Источник

Раздел первый. Проповеди, расположенные в порядке их произнесения

…1891…

При погребении оптинского старца иеросхимонаха Амвросия165

В Шамординской обители, 13 октября 1891 года

Давно уже телесно изнемогал в Бозе почивший возлюбленный отец наш. Надо было удивляться, как выдерживал он столь тяжелые труды. И одна четверть их была бы невыносима для обыкновенного человека. Только сила Божия, поддерживавшая его, только благодатная помощь Бога совершала чудо, постоянно повторявшееся, и к которому мы как будто уже привыкли: видеть умирающего постоянно воскресающим для воскрешения омертвелого духа ближних своих. Мы это видели. Мы должны были понять, что будет же конец этой многострадальной жизни, что не всегда он будет с нами. Но вот, когда прииде час воли Божией, нас как громом поразило, и мы стоим теперь с недоумением: неужели его уже нет, неужели мы его никогда уже не увидим, не услышим его кроткого голоса, не узрим его озаренное любовию лицо, неужели навеки сокрылось солнце, согревавшее своим теплом, озарявшее своими лучами беспросветный, часто невыносимый мрак столь многих и многих жизней... Его уже нет с нами, и мы его уже никогда здесь не увидим...

Воспоминания быстрою чредою проносятся предо мною. Мне вспоминается, как в первый раз я, еще юношей, со страхом стоял перед ним... Как сумел он утешить меня и успокоить, с каким восторгом я возвратился к себе. Вспоминается, как в своей маленькой скитской келье он благословил меня облечься в иноческую одежду, с каким благодушием смотрел он тогда на меня, какие наставления давал мне... Вспоминается, как ровно год тому назад прибыл я сюда, волнуемый различными сомнениями; с какою лаской, с какой любовью он разрешил все сомнения, не дававшие мне покоя. И вот ровно через год я еще увидел его; но уже сомкнулись очи, язык не глаголет, и он уже не обещает молитв, а сам просит наших молитв... Ты сам, возлюбленный наш, постоянно повторял и незадолго до кончины своей, утешая меня в потере отца, сказал еще раз, что смерть посылается милосердым Господом в самое лучшее время для человека, когда его душа наиболее к ней приуготовлена. И хотя твоя блаженная жизнь была постоянным и неуклонным служением Богу, тем не менее, проходя по законам духа различные степени совершенства, ты теперь «вошел во гроб» (Иона пророк), «как пшеница созрелая, во время пожатая, или якоже стог гумна во время свезенный»... И да послужит нам это утешением; ибо, получив дерзновение у Господа, он там явится нашим предстателем и заступником, где не в гадании, но лицом к лицу блаженные души созерцают Господа, где светозарные ангелы воспевают Ему непрестанно Трисвятую песнь...

Не время и не место делать теперь подробное описание качеств дорогого нашего в Бозе почившего великого старца. Его жизнь принадлежит будущему и не забудется никогда. Ибо только те, которые искали земной славы, прогремевши короткое время, после смерти быстро забываются, и зарастает тропа к их могилам. «Память же праведного с похвалами, и в роды родов не изгладится»...

И теперь можно засвидетельствовать, что отличительным качеством нашего дорогого старца была та добродетель, которая является свойством верных учеников Христа, – без которой все остальные добродетели как медь звенящая, или кимвал бряцающий, по словам апостола (1Кор.13:1). Это христианская о Бозе любовь... Не та пристрастная языческая любовь, любящая только любящего его и делающая добро только тем, которые почему-нибудь полезны или приятны для нее. Но та любовь, которая во всех людях видит, прежде всего, образ и подобие Божие, – и любит его, и плачет об его искажениях, если замечает их. И не гордым словом упрека встречает слабости и немощи человеческие, но все их несет на себе. Та любовь, которая душу свою кладет за ближних своих, – выше которой, как засвидетельствовано Словом Божиим, ничего не может быть. Та любовь, которая заставила одного святого166 в молитвах с дерзновением взывать к Богу: «Господи, если я приобрел благодать пред Тобою, если я достиг Царства Небесного, то вели и братьям моим войти со мною: а без них и я не пойду туда»... Вот этой-то любовью было проникнуто все существо нашего батюшки. Засвидетельствует это всяк сколько-нибудь знающий отца Амвросия. Свидетельством этого вся жизнь его. И в самом деле, не богатство и знатность, не какие-нибудь таланты, развлекающие суетность человека, – нет: смиренная келья, убогий одр и на нем полурасслабленный с виду старец привлекал к себе Православную Русь... И знатные, и убогие, и ученые, и простецы, и духовные, и мирские, мужчины, женщины и дети – все стекались сюда... И как часто случалось, что человек, раз приехавший, и, может быть, из простого любопытства, под обаянием святой души старца оставался здесь навсегда, бросивши вся «красная мира» и посвятив себя служению Богу. Не только слова и речи, но и самый вид, прикосновение, самое присутствие сильного духовно человека уже благотворно, спасительно действует на существо другого человека, врачуя его недуги, возбуждая его к доброму, вызывая в нем молитвы и слезы...

А возможно ли перечислить все отдельные случаи благотворительности старца! Кто захочет отчасти познакомиться с нею, то прииди и виждь... Посмотри на эту обитель. Здесь не рассуждали, может ли всех принятых прокормить и содержать монастырь. Нет. Здесь не было места этим малодушным рассуждениям. Здесь твердо верили словам Христа: если и птиц Бог греет и питает, если и траву на поле, которая сегодня есть, а завтра будет брошена в печь, Бог так одевает, как и Соломон не одевался во всей славе своей, – то кольми паче вас... Наипаче ищите Царствия Божия, и это все приложится вам (ср.: Мф.6:29–30:33). Особенно любил детей почивший; он и сам имел детскую, незлобивую душу. Пусть близко стоявшие к делу расскажут, в каком иногда ужасном виде принимались они в основанный им детский женский приют. Всех принимали и всем давали истинно христианское воспитание, и некоторые из них соделались уже невестами Христовыми. Надо было видеть нашего батюшку посреди детей, окружавших его, обнимающих и целующих; как был он тут особенно трогателен, как часто мы видели тут его слезы душевного умиления...

И вот, возлюбленный наш, ты в последний раз предстал пред нами, окруженный многочисленным освященным собором, с самим Владыкою архипастырем нашим во главе; и ты просишь у этого сонма священноиноков, из которых многие твои ученики, а некоторые и сами сделались наставниками других, иноков и инокинь; просишь и всех здесь присутствующих духовных детей твоих словами священного песнопения: «Непрестанно молитеся о мне Христу Богу, – да вселит мя, идеже свет животный». И верь и надейся, возлюбленный наш, что не только устами, но и сердцем воззовем, и всегда будем взывать, пока есть дух в теле нашем, к милостивому Богу: «Со святыми упокой, Христе, душу раба Твоего, идеже несть болезнь, ни печаль, ни воздыхание, но жизнь бесконечная», но радость, но успокоение вечное или вечный покой.

…1894…

Поучение в день престольного праздника в тюремном храме в честь иконы Божией Матери «Утоли моя печали» в Сергиевом Посаде167

25 января 1894 года

Невдалеке отсюда, в Гефсиманской обители, стоит богатый златоглавый храм. Множество богомольцев стекаются к нему ежедневно. Но не роскошью своего убранства привлекает он людей самых разнообразных сословий, а тем великим сокровищем, которое хранится в недрах его, в пещерах, когда-то выкопанных руками подвижников. Там, с кроткою улыбкой на устах, со всепрощающею любовию в очах, возвышается чудотворный образ нашей общей Матери, печальницы всех христиан – Пресвятой Девы. И каких только скорбей, каких горьких тайн не приходилось Ей слышать, какие только трепетные от отчаяния уста не прикасались к Ней? Если бы собрать все слезы, проливаемые пред Нею, они затопили бы весь громадный храм, до верхушки золотого креста достигли бы они! И много таких чудотворных икон на Святой Руси, и много припадает к ним, хотя и слабого духом, но еще сохранившего веру люда.

И благо вам, возлюбленные братие христиане, что вы знаете, где утолять болезни многовоздыхающих душ ваших. Благо и вам, возлюбленные, что вы стеклись сюда, оставив ваши домашние дела и работы, дабы вместе едиными устами и единым сердцем прославить в день престольного праздника этого храма Пресвятую Деву. Но горе тем, кто не хочет во святых храмах искать облегчения скорбей своих в молитвах и горделиво удаляется от сего правила христианского, составляющего одно из лучших свойств русского народа. Действительно, если всякий другой народ силен своими учреждениями, своим образованием, то русский народ силен своею верою: слабеет вера в нем, слабеют в нем и все духовные силы. Подобно тому как во время солнечного затмения прекрасное летнее утро превращается в мрачную ночь, так и в душе человека омрачается все доброе, когда облаками страстей заволакивается от него лучезарное Солнце – Христос, Свет истинный, просвещающий и освящающий всякого человека, грядущего в мир168. И в этой наступившей тьме, как лживые призраки ночью, блуждают призрачные, лживые цели и стремления.

Слабеет вера, затемняется и цель жизни христианской: усвоение себе божественных качеств Спасителя путем тяжелой борьбы с самим собою. Забывается, что жизнь есть подвиг, где в терпении стяжеваются души, и в ней видят лишь наслаждение и телесный покой. Терпя потерпех Господа, и внят ми, и услыша молитву мою (Пс.39:1), – говорит христианин. А неверие говорит иначе: «Если жизнь не дает тебе тех радостей, которых ты желаешь, ищи забвения в вине и разврате или прекращай ее». И, к горю нашему, все более и более распространяется последнее убеждение и с трепетом сердечным читаешь чуть ли не ежедневно о совершающихся убийствах и самоубийствах.

Но неверие не умолкает, несмотря на все эти неотразимые обличения, и берется за оружие насмешки: «Терпение – какая будничная, неблестящая добродетель! Это удел слабых существ, а не исполненных мужества благородных душ». Не слушайте таких речей, братие, и знайте, что терпением только и испытывается истинное величие духа. Еще скорее найдутся люди, готовые на кратковременный блестящий подвиг, но терпеть ежедневно все житейские дрязги, мелкие неприятности, уколы самолюбия и не роптать, не выходить из себя, всегда иметь в душе одно лишь стремление к Богу и в Нем одном искать себе облегчения – как мало найдется таких! А еще меньше можно найти среди хилого духом, неверного, слабого современного люда такого, который мужественно переносил бы горькие утраты, тяжелые горести, то есть кто имеет высшую степень христианского терпения. Усвоять такое терпение может лишь тот, у кого не угасла еще вера, кто, хотя грешит и падает, но, подобно тому как некоторые растения постоянно обращаются к солнцу, всегда обращает свою ослабевшую от греха голову к небу.

И вот, когда он утвердит себя подвизаться в терпении, пусть вглядится в жизнь Пресвятой Девы, Которая ублажается всеми родами и прославляется в Царствии Небесном, Которую Святая Церковь называет честнейшею херувим и славнейшею без сравнения серафим, и от Нее научится этой славной добродетели. Она сподобилась быть Материю Самого Спасителя мира и Бога, а между тем кто из людей более претерпел, чем Она? С самого рождения Господа Она терпела тяжкие скорби. Тебе Самой оружие пройдет душу, –предсказал Ей святой старец Симеон (Лк.2:35). И действительно, это пророчество не замедлило исполниться. Лишь только узнали люди о рождении Христа, как восстала злоба адская и полилась кровь неповинная, и вот Она принуждена бежать вместе с Ним и Иосифом из Своей родной страны в Египет, под страхом смерти и преследования. Долго живет там святая семья, и по возвращении оттуда снова тот же страх преследования и казни возмущает их тихую жизнь. Но вот Божественный Сын Ее возрос и начал благовестие. Не видела ли Она со всею ясностию, как мало Его понимают – не только народ, но даже и самые ученики? Как завидуют Ему и ненавидят Его старейшины народные! Чуткое сердце матери и без пророчеств предсказывало бы Ей, что должна совершиться страшная, беззаконная казнь. И вот она совершилась! Безгрешный, кроткий Сын Ее поруган, весь облит кровию, пригвожден ко Кресту вместе с гнусными разбойниками.

Матери! Скажите нам, что испытывали бы вы, если бы видели дорогого вам сына на позорном кресте и если бы вы еще знали, что он терпит, ни единого зла не сотворив, и вместе с тем если бы вы веровали, что Он Бог и что Его Кровь падает на весь народ ваш, грозит ему вечной казнью?

Да! Оружие до самой глубины проникло Ей в сердце! И при всем том ни единого слова ропота, ни единой укоризны! Одни тихие, кроткие слезы: «Увы Мне, Божественное Чадо! Увы Мне, Свете мира! Вижду Тя, Чадо Мое возлюбленное, ко Кресту пригвождена и уязвляюся горце сердцем», – Дева, рыдая, глаголаше169. Нет у Нее ни малодушного страха, как у отрекшегося ученика, ни той слабости воли, которая отягчала сном вежды учеников, когда уже должно было совершиться страшное дело предательства170. Одна глубокая покорность воле Божией.

Се раба Господня, буди Мне по глаголу твоему (Лк.1:38). Эти слова, сказанные Ею, когда Совет превечный открывая Ей, еще Отроковице, Гавриил предстал, «лобзая и вещая» волю Божию – рождение от Нее Самого Бога, – легли в основание всей Ее жизни.

Научи же и нас, Богоизбранная Отроковица, великой добродетели – терпению, научи и нас в нашей жизни не возмущаться скорбями, но все переносить с радостию и благодушием! Особенно вы, возлюбленные чада мои духовные, заключенные здесь, в часы скорби вспоминайте жизнь Пресвятой Девы и почерпайте от Нее себе силы для борьбы со своими страстями и пороками. Вы временно удалены от людей: друзей, родных и знакомых, от своих обычных занятий. Вы, по великой к вам милости Божией, как бы заключены в затвор, подобно схимнику, для обозрения своей предыдущей жизни греховной. Пусть не пропадет это дорогое для вас время в нетерпеливом ропоте и сетованиях на свою долю или праздных мечтаниях. К Ней несите ваши скорби и воздыхания.

«Пресвятая Дева, Царица моя преблагая! Знаешь Ты мою болезнь душевную, знаешь мою скорбь, помоги мне, слабому и немощному! Направь меня на истинный путь, как странника. Обиду, причиненную мне диаволом, знаешь, – разреши ее». Так взывайте к Ней и терпите, зная и веруя, что придет час избавления, ибо, если Она тотчас не избавляет нас от всех зол и бедствий, то потому, что для многих нас бедствия и скорби полезнее радостей и земных утех. Должно твердо запомнить каждому, что дух благочестия, дух веры и добродетели растет в нас и укрепляется не от богатств и сладостей мирских, а слезами и терпением по Бозе. В терпении вашем стяжите души ваша (Лк.21:19). Пресвятая Богородица, помогай нам! Аминь.

В 9-й день по кончине настоятеля Оптиной пустыни схиархимандрита Исаакия171

В соборном храме Введенской Оптиной пустыни 29 августа 1894 года

И вот, отцы и братие, уже более недели прошло со дня кончины нашего отца и наставника! Как часто, к несчастью, этого времени совершенно достаточно, чтобы иногда совсем забыть покойника! Вместе с последним комком земли, брошенной на гроб, исчезает навсегда память о нем среди живых! Но не забудется истинный христианин, и воспоминание о нем с годами будет делаться все ярче и живее! Память праведного с похвалами, – говорит Священное Писание (Притч.10:7). И действительно, как можем мы забыть человека, сделавшего нам добро, а помня, как не хвалить и не благодарить его. Это было бы черною неблагодарностью с нашей стороны! Не предвосхищать суд Божий желаем мы, восхваляя праведника, но имеем в виду ту пользу и назидание, какие могут получить живые из рассказа об истинно христианской жизни.

Как путнику, бредущему по жаркой, песчаной пустыне, нужен по временам глоток воды для освежения его сил, так необходимо и нам, странникам и пришельцам на земле, для ободрения и освежения душевных сил, воспоминание о мужах, подобострастных нам и шедших одним с нами путем, и, однако, силою веры и неустанными подвигами дошедших благополучно до вожделенного града Царя Небесного. Да, невозможно нам молчать, ибо от избытка сердца уста глаголют! Кто заградит наши уста и какая сила может заставить нас стереть из памяти воспоминание хотя бы о последних днях этого старца, когда сей светильник уже догорал, когда масла жизни все менее и менее становилось в лампаде... Навеки не изгладится из нашей памяти трогательное зрелище, которое представлял маститый старец сей уже при самом закате дней своих, лежащий под развесистым деревом на одре своем, окруженный плачущими детьми обители своей и слабым голосом дающий им последние наставления: «Любите Бога и ближних, любите Церковь Божию, в службе церковной, в молитве ищите утешения в печали, наипаче всего храните совесть свою, очищайте ее всегдашним покаянием, не ищите благ земных, а небесных; здесь, в этой святой обители, где вы положили начало иноческой жизни, и оканчивайте дни свои». И каким величавым спокойствием дышали его слова, ибо они исходили из сердца человека, глубоко убежденного в их правоте, всю жизнь свою посвятившего их исполнению.

Да, он любил Бога, ибо всю жизнь нелицемерно служил Ему! Да, он любил службу Божию, ибо за день до кончины коснеющим уже языком благословлял Господа, призывая чтеца к начатию утреннего богослужения; не желая лежа выслушивать божественные словеса евангельские, а силясь встать, дабы стоя их слушать! Но, братие, праведник не только при жизни, но и по смерти не перестает нас учить и назидать! И вот, думается мне, чему учит нас почивший отец наш: Блажени чистии сердцем, яко тии Бога узрят (Мф.5:8). Поистине, что может быть блаженнее для человека божественного созерцания – Бога единого желать, Ему единому последовать, к Нему единому всем сердцем прилепиться! Но трудно достигнуть Боговидения, и сделать это можно лишь очистив свое сердце от страстей и похотей; лишь сердце чисто, сокрушенно и смиренно не уничижит Бог (Пс.50:19).

И мы, братие иноки, знаем из нашего слабого, несовершенного опыта, как трудно телесному человеку оторваться от земли, мудрствовать не дольняя, а горняя. Бывают минуты и часы, особенно ночные часы, когда, как призраки убитых пред убийцей, восстают пред тобой все содеянные грехи и – или зовут и манят к себе, обещая утехи и усладу чувственные, или, наоборот, нашептывают зловещие речи, вселяя в душу ужас уныния и отчаяния.

И усопший испытывал эти минуты и часы и с обычной простотой и смирением рассказывал, как в первые годы поступления в обитель тесны становились ему стены скита и коварный обольститель рода человеческого нашептывал ему коварные, язвительные речи: «Беги чрез эти стены, скройся, пока никто не увидит, удались в мир». Но он прогонял лукавого демона тем, что ему особенно тяжело и невыносимо: исповедованием помыслов старцу, бдением, постом и молитвою, – и лишь тверже и закаленнее делался для всех искушений!

И вот, наконец, когда он окреп духовно, пришло время сделаться ему пастырем овец Христовых, наставником монахов. И каких монахов?! Одной из самых строгих по жизни и духу обители, давшей и дающей настоятелей для многих русских монастырей! И после какого настоятеля?! Поистине праведного и великого мужа отца схиархимандрита Моисея! И в какое время?! Во время смутное, когда дрогнули и пошатнулись многие обители иноческие, ибо дух времени, противный иночеству, с неумолимою силою ворвался в ограды монастырские и многих поколебал.

Ослабели силы духовные в человеке, ослабела и жизнь иноческая. Желание мантии, стихаря, фелони, начальства, денег многих из нас гонит вон из строгих обителей в такие, где жизнь широка и привольна для ветхого человека, и из светочей мира делает простыми черноризцами – соблазном для мирян.

Много нужно духовной мудрости, много нужно твердости, чтобы управлять монастырем в теперешнее время! Многие настоятели похваляются за великолепные здания и храмы, воздвигаемые ими, но в сотни и тысячи раз труднее не умалить, а возвысить дух братии, сохранив в ней непоколебимое подвижничество. Хотя и со слезами, но покоряясь воле Божией, подъял труд сей в Бозе почивший отец Исаакий. Все упование свое возложил он на Господа, Которого всегда имел пред духовными очами своими. Господь мне прибежище и сила, на Него аз уповаю [(Пс.17:3; 45:2)], – вот что легло в основание его настоятельства. И теперь, более чем через 30 лет, совершив свое земное течение и оглянувшись назад, ты поистине мог бы сказать, возлюбленный авво, что не расточил напрасно врученных тебе талантов, а приумножил.

Всю жизнь ты шел путем Христовым и им же вел и врученное тебе стадо; не переставая «дея» учил ты великим началам, на которых зиждется духовная жизнь обители Оптинской: глубокому, всецелому повиновению старцу и твердому, неустанному подвижничеству. И вот, настоятель одной из славных обителей русских, всеми глубокоуважаемый, как дитя, покорно склоняется пред волей старца, с самого поступления своего сюда в обитель послушником и до последнего вздоха ничего не делает без его совета и благословения. Много ли нашлось бы не только настоятелей, но и простых чернецов, которые с таким смирением склонились бы пред духовною властью простого священника-инока, не имеющего начальственного положения. Смиряясь пред старцем, покойный отец архимандрит и в личной своей жизни: в пище, и в одежде, и в убранстве кельи – наблюдал полную простоту древних подвижников.

В церкви к утрени и ко всем службам он всегда являлся первым и исходил последним, и это не только тогда, когда он был крепок и здоров, а и болен и слаб, когда ноги его покрылись ранами, когда от слабости он уже и стоять почти не мог – никакого послабления плоти! А дома, в келье, когда он давал себе покой? Всегда, и утром, и вечером, двери его были открыты для братства и убогих: всякого грядущего к нему не изгонял вон, а, напротив того, исполнял по силе возможности нужды всех. Тяжело было подчас для немощного, слабого духом инока его постоянное побуждение к молитве и подвигу, и, может быть, иногда слово ропота на излишнюю строгость, казалось, вырывалось у иного из братии, но теперь поистине многие благодарны ему за то, что эта строгость удержала их на пути подвижничества, не дала образоваться навыку к лености и самооправданиям. И вот почему он с такой неохотой отпускал брата куда-либо из обители, особенно в большие города. «Ты уже не вернешься оттуда таким, каким вышел от нас», – говорил он. И с какою радостью встречал он возвращающегося брата! И тогда можно было видеть всю любвеобильность его сердца, которая, так сказать, проступала сквозь его обычный суровый подвижнический образ.

И не только для иноков, но и для мирян было поучительно видеть этого старца-подвижника. И вас, братие и сестры миряне, можно вопросить, как некогда Господь Иисус Христос иудеев о Иоанне Крестителе: Что же смотреть ходили вы в пустыню?., человека ли, одетого в мягкие одежды? Но одевающиеся пышно и роскошно живущие находятся при дворах царских (Лк.7:24–25). Нет, много вы видали и богатых, и знатных, и украшенных всякими дарованиями, – и не их вы приходили смотреть сюда. А такого человека, которого навряд ли можно найти в мире, среди колеблемого, как трость ветром, сомневающегося подобно морской волне, ветром поднимаемой и развеваемой, нетвердого во всех путях своих ([ср.: Лк.7:24;] Иак.1:6:8) современного человечества – старца, чистого сердцем, который никогда не солгал пред Богом и не дал безумия Богу, сурового подвижника в бедных ризах, со словом правды на устах. И многие говорили, что они уходили от его простой беседы освеженными и готовыми на борьбу с миром и греховным себялюбием. И для многих его потеря будет невознаградима!

Но вот жизненный подвиг его окончен, окончена тяжелая борьба со страстьми и похотьми (см.: Гал.5:24), очищено сердце, пора испытаний прошла... И теперь, уповаем, возлетел он в светлые небесные обители, оставив нам в наследие те начала, какими достигается чистота сердца и зрение Бога, отсечение своей воли и умерщвление страстей подвигами. И пока они будут тверды среди иноков, будет тверда и Оптина пустынь. И в памяти их да утвердятся и укрепятся они в ней навеки. И это будет лучшей ему наградой, ибо верим и надеемся, что и с высоты небесной он будет взирать на чад своей обители и радоваться и веселиться их духовному преуспеянию и исканию себе спасения. И пусть забвена будет десница наша, пусть прилипнет язык к гортани, если мы забудем того, кто указал нам всегда обращать очи душевные от лживого мира к горнему, небесному Сиону, как некогда древний иудей обращал очи чувственные от ненавистного Вавилона к дорогой отчизне своей, вожделенному Иерусалиму.

А за то добро, какое ты оказал нам, за то, что не словами, а «дея, – учил ты, – презирати плоть, преходит бо, прилежати же о души, вещи безсмертней», за то, что «в пениях, бдениях и лощениях образ был твоим учеником»172, – чем воздадим тебе, возлюбленный авво? Ведь и во время земной жизни ты ни в чем не нуждался, ничего не искал от человек. Только тем разве, чтобы памятью о тебе утверждаться в борьбе с грехом и в подвиге благочестия, да усугубив молитву о душе твоей.

Господь да ублажит тебя и упокоит, и нас, святыми твоими молитвами, да помилует, яко благ и человеколюбец. Аминь.

…1898…

Об иноческих скорбях173

Из слова в Иверском Выксунском монастыре (за литургией, после причастного стиха) 8 июля 1898 года

В самом деле, кто из людей не скорбит, не печалится, не плачет иногда горькими слезами? У кого семейные неприятности – раздор мужа с женой, жены с мужем; у кого дети не удались учением, поведением или здоровьем; у кого болезнь, которая грызет его; кто напрасно терпит; кто действительно когда-либо согрешил и за это терпит поношение от ближних. Да возможно ли перечислить все роды и виды скорбей человеческих? И бедные, и богатые, знатные и незнатные, ученые и неученые – все несут бремя креста, все сгибаются под тяжестью его, и, может быть, среди богатых да ученых сложнее и запутаннее, гораздо тоньше и ядовитее скорби; может быть, там чаще овладевает адское отчаяние человеком, чем среди бедных и неученых, простых сердцем и умом людей.

Особенно, сестры-инокини, много внутренних, тонких скорбей у нас, взявших крест Христов. В мире скорбни будете, – сказал Спаситель своим последователям (Ин.16:33), и эти слова оправдываются на тех, которые оставили «вся красная мира». Бывают дни и часы, когда скорби душевные делаются так жгучи, так тяжелы, что начинаешь сердцем понимать слова пророка Давида: Рыках от воздыхания сердца моего (Пс.37:9). Так выразил он всю глубину томившей его тоски. К Ней тогда несите ваши скорби и воздыхания.

Об иноческом пути174

Прощальное слово к сестрам Иверского Выксунского монастыря Июль 1898 года

Когда я подъезжал к вашей обители и увидел сонм инокинь, вышедших к нам навстречу, то мне невольно слышались слова царя-пророка: Приведутся девы в след ея... введутся в храм царев (Пс.44:15–16). Действительно, это пророчество сбылось! В самом деле: какими ликами святых девственниц украсилась Святая Церковь от дней апостольских и доныне; сколько чистых вдовиц и стариц востекли уже в небесный чертог Христа Господа вслед Приснодевственной Его Матери! Сколько подвизавшихся и подвизающихся войти в сей Пренебесный Чертог многообразными путями жизни человеческой?! Один из этих путей, и самый прямой и верный, – путь иноческий. Этим путем тщитесь вы, сестры – инокини, достигнуть Царства Небесного. И вы достигнете, несомненно, достигнете сего вечного чертога славы, если будете идти вслед Пресвятой Матери Божией; ведь Ей посвящена ваша святая обитель, ведь Ее вы имеете своей Помощницей и Ходатаицей.

Само собой разумеется, что идти вослед Пресвятой Матери Божией – значит подражать не только некоторым внешним действиям Ее, а усвоить себе самый дух Ее добродетелей и совершенств, ибо вся слава дщере царевы внутрь, как говорит пророк Божий (Пс.44:14). То есть усвоить себе Ее живую и крепкую веру слову Господню, Ее пламенную любовь к Богу и ближним Своим, Ее всесовершенную преданность воле Божией, Ее глубочайшие смирение и кротость, Ее неисповедимое терпение и послушание слову Господню даже до смерти.

Но до этой высоты совершенства духовного нужно восходить, возлюбленные, путем долгого воспитания, как и Сама Пресвятая Дева восходила путем немаловременного воспитания при храме Божием. Главным и наиболее любимым упражнением Пресвятой Девы была святая молитва, для которой Она часто уединялась во внутреннейшая храма. Там Она беседовала единая с единым Отцом Небесным, там Она изливала пред Господом непорочную душу Свою, там предавалась всесовершенной воле Отца Небесного, укреплялась на тот беспримерный подвиг жизни Своей, на котором ожидали Ее не одни высочайшие радости, но жестокие скорби, когда оружие проходило душу Ее.

И для вас, возлюбленные сестры, святая молитва должна быть главным делом вашей жизни. Да, несомненно, молитва – главное дело инока. Это подтверждают и святые отцы. «Молитва, – говорит преподобный Ефрем Сирин, – великое оружие, неоскудевающее сокровище, основание тишины, корень, источник и матерь тысячам благ». Преподобный авва Пимен утверждает, что человек всегда должен молиться Богу и просить Его помочь ему, споспешествовать ему во всяком деле, ибо человек не может приобрести никакой добродетели без помощи Божией. Молитвы ищут от нас и наши братия-миряне.

«Батюшка, питай нас молитвами!» – недавно сказал мне один простой человек. И горе нам, если мы вместо этого хлеба духовного подадим камень алчущему брату! Ищите молитвенно Царства Небесного и все остальное приложится вам!

И вы имеете великое подтверждение сего. Не молитвою ли создана ваша обитель? Не суетными талантами, ослепляющими человечество, не богатством или ученостью создал ее вам «кормильщик наш», наш возлюбленный авва, а молитвою веры, молитвенными вздохами и слезами.

Будьте же верны его примеру, молитесь за себя и за весь мир, за всех страждущих, скорбящих, озлобленных и сокрушенных духом, не имущих ближних, за них молящихся, за всех живых и мертвых, – и Господь спасет ваши души, не оскудеет и ваша обитель. А молясь, не забывайте и своих собратий и сестер, иноков и инокинь, идущих одним с вами путем, скорбным и тернистым. Наипаче же прошу вас молиться о тех иноках и инокинях, которых послушание заставляет жить вне святых обителей, среди мирских людей. Здесь у вас все располагает к молитве и подвигам: церковные службы, самый строй и порядок монастырской жизни, пример, совет и руководство сестер и наставников. В миру же все, наоборот, влечет к мирским искушениям и соблазнам. Как рыба, выброшенная из воды, умирает, так может умереть духовною смертью и инок вне спасительной ограды монастырской, – говорят святые отцы. К таким инокам принадлежу и я грешный, послушанием своим обязанный жить среди мира и лишь изредка имеющий отраду отдохнуть духом в святых обителях.

Прошу вас, возлюбленные сестры, молиться за меня и за всех моих собратий! Ты же, Всеблагая Матерь наша, приведи нас всех с Собою к Сыну и Богу Своему и веди нас в Его небесные обители! Аминь.

…1900-е…

В Ксениинском приюте175

Искренне был рад приглашению помолиться со всеми учащими и учащимися Ксениинского приюта. Утешался прекрасным, воодушевленным пением воспитанниц. Радовался их успехам в науках и искусствах.

Ничто на свете не сближает так людей, как молитва. Вот почему и Ксениинский приют, доселе мне незнакомый и чужой, после общей нашей молитвы стал близким и родным. И от всего моего сердца молитвенно желаю я ему благоденствия, успехов в трудах, а особенно укрепления святой нашей веры и любви к Православной Церкви. Сердечно благодарю дорогих детей за подарок, который сохраню на всегдашнюю о них память. Прошу принять и от меня сии святые иконы. Божие благословение да будет со всеми вами.

…1901…

При наречении во епископа Дмитровского176

В Московской Синодальной конторе 28 июня 1901 года

Преосвященнейшие архипастыри!

В эти святые, единственные минуты моей жизни, обозревая ее мысленно, поистине не могу не сказать с чувством глубокого умиления: от Господа исправляются стопы человеку (Пс.36:23).

Эту промыслительную, благостную руку Божию, направляющую человека ко спасению, я с раннего детства видел над собою. Он, Милосердый, от юности вложил в меня любовь к храму святому Своему, к божественной службе. Рано стали мне знакомы чудные напевы церковные, устав богослужебный, и нигде так отрадно не чувствовала себя душа моя, как в святом храме; и пламенным моим желанием было служение хотя бы в самом малом чине церковном Церкви Божией, служение, к которому я, по-видимому, не подготовлялся ни рождением, ни светским, мирским воспитанием.

Скажи мне, Господи, путь в оньже пойду, яко к Тебе взях душу мою (Пс.142:8), – слезно молился я и в последующие годы моей жизни. И Господь Человеколюбец внял моему прошению и, проведя меня среди многих искушений, привел меня в обитель иноческую, где я мог пользоваться руководством благопросвещенных старцев. Недолго я там пробыл, но много полезного вынес. Там я укрепился в сознании, что только в подвиге самоусовершенствования, постоянной молитве, усиленной работе над собой, при благодатной помощи Божией и непрестанной проверке своих мыслей и чувств Священным Писанием и творениями отцов подвижников, и заключается истинный смысл жизни христианина; а основание ее – отречение своей воли и смиренное послушание воле духовных руководителей, через которых Сам Господь вещает волю Свою. Из послушания им вступил я в обитель высшего духовного просвещения.

Иноку тяжело жить среди мирян, и для меня это время было бы весьма тяжело, если бы и здесь не хранила меня и не укрепляла благостная десница Божия. А по окончании курса наук, когда уже я надеялся снова возвратиться в дорогую мне обитель иноческую, я, против желания, становлюсь последовательно во главе нескольких духовных вертоградов; и в этом назначении, которому я подчинился с трудом, единственно лишь из послушания, вижу я теперь особый Промысл Божий над собой, ибо только на этом поприще я мог на опыте познакомиться с ходом учебно-воспитательного дела в духовно-учебных заведениях, этих рассадниках будущих пастырей Церкви Христовой.

И вот ныне, волею Благочестивейшего Самодержца и избранием Синода, предстоит мне великий подвиг служения епископского. Что могу сказать на сие? Страшусь, зная всю тяжесть епископского служения, всю величайшую ответственность пред Богом, какую возлагает на человека немощного и слабого сей сан, а особенно в наше колеблющееся, неустойчивое, маловерное время, когда дух отрицания, вольномыслия, антихристианские идеи – все это стало злобой дня, носится как бы в воздухе, проникая всюду, особенно в среду так называемых интеллигентных людей. А заразив высшие классы, начинает проникать и в низшие, доселе твердые и непоколебимые в вере православной; страшился бы еще более, зная скудость своих душевных и телесных сил, но когда я представляю весь пройденный мною путь жизни, всегдашнее попечение о мне милосердия Божия, все Его человеколюбие, когда, по искреннему и нелицемерному сознанию своему, готов утверждать, что я не искал себе почестей церковных и готов был бы быть малейшим из братий моих священнослужителей, тогда радостной надеждой окрыляется дух мой, и я вижу в этом новом моем служении именно тот путь, который необходим для моего спасения, и из глубины души глаголю: благодарю Господа моего, приемлю сие великое назначение без ропота и не смею, хотя мало, вопреки глаголати.

Вы, может быть, ждете от меня изложения предначертаний планов моей будущей деятельности, но не смею давать никаких обещаний. Я знаю, твердо верю и в своей жизни неоднократно испытал, что духовная деятельность и мирская неизмеримо разнятся между собою, и в то время, когда светский деятель все свое внимание обращает на деятельность внешнюю, – служитель Церкви Христовой, раб Божий, исповедует, что сила Божия в немощи совершается, и главное внимание обращает на деятельность внутреннюю, на очищение своего сердца, своей внутренней храмины от всякого зла и порока. Тогда лишь плодотворна будет его деятельность, когда он будет образцом для верных в слове, в житии, в любви, в духе, в вере, в чистоте (1Тим.4:12). Так учат нас наши иноческие учители. Св. Иоанн Лествичник, книга которого может назваться настольной книгой всякого монаха, описывая свойство истинного пастыря, говорит: «Истинный пастырь есть тот, кто может погибших словесных овец взыскать и исправить своим незлобием, тщанием и молитвою; кормчий духовный – тот кто получил от Бога и чрез собственные подвиги такую духовную крепость, что не только от треволнения, но и от самой бездны может избавить корабль душевный; врач духовный – тот, кто стяжал и тело, и душу, свободные от всякого недуга, и уже не требует никакого врачевания от других».

