есть начало начал, и поэтому Ему приличествует мо­гущество как начало действия. Сын происходит от Отчего ума, и поэтому мы приписы­ваем Ему мудрость и истину. Святой Дух исходит из Отчей воли, и Ему приписываются благость, любовь и святость. Из этого ясно, почему Апостол говорит, что Святой Дух живет в праведниках, – не по иной какой причине, как только желая дать образ того, как праведники, или оправданные люди, обновляются и освящаются Святым Духом через влияние сверхъестественных Даров, о которых скажем несколько ниже.

Неужели не ясно, что все это происходит внутри человека, а не неким внешним обманчивым умышленным образом, как утверждают противники?

Но и здесь сокрыта тайна. Почему говорится, что Святой Дух не пребывает, а жи­вет в праведниках? Одно дело находиться в доме, а другое – жить в нем, содержа там свои сокровища. Но каковы сокровища Святого Духа? Благодать, любовь, святость, правда и так далее. Эти сокровища находятся в праведных людях, словами Павла, сокровище сие мы носим в глиняных сосудах (2Кор. 4, 7). Здесь можно снова спросить, почему Апостол не говорит, что в нас живет Бог Отец или Христос, а говорит: Дух Божий живет в вас? Это тайна жизни каждого человека. В древние времена Бог Отец находился среди сы­нов Израилевых, творя знамения и чудеса Своим могуществом и защищая этот народ от врагов. Христос живет в Церкви мудрым устроением и истиной веры. Святой Дух живет в праведниках праведной святостью и любовью. Из этого следует, что Отец может жить равно среди добрых и злых, и Свое могущество через знамения и чудеса может являть среди тех и других. Подобно этому, и Христос может пребывать и в праведных, и в не­честивых, и может дать как одним, так и другим мудрость для устроения и управления людьми. А Святой Дух не может жить только в праведниках, ибо лишь в них самих мо­жет быть благодать, святость, правда, незлобие и другие сокровища Святого Духа.

Загадочно и то, что Святой Дух, как говорится в Писании, живет в нас, как в хра­ме. Храм – это святое место, посвященное Богу и служащее одной только хвале Божией. Так и верующий человек, в котором Святой Дух живет, как в своем храме, красуется святостью и правдой, и все свои действия совершает ради чести и славы единого Бога. Поэтому Апостол говорит: Но вы не по плоти живете, а по духу, если только Дух Божий живет в вас (Рим. 8, 9). И ниже: Ибо все, водимые Духом Божиим, суть сыны Божии (Рим. 8, 14).

СПРАШИВАЕТЕ: Как начинает в нас жить Дух Божий?

ОТВЕТ: Прислушайтесь к Священному Писанию, которое приходит и стучит в двери наших сердец: Се, стою у дверей и стучу: если кто услышит голос Мой и отворит дверь, войду к нему и буду вечерять с ним, и он со Мною (Откр. 3, 20). Но каков Его глас? В Книге Пророка Захарии говорится: обратитесь ко Мне, (...) и Я обращусь к вам (Зах. 1, 3). Когда услышим Его глас и откроем дверь просящему, тотчас войдет к нам Святой Дух и подготовит себе место вселения. Кто любит Меня (...) и Отец Мой возлюбит его, и Мы придем к нему и обитель у него сотворим (Ин. 14, 23). Что же Он делает в этом Своем селении?

ВО-ПЕРВЫХ: Изливает в человеческое сердце дар благодати и любви. Любовь Бо­жия излилась в сердца наши Духом Святым, данным нам (Рим. 5, 5).

ВО-ВТОРЫХ: Этим излиянием прогоняется всякая греховная тьма, вместо ко­торой человек получает некий новый и необычный свет. Бог, повелевший из тьмы вос­сиять свету, озарил наши сердца (2Кор. 4, 6). Вы были некогда тьма, а теперь – свет в Господе (Еф. 5, 8). Но вы, братия, не во тьме (...) Ибо все вы – сыны света (1Фес. 5, 4–5).