Так, с помощью Божией неустанно работая над собой и со смирением исполняя возложенное на меня послушание, надеюсь я пройти без преткновения назначенное мне поприще жизни. Да помогут мне в этом ваши святительские молитвы. Особенно к тебе, возлюбленный архипастырь и первостоятель Церкви Московской, с надеждой на молитвенную помощь и отеческое наставление обращаюсь я. Уже несколько лет работаю я пред лицем твоим, и за это время ты явил мне много милостей. И теперь мне являешь великую благость, несмотря на мои немощи, призывая меня к еще более близкому сотрудничеству. Знаю я, как один из ближайших очевидцев, твои заботы и труды о вверенной тебе пастве, знаю лучше многих, как болеешь ты душею о ее духовном просвещении... да исполнюсь и я духом твоим и буду тебе истинным и добрым помощником во всех твоих благих начинаниях.

Усердно прошу и вас всех, боголюбезнейшие архипастыри и отцы, помолиться обо мне.

А теперь от сей земной Церкви обращаясь к Небесной, от пастырей здравствующих к пастырям нетленно почивающим, среди которых мне придется принять хиротонию архиерейской благодати, уже не своими, но златыми словами златословесного святителя Иоанна взываю ко всем вам и дольним, и горним пастырям: «Помолитеся о ниспослании мне великой помощи свыше; я нуждался в защите и прежде, когда жил сам по себе покойной жизнью; когда же я выведен на средину и принял на себя это крепкое и тяжкое иго, то мне нужно много рук помощи, нужны бесчисленные молитвы, чтобы я мог в целости возвратить залог давшему Владыке в тот день, когда получившие таланты будут позваны и приведены и должны будут отдать в них отчет. Так помолитесь, чтобы мне быть не в числе связанных и ввергаемых в тьму кромешную, но в числе имеющих получить хотя малое снисхождение, благодатию и человеколюбием Господа нашего Иисуса Христа, Которому слава, и держава, и поклонение, во веки веков». Аминь.

Ответ на приветствие братии Афонской Пантелеймоновой часовни в Москве по случаю недавнего возведения преосвященного Трифона в епископский сан177

В день памяти св. великомученика Пантелеимона 27 июля 1901 года

Возлюбленные отцы и братие!

От всей души благодарю вас за приветствие и за доставление мне великого утешения в праздновании памяти св. великомученика и целебника Пантелеимона.

Искренно разделяю с вами сердечную радость по случаю настоящего духовного торжества.

Еще более радуюсь тому, что я, став во главе Богоявленской обители, могу послужить еще большему скреплению ее дружбы с многочисленною обителью св. великомученика Пантелеимона и с его, дорогою для меня, часовнею.

Истину говорю вам, отцы и братие: я с самого детства полюбил угодника Божия Пантелеимона и часто хаживал сюда, в эту часовню, молиться пред его св. мощами и пред иконою Царицы Небесной, скорой услышательницы всех молящихся и такого грешника, как я...

Помолился я сегодня, да процветает Афонская обитель и ее часовня во славу Божию и на пользу не только Москве, но и всему православному миру.

С любовию и благодарностию приемлю дорогой для меня дар – св. икону Царицы Небесной, общей нашей Заступницы.

Прощание с Московской духовной семинарией178

В день памяти святителей Московских (после прощальной Божественной литургии, в храме семинарии) 5 октября 1901 года

Я с особою готовностию и сердечною радостию принял извещение о желании начальствующих, учащих и учащихся в семинарии совместно помолиться в сем святом храме, где только лишь два года тому назад я впервые в настоящий день совершал Божественную литургию. Сей храм и молящиеся в оном приснопамятны мне потому, что в нем мы вместе молитвенно встречали в течение двух лет высокоторжественные и светлорадостные для всякой души христианской праздники. Здесь мы славословили родившегося во плоти Бога в день Христова Рождества, созерцали умными очами «разверзшееся небо» в день Богоявления, сострадали Христу распятому в дни Христовых Страданий и, принесши покаяние в своих грехах, благодатию Божиею сподоблялись быть членами Тела Христова в святейшем Таинстве Евхаристии. Наконец, здесь же шли в сретение Христа Воскресшего в высокоторжественные дни Святой Пасхи. Говорить ли о взаимоумилительных молитвах наших в сем святом храме в остальные дни нашего здесь пребывания, о сосредоточенно-сердечном внимании, которое господствует у предстоящих здесь во время всякой церковной службы и особенно во время произнесения поучений?.. Ныне, братия, оставляя служение в этом храме, прошу постоянных усердных молитв ваших пред иконою святого покровителя сего храма святителя и чудотворца Николая, святых угодников Божиих митрополитов Московских и всея России, чудотворцев Петра, Алексия, Ионы и Филиппа, их же и память днесь торжественно празднуем, – да молят сии святые угодники вечного Архиерея Христа о моем недостоинстве, дабы Пастыреначальник Христос сохранил меня в мире, чести, право правяща слово святой Его истины.

Я очень благодарен корпорации семинарских наставников за столь явно высказанную мне в вашей речи любовь и расположения. Слишком кратковременный срок моего пребывания среди сей корпорации – два года – не оставляет, конечно, каких-либо особенных памятников моей деятельности. Во свидетельство моей деятельности я разве мог бы представить лишь мои ошибки, и если настоящим торжеством чтит меня корпорация, то этим обязан я отнюдь не заслугам своей деятельности, но добрым традициям, которые существуют в здешней семинарии. Единственно, что могу сказать про себя, это то, что я люблю Церковь Божию и за нее умереть готов. Доброе, дружное сочувствие и содействие корпорации действительно всегда ободряло меня в моей деятельности и за сие земно кланяюсь ей.

…1902…

Перед присягой дворян по случаю дворянских выборов179

В Чудовом монастыре (после литургии) 19 января 1902 года

Обязанный по долгу святительскому сказать вам слово назидания в эти многознаменательные минуты вашей жизни, братие-христиане, при предстоящем вам тяжелом и многотрудном служении Царю и Отечеству, я, по обычаю своему, издавна мною усвоенному, обратился к вечной книге – Святому Евангелию, ища в нем вразумления себе, и, открыв его, вот что обрел.

Однажды Господь Иисус Христос учил в городе Капернауме, в синагоге, учил о хлебе жизни, о том, что только причащающийся Плоти и Крови Его будет иметь жизнь вечную (см.: Ин.6:53–54). Это учение показалось странным и соблазнительным для многих из Его учеников, и они ушли от Него и уже оставили Его навсегда. Оглянулся наш сладчайший Спаситель, и видит Он, что все ушли от Него, и лишь 12 самых преданных теснятся вокруг Него. И спросил Иисус этих двенадцать: Не хотите ли и вы отойти? Тогда Симон Петр, с присущей его характеру ревностью, отвечал за всех: Господи, к кому нам идти? Ты имеешь глаголы вечной жизни. И мы уверовали и познали, что Ты – Христос, Сын Бога Живаго (Ин.6:67–69).

Не без особого промысла Божия упали глаза мои именно на эти священные строки! В самом деле, не удалилась ли от Христа и Его Святой Церкви большая часть образованного общества? Не разделяет ли, увы, некоторая его часть воззрения того человека, кто вслух, открыто – и устно, и печатно – объявил все церковное и, в частности, учение о Божественном Причащении Тела и Крови Христовой страшным и соблазнительным, а Самого Христа – обыкновенным человеком.

Но не теперь лишь, а давно-давно уже начало совершаться отделение образованного общества от Церкви Христовой, все дальше и дальше удаляются от нее ее сыны, все злее и враждебнее нападки и хулы на нее со всех сторон. И вот, отшатнувшись от Святой Церкви, обуреваемые ветром всевозможных лжеучений, люди с тоской и унынием, а нередко и с отчаянием в душе, вдали от Христа ищут какой-то новой истины, какого-то нового счастья, полагая их то в устроении новых внешних порядков жизни, то в научных трудах и изысканиях, то в одном лишь удовлетворении потребностей тела, то под влиянием новейших иностранных ученых, в безумном презрении ко всему человечеству, или, наконец, в полном и сознательном отречении от всяких возвышенных чувств, всяких возвышенных стремлений, всякой религии, всякого бога!.. Русь, Русь! Видит взор мой в тумане прошедших веков твоих князей, кончивших жизнь в иноческих подвигах, твоих бояр, умиравших самоотверженно за веру Христову в палатках татарских ханов. Наконец, уже не мысленным оком, а воочию, лицом к лицу, видел я в годы своей юности и с отрадою и в то же время с болью сердечной вспоминаю многих дорогих москвичей, людей высокой образованности, глубокой философской и богословской начитанности, которые полагали все счастье и спасение России в ее тесном единении со Святой Церковью, и так учили они словом и пером в своих до сих пор еще недостаточно оцененных ученых трудах.

Русь! Святая Русь! Что же сделалось с тобой?! По-прежнему разливается трезвон колокольный по всему твоему широкому пространству, по-прежнему полны твои храмы горячо верующими сынами твоими, по-прежнему приходят с котомками за плечами, в лаптях на ногах, с одним лишь куском хлеба, целые тысячи из твоих сынов для поклонения подвижникам веры и благочестия в твои древние обители!

Отчего же отшатнулись от этой церковной жизни, от этого общения с твоими простыми сердцем братиями наиболее просвещенные из твоих сынов? Ответ на это дал еще сравнительно недавно один великий русский писатель. Гордость ума – вот этот ответ. И я, и многие из вас, моих сверстников, помнят, как здесь же, в этой же самой Москве, он призывал образованное общество к смирению, к познанию самого себя, к единению со Христом, и глубокое впечатление произвели его выстраданные долгим и тяжелым опытом речи. О, если бы действительно образованное общество, и впереди его благородное сословие, осознало бы, что только в единении со Христом и Святой Церковью, в терпеливом и смиренном несении креста Христова, во внутреннем очищении своей души от всякого зла и порока, в освещении всей своей жизни светом Евангельской истины, в непрестанном благодатном молитвенном общении со всем миром видимым и невидимым заключается спасение и счастье и отдельного человека, и целой семьи, и целого государства. Что не свобода от нравственных обязательств делает человека счастливым, а свобода духа, происходящая от внутренней чистоты человеческой души (см.: Мф.23:25–26).

Что же, спрошу я вас теперь, в заключение, словами Господа нашего: Не хотите ли и вы отойти? Или хотите трудиться на пользу своему Царю и Родине в единении с Церковью? Если это так, если вы действительно хотите «плыть против течения», то заранее готовьтесь ко всяким тяготам и трудам, а может быть, и насмешкам, и оскорблениям, но в то же время не падайте духом и не страшитесь ничего, зная, что сила Божия совершается в немощи человеческой (ср.: 2Кор.12:9), что Господь всегда готов подать Свою всесильную помощь. Целуя Крест и Евангелие Спасителя нашего, твердо веруйте, что девятнадцать веков тому назад поруганная, окровавленная и к позорному кресту пригвожденная Божественная Истина воскресла со славой и с Собой воскресила весь мир, навсегда победив в самых глубоких тайниках ложь и зло. Аминь.

Освящение храма во имя преподобного Симеона Столпника при больнице-приюте для монашествующих в Даниловом монастыре180

30 декабря 1902 года

Сердечно приветствую вас, дорогие братие, с сегодняшним вашим торжеством освящения этого благолепного храма. Вам ли, посвятившим всю свою жизнь на служение Богу, говорить о великом значении храма для христианина; вы сами, конечно, глубоко понимаете и чувствуете все его значение. Я твердо уверен, что вы ныне с пророком Давидом внутренно восклицаете: Коль возлюбленна селения Твоя – Господи сил (Пс.83:2). Тем более, что ваш храм имеет особенное значение – он предназначается для иноков больных, старых, немощных, покончивших уже все расчеты с земною жизнью и ищущих лишь христианской кончины живота своего и доброго ответа на Страшном судище Христовом.

Для человека молодого, хотя бы даже и инока, жизнь представляется бесконечно длинною – ему все кажется, что он успеет исправиться, одуматься, отрешиться от пустой, суетной жизни и «собрать себя» по выражению святых отцов; и его годы, и крепость сил – все обещает ему долголетие, отвлекая его от единого на потребу, то есть от «спасения души своей». Для вас, дорогие други, уже не может быть этого самообольщения! Вы уже приблизились к пределу жизни человеческой: и ваши немощи, и болезни, и согбенный стан, и седые волосы – все громче слов вещает вам: «Будьте готовы! Се час близок, когда голос грозного Судии призовет вас к окончательному ответу!»

Конечно, каждый из вас этот двенадцатый час своей жизни употребит исключительно на заботу о своей душе. Чтение Священного Писания и святых отцев, богомыслие, а главное – молитва, возможно частое причащение Святых Таин, плач и сокрушение духа – вот ваши главные, или правильнее сказать, ваши единственные занятия.

Понятно после этого, какое великое значение имеет для вас храм Божий!

В нем сосредоточено, можно сказать, все, чем вы живете, – все ваши радости и утешения.

Искренно желаю вам, братие, провести это оставшееся время с пользою для души, дабы вы могли вместе с святым апостолом Павлом сказать: течение скончах, веру соблюдох, прочее убо соблюдается мне венец правды, его же воздаст мне Господь в день он (2Тим.4:7–8).

О! поверьте мне, что многие знатные и богатые люди, обуреваемые заботами житейскими, готовы вам позавидовать, вам бедным и немощным!

Возблагодарим же Господа Бога за Его милость и вознесем молитвы за нашего благостнейшего архипастыря, Высокопреосвященнейшего митрополита Московского Владимира, по любви, усердию и мысли которого воздвигнуто это прекрасное больничное здание и обновлен этот чудный храм.

Вознесем также молитву за всех благоукрасивших его. Да возлюбит Господь возлюбивших благолепие Дому Своего. Аминь.

…1903…

О святом храме181

В 35-ю годовщину Императорского лицея в память цесаревича Николая. В храме лицея (после литургии) 13 января 1903 года

Сердечно приветствую вас, братие, с вашим сегодняшним праздником. Сегодня вы подводите итоги прошедшего трудового учебного года. Несомненно, что ваш лицей, обладая в полном изобилии всем, что дает нам новейшая европейская наука в многоразличных ее отраслях, имея блестящих преподавателей, открывающих вам в чудной, увлекательной форме научные тайны, покажет нам блестящие итоги своей минувшей деятельности: чрез несколько минут мы убедимся в этом.

Но здесь, в храме Божием, пред лицом Всемогущего Бога, пред алтарем, на котором только сейчас совершилась величайшая в мире тайна, я как служитель Божий молитвенно желал благоприятных итогов не только деятельности внешней, формальной – вашего ума, но и, главным образом, деятельности внутренней, сокровенной, сердечной, никому, кроме Бога и вас самих, неведомой.

Для того, чтобы этого рода деятельность была успешной, необходимо кроме постоянной внутренней работы над самим собой, борьбы со злом и пороком, гнездящимися в душе каждого человека, стяжать еще и дар молитвы, а для того, чтобы полюбить молиться, надо возлюбить храм Божий! И вот мое вам искреннее пожелание в этот торжественный для вас день: любите храм Божий!

Храм Божий – это земное небо, это то единственное место на земле, где страждущая и скорбящая душа человека находит полное успокоение и радость.

Случалось ли вам заблудиться в мрачную осеннюю ночь в темном лесу? Не правда ли, вы чувствовали себя одинокими, жалкими, беспомощными и отдыхали только тогда, когда достигали родного дома, где близкие, дорогие вам лица с любовию встречали вас, отогревали ваше намокшее тело, предлагали вам радушное гостеприимство. Так же тяжело и неприятно чувствует себя человек-христианин вне храма Божия и находит отдохновение лишь во время богослужения.

В самом деле, в мире явно или скрытно люди часто движутся гордостью, самолюбием и другими страстями. Здесь, иными учеными уже открыто проповедуется, что в мире существует лишь один закон – борьбы за существование, что человек – зверь, что имеет право жить только сильный, а слабый и больной должен быть уничтожаем, что иного нравственного закона, кроме наших похотений, нет, и человек без удержу может отдаваться всем своим страстям и порокам. Другие же, лицемерно прикрываясь словами любви и добродетели, в то же время преследуют свои низкие себялюбивые цели. И человеку, который привык осмысливать свою жизнь, углубляться во все его окружающее, человеку с нежною душой, чистым сердцем, с высокоразвитым религиозным чувством, было бы подчас невыносимо жить на свете, если бы он не находил отрады, успокоения и утешения в храме Божием.

Здесь исповедуется иное, чем в мире, начало жизни – начало смирения, любви и самопожертвования; здесь одна истина, одна правда. Об этом свидетельствуют: Священное Писание, читаемое в храмах, священные песнопения, воспеваемые в них, священнодействия, в них совершаемые, лики святых, изображенные на святых иконах.

Мы видим целые сонмы, тысячи тысяч святых в самых разнообразных подвигах, прославлявших имя Божие и Его святой закон, святых апостолов, одухотворенных силою Духа Святого, проходивших в мире с проповедью Слова Божия; они претерпевают всевозможные лишения, оскорбления, насмеяния и, наконец, смерть с великой радостью за имя Христово.

Сонм мучеников, – от малолетних младенцев и юных дев до дряхлых старцев, с блаженством идущих на самые утонченные муки от языческих властителей за Христа; их святою кровью облиты первые алтари христианские и на их святых костях созидаются и доныне святые престолы.

Сотни тысяч преподобных отцев и матерей, претерпевая телесные лишения, углублялись в такие неизмеримые глубины человеческого духа и поднимались на такую высоту мысли и чувства, какие недоступны и непостижимы для обыкновенного человека.

Сонм святителей Христовых, «вселенских светильников», как их именует Святая Церковь, соединивших в себе и высокую внешнюю философскую ученость с величайшим богословским умозрением.

Здесь в сонмах ангельских мы видим Пречистую Деву, возвеличенную паче чинов ангельских, молебно простирающую руки к Сыну Своему за всех скорбящих и страждущих.

Здесь видим Начальника нашего спасения Господа Иисуса; вся Его земная жизнь, страдания, крест, смерть, Воскресение и славное Вознесение, подъятые ради нашего спасения, как бы совершаются пред нашими глазами.

И ныне, как тогда, во время Своей земной жизни, Он непрестанно взывает к нам: приидите ко Мне вси труждающиися и обремененныя, и Аз упокою вы (Мф.11:28).

Видя такое соединение земного с небесным, имея вокруг себя такой облак свидетелей торжества веры христианской, в усердной молитве непрестанно сообщаясь с ними и получая чрез них и священнодействия благодатную помощь с неба, христианин чувствует себя сильным и бодрым на всякое доброе дело, чувствует себя примиренным со всякою скорбью, со всяким страданием.

Войдите в церковь Божию, вглядитесь, всмотритесь в молящихся в ней, и вы сами уразумеете это сердцем. Вот, например, на коленях стоит мать, потерявшая горячо любимого ребенка; все ее существо выражает страдание.

Кто может ее успокоить и утешить?

Никто, кроме Того, кто недаром именуется Утешением скорбящих, Надеждою отчаявшихся!

А там – кто это прячется в толпе, – уродливое, больное существо, мало похожее на человека, – больной калека, искривленный, горбатый, слепой. Мир проповедует уничтожение таких людей, они презренны в глазах мира, а для Господа – они любимые дети; Он их утешает и успокаивает и веселит их надеждой на блаженную жизнь в Царствии Небесном.

Но телесные страдания, но внешние потери не так ужасны, как внутренние муки возмущенной совести.

Вон там, – на пороге храма, стоит современный мытарь, бури душевные раздирают его сердце, отчаяние готово захватить всего его, а злой демон-искуситель шепчет ему в уши соблазнительные речи о прекращении страданий самоубийством. Но вот, до слуха его, может быть, и случайно зашедшего в храм, коснулось слово любви Божественной: его сердце раскрылось, подобно тому, как открывается цветок при лучах солнца, благодатная помощь свыше снизошла в него и вмиг сделала новым человеком, истинным христианином. Да и всякий из нас в нашей жизни испытал и знает, что самые лучшие и святейшие минуты, когда мы чувствовали себя близкими к Богу и к небу, – было время проведенное в храме Божием, особенно же во дни покаяния, во дни таинственного соединения с Божеством – в причащении Святейших Тела и Крови Христовых.

Да и как бы ни старался неверующий человек измыслить такое учреждение, которое заменило бы Церковь Божию, он никогда и ничего не придумает взамен ее, ибо Церковь Христова – не дело рук человеческих, а дело Божие, – здание, имеющее краеугольным камнем Самого Христа.

Любите же, дорогие дети, храм Божий, приобретайте с юных лет навык к молитве. Молитва сохранит вас от всякого зла, утешит вас во дни скорби и печали, даст вам силы на все добрые дела. Верьте, что я говорю вам – испытанное жизненным опытом. А кто из вас уже умеет молиться, кто из вас испытал и сладость молитвы за других, тот знает, что ничто на свете так не сближает людей, как искренняя, сердечная молитва.

И вот вы, чужие для меня и далекие, за несколько часов теперь стали близкими и родными, и пламенно молился я о всех вас!

Да просветит вас Господь Бог светом Своей истины, да соединит Он вас всех под одним победоносным знаменем Креста Христова, и да укрепляется в вас наша вера: вера отеческая, вера апостольская, вера Православная. Аминь.

Речь при освящении здания для школы и библиотеки-читальни при Николаевской, в Толмачах, церкви182

В церкви святителя Николая в Толмачах 26 января 1903 года

Сердечно приветствую вас, братие и сестры о Христе, с вашим сегодняшним торжеством открытия у вас этого чудного здания церковно-приходской школы. И в какое многознаменательное время оно совершается!

В то время, когда в нашем многошумном городе особенный разгар всякого рода увеселений, и люди, мало или вовсе не думающие о Боге и Святой Церкви с ее установлениями, жадно им предаются, Святая Церковь, братие, начинает постепенно подготовлять нас – детей своих – к Великому посту, призывая всех к покаянию.

Время Великого поста – святые дни, дни усердной, горячей молитвы, самоуглубления, преимущественной и с Божиею помощию победной борьбы с грехом, дни чудных богослужений, полных святой прелести церковных песнопений!

О, как дороги, как милы они всякому христианину, воспитанному в духе Святой Церкви!

В эти дни как бы светлеют наши духовные очи, яснее начинаешь понимать все окружающее тебя, бодрее смотришь в будущее, с большею любовью и сердечностью относишься к ближнему, с более живой и горячей верой молишься Богу.

О, дорогие дни Великого поста, ничто не заменит вас для нашего сердца.

И как мучительно и больно становится за тех людей, которые, с детства воспитанные вне Церкви, не понимают и не чувствуют их глубокого смысла и значения, как не может видеть слепой красок, не может слышать глухой музыки, не может понимать грубый и бесчувственный человек красоту природы.

И вот в этот-то многозначительный день церковного года и совершается освящение вашей церковно-приходской школы!

Не указывается ли этим самым цель и назначение ее: воспитывать этих детей в духе любви к своей матери – Святой Церкви – с самых ранних лет, знать ее обряды, богослужения, молитвы и песнопения, понимать их духовную прелесть, постепенно проникать в их глубокий смысл, дабы, сделавшись взрослыми, они в храме Божием, в нем одном, находили себе и утешение, и радость, и одобрение, и исцеление от душевных недугов.

Пусть весь смысл жизни заключается для воспитанников этой школы в стремлении к христианскому совершенству, иначе сказать, – к подготовлению себя к будущей, вечной, блаженной жизни!

Должно твердо помнить каждому из нас, что, хотя народная мудрость и говорит, что ученье – свет, а неученье – тьма, но ведь только то ученье – свет, только та наука светит нам, как путеводная звездочка, которая учит нас, как надо жить, чтобы достигнуть Царства Небесного!

Ведь наша жизнь временна и скоротечна; как цветок полевой, так скоро и мы увядаем; несчастия, скорби, болезни подстерегают нас на каждом шагу, все взывает к нам: «Не здесь жизнь, а там, на небе; здесь лишь призрак жизни, здесь лишь приготовление к вечности; будьте готовы: се, смертный час близок!»

Недаром Священное Писание говорит нам: Поминай последняя твоя, и во веки не согрешиши (Сир.7:39). Недаром Святая Церковь заповедует нам каждый вечер, отходя ко сну, молиться этой чудной молитвой: «Владыко Человеколюбче, не ужели мне одр сей гроб будет, или еще окаянную мою душу просветиши днем»183.

Приступайте же к вашему святому делу не с фарисейской гордостью, а со смирением мытаря, возлагая надежду не на свои слабые силы, а на помощь и милость Божию.

Возблагодарим молитвенно и всех потрудившихся в созидании этого училища просвещения и, прежде всего, помянем усопшего раба Божия, отца протоиерея Димитрия184. Да упокоит Господь с праведными его душу.

Примите от меня грешного в благословение эту святую икону Пречистой Девы Марии, и да укрепляет Матерь наша Небесная Своею помощью всех, здесь учащих и учащихся. Аминь.

Средство приобрести смирение185

В неделю о блудном сыне (за литургией, в воскресенье) 2 февраля 1903 года

В прошлое воскресение Святая Церковь призывала нас к смирению, ныне в евангельской притче о блудном сыне (см.: Лк.15:11–32) она указывает нам средство приобрести смирение.

Смирение приобретается чрез покаяние. Омойтесь, очиститесь, удалите злые деяния ваши от очей Моих; перестаньте делать зло; научитесь делать добро – так взывает к нам Господь устами святого пророка Исаии (Ис.1:16–17).

«Грешник, опомнись, покайся, возвратись к своему Отцу Небесному. Его объятия открыты и готовы с любовью принять тебя», – так взывает к нам Сам Господь Иисус Христос в слышанной нами сегодня притче.

Притча о блудном сыне! Как много говорит она сердцу каждого из нас! В самом деле, кто из нас может похвалиться святостью и чистотою, кто из нас может сказать, что он не запятнал грехами своими белой одежды крещения? Справедливо говорит покаянная молитва, читаемая пред Святым Причащением: «Киими не растлихся грехами!..»

Но, бедный грешник, не предавайся унынию, пусть печаль твоя о грехах соединяется с надеждой на помилование от Бога! Слышишь ли, как Он взывает к тебе устами возлюбленного Сына Своего: «Большая радость бывает на небе об одном кающемся грешнике, нежели о девяноста девяти праведниках, не имеющих нужды в покаянии» (ср.: Лк.15:7)!

Конечно, самое безопасное было бы для нас никогда не удаляться из дома Отца Небесного на свободу. Но, увы, манит и влечет к себе человека эта свобода – без удержу предаваться своим страстям и похотям, жадно опьяняться из чаши всевозможных наслаждений, не признавать никакой воли, никакого авторитета, кроме своих желаний. Особенно в юные годы, когда и крепость сил, и не растраченное еще здоровье, и блеск очей, и румянец лица, – все обещает долголетие, а злой демон-искуситель шепчет в уши соблазнительные речи: «Еще успеешь покаяться, успеешь опомниться, успеешь бросить рассеянную жизнь и пожить для Бога и ближних».

Шепчет это он ему, или непосредственно внушая эти мысли, или посредством неверующих людей и современной литературы, в которой, впрочем, даже нет обещаний покаяния в старости, ибо воля человека признается единственным нравственным мерилом его поступков.

И, увы, послушался бедный, слабый человек этих злых искушений, упал один раз, а затем еще. Все ниже и ниже падает в нравственном отношении – до полного искажения образа Божия в себе, не только уподобляясь, по выражению церковной песни, скотам несмысленным186, но даже превосходя их. И вот он уже лежит в бездне, – никакого просвета, одна тьма, один мрак. Какие-то зловещие призраки шепчут ему злые речи, навевая в душу холод отчаяния, настойчиво напоминая о самоубийстве. Полное нравственное банкротство! Нет сил ни телесных, ни душевных, – все изжито, все безумно растрачено. И вот здесь-то и приходит на помощь благодатная сила Божия.

Вдруг, сквозь эти мрачные тучи отчаяния, является проблеск надежды: «Пойду к Отцу моему Небесному, выплачу перед Ним все свое горе, чрез духовника своего поведаю Ему о своей крайней нравственной нищете, с плачем скажу Ему: „Отче, я недостоин называться Твоим сыном, сделай меня Твоим слугой! Как мытарь взываю к Тебе: милостив буди мне грешному! Как блудница проливаю слезы. Боже мой, в бездне греховной валяясь, неисследную милосердия призываю бездну…“»

И вот милосердый Господь, как чадолюбивый Отец, принимает к Себе кающегося грешника – не как наемника и слугу, а как самого дорогого, преданного Ему сына. Он прощает ему грехи, Он питает его Своими животворящими Телом и Кровию, Он радуется его возвращению вместе с ангелами на небе. И вот иногда этот покаявшийся грешник, с помощью благодати Божией и своего искреннего желания, становится не только добрым истинным христианином, но и руководителем ко спасению душ своих ближних, по слову апостола Павла: Сам искушен быв, может и искушаемым помощи (Евр.2:18).

Таково, братие, действие благодати Божией!

Несколько дней тому назад был у меня батюшка отец протоиерей Иоанн Кронштадтский. В беседе со мною он, между прочим, сказал: «О! Я глубоко верю во всемогущее действие благодати Божией в Церкви, я видел поразительные действия благодати Божией и на себе самом, и на людях самых разнообразных характеров».

Возблагодарим же Бога, братие и сестры, за то, что мы живем в Святой Православной Церкви, и будем твердо хранить нашу Святую Православную веру!

Ныне празднуется еще великий праздник Сретения Господня. Вы знаете, что в Сретении Господа Его окружают, с одной стороны Симеон – муж великой праведности, и великая подвижница и молитвенница Анна, с другой стороны – чистейшая Дева Богоматерь и смиренный, преданный воле Божией, святой праведный Иосиф. Носители всех величайших добродетелей окружают Господа.

Постараемся и мы в грядущий Великий пост приобрести эти добродетели: праведность, воздержание, молитву, чистоту душевную и телесную, смирение и покорность воле Божией. Тогда и мы встретим Господа не приносимого, но Самого грядущего в наше сердце, и великою радостью возрадуемся, и радости нашей никтоже возмет от нас (ср.: Ин.16:22). Аминь.

О христианском воспитании детей187

В день открытия Московского промышленного училища императора Александра II (по окончании молебна) 24 февраля 1903 года

Сегодня мы присутствовали при знаменательном явлении в жизни города Москвы. Призываю Божие благословение на новую жизнь нового учреждения. Поздравляю всех – и потрудившихся в этом деле, и только что пришедших разделить нашу радость этого светлого торжества. Что же пожелать в этот день этому учреждению? Какое мне, как пастырю, преподать вам назидание? От всего сердца молитвенно желаю, чтобы отсюда выходили люди не половинчатые, а целые; не просто интеллигентные, как принято говорить, но вполне воспитанные в духе Православной веры и любви к своей Родине русские граждане. И мы искренне надеемся, что именно в этом учебном заведении, основанном в память незабвенного благочестивого Государя императора Александра II, руководители его, не поддаваясь общей сумятице последнего времени о переустройстве системы воспитания и образования, будут твердо помнить вещее слово царственного внука, еще так недавно раздавшееся: «Желательно, чтобы не было забыто религиозно-нравственное воспитание юношества». В этих немногих словах сказано все!

Но могут спросить: сможет ли светская школа со светскими преподавателями светских наук содействовать христианскому воспитанию? О, конечно, возлюбленные братие, может и должна! Будем лишь сами усердно работать над собой. Поверьте же, что тот дух, которым движется сам воспитатель, незаметно, без слов, таинственным образом передается всем учащимся. Святой Иоанн Златоуст говорит: «Подобно тому как человек, выходящий из комнаты, пропитанной благовонными духами, весь проникнут этим благовонным запахом, так и выходящий из благочестивого семейства весь проникнут духом христианского благочестия». И, с другой стороны, никакие науки, никакие книги, никакие старания не принесут пользы в нашем воспитательном деле, если, прежде всего, не будем показывать пример своей собственной жизнью. Один схимник сказал молодому монаху, назначенному воспитателем духовного учебного заведения: «Поверь, сын мой, что ты можешь сделать истинного добра столько, сколько его может заключаться в твоей душе – ни больше, ни меньше». Если воспитатель проникнут христианским духом, то он в каждой науке видит для себя нечто поучительное.

Разве классическая древность, например, не рассказывает нам много назидательного о стремлениях древних людей хотя ощупью познать истину? Не рассказывает ли она нам о том, как и тогда теплилась искра правды Божией среди суеверий, как языческие философы сознавали великую истину о познании самого себя? Не чувствуется ли в правилах нравственности (законодательных наук), заповеданных ими же, приближение христианства? И как все же их идеалы добра и любви мелки и ничтожны пред образом вечного Добра и вечной Любви, пригвожденной ко Кресту, поруганной и облитой кровью, с него молящейся за всех злодеев: Отче, отпусти им, не ведят бо что творят (Лк.23:34)!

А литература светская разве не изображает нам погоню человека за призрачным земным счастьем и неудачные попытки достигнуть его? Не изображает ли она с полной очевидностью, как ложь человеческая падает пред правдой Божией и как бедный, слабый человек крепкими цепями привязан к земле, плачет и тоскует о потерянном рае? А наука? Земля и небо, сотворенные Богом, вечную силу Его и Божество (Рим.1:20).

Указывайте же, возлюбленные воспитатели, в чем заключается высшая цель человеческой жизни; указывайте же вашим питомцам, что за этим голубым небом, за этою прекрасною землею есть новая земля и новое небо, в которых живет правда Божия (ср.: 2Пет.3:13) и которых гражданами должны сделаться все христиане.

Дай же Бог, чтобы и в вашем учебном заведении, и во всех учебных заведениях России именно в этом духе, в духе христианской Православной веры, велось воспитание, ибо в этом заключается залог благополучия нашего Отечества не только в настоящем, но и в далеком будущем.

Призри с небесе, Боже, и виждь, и посети виноград сей, и утверди и, егоже насади десница Твоя188. Аминь.

Беседа, сказанная на пасхальном вечере

В Московском Епархиальном доме 6 апреля 1903 года

Господи! Если кто из настоящего собрания очами своей веры узрел Тебя сейчас, как Воскресшего Спасителя, то останься с ним до вечера его жизни! Останься, Господи, останься с ним, останься со мной, останься со всеми нами!

Такою молитвою закончил свою беседу наш владыка и можно с уверенностью сказать, что каждый из нас с полной искренностью и сердечной горячностью присоединился к ней.

В самом деле, если бы мы в душе своей всегда имели бы «в неприступном свете Воскресения Христа блистающася и радуйтеся – рекуща», если бы мы, иными словами, всегда жили тем радостным настроением души, которое мы переживаем в настоящие дни, – о! как светла и радостна была бы наша жизнь!

Но увы! Мы испытываем эту радость только в пасхальные дни, а затем снова будничная жизнь станет обуревать нас своими страстями, злобой, ненавистью, леностью в молитве и другими.

Что же нам делать, чтобы эта радость постоянно пребывала в нашей душе? Припомним, братие, некоторые события первого дня Воскресения Спасителя. Вот окончилась Пасхальная Суббота. Раннее утро. Еще совсем темно. Все в Иерусалиме покоятся глубоким сном. Нет, не все! Несколько благочестивых женщин спешат ко гробу Христа, чтобы помазать Его тело ароматами; они не отреклись от веры в своего Учителя и Господа; их не смутило, что Он, – их Бог, – поруган, распят на кресте, заключен в тесном гробе. И, о! какой восторг, какое счастье! Они встречают Самого Воскресшего Спасителя с радостным приветствием: «радуйтесь!» С восторгом падают к ногам Его, целуют их и, полные неизъяснимой радости, идут к ученикам и рассказывают им о том, что они видели Воскресшего Спасителя. Но той, которая особенно любила Христа, Он явился еще раньше. В то время, когда прочие женщины, увидав отваленным гробный камень, побежали к апостолам Петру и Иоанну сообщить им о сем, Мария Магдалина осталась у гроба. Душа ее разрывается от скорби, она изливает ее в горьких слезах; ее воображению рисуется, что враги спрятали куда-нибудь тело Господа Иисуса Христа, чтобы еще более надругаться над ним. Не видит она очами, отуманенными от слез, что к ней подошел Сам Христос.

«Женщина, о чем ты плачешь, кого ты ищешь?» – спрашивает Он ее. Думая, что с ней говорит хозяин или садовник сада, она умоляет Его, говоря: «господин, если ты вынес Его, скажи мне, где ты положил Его, и я возьму Его» (Ин.20:15).

«Мария!» – говорит ей Христос таким тоном, каким всегда говорил Он ей. Все ее существо обратилось на этот дорогой призыв, она поняла, что перед ней стоит Христос. «Раввуни-Учитель!» – с великим восторгом восклицает она и падает к Его ногам.

Вынесем, братие, себе урок из этого повествования. Будем хранить верность Христу, подобно женам-мироносицам: исповеданием веры в Него твердым, неуклонным; не устрашимся и не устыдимся всегда исповедовать имя Христа, помня Его слова: Иже кто постыдится Мене и Моих словес, в роде сем прелюбодейнем и грешнем, и Сын Человеческий постыдится его, егда приидет во славе Отца Своего со Ангелы святыми (Мк.8:38). Будем хранить Ему верность чистотою нашей жизни, чтобы через нас не хулилось и прославлялось святое и достокланяемое имя Христа, как Он Сам заповедует нам в Святом Евангелии: Тако да просветится свет ваш пред человеки, яко да видят ваша добрая дела, и прославят Отца вашего, иже на небесех (Мф.5:16).

Будем любить Христа всем сердцем, подобно Марии Магдалине, будем выражать эту любовь не на словах лишь, а в самых делах наших, посещением хотя в праздничные дни Его храма, истинно благоговейным предстоянием в нем, добрыми мыслями и чувствами, прилежным чтением Священного Писания. Последнее условие очень важно. Вот вы слышали из уст нашего Владыки евангельское повествование о том, как Господь Иисус Христос явился двум ученикам Своим, шедшим из Иерусалима в Еммаус. Обратили вы внимание, – когда открылись их очи и – они узрели в лице Своего Спутника – Своего Учителя и Господа? Не прежде чем раскрылись их сердца и возгорелся их дух от слушания Священного Писания, которое по дороге толковал им их Божественный Учитель!

Таким образом, если мы будем хранить всегда верность Христу: ни словом, ни делом, ни мыслию не изменяя Ему; если мы будем любить Господа, выражая свою любовь не в словах лишь, а и в делах, если мы будем читать и изучать Священное Писание, углубляясь в него не умом только, а и сердцем, тогда и мы, подобно мироносицам и апостолам, будем всегда чувствовать светлую радость в своей душе, как бы сердечными очами созерцая Божественного Учителя, и эта радость предохранит вас от всех соблазнов греха, который обольщает человека лишь на короткое время, а затем оставляет горький осадок в его душе, болезненное впечатление совершенного постыдного дела.

И не только здесь, на земле, будете испытывать эту радость, но понесете ее на тот свет, в невечерние дни царствия Воскресшего Христа.

Будем же, братие, усердно работать над собой и в горячей молитве молиться о сем Господу: «Милосердый Господи! Ради нас грешных ныне Воскресший из мертвых, не покидай нас ни на одну минуту! С Тобой мы сильны на всякое доброе дело, без Тебя мы слабы, ничтожны, немощны! Останься же с нами со всеми до вечера нашей жизни!» Аминь.

При возведении в сан игумена наместника Богоявленского монастыря отца Ионы189

18 мая 1903 года

Сердечно приветствую тебя, возлюбленный брат, с саном игуменским! Сегодня по благословению высшего священноначалия ты выдвинут из ряда обыкновенных священников и украшен особою честью.

Какие же надежды возлагает на тебя Святая Церковь, облекая тебя так быстро и неожиданно, по собственному твоему сознанию, честью игуменства? Если ты вдумывался когда-нибудь в значение слова «игумен», то ты сам ясно понимаешь, какие обязанности возлагаются на тебя твоим новым званием. Игумен – слово греческое и означает «предводитель отряда воинов»; слово «игумен» также употребляется в значении «пастух, пасущий стадо». То и другое значение указывает на начальственное положение лица, облеченного в этот сан.

В духовном смысле значение этого слова еще шире: игумен – не просто начальник; он и воспитатель душ вверенных его управлению иноков, ведущий их в Царство Небесное. Значит, не внешним только образом он управляет ими, назначая послушания, требуя внешнего благоповедения от братии, но и духовный начальник, зорко следящий за их внутренней духовной жизнью, глубоко проникающий во все изгибы их душ, радующийся, как отец, их духовному преуспеянию, глубоко скорбящий об их греховных болезнях, состраждущий их скорбям, непрестанно возносящий пламенную молитву о них Господу Богу, как о самом себе. Его личная жизнь должна быть неотделима от жизни братии, или, лучше сказать, для него и не должно существовать личной жизни; он должен, по слову апостола, быть для всех всем, чтобы спасти хотя бы некоторых (ср.: 1Кор.9:22).

Он должен быть, по слову Самого Господа, слугою всех, примером и образцом во всех добродетелях. Понятно поэтому, каких высоких, каких великих добродетелей должен быть человек, украшенный званием игумена. Он должен иметь, собственно говоря, все христианские добродетели, или, вернее сказать, ту одну добродетель, в которой соединяются все остальные – христианскую любовь. Не мнимую светскую любовь, которая выражается в любезных ласковых словах, да разве еще в делах холодного, внешнего милосердия, а ту самую самоотверженную любовь, которая, по слову Спасителя, душу свою полагает за други своя (Ин.15:14), которая во всяком человеке, хотя бы великом грешнике, видит образ и подобие Божие и не горьким словом упрека встречает слабости и немощи человеческие, но все их несет на себе; та любовь, которая заставила одного преподобного начальника иноков с дерзновением и молитвою взывать ко Господу: «Господи, если я обрел благодать у Тебя, если я достоин Царствия Небесного, то вели и моим детям духовным идти со мною, а без них мне и в раю будет скорбно».

Конечно, кто из нас может похвалиться такой великой добродетелью, поистине мы можем сказать словами св. апостола Павла: Я гораздо охотнее буду хвалиться своими немощами, чтобы обитала во мне сила Христова (2Кор.12:9). Но стремиться к достижению совершенства должен всякий из нас, христиан, а особенно иноков, полагающих задачу своей жизни в нравственном совершенствовании.

Ревнуй же, возлюбленный брат, о приобретении этой добродетели, работай над собой, борись с восстающими на нас греховными помыслами, особенно с помыслами гордости, тщеславия, жестокости, молись непрестанно, и благодать Божия, немощная врачующая и оскудевающая восполняющая190, да уврачует твои немощи и да восполнит недостающие в тебе совершенства. А я, как человек, уже немало лет знающий тебя как доброго инока, искренно ревнующего о своем спасении, со светлой надеждой взираю на тебя и верю, что ты вполне заменишь меня, обремененного многими трудами и немощами, в управлении возлюбленной нашей братией.

Еще несколько слов. Наша обитель занимает особое положение сравнительно со многими другими; она находится не где-либо в пустыне, а среди многошумного, многомятежного столичного города; и это самое ее положение налагает на нее особенные обязанности. Именно она существует не только для иноков, а отчасти и для мирян.

Смотри, какое множество народа собралось сегодня в храм Божий! И ты знаешь, что в праздники храмы наши всегда полны молящихся; а бывают дни, когда наш обширный собор не в состоянии вместить всех богомольцев.

Почему же русский православный народ по преимуществу любит молиться в святых обителях? В ответ на этот вопрос сделано такое сравнение. Подобно тому, как среди бурных, бездонных, готовых каждую минуту поглотить неосторожного путника морей и океанов, там и сям разбросаны острова, на которых спокойно и привольно чувствует себя достигший их путник, наслаждаясь сознанием, что он, наконец, на твердой суше и не подвергается опасности быть поглощенным морской бездной; точно так же, думаю, чувствует себя мирянин в благоустроенной обители. Твердый чин церковный, во всей целости и во всем благолепии сохраняющийся с древних времен по преимуществу в святых обителях, истовое осмысленное чтение, воодушевленное пение древних церковных напевов, убежденная проповедь Слова Божия, основанная на святых отцах, учителях Церкви – вот что, с одной стороны, привлекает к нам богомольцев. А с другой стороны, каждый из них сознает, что все это общество иноков, каковы бы ни были их личные недостатки, соединено одним духом любви ко Господу Богу, одушевлено твердою верою в истинность и непоколебимость Святой Церкви, зиждется на тех же твердых началах иноческой жизни, на каких основано было первоначальное монашество.

Вот что привлекает в святые обители народ православный; вот почему иные приходят издалека с некоторым даже принуждением себя. Здесь они отдыхают душой, умиротворяются и успокаиваются после всевозможных мирских соблазнов, бурь лжеучения, взаимно противоречащих друг другу, словом сказать, после мирской жизни – неустойчивой, шаткой, маловерной, преданной призрачным интересам минуты, тщеславной, постоянно колеблющейся между добром и злом, унывающей и отчаивающейся.

Не будем же глухи и слепы к их духовным нуждам. Они просят у нас хлеба духовного – горе нам, если они получат от нас камень; от нас они просят примера в молитве и добрых делах – горе нам, если они вынесут от нас соблазн; они ищут у нас слова назидания – горе нам, аще не благовествуем (ср.: 1Кор.9:16).

Словом сказать, горе нам, если вместо утешения и духовной радости они возьмут от нас разочарование, будут оскорблены в своих лучших чувствах, с горьким упреком к нам в своем сердце.

Скажу же тебе словами апостола Павла, сегодня читанными: «Внимай себе и всему стаду» (ср.: Деян.20:28). Воспитывай и самого себя, и вверенных твоему попечению братий в чувствах веры и любви к Богу и ближним. Я же буду непрестанно воссылать к Господу Богу усердную молитву о нашем общем духовном преуспеянии и с этой же просьбой обращаюсь к тебе, возлюбленный отец игумен, а в залог этого молитвенного общения приими сию икону нашей любвеобильной Небесной Матери и Ее Божественного Сына.

О, милосердный и человеколюбивый Господи, по неложному Твоему слову: Идеже бо еста два, или трие собрани во имя Мое, ту есмь посреде их (Мф.18:20), пребудь с нами во вся дни до скончания века! Призри с небесе, Боже, и виждь, и посети виноград сей и утверди и, егоже насади десница Твоя.

В Александре-Мариинском институте имени кавалерственной дамы Чертовой в день акта191

24 мая 1903 года

Итак, заканчивается ваша школьная жизнь, дорогие сестры, и с сегодняшнего дня вы делаетесь уже самостоятельными, взрослыми людьми. Конечно, большинство из вас, а, может быть, и все даже, радуетесь светлой радостью при этом сознании. Кто из нас, учившихся некогда, не испытывал этих чувств... Но не ошибусь, кажется, если скажу, что это чувство омрачается, хотя, может быть, мимолетно, какой-то набегающей на душу печалью, как на ясное небо иногда набегает облачко. Набежит и исчезнет, а потом снова набежит. Откуда же это чувство печали? От сознания неизвестности будущего. Теперь дана свобода, но какое употребление из нее сделаете – это неизвестно, и это вас страшит. Ведь навряд ли найдется в наше время много легкомысленных девиц и юношей, которые, видя окружающие их страдания, скорби, болезни, считали бы, что жизнь полна лишь всевозможных развлечений и удовольствий, и они созданы лишь для того, чтобы веселиться. Жизнь, конечно, скоро образумит подобных безумцев, и они горьким опытом поймут, что жизнь не забава и не шутка.

Дальнейшее направление вашей жизни зависит от того миросозерцания, которое вы здесь выработали себе. Оно укажет вам тот путь, по которому вы пойдете. Есть два жизненных пути, ведущих к различным целям: цель одного – я; цель другого – Бог. Иными словами, один человек исключительно стремится каким бы то ни было образом достигнуть личного счастья, это путь язычника; другой человек во имя религиозного долга отказывается от него – это путь христианина. Путь себялюбия и путь самопожертвования – других путей нет. В чем же заключается христианское самопожертвование? Оно не в блестящих кратковременных подвигах, а в постоянной борьбе с самим собою, в постоянном побуждении себя к доброму делу ради любви ко Господу и ближнему, в самом бдительном наблюдении не только за своими поступками, но даже за мыслями при свете Слова Божия, в развитии своих лучших, благородных чувств и в подавлении всего злого, нечистого, тщеславного, гнездящегося в нашем сердце, молитвой и постом. Этот путь тяжел, но при благодатной помощи Божией он изобилует необыкновенно светлыми, радостными минутами высокого духовного подъема: чувствуешь Бога в своем сердце, ясно сознаешь слова Спасителя, сказанные Им во время земной жизни: дерзайте, не бойтесь... се, Я с вами во все дни до скончания века (Мф.28:20). Не думайте, что подобного рода примеры самопожертвования встречаются очень редко, что они почти невозможны в нашей жизни. В самой обыкновенной, будничной жизни встретим много их.

Вот, например, мать, богатая, молодая, знатная. Пред нею раскрываются всевозможные развлечения, ей доступны все самые утонченные великосветские удовольствия, а между тем ради религиозного воспитания своего ребенка она отказывается от всего, удаляется в детскую и дни и ночи проводит со своим ненаглядным дитятей. Ей не только не наскучат постоянные заботы и труды; нет, они ей бесконечно дороги и милы; она ощущает в сердце светлую радость и никогда не променяет ее, конечно, на все блага мира. А не приходилось ли вам встречать молодых девушек, сестер милосердия, например, с великой христианской любовью ухаживающих за самыми ужасными больными, не гнушающихся никакими ранами, с необыкновенным терпением переносящих все раздражительные, капризные выходки страдальцев.

А как часто приходилось мне видеть в моей жизни молодых инокинь, в мирской жизни изнеженных, не привыкших ни к какому труду, исполняющих самые тяжелые послушания, не гнушающихся никакой работой, удивляющих своим поведением и смирением, покорностью и кротостью самих инокинь-простолюдинок.

Да и на всех ступенях общественной лестницы среди лиц всевозможных положений можно видеть людей строго религиозного долга. Теперь спросите их, довольны ли они своей жизнью, не желали ли они переменить свою жизнь на жизнь светскую, полную временных развлечений? Спросите их, считают ли они свою жизнь скучной, вялой, однообразной? Они вам ответят, что напрасно вы думаете, что их жизнь скучна и однообразна. Она полна светлых и чистых небесных радостей, пред которыми жалки и ничтожны все обольщения мира. И чем больше работают они над собой, тем глубже проникаются этим духовным началом, тем всерадостнее и светлее делается их жизнь!

Но посмотрите на тех, которые жили только для себя! Какое горькое разочарование ожидает их: прошла молодость, изменили силы, обманули люди, а главное – постигло разочарование в самом себе. Все то, что казалось таким доступным, ясным и очевидным, оказалось простым миражом; все то, к чему стремились, дало обратные результаты; и те же страсти, только с несравненно большею силою, продолжают жить в душе, и негде искать помощи, ибо нет веры!

Итак, вот вам два пути. На них указал Сам Спаситель: путь широкий ведет в пагубу, а путь тернистый – в Царство Небесное (см.: Мф.7:13–14). О, как искренно молитвенно желаю я вам идти этим последним путем! Пусть вашей путеводной звездой будет Святое Евангелие. Если вы всегда будете следовать за этой звездой, то никогда не собьетесь с истинного пути. Примите же от меня эту путеводную звезду всякого христианина, и да просветит вас Христос – Свет истинный, просвещающий и освящающий всякого человека, грядущего в мир, всех – и вас, вступающих в жизнь, и нас, прошедших большую половину жизненного пути, – светом заповедей Своих, молитвами Пречистыя Своея Матери и всех святых. Аминь.

На торжествах в Иверской Выксунской обители 7–9 июля 1903 года192

В Иверском храме (приветствие сестрам по прибытии в обитель) 7 июля

Возлюбленные сестры!

Вот уже пять лет прошло, как я не был здесь. Малое время провел я тогда среди вас, но многому научился: ваша простота, ваша строгая подвижническая жизнь, взаимная любовь друг ко другу и к вашему старцу, дорогому батюшке отцу Варнаве, ваша заботливость о ближних, о заблудшихся от правыя веры братьях, попечительность о болящих, – все это произвело тогда отрадное впечатление на меня. Когда меня спрашивали: где можно научиться истинно христианской жизни? – я всегда указывал на вашу обитель, я говорил: в Иверском монастыре.

Давно мое сердце стремилось к вам, но за моими многосложными обязанностями служебными я не мог доселе посетить вас. Волею Божиею настал, наконец, этот желанный час, я опять среди вас, возлюбленные сестры, и чувствую себя здесь так же хорошо, как в семье горячо любимой и любящей меня. Как отрадно было мне слышать от вашего батюшки, что я любим вами, что вы помните меня и молитесь за меня! Дорогие сестры! И тогда, когда я был простым человеком, я нуждался в ваших молитвах обо мне; а теперь, когда я выведен на средину, мне особенная належит нужда в вашей молитвенной помощи.

Стою я теперь пред вами, украшенный святительским саном, во всем благолепии первосвященника... а в сердце своем, в глубоких тайниках души моей я сознаю, что за эти пять лет разлуки с вами я ничего не приобрел для души моей, ничем не могу похвалиться, как только немощами моими. Потому паки и паки снова взываю к вашей любви, прося молитвенной поддержки вашей моему убожеству. Не своими словами, но гласом златословесного святителя обращаюсь к вам, возлюбленные сестры: о, помолитесь обо мне, чтобы Господь не лишил меня хотя самого малого снисхождения во Царствии Своем, Ему же с Пречистой Его Материю да будет честь и слава во веки. Аминь.

Любите храм Божий (в праздник Казанской иконы Божией Матери)

После праздничной службы 8 июля 1903 года

Дорогие сестры, уже часами считаю теперь оставшееся мне время пребывания среди вас. И в эти последние часы моего общения с вами в беседах хочу как можно более сказать вам, ибо, быть может, в последний раз нахожусь теперь здесь.

Что же сказать вам существенно важного, более потребного в жизни христианина? Скажу лишь то, что часто говорю самому себе и своим духовным детям. Дети, любите храм Божий! Более всего возлюбите это поистине земное небо, где всякой душе отрадно, хорошо. Но весьма тяжело ей вне общения с Церковью.

Случалось ли кому-либо из вас в темную осеннюю ночь заблудиться в глухом лесу? Как страшно, одиноко, тоскливо чувствуешь себя, пока не найдешь выхода из глуши и приюта в родной семье. Так же жутко и безотрадно на сердце неверующего.

Храм Божий – это тихая пристань среди бурных волн житейского моря. Люди мира сего живут по движению своих страстей: гордости, тщеславия, злобы, жестокости... В мире нередко открыто проповедуется право сильных, в силу которого требуется беспощадное истребление всех слабых, беспомощных; так открыто проповедуется полная свобода страстям человеческим.

Трудно, тяжело было бы жить там человеку с высокоразвитым религиозным чувством, с чистым и нежным сердцем, если бы не было для него успокоения в храме Божием, где постоянно слышит он призыв к жизни чистой, самоотверженной, по закону Христа Спасителя. И нигде не найдется столько облегчения и утешения страждущей душе человека, как здесь – в храме Божием.

Вот, например, мать-страдалица, которая только что лишилась своего единственного ребенка. Кто из людей может облегчить ее горе? – Никто. Тот Только силен избавить ее от скорби, Кто есть истинный Помощник и Утешитель всех скорбящих и озлобленных.

Или – вот там в углу храма боязливо прячется уродливое, обездоленное существо без глаз, без рук или ног, едва похожее на человека. Такие создания в презрении у детей века сего. А у Господа они самые любимые дети, которых Он утешает и помогает в скорбной жизни их. Здесь-то, в храме Божием, они и находят себе отраду и мир.

Или еще вот там на пороге храма стоит, поникши головой, современный мытарь. Буря отчаяния смущает душу его, а лукавый дух уже внушает обольстительный помысл разом покончить самоубийством всю эту тревогу и мучение нравственное. Но вот слуха его, может быть, случайно зашедшего в храм Божий, коснулось божественное слово любви и всепрощения, и душа его, доселе замкнутая в себе, раскрылась для неба, как раскрывается чашечка цветка под животворными лучами солнца.

И слово Божие, возвещаемое здесь, и эти святые лики сонма угодников Божиих, изображенные на стенах, учат жизни святой, богоугодной, образцами которой и были они сами.

Тысячи тысяч святых угодников разного возраста – от самых маленьких детей до дряхлых старцев – в разных обстоятельствах своей жизни были верными исполнителями закона Божия, за который безбоязненно шли на самые утонченные мучения, но не отрекались от него и теперь достойно радуются на небесах. Да сподобит Господь и нас всех милости Своей в жизни будущего века. Аминь.

О памяти смертной (наставление новопостриженным сестрам обители)

По окончании литургии 9 июля 1903 года193

Сердечно приветствую вас, дорогие сестры, с принятием ангельского чина.

Волею Божиею исполнилось, наконец, ныне ваше давнее горячее желание принять на себя чин ангельский с торжественными обетами всецело отдаться на служение Богу.

Радуются ныне ангелы на небесах, видя ваше благое произволение и бесповоротную решимость на жизнь по Богу; радуются и все сестры обители сей прибавлению своего духовного воинства; радуюсь и я, многогрешный, что сподобил Господь меня совершить и самый чин пострижения вашего.

Конечно, вы ждете теперь от меня слова назидания? Но что полезного могу сказать вам я, который сам не имею довольно свободы внимать себе за множеством забот и дел – вам, которых главное занятие состоит в молитве и послушании, вам, которые столько уже лет провели в спасительных стенах монастыря под руководством столь опытного и мудрого старца?! Скажу одно лишь то, что часто повторяю самому себе: дорогие сестры, храните в вашем сердце и уме память смертную. Это вернейшее средство идти неуклонно путем заповедей Христовых, согласно с данными вами ныне обетами. Память смертная возбуждает и укрепляет в нас стремление к жизни на небесах. Недаром же и Священное Писание, и все святые учители Церкви, опытом познавшие всю спасительную силу памятования о смерти, предлагают нам это спасительное средство избегать грехопадений. Поминай последняя твоя, и во веки не согрешиши, – говорит Слово Божие (Сир.7:39). Не напрасно и святой Златоуст в молитвах на сон грядущим испрашивает у Бога дарование памяти смертной: «Господи, даждь ми память смертную!» В целях усвоения себе памяти смертной составлена и эта известная вам прекрасная молитва: «Владыко Человеколюбие, не ужели мне одр сей гроб будет, или еще окаянную мою душу просветиши днем?»194

Память смертная побуждает нас презирать все земное, холодно относиться и к радостям, и к печалям житейским, равнодушно переносить всякие оскорбления, презрение, насмешки, коими, как щетками, счищаются с нас тщеславие и гордость, которыми все мы заражены.

Память смертная роднит нас с сознанием, что мы странники на земле, и лучше нам спешить в отчизну, на небо. А туда достигнут только те, кто отрешился от пристрастия к земному.

Вы посмотрите на человека, в душе которого всегда хранится память смертная: как он благодушен и радостен даже среди самых скорбей, как он строг, безжалостен к себе и в то же время всегда готов прийти с помощью и утешением ко всякому скорбящему брату; как вся его внешность полна светлой радости и мира в надежде на блага будущей, а не сей жизни.

Совсем другое видим в человеке, пристрастном ко всему земному. Он помышляет, что будет вечно жить на земле, и потому старается возможно лучше устроиться здесь, а для этого уж не остановится ни пред каким преступлением; при малейшей неудаче или вообще неприятности он скорбит, раздражается; он обыкновенно бывает нетерпелив, угрюм и часто озлоблен.

Храните же в себе, возлюбленные сестры, память смертную; с нею смело пойдете и вы тем тесным, прискорбным путем, коим весело шли к небу все преподобные и праведные, и Сам Господь, призвавший вас на служение Себе, поможет вам понести до конца Его благое иго и легкое бремя. Аминь.

В день годовщины Братства святителя Петра, митрополита Московского, произнесенная на общем собрании Братства195

24 августа 1903 года

Сердечно приветствую вас, отцы и братие, с сегодняшним нашим праздником – годовщины нашего Братства, вместе с тем, усердно благодарю всех наших дорогих гостей, почтивших наш праздник своим присутствием.

Из прочитанного отчета наши собратия и гости могли увидеть итоги деятельности нашего прошедшего года, могли увидеть, что благодатною помощью нашего покровителя – святителя Петра – мы делали, что было в наших силах, и если был некоторый успех в нашей деятельности, то приписываем его именно этой благодатной помощи и святым молитвам святителя Божия – молитвенника за всю землю Русскую.

Но когда себе представишь, какие еще тысячи христиан коснеют в расколе, когда с полною очевидностью представишь себе, как злые люди бродят по всей земле Русской, из-за своих своекорыстных и других расчетов совращают души доверчивых и честных простолюдинов, когда представишь себе, как много таких злых людей и у нас в Московской епархии вообще, то больно делается на душе, тяжким горем сжимается сердце, слезы невольно появляются на глазах и бледной, и слабой пред лицом совести, является собственная деятельность, и, кажется, готов бы сказать словами святого апостола Павла: Истину говорю во Христе... что великая для меня печаль и непрестанное мучение сердцу моему: я бы сам желал быть отлученным от Христа за братьев моих, родных мне по плоти (Рим.9:1–2).

Да, такова нива, все гуще и гуще засеваемая плевелами!

А делатели? Делателей мало.

Да и трудно ожидать, чтобы их было много: ведь делание, возложенное на них, не простое человеческое, а апостольское, сверхъестественное, требующее полнейшего самоотвержения, даже до поношений и всяческих оскорблений.

В самом деле, перенеситесь мысленно из нашего собрания, где нам и светло, и тепло, и уютно, в какую-нибудь избу, тесно наполненную народом, часто невежественным, озлобленным в своем фанатизме, готовым всячески оскорбить ненавистного им проповедника. И вот здесь, при таких-то условиях, приходится в продолжение многих часов проповедовать слово Христовой истины, а там, иногда не отдыхая, в метель, вьюгу, непогоду, в тряской крестьянской телеге, полуголодному, холодному тащиться за несколько сот верст, чтобы встретиться снова с той же невежественной, грубой толпой и опять с терпением и кротостью переносить всякого рода обиды и оскорбления.

Да, нелегкое дело – быть миссионером! Правда, в его пастырской жизни есть минуты высокой, блаженной, небесной радости, которые с избытком искупают все трудности его жизни: это, когда он увидит, что брошенное им семя добра и истины принялось в душе брата-христианина, постепенно возрастает и, вот, готово дать плод, что он дал новую жизнь духовным мертвецам, отверз очи несчастным слепцам.

О, какие ни с чем не сравнимые, духовные восторги!

Но для того, чтобы их испытывать, надо, так сказать, до них духовно дорасти, воспитаться в духе любви горячей, преданной, безответной к нашей Матери – Православной Церкви.

И вот первое наше горячее молитвенное пожелание было о вас, достоуважаемый о. ректор, – Вам поручены души будущих пастырей Церкви Христовой, будущих миссионеров. Усердно молили мы сегодня Господа и печальника земли Русской, святителя Петра, да дарует Вам Господь силы и впредь с таким же успехом вести дело духовного воспитания вверенных вам юношей, как Вы это делали до сих пор.

А затем мое молитвенное пожелание было о всех вас, да укрепляется в вас вера Христова, а чрез вас во всех ваших присных. Вы все в известной степени можете быть миссионерами в беседах с родными и знакомыми, с друзьями. Когда услышите суждение или неправильное толкование православных христианских истин, опровергайте их смело, насколько хватит сил, а для этого и сами изучайте Священное Писание и толкование его святыми отцами. И поверьте, что это будет делом духовной милости и в очах Божиих будет цениться несравненно выше, чем дело телесного милосердия. Иже сотворит и научит сей вере, той велий наречется в Царствии Небеснем, – сказал Господь (Мф.5:19).

Господь сказал: Где двое или трое собраны во имя Мое, там Я посреди их (Мф.18:20).

Веря, что Он, по слову Своему, среди нас, испросим же у Него, да утверждается во всей земле Русской вера: вера апостольская, вера отеческая, вера Православная. Аминь.

После молебна о даровании победы русскому воинству196

В Чудовом монастыре 22 февраля 1904 года

Что собрало нас ныне, возлюбленные братие, сюда в Кремль, в этот «Священный Ковчег» святынь русских, в эту вековую обитель иноческую, свидетельницу столь великих событий земли Русской, к мощам печальника земли Русской святителя Алексея?

Мы пришли просить помощи Божией дорогой нашей Родине в наступившую годину испытания! Мы веруем, что святитель Божий, здесь почивающий, некогда с опасностью жизни ходатайствовавший за Россию пред татарским ханом, ныне, наследовав вечную блаженную жизнь, пред лицом Господа Бога выну ходатайствует за нее и за всех нас. Ведь ведает сердцеведец Господь, что наш человеколюбнейший Царь все средства употреблял, чтобы утвердить мир, и не от него начало войны. Что делать?

С тех пор, как есть, до того времени, пока будут люди злые, завистливые, немирные, самый мир, большею частью, надо бывает завоевать, и твердое охранение мира требует нередко войны.

Да благословит же Господь Бог наших христолюбивых воинов!

Дело, к которому они приготовляются, есть поистине дело Божие.

Да охраняет же Господь Бог наших христолюбивых воинов Своею всесильной десницей. Ведь Он Сам сказал, что без Его воли и влас главы вашея не погибнет (Лк.21:18). Да утешит Он их светлыми небесными радостями.

Ведь Он Сам сказал: Больше сия любве никтоже имать, да кто душу свою положит за други своя (Ин.15:13). А наш христолюбивый воин покупает безопасность нашу ценою собственной жизни и крови.

А мы, оставшиеся дома! В чем должна выражаться наша помощь? Да, прежде всего, в усердной горячей молитве. Молитва искренняя, приносимая от любящего сердца, имеет великую силу перед Богом.

Вспомните из Священной Библии: когда Иисус Навин сражался с амаликитянами, Моисей и Аарон молились на горе, когда Моисей поднимал руки – побеждал Израиль, когда же опускал – побеждал Амалик (см.: Исх.17:8–11).

А затем нам необходимо оказать и вещественную помощь. Богатый пусть принесет от богатства своего, а бедный – от скудости своей, в чем бы ни выражалась наша жертва – все принесет свою долю пользы в общем деле!

Но вас ли, возлюбленные братие, призывать к пожертвованиям!

Не свидетельствует ли и самое наше собрание о вашем пламенном желании жертвовать на святое дело, защиту своей Родины, усилением военного флота.

Всегда, во все времена русской истории московский народ поражал всех – не только русских, но даже и иностранцев, – своею пламенною любовью к Отечеству и искреннею преданностью к Царственному Дому.

Верим, что и в эту тяжелую годину и всегда, во все времена, Москва останется верна самой себе.

О, да будет и преизбудет над тобою, богоспасаемый град, благословение Божие! Воскликнем вместе с одним святителем197: «Не напрасно именуешься ты сердцем России: в тебе струится чистая кровь, могущая оживлять все тело. Стой же непоколебимо, со святыми твоими храмами и нетленными в них мощами угодников Божиих; стой, как русский Арарат, на коем, среди самых всемирных треволнений, всегда может найти себе безопасное пристанище ковчег русского Православия и русского духа». Аминь.

Приветствие почетного члена Военного Сергиево-Пантелеимоновского братства преосвященного Трифона, епископа Дмитровского, командующему Маньчжурской армией генерал-адъютанту А. Н. Куропаткину198

29 февраля 1904 года

Ваше высокопревосходительство, глубокопочитаемый Алексей Николаевич!

Подобно истинному витязю древней России, Вы прежде всего обратились за помощью и благословением к печальнику земли Русской – преподобному Сергию Радонежскому и всея России чудотворцу. И твердо веруем, что он, некогда при своей жизни пославший в помощь великому князю Димитрию Донскому двух иноков в его борьбе с неверными татарами, теперь испросит Вам помощь Божию в Вашей брани с язычниками-японцами. Ныне, на самом пороге, если так можно выразиться, Москвы московские люди, провожая Вас, благословляют Вас на Ваш бранный подвиг сею святою иконой с искреннею горячею верой и надеждой, что святители и чудотворцы Московские, святитель Николай Чудотворец, ангел-хранитель ваш, Владычица Небесная и Сам Господь Иисус Христос благословят Вас и окажут Вам свою всесильную помощь.

Москва называется сердцем России! И это сердце затрепетало от искренней и живой радости, услыхав, что наш батюшка-царь назначил Вас вождем своих воинов, а сердце народа чутко: он знает, кого любить, на кого надеяться, в кого верить. Он любит Вас, ибо в Вашем лице воскресает пред ним образ древнего витязя, могучего, непоколебимого, всем сердцем преданного великим началам народным; он верит в Вас, ибо знает Ваше славное воинское прошлое: он надеется на Вас, ибо презревает в Вас такую духовную силу, благодаря которой человек не только сам решается на подвиги великой отваги и смелости в защиту своей Веры, своего Царя и Отечества, но способен делается воодушевлять на них целые сотни тысяч людей, создавая из них как бы один дух, одно тело. С верой, любовью и со светлою надеждой поэтому провожают Вас москвичи.

Примите же святую икону и верьте, что мы горячо будем молиться и за Вас, и за все вверенное Вам христолюбивое воинство. Аминь.

На освящении храма во имя святого Феодосия Черниговского в Богоявленском монастыре199

22 мая 1904 года

Одно из самых светлых и радостных богослужений для меня – это освящение нового храма. В этот день испытываешь чувство, подобное пасхальному восторгу: Господь вот только что изволил избрать Себе новое место на земле, где преимущественно будет обитать благодать Духа Святого; среди капищ всевозможным страстям, которые в таком громадном количестве создаются людьми неверующими, погруженными в плотские страсти, созидается как бы крепость, где, как в безопасном убежище, может укрыться изнемогающий в борьбе с житейскими искушениями человек. Сюда спеши, измученный, усталый, ослабленный духом брат, здесь и только здесь найдешь ты те чистые утешения, те божественные восторги, которых лишен мирской человек. Здесь найдешь ты утешение в скорбях, здесь приобретешь недостающие тебе добродетели.

Ведь потому и посвящаются храмы святым Божиим людям – чтобы угодники Божии особенно усердно молились за всех, приходящих в их храмы, чтобы вдохновляли их духом своих добродетелей.

Каких же добродетелей будем мы просить у святителя Божия [Феодосия Черниговского]? Если вы внимательно вчитывались в его жизнеописание, то, несомненно, заметили, что отличительной его добродетелью было глубокое смирение. Великий подвижник, украшенный высоким саном, пользовавшийся всеобщей любовью и почтением, он был в высшей степени скромен и смирен в отношениях с близкими, по возможности скрывая от всех свои подвиги.

Помолимся же и мы святителю Божию, да исполнит он нас этой добродетелью, которая составляет отличительный признак всякого христианина. Ведь та великая пропасть, которая разделяет Царство Божие от мира сего, есть [не иное что, как] гордость. Святителю Божий, моли за всех, призывающих имя твое в этом созданном в твою честь храме, да исполнимся все мы боголюбезного смирения!

Наш храм – это первый и единственный храм, посвященный святителю Божию. Созидался он усердием и благоговением к угоднику Божию рабы Божией Елены. Твердо верую, что за усердие к святителю он вознаградит ее своими благодатными дарами от Бога, будет утешителем в скорбях, возвеселяя ее духовными радостями, водворяя мир в ее душу.

Святителю отче Феодосие, моли Бога о нас!

Утешение веры обуреваемым своеволием неверия

В день годичного акта Императорского лицея в память цесаревича Николая (в храме лицея)200 13 января 1905 года

Приветствую вас, возлюбленные братие, с вашим сегодняшним праздником!

Не в радостные дни празднуем мы его: бушует вокруг нас море мятежных житейских волн. Они стремятся все сокрушить и ниспровергнуть. Какое же назидание и утешение дать вам, дорогие юноши? Ныне, более чем когда-нибудь, необходимо всем нам, истинно православным людям, быть в единении духа. Ныне, более чем когда-нибудь, необходимо бодро и мужественно проводить в жизнь те великие начала, на которых основалась и которыми живет Святая Русь: Православная вера, преданность Царю и любовь к Отечеству.