В-ТРЕТЬИХ: Излияние возвращается в нашу жизнь, которую мы погубили в грехопадении. Бывшие прежде сынами гнева, смерти и осуждения, возрождаемся сы­нами примирения, жизни и наследия. По этой причине Апостол называет нас новой тварью: Ибо во Христе Иисусе ничего не значит ни обрезание, ни необрезание, а нова тварь (Гал. 6, 15). И в другом месте призывает нас ходить в обновленной жизни (Рим 6, 4).

В-ЧЕТВЕРТЫХ: Этим излиянием мы избавляемся от рабства и возвращаемся к свободе: Закон духа жизни о Христе Иисусе освободил меня от закона греха и смерти (Рим. 8, 2). И снова: где Дух Господень, там свобода (2Кор. 3, 17). И снова: мы дети не рабы, но свободной (Тал. 4, 31).

Этот дар любви, который Святой Дух изливает в наши сердца, называется по-разному в зависимости от Его действий:

ПЕРВОЕ. Называется благодатью, не только потому, что дается даром, но и пото­му, что делает нас исполненными благодати и приятными Богу.

ВТОРОЕ. Называется правдой, так как ею воздает каждому человеку, который оказывает послушание и честь Богу, любовь и служение ближнему, чуждается грехов и взращивает добродетели. Освободившись же от греха, вы стали рабами праведности (Рим. 6, 18).

ТРЕТЬЕ. Называется образом и подобием Бога. И как мы носили образ перстного, будем носить и образ небесного (1Кор. 15, 49), то есть как грехами были подобны Адаму, так благодатью и любовью будем подобны Христу. Ибо, словами этого Апостола: Ибо кого Он предузнал, тем и предопределил быть подобным образу Сына Своего (Рим. 8, 29). Этот же образ пишется в наших сердцах, не чернилами, но Духом Бога живого, не на каменных скрижалях, а на плотяных скрижалях сердца.

ЧЕТВЕРТОЕ. Называется залог Духа (2Кор. 1, 22), ибо святость – это действие в нас Святого Духа, дающее нам надежду на будущее наследие. Дал залог Духа в сердца наши. И снова: запечатлены обетованным Святым Духом, Который есть залог насле­дия нашего (Еф. 1, 13–14).

ПЯТОЕ. Семя Его пребывает в нем (1Ин. 3, 9). Каждый, рожденный от Бога, не делает греха, так как Семя Его пребывает в нем. Подобно тому, как из семени, посажен­ного в землю, не только вырастают деревья, но созревают и плоды, так и из благодати и дара Святого Духа, излиянного в наши сердца, созревают плоды для вечной жизни. Об этом ясно говорит Сам Христос, иными словами, вода, которую Я дам ему, сделается в нем источником воды, текущей в жизнь вечную (Ин. 4, 14). Что это за источник, который пребывает внутри нашей души и текущий столь высоко? Благодать и любовь. Те, кто их имеют, имеют источник всех благ и вечной жизни.

ШЕСТОЕ. Называется брачной одеждой. Друг! как ты вошел сюда не в брачной одежде (Мф. 22, 12)? Подобно тому, как званным на брачный пир должно быть одетым в приличествующую одежду, так званным на агнчую вечерю необходимо быть украшен­ным даром благодати и любви. Сюда же относится и это изречение: принесите лучшую одежду и оденьте его (Лк. 15, 22).

Третье подтверждение

Мы, многие, составляем одно тело во Христе, а порознь один для другого члены (Рим. 12, 5). И снова: И вы – тело Христово, а порозньчлены (1Кор. 12, 27). На ос­новании этих слов Апостола составляется следующее доказательство. Члены тела не только живут и действуют, поскольку живет и действует голова, но и сами по себе, ибо душа, как жизнь тела, пребывает и действует не только в голове, но и в каждом члене. Оправданные люди – это живые члены с головой Христом, словами Апостола, кото­рые приведены выше. Следовательно, не только в голове Христе, но и в себе самих они живут и действуют. Что же это за жизнь, если не благодать, святыня, правда, которые Святой Дух изливает в наши сердца. И что такое действия жизни, если не совершение добрых дел.

ПРОТИВНИКИ ГОВОРЯТ, что жизнь, которой мы живем духовной жизнью во Христе, – это вера, так как написано: праведный верою жив будет (Рим. 1, 17).

ОТВЕЧАЕМ. Апостол веру здесь рассматривает как средство жизни, а не саму жизнь. Например, если кто-нибудь скажет, что человек живет, потому что принимает пищу, или здоров, потому что принимает лечение, пища и лечение здесь будут средствами жизни и здоровья. Так и вера является средством духовной жизни (хотя и не она одна, как мы говорили об этом в другом месте). Сама же духовная жизнь, которой душа живет во Христе, – это благодать, святость, правда, которой душа оживляется Святым Духом, как поет Церковь вместе с песнопевцем Дамаскиным: «Святым Духом всякая душа живится».

Четвертое подтверждение

Христос, Спаситель наш, говорит: Пребудьте во Мне, и Я в вас. Как ветвь не мо­жет приносить плода сама собою, если не будет на лозе: так и вы, если не будете во Мне. Я есмь лоза, а вы ветви; кто пребывает во Мне, и Я в нем, тот приносит много плода (Ин. 15, 4–5). Здесь Христос уподобляет Себя лозе, а нас ветвям. Ветви же на лозе разные. Одни сухие, мертвые, не имеющие питания и потому не приносящие плодов, ибо хотя они и на лозе, но лоза не в них, то есть она не дает им питания и живительной вла­ги. Иные же ветви цветущие, живые, тучные, плодовитые, которые не только лепятся к лозе, но и получают от нее питание, влагу и жизнь. Так бывает и у верующих. Одни верой лепятся ко Христу, но поскольку не получают от Него живительной влаги, не приносят плоды добрых дел, и таковых Апостол называет бесплодными (Тит. 3, 14). Другие же, соединенные со Христом верой, получают от Него влагу и питание благодати и святости. Поэтому, словами Апостола: чтобы они (...) богатели добрыми делами (1Тим. 6, 18), со страхом (...) совершайте свое спасение (Флп. 2, 12).

Таково и учение Христа, согласно которому никто не может сделать добра, если не имеет внутри себя живительной влаги, то есть благодати и святости, от которой со­зревает плод добрых дел.

Из этих четырех подтверждений явственно вытекают следующие:

ПЕРВОЕ. Между нами и противниками имеются такие различия. Мы говорим и веруем, что праведники, или оправданные люди, становятся таковыми из грешников по внутренней правде и святыне, как Сам Христос, Который свят и праведен в Самом Себе. Ибо должно членам соответствовать своей главе, как пригожей невесте пригожий же­них. И братии приличествует уподобляться Первородному, подтверждая истину слов Апостола: Ибо кого Он предузнал, тем и предопределил быть подобным образу Сына Своего, дабы Он был первородным между многими братиями (Рим. 8, 29). Противники, напротив, учат, что и в самом оправдании люди пребывают нечистыми и скверными в самих себе, а праведны они только вне себя, то есть во Христе. По этому учению, из Христа и верующих в Него составляется некое странное чудовище: глава прекрасна, а члены мерзки, жених сияет великолепием, а невеста полна всякой скверны.

ВТОРОЕ. Из вышесказанного следует, что в оправдании греховная скверна нико­им образом не может пребывать в оправданном человеке, как показано в изречениях из Священного Писания, приведенных выше, в части 2, в главе 5, в возражении 5. Смотри­те, что там написано. Ведь что означают эти слова: Окропишь меня иссопом, и очищусь; омоешь меня, и стану снега белее (Пс. 50, 9)? Ясно, что каждый очищенный и побелевший не имеет порока и скверны. И не говорите мне, что человек очищается и становится белее во Христе. Ибо Давид не говорит: «окропишь Христа, и очищусь во Христе, омо­ешь Христа, и стану белее во Христе», но говорит: Окропишь меня иссопом, и очищусь; омоешь меня, и стану снега белее (Пс. 50, 9). Об этом свидетельствуют и последующие слова: Сердцем чистым созижди во мне. Боже, и дух правды возроди в груди моей (Пс. 50, 12). Обратите внимание на эти слова: во мне (...) в груди моей. Апостол также говорит об этом: И такими были некоторые из вас; но омылись, но освятились, но оправдались (1Кор. 6, 11), как бы говоря: вы сами были грешниками, а сейчас омыты, святы, праведны в самих себе. Это же он говорит и в другом месте: Он избрал нас (...) чтобы мы были свя­ты и непорочны пред Ним (Еф. 1, 4).