Вы счастливее многих ваших сверстников. Вам дано твердое воспитание, вы знаете, куда идти и что делать. Поэтому Вам остается лишь быть верными этим началам, не падая духом, не малодушествуя и помня всегда, что всякие испытания попускаются Господом Богом для нашего вразумления и что без Его святейшей воли и волос не упадет с нашей головы.

И здесь мне припоминается одно событие евангельской истории. Однажды ночью апостолы переправлялись по морю в лодке. Сделалось волнение, высоко стали подыматься волны, апостолам стало страшно. Одно неосторожное движение – они могли погибнуть. Но вот, к ужасу своему, они видят, что к ним приближается какая-то тень. Расстроенное страхом воображение рисует им, что это призрак; в отчаянии они начали кричать, но в это время они слышат кроткий, нежный голос: «Это Я, не бойтесь» – то был Сам Господь, их Спаситель и Бог (см.: Мф.14:22–27; Мк.6:45–51; Ин.6:16–21). Так и вы, други-братие. В мрачную ночь всяких житейских бурь и колебаний, когда на нас, как призрак, восстает какое-либо тяжелое испытание и мы уже готовы бываем унывать и малодушествовать, обратимся с усердием чрез молитву ко Господу и мы скоро же услышим громкий голос Любвеобильного Господа: «Это Я. Не страшитесь. Это Я, ваш Бог, отыскиваю вас, заблудших и рассеянных...»

О, как велики же те люди, которые готовы, подобно апостолу Павлу, радоваться в страданиях своих (см.: Кол.1:24), ибо их дух высоко парит над временным. Но не только великие апостолы, а и всякий простой, обыкновенный человек, если он вдохновляется верою в Господа Бога, если он воодушевлен любовью к своей Родине, с радостию идет на великие испытания. Таков наш многомиллионный русский народ. Посмотрите, с каким мужеством и вместе с тем с каким смирением проливает он свою кровь на Дальнем Востоке!

Соединимся же с ним духом, стряхнем с себя свою беспечность, и все свои силы отдадим на служение Святой Церкви, Царю и своему Отечеству.

И верьте, дорогие дети, что Господь всегда будет с нами и подаст нам Свою всесильную помощь.

Призри с небесе, Боже, и виждь, и посети виноград сей и утверди и, егоже насади десница Твоя201. Аминь.

Перед присягой московского дворянства по случаю сессии Дворянского губернского собрания202

В Алексеевской церкви Чудова монастыря (после литургии), 20 января 1905 года

Сегодня, совершая Божественную литургию и принося Бескровную Жертву о всем мире, я особенно усердно, верьте мне, возлюбленные братие, помолился о вас!

Предстоит вам подвиг нелегкий, вы выходите служить Царю и Отечеству во времена смутные и тяжелые. С одной стороны – кровопролитная война истощает наши силы, с другой стороны – внутренние смуты, возбуждаемые врагами нашего Отечества, возмущают мирное и спокойное течение нашей жизни.

Мы знаем, что русское дворянство искони любило свою Родину, болело ее болезнями, скорбело ее скорбями и, несомненно, и ныне верное русским началам: Православной вере, Царю и Отечеству, оно все свои силы соединит для служения им.

С молитвой же, с твердым сознанием своего долга совершайте свое дело, помня, что ныне, более чем когда-нибудь, требуется глубокое, внимательное, вдумчивое отношение к нему, мы дадим ответ пред своим потомством за всякое свое дело и если слова и деяния некоторых из наших предков с любовью и благодарностью вспоминаются народом русским, то искренне желаю, чтобы имена и вас – их потомков, не произносились впоследствии с горьким упреком.

Более всего поэтому надо нам ныне бояться легкомыслия в словах и действиях, в молитве искренне верующего сердца находить себе поддержку, пока в нас сильна вера Христова, пока в нашей душе живы христианские начала, до тех пор мы крепки и сильны духом, единомысленны, единодушны. И вот вспоминается один рассказ из Ветхого Завета.

Было время, когда под влиянием чужеземных нравов, часть народа еврейского, позабыв свое высокое историческое призвание – быть носителем веры в Единого Бога и тем предуготовлять род человеческий к принятию Спасителя мира, стала поклоняться идолу Ваалу (олицетворению сил природы); народу еврейскому грозили разложение и окончательная духовная гибель. Несомненно, конечно, что и тогда более или менее сознательно увлекалось служением этому чужеземному богу меньшинство, а большинство легкомысленное и неустойчивое бросалось то в одну, то в другую сторону, смотря по тому: на чьей стороне громче раздавались голоса.

И вот великий пророк Божий Илия явился обличителем этого легкомыслия. Перед тем как совершить для вразумления народа чудо низведения небесного огня на облитую водой жертву и этим обличить и посрамить бессилие жрецов Вааловых, он обратился к народу еврейскому с обличительным словом: Долго ли вам хромать на оба колена? Если Господь есть Бог, то последуйте Ему; а если Ваал, то ему последуйте – и говорится дальше: не отвечал народ ему ни слова (3Цар.18:21), сознавал свою вину пред Богом и перед своим Отечеством.

Будем и мы, возлюбленные братие, верны Святой Церкви, своему Царю и нашим исконным началам!

Принеся о сем сейчас клятву пред Святым Крестом и Евангелием, величайшими святынями христианскими, со страхом Божиим, со смирением и с твердым сознанием своего дела идите и совершайте ваше дело, и Господь молитвами здесь нетленно почивающего святителя Алексия, великого печальника земли Русской, да будет вам помощником и руководителем. Аминь.

На открытие Государственной думы

Сегодня великий день для нашего Отечества – открывается Государственная дума! А вместе с нею открывается и новая страница в истории нашего Отечества. Что будет написано на ней – неизвестно, что сулит нам будущее – закрыто от нас пока непроницаемой завесой. А что за ней, за этой завесой? Мир, благоденствие, общее довольство или слезы, горе и рыдания, по выражению пророка (см.: Иез.2:10).

Думаю, дорогие братие, что нет среди вас ни одного, кто бы не задавал себе этот вопрос, нет сердца, которое ныне не замирало бы трепетно, нет верующей души, которая не возносила бы пламенную молитву подателю всего доброго и полезного – Господу Богу.

Случалось ли вам (думаю, что многим случалось) в некоторые особенные минуты своей жизни размышлять о своем будущем: «Что меня ждет, что шлют мне грядущие годы – радость или скорби, свет или мрак, болезни или здоровье?» Кому не приходилось переживать такое состояние недоумения. Оно заставило святого пророка некогда воззвать к Господу Богу: Скажи ми, Господи, кончину мою, и число дней моих, кое есть (Пс.38:5). Такое состояние духа постигает человека при каком-либо решительном переломе его жизни, когда ему приходится оставлять старую дорогу и избирать новую. Что переживает отдельный человек, то переживают и целые народы; Это переходное состояние суждено пережить нашему Отечеству. И, конечно, всякий верный сын своей Родины, искренно и нелицемерно любящий свою Родину – Святую Русь, со страхом, но вместе с тем и с надеждой взирает на это неизвестное будущее.

Дорогие братие, знаю по собственному опыту, что в такие минуты особенно помогает усердная и горячая молитва. Знаю твердо, что после такой молитвы, по выражению Священного Писания, как бы в тихом веянии ветра (см.: 3Цар.19:12), слышится ободряющий голос Бога: «Не страшись, только веруй, Мне все возможно, Я все могу устроить на благо и пользу любящих Меня, как бы тяжело ни казалось их положение». И радостной надеждой окрыляется дух человека от этого голоса Бога. И бодро и безболезненно смотрит он в неизвестное будущее.

Вот почему, изведав на собственном опыте всю силу и сладость молитвы, я приглашаю и вас, братие, молиться усердно за нашу дорогую Родину, и не в настоящий час только, когда, конечно, каждый из нас испытывает особенный подъем чувства, а и в грядущие дни, дни, исполненные глубокой важности, жить молитвой, миром и любовью, содействуя общему делу. Аминь.

Памяти иеромонаха Варнавы († 17 февраля 1906 года)203

8 марта 1906 года

Священное Писание учит нас помнить наших наставников. Следуя сему завету, и я не могу не помянуть добрым словом так недавно скончавшегося иеромонаха Гефсиманского скита отца Варнаву.

Мое знакомство с ним началось с конца семидесятых годов, когда, еще гимназистом, я посетил для говенья, петровским постом, скитские пещеры. Мне давно хотелось с ним познакомиться, ибо я слышал раньше о его подвижнической жизни, о тех мудрых советах, которые он дает целым тысячам людей, к нему ежедневно приходящих; но долго не решался это сделать, и это потому, что у многих людей светского общества существует совершенно неправильный взгляд на подвижников, то есть на людей высокой созерцательной жизни, особенно же на тех, которые, по общему мнению, отличаются даром прозорливости, то есть предведением будущего.

Им все кажется, что все такие люди отличаются крайнею суровостью к приходящим к ним грешникам. Они боятся даже, что те поразят их каким-нибудь наказанием или смутят душу страшным пророчеством.

Сознаюсь, что и я не был лишен в годы моей юности этого предрассудка. Так было еще до знакомства с отцом Амвросием, Оптиной пустынью и вообще русским православным монашеством.

Но вот я решился повидаться с отцом Варнавой.

Сначала поговел в продолжение недели; усердно помолившись в маленьком пещерном храме Черниговской Божией Матери, на месте которого теперь воздвигнут громадный собор, я со страхом и трепетом чудным июньским вечером постучался в дверь маленького деревянного домика, в котором обитал отец Варнава.

Долго он мне не отворял. Наконец, послышались шаги, щелкнула задвижка, и на пороге появился седой монах небольшого роста с мягкою, доброю улыбкой на устах, с проницательным взором темных очей. Вглядевшись в меня, он произнес тем радостным, ласковым тоном, который так памятен всем, близко его знавшим: «А! Милый барин, здравствуй! Ну, рад тебя видеть, мы тебя все здесь полюбили», – и с этими словами он меня благословил, обнял одною рукой и через темные сенцы ввел меня в свою келью, освещенную одною восковою свечой.

Часто после этого приходилось бывать мне в этой келье.

Больше двадцати лет продолжалось мое знакомство с ним, а обстановка кельи не изменилась. Те же несколько простых икон в переднем углу, перед ними на аналое медный крест и Евангелие, рядом деревянный стол с несколькими книжками и брошюрами духовно-нравственного содержания, в углу деревянная кровать, покрытая одним войлоком. Вот и все. Но сколько великих дел совершалось в этой убогой обстановке! Сколько изнемогавших в борьбе с самим собой и житейскими невзгодами душ получили здесь себе облегчение и помощь! Сколько людей, дошедших до полного отчаяния, выходили отсюда бодрыми и радостными, готовыми на всякий подвиг!

Да, много великих тайн хранит эта бедная келья, поистине она неизмеримо драгоценнее роскошных чертогов земных богачей.

Не могу выразить словами, но до сих пор помню то необыкновенно светлое чувство какого-то духовного восторга, какой-то неземной радости, с которыми я возвратился от отца Варнавы. С этого времени начинается мое с ним духовное знакомство, продолжавшееся до конца его жизни. Во всяком своем деле я советовался с ним, получая от него добрый совет и благословение. И так до самой его кончины.

Последний раз я вместе с ним совершил Божественную литургию в четверг на первой неделе Великого поста и навеки простился с ним.

Последние его слова были: «Прежде я иногда, при моих приездах в Москву, объезжал тебя, ну а теперь я часто буду тебя навещать». С этими словами он пожал мне руку, и уже более живым я его не видел. Он скончался в пятницу вечером. Верю, что он духом своим будет мне соприсутствовать.

Какими же особенными добродетелями отличался отец Варнава?

Апостол Павел говорит в своем Послании к Коринфянам (1Кор.12), что всякому истинному христианину дается проявление Духа Святого на пользу. Дары различные, а Дух один и тот же. Одному дается Духом слово мудрости, иному вера, иному дары исцелений.

Сообразно с нравственными качествами человека, его характером, образом жизни, воспитанием и дары даются различные. Так, например, по моему мнению, отец Иоанн Кронштадтский, вращающийся среди болящих и недугующих по преимуществу людей, обладает даром исцелений. Отец Амвросий Оптинский, получив духовное воспитание под руководством мудрых старцев, сам изучивший в совершенстве Священное Писание и творения святых отцов, – обладал даром духовной мудрости. Отец Варнава, по моему глубокому убеждению, обладал даром веры. Для него не существовало преград между нашим миром и миром загробным. Никакой тени сомнений и колебаний у него не было в отношении истины веры. Все его существо было проникнуто этою верою, все его поступки вытекали из этой веры.

Но все дары Святого Духа, все эти духовные таланты, если можно так выразиться, при постоянном совершенствовании ведут к самому величайшему дару, выше которого нет ничего ни на небе, ни на земле. Этот дар духовный, который останется и тогда, когда и пророчества прекратятся, и языки умолкнут, и знание упразднится, когда не будет нужды ни в вере, ни в надежде, ибо все обещанное свершится и наступит вечное Царство Божие, есть Любовь (ср.:1Кор.13). Вот почему все Божии люди и исполняются постепенно этой христианской Любви. И про отца Варнаву можно сказать, по слову апостола Павла, что его вера была поспешествуема любовью (Гал.5:6).

Эта любовь притягивала к нему, как магнит железо, людей самых разнообразных положений.

Они открывали ему свое горе, свои нужды, свои не только духовные, но и семейные затруднения, имущественные, служебные неприятности. Одним словом, у них от него не было тайн. И он всегда давал им добрый совет, часто носивший пророческий характер. Особенно же он был велик, когда ему приходилось иметь дело со слабыми в вере и малодушными людьми. Здесь своею верой он их настолько ободрял, вдохновлял, что долго после этого они смело и бодро шли житейским путем.

Скажут, быть может, некоторые: «Но ведь это, в сущности, очень легко – выслушать исповедь человека и дать ему совет!» Нет, скажу по своему слабому опыту, это чрезвычайно трудно! Скажу более: это невозможно для обыкновенного человека.

Для того, чтобы так утешить и ободрить человека, необходимо ему в полной мере сострадать, а для того, чтобы сострадать человеку, надо совершенно уничтожить ту духовную преграду, которую ставят между нами самолюбие, чувственность и другие страсти, заставляющие нас глядеть на своего ближнего с недоверием, сухостью, а иногда даже с раздражением и озлоблением: не обмануть ли, де, он меня пришел? Человек же истинно христианской любви смотрит на всякого приходящего к нему, кто бы он ни был, как на самого милого, дорогого брата или сестру.

Он весь, так сказать, претворяется в него, живет его жизнью, действительно страдает и мучается его страданием, весь уходит в бездну зол и скорбей, не только не гнушается его страшных духовных ран, но готов жизнь отдать за их исцеление.

Вот почему и дается такому человеку слово великой духовной мудрости, слово предвидения и пророчества, которое своею силою способным делается оживить духовного мертвеца.

Но не сразу, а путем тяжелого подвига и путем внутренней работы над самим собой и молитвой человек достигает духовной высоты. И отец Варнава не сразу достиг такой веры и любви, а после долгих трудов. Он был необыкновенно строг к себе; какую простую подвижническую жизнь вел он молодым послушником, такую он продолжал вести до самой кончины – уже больным старцем. Никаких поблажек себе, никакой даже самой невинной прихоти: он вовсе не пил чая, носил самую простую одежду, вкушал самую грубую пищу. Что меня особенно в нем пленяло – это то, что удовлетворение телесных потребностей для него никогда не было каким-то делом, к которому надо особенно готовиться. Он, например, кроме тех дней, в которые ему приходилось, как чередному иеромонаху, присутствовать в трапезной, никогда как следует не обедал, а так, перехватит что-нибудь и опять за дело. Он никогда как следует не спал, а так, прикорнет, как говорится, во всей одежде на своем деревянном ложе с подушкой, набитой чуть не булыжниками, и снова встает на молитву. Бывало, совершив с ним продолжительную литургию в доме призрения и видя, что он торопится уехать тотчас после службы домой, скажешь ему: «Батюшка, да отдохните немножко!» Но он обыкновенно шепчет, сжав мою руку: «Прости, не могу, ведь там их несколько сот дожидается, ведь они все скорбные, несчастные!»

И какою любовью в это время звучал его голос! И с раннего утра до поздней ночи открыты были двери его кельи, кроме времени богослужения, которое он посещал неопустительно, неся тяжелую череду священнослужения, как всякий обыкновенный иеромонах.

В последние годы своей жизни он особенно любил беседовать со мною об основанной им женской обители на Выксе. Несколько раз по его приглашению я посещал эту обитель; и надо было видеть, какою трогательною любовью встречали его сестры, каким благоговейным вниманием окружали они своего «кормильчика» (так привыкли они его называть), потому что поистине он для них был кормильцем и духовным и телесным. Вместе с ним бедные сестры потеряли многое на земле!

Верим и будем утешать себя тем, что он помолится за них в Царствии Небесном! Он умер, как и жил, – на службе Богу и ближнему. Совершив Таинство Исповеди над начальницей Дома призрения, он, в поручах и епитрахили, склонился до земли пред Престолом Божиим в алтаре и уже более не встал.

Так умирает воин на поле брани с оружием в руках. Его давно предостерегали от переутомления и советовали отдохнуть, но он всегда отвечал: «Пока живешь, надо приносить пользу людям».

Больши сея любве никтоже имать, да кто душу свою положит за други своя, – говорит Господь (Ин.15:13). Закончилась жизнь, полная страданий, труда, никому неведомой борьбы с самим собой.

Претерпевый же до конца, той спасен будет (Мф.10:22).

Покойный батюшка отец Амвросий сказал одному монаху, изнемогавшему в душевных страданиях, на его восклицания: «Батюшка, да когда же, наконец, успокоишься?» – «Тогда успокоимся мы, когда над нами пропоют: со святыми упокой».

Верим, что и батюшка отец Варнава успокоился ныне от дел своих.

Блажени мертвии умирающии о Господе от ныне. Ей, глаголет Дух, да почиют от трудов своих (Откр.14:13).

Прощаясь с ним, я дерзнул поднять монашеское покрывало и вглядеться в его лицо. Оно было вовсе не тронуто тлением и дивно хорошо! Такое выражение бывает у маленького невинного ребенка, который среди игры внезапно засыпает. Лицо принимает при этом выражение какого-то ангельского спокойствия и чистоты; такое же выражение лица было и у почившего старца.

Мир тебе, возлюбленный брат о Христе и наставник! Целые тысячи людей молятся теперь за тебя. Для целых тысяч сердец ты продолжаешь существовать, ибо любовь не умирает. Любовь нельзя заключить во гробе и закопать в землю. Она будет жить до тех пор, пока будут биться эти самые сердца.

И какой еще высшей награды за свои труды может ожидать человек!

Помолись же за нас всех, труждающихся на ниве Христовой, чтобы нам обладать хотя малою долею твоей веры и любви!

…1907…

Священной памяти великого князя Сергия Александровича204

В храме Императорского лицея в память цесаревича Николая 13 января 1907 года

Сердечно приветствую вас, возлюбленные братие, с вашим торжеством и радуюсь, что Господь привел меня снова участвовать в нем. Уже несколько лет прошло с тех пор, как я в последний раз был у вас. За это время много пережито нами тяжелого и скорбного, многое изменилось, многих из тех, которые участвовали с нами, уже нет в живых.

Нет и того, который с такою любовью всегда относился к лицею, с такою радостью присутствовал здесь, так усердно молился за всех вас, – нет вашего попечителя, в Бозе почившего великого князя Сергия Александровича.

Вечная ему память!

Знаю, что вы от искреннего сердца произносите эту молитву; и мы, русские иноки, от искреннего сердца молимся об упокоении его души, ибо он был истинным другом монашества: он любил посещать иноческие обители и молиться в них, любил беседу с иноками, любил древние монастырские, церковные напевы и обряды.

Откуда же происходила эта любовь?

Она происходила от его высокой религиозной нравственности. Его душа всегда тосковала о небесном. Она не могла удовлетвориться одним временным, житейским, вещественным, обыденным; она всегда стремилась к небу – к совершенству. Сущность его религиозных мировоззрений заключалась в словах преподобного Серафима Саровского, он глубоко уважал и принимал деятельное участие в открытии его мощей.

Человек подобен по телу зажженной свече; свеча должна сгореть, и человек должен умереть, но душа его бессмертна; потому и попечение наше должно относиться более к душе, нежели к телу.

Кая бо польза человеку, аще мир весь приобрящет, душу же свою отщетит? или что даст человек измену за душу свою? (Мф.16:26), – за которую, как известно, ничто в мире не может быть выкупом? Если одна душа сама по себе драгоценнее всего мира и царства мирского, то несравненно дороже Царство Небесное; поэтому нам все старание должно иметь о приобретении Царства Небесного.

Этою же верой в загробную жизнь, этою же непрестанною заботой о своей душе, этою любовью к Церкви Божией живет до сих пор большая часть православного русского народа.

А вместе с этим у православного русского человека неразрывно соединена любовь к своему православному царю и к своей Родине – Святой Руси.

И в этом отношении почивший великий князь был истинно православный русский человек.

Вот откуда и скорбь русского народа об Его безвременной кончине; русский народ потерял в Нем своего родного по духу человека.

Вот где источник и тех искренних молитв, которые воссылаются о упокоении его души и на месте его кончины, и у его гроба, и везде – в городах и в селах.

По той же причине, что и для всего русского народа великий князь должен быть особенно близок и вам; ведь и вы свято чтите Святую Церковь, пламенно любите своего Царя и Родину – Святую Русь.

И вы не изменили этой любви и в наше смутное время, когда поколебалось так много русской молодежи.

Радуюсь за вас! Радуюсь, что такое доброе воспитание дается здесь! Честь и слава вашим отцу законоучителю, начальникам и воспитателям!

Верю, что и ваш усопший попечитель радуется душой и молится за вас.

И вот в эти торжественные минуты мое сердце подсказывает мне помолиться за него.

Закончим же наше молитвенное собрание искреннею молитвой о упокоении его души.

Во блаженном успении вечный покой подаждь, Господи, усопшему рабу Твоему, великому князю Сергию Александровичу, и сотвори ему вечную память.

Слово в приюте для слепых ремесленников имени А. Г. Тряпкиной

14 января 1907 года

Сердечно приветствую вас, дорогие дети, с окончанием вами учебного курса.

Усердно помолился я о том сейчас, чтобы благополучно было дальнейшее направление вашей жизни. Сейчас вы выходите из уютного и тихого училища вашего, где каждый шаг вашей жизни направлялся опытной рукой ваших воспитателей, и пускаетесь в самостоятельное плавание по бурному житейскому морю. А каково будет это плавание: благополучно для вас или нет, каков будет его конец и скоро ли он наступит?

Все это никому неведомо, кроме Всеведущего Бога. Понятно поэтому, что в эти торжественные минуты вашего расставания с прежнею жизнью и началом новой свободной жизни вы испытываете душевное волнение. Испытываем и мы его за вас, дорогие дети! И вот, снаряжая вас в это опасное плавание по житейскому морю, мы желали бы снабдить вас всем необходимым для более или менее безопасного путешествия. Духовный груз или багаж, которым бы мы желали вас снабдить, заключается в тех качествах духа, которые особенно необходимы для человека-христианина. В них вас наставляли в продолжении учебного курса, и об них в кратких словах снова упомянем вам. Эти качества духа все сосредоточены в одной главной христианской добродетели – любви: любите всех – и вам легко будет жить на свете; любите прежде всего Церковь Православную, к которой принадлежите, любите родной вам народ русский. Никогда не забывайте, что вы получили воспитание и все знания, необходимые вам для существования, на народные и церковные средства. Церковь пришла к вам, бесприютным, обездоленным, на помощь, она собрала народные трудовые гроши, которые с любовью вынимал простой бедный человек из своей убогой мошны для вас. Любите же Церковь Христову, как вашу небесную Мать, любите народ православный русский и, чем возможно, старайтесь ему помочь; не отказывайте в помощи бедняку, если он в свою очередь протянет к вам руку, ища в вас духовной или вещественной поддержки. Продолжайте любить и не забывайте в ваших молитвах и всех тех, которые послужили вашему воспитанию и образованию; а я могу засвидетельствовать, и это, конечно, вы и сами подтвердите, что они относились к вам с трогательною, материнскою любовью и нежностью. Да, в наше сухое время редко можно найти таких преданных своему делу воспитателей, каковы Η. Ф. Александров, инспектор Е. А. Назаров и попечитель Η. Н. Шустов. Еще пожелаю, чтобы безошибочными указателями вашего пути – вашим компасом и путеводной звездой – были совесть и слово Божие. Горе тому человеку, который не следует голосу своей совести и не проверяет ее словом Божиим! Он быстро собьется с истинного пути, запутается во всевозможных противоречиях, станет принимать ложь за правду, черное за белое и наконец дойдет до совершенного разочарования во всем, до полного отчаяния!.. Но очень может быть, что и с любовью в сердце, с искренним желанием делать людям добро, с твердым намерением жить по заповедям Божиим, согласно своей совести и слову Божию, вы все-таки много встретите всевозможных преткновений, разочарований, обид и оскорблений на вашем жизненном пути. Ведь недаром русская поговорка говорит: «жизнь прожить – не поле перейти». Что делать, всякому из нас приходится страдать и скорбеть, а вам, лишенным зрения, может быть даже и больше, чем другим, придется их переносить. В этих случаях не падайте духом, не малодушествуйте, с терпением переносите все эти временные испытания и твердо верьте, что рано или поздно люди вас поймут, оценят добрые качества вашей души и за вашу любовь заплатят любовью. «Терпение и труд – все перетрут»,– говорит другая народная пословица.

Теперь, в начале вашего самостоятельного пути, вы особенно нуждаетесь в помощи Божией, усердно же молитесь за себя и друг за друга, и мы будем горячо молиться за вас. А в залог нашего молитвенного общения примите от меня по святому образу нашей Небесной Матери Пречистой Девы. Да охраняет Она Своим Покровом всех нас – и воспитателей, и воспитанников! Аминь.

В храме-усыпальнице великого князя Сергия в Чудовом монастыре (перед панихидой)

4 февраля 1907 года

Второй раз сподобляет меня Господь быть в этом святом храме-усыпальнице великого князя и сегодня при входе в храм еще с большей живостью, чем в первый раз, во мне мелькнула мысль о римских катакомбах первых веков христианства.

Знаете, какое страшное то было время для христиан, особенно в Риме! Язычники гнали их, подвергали всяческим мучениям и в своей ненависти к ним дошли до такого неистовства, что готовы были стереть их с лица земли; так что христианам по необходимости оставалось укрываться в катакомбах и подземельях; здесь же они, с благоговейным трепетом собравши с арены цирка окровавленные останки мучеников, в особых нишах «хоронили» их и на этих гробах крови приносили Бескровную Жертву. В память этого-то знамения веры и любви первых христиан Святая Церковь в освященные святым миром напрестольные антиминсы, на которых совершается Таинство Евхаристии, и доселе влагает святые мощи...

Нужно ли разъяснять и доказывать, что и ныне обезумевшие в своей вражде против Церкви Православной и царя самодержавного отщепенцы русского народа в своих богоборных социалистических утопиях лелеют идеалы не лучше языческих, ибо они проповедуют даже не просто идолопоклонство, а сознательное безбожие под именем свободы, – вместо самодержавной власти помазанника Божия деспотизм толпы?..

И все вы знаете, а некоторые из вас над присными своими с болью сердечной видели тот кровавый террор, которым крамольники вот уже третий год гнетут Россию и зверски губят верных слуг царских. Одной из первых жертв этого крамольного террора пал благоверный великий князь, растерзанный адским орудием злодеев в этом алтаре России, как назвал наш священный Кремль в Бозе почивший Государь205.

Помните, как ужасен был этот взрыв, от которого, казалось, вздрогнули самые стены домов... Верные слуги князя-мученика, подобно древним христианам в Риме, охранно собрали окровавленные останки его тела и перенесли их в храм святителя Алексия, что над нашими головами... Живо помню, как некие царелюбивые россияне тщательно собирали для себя на память о почившем обагренные кровию клочки одежды, обломки экипажа, в котором ехал, и даже куски обледенелого снега... Потом она, больше всех осиротевшая княгиня, создала этот, пусть не подземный, а все же как бы пещерный храм и здесь, у подножия святого алтаря, в этой нише, под этим мраморным саркофагом, схоронила его до радостного утра общего Воскресения.

Разве все это, в самом деле, не напоминает вам набросанную мною в начале речи в общих чертах картину из жизни первых христиан в римских катакомбах? Посмотрите, даже монограммы, начертанные на этом саркофаге и выражающие веру в Христово, а следовательно, и наше воскресение, те же, что доселе сохранились в некоторых из римских катакомб. А он сам, положенный под этим камнем, разве не мученик за веру Православную и царя самодержавного!..

Да, знали они, эти сыны погибельные, каким оплотом царского престола был в Бозе почивший благоверный князь, и потому-то позаботились прежде других извести его. Всего лишь с небольшим час тому назад я в речи своей в храме лицея начертал пред вами духовный образ его, как истинно православно-русского человека, не только в своих верованиях и чувствованиях, а и в делах своих и в самом укладе жизни своей бывшего поборником отцами завещанных устоев России. А сейчас эти святые иконы старорусского письма, им при жизни собранные в божницах своих царских покоев, пусть подтвердят вам истину моих слов и послужат для вас живыми свидетелями его любви к святыням родной старины; ибо, не знаю, как вы, а я, взирая на эти старинные лики Господа Иисуса, Его Пречистой Матери и святых угодников, пред которыми благоверный князь не раз, конечно, изливал душу свою в молитвенных воздыханиях сердца, как живого вижу его пред собою с его заветными думами и мечтами, и мне верится, что он почиет здесь не только бездыханным телом своим, а и духом... И невольно подивишься предустановленному Богом совпадению дня мученической кончины его с днем памяти святого благоверного князя Георгия Всеволодовича, мученически в этот именно день 600 с лишком лет тому назад скончавшегося в борьбе с татарами за Святую Русь. Не ясный ли это знак, что и наш князь-мученик жил в своей службе Царю и Родине тою же верою, за которую Святая Церковь прославляет благоверного князя Георгия...

Не правда ли, как все это трогательно, умилительно и, что особенно нужно приметить нам, поучительно.

Но не станем больше изыскивать путей Божиих в судьбах его, а, возблагодарив благоверную княгиню за дарованное нам счастье молиться о князе-мученике у гроба его, вознесем о нем молитвы свои ко Господу, да воздаст Праведный ему Судия венец славы, и в этой славе возводит его в божественной силе Своей все выше и выше, да станет и он – родной Москве и нам с вами князь – вместе со всеми силами небесными молитвенником за нас, за всех верных сынов России и за всю исстрадавшуюся и истерзанную землю Русскую...

Помолимся.

О христианской любви206

В день перенесения мощей святителя Николая Чудотворца, в Никольском греческом монастыре (за литургией) 9 мая 1907 года

Христос Воскресе!

Нынешний праздник объединяет вокруг имени святителя и чудотворца Николая, можно сказать, все народы. Не только православные христиане, но даже неверующие, даже магометане и даже языческие народы, чему я сам был свидетелем, почитают святителя Николая и преклоняются пред святителем Божиим. И вот почему мне особенно было дорого совершить сегодня литургию именно в этом святом храме – чего я давно желал – в сем храме, принадлежащем родственному нам по духу эллинскому народу.

Почему же святитель Божий пользуется таким уважением среди всех народов? Да потому, что он является выразителем христианской любви. Несомненно, что и другие святые достигали, совершенствуясь, этой христианской добродетели, но ни у кого она не выразилась так явно, как у святителя Николая. В его житии мы видим, что он явно показывает: любовь есть основной закон жизни. В самом деле, он всю жизнь горел пламенною любовью, он выражал ее в делах. Ни один день не обходился у него без любви: то он исцелял больных, то помогал бедным, то спасал во время бури, то спасал девиц, то ходатайствовал за виновных. Одним словом, можно сказать, каждый день его жизни был посвящен любви – Богу и ближним.

Можно сказать, законы естественные, законы природы – и те подчинялись ему. Он даже прекращал бурю... А что всего дороже и редко можно встретить – под влиянием его заочного внушения смягчалась людская злоба и ненависть...

Да послужит любовь святителя примером и нам. Хотя мы знаем, что мир во зле лежит, но часто мы видим, что зло побеждается силою добра. И хотя заповедь, данная людям в Ветхом Завете, была нарушена и грех внес заразу во всех людей, тем не менее мы видим, что любовь нередко побеждает. Ради этой любви многие отказывались от наслаждений мира, и она заставляла идти на смерть, спасать ближних.

Будем и мы, возлюбленные братие, утверждаться в христианской любви! Она возможна только такому человеку, который взирает на Господа Иисуса Христа, который устремляет взор свой на Голгофу. Он утверждается в любви, потому что он вспоминает, что Христос Спаситель ради всех нас, грешных и недостойных, пролил Свою Кровь на Кресте. Ведь если каждый будет так говорить: «Божественный Страдалец ведь за тебя пролил кровь, ведь за тебя Он претерпел страдания», – то он будет утверждаться – подобно вчера праздновавшемуся евангелисту Иоанну Богослову и святителю Николаю – в этой любви.

Что мешает нам побеждать любовью? Наша холодность. Что мешает нам оказывать столько христианской любви, чтобы побеждать злобу? Наше несовершенство... Если мы будем стремиться к совершенству, то мы непременно достигнем христианской любви. В чем и да поможет нам святитель Божий Николай, исполненный христианской любви и милосердия. [Аминь.]

Память святых отцов I Вселенского Собора

В неделю 7-ю по Пасхе (за литургией) 3 июня 1907 года

Сегодняшнее воскресенье посвящено памяти святых отцов. Святые отцы продолжали дело святых апостолов. Они утвердили Церковь Христову на земле, они составили Символ веры, которую мы исповедуем. Вот почему Святая Церковь посвящает им это воскресенье.

Незадолго до Своих страданий Господь Иисус Христос со скорбью говорил ученикам: Се грядет час, и ныне прииде, да разыдетеся кийждо во своя, и Мене единаго оставите (Ин.16:32). И Господь молился за Своих учеников, чтобы Он освятил их истиною Своею (Ин.17:17), чтобы они были мужественными исповедниками жизни во Христе. А затем молился за всех христиан, за всех тех, которые будут веровать в Него.

И действительно, апостолы после Сошествия Святого Духа сделались твердыми и мужественными исповедниками Христа, готовыми даже до смерти страдать за веру. После них святые отцы своими трудами, исповеданием веры, подвигами, страданиями укрепили и утвердили Церковь и достигли Царствия Небесного, где сияют вечным светом.

Так было во времена Ария, который не хотел признавать Иисуса Христа Сыном Божиим, считая Его сотворенным, тварью, и Богородицу не считал Пренепорочною Матерью Сына Божия. Многие поверили лживому учению Ария, и Церкви грозило несчастье. И вот святые отцы, чтобы утвердить истинное вероучение, и составили Символ веры, этим оградив Церковь от ереси Ария.

В сборнике «Дуг духовный» есть такой рассказ. Некий столпник, великий подвижник, подвергшийся сильному искушению, стал последователем ереси. Однажды к нему пришел святой Ефрем, патриарх Антиохийский, и начал убеждать его: «Брось свое заблуждение, примирись с Церковью». Столпник сперва не слушал святого, но, поскольку святой Ефрем усиленно просил его, он, наконец, сказал: «Хорошо. Разведем огонь и войдем вместе в пламя. Тот из нас прав, кто останется в огне неопаленным». Патриарх ответил на это: «Благословен Господь Бог! Я слаб, силы мои слабы, я ничего не могу сам по себе сделать, но Господь всемогущ, Он все может совершить ради прославления Его святого Имени». И тотчас он велел развести костер. Увидев пламя, столпник устрашился и не соглашался сойти со столпа. Тогда святой начал молиться: «Господь Иисус Христос, неложный Сын Божий, пришедший ради нашего спасения на землю, воплотившийся от Святого Духа и Девы Марии, Ты – помощь, Ты – прибежище и убогого человека, и всех заблуждающихся...» Затем он снял свой омофор и бросил его в огонь. Пламя пылало в течение трех часов, дрова все сгорели, а омофор остался невредимым. Это чудо так ужаснуло старца, что он воскликнул: «Жив Господь Бог, совершивший такое чудо»,– и отказался от своего заблуждения.

Ныне распространяется множество ересей, многие считают Господа простым человеком. Различные лжеучения колеблют души верующих и стремятся отклонить их от Святой Церкви. Поэтому ныне особенно нужно молиться святым отцам, чтобы они охраняли Святую Церковь и каждого из нас от заблуждений.

Неложно слово Христа Спасителя: Созижду Церковь Мою, и врата адовы не одолеют ей (Мф.16:18). И мы знаем: тот, кто будет следовать учению святых отцов, останется твердым и непоколебимым в Православной вере. Еже буди, буди... Аминь.

О ниспослании даров Духа Святого

В праздник Пятидесятницы (за литургией) 10 июня 1907 года

Сейчас мы будем молиться Господу Богу о ниспослании даров Духа Святого. Все мы твердо верим, что без благодати Святого Духа не может жить человек – подобно тому как без воздуха не может существовать тело наше. Поэтому будем усердно внимать читаемым молитвам и молиться за себя и за всех людей.

Некогда все апостолы находились вместе в комнате. Вдруг сделался сильный шум, как бы от сильного ветра, и Дух Святой сошел в виде огненных языков на каждого из них. Все они исполнились благодати Святого Духа и начали говорить на разных языках, проповедовать словеса Божии, возвещать о Воскресении Спасителя (см.: Деян.2:1–40).

Ныне Дух Святой не является видимым образом. Он уже более не сходит в виде огненных языков, мы не видим знамений Святого Духа. Одно было знамение для всех народов и на все времена. Ныне Святой Дух сходит на верующих таинственным образом, как об этом говорит Сам Господь Иисус Христос: Царствие Божие внутрь вас есть (Лк.17:21).

Благодать Божия все совершает в сердце человека невидимо для окружающих, но плоды действия благодати бывают очевидны. Такой человек имеет мир в душе своей, он со всеми мирен, готов принести помощь всякому, в храме Божием молится усердно, во всем полагается на волю Божию и без ропота переносит скорби и страдания.

Помолимся же усердно о том, чтобы благодать Святого Духа сошла на нас и на всех верующих. Помолимся о тех, которые уже отошли от нас, о наших усопших. Мы не знаем, где они, но знаем, что нет человека, который жил бы и не согрешал207. Часто после дней греха наступает раскаяние, соединяемое с надеждой на милосердие Божие, на возможность исправления. Но для мертвых все кончено – нет для них покаяния. Как тоскуют, может быть, они, как усердно взывают: «Прошу всех и молю, непрестанно о мне молитеся Христу Богу». И если всегда должны мы молиться Господу об усопших, то в нынешний день особенно. Будем молиться и за себя, и за них, ибо не мертвые, а живые восхваляют Господа и приносят молитвы Ему.

А затем помолимся и за нашу дорогую Родину, которая ныне скорбит и тоскует. Выслушаем эти дивные слова и помолимся единым сердцем и едиными устами Господу Богу в эти страшные для нас и таинственные минуты. Да снидет благодать Святого Духа, и да исполнит Господь наши прошения во благо Святой Церкви, во благо нашей Родины, во благо всем нам и ближним нашим. Аминь.

В неделю 1-ю по Пятидесятнице, Всех святых

За литургией 17 июня 1907 года

Сегодня мы празднуем память Всех святых. Этот праздник дорог каждому из нас, потому что вместе со всеми святыми мы празднуем и того святого, имя которого носим.

Вы спросите, почему установлен сей праздник? Почему совершается празднование апостолам, пророкам, мученикам, преподобным, блаженным, – одним словом, всем святым, угодившим Господу Богу, достигшим Царствия Небесного? И почему именно теперь совершается это празднование?

Ответ на этот вопрос очень простой: недавно мы праздновали Воскресение Христово, затем Его Вознесение, в прошедшее воскресенье мы чествовали Святую Троицу: Бога Отца, пославшего на землю Своего единородного Сына, Сына Божия, претерпевшего страдания, и Святого Духа, Который ниспосылает нам благодатные дары, необходимые для спасения. Ныне же мы празднуем память всех угодников Божиих, которые при помощи благодати Святого Духа соделались святыми и праведными.

Как в природе: восходит солнце, согревает землю, а потом сходит с неба благодатный дождь, орошает ее – и произрастают цветы. Так и с неба на землю сошло Солнце Правды – Христос Спаситель, Который послал Утешителя Святого Духа; благодать Святого Духа сошла на землю, и на ней стали произрастать святые люди.

Кто же были эти святые люди? Они, как и мы, были облечены в плоть и кровь. Они так же, как и мы, жили, терпели искушения и соблазны – только они вышли победителями. Почему они победили? Потому что возлюбили Господа Бога, потому что помнили, что здесь, на земле, все мы – только странники и пришельцы, а настоящая жизнь там, на небе. Многие из них претерпели страдания телесные, многие приняли смерть [за Христа], иные спасались в пустынях, постоянно молясь Господу Богу. Ради любви Божией они любили ближних. Они смотрели на всех людей как на братьев и сестер и старались каждому помочь, не жалея ничего для блага ближнего. Они не заботились о своем теле так, как о нем заботится громадная часть людей нашего времени. Они старались победить в себе все дурное, угодить Господу Богу. Такими они были на земле. Что же делают они на небе? На небе они наслаждаются таким счастьем, о каком мы и мечтать не можем. Вместе с архангелами и ангелами они воспевают пред Престолом Божиим ангельскую песнь Господу Богу, но вместе с тем не забывают и нас. Они видят нашу жизнь, видят, как мы грешим, каким искушениям мы поддаемся, и предстательствуют, и молятся за нас. Их молитва – как угль горящий, а наша, как камень...

Чем же мы возблагодарим их? Прежде всего – молитвами своими. Сольем наш молитвенный голос с молитвой Церкви. Затем будем подражать святым своей жизнью, стремясь утвердить в себе те же добродетели, усовершенствовать нашу жизнь. Будем чаще читать жития святых – в них рассказывается, как эти люди жили, как они боролись, как победили и сделались наследниками жизни вечной. Недаром все благочестивые люди любили читать жития святых и находили в них помощь и опору.

Почему же так мало людей, стремящихся к вечной жизни? А потому, что мы мало думаем о своей душе. Мы забываем, что человек подобен цветку, который распускается только на мгновение, мало размышляем о том, что рано или поздно придет к нам смерть, о том, что нас ожидает за гробом.

Если мы твердо решили быть добрыми христианами, стремиться к добру, то Господь Бог по молитвам святых поможет нам достигнуть неба. Еже и да будет!

О причащении Святых Христовых Таин

В праздник Владимирской иконы Божией Матери 23 июня 1907 года208

Сердечно поздравляю вас, возлюбленные братие и сестры, с принятием Святых Христовых Таин!

Великий дар Божий приняли вы! Подобно тому как дождь необходим для произрастания растений, причастие Святых Таин необходимо для произрастания в нас добродетелей.

Темна и мертва становится природа без дождя. Земля, когда она страдает от засухи, способна произращать только волчцы и тернии, и то с трудом. Все кругом делается мрачным... Такой же мрачной становится душа, когда в ней перестает действовать благодать Божия: тогда она лишается спокойствия, тоскует, теряет способность произращать добродетели, стремится к порокам. Она мертва... Но вот благодать Божия снова посещает ее – и она оживает, радуется, веселится, получает новые силы и начинает произращать добродетели – подобно тому как земля после обильного дождя начинает производить растения.

Да, велика милость Господа! Великого дара Он сподобляет нас в причащении Святых Тайн Его Тела и Крови!

Возблагодарим же Господа Бога за Его великие милости и испросим у Него, дабы Он сподобил нас причащаться и в Царствии Его – там, на небе.

А теперь от благодарного сердца благодарными устами воззовем к Нему: Слава Тебе, Боже! Слава Тебе, Боже! Слава Тебе, Боже!

Покайтесь, ибо приблизилось Царствие Небесное

В праздник Рождества святого Иоанна Предтечи в храме во имя святой Параскевы Пятницы (в воскресенье, за литургией) 24 июня 1907 года

Сердечно поздравляю вас, возлюбленные братие и сестры, с сегодняшним праздником Воскресения Христова и праздником Рождества Его великого Пророка, Крестителя Иоанна. Радуюсь, что Господь привел меня помолиться в вашем храме. Великой радостью, можно сказать, исполнилось мое сердце, видя редкое такое благоукрашение. Видя великое, особенное ваше расположение к его благоукрашению, я усердно помолился и искренно желаю, чтобы его украшение могло бы служить для нас примером – чтобы и наши души и сердца были украшены, подобно сему храму, христианскими добродетелями.

Сегодняшний праздник должен быть особенно знаменателен и дорог для нас. Сегодня мы празднуем Рождество Предтечи, Пророка и Крестителя Господня. Этот праздник всегда был велик и знаменателен, а особенно он знаменателен теперь, в наши дни, – дни малодушия, безверия, всякой смуты, нестроения. И вы сейчас увидите, почему это так.

В то время, когда жил и действовал пророк Божий, были дни смуты и нестроений в жизни народа еврейского. Народ еврейский, прежде пламенно молившийся, перестал посещать храм Иерусалимский, синагоги. Вместо того чтобы думать о спасении своей души, он стал думать о теле, о чувственных удовольствиях, он стал строить цирки, театры. А так как одни веселились, а другие трудились, то часто являлись между ними раздоры, вспыхивали восстания, которые приходилось подавлять военной силой. Постепенно вера все больше и больше ослабевала в народе еврейском.

И вот в это-то время на берегах Иорданских является Иоанн. На берегах Иорданских раздается необыкновенная проповедь: Покайтесь, ибо приблизилось Царствие Небесное (Мф.3:2). Резким противоречием звучала эта проповедь с той жизнью народа. Люди забыли о Боге, а он призывал к покаянию. Люди думали о почестях, о деньгах, о чувственных удовольствиях, а святой пророк говорил противоположное: У кого две одежды, тот дай неимущему (Лк.3:11). Он призывал иметь только необходимое.

Грозна и властительна была проповедь пророка, он никого не щадил, он говорил только одну правду. И дивно действовала эта проповедь на сердца людей. Может быть, вы думаете, никто не станет слушать эту проповедь? Тем не менее на берегах Иордана стали появляться ученые и знатные, богатые и бедные и даже языческие воины. Всем говорил пророк: «Покайтесь, перестаньте жить одним земным... думайте о спасении своей души и креститесь в знак покаяния». И действительно, крестилось множество народа. И даже суровые языческие воины, которых ничто не могло тронуть, и те плакали.

В чем же была сила этой проповеди? В пламенном воодушевлении. Говорил он властно. Но это воодушевление не было даром, ниспосланным пророку временно. Нет, святой пророк еще от чрева матери, всю свою жизнь приготовлял себя, чтобы явить себя миру. Он никогда не пил вина, носил самую грубую одежду, с детства удалился в пустыню и там проводил время в чтении Священного Писания, молитве и самоусовершенствовании. И этим усовершенствованием так приготовил себя, что, когда пришел час воли Божией, он явился чистым, готовым до смерти служить Господу.

Теперь вы видите, почему дорог и знаменателен этот праздник в наши дни – когда все злое восстает теперь против Господа Бога. Теперь-то особенно нам нужны покаяние, молитва, добрые дела – чтобы примером своей доброй жизни утверждать современных неверующих наших братьев; чтобы они, видя наши добрые дела, прославляли Господа Бога; чтобы, видя наши добрые дела, люди и сами стали бы благоухать добродетелями.

Искренно желаю и усердно помолился я, – да не оскудевает в нас вера, вера отеческая, вера Православная; да не оскудевает в нас и любовь к Родине; да не оскудевает в нас и чувство к [потребности] самоусовершенствования, к самоисправлению.

Ты же, Пророче Божий, вместе с преподобной Параскевой помогай нам.

О сем, возлюбленные братие, помолимся усердно сейчас – и за себя, и за братий наших, и за нашу дорогую Родину пред святыми чудотворными иконами.

О причащении Святых Христовых Таин и о помощи Божией Матери

В праздник Тихвинской иконы Божией Матери (за литургией, во вторник) 26 июня 1907 года

Сердечно приветствую вас, дорогие братие и сестры, с великим, многознаменательным праздником Владычицы нашей Небесной.

Радуюсь, что Господь привел помолиться нам в приделе, посвященном Владычице нашей Небесной. Также поздравляю в особенности тех, которые сподобились в этот день принять Святые Животворящие Тайны Тела и Крови Христовых и искренно желаю, чтобы это причащение послужило вам во исцеление и здравие души и тела.

Ныне вы получили великий дар Божий – Тело и Кровь Его, и вместе с тем это возлагает на вас великие обязанности. Вы должны хранить этот великий дар. С помощью Христа Спасителя, живущего в вашем сердце, это легко. Кроме того, вы имеете заступницу и покровительницу – Владычицу нашу Небесную.

В самом деле, желаете ли вы приобрести смирение? – Она ради смирения возвеличена паче всех людей и небесных сил. Желаете ли иметь терпение в скорбях? – Она имела такое терпение, какого не было ни у одного из сынов человеческих. Желаете ли сохранить чистоту помыслов душевных и чистоту тела? – Она является чистейшей и славнейшей более, чем чины ангельские... Одним словом, во всякой добродетели, обращайтесь к Ней за помощью, и Она услышит вас. Она отвращается только от тех, которые ненавидят и хулят Ее Сына, которые отрекаются от Него, которые не хотят исполнять Его учение... Недаром Она отвернулась от влахернских жителей; недаром в храме раз ночью исчез Ее образ... Недаром однажды Она сказала послушникам одной обители: «Тогда шведы будут покорены, когда из монастыря будут удалены все нечестивые люди»209.

Таким образом, кто искренно почитает Ее и молится усердно Ей и Ее Сыну, те получают благодатную помощь. А те, которые отвертываются от Нее, они навсегда лишаются Ее милостей – и навсегда Она отвратится от них.

Возблагодарим же Господа Бога за такую великую милость к нам грешным, за причащение Святых Таин и от всего сердца воскликнем: «Слава Тебе, Боже! Слава Тебе, Боже! Слава Тебе, Боже!» [Аминь.]

По случаю празднования 500-летия со дня кончины преподобной Евфросинии, княгини Московской, и 300-летия со дня кончины святителя Иова, Патриарха Московского и всея Руси210

В праздник Казанской иконы Божией Матери (за литургией) 8 июля 1907 года

Так всегда радостен, праздник Божией Матери!

Приветствую вас, возлюбленные братие и сестры, христиане, с праздником Владычицы нашей Небесной! Не правда ли, как знаменательно в этом году празднование в честь Казанской иконы Божией Матери, Которая Своим заступлением не раз спасала от многих бед наше Отечество, и в частности Москву! Вчера мы праздновали память великой княгини преподобной Евфросинии211, этой печальницы и молитвенницы о нашей Русской земле, а 19 июня творили память святителя Иова, первого Патриарха Московского и всея Руси, – тоже печальника и молитвенника за всю Русскую землю.

Преподобная Евфросиния жила в тяжелое и смутное время – время, которое летописец называл «унылым», «скорбным», потому что вся Русь томилась под игом татарским. Преподобная молила Господа Бога об избавлении своего Отечества от татар, старалась советами помогать своему мужу, утверждать и укреплять его в мужестве, а затем, после его смерти, и сыновьям. После кончины супруга княгиня Евдокия отказалась от великокняжеских почестей и носила царские одежды только для того, чтобы ее не хвалили за показную скромность. Но, как всегда бывает, злоба и клевета не замедлили коснуться преподобной: ее стали обвинять в нечистой жизни. Чтобы дети ее не смущались грязными слухами, однажды княгиня приоткрыла перед ними свои одежды; они увидали ее изможденное тело и поняли, что она – великая подвижница. А вскоре затем княгиня Евдокия поселилась в основанном ею Вознесенском монастыре, где приняла монашеский постриг с именем Евфросиния. Преподобная удостоилась дара чудотворений. Так, когда княгиня шла в Вознесенский монастырь, один слепец, увидав шествие, стал просить княгиню исцелить его; он так говорил: «Святая княгиня Евфросиния, исцели меня, ведь ты сама обещала сегодня во сне исцелить меня!» Княгиня коснулась рукавом своей одежды его глаз – и тотчас слепой исцелился.

Преподобная Евфросиния всегда усердно молилась Владычице нашей Небесной и имела глубокую веру в Нее, чему свидетелем является храм во имя Рождества Пресвятой Богородицы, построенный ею в Кремлевском дворце.

Прошло два столетия, наступил XVII век. После смерти царя Бориса Годунова случилась на Руси неслыханная смута, все разраставшаяся и разразившаяся появлением самозванцев. Летописец, описывая это время, называет его лихолетьем. Он так изображает ту эпоху: «Тогда любовь к Отечеству иссякла во многих, справедливость как бы исчезла с лица земли Русской, Православная вера поколебалась, связи общественные и семейные стали нарушаться, измена сделалась обычным делом, а воровство, убийство считалось как бы подвигом, любовь к Отечеству называли презренною». Вот какое то было время.

В это-то время и жил патриарх Иов, который употреблял все усилия, чтобы водворить мир на Руси. Святитель страдал за свою Родину и примером своей жизни показывал, что надо делать, как поступать [в этих трагических обстоятельствах]212. Святой патриарх молился, писал послания, увещевал бояр-клятвопреступников, ради выгод перебегавших на сторону самозванца. Однажды, когда патриарх совершал богослужение в Успенском соборе, изменники бросились к нему, стали рвать на нем одежды. Патриарх обратился к образу Богоматери со следующими словами: «Царица Небесная, здесь, в этом храме, я воспринял благодать архиерейскую, здесь я надел святую панагию с изображением Твоего святого образа и девятнадцать лет правил паствою. Ныне ереси, неверие, смуты распространились в нашей земле. Спаси и утверди землю Русскую, утверди Православную веру среди братий моих». Так молился патриарх Иов. Затем изменники влачили его по улице, по площади, издеваясь над ним, а через некоторое время, в одежде простого монаха, отвезли в заточение в Старицкий монастырь.

Прошло еще несколько времени, смута все увеличивалась, так что невыносимо стало жить русским людям. Снова вызывают патриарха Иова – старца, изможденного от трудов, испытаний и скорбей, чтобы он принял всенародное покаяние. Прибыл он, как бы из гроба восставший, чтобы примирить народ с небом. В Москве была прочитана грамота, составленная патриархом Иовом, в которой святитель испрашивал прощение грехов русскому народу, убеждал хранить преданность Вере, Царю, любовь к Отечеству.

Еще несколько столетий прошло с того времени, и снова мы живем во времена смуты. Как же нам не обращаться к печальникам за землю Русскую, да умолят они Царицу Небесную, да умиротворит Она землю Русскую! И верим – Она увидит скорбь нашу, услышит пламенные наши молитвы.

О, молитвенники земли Русской, знаем мы, что вы можете умолить Господа, знаем также, что все попущено нам Господом Богом по великим грехам нашим. Но веруем, что щедр и многомилостив Господь и милость Свою простирает на всех верующих, все покрывает любовью. Испросите нам прощение, да прекратится смута и водворятся мир и благоденствие в нашей стране молитвами Владычицы нашей Небесной и вашими ко Господу Богу, Ему же честь и слава и поклонение во веки веков.

В День Святого Духа213

В понедельник, за литургией 11 июля 1907 года

Сегодняшний праздник, как, вероятно, всем вам известно, тесно связан с предшествовавшим днем, когда мы празднуем Сошествие Святого Духа на апостолов и вместе с тем непрестанное Его сошествие на всех людей.

Как весною расцветает вся природа, так и событие, которое мы вспоминаем в этот праздник, положило начало расцвету духа человека христианскими добродетелями. Как бы ни был грешен человек, но если он верует, то может он снова, при помощи благодати Святого Духа, зацвести христианскими добродетелями – подобно тому как в весеннее время зацветают обнаженные поля и леса. И как приятно и поучительно видеть расцвет природы в дни этого праздника, побуждающий нас к благочестивым размышлениям. В самом деле, взгляните на небо, на эти мириады звезд, взгляните на леса и поля, – вся тварь бездушная воздает хвалу Творцу. И наше сердце радуется и хвалит Господа Бога. Не правда ли, радостен этот праздник!

Один только раз совершилось Сошествие Святого Духа на апостолов видимым образом. Но на христиан Святой Дух всегда нисходит в Таинствах Церкви, и так будет продолжаться в роды родов. Человек рождается во грехах, но в купели крещения очищается от них. Ему нужны силы идти тернистым путем исполнения заповедей Божиих – и он получает их в Таинстве Миропомазания. В Таинстве Причащения человек соединяется духом и телом со Христом, подобно тому как ветвь соединяется с лозой и питается ее соком. Но грех продолжает мучить человека; бывает, он чувствует, что сошел с христианского пути, что-то мешает ему идти. И тогда благодать Святого Духа в Таинстве Покаяния врачует его. Постигает человека болезнь, ужас холодный леденит его сердце, у него на душе много забытых грехов – и вот в Таинстве Елеосвящения благодатию Святого Духа ему прощаются грехи его, он очищается и исцеляется от болезней души и тела.

Благодать Святого Духа всегда действовала в мире и будет действовать до тех пор, пока снова не явится на землю Господь Бог. Это будет второе пришествие Христово. Тогда души умерших соединятся с телами и предстанут на Суд Божий со всеми своими делами и помышлениями. О, великий час! Но как мало мы думаем, как часто забываем о нем.

Будем просить Святого Духа о ниспослании помощи и благодати нам и всем христианам. О, Святый Душе, прииди, и вселись в нас, и спаси наши души для Царствия Небесного!

Под сению великого дерева214

В праздник обретения мощей преподобного Серафима Саровского (в храме во имя преподобного Серафима за раннею обеднею) 19 июля 1907 года

Когда внимательно вчитываешься в жития святых угодников, как, например преподобного Сергия, преподобного Серафима и других пустынников, то невольно изумляешься Промыслу Божию о них. Ведь эти люди менее всего искали человеческой славы – той славы, что называется популярностью, – чтобы о них много говорили, чтобы их хвалили, поклонялись им, превозносили их в жизни. Бежали они этой человеческой славы, этого человеческого почета; более всего заботились об усовершенствовании своего духа, о работе над собою, о приобретении себе, с помощью усердной молитвы, талантов – добродетелей, – и для этой цели они удалялись в пустыню. И вот – дивное чудо!

Многие, искавшие славы, прогремели и исчезли... Иногда даже с великим стыдом, позором. Многие, жаждавшие популярности, приобретши ее, вспоминаются весьма печально. И даже люди, славившиеся своими выдающимися трудами, открытиями, вспоминаются холодно и почти безучастно. А между тем подвижники, не думавшие не только прославиться, но и бежавшие в пустыни от мира и его славы, не только не забываются, но вспоминаются и прославляются людьми с такою же любовью, с какою к ним относились и при жизни. С такою же любовью они вспоминаются целыми поколениями и веками, с какою они и сами относились к людям. И этого мало – огнем, которым горели при жизни их сердца, они продолжают согревать целые тысячи душ и сердец.

Не правда ли, они подобны тем, на которых указывал Христос Спаситель. Он говорил: Царство Небесное подобно зерну горчичному, которое... хотя меньше всех семян, но, когда вырастет, бывает больше всех злаков и становится деревом, так что прилетают птицы небесные и укрываются в ветвях его (Мф.13:31–32; ср.: Мк.4:31–32; Лк.13:19). И вот – эти люди, они умалили себя во всем. И когда, с помощию молитвы и благодати Божией, они изогрели искру в пламень живой веры, чистой надежды и горячей любви, то на этот пламень стало стекаться множество людей. И где бы они ни были, эти люди, – в городах ли, в пустынях ли, какое положение они ни занимали бы, в них тысячи сердец находили всегда себе отраду и утешение. И даже смерть не порывала этих отношений с возлюбившими их; а, наоборот, эта любовь стала выражаться еще крепче. Со стороны живых людей – молитвою к ним, а со стороны праведников – благодатными утешениями. Поистине, по слову Христа Спасителя, они выросли в великое дерево, под сению которого спасаются души человеческие, подобно тому как под сению дерева укрываются птицы.

Возблагодарим же Господа, даровавшего нам святого молитвенника – преподобного Серафима. Будем призывать его во всех скорбях, с надеждою быть услышанными.

О святых Божиих

В праздник обретения мощей преподобного Серафима Саровского (на молебне, в храме во имя преподобного Серафима) 19 июля 1907 года

Помня незабвенные слова преподобного Серафима: «Когда я умру, приходите ко мне на гробик, все, что у вас есть на душе, какие бы скорби ни постигли вас, поведайте мне, как живому, – и я вас услышу, и я облегчу вашу печаль». Помня это, возлюбленные братие и сестры, и мы, собравшиеся в этом святом храме, посвященном его имени, здесь, вокруг его святого образа, как дети вокруг своего отца, готовы воссылать молитвы к нему, готовы обращаться к нему со своими скорбями душевными, а иные и с телесными.

А у кого из нас нет скорбей? Кто из нас не страдал и не страдает? Кто бы он ни был, какое бы общественное положение ни занимал, у всякого, это можно сказать наверное, есть свои скорби, свои страдания, своя нужда.

Обратимся к нему, возлюбленные братие и сестры, как дети к родному отцу со своими скорбями, страданиями и нуждами... А прежде всего будем просить его о даровании тех добродетелей, которыми он отличался сам, – об укреплении нашей слабой веры и надежды. Будем просить его о даровании величайшей добродетели – любви. Ведь для приобретения этой добродетели он трудился всю жизнь, работая над собою и непрестанно трудясь и молясь.

И вот припоминаются мне картины из его жизни. Представляется мне его маленькая келья среди густого, дремучего леса. Глубокая, осенняя, темная ночь. Жутко в лесу. Пронзительно завывает ветер. Раздается вой волков... Но святого подвижника ничто не страшит. Он стоит перед образом, пред которым едва мерцает свечка, и едва теплится лампадка. И в то время, когда, казалось бы, душа его должна была испытывать полное одиночество, полную беспомощность, он не боится ничего. Его не устрашает ни вой волков, ни грозные явления природы... Иногда ему представлялось, что его келья наполнялась дикими зверями, и слышался их вой. Иногда ему казалось, что в его келью врывалась толпа людей. Но он ничего не боялся. Однажды к нему пришли разбойники, требуя от него денег, окровавили его, измучили, оставя его едва живым. И святой пустынник возвратился в свою пустыньку и просил, чтобы не преследовали этих злодеев.

Еще чаще представляется мне другая картина. Вот старец, согбенный от трудных подвигов, трудов и болезней, в белом подрясничке, с палкой в руке, окружен множеством людей самых разнообразных состояний, возрастов и положений, которые пришли поведать ему свои скорби, страдания. И вот здесь с особенною силою проявлял старец свои христианские добродетели – кротость, смирение, ведение тайн Божиих... Всех ободрял, утешал, скольких людей избавил от злой тоски, скольких людей возвратил к новой жизни о Христе Иисусе, которые сделались полезными в новой жизни и себе, и другим.

Мы твердо веруем, что духовная связь между живыми и умершими не прекращается. Святой апостол Павел говорит: когда со смертию прекратятся вера и надежда, то любовь никогда не престанет (1Кор.13:8). И мы веруем, что эта любовь становится еще теснее и не прекращается. Она выражается по отношению к святым со стороны живых усердною молитвою, а со стороны умерших – духовною молитвенною помощью, исцелениями. Вот почему, возлюбленные братие и сестры, будем усердно, единым сердцем и едиными устами, молиться святому Божию чудотворцу, преподобному Серафиму, и будем твердо верить, что он не оставит, как не оставлял и при жизни наши молитвы. И теперь услышит их, и будет слышать их всегда.

О даровании терпения215

В день памяти великомученика и целителя Пантелеймона (за литургией) 27 июля 1907 года

Вот мы видим пред собою святый образ Божией Матери и святые мощи великомученика и целителя Пантелеимона. Усердно помолимся этому угоднику. Отчего так прославляют его, – спросите вы, сравнительно с многими другими святыми?

За его твердую веру ко Господу Богу, за его безграничную любовь к людям, за его терпеливое перенесение страданий. Он имел в своей жизни все: и молодость, и ученость, и знатное происхождение... Он все это пренебрег, – ничего иного не хотел, кроме любви Христа Спасителя. Он ради Христа Спасителя возлюбил сотворенных Богом братий своих. Он именуется врачом безмездным, потому что он искусство свое употреблял на лечение бедных и неимущих. Он никому не отказывал, кто бы ни обращался к нему за помощью.

А его терпение в страданиях! Он шел на эти страдания как на великий подвиг. Он шел на них с любовью и радостью, ибо знал, что человек живет не для этой жизни, а для вечной.

И мы, возлюбленные братие, помолимся усердно и за себя и за ближних наших, о даровании и нам этих великих добродетелей, какими отличался святой великомученик Пантелеимон.

Теперь особенно надо об этом молиться: теперь повсюду замечается оскудение веры, быстро распространяется отрицание ее, а отсюда является любовь только на словах, а на самом деле оскудевает, ослабевает любовь детей к родителям, родителей к детям, любовь к семье, к ближним, к Родине – и заменяется ненавистью. Отсюда, с уменьшением любви, является оскудение к терпению. Человек не хочет переносить никаких скорбей и страданий, а между тем эти скорби и страдания все более и более умножаются. Еще на короткое время, ради самолюбия, похвалы, человек, пожалуй, и готов потерпеть немного, но постоянно терпеть и без ропота переносить страдания и скорби недостает и у него самолюбия. О, как мало таковых, которые несут терпеливо свои скорби и страдания!

Терпеть может только тот, кто, подобно растению, которое живет под действием влаги и света, верит твердо в Господа Бога, надеется на Его милосердие и усердно молится Ему.

Итак, помолимся же и мы усердно Господу Богу и за себя, и за ближних наших. Да утверждаются в нас эти великие добродетели – вера, любовь и терпение.

Символ победы над злом216

На праздник происхождения (изнесения) честных древ Животворящего Креста Господня (за всенощным бдением). Во вторник, 31 июля 1907 года

Так снова, при наступлении поста, говения, покаянных подвигов, воздвизается пред нами Крест Христов и этим заставляет нас вспоминать о себе и о своей душе, о ее христианском назначении.

В самом деле, обыкновенно мы живем будничной жизнью, жизненными интересами, заботами, тревогами, озлоблением. То мы радуемся, то скорбим, то раздражаемся, то веселимся – и вовсе не думаем о своем христианском назначении. Но вот, представьте себе, что стряслась над нами какая-нибудь беда, постигло нас какое-нибудь горе, особенно смерть близкого, родного нам человека – отца или матери. Не правда ли, как тогда сразу изменяется наше настроение? Мы делаемся скорбными, унылыми, а главное, мы начинаем глубже веровать. Все, что интересовало нас минуту тому назад, кажется теперь пустым и ничтожным перед смертью.

Точно так же, возлюбленные братие, действует на нас воздвижение Креста Господня. Оно напоминает нам о смерти Христа Спасителя, подъятой Им ради наших грехов. Оно живо напоминает нам дарованную Спасителем силу для борьбы с грехом... Сила этой борьбы – Крест. Крест – это символ самораспятия!

Таким образом, мы видим, что Крест сделался символом христианина не потому лишь, что на нем был распят Христос; но и потому, что взирая на Крест, мы должны помнить, что и нам предстоит в жизни страдать, а потом умереть. В самом деле, об этом напоминают нам все Таинства и обряды. Что такое Таинство Крещения? Смерть греху. Таинство Покаяния и Причащения Святых Христовых Таин – причащение себя страдальческой жизни Христа Спасителя. Крест на храме, на груди... Все это должно напоминать христианину о борьбе с грехом.

В нашей душе замечается раздвоение, ибо в ней живет грех. В нас как бы живет два человека. Один добрый: он любит добро, он готов принять в себя весь мир, он смиряется, терпит, любит врагов своих... Другой – любит плоть, он тщеславен, завистлив, сладострастен... И вся наша жизнь проходит в борьбе между этими двумя людьми, то есть в борьбе добра со злом. В победе в этой борьбе над злом и заключается вся наша христианская цель жизни.

Поэтому, лобызая Крест, будем просить у Господа, чтобы Он помог нам идти по Его стопам. Будем просить о том, чтобы нам не исполнять своих греховных желаний, чтобы сами эти язвы греховные направляли бы мы на борьбу с грехом и самоумерщвлением.

Чудо укрощения бури

В неделю 9-ю по Пятидесятнице (Мф.14:22–34,59 зачало), за литургией 12 августа 1907 года

Как отрадно прочитанное сегодня Святое Евангелие! Оно показывает, что Господь всегда близок к нам, всегда рядом с нами, всегда готов оказать нам Свою всесильную помощь – в особенности же во время скорбей и напастей, нас постигающих.

Весьма прост сей евангельский рассказ, но весьма поучителен. Апостолы были в лодке, вдруг сделалась буря, и они стали тонуть. Христос приблизился к ним, чудесным образом ступая прямо по воде. Они испугались, приняв Его за призрак. Господь их успокоил и, вошедши в лодку, укротил бурю. Все бывшие в лодке изумились, поклонились Ему и исповедали Его Сыном Божиим.

Благодатным ветром веет на наши души, когда мы слушаем этот евангельский рассказ. И в нашем плачевном житии часто постигают нас бури, часто бьют волны, сверкают молнии. Как многочисленны эти волны, как разнообразны, как свирепы! Одна волна, которая бьет прямо в сердце, клокочет в душе – это наши страсти. Горе тому человеку, который не устоит – она быстро донесет его до окончательной гибели.

Вторая волна – это скорби, нападки, напраслины от злых людей. Кровью и слезами брызжет эта волна на всякого блуждающего по морю житейскому.

Третья волна – это беды, несчастья, попускаемые Промыслом Божиим за прожитое в грехах время, за нерадение. Различные испытания посылает нам Господь: болезни, неудачи, общественные бедствия.

Многоразличны волны житейского моря, и всегда они настигают нас неожиданно, как неожиданно буря настигла апостолов. В самом деле, когда апостолы сели в лодку, они не думали ни о какой опасности. Но прошло несколько минут, и подул сильный ветер, началась буря, лодку стало качать, и им стала угрожать гибель. Не так ли бывает и с нами? Мы живем будничной жизнью, житейскими заботами и мало думаем о своем высоком назначении. Но вдруг постигают нас скорби, буря житейская, о которой мы и не думали.

Что мы делаем тогда? – То же, что и апостолы. Они по маловерию поколебались душой, не узнали Своего Учителя, приняли его за призрак. Таковы и мы: когда постигают нас скорби, мы [малодушествуем], унываем, отчаиваемся, забываем, что Христос Спаситель всегда готов оказать нам помощь, и ждем гибели.

Но апостолы, увидев чудо укрощения бури, утвердились в вере и воскликнули: Истинно Ты Сын Божий (Мф.14:33). Ради этого Господь и пришел к ним на помощь.

Вера, стремление ко Христу вложено в каждого человека с самого раннего детства, потому-то [для нас естественно] всегда призывать Его на помощь во всяком деле, во всех обстоятельствах, особенно же в житейских бурях. Он же, Милосердный, во время скорби всегда близок к нам. Так, когда случилось несчастье, когда ученики Его стали тонуть, Он тотчас явился им, ободрил и сказал: Это Я, не бойтесь (ст. 27).

И нас, дорогие братие и сестры, Он посещает в скорбях. Мы слышим Его голос и в Священном Писании, и во время богослужения, и в различных обстоятельствах нашей жизни. «Не бойтесь, ободритесь, ведь это – Я! Ведь это Моя воля, Я желаю вам блага и поэтому посылаю испытания!» Счастлив был апостол Петр, просивший: Господи, если это Ты, повели мне придти к Тебе по воде. Господь сказал Ему: Иди! (ст. 28–29). Петр пошел по воде, и волны не потопляли Его до тех пор, пока он верил. Но вот подул сильный ветер, Петр усомнился и тотчас стал тонуть – подобно тому как мгновенно падает птица, подстреленная в крыло. Он возопил: Господи, спаси меня (ст. 30), еще минута – и меня не станет... И Господь простирает ему Свою руку.

И мы, дорогие братие и сестры, хотя и грешные, но все же Его создание. Будем же искренно просить Его в те минуты, когда овладевают нами сомнения, колебания, воззовем к Нему: «Господи, спаси нас, мы погибаем». И мы верим, что если будем так взывать к Нему, то ни один из нас не погибнет ни в этой жизни, ни в будущей.