ТРЕТЬЕ. Если противники в своем оправдании пребывают скверными и нечисты­ми сами в себе, а их грехи лишь прикрываются правдой Христовой, то, как следует из их учения, ясно, что они подобны покрашенным гробам, которые красивы снаружи, а внут­ри полны мертвых костей и всяких нечистот. То есть, они подобны неразумным девам, не имеющим правды в своих светильниках и считающих, что им достаточно чужого масла. Они подобны смердящим козлищам, которые пастырем включаются в число овец. Они подобны волкам, которые приходят в овечьей одежде, а внутри они – хищные звери. Ибо что означает для противников оправданный человек? Это человек, который полон гре­хов и нечистот, не имеет в сердце правды и святости и, подобно козлищам, произносим смрад, злобу и яд, как угрызающий волк. Однако, будучи таким по своей сути, он кажется праведным и желает, чтобы его причислили к агнцам, будучи покрыт одеждой невинного Агнца. Он не заботится о приобретении масла, ибо надеется на чужое масло. И, украсив себя снаружи белым покрывалом, он не заботится о внутренней нечистоте.

Возражения противников Возражение первое Верующему в Того, Кто оправдывает нечестивого, вера его вменяется в правед­ность (Рим. 4, 5).

ОТВЕЧАЕМ: Одно дело говорить, что вера, которая в нас самих, вменяется нам в праведность, и совсем другое говорить, что правда Христова, которая вне нас, вменяет­ся нам в праведность. Апостол говорит именно о первом, а не о втором.

Возражение второе Ибо, как непослушание одного человека сделались многие грешными, так и послу­шанием одного сделаются праведными многие (Рим. 5, 19). Из этих слов Апостола про­тивники желают вывод о том, что только послушание Христа является нашей правед­ностью, и мы можем быть праведными только ею.

ОТВЕЧАЕМ: Действительно, как непослушанием Адама многие стали греш­ными, так послушанием Христа многие стали праведными. Но каков смысл этих слов? Противники считают, что непослушание Адама вменяется в грех сынам Адама, помимо их внутреннего греха, а послушание Христа вменяется в правду праведни­кам, помимо их внутренней праведности. Но это их мнение ложно, ибо непослуша­ние Адама является причиной того, что каждый его потомок рождается грешником, не только из-за внешнего непослушания Адама, но и от внутреннего праотеческого греха, и послушание Христа является причиной того, что каждый, возрождающийся во Христе, становится праведником внутренней правдой, а не только внешней прав­дой Христа. Именно такое противопоставление непослушания Адама и послушания Христа является верным и истинным, что и хотел показать Апостол в словах, приве­денных выше.

Например, кто-либо стоит у огня и греется. Я спрошу, каким теплом согревается этот человек – тем, который есть в нем самом, или полученным от огня? Отвечать сле­дует так. Человеку становится тепло от внутреннего его тепла, а тепло огня является причиной того тепла, которое возникает внутри человека. Так и правда Христа является причиной нашей внутренней правды.

Возражение третье

Христос сделался для нас премудростью от Бога, праведностью и освящением и искуплением (1Кор. 1, 30). Из этих слов противники делают вывод, что нам вменяется правда Христа, и мы праведники Его правдой.

ОТВЕЧАЕМ: Если мы праведны правдой Христа, то мы и мудры Его премуд­ростью, и искуплены Его искуплением, ибо у Апостола в одном ряду стоят правед­ность, освящение и искупление. Не обманывайтесь, противники, и не обманывайте других. Апостол здесь говорит не о том, что вменяется, а о том, что совершается на самом деле. О премудрости Христа говорится по отношению к нам не в том смыс­ле, что она только вменяется нам, мудрым премудростью Христа, а в действенном смысле, то есть Христос поистине делает нас мудрыми. Так и об искуплении Христа говорится о нас не в том смысле, что оно вменяется нам, искупленным искупле­нием Христа, а в действенном смысле, то есть Христос поистине искупил нас. По­добным же образом говорится и о правде Христовой, которая нам не вменяется, а действительно возникает в нас, поскольку Он делает нас праведниками. Изречения, подобные этому, часто встречаются в Священном Писании: Возлюблю Тебя, Господи, крепость моя (Пс. 17, 1)! Ты надежда моя, Господи (Пс. 70, 5). Господь просвещение мое (Пс. 26, 1). Но каким образом Господь является нашей крепостью, терпением, про­свещением? Едва ли все это вменяется нам, нет, но мы действительно становимся такими. Об этом говорится и в других местах Священного Писания: Бог препоясал меня силою (Пс. 17, 33). Не Богу ли повинуется душа моя? Ибо Он дарует мне спасе­ние (Пс. 61, 1). Просвещает всякого человека, приходящего в мир (Ин. 1, 9). Именно в этом смысле Христос наша правда и премудрость – то есть он благоизволил дать нам правду и премудрость.

СПРОСИТЕ: Можно ли полностью отвергать то, что нам вменяется правда Христова?

ОТВЕЧАЮ: Да не будем мы так дерзки, смея отвергать, что правда Христова вме­няется праведникам. Но подумайте хорошенько, что именно вменяется, а что отверга­ется. Когда грешник пребывает в грехах и постигает правду одной только верой, вменяя себе искупление Христом грехов всего мира и правду Христа, и хочет быть праведным этой правдой безо всякого своего внутреннего изменения и духовного обновления, то такое вменение мы отвергнем, как еретическое. Но мы примем и облобызаем вменение правды Христовой в таком смысле: Христос своим страданием за нас искупил наши гре­хи и заслужил перед Богом Отцом прощение нам наших грехов, а также дары благодати и правды, которые внутренне обновляют и оправдывают нас. Тем самым нам вменяется страдание Христа за нас как действующая и созидающая причина, благодаря которой нам дается благодать, святость и правда. Они принимаются вовнутрь души, освящают нас, духовно обновляют, изгоняют грехи и делают нас благодатными, святыми, приятными Богу и праведными.

Возражение четвертое

Апостол говорит: Ибо не знавшего греха (Христа) Он (Бог Отец) сделал для нас жер­твою за грех, чтобы мы в нем сделались праведными Богом (2Кор. 5, 21). Эти слова Апосто­ла противники понимают так: если мы праведны правдой Божией во Христе, то как может быть назван Христос грехом, или грешником за наши грехи? И поскольку Христу вменяются наши грехи, то и нам вменяется правда Христова.

ОТВЕЧАЕМ: Здесь требуются два пояснения.

ПЕРВОЕ. Каков смысл слов о том, что Христос называется грехом или грешником за нас?

ВТОРОЕ. Каков смысл слов о том, что мы праведны правдой Божией во Христе?

Противники дают такое объяснение. Наш грех вменяется Христу, и из-за это­го Христос называется грехом, или грешником. Подобным же образом нам вменяется правда Христова, и из-за этого мы называемся правдой, или праведными. Но это не так, хотя и можно сказать, что наш грех вменяется Христу, поскольку Он добровольно принял их для искупления, однако нельзя говорить, будто бы Христос становится от этого беззаконником. Подобным образом, можно говорить, что правда Христова вме­няется нам благодаря искуплению им наших грехов, однако нельзя говорить, что правда Христова вменяется нам так, будто бы ею мы праведны и святы на самом деле. Из этого следует, что подобно тому, как Христос Сам по Себе не истинный грешник, а грешность ему только вменяется, так и мы не можем быть истинно праведными, если правда Хрис­та только вменяется нам, а не действительно внутри нас. Как человек не является греш­ником, если грех не внутри его, а только вменяется ему, так и не является он истинно праведным, если праведность ему только вменяется, а не принята им внутренне.