Отрадно видеть апостолов: они припали, поклонились Господу и воскликнули: Истинно Ты Сын Божий. И мы, дорогие братие и сестры, когда получим милость от Господа Бога, примем ее подобно апостолам. А кто из нас не получал Его милостей? Когда мы предстоим в храме перед открытым алтарем, когда исповедуем Его Сыном Божиим, поклоняемся Ему – тогда мы подобны апостолам! Мы говорим: «Господи, благодарим Тебя за Твои милости! Чем отплатим Тебе? – Истинною верою. Мы знаем, что неверующие, злые люди стараются нас отторгнуть от Тебя, лишить нас чистоты веры. Мы слабы, грешны, но мы не отдадим нашей веры никому. Господи, к кому нам идти? Мы не хотим ни к кому [другому] идти! Мы веруем, что Ты – истинный Сын Божий!» (ср.: Ин.6–68). Тогда мы ничего не убоимся, потому что будем не в лодке, как апостолы, но на корабле, которого не одолеют никакие волны, никакие бури.

В праздник Рождества Пресвятой Богородицы217

В церкви Богоявления в Елохове (за литургией) 8 сентября 1907 года

Ныне мы празднуем Рождество Божией Матери. Родители Ее, Иоаким и Анна, были людьми праведными и богобоязненными. Они были знатного происхождения, ибо происходили из дома Давидова. Хотя они были и благочестивы, тем не менее они были очень несчастны, потому что не имели детей. Как вам известно, бесчадие считалось великим пороком в народе иудейском... И вот эти благочестивые, ни в чем не повинные супруги дожили до глубокой старости. Они усердно молились Святому Духу, чтобы Господь даровал им детище. Когда однажды святой Иоаким пожелал принести жертву на алтарь, то первосвященник отказал ему в этом. Он ему сказал: «Ты недостоин, чтобы твоя жертва была на алтаре, ты бесчаден. У тебя, вероятно, есть какой-нибудь тайный порок...» И тут один молодой человек сделал ему упрек: «Что ты идешь с жертвою? Разве ты не знаешь, что твоя жертва неугодна Богу?»

Праведный Иоаким вскоре ушел в пустыню и горько плакал, а святая праведная Анна тоже плакала – и о своем муже, и о себе. Она завидовала птицам и зверям: «Птицы и звери и те счастливее меня: они имеют детенышей, а я не имею детища и должна терпеть великое поношение». И вот за веру, терпение Господь возвестил их великой радостью: у них родилась дочь, которая сподобилась быть Матерью Самого Господа Бога – Спасителя Иисуса Христа.

Да, великие скорби несли Богоотцы Иоаким и Анна. Но, братие, кто из нас может сказать, что и его жизнь проходит без скорбей и страданий? Мир полон скорбей, страданий... Неожиданная смерть похищает близких нам, люди страдают, и страдания постоянно подстерегают нас. Все взывает к нам, что не здесь наша жизнь, а там, на небе. Здесь только призраки, приготовление к вечности. Здесь мы должны готовиться к будущей жизни, должны стараться очищать свою душу от всего дурного, должны воспитывать самих себя и должны оберегать себя от дурной среды, и, готовясь, как добрый воин на битву, молиться и всегда помнить, что здесь – начало, там – конец! Здесь – посев, там – жатва! Здесь – время страданий, борьбы с грехом, там – время отдыха! Так взывает Господь, так учит нас жить Христос в Евангелии.

К сожалению, как много теперь находится людей, которые смотрят на жизнь с другой стороны, говорят: «Жизнь дана на радость, на наслаждения, бери от нее как можно больше». Так сами они стараются жить и так учат других жить. Но всмотритесь, сама жизнь показывает, что она дает не одни радости, а и страдания. И чем больше люди стремятся к радостям и наслаждениям, тем более и более скорби постигают их. И вот в их душе зарождается ненависть, злоба, проклятие... Они тяготятся своею жизнию и часто прекращают ее. И после временного ада, который они сами себе устраивали здесь, на земле, переходят в вечный ад.

Но не так учит жить и смотреть на жизнь Иисус Христос. Он говорит: «Кто хочет быть Моим последователем, тот должен взять свой крест и нести свое бремя» (ср.: Мф.16:24), – то есть нести все скорби и страдания. Ведь страдания здесь необходимы для будущей вечной жизни. Здесь – страдания временные, а там – Господь, и вечность, и покой. Там получит таковый и свет, и радость молитвами Божией Матери. [Аминь.]

О несении своего креста

На праздник Воздвижения Честного и Животворящего Креста Господня (за всенощным бдением, перед чином Воздвижения)218 13 сентября 1907 года

Когда было обретено Животворящее древо Христа Спасителя, Крест Христов, то по желанию всего народа этот Крест был воздвигнут на высокой горе. Здесь он руками патриарха Макария был воздвизаем пред всем народом.

А весь народ и весь клир, созерцая Животворящий Крест, обагренный кровию Христа Спасителя, со слезами и умилением взывал: «Господи, помилуй! Господи, помилуй! Господи, помилуй!» И ныне, в воспоминание этого события, совершается трогательный обряд Воздвижения Животворящего Креста Господня.

Вы сейчас узрите, как Святой Крест будет возвышаться и ниспускаться долу моими грешными руками.

Что означает этот обряд?

Что означает возвышение Креста?

Возвышение Креста значит возвышение человека, украшенного образом и подобием Господа и живущего в раю в блаженном и невинном состоянии.

Низложение долу Креста означает человека, поддавшегося искушению диавола и нарушившего заповедь, данную Господом, Человека, который ниспал и совершенно погиб бы, если бы Христос Своими страданиями не искупил весь род человеческий.

Теперь, спросите, что означает вода, которая будет возливаться на Крест? Эта вода означает кровь Христову, которую пролил на Кресте Иисус Христос и которою Он омыл грехи всех человеков.

Теперь, спросите вы еще, что означает это постоянное многократное повторение «Господи, помилуй»? Зачем оно нужно – повторение этой краткой молитвы?

Зачем оно так часто повторяется? А вот зачем. Затем, что бывают такие минуты, когда самая ожесточенная душа, когда даже и самая загрубелая совесть испытывает невообразимые мучения. Когда, как страшные лица, пред нею проходит все прошедшее, все содеянное в жизни, все грехи, беззакония, злоба, несправедливость, обиды. Тогда душа человека томится и тоскует. И если человек не вовсе лишен веры, тогда ему остается только одно – взывать: «Господи, помилуй! Господи, пощади! Господи, спаси!»

Но, братие, каждый человек, хотя бы он был и самый благочестивый, самый добродетельный, тем не менее, без греха не проживает, хотя бы очень кратковременна была его жизнь. Сколько раз мы изменяли обетам, данным при крещении. Сколько раз при покаянии очищали свою душу и снова падали. Сколько раз дерзали причащаться Тела и Крови Христовых – этого страшного Таинства – и снова падали... И остается нам взывать: «Господи, помилуй! Господи, помилуй!»

И благо нам, если мы в этой жизни принесем покаяние: там, за гробом, нет возможности покаяться. Будем спешить приносить покаяние. В жизни все быстро проходит, все изменяется – и молодость, и счастие, и радости. А впереди зияет пропасть...

Припадем же пред Животворящим древом Креста Христова и будем из глубины души взывать «Господи, помилуй! Господи, помилуй! Господи, помилуй!»

На 200-летие военного госпиталя219

В праздник Введения во храм Пресвятой Богородицы (за литургией) 21 ноября 1907 года

Сердечно приветствую вас с двухсотлетием славного существования военного госпиталя. И в какой многознаменательный день мы совершаем это празднование! Сегодня Святая Церковь вспоминает вхождение во храм Пресвятой Девы Марии. Ведь Она именуется Скорою Помощницею всех скорбящих, болящих, Утешением, Утолением наших печалей. Ныне Она вводится во храм Божий. Ныне же совершается празднование двухсотлетнего существования вашего учреждения.

Совершая Божественную литургию, я испрашивал благословения Господня на всех трудящихся в этом благом учреждении. Из проповеди отца настоятеля вы сейчас слышали, что духовенство и монастыри помогали при постройке этого здания. Это вполне естественно. Вы все хорошо знаете, что Святая Церковь всегда приходит на помощь ближним. Как же было ей не прийти на помощь этому вновь открытому благому учреждению. Ведь здесь открывался приют для болящих, здесь собирались люди, чтобы внести свою усердную лепту в дела христианского милосердия. Здесь слышались и доныне слышатся стоны и плач болящих. Поэтому все, как трудящиеся здесь, так и больные, должны быть как бы родными и близкими пастырям Церкви, и само это учреждение должно было быть близко им. Мы, пастыри Церкви, обязаны всегда молиться за всех трудящихся.

Не могу не упомянуть и о том, что это учреждение было первою воспитательницею науки, врачующую всякие недуги телесные, здесь приготовлялись врачи. Военный госпиталь особенно близок и дорог нашему сердцу: ведь он назначен способствовать лечению наших воинов, а они полагают жизнь свою за нас, за Веру, Царя и Отечество. Как же нам усердно не молиться о процветании этого учреждения!

Да будет благословение Господне на всех трудящихся здесь! Да будет заступление и помощь Владычицы нашей Небесной на всех вас! Да будет вечная память основателю этого учреждения [императору] Петру I и всем почившим благотворителям.

Во время окончания обедни мы были до глубины души потрясены известием о злодейском покушении на жизнь дорогого нам генерал-губернатора – Сергея Константиновича220, которого все мы, москвичи, глубоко и истинно почитаем. Сегодняшний праздник, дорогие друзья, посвящен Владычице нашей Небесной, и мы твердо веруем, что Она, видя самоотверженную любовь нашего дорогого Сергея Константиновича к Церкви, Царю и Родине, спасла его. Возблагодарим же за это чудесное спасение Царицу Небесную и испросим Сергею Константиновичу помощь на его дальнейшую деятельность. Благословение Господне и Покров Владычицы нашей Небесной да будет над ним ныне и во все дни его жизни.

О страданиях святой великомученицы Екатерины и о святителе Иоанне Златоусте

В день памяти святой великомученицы Екатерины (за литургией) 24 ноября 1907 года

И вот Господь Бог еще раз привел меня, дорогие друзья, помолиться вместе с вами и принести за вас Бескровную Жертву Господу Богу. Радуюсь, что еще раз пришлось мне послужить в вашем святом храме. Радуюсь, что довелось мне услышать еще более твердое пение, чем в прошлом году. Да укрепит вас всех Господь Бог, усердно помолился я об этом, да укрепит вас всех Господь Бог в добрых делах, чтобы быть вам добрыми христианами и верными слугами Святой Церкви, Царю и Отечеству. Да помогает вам в этом святая великомученица Екатерина.

В прошедшем году я рассказал вам житие святой великомученицы Екатерины. Очень может быть, что вы забыли подробности ее жития. Ныне напомню вам вкратце их, главным образом расскажу о ее страданиях.

Она претерпевала самые лютые страдания за Христа Спасителя. Такие страдания, что даже язычники умилялись, видя эти муки. Но вот после всех испытанных ею страданий ее, окровавленную, измученную, бросают в темницу. Как вы думаете, что она там делает? Она молится о том, чтобы Господь Бог дал ей силы снова переносить страдания; она молится за своих мучителей, чтобы Господь обратил их сердца к Себе. Но вот Господь утешает ее. Ночью темница озаряется светом и появляется Сам Господь Бог и утешает ее: «Не бойся, невесто моя! Не страшись, возлюбленная моя! За краткую жизнь и страдания, которые ты претерпела ради Меня, Я дам тебе вечную жизнь на небе». И ободренная, святая великомученица Екатерина на другой день снова страдала и окончила жизнь под топором палача.

Да воодушевляет вас, друзья мои, венец святой великомученицы Екатерины! Ведь всем вам в жизни предстоят скорби, страдания. Ведь это говорим мы, прожившие половину жизни. Знайте, земной путь жизни усыпан не розами, а колючими шипами. Эти скорби и страдания необходимы для всех, потому что они отрывают человека от мирских бесцельных забот. Только страдания заставляют человека оглянуться назад и сознать, что он рожден не для этой жизни, а для будущей, что эти страдания очищают от грехов. Кто имеет веру и надежду на Бога, тот не боится страданий; потому что он видит в них свет и радость, как бы слышит голос Господа, который говорит: «Не бойся своих страданий, ведь это Я испытываю тебя затем, чтобы дать тебе блаженство на небе».

Так поступали во время страданий святые Божии люди. Так переносила страдания святая великомученица Екатерина; так страдал и святой Иоанн Златоуст, имя которого я помянул за обедней221. Ему принадлежит составление той самой обедни, которая совершается почти ежедневно в продолжение целого года. 14 сентября исполнилось 1500 лет со дня его кончины222.

Святитель Иоанн Златоуст почитается всеми народами как богослов, как ученый, а главное – как человек-христианин. Он страдал за правду Божию. Знаете ли, какою молитвою он любил молиться? – «Слава Богу за все!» Так говорил он, когда жил в доме своей матери. Так говорил он, когда был священником. Так говорил он, когда был возведен на высоту и поставлен патриархом Константинопольским. Так говорил он, когда сделался изгнанником, когда он терпел обиды, скорби, поношения ради Христа! Так говорил он, когда его влекли в место, назначенное для изгнания. Эти слова: «Слава Богу за все!» – он говорил и при смерти.

Когда-нибудь, если Господу Богу будет угодно, я расскажу вам его житие. А теперь прошу вас принять от меня на память по маленькой книжечке, в которой рассказано житие святителя Иоанна Златоуста, память которого еще так недавно, 13 ноября, мы праздновали. Прошу вас, познакомьтесь хорошенько с его житием, вдумайтесь хорошенько, и не бросайте этой книжки. И поверьте, вы получите душевную пользу. [Аминь.]

О воскрешении дочери Иаира и об исцелении кровоточивой

В неделю 24-ю по Пятидесятнице (Лк., 39 зачало: 8:41–56), за литургией 25 ноября 1907 года

В сегодняшнем Евангелии рассказывается о величайшем чуде Господа Иисуса Христа. Однажды начальник синагоги Иаир позвал Иисуса Христа к себе в дом. Он приглашал Господа, чтобы Он исцелил его единственную двенадцатилетнюю дочь. Спаситель согласился. Когда Он шел, около Него теснилось множество народа. И вот женщина, страдавшая кровотечением, которая все свое состояние раздала врачам, ища облегчения, [но никто не мог вылечить ее], коснулась края одежды Иисуса и тотчас исцелилась. Тогда Спаситель обратился к народу с вопросом: Кто прикоснулся ко Мне? (Лк.8:45). Исцеленная женщина пала к ногам Иисуса и объявила [пред всем народом], что это она прикоснулась. Спаситель сказал: Дерзай, дщерь! Вера твоя спасла тебя, за свою веру ты исцелилась не только от нелегкой болезни, но и от грехов.

Когда Спаситель еще говорил это, пришел некто из дома Иаира и сказал, чтобы он не утруждал Учителя, потому что девица умерла. Тем не менее Спаситель вошел в дом, удалил всех там бывших, кроме трех Своих учеников, и обратился к умершей с властными словами: Девица! встань (ст. 54). Тотчас умершая девица воскресла. Все дивились этому чуду.

Какую радость, какую утешительную надежду вливают в наши сердца эти слова Святого Евангелия. Господь всегда близок к нам и готов исцелить наши болезни – не только телесные, но и душевные. Он готов исцелить душу, подобно тому, как исцелил тело кровоточивой женщины. Он готов воскресить умершую для добра душу человека, подобно тому, как воскресил дочь Иаира. Но для этого требуется одно условие – иметь такую веру, какая была у кровоточивой женщины, какая была у начальника синагоги. Ведь и святой апостол говорит в одном из своих посланий: Без веры угодить Богу невозможно (Евр.11:6). Верою жили все истинные христиане всех времен. Верою жили наши предки, верою жила и живет Святая Русь. Наши предки грешили и падали, но снова возвращались на истинный путь... Когда начинает ослабевать вера христиан, начинает ослабевать жизнь христианского общества. И чем более слабеет вера, тем более расшатывается жизнь. Это и происходит на наших глазах.

Никогда еще не было среди людей такой ненависти, такой злобы: отец восстает на сына, сын на отца, брат на брата. Никогда еще не было такой большой зависти к чужой собственности, к чужому добру. Никогда не были так многочисленны разбои, грабежи. Никогда не была так ничтожна и дешева человеческая жизнь, как в настоящее время. Что же это означает? А это означает, что люди умерли для веры. Но мы верим, что Господь может воскресить духовно умерших – так же, как Он воскресил девицу.

Будем усердно молиться за братьев наших, которые умерли духовно. А затем всеми силами будем беречь себя от всего дурного, что окружает нас, будем удаляться от лжеучителей, старающихся посеять в нас неверие, отторгнуть от Церкви. Будем помнить слова пророка Иезекииля: И будет рука Моя против этих пророков, видящих пустое и предвозвещающих ложь... За это уже не будете иметь пустых видений и впредь не будете предугадывать; и Я избавлю народ Мой от рук ваших, и узнаете, что Я – Господь... И Я, Господь, буду их Богом... Я, Господь, сказал это (Иез.13:9,23;34:24). [Аминь.]

О Братстве во имя Царицы Небесной и на погребение Оптинского иеромонаха Даниила

В воскресенье, за литургией 2 декабря 1907 года

В сегодняшнем Евангелии223, возлюбленные братие и сестры, Господь Иисус Христос учит нас делам христианской любви и милосердия. Ко всем людям, без исключения, особенно к тем, которые нуждаются в нашей помощи. И вот замечательное совпадение: в тот день, когда мы слышали как бы из уст Самого Христа Спасителя слова о том, что мы должны быть милосердными, мы видим перед собой людей, которые обрекли себя на дела милосердия. Мы видим перед собою сестер из Братства.

Имеете ли вы понятие об этом Братстве? Хотя многие из вас, вероятно, знают его историю, я вкратце напомню ее вам.

Братство Царицы Александры посвящено воспитанию слабых детей: эпилептиков, расслабленных, детей брошенных, никому не нужных, лишенных родителей, крова, подвергавшихся оскорблениям, истязаниям.

Вам известна история чуда, совершившегося во время грозы с иконой «Всех Скорбящих Радость», которая находилась в часовне близ Петербурга. Во время грозы молния ударила в часовню. Все было разбито, обожжено, уцелел только образ Богоматери с прилипшими к Нему медными монетами.

Однажды было видение одному болящему отроку Николаю. Этот отрок с пяти лет был подвержен падучей болезни, до пяти-шести раз в день возобновлялись у него припадки. Он страдал также «виттовой пляской», то есть его всего передергивало. Кроме того, его разбил паралич, он не мог двигать ни руками, ни ногами. Врачи потеряли надежду вылечить его. И вот, Владычица наша Небесная взяла отрока под Свой покров и исцелила его.

«Я видел, – рассказывал больной, – явилась ко мне Дева Мария с Николаем Чудотворцем и двумя апостолами и сказала: „Иди в часовню, соверши молебен перед иконой Моей“». Когда отрока везли к часовне, то дорогой с ним сделался страшнейший припадок. В часовне припадок возобновился с еще большею силой. Но вот начался молебен. Прочитали Евангелие, пропели «Не имамы иныя помощи...»224 – и отрок встал совершенно здоровым. Ныне он монах и состоит духовником Братства. В настоящее время он является настоятелем Троицкой Сергиевой пустыни, имя ему Игнатий. Человек он благочестивый и добрый; радуюсь, что я лично знал его и пользовался его расположением.

И вот в память этого чуда он решил устроить хотя бы маленький приют для обездоленных детей. С помощью добрых людей в настоящее время этот приют расширен и имеет отделения в других городах. И у нас в Москве есть его отделение, и всякий собственными глазами может увидеть, что делается там для этих бедных детей.

Поистине, эти бедные дети – неповинные страдальцы. Сколько из них страдают за грехи родителей! Некоторые из них – расслабленные, идиоты, калеки, другие невообразимо искалечены. Мне вспоминается одна девочка, ныне умершая, дурочка, идиотка. У нее не было глаз. Ее отняли у нищего, просящего милостыню, – вероятно, ей вырезали глаза. Это дитя содрогалось от мужских шагов и с трудом и отвращением могло пить что-нибудь – очевидно, ей давали что-нибудь выпить перед совершением этого злодеяния. Вот так эта бедная девочка томилась... Однажды сестра, которая присматривала за ней, ушла и девочка заплакала. Когда сестра вернулась и увидела, что девочка плачет, она ласково спросила ее: «Чего ты плачешь? ведь я твоя мама!» – И девочка бросилась к ней со словами: «Мама, мама!» Очевидно, эти слова напомнили ей ее дорогое прошлое. Недолго прожила эта девочка, окончились ее мучения, она умерла.

Видите, какое великое дело совершают сестры этой общины. Как вы думаете, за ласку получают ли они любовь? Дорогие сестры, вы имеете дело с детьми больными, злобными... Поистине, над дверьми этого учреждения могут быть написаны слова из книги пророка Иезекииля: Плач, и стон, и горе (Иез.2:10).

Дорогие сестры, в подкрепление в вашем подвиге вам пожалован крест. Взирайте на этот крест, храните веру во Христа Спасителя! Вспоминайте, как Он страдал за наши грехи. Вспоминайте, как тогда, когда многие отступились от Него, когда даже ближайшие ученики оставили Его (см.: Мф.26:56), жены-мироносицы не отреклись от Него. Храните свою веру, и тогда ваш подвиг будет иметь ясный смысл. Только вера объясняет, почему страдания необходимы, почему мы должны страдать. Божественный Страдалец, Который весь мир очистил, искупил Своими страданиями, с Креста говорит об очищении людей от греха... И вот, когда вы будете так рассуждать, вы с надеждою на Христа Спасителя пойдете на свой подвиг и на все случающееся с вами.

Примите от меня в благословение в этот праздничный день икону угодника Божия Серафима.

Да, благо тем, которые работают ради Христа! Да, благо тем, которые полагают смысл жизни не в земных радостях, а в вечности, которые понимают, что страдания необходимы для приобретения будущей блаженной жизни.

Недавно, во вторник прошедшей недели, был погребен в Оптиной пустыни иеромонах Даниил. Это был человек, которого я глубоко уважал. Редко можно встретить человека такой чистой, такой кроткой души, каков был отец Даниил. Он происходил из дворян, родовитых помещиков Болотовых. В их семье было два брата и две сестры. И замечательно – все они приняли монашество. Одна из сестер была начальницей Шамординской обители, основанной отцом Амвросием, другая, Макария, жила в Аносином монастыре, брат отца Даниила ныне рясофорный послушник.

Почивший окончил курс в Императорской академии художеств, был замечательным портретистом, учил рисованию великих князей и княжон. Он и в миру жил как монах, от всякого нецеломудренного предложения всегда отказывался. И вот впоследствии он поступил в Оптину пустынь под руководство батюшки отца Амвросия и здесь постригся в монахи.

Замечательно в его жизни то, что отец Даниил никого никогда не осуждал. Он постоянно говорил: «Да вы обратите внимание на слова Господа Иисуса Христа: Не судите, да не судимы будете (Мф.7:1), – то есть, если мы никогда никого не будем осуждать, то не будем судимы Господом, а прямо перейдем в жизнь вечную. За такое, казалось бы, малое дело, Господь дает такую великую награду, как вечную жизнь». И никто никогда не слышал от него слова осуждения.

Вспоминается мне, как однажды поселили с ним по соседству монаха, у которого был такой тяжелый характер, что он ни с кем не мог ужиться. И что же? Он с ним ужился. Через несколько времени спрашивают его, как это он может жить с таким человеком. А отец Даниил и говорит: «Вы его не знаете, он хороший, он хороший!» А тот, в свою очередь, тоже полюбил отца Даниила всем своим сердцем. Так эта добродетель отца Даниила привела этого монаха к христианской любви.

Кого бы отец Даниил ни встретил, будь это ребенок или мирянин, он всех обнимал, говорил слово утешения, выказывал горячее участие – не на словах только, а и на деле. Все люди для него были дороги и милы.

Два инока нашего монастыря ездили на отпевание отца Даниила. Вернувшись, они сообщили о кончине его. Болен он не был, а просто слабел и слабел, как будто таял. В день кончины причастился, пособоровался, и к нему собрались братия проститься. «Отец Даниил, вы умираете? – спрашивают его. – Вам, вероятно, страшно умирать?» – «Да как же это может быть страшно? – отвечает он. – Ведь Спаситель зовет: Приидите ко Мне, вси труждающиися и обремененный, и Аз упокою вы (Мф.11:28). Ведь если Он, милосердный, нас зовет, то может ли быть страшно? Не страшно встречать смерть, а радостно. Вот если бы Он нас гнал, тогда было бы другое дело». Примолк на несколько минут и заснул вечным сном.

Вечная память ему. Вечная память будет и всем тем, которые несут крест свой и оказывают любовь ближнему, которые всем помогают своими делами любви и милосердия нести бремя своего креста.

Забота о душе

В неделю 26-ю по Пятидесятнице (Лк., 30 зачало: 7:11–16), за литургией 9 декабря 1907 года

Сегодняшняя евангельская притча имеет замечательное отношение к современному настроению умов и сердец нашего общества. В этой притче Господь Иисус Христос, предостерегая людей от любостяжания, то есть от приобретения вещественного богатства, и направляя к вечности, говорит: У одного богатого человека был хороший урожай в поле, и Он рассуждал сам с собою: Что мне делать? некуда мне собрать плодов моих. И сказал: Вот что сделаю: сломаю житницы мои и построю большие, и соберу туда весь хлеб мой и все добро мое. И скажу душе моей: душа! много добра лежит у тебя на многие годы: покойся, ешь, пей, веселись. Но Господь говорит этому нерадивому богачу: Безумный, в сию ночь душу твою возьмут у тебя; кому же достанется то, что ты заготовил? Так бывает с тем, – заключает Господь Бог Свою притчу, – кто собирает сокровища для себя, а не в Бога богатеет (Лк.12:16–21). И затем говорит ученикам Своим: Не заботьтесь для души вашей, что вам есть, ни для тела, во что одеться. Но заботьтесь о душе, знайте: все будет у вас, если приложите заботу к достижению Царства Небесного (ср.: Лк.12:22–31). Ведь для достижения Царства Небесного и дана нам земная жизнь. Не для того она нам дана, чтобы только пить, есть и веселиться, а для того, чтобы приготовиться к Царствию Небесному. Потому-то и нет на земле полного счастья, потому-то на каждом шагу постигают человека заботы, лишения, страдания – и так до гробовой доски. И этого ни один человек не может избежать, как и смертного часа.

Коротка эта жизнь! В самом деле, давно ли мы были детьми? Давно ли мы были юными? Давно ли – людьми зрелого возраста? А вот и старость. И она быстро приблизилась. И кажется, что мы не жили. Как будто только сейчас мы были в детском возрасте – а вот и смерть, и всему конец!

Так вот чему учит нас эта притча. Прежде всего надо стремиться к достижению добродетелей: кротости, смирения, любви и долготерпения. Через эти добродетели достигается Царствие Небесное.

Особенное значение имеет эта притча в наше время. Теперь многие неверующие учат неверию и отрицанию. Говорят, что земная жизнь дана для устроения земного счастья, кричат, что кроме земной жизни нет ничего – ни загробной жизни, ни воздаяния, а все это выдумка людей. Они учат не смирению, а гордости, не добру, а злу. Учат всеми, даже преступными средствами добиваться счастья человеческого.

Но становятся ли люди счастливее от этого? Нет! Никогда никакая душа человеческая не удовлетворится земным и тленным, она всегда будет искать небесных радостей. Стоит отнять веру у человека, и он теряет последнюю радость в жизни, делается глубоко несчастным. И заметьте, я это говорю, как человек, изучавший науки: нет ныне ни одного человека ученого, философа, который бы мог сказать, что нет загробной жизни. Если он добросовестен и честен, он этого не скажет. Придет Страшный суд, когда с человека спросят все, что он сделал в то время, пока жил на земле. И если для нас, христиан, Суд ужасен, то сколь ужасен он будет для тех, которые отреклись от Христа. Для них, по слову апостола, суд будет столь ужасен, что они скажут горам и камням: падите на нас и сокройте нас (Откр.6:16; ср.: Лк.23:30), но уже будет поздно.

В ожидании грозного смертного часа, в ожидании неизвестного часа Страшного суда будем употреблять все силы, чтобы жить не для этой жизни, а для будущей; будем убеждать в этом и наших ближних.

Христос пришел на землю, чтобы спасти нас225

В попразднство Рождества Христова и праздник Собора Пресвятой Богородицы (за литургией) 26 декабря 1907 года

Приветствую вас, братие и сестры, с радостным праздником Рождества Христа Спасителя нашего, Господа Бога! Искренно желаю всем вам в мире, здравии и спасении душевном провести эти святые дни, которые православный русский народ называет «святками» – то есть святыми днями, празднуемыми на спасение своей души.

Припоминается мне, как блаженный Августин, рассуждая об этих днях, говорит: «Господи, Ты – всесильный! Ты – премудрый! Ты – любвеобильный! По Твоей силе Ты мог бы создать мир еще обширнее, чем этот. По Твоей премудрости Ты мог бы создать создания еще прекраснее, чем эти, которые Ты создал. Но ничего Ты не мог бы сделать более святого, более совершенного, чем дело спасения рода человеческого... Это – выше всех дел Твоих! Когда я созерцаю ясли и родившегося в них Младенца Христа, я поклоняюсь Ему вместе с волхвами! Я вместе с ангелами воспеваю Ему: Слава в вышних Богу, и на земли мир!» (Лк.2:14).

Но что особенно дорого – это то, что дело строительства нашего спасения Господь предпринял не ради Себя, а ради спасения нашего, да спасет души наши... Ради этого Он явился на землю. Если всегда нам дорого дело нашего спасения, то теперь особенно должно быть дорого – теперь, когда неверующие и разного рода учителя стараются затемнить мысль о Рождестве Христа Спасителя, стараются затемнить мысль о том, для чего родился Христос Спаситель.

В самом деле, о чем больше всего заботятся теперь люди? О всем временном, скоропреходящем: о славе, о богатстве, о житейских удовольствиях. И менее всего думают о смертном часе, о загробной жизни; они и мысль-то о смерти стараются удалить от себя. Они напоминают греческого императора Гонория, который свою любимую птицу за красоту ее перьев назвал «Римом» – по имени славного того города Рима, столицы всего царства. Вот однажды на Рим напали неприятели и взяли его. Об этом один из придворных доносит императору и говорит: «Рим пал... он взят» – «Как! Нет, я вчера еще слышал, как он прекрасно пел». – «Но, Государь, я говорю не о птице, а о славном городе Риме». – «Ну, теперь я успокоился, а то я раньше очень испугался». А между тем взятие неприятелями славнейшего города, столицы империи, самой обширной тогда во всем мире, насколько важнее, чем гибель этой птицы!

Точно так же и теперь. Люди заботятся о мелочах здешней жизни и им придают особое значение. Больше всего они заботятся об одежде, пище, о положении своем в обществе, о деньгах... А между тем как все это ничтожно в сравнении с вечностью! А между тем все вопиет – и скорби, и болезни, и несчастья – что не здесь жизнь, а там, в вечности. Здесь только призрак.

Будем готовиться к этой вечной жизни.

Вот для тех, у которых еще не угасла вера и надежда, Господь взывает: «Я ради вас родился и пришел затем, чтобы спасти вас».

Прииди, грешник, сложи свои страдания у ног Христа Спасителя. Он, как добрый пастырь, принимает заблудшую овцу и несет ее к Отцу Небесному. Ведь Он Сам сказал: На небесах более радости бывает об одном грешнике кающемся, нежели о девяноста девяти праведниках (Лк.15:4–7).

И вот в преддверии праздничных дней была радость в Яблочинском монастыре, родном вам по духу, который находится в Холмской Руси. Там было совершено освящение храма. Прежний храм был очень беден, мрачен, закопчен. И ныне, благодаря пожертвованиям и усердию московского протоиерея Н. А. Копьева, храм возобновлен, украшен, в нем масса света. И великая радость была для насельников святой обители и для живущих там православных, так много терпящих от нападок католиков.

На память о нашем сегодняшнем общем молении прошу принять по маленькой брошюре, в которой изложено торжество освящения этого храма.

…1908…

На Новый, 1908, год

В день преставления преподобного Серафима Саровского (за литургией) 2 января 1908 года

Приветствую вас, дорогие братие и сестры, с Новым годом милости Божией! Хотя, кажется, не с чем особенно поздравлять: ведь дни идут неизменно и однообразно своим чередом, день сменяет ночь, ночь сменяет день, день похож на день, ночь – на ночь. Но по взаимному соглашению люди избрали особые дни, посвященные каким-нибудь празднествам, событиям, святым и, наконец, такой день, который служит рубежом прошедшего и грядущего года. Это день Нового года.

В этот день человек, даже легкомысленный, невольно задумывается, задает себе вопрос: «Как я жил? Что случилось со мной в прошлом году? Что ждет меня в будущем году?» Невольно каждый человек страшится приоткрыть таинственную завесу, старается заглянуть за нее. А верующий человек невольно восклицает Господу: Скажи ми, Господи, кончину мою, и число дней моих, кое есть, да разумею, что лишаюсь аз (Пс.38:5).

В прошедшем мы видим милосердие Божие. Поэтому, прежде всего, возблагодарим Господа Бога за то, что Он сохранил нам жизнь на добрый подвиг самоусовершенствования, на спасение души, и воззовем из глубины души: Благослови, душе моя, Господа, и вся внутренняя моя имя святое Его. Благослови, душе моя, Господа, и не забывай всех воздаяний Его! (Пс.103:1–2).

Затем возблагодарим Господа за все прошедшее – за каждое биение сердца, за молитвенную радость, за мысленный трепет. И не только за радости будем благодарить Господа, но и за скорби, страдания, потому что они очищают душу и ведут к Господу Богу.

Затем возблагодарим Господа за ту веру, в которой мы родились и воспитались: «Видехом свет истинный... обретохом веру истинную, нераздельней Троице покланяемся: Та бо нас спасла есть»226.

Возблагодарим Господа и за то, что Он не допустил нас до гибели. Сколько раз каждый из нас находился близ смерти, еще минута – и нас не было бы. Но Господь милосердный нас сохранял, и за это возблагодарим Господа Бога.

Возблагодарим Его и за будущее. Будущее сегодня станет прошедшим завтра. Заглядывая в прошедшее и вспоминая его, человек иногда радостно вздыхает и молитвенно крестится, а иногда со стыдом закрывает лицо свое. Будем просить Господа помочь нам, чтобы, вспоминая наше прошедшее, мы не закрывали со стыдом лица своего. Будем просить Господа, чтобы Он даровал нам зреть прегрешения наши и в будущем проводить время в мире и покаянии.

А затем будем благодарить Господа за Его благой Промысл. Будем стремиться одинаково принимать и радости, и скорби. Скорби необходимы нам, они разрыхляют душу и помогают, подобно тому как плуг разрыхляет землю и помогает росе или дождю оросить и освежить ее. Когда же придет радость, возблагодарим Господа Бога, ибо плоды нашей веры, веры Христовой, – не мрак, не отчаяние, а радость, мир, свет, надежда на милосердие Божие (ср.: Гал.5:22). Потому-то и все святые всегда радовались. Таков был и преподобный Серафим.

Испросим себе милости Божией, чтобы нам жить так, как жил преподобный, чтобы всецело отдать себя Господу Богу, чтобы мы могли сказать с апостолом: Не я живу, но живет во мне Христос... Живем ли – для Господа живем, умираем ли – для Господа умираем... Живем ли, или умираем – всегда Господни (Гал.2:20; ср.: Рим.14:8).

Новое начало жизни; о Христовом смирении

В первый день попразднства Богоявления и праздник Собора Предтечи и Крестителя Господня Иоанна (за литургией) 7 января 1908 года

Сердечно приветствую вас, дорогие братие и сестры, с этими великими праздниками Крещения Господня и памяти Собора святого Иоанна Предтечи. Праздник Крещения Господня Святая Церковь называет светлым и радостным праздником и приглашает всех воззреть на крестившегося Христа Спасителя.