Мы, следуя толкованию святых Отцов, придерживаемся другого мнения о том, поче­му Христос называется грехом, или грешником. Святые Отцы называют двоякую причину. Первая: Он причастен греховной плоти, как говорит Апостол: Бог послал Сына Своего в подобии плоти греховной в жертву за грех и осудил грех во плоти (Рим. 8, 3). И снова: А как дети причастны плоти и крови, то и Он также воспринял оные (Евр. 2, 14). Вторая вина: Христос называется грехом потому, что стал жертвой за грех. В Священном Писании иногда используется слово «грех» именно в таком значении. Например, в Книге Пророка Осии в главе 4: Грехами народа моего кормятся (Ос. 4, 8). В данном случае в Писании говорится о священниках, которые принимают в пищу жертвы, приносимые людьми за грехи. Христос же стал грехом за нас, то есть принял подобие плоти греха, чтобы стать жертвой за грех. Об этом другими словами сказал Павел: Бог послал Сына Своего в подобии плоти греховной в жертву за грех и осудил грех во плоти (Рим 8, 3). как бы говоря: «Христос пришел к нам в подобии такой плоти, в которой Он смог бы в дальнейшем пострадать и умереть за нас и искупить грех перед Богом Отцом». Из этого становится ясно, как и мы становимся правдой Божией, а именно, по подобию, то есть принимая правду внутрь себя по подобию правды Бо­жией и производя внутри себя ее плоды. Но почему мы здесь называемся не праведниками, а правдой? Чтобы более точно выразить противопоставление, заключенное в словах Павла, поскольку Апостол говорит, что Христос сделался для нас жертвою за грех, то есть принял подобие греховной плоти, чтобы принести Себя в жертву за грех. Слово «правда» более точно выражает противоположность греху, чем слово -праведный». Это не единственный случай в Писании. Так, в другом месте праведники называются светом: Вы – свет мира (Мф. 5, 14). И снова: Вы были некогда тьма, а теперь – свет в Господе (Еф. 5, 8)

Ибо не знавшего греха (Христа) Он (Бог Отец) сделал для нас жертвою за грех, чтобы мы в нем сделались праведными пред Богом (2 Кор. 5, 21).

Возражение пятое

Облечься в нового человека, созданного по Богу, в праведности и святости ис­тины (Еф. 4, 24). Здесь Апостол использует аналогию с одеждой, желая показать, что оправдание человека только внешнее, а не внутреннее, подобно тому, как человек берет одежду и облекается в нее. Человек постигает правду Христову верой и как бы берет ее и украшается ею, чтобы его мерзость не явилась перед очами Божиими. Это подтверждает и пример Иакова, который надел одежду первородного сына и получил вместо перво­родного благословение и наследство от отца.

ОТВЕЧАЕМ. Апостол явственно говорит здесь о внутреннем обновлении, кото­рое происходит благодаря принятию правды вовнутрь души. Это ясно из предваряющих слов, о которых вы здесь умалчиваете. Там написано следующее: Обновиться духом ума вашего и облечься в нового человека, созданного по Богу, в праведности и святости ис­тины (Еф. 4, 23–24). Использование аналогии с одеждой по отношению к внутренней правде возможно по двум причинам:

ПЕРВАЯ. Одежда не относится к телесной природе, человек с ней не родится, но берет ее извне. Подобным образом, правда и святость не относятся к природе челове­ческого духа, а возникают под влиянием Святого Духа.

ВТОРАЯ. Одежда показывает различия между людьми. Подобным образом правда совершением добрых дел позволяет отличить праведников от нечестивых, как сказано: Вся­кое дерево доброе приносит и плоды добрые, а худое древо приносит и плоды худые (...) по плодам их познаете их (Мф. 7, 17–20). Наш ответ подтверждается и другими словами Апос­тола, подобными этим: Итак, облекитесь, как избранные Божии, святые и возлюбленные, в милосердие, благость, смиренномудрие, кротость, долготерпение (Кол. 3, 12). Здесь и там Апостол использует аналогию с одеждой. Однако кто скажет, что Апостол говорит только о внешней благости, смирении, терпении, которые постигаются верой? Использование анало­гии с одеждой не противоречит внутренней правде и не заменяет ее на правду, которая толь­ко вменяется. Пример с одеждой Иакова в каком-то смысле подходит к данному случаю, а в каком-то нет. Если этот пример знаменует правду, которое оправдываемся внутри себя в обновлении нашего духа, то в данном случае он не подходит. Если же он знаменует правду искупления Христа наших грехов перед Богом Отцом, то в таком смысле он подходит, так как пока мы в грехах, мы сами по себе не можем примириться с Богом. И поэтому мы верой постигаем страдания и заслуги Христа, которыми прикрыты и одеты, получаем прощение грехов и принимаем оправдывающую благодать, что ясно из всего, сказанного выше.

Возражение шестое

Он (Бог Отец) облагодатствовал нас в Возлюбленном (Еф. 1, 6). Сыне Своем. Из этих слов противники делают вывод, будто мы благодатны и праведны во Христе, а не сами по себе.

ОТВЕЧАЕМ: Смотрите Златоуста, который на эти слова Апостола, облагодатс­твовал нас, говорит: «Не только от грехов избавил, но и сделал любезными Себе». И дальше святой учитель говорит: «Представим себе: если бы кто, взяв чесоточного, пок­рытого язвами, удрученного болезнью, старостью, бедностью и голодом, вдруг преоб­разил его в благообразного юношу, красота которого привлекала бы к себе всех людей, щеки сияли бы, взоры, при каждом мановении, бросали бы солнечные и лучи; потом, если бы оставил его навсегда в этом цветущем возрасте, а сверх того облек его в багряни­цу, в диадему и во все царские украшения: вот так именно и преобразил (Бог) нашу душу, сделав ее и красивой, и привлекательной, и любезной, так что на такую душу желают взирать ангелы, архангелы и все другие (небесные) силы. Так Он сделал нас любезными и вожделенными Себе: И возжелает, – сказано, – Царь красоты твоей (Пс. 44, 12)».

Вы же, противники, обратите внимание на то, что праведные, по учению Злато­уста, благодатны сами по себе. А если Апостол вдобавок упоминает о благодатном учас­тии в этом Бога, то это истина, ибо вся красота, все внутреннее преображение челове­ческой души происходит от Христа и Его кровных заслуг, ибо благодать в Иисусе Христе, которую все мы принимаем благодаря Его искуплению.

Окончание

Все это так долго говорилось о вере и о добрых делах, необходимых для оправда­ния и спасения.

Пускай же окончанием будет вместо споров совершение добрых дел, ибо причиной спасения являются не слушание и не участие во множестве споров, а исполнение Закона. Те, кто говорит о добрых делах и не делает их, подобны звездочетам, которые рассуждают о звездах, о планетах, о небесных явлениях, находясь далеко от неба. Они подобны также строителям Ноева ковчега, которые, так много потрудившись, сами себя лишили дела сво­их рук и утонули в водяной бездне. Поэтому, братия, при наличии доброй веры постара­емся делать и добрые дела, чтобы и здесь прожить в благополучии, и стать причастниками вечных благ во Иисусе Христе, Господе нашем, которому слава и держава, честь и покло­нение, вместе с Отцом и Святым Духом и сейчас, и всегда, и вовеки. Аминь.



Источник: Стефан Яворский, Митрополит Рязанский и Муромский. Камень веры Православно-Кафолической Восточной Церкви. - СПб.: Общество памяти игумении Таисии, 2010. - 768 с.

Комментарии для сайта Cackle