Чему же мы должны радоваться? Тому ли, что во время Крещения отверзлись небеса и был слышен голос Бога Отца, свидетельствующий о Сыне, называющий Его возлюбленным Сыном? Но подобные явления были и раньше.

Радоваться ли тому, что ныне в проповеди Иоанна Крестителя было открыто ему самому о Христе Спасителе? Но много было откровений об этом и в другие времена.

Конечно, и это могло служить радостью. Но в Крещении Иисуса Христа была особенная причина для радости. Это та радость, которая возвещает нам, что ныне открывается новое начало жизни. Ныне открывается такая добродетель, которая не была известна в языческом мире, которая стала известна с момента Крещения Господа нашего Иисуса Христа. Это – добродетель смирения, самоотречения, ради которой принял Крещение Тот, Который не ведал греха. Творец вселенной преклоняет голову под руку того, которому нужно было бы креститься от Него (см.: Мф.3:14)! Судия вселенной вместо того, чтобы попалить огнем грешников, Сам становится в ряды грешников и требует крещения! Смиряется, чтобы нас возвысить, чтобы нас обожить! Слава смирению Твоему! Слава самоуничижению Твоему!

Вот, возлюбленные братие и сестры, та добродетель смирения, которую показал Своим примером Иисус Христос и которую особенно теперь так упорно отвергает мир. Смирение и покаяние – вот те добродетели, которые открывают двери в Царство Небесное.

Бог гордым противится, а смиренным дает благодать (1Пет.5:5). И вот если мы будем сами стремиться и других приглашать участвовать в достижении этих добродетелей, а через них и Царствия Небесного, то, несомненно, принесем радость и себе, и нашим ближним.

В настоящее время люди более всего стараются сделаться счастливыми. Но не бывает прочно их счастье. И чем больше они стремятся к этому счастью, тем несчастнее и скорбнее делаются эти люди. И это потому, что они ищут счастья во внешнем устройстве своей жизни и во внешних порядках и вовсе оставляют заботу о своей душе, в которой гнездятся все пороки: блуд, хулы, гордость, самолюбие... Особенно гордость, ее они примешивают к благородству, и она отравляет их жизнь.

Если мы желаем принести себе и другим пользу, то возлюбим Христово смирение, которое воспевается Святой Церковью. И по мере того, как над приобретением этой добродетели будем мы усиленно трудиться, в круг ближних нам внесем радость и мир, которого лишены неверующие и которым так богаты истинные христиане.

О грехе осуждения

В неделю о мытаре и фарисее (за литургией, в воскресенье) 3 февраля 1908 года

Так, с сегодняшнего дня начинается подготовление к Великому посту. Святая Церковь внушает нам, какая главная, основная добродетель, без которой не обходятся все другие добродетели. Эта добродетель, открывающая двери в Царство Небесное, вводящая в чертог покаяния, есть смирение, то есть сознание своей греховности перед Богом.

И вот Господь Иисус Христос в притче о мытаре и фарисее (Лк.18:10–14) предлагает нам как образец смирения мытаря. Он был грешником. Он изменил родине, народу, он предался на сторону римлян, он все свое старание положил на то, чтобы приобрести как можно больше денег, хотя бы даже корыстными средствами, чтобы их тратить на удовлетворение своих плотских, чувственных страстей, то есть на свое тело.

Великий он был грешник, но он не считал себя величайшим грешником. Он жил так, как живет множество образованных и знатных людей нашего времени. И вовсе не думал ни о Боге, ни о воздаянии, ни о будущей жизни. Долго так жил он. Но, может быть, за него молились родители его, и вот его души коснулась благодать Божия. Он прозрел духовно и увидел, что он величайший грешник, что до сих пор он жил греховною жизнью, жил для себя, а не для Бога. И вот он идет в храм, в котором давно не был, в котором давно перестал молиться. Войдя в этот храм, он остановился на пороге, в глубоком сознании своей греховности. Просветлела душа его, и он стал взывать короткою, но полною глубокого смысла, молитвою: Боже, милостив буди мне, грешному – то есть: «Я не надеюсь ни на что доброе, и если что и сделал на земле доброго, то очень мало... Я взываю: Боже, милостив буди мне грешному! Я надеюсь на Твою милость! На Твое милосердие уповаю!» Между тем его надежда на Господа не посрамилась. И Господь милосердый, человеколюбивый, пришедший спасти кающегося грешника оправдывает этого грешника.

Господь Бог дал этот образец покаяния мытарева нам. Так будем же и мы все свое внимание обращать на себя. Будем внимательно вглядываться не только в свои поступки, но и в помыслы, и сознавать себя величайшими грешниками. И надеясь на милосердие Господа, будем взывать к Нему: «Боже, милостив буди ко мне, безответному грешнику».

Но, к сожалению, мы не относим к себе этот пример покаяния. Нам более близок не образец покаяния мытаря, а другой пример – гордости фарисея. Этот фарисей стоял впереди храма и перечислял свои добрые дела: он и на церковь подавал, и молился, и постился, и грехов не творил. Он молился так: Боже, благодарю Тебя за то, что я не таков, как прочие человеки... или как этот мытарь. Я молюсь, пощусь, обладаю многими добродетелями... Но Господь Иисус Христос говорит, что фарисей был менее оправдан, чем мытарь, ибо он был горд и позволил себе присвоить то, что принадлежит Господу Богу, – осуждение (см.: Лк.18:11–14). Ведь Господь Сам сказал: Не судите, да не судимы будете (Мф.7:1).

Вспоминается мне из Пролога один рассказ. В одном монастыре, на Афоне был один монах, по имени Иоанн. Этот монах был весьма благочестивый. Приходит к нему другой монах, из соседней обители. Зашел разговор об одном нерадивом монахе. Иоанн и спрашивает: «А что, исправился ли он?» «Нет, все еще коснеет в своих грехах», – отвечал другой. Тогда Иоанн осудил его, сказав: «Горе ему». И вот ночью он видит видение. Видит он крест, на котором висит Господь Иисус Христос, а рядом с Ним распяты два разбойника. И бросился он к ногам Христа. Но Христос отвергает его и говорит: «Отойди, ты не достоин поклоняться Мне, потому что ты присвоил себе то, что не принадлежит тебе, ты осудил брата своего». И почувствовал он, как Иисус Христос снимает с него мантию. Семь лет этот монах молился, прося прощения у Господа. И вот через семь лет он снова увидел Христа Спасителя, Который возвратил ему его мантию.

Так видите, как велик грех осуждения. А кто из нас не повинен в этом грехе? Не правда ли, с каким злорадством мы поносим честь наших ближних, стараемся опорочить, очернить людей благородных и даже святых.

И в то же время вспоминается мне другой – старец Оптинский, недавно почивший отец Даниил. Он поставил себе за правило, за главную добродетель: «Никогда никого не осуждай», о чем я сам, лично, свидетельствую вам. Этот человек был сама кротость и смирение, сам никого не осуждал и других учил этому. «Да ведь вы поймете, – говорил он, – за такую малую добродетель, какую вы получите великую награду от Господа». Ведь Он Сам никого не судил и нам заповедовал: не судите – и не будете осуждены. А нам чего же более и нужно будет на том свете, как не этого – чтобы не быть осужденными. Кто устоит против Суда Господня? Разве что с трудом найдется праведник. Ведь Христос Спаситель пришел призвать не праведников, а грешников. И Господь даром дает это прощение, может быть потому, что Он не был повинен во грехах, всех любил, всех прощал.

И вспоминается мне из Пролога еще один пример.

Один монах очень нерадивой жизни, будучи на смертном одре, имел лицо ясное и спокойное. Его спросили: «Почему ты не боишься смерти?» – «Да, ранее я ее боялся, но вот сейчас приходил ко мне ангел, он держал в руке свиток моих грехов и говорил мне: «За то, что ты всех любил, всех прощал, и тебе прощаются Господом твои грехи». И разорвал он свиток моих согрешений. Вот почему я имею вид светлый и радостный».

Итак, возлюбленные братие и сестры, пред наступлением Великого поста возлюбим смирение и наших ближних. И в таких добродетелях дай нам, Господи, встретить и провести Великий пост и встретить в светлой радости Воскресение Христово.

Церковь призывает нас ко смирению

В тот же день за вечерним богослужением

Приветствую вас, возлюбленные братие и сестры, с великим праздником Сретения Господня227 и нынешним воскресным днем! Радуюсь, видя вас в таком множестве собравшихся и окружающих икону святого мученика Трифона. Вы, как дети, собрались вокруг отца и помолились и за себя, и за всех. Тем более радуюсь я, что вы собрались сюда в настоящее праздничное время, когда многие вовсе не думают о посещении церквей и стараются развеселять свою душу различными весельями и развлечениями. Да, много увеселений в нашем столичном городе, и люди, забывая Бога, радостно предаются этим удовольствиям. А между тем Святая Церковь, наша заботливая мать, с нынешнего дня начинает нас постепенно приготовлять к Великому посту – подвигам покаяния и очищения своей души от грехов.

Да, еще немного времени, и наступит Великий пост! Да, во дни Великого поста, дни чудных песнопений, дни покаяния, мы должны стремиться к самоуглублению. О, как они, эти дни, дороги нашему сердцу!

Не правда ли, в дни Великого поста светлее делаются наши духовные очи? Более здраво мы начинаем смотреть на все окружающее нас, бодрее смотрим в будущее, с любовью относимся к ближним нашим, к врагам.

О, дни золотые Великого поста! Ничто на свете не в состоянии вас заменить! И как горько и обидно делается за братьев наших, которые перестали молиться, не понимают Святой Церкви: слух имеют и не слышат, глаза имеют, но пребывают в слепоте. А Святая Церковь постепенно начинает приготовлять нас к Великому посту.

Сегодня в читанном Евангелии она нам предлагает для примера двух лиц: гордого фарисея и смиренного мытаря – для того, чтобы показать, с каким расположением мы должны начинать свой подвиг покаяния, с каким духом мы должны молиться. Смирение полное, полное глубокое сознание своей греховности перед Богом – вот те чувства, с которыми мы должны приступать к Великому посту.

Пусть нас беспокоит мысль, что мы очень грешны и ничего не можем принести Господу Богу. Надо с молитвою обращаться к Господу, говоря: «Я – безответный грешник, ничего не могу принести Ему и надеюсь только на Его величайшее милосердие». Пусть никто не думает о себе высоко. Даже если весь закон будет исполнен, то и тогда пусть он говорит: «Хотя я и весь закон исполнил, но сердечный мой дом пуст и не прибран». И если мы делаем добрые дела, если мы, хотя бы и кратко, но усердно молимся, – то все это ничто в очах Господа.

Вот Христос Спаситель представляет нам в притче двух лиц: фарисея и мытаря. Фарисей молится и открывает свои добрые дела. Он имеет много добрых дел, но одного смирения не имеет, по выражению св. отцов, одной самой главной, самой первой добродетели, ведущей к небу. Эта добродетель также нам необходима для спасения, как соль необходима для мяса, если мы мало посолим мясо, то оно загнивает. И вот почему фарисей вышел менее оправданным, нежели мытарь, который не имел ни одной добродетели, стоял на пороге храма, бил себя в грудь и говорил: «Боже, милостив буди мне, грешному». Худо не то, что фарисей имел за собою множество добрых дел, худо то, что он считал себя достойным награды.

Будем молиться словами петой вчера за всенощной церковной песни: «Не помолимся, братие, фарисейски, потому что всякий, кто возвысит себя, будет осужден»228. Правда, никто никогда не будет вслух перечислять свои добродетели. Но в глубине души как часто мы стараемся себя восхвалить, а ближних наших унизить.

Как же приобрести эту добродетель смирения? Эта добродетель приобретается самоуглублением, вглядыванием в себя, в свои мысли и сокровенные желания, вглядыванием в творения святых отцев и сравнением своей жизни с их учением. Вглядывайся и читай Священное Писание, возлюбленный брат и сестра, и ты увидишь, как много нечистоты находится в твоей душе. Как часто человек бывает нерадив, рассеян, но все-таки готов считать себя праведником. Но, если он углубится в свою душу, он увидит: вот греховное желание, которое не приведено в исполнение только потому, что помешали люди; вот дурные мысли, дела тайные, преступные, неведомые никому, кроме Бога Одного. Подобно тому, как быстро размножается 1000 инфузорий в воде, точно так же в нашей душе гнездится множество душевных гадов.

Будем, возлюбленные братья и сестры, стремиться к достижению смирения! Будем чаще вспоминать молитву мытаря: «Боже, милостив буди мне, грешному». Мне вспоминается, когда при последнем прощании, братия просила батюшку отца Амвросия дать им правило для жизни, он ответил: «Много я знал правил, а теперь забыл, одно только помню: Боже, милостив буди мне, грешному». Этим он показал, что он имеет эту первую и главнейшую добродетель смирения.

Приобретайте эту добродетель и этим откроете себе двери в Царство Небесное.

О воскрешении Иисусом Христом сына наинской вдовы

В неделю 20-ю по Пятидесятнице 19 октября 1908 года

Не плачь! Не плачь! (Лк.7:13). Такими словами утешал в прочитанном сегодня Евангелии Христос Спаситель несчастную вдову, потерявшую единственного сына, который был для нее единственным утешением. Незадолго до этого она потеряла мужа... и, видимо, сын ее был хорошим, благонравным юношею, всеми любимым, потому-то и сопровождало его множество народа, который пришел затем, чтобы помолиться за него вместе с его материю.

Не плачь! – сказал Христос, и за словом тотчас последовало дело: и сын ее был воскрешен. И горе матери тотчас превратилось в радость.

Дорогие братие и сестры! Не правда ли, и в нашей многотрудной и многострадальной жизни как часто бывают такие минуты и часы, когда мы нуждаемся в утешении, как часто бывают у каждого из нас такие минуты, такие часы скорбей, минуты – можно сказать – уныния... И в эти то горькие минуты мы тоже нуждаемся в словах утешения, как и мать умершего юноши.

И верим, Господь Бог, Который сказал: И се Аз с вами есмь во вся дни до скончания века (Мф.28:20), Который послал Духа Утешителя на Своих учеников, как утешил бедную вдову, так утешит и нас. Верим, Он пошлет Духа Утешителя и нам, при одном только условии: если мы сами будем искать Его, если будем сами идти к Нему, а не удаляться от Него.

Прежде всего будем искать Его в молитве. Как какая-нибудь скорбь у тебя, становись на молитву.

Но, скажешь, у меня тяжело на душе, мне трудно молиться – стану на молитву, а молиться не могу.

Да, тебе трудно, но это значит, что ты близко допустил к себе врага. Все же становись на молитву, встань перед образом! Встань и молись, хотя не словами молитвы, а собственными словами. Так скажи: «Господи, я и рад бы молиться, да не могу. Помоги мне». А потом явится у тебя и другая молитва: «Господи, ты щедрый, Ты многомилостивый! Помоги мне, утешь меня, взойди в мое сердце и в мою душу!»

О, верь, Господь придет и утешит тебя!

А затем есть другое средство для утешения: это – духовное пение. Недаром царь Саул, когда на него нападали тоска и уныние, призывал Давида, который играл на гуслях, – и Саулу становилось легче (см.: 1Цар.16:23).

Рассказывают про Тихона Задонского, когда он ушел с кафедры и удалился на покой, то он часто испытывал чувство уныния, и в этих случаях он читал 17-ю кафизму, и особенно любил начинать со слов: Благо мне, яко смирил мя еси, яко да научуся оправданием Твоим (Пс.118:71), – и тогда печаль его рассеивалась и в сердце водворялась радость.

А затем лучшим средством служит чтение Священных книг. А как часто мы пренебрегаем этим чтением! Например, как много можно найти утешения в чтении Псалтири – ведь редко кто испытывал так много скорбей, как царь и пророк Давид.

А затем чтение Евангелия, особенно того места, где описаны страдания Иисуса Христа, Его беседа прощальная с учениками, где Он обращается не только к ним одним, а ко всем нам, их последователям: Не оставлю вас сирыми, приду к вам... И Я умолю Отца, и даст вам другаго Утешителя... Духа Истины... Он с вами пребывает и в вас будет (Ин.14;18:16–17).

А затем для скорбящего утешением может служить беседа с человеком, который может сочувствовать горестям других. Конечно, великое счастие найти такого человека, который бы мог сострадать ближнему, который готов бы был понести его скорби. Не ищите такого человека в людях высоких, ученых; ищите его в простом, способном понять вас. Ищите его в человеке с чуткою душою, он может сострадать вам, утешить вас.

А затем вспомните, что страдали все: и святые отцы, мученики, Божия Матерь, Христос Спаситель, Который Сам шел через путь страданий. Вспомните, как Он перед Своим крестным подвигом скорбел, плакал, как горячо молился в Гефсиманском саду.

Но главным образом, дорогие братие и сестры, вы сами это знаете, конечно, где можно найти утешение в своих скорбях. Я вижу вас, наполняющих этот храм... А у кого из вас нет своих скорбей? Вы знаете, конечно, где особенно можно облегчить свои скорби. Это здесь – в храме Божием. Храм Божий – это земное небо! Храм Божий – это единственное место на земле, где совершенно другая жизнь – жизнь молитвы и любви, где все призывает к молитве. Это единственное место, где страждущая, скорбящая душа может найти отраду и утешение. И действительно, здесь она ее находит, здесь окрыляется дух, здесь, в храме... Каждый, вероятно, испытывал, как тяжело иногда идти в храм, какая-то сила удерживала вас... Но пришел, помолился, утешился, успокоился – и обновленным идешь в дом.

Здесь воссылается слава Господу Богу: «Хвала моя – Спаситель, Бог и Господь», «Христос – моя сила и радость»229.

И действительно, Христос непременно обрадует того, кто идет на молитву и усердно молится.

Итак, дорогие братие и сестры, вот в чем нужно искать утешения. Не будем слушать тех, которые говорят, что утешение можно найти в мирских удовольствиях, в вине, в разврате... Это ложь!

Действительно, может быть, человек и забудется на минуту, но затем в душе его еще с большею силою водворяются тоска и уныние, которые тянут его к отчаянию и даже самоубийству. Только в Боге можно найти истинное утешение и радость!

Только в Нем Одном можно найти радость в минуты наших скорбей и печалей.

На обновление храма в селе Орлове

В праздник Казанской иконы Божией Матери (за литургией) 22 октября 1908 года

Сердечно приветствую вас, дорогие братие и сестры, прихожане этого святого храма, с сегодняшним праздником и радостным, торжественным обновлением этого храма. Помню я этот храм с самого раннего детства. Помню, каким он был сначала благоукрашенным, светлым, а затем, с течением времени, стал все более и более ветшать, темнеть, покрываться копотью и грязью. И болело мое сердце за его неблагоукрашение, и все более и более я желал, чтобы он был приведен в благолепный вид. Посему радуется мое сердце, видя его не таким, каким он был раньше, а еще более украшенным, живописно расписанным изображениями праздников и святых угодников Божиих.

Теперь этот храм Божий представляет земное небо. Теперь этот храм напоминает нам о небе, как там святые Божии люди молятся за нас. Радуется мое сердце, и, конечно, вы разделяете со мною эту радость. Потому: что может быть дороже для вас, как не храм Божий? Здесь вы крестились, здесь вы венчались, здесь хоронили вы своих отцов и матерей, и сюда же каждого из вас принесут в последний раз, чтобы совершить над вами заупокойное моление. Здесь же, вблизи храма, находятся дорогие вам могилы ваших родственников.

Что же может быть дороже храма?! Конечно, вы скорбели, видя, что он приходит в упадок. И ныне радуется ваше сердце, видя его благоукрашенным, сияющим, как небо звездами.

А мне особенно приятно и радость моя состоит в том, что храм этот украшен на ваши трудовые копейки. Преподобный Нестор-летописец говорит, что многие храмы и монастыри, воздвигнуты на золото и на капиталы бояр, но они не так угодны Богу, как те, которые построены слезами и на трудовую копейку нищих230. В Евангелии говорится: Господь прославил вдовицу, которая принесла две лепты на украшение Иудейского храма (см.: Мк.12:43; Лк.21:3).

Радуется мое сердце, дорогие братие и сестры, видя вашу любовь ко храму. И искренно, говорю я, от всего сердца, молился я о вас. И молитва моя была о том, чтобы Господь сохранил в вас любовь ко храму. А для этого надо хранить веру, потому что потеряете веру – потеряете и любовь ко храму. Потеряете любовь ко храму – потеряете и Бога, а потеряв Бога, будете несчастны.

О, поверьте, много видел я людей, но нередко и знатные, и богатые, и ученые, которые имели все в жизни, чтобы наслаждаться жизнию, и все-таки они были несчастны. И как часто какой-нибудь бедняк являлся счастливейшим из людей, потому что он имел веру. Но люди, потерявшие веру, потеряли и Бога. И они ничего не имеют: в их душах царят тоска, зависть, злоба, уныние.

Вот почему я сегодня усердно молился, да и всегда молюсь, Владычице нашей Небесной, покровительнице всего нашего русского народа, о том, чтобы Она сохранила в вас веру.

Вы знаете, конечно, что сегодня установлен Ей праздник в воспоминание того события, когда Она спасла Москву и всю Русь. Это было лет триста тому назад, когда поляки напали на Москву; тогда преподобный Сергий явился архиепископу Арсению, который находился в Чудовом монастыре, в оковах, томился в заточении. Явился он ему и сказал: «Суд Божией Матери преложен на милость, завтра неприятеля победят». И действительно, была на другой день одержана победа. Князь Пожарский и мещанин Минин выступили и поляки были удалены из Москвы. А так как святитель Арсений молился пред иконою Казанской Божией Матери231, то и решили Ей в этот день праздновать.

Так будем молиться Ей, чтобы Она избавила нас не только от внешних врагов, но и от внутренних, которые своим писанием стараются отвратить людей от веры в Бога, от любви к храмам, к монастырям, стараются вырвать из сердца людей все то, что составляет всегда Святая Святых русского народа.

Усердно помолился я за вас, ибо вы особенно дороги моему сердцу, ибо я знаю, некоторые из вас видели меня еще малюткою. Чувствуя свою близость к вам с раннего детства, я всегда возношу за вас и молитвы горячие и усердные.

О, поверьте, искренно могу сказать, со слезами была моя молитва за вас, чтобы вы были достойными православными христианами, хранили бы в своем сердце Святая Святых русского народа – веру Православную.

Храните же эту веру, имейте любовь ко Святой Церкви, вселяйте веру и любовь в сердцах ваших детей.

Радуетесь вы, радуется и тот человек, который создал этот храм, отец Иоанн Березкин, Царство ему Небесное и вечная память.

На обновление храма в селе Батюшкове

В воскресенье, за литургией 2 ноября 1908 года

Сердечно поздравляю вас, дорогие братие, с обновлением и благоукрашением вашего святого храма! Искренно радуюсь тому, что Господь привел меня в этот знаменательный день помолиться вместе с вами и принести Бескровную Жертву Господу Богу за всех вас. И, поверьте, искренна и сердечна была сегодняшняя моя молитва о вас, искренно просил я у Господа Бога милости Божией вам за вашу любовь ко святому храму.

В самом деле, что особенно трогает мое сердце, так это то, что вы жертвовали не сотни и тысячи, потому что вы люди небогатые, вы люди бедные: вы, может быть, жертвовали последние гроши, чтобы благоукрасить свой храм! И вот вспоминаются мне слова преподобного Нестора-летописца. Он так говорит: «Много церквей и монастырей построены золотом и богатством бояр и купцов; но они не так угодны Богу, как те, которые воздвигнуты слезами, трудами, на последние скудные средства бедняка»232. И вы знаете, как Господь Бог похваляет жертву бедной вдовицы, принесшей последние две лепты на украшение Иерусалимского храма (см.: Мк.12:43; Лк.21:3). Верьте, что Он услышал и мои, и ваши молитвы, и что Он по Своему человеколюбию дарует вам все благое и полезное. И верьте, дорогие братие, я усердно молился о том, чтобы ни в вас, ни в ваших детях не оскудевали вера и любовь ко храму.

Храм Божий – это небо на земле! Храм Божий – это единственное место на земле, где страждущая душа, скорбящая душа человека находит себе отраду. Там, в миру, за порогом храма тяжело жить человеку. Часто он видит злобу, коварство, себялюбие, там его ожидает много соблазнов. А здесь, в храме, человек успокаивается духом. Потом, в храме Божием слышится проповедь Господа Бога, как надо жить. Здесь проповедуется о том, что мы должны любить Господа Бога. Здесь Господь утешает нас надеждою на вечную жизнь, здесь преподаются нам Таинства, здесь Сам Господь сходит с неба и дается верующим в пищу233! Как же не любить храма Божия!? Как же не утешаться его благолепием!?

Здесь мы крещены и сюда же принесут каждого из нас, чтобы принести последнее моление за нас Господу Богу. Как же нам не дорожить благоукрашением храма?!

Искренне радуюсь, что вы любите храм Божий. Искренне помолился я о том, чтобы вы сохранили до конца дней своих эту любовь ко храму.

О, поверьте, что истинно счастлив человек только тогда, когда он любит молиться в храме. Напрасно некоторые думают, что счастье состоит в богатстве. Нет, богатство часто развращает людей, делает их дурными и готовит к погибели. А любовь приготовляет их к блаженной жизни.

Замечательное сегодня читалось Евангелие234. Были два человека: один богатый, а другой нищий. И вот этот богач всячески веселился и утешался вместе со своими друзьями почти всю свою жизнь. Бедняк лежал у ворот его дома, не имел куска хлеба, чтобы утолить свой голод, и псы лизали раны его – потому что при этом он еще был болен. Но вот, говорит Иисус Христос, умер богатый, его похоронили. Быть может, были пышные похороны, роскошный поминальный пир. Но не принесло это никакой пользы богачу! Он умер, для него на том свете началась новая жизнь – страданий, – как свидетельствует об этом Христос Спаситель. Его томила ужаснейшая жажда, он просил каплю воды, чтобы утолить эту жажду, но и этой капли не мог получить. Ему Авраам ответил: «Ты во время земной жизни наслаждался, а теперь принужден страдать». А вот тот бедняк, который лежал у ворот голодный, больной... этот бедняк будет веселиться и радоваться вместе с праведными, и радости его не будет конца.

Так, дорогие братие, учит нас Церковь! Надо жить не для здешней жизни, временной, а для вечной. Здесь все проходит: вчера я был молод, сегодня я пожилой, а через несколько дней меня, может быть, не будет более на этом свете... Как знать! День кончины нашей неизвестен. Будем готовы к этому всегда. А лучшим средством к этому приготовлению служит молитва в храме Божием.

Храните же веру, и в этих чувствах воспитывайте детей ваших!

Примите в благословение от меня сию святую икону Владычицы нашей Небесной; эта икона была написана в Дивеевом монастыре, который был, как вам известно, основан преподобным Серафимом.

Искренно желаю, чтобы покров Владычицы Небесной был всегда с вами, чтобы Она была помощницей и молитвенницею за всех вас во все дни вашей жизни.

А еще на память о сегодняшнем нашем торжестве прошу принять по маленькому образку и по книжечке. Прочтите ее со вниманием и получите духовную пользу.

Воспитанникам 2-го Кадетского корпуса – будущим воинам

В церкви Михаила Архангела при 2-м Кадетском корпусе (в праздник собора Архистратига Михаила, за литургией) 8 ноября 1908 года

Сердечно поздравляю вас, дорогие братие, с вашим сегодняшним праздником! Искренно радуюсь, что Господь привел меня еще раз и в этом году встретить этот ваш престольный праздник вместе с вами. А в нынешнем году особенно меня радует то, что и сами кадеты принимали участие в богослужении, радостно было слышать ваше приятное пение. И особенно приятно было слышать ваше общее пение некоторых молитв: «Отче наш» и «Верую». Поистине, дорогие дети, вы не только единым сердцем, но и едиными устами восхваляли Господа Бога, угодников Божиих и архангела Божия Михаила.

Сердечно, говорю я, радуюсь, что Господь привел меня встретить вместе с вами этот многознаменательный праздник. Я говорю, этот праздник особенно должен быть знаменателен для вас, и вы, конечно, знаете почему.

К чему вы приготовляетесь с ранних лет? Для чего вы носите эту одежду?

Вы готовитесь быть воинами!

А для чего существует воин?

Для чтобы, чтобы охранять свое Отечество от врагов. Воин должен охранять Отечество, он должен служить – служить своему Царю верою и правдою, он должен любить своего Царя, он должен, если понадобится, положить свою жизнь за Веру, Царя и Отечество.

Вот за что он должен положить свою жизнь, если это понадобится. Он нужен! Он дорог для своих соотечественников!

Теперь посмотрите, в какой одежде изображен ваш ныне празднуемый святой архангел Михаил? У него на голове шлем, сам он в доспехах, а в руке у него щит. Значит, архангел Божий родственен вам не только по духу, но и по роду занятий. Вы – воины, и он – воин Царя Небесного. Он не только воин, но начальник небесных воинств. Он всегда готов защищать Его и Его Святую Церковь. И, конечно, вы знаете, что еще задолго до сотворения мира, когда еще не было на свете людей, один из ангелов, Денница, утренняя звезда, возмутился против Господа Бога и едва не увлек за собою всех ангелов. И вот тогда архангел Михаил восстал против него и сказал: «Вонмем, станем за Бога!» – и воспел во имя Отца и Сына и Святого Духа и все ангелы с ним: «Свят, Свят, Свят Господь Саваоф, исполнь небо и земля славы Твоея!» Таким образом, он остался верен Господу Богу и победил, и низверг этого гордого Денницу вместе с его клевретами, которые обратились в духов злых, а он сам в диавола. Святой архангел Михаил посылается в охранение государств, городов, весей и ко всем нам. И вы должны обращаться к нему в своих молитвах.

Из всего сказанного вы можете понять, когда архангел Михаил бывает добр, и когда Он – грозен. Он любит Господа Бога – и вы любите Церковь. Никогда не позволяйте кощунствовать, осмеивать, дорожите больше всего верою – и архангел Михаил будет тогда готов всегда оказать вам помощь.

Будьте верны по отношению к себе и по отношению к присяге! Любите свою Родину, своего Царя, старайтесь помогать друг другу, и архангел Михаил будет близок к вам!

Итак, чем же мы закончим наше духовное торжество?

Есть одна молитва святому архангелу Михаилу – ею мы и закончим наше духовное торжество.

Помолимся же усердно архангелу Михаилу...

Ничто не приближает людей так близко, как взаимная молитва.

И вот, помолившись усердно, вы стали мне еще дороже, еще роднее!

На память о нашей общей молитве прошу принять от меня по маленькой книжечке; прочтете ее внимательно и получите духовную пользу.

О смертном сне

В ту же неделю, за литургией 16 ноября 1908 года235

Смерть – это сон!.. Эти слова несколько дней тому назад пришли мне на мысль, когда мне пришлось отпевать одну благочестивую старицу. Я пристально всматривался в выражение ее лица и заметил, что оно было спокойное, мирное, она как бы сияющею лежала во гробе. Мне тогда пришли на мысль слова Спасителя, которые вы слышали сегодня в прочитанном Евангелии: Она не умерла, но спит (Лк.8:52). Эти слова, как вы слышали, сказал Христос Спаситель перед тем, как воскресил девицу, дочь Иаира. Когда Он услышал, что она умерла, то Он сказал: «девица не умерла – она спит». Все смеялись на эти Его слова до тех пор, пока Он не воскресил ее. Действительно, и вам, и мне приходилось слышать, что смерть похожа на сон. И это правда, потому что спящий недвижим, как и мертвый, но в глубине души его происходит сложный процесс.

Она похожа на сон, и потому в Священном Писании смерть именуется покоем236. А что такое сон? Это отдых: весь день мы трудимся, страдаем, радуемся, изнемогаем, но вот приходит сон, он дает покой изнемогающему телу.

Что такое жизнь? Не есть ли она тяжелый подвиг борьбы со злом, с различными обстоятельствами, несчастиями, болезнями? Борьба эта горькая, тяжелая, и, наконец, человек изнемогает, говорит Господу: «Господи, я устал, изнемогаю... более не могу бороться, иссяк елей в моей лампаде». Тогда человеку посылается смерть. Смерть – это покой!

А затем во сне человека продолжается жизнь. В то время, когда тело отдыхает, душа живет, она видит сновидения, она переживает иногда десятки лет, то она страдает, то она радуется, то она светится таким светом добра, то погружается во мрак греха. Не то же ли самое происходит и после смерти?

Как во сне душа живет, так же она будет продолжать жить и после смерти. Как во сне она видела сновидения, так и после смерти она будет или радоваться, или будет над нею тяготеть мрак смертный, – смотря по тому, как она готовила себя в этой жизни.

Наконец, после сна человек встает на работу, на молитву. И мы, пробудившись от смертного сна, предстанем на Страшный суд, чтобы отдать отчет о всем сделанном нами во время земной жизни и получить новую жизнь, полную радостей, или же – страданий.

Будем же, дорогие братие и сестры, готовиться к смертному сну, предлежащему каждому из нас.

Будем стараться бороться со своими страстями и побеждать свои грехи.

Придет Господь и скажет, как сказал, воскрешая дочь Иаира: Восстани – чтобы жить со Мною!

И вот одно из средств к этому приготовлению есть пост.

Пост установлен затем, чтобы мы стремились к усвоению святой, благочестивой жизни, приготовляющей нас к вечности, и, наконец, исповедав свои грехи, сподобились соединиться со Христом.

Ныне время благоприятное, ныне день спасения (ср.: 2Кор.6:2)! Пусть этот пост для желающих спасения не пройдет бесследно. Для тех, которые дали обет поститься и желают говеть, то спешу предупредить, с 24 по 29 ноября наша братия будет говеть237.

Сегодня память святого апостола и евангелиста Матфея238. Вы знаете, он был величайший грешник... Он был сборщиком податей. А эти люди большею частию были корыстолюбивы, бесчестны. И, тем не менее, когда Господь сказал ему: Следуй за Мною (Мф.9:9), когда благодать коснулась его сердца, он все оставил и пошел за Иисусом Христом. А после Его Воскресения и Вознесения он стал проповедовать о Нем. Он первый написал Евангелие. Евангелие сначала было написано на еврейском языке, а затем оно было переведено по-гречески.

Когда Господь, видя его, обратился к нему со словами: Следуй за Мною, то апостол, он ничем иным не мог выразить своей радости, как пригласить Его в дом свой (см.: Лк.5:29). Книжники и фарисеи укоряли Господа за то, что Он пьет и ест с мытарями. Господь принял этот приговор и сказал: Я пришел призвать не праведников, но грешников к покаянию (Мф.9:13).

Дорогие братие и сестры! И мы – грешные, и не менее, чем был апостол Матфей. И, тем не менее, мы желаем соединиться со Христом... Скажем Ему: «Господи, не погнушайся взойти в темный и мрачный дом моей души, как Ты не погнушался войти в дом грешника. Ведь Ты Сам сказал: Я пришел призвать не праведников, но грешников к покаянию. Вниди в дом моей души и сотвори меня истинным, добрым христианином, каким Ты сделал апостола Матфея», – чтобы, таким образом, живя достойно, и нам всем дождаться своего смертного сна.

Слово к сестрам – служащим московского приюта Братства во имя Царицы Небесной для детей-калек239

В праздник Введения во храм Пресвятой Богородицы (за литургией) 21 ноября 1908 года

Сердечно приветствую вас, возлюбленные братие и сестры, православные христиане, с радостным и светлым праздником Введения во храм Владычицы нашей, Царицы Небесной!

Ныне трехлетний ребенок – Пресвятая Дева отдается во служение Господу Богу. Ныне Она заключается в храме Иерусалимском, где проводит до пятнадцатилетнего возраста время Свое в усердной молитве, чтении Священного Писания, трудилась и снова молилась. Воспитываясь таким образом, Она сподобилась соделаться Материю Самого Господа Бога.

Нынешний праздник особенно должен напоминать родителям о воспитании христианском детей, о том долге, который лежит на них. Нынешний праздник показывает ясно, в каком духе должно вестись воспитание детей – в духе христианской веры и благочестия. Пусть с самых ранних лет ребенок научится пребывать в храме Божием! Пусть с самого раннего детства слух его оглашается Священным Писанием и рассказами об угодниках Божиих, пострадавших за веру Христову. Если в таком духе будет вестись христианское воспитание детей, то, в свою очередь, они будут в состоянии так же воспитывать и других, передавая им то, что сами восприняли в детстве от добрых родителей, воспитателей и руководителей.

Благо тем, которые посвятили себя воспитанию детей!

Благо и вам, дорогие сестры, что вы всю свою жизнь отдали на великий подвиг воспитания детей, таких детей, которые обижены природою, обездоленных, несчастных! О, великий подвиг вы взяли на себя! Да подаст вам Господь Бог силы совершить этот подвиг!

«И как горько, и как жалко, – жаловалась мне недавно при открытии приюта ваша начальница, – что со стороны общества вы встречаете недоверие, иногда презрительно относится оно к этому вашему великому делу: зачем воспитывать калек, когда так много и здоровых детей, которые нуждаются в помощи и которым никто не приходит на помощь». Как горько и обидно за тех, которые это говорят... Разве могут так вот говорить христиане? Разве они не знают, что в убогих и калеках есть душа, вложенная в них Господом Богом... И неужели же оставить эту душу без воспитания только потому, что она заключена в уродливом теле? О том могут говорить только люди неверующие, материалисты, которые хотят свести человека до животного. Но никогда не скажет подобного человек разумный, который действительно работает над душею. Тот, кто приглядывается к людям, тот особенно поймет что в душе человеческой незримо живет духовный мир. Она таинственным образом воспринимает впечатления мира. Если душа чувствительна относительно духовного, то она чувствует, что такое человек убогий. Разве душа убогого человека не способна воспринимать духовное? Например, если я потерял слух, разве менее чувствительна стала от этого моя душа? Она осталась все такою же. Или, если я потерял другие органы, внешним образом я не способен воспринимать ничего, а в глубине души все по-прежнему продолжают зреть и созревать различные впечатления...

«Замечательно, – сказала мне начальница приюта, – дети-полуидиоты, не способные ни к выражению своих чувств, ни к пониманию отношений их окружающих, когда умирали, то на лице их появлялась улыбка, в их глазах выражалось изумление – выражение душевного настроения; им как бы открывались тайны, и из идиотского выражение их лиц делалось вдумчивым. Они уносились далеко в тайники своей души, которая видела то, что сокрыто от других».

Нет, велик подвиг тех, которые взяли на себя этот труд – воспитания детей. Ведь эти дети не повинны ни в чем, они страдают часто за грехи своих отцов; за их грехи они терпят и являются нам уроком. Они как бы говорят, что жизнь – не шутка и не пир, жизнь – это тяжелый подвиг. Кто бессмысленно проводит свою жизнь, тот в детях понесет наказание Божие.

А затем многие дети составляют тягость для своих семейных. Как тяжело иметь ребенка слабого, больного, особенно в бедной семье. Куда его девать, убогого? Родители его часто заняты работою, матери приходится с утра до вечера трудиться, а отцу добывать кусок хлеба для пропитания.

Вот для таких-то несчастных детей и открыт приют Братства Царицы Небесной. Часто туда приходят матери, потерявшие всякое терпение, дошедшие до крайности. «Возьмите ради Бога моего ребенка, не могу более терпеть... Возьмите! Нет более сил! Не знаю, что и делать!» И посторонние люди берут ее ребенка и воспитывают его с величайшим усилием, потому что он с трудом поддается воспитанию. Разве это не доброе дело? Разве не видно благословения над ним Владычицы нашей Небесной, которая именуется Материю скорбящих, больных, обремененных, Радостию скорбящих и трудящихся.

Когда совершилось чудо над мальчиком? Именно в день праздника Божией Матери240. Это-то и дало мысль архимандриту Игнатию устроить приют для детей-калек. Ведь недаром Владычица сжалилась над этим несчастным мальчиком и совершила над ним чудо. Значит, Она, милосердая Мать наша, призрела на слезы и стон несчастных и пожелала, чтобы мы устроили приют в честь Ее и славу.

Вот мало-помалу и стали воздвигаться приюты, и у нас в Москве существует таковой. Искренно и молитвенно желаю и усердно помолился я о тех, которые работают в этом приюте. Искренно пожелал им бодрости душевной, сил, необходимых для их трудного подвига. Ведь не кратковременен, не блестящ этот подвиг, и не всякий пойдет на этот подвиг.

На иной подвиг человек часто пойдет ради самолюбия, ради гордости. Но на каждодневный будничный подвиг – не искать ниоткуда похвалы, все терпеть и возлагать единственно всю надежду на Господа Бога и от Него Одного ждать награды, – это великий подвиг. И того, кто несет этот подвиг, ожидает великая награда на небесах. Недаром язычники восторгались, видя добродетели христиан.

Вот, дорогие сестры, вы несете этот подвиг, благо вам!

О, верьте, за Господом Богом не пропадет ни одна слеза.

О, верьте, за все Он вознаградит вас. За все сделанное вами Он наградит вас сторицею там, куда каждый человек должен будет прийти, – в Царстве Небесном.

А вы, возлюбленные братие и сестры, я знаю ваше усердие ко храму Божию, поэтому я прибегаю к вам с просьбою не оставить этот приют. Сами помогайте ему и затем распространяйте сведения о нем среди ваших родных и знакомых. А чтобы больше напомнить вам о нем, вы получите по маленькой брошюрке, издания этого Братства. А если кто желает побывать в нем и поближе познакомиться с его деятельностью, то может посетить этот приют, ибо двери его открыты для всех желающих.

О христианской благотворительности241

В день памяти святителя Митрофания, епископа Воронежского, в храме святителя Митрофания, епископа Воронежского, при детских приютах великой княгини Елисаветы Феодоровны и принца Ольденбургского (в воскресенье, за литургией)242 23 ноября 1908 года

Сердечно поздравляю вас, дорогие братие и сестры, с вашим престольным праздником. Искренно радуюсь, что Господь привел меня помолиться вместе с вами в день памяти дорогого для нас святителя, первого епископа Воронежского Митрофания, в то же время – в этот воскресный день. Этот храм сооружен милосердием для детей, воспитывающихся на средства благотворителей. Не обратили ли вы ваше внимание, если вам приходилось читать житие святителя Митрофания, как он был добр, милосерд к людям?

И в нынешнем Евангелии читалось о милосердом самарянине (зачало 53: Лк.10:25–37). Как должен человек быть милостив к людям – об этом говорит Сам Христос Спаситель.

Он так говорит. Вот один человек был ограблен, изранен и брошен еле живой, при дороге. Мимо этого страдальца проходило много разных людей. Проходил левит, церковный служитель – посмотрел, бросил на страдальца равнодушный взор – и прошел мимо.

Проходил священник – и, увы, посмотрел на израненного полумертвого человека, послушал его стоны, и, увы, прошел мимо и ничего не сделал.

Наконец, проезжал самарянин. Самаряне издавна ненавидели евреев, между ними существовала вражда и ссора, они евреев считали своими врагами. Он знал, что это был его враг, но, увидев его – ограбленного, раненого, избитого, едва живого, слыша его стоны, он сжалился над ним. Содрогнулось его сердце... И он не проходит мимо, берет его, кладет на своего осла (там ездили на ослах), привозит его в гостиницу, заботится о нем и, уходя, дает деньги хозяину гостиницы, просит его позаботиться. И если больше истратит он, то обещает отдать после. Он так говорит: «А когда я буду возвращаться, то тебе все отдам, что ты затратишь на него».

Закончив эту притчу, Господь обратился к спрашивавшему Его законнику: «Скажи, кто из этих троих был ближним попавшемуся разбойникам?» Законник отвечал: «Тот, кто оказал ему помощь», то есть самарянин. Господь сказал ему: «И ты твори такоже», то есть поступай так, как поступил самарянин.

Из этой притчи, дорогие братие и сестры, мы видим, как и кому должно помогать. Больной не просил о помощи, он только стонал. И оказал ему самарянин помощь. Видите, больной был враг самарянину, иноплеменник, и тем не менее самарянин оказал ему помощь. И мы точно так же должны оказывать помощь не только близким родственникам, но и всякому человеку, хотя бы он был с нами и иных убеждений, должны оказывать помощь всякому скорбящему, страждущему, болящему.

Вот чему учит нас эта притча.

В древние времена, говорится в Деяниях святых апостолов, не только общество [их], но и последователи христиан отличались благотворительностию. Об этом свидетельствуют не только христиане, но и язычники.

Так, язычник Лукиан говорит: «Удивляюсь, как развита у христиан благотворительность: их Учитель заповедал оказывать помощь всякому человеку»243.

Император Юлиан Отступник, который хотел снова водворить язычество, говорил: «Будьте милосерды, как христиане; скольких больных призревают они... Если хотите иметь успех, будьте как христиане».

Вспоминается мне... Император Декий прибыл в один город, где он слышал, находится много христиан. Ходили слухи, что они очень богаты. Он обратился к диакону (а диаконы тогда занимались благотворительностью) с требованием, чтобы они открыли все сокровища и отдали бы ему все свои богатства. Тогда диакон привел к нему всех страждущих – детей, больных, увечных, на костылях, стариков и старух; привел и говорит: «Вот наше сокровище... возьми, если тебе их надо». Следовательно, все средства, которые находились в руках христиан, употреблялись на нуждающихся.

Искренно радуюсь, что этот храм и эти приюты созданы христианскою благотворительностью. Усердно помолился я, чтобы Господь подал помощь и силы всем труждающимся здесь.

Этот храм посвящен святителю Митрофанию, а он был суровым обличителем неправды. Он жил во времена Петра Великого и однажды вступил в обличение Петра. Он отличался благотворительностию, был необыкновенно добр ко всем нуждающимся, двери его дома всегда были открыты для нищих и убогих, все они имели от него пропитание. Он любил посещать тюрьмы, больницы. Я думаю – ничем иным мы не можем так хорошо закончить наш молитвенный праздник, как усердною молитвою покровителю вашего храма, святителю Митрофанию. Помолимся же усердно ему.

На упокоение благочестивой старицы Марии

В субботу, после литургии 29 ноября 1908 года

Сердечно поздравляю вас, возлюбленные братие и сестры, с принятием Святых Христовых Таин. Возблагодарим же Господа и от полноты души и сердца воскликнем Ему: «Слава Тебе, Боже! Слава Тебе, Боже! Слава Тебе, Боже!»

Итак, мы причастились Святых Христовых Таин. Исполнили мы то, что Христос Спаситель полагает необходимым заветом для получения вечной жизни. Аминь, аминь глаголю вам... – сказал Господь, – ядый Мою Плоть, и пияй Мою Кровь, имать живот вечный (Ин.6:53–54).

И мы верим, что лежащая во гробе благочестивая старица ныне уже всем своим духовным существом понимает и разумеет то, что для нас, живущих на земле, является как бы в туманном зеркале, в гадании веры (ср.: 1Кор.13:12). Мы верим, что она поняла всю неизреченную радость слов Христа Спасителя: что тот, кто здесь, на земле, причащался Святых Христовых Таин, тот будет радоваться там, в невечернем дни Царствия Христова. Мы говорим это потому, что знаем ее твердую веру. Она умерла в преклонных годах, ей было за 80 лет. Она всю свою жизнь посвятила долгу. Она была человеком старых времен, когда менее всего думали о правах (как часто теперь многие думают о них) и более заботились о долге пред Богом и людьми. Она во всю свою жизнь исполняла свой долг. Она глубоко верила во все то, что повелевала Церковь. Она усердно каялась во всем, в чем согрешала, она с благоговением причащалась Святых Христовых Таин, работала над собою и своею душею, молилась о том, чтобы Господь избавил ее от пороков, усердно молилась о даровании вечной жизни. Видим, Господь внял ее молитвам, исполнил их и даровал ей непостыдную кончину. Верим, что Он даст ей и другое, т. е. Царство Небесное.

Она была человеком долга и в исполнении своих семейных обязанностей: она воспитывала своих детей, повиновалась своему мужу, а затем, после его смерти, зажила спокойною жизнию, посвятив эту жизнь Господу Богу. Кроткая, смиренная старушка, усердно молящаяся, последнее время, в уголке Марфинского храма, – таковою я представлял себе ее. И вот наконец догорела свеча ее жизни. И верю, что она предстала ко Господу Богу с такою же кротостию и безответностию, с какою жила на земле.

Она теперь видит Господа и говорит Ему: «Ты, Господи, видел мои грехи, мои немощи, но Ты также видел мою веру, мои слезы, слышал мои воздыхания... Если я и согрешала, то не оставалась в таком состоянии, я старалась каяться и снова восставала, я усердно исполняла долг, возложенный Тобою».

Верим, что Господь, Который был послушлив Своему Отцу даже до смерти... верим, что Он примет ее, чистую, в райские селения.

И замечательно, в какой день мы совершаем ее погребение. Сегодня Святая Церковь прославляет преподобного Акакия244– человека долга и послушания. Это юноша, который был в послушании у одного злого, сварливого старца. Этот старец не только истязал его, бранил его словами, но часто наносил ему побои, мучил его. Иногда этот юноша бывал в синяках и ранах. Все же юноша не хотел изменить своего послушания и уйти от него.

Когда он умер, то вскоре старец отправился к великому старцу-иноку, а тот отправился с ним на гроб юноши. Желая показать святость послушания, он воскликнул: «Акакий, ты умер?» И отвечал Акакий: «Нет, я не умер. Для тех, которые честно исполняли свое послушание, нет смерти! Они получают вечную жизнь и наслаждаются неизреченными радостями в Царствии Небесном»245.

Искренно желаю, чтобы вы были послушными, верными, добрыми христианами, чтобы вам быть участниками, вместе со святыми, в вечном блаженном Царстве.

Соединимся, как одна семья, и помолимся Господу Богу об упокоении усопшей рабы Божией Марии.

В день Ангела старца иеросхимонаха Амвросия246

В воскресение, за литургией 7 декабря 1908 года

Сегодня мы вспоминаем день Ангела присноблаженного старца иеросхимонаха Амвросия247. Как живо, как ясно представляется мне день его Ангела в Оптинском скиту. В этот день была торжественная обедня, старец причащался Святых Христовых Таин, а после литургии и молебна, совершаемых за его здравие, начальник скита и вся братия шли к нему в келью, чтобы его поздравить с днем Ангела. И как сейчас вижу его сидящим на кроватке, в белом подряснике, в новой епитрахили, с необыкновенно светлым, радостным выражением лица. Верим мы, что и ныне, после своей смерти, там на небе он находится в Царствии Небесном и радуется и благодарит нас за то, что мы не забыли день его Ангела, что соединились в молитве и единым сердцем и едиными устами помолились за него Господу Богу. И верим мы и надеемся, что он и нас не забудет в своих молитвах и будет нам помощником во всех нуждах, скорбях и болезнях.

Батюшка, как вы знаете, несмотря на свою дряхлость, болезнь, преследующую его от юности, в молодые годы она его сделала просто стариком, тем не менее он был твердым воином Христа Спасителя. Поистине, он всю жизнь боролся с духами злобы и победил. Всю жизнь он был воином, так он и окончил жизнь... жизнь его окончилась победою.

Не обратили ли вы внимание на сегодняшнее чтение Апостола248? Как мало, к сожалению, обращается внимания на чтения Апостола, а между тем какая глубина премудрости и разума Божия в них заключается.

Ныне апостол Павел в своем послании говорит жителям Ефеса, что они должны быть бодрыми и внимательными воинами. Не должны ослабевать, ни на минуту не оставлять своего звания – воина Христа Спасителя. Два раза он повторяет им, чтобы они облеклись во всеоружие Божие, как подобает воину, т. е. так как в древние времена одевались воины, чтобы и вы могли сражаться с врагами.

В эти дни, злые и лукавые, и вам предстоит такая же борьба, но только не с плотию и с кровию, а с теми, которые держат грешный мир в своей власти, то есть против мироправителей тьмы века сего, против духов злобы поднебесных. Вы должны сражаться за эту истину. Никакого слова лукавого, никакого слова лживого не должно исходить из уст ваших (ср.: Еф.4:29). Вы должны обуть ноги ваши в готовность благовествовать мир. Вы должны быть готовы оказать всякому помощь. Не раздражайтесь, если видите человека недостойного, вспомните, что в вас самих всегда гораздо более недостатков. Старайтесь всегда водворить мир в душах, старайтесь помогать всем, чем можете: словом, делом, участием своего сердца.

Вы должны одеться. В броню правды заключите сердце ваше – то есть старайтесь поступать так, чтобы в поступках ваших не было никакой лжи, пристрастия. На голову вы должны надеть шлем спасения, то есть старайтесь очистить ум и сердце от помыслов лукавых, старайтесь сохранить свои души от пороков, стремитесь к очищению своей души и душ ближних своих. А затем возьмите в правую руку меч веры, а в левую – щит, чтобы ограждать слово Божие, как стрелою отражать врага спасения.

Далее апостол говорит, что теперь не время радоваться, утешаться, беспечно проводить время, как часто советуют и говорят люди неверующие, мол, жизнь дана для наслаждений. Нет, теперь век борьбы, век лукавый. Молитесь во всякое время (Еф.6:18), укрепляйтесь силою Божиею, потому что вам предстоит разнообразная борьба против врагов спасения, против зла. Смотрите, как они разнообразно действуют: то внушают мысли дурные, чтобы отвратить людей от Бога, то через различные сочинения, в которых стараются доказать, что Бога нет, и тем самым многих отвращают от Бога и Церкви.

Вам ли, дорогие братие и сестры, говорить об этом! Сколько раз вам приходилось все это слышать и терпеть нападки на нашу веру и на Церковь. Поэтому я прошу вас, не забывайте завет апостола: Бодрствуйте, стойте в вере, будьте мужественны (1Кор.16:13).

Эти слова как бы нам говорит и батюшка отец Амвросий. Он как бы нам говорит: «Посмотрите на меня! Я в этой жизни был лишен всего – и здоровья, и сил для борьбы; а между тем я остался верным воином. Я верил, я старался жить по вере, я многих спас от падения – и примером своей жизни, и наставлениями, и вразумлениями». Он любил так говорить: «Долготерпите, за все благодарите, о всем радуйтесь, моляся за всех непрестанно». То есть терпите в этой жизни, переносите все скорби с надеждою на воздаяние в будущей жизни, относитесь с любовию ко всем людям, благодарите их за все, что бы они ни делали вам, а главное, молитесь не за себя только, но и за всех, ибо много может молитва, приносимая Господу Богу за других.

Искренно верую, что батюшка отец Амвросий, видя, что мы не забыли его и помолились за него, всегда будет молиться за нас, а в особенности в страшный час разлучения нашей души от тела.

При отпевании Д. И. Филиппова249

В воскресенье, 14 декабря 1908 года

Вечная тебе память, дорогой и незабвенный брат наш, Димитрий Иванович!

Коса смерти добралась и до тебя... Господь да ублажит тебя, и упокоит, и с праведными сопричтет!..

Поистине на тебе, более чем на ком-нибудь другом, оправдались слова церковной песни: «Вчерашний день я беседовал с вами, внезапно настиг меня час смертный... Но прошу вас всех и молю, молитеся за меня Христу Богу, да не изведен буду на место мучений, но да вселит меня Господь Бог, идеже есть свет непреступный»250.

И мы искренно верим, и с любовию и скорбию, помня неизбежный смертный час, молились и будем молиться об упокоении души твоей и поминать тебя с редкою, радостною надеждою, что Господь примет тебя в Свои селения.

Мы знали тебя, что ты был человек истинно добрый, необычайной сердечной доброты. Ты не скрыл своих талантов, а по возможности старался умножать, развивать в себе эти таланты. Мы верим, что Господь Бог примет тебя, как это читалось ныне в Евангелии251.

Некоторый господин устроил пир и призвал на него только тех, которые имели брачную одежду, а тех, которые не имели брачной одежды, он изгнал вон252. Ибо много званых, но мало избранных, – говорит Господь (Лк.14:24; Мф.22:14).

Мы и твои служащие знали тебя за человека милостивого. Ты отличался любовию ко Христу. Ты соткал себе брачную одежду, в которой ты войдешь в чертог253. Мы верим, что она введет тебя и Господь примет тебя!

Мы с любовию молились о тебе. Ведь любовь, дорогие братие, любовь вечна. Святой апостол Павел говорит: Любовь никогда не перестанет, хотя и пророчества прекратятся, и языки умолкнут, и знание упразднится (1Кор.13:8). Любовь, дорогие братие и сестры, нельзя заключить во гробе и закопать в могилу. Она должна от любящего сердца воссылаться о умершем. И чем более будет в нас этой любви, тем более будет воссылаться молений ко Христу Богу об умершем.

Соединимся же все в одну семью вокруг его гроба и вознесем искреннюю горячую молитву об упокоении его души.

Будем просить у Господа духовных благ254

На праздник Рождества Христова (за всенощным бдением) 24 декабря 1908 года

Итак, снова дождались мы давно ожидаемого радостного праздника Рождества Христа Спасителя, Предвечного Бога.

Чего же пожелать нам от Господа?

Каких даров просить нам у милосердого Бога?

В самом деле, когда родился Христос Спаситель, то волхвы пришли поклониться Ему и принесли дары родившемуся Спасителю (см.: Мф.2:1–12). А мы, грешные, мы не только Ему ничего не приносим, но еще просим у Него даров милостивых. Как пастырь и ваш сомолитвенник, я могу молить и буду молить Господа, чтобы Он, Господь милосердый, наградил нас не материальными благами, а благами духовными, чтобы Он возродил в нас веру, светлую надежду и горячую любовь. Если мы будем иметь эти добродетели, то мы будем счастливы, мы будем полезны и себе, и другим.

Да благословит всех нас Родившийся Спаситель и да умножит в сердцах наших дары духовные!

О мире Христовом и по поводу кончины протоиерея Иоанна Кронштадтского255

В тот же праздник, за литургией 26 декабря 1908 года

Сердечно поздравляю вас, дорогие братие и сестры, православные христиане, с великим и радостным праздником Рождества Христова!

Искренно желаю всем нам, чтобы тот мир, о котором воспевали ангелы Божии, чтобы та любовь Божия к людям, о которой они предсказывали, вселилась богато в наши сердца.

Так, четыре тысячи лет тому назад святой патриарх Иаков, благословляя четвертого своего сына Иуду, так изрек: Не отойдет скипетр от Иуды и законодатель от чресл его, доколе не приидет Примиритель, и Ему покорность народов (Быт.49:10). До тех пор будет пополняться царство иудейское царями, до тех пор оно будет иметь своих законодателей, пока не придет Христос Спаситель, Ему покорятся народы. И вот две тысячи лет люди ждали обещанного Примирителя. Они изнемогали под тяжестию жизни, они взывали ко Господу: Господь приклони небо и сниди на землю (ср.: Пс.17:10). А ветхозаветные люди, созревая в прогрессе, жертвами знаменовали это непрестанное ожидание. Языческие мудрецы с отчаянием говорили: «Если Бог не придет на землю, то никогда не поймут его люди». Вот, наконец, ветхозаветные люди стали чувствовать, что приближается желанное примирение. Говорили они: «Я Его вижу, но Его нет», «Я Его зрю, но еще [только] близок». Но вот пришло время явиться Христу. И вот в тишине таинственной ночи, в долине пастырей, в окрестностях Иерусалима является в свете небесном ангел Божий и возвещает пастухам великую радость. И сказал ангел: Не бойтесь, я возвещаю вам радость: отныне родился Христос Господь, Господь и Бог! (ср.: Лк.2:10–11). Вместе с этим явилось бесчисленное множество ангелов и послышалась их песнь: Слава в вышних Богу, и на земли мир, в человецех благоволение (Лк.2:14).

Много времени прошло с тех пор – около двух тысяч лет прошло с этого времени; а между тем тот мир, о котором воспевали ангелы Божии, – где же он? Как далек он особенно теперь от современных людей! Так же, как и прежде, всюду свирепствуют вражда, ненависть, злоба, сын восстает на отца, брат на брата, дочь на мать. Также по-прежнему нет мира среди людей. Где же мир, дорогие братие? Господь приходом Своим разрушил средостение, которое существовало между Богом и людьми. Он примирил людей с Богом. Теперь всякий человек, если он принимает учение Божие, если он склоняет свое внимание на исполнение заповедей Христовых, тот приобретает мир.

Прошло много лет, и сколько было в это время людей, которые познали нищету этой жизни, прочувствовали небесную радость, мир и любовь от соединения со Христом!

И как много в наше время таких людей, которые всем стараются говорить о мире и предлагают этот мир, но сами не хотят этого мира. Они отталкивают256 призывание имени Христа Спасителя, они хотят жить во вражде с Церковию. И вот они живут вдали от Церкви, вдали от Христа Спасителя. Живя вне Церкви, они глубоко несчастны. Они хотят устроить мир собственными силами, но, наоборот, вселяют всюду вражду, зависть, – и не хотят этого сознать. Они, горделиво отдаляясь от Церкви, делаются все более и более несчастны. Они говорят: «В нашей душе царствуют страсти, в ней нет ничего, но вот если устроить внешний порядок жизни, то тогда и в душе нашей воцарится мир». Да разве от внешних порядков зависит мир душевный? Разве от внешних порядков зависит душевное спокойствие и счастие души? Раз в душе царят злоба, кощунство, ненависть, раз нет порядка в душе, как же могут они успокоить свою душу?!

Одна вера Христова может примирить человека самого с собою, и с людьми, и с Богом. Теперь вы ясно видите, недаром Христос Спаситель сходил с неба на землю, пострадал, умер страшною крестною смертию. Потому что никто не мог примирить человека с Богом.

Кто постоянно кается, смиряется, соединяется в Таинстве Причащения со Христом, тот всегда почувствует в своей душе тот мир и любовь, о которых воспевали ангелы Божии, и может устроить потом этот мир и в сердцах других людей.

И вот к числу таких людей, которые носили в своей душе тот мир, принадлежал дорогой батюшка отец Иоанн, которого мы недавно потеряли. Он, как ангел Божий, всем возвещал этот мир и своею любовию приносил всюду светлую радость.

Как живо припоминается мне, как он служил несколько раз в нашем монастырском храме. Припоминается мне та как бы пасхальная радость, которую я испытывал при виде его лица, беседы с ним. И вот, его уже более нет. Никто более его не увидит...

Но он, который при своей жизни приносил всем мир и радость, и после смерти не пожелает видеть неутешное горе всех от кончины его. Он как бы так всем говорит: «Я вас любил при жизни, думаете ли вы, что я не буду вас любить и после смерти? Нет! Я всегда буду с вами. Я телом только ушел от вас, а духом всегда пребываю с вами. Для христиан нет смерти, а только телесная разлука. Я буду всегда с вами. Мы видим вас и всегда готовы оказывать вам помощь. Эта помощь есть молитва. Молитесь за меня, а я буду молиться пред Престолом Божиим за вас, чтобы мир и благодать были всегда в ваших сердцах».

И мы, верные заветам, нашему дорогому молитвеннику, соберемся все вместе 28-го, в воскресенье, и вознесем за него усердные молитвы в 9-й день после его кончины. В этот день, по учению Святой Церкви, душа умершего предстает пред Престолом Божиим и особенно нуждается в молитвах за нее.

В этот день соединимся в молитве и воздадим должное за его молитвы и любовь о нас. Да упокоит Господь душу усопшего раба Божия, новопреставленного протоиерея Иоанна.

В девятый день кончины протоиерея Иоанна Кронштадтского257

После литургии, в воскресенье 28 декабря 1908 года

Приветствую вас, дорогие братие и сестры, с воскресным днем и радуюсь, что Господь привел всех нас в этот девятый день кончины батюшки отца Иоанна совершить его память и помолиться об упокоении его души. Девятый день, как я уже вам говорил, по правилам Церкви, особенно важен для души усопшего: в этот день душа усопшего предстает пред Престолом Господа, чтобы получить или оправдание или осуждение.

Вот почему Церковь заповедует молиться в этот день об усопшем.

Вот почему и мы все сегодня соединились в общей молитве и от всего сердца помолились об упокоении души дорогого батюшки отца Иоанна.

Все мы сознаем эту великую утрату: и Антиохийская церковь в лице своих представителей, архимандритов Игнатия и Антония, и родные нам по духу монархические организации в лице представителя их, архимандрита Макария, и представители духовного просвещения в лице архимандрита Гавриила, и все соединившиеся здесь в молитве истинные православные люди.

И не только русским, но и иноплеменным – всем был близок и дорог батюшка отец Иоанн.

И мне, созерцающему это многолюдное собрание, видящему вашу молитвенную настроенность, мне особенно вспоминается, как батюшка молился не раз в моем крестовом храме258. Не правда ли, как многие присутствовавшие при этом, вероятно, испытывали какую-то светлую радость, бодрость духовную. Я уверен, – все мы это испытывали, когда он молился вместе с нами. Нет горя, которого он не снял бы, нет тяжести душевной, которой он не облегчил бы одним прикосновением к голове.

Какую бодрость духовную, какую светлую радость чувствовали все мы, и, скажу, во время сегодняшней общей нашей молитвы я чувствовал тоже светлую радость. Радуюсь, видя ваше усердие, радуюсь, видя вашу молитву за почившего.

А затем скажу: для христиан нет смерти. И наши умершие – не мертвые, а живые (ср.: Лк.20:38), они постоянно молятся за нас. Для любящего сердца нет смерти, его нельзя заключить во гробе и закопать в могиле. Умершие вечно живы. Они выражают свою любовь к живым в своих молитвах пред Престолом Божиим. Ибо и живые, и мертвые, и мы, грешные, – все составляем одну семью. И все предстанем, рано или поздно, пред Престолом Божиим.

И верим мы, что обрели мы себе молитвенника у Престола Божия, который будет заботиться о нас – ибо с высоты неба ему еще яснее стали видны наши скорби, страдания, искушения, сети и козни диавола, которые враг нашего спасения предлагает нам на жизненном пути.

И вот сейчас мне пришла на ум одна из бесед отца Иоанна, находящаяся в его дневнике. Он, между прочим, так говорит: «Когда родился Иисус Христос, то и земля и небо принесли ему дары: небо – славословие ангелов, земля – вертеп, бессловесные животные – ясли, мудрецы – дары, пастыри – поклонение Ему... А мы? Что же мы принесем Родившемуся Спасителю?» – спрашивает отец Иоанн. Батюшка говорит: «Если мы кого любим, если мы желаем кого-нибудь чем-нибудь подарить, то стараемся, прежде всего, узнать, что нравится этому человеку, что приятно ему, что соответствует вкусу его. Что же мы принесем Родившемуся Богу?» Он Сам говорит: «Вот заповедь самая дорогая из всех: возлюби Господа Бога всем сердцем твоим, всею душою твоею и ближнего своего, как самого себя» (ср.: Мф.22:36–39; Мк.12:28–31). «Вот эту-то любовь к Богу и ближнему и принесем нашему Создателю», – говорит батюшка отец Иоанн.

Не правда ли, он-то и принес всецелую, полную самоотвержения и самопожертвования любовь к Богу и ближним. И мне кажется, и я уверен, что если и мы постараемся принести такую же любовь к Господу Богу и нашим ближним, то это будет очень приятно дорогому батюшке.

Дальше батюшка говорит: «Что значит любить Бога? За любовь Божию человек должен всецело отдать всего себя Господу, все свои чувства. В глубине души он должен носить Господа и восклицать Ему: „Ты моя крепость, Господи! Ты – моя слава! Ты – мое радование! Вечный покой! В Тебе моя жизнь... После смерти Ты – моя надежда! Ты – моя помощь на суде!“»

Так восклицает он. Такие чувства действительно имел отец Иоанн. Для него Господь Бог был всем. Ему он поклонялся всю жизнь. Его он всегда чувствовал. Для него эта любовь не была только пустым звуком. Он всем сердцем любил Господа. И мы, священнослужители, которые не раз присутствовали при богослужении вместе с ним, можем подтвердить, что, действительно, никто, как он, не чувствовал так ясно присутствие Господа Бога. Видно было, как он молился Ему: он как бы беседовал с Ним, он изливал пред Ним всю свою душу. И не только свою, но и молился он Ему за всех скорбящих, больных, неверующих.

Далее: «Любить Господа Бога, – говорит батюшка отец Иоанн, – это значит во имя этой любви ко Господу Богу необходимо оспаривать все нечистые мысли259, стараться очищать сердце от всякого зла и пороков. Сам Бог сказал словами пророка: «Сыне, дай мне сердце твое» (ср.: Притч.23:26). Необходимо, чтобы сердце наше было чистое, светлое, чтобы оно светило духовным светом».

Батюшка отец Иоанн имел действительно такое сердце, исполненное чистоты духовной. Я, не обинуясь, скажу, что он не только был чист сердцем, но еще более – это было дитя, которое всех любило, всем верило. Люди добрые, хорошие преклонялись пред ним, а люди фальшивые – что делать?! – пользовались им для своей выгоды и всячески чернили имя отца Иоанна.

Далее батюшка говорит: «Человек, который любит Бога, должен стараться с помощию Божией усвоять посредством молитвы все хорошее, утверждать в себе смирение, чистоту сердечную, любовь, кротость». И все это батюшка исполнил в своей жизни, а в особенности венец всех добродетелей – любовь – всегда он имел в своем сердце. Что же касается до молитвы, то он с раннего утра пребывал в молитве, никому в ней не отказывал, душу свою полагал в молитве и за себя, и за других. Он может вместе со св. апостолом сказать: «Господи, если я обрел благодать, то вели чадам моим наслаждаться вместе со мною духовными радостями, а то мне тяжело». Эта молитва – не простой обряд, а жизнь, соединяющая живых с умершими.

Далее батюшка говорит: «Надо иметь любовь к ближним, а любовь к ближним выражается в дарах духовных и вещественных. Например: подать милостыню, облегчить чье-либо горе, помочь чем-нибудь, поухаживать за больным, утешить скорбящего».

И здесь батюшка являл всегда пример такой любви. В самом деле, сколько тысяч людей облегчил он, избавил от всяких мук. Сколько любви оказал страждущим, скольких исцелил, скольких направил на истинный путь, скольким дал возможность облегчить свое положение, скольким трудящимся приходил на помощь, сколько людей благодаря ему стали приносить пользу ближним и себе.

Вот те дары, которые приносил покойный батюшка отец Иоанн родившемуся Христу Спасителю. Он заповедует и нам исполнять его заветы.

Будем же стараться исполнять их: будем любить Бога и ближних, будем стараться всем делать добро, следовать его добродетелям и молитвам. И верим, и молимся, и надеемся, что дорогой батюшка помолится за нас и будет духом пребывать всегда со всеми нами.

…1909…

На Новый, 1909, год260

В день преставления преподобного Серафима Саровского (за литургией) 2 января 1909 года

Так, снова дождались мы Нового года. Приветствую вас, братие и сестры, с Новым годом, и искреннее мое пожелание состоит в том, чтобы Новый год был мирным, благополучным, чтобы в этом году все было на пользу нам. Вот что, как пастырь, могу пожелать вам.

Обыкновенно люди желают друг другу счастия и представляют себе, что счастие заключается либо в высоком, знатном положении или в богатстве, или же в пустых, призрачных удовольствиях и радостях мира сего. Мы, христиане, не будем себя обманывать и не будем желать всего того, чего желают себе люди неверующие. Они желают счастия призрачного, которое, как мираж, быстро рассеивается. Мы, глубоко вглядываясь в мир, видим, как в нем все непрочно: самый мир как бы напоминает нам о том, что не здесь наша жизнь, а там, на небе; здесь только она призрачна, а там, на небе, ясна, вечна.

И вот искренно желаю вам утверждаться в тех добродетелях, благодаря которым люди прошли мирно, благополучно свой жизненный путь и оставили нам пример своей жизни. Между ними припоминается мне недавно почивший дорогой батюшка отец Иоанн261.

Когда пророк Илия возносился на небо, Елисей взывал к нему: Отче, отче, колесница Израилева, и конница Его (4Цар.2:12). И просил сугубой благодати, обитавшей в нем (см.: ст. 9). Ныне мы дерзаем просить благодати и молим, чтобы Господь, по молитвам батюшки, дал нам хотя малую благодать. Благодать, которая обильно почивала на батюшке, и те великие, неизреченные радости, которые невозможно променять ни на какие блага мира сего. Чтобы Господь дал нам эту любовь, которой проникнуто было все его существо, весь его дух. Эту любовь, эту преданность Церкви Божией, которой он всю жизнь служил, до последней капли крови. Церкви, которую он защищал от нападок хулителей. Хотя его преследовали, тем не менее он оставался верным сыном своей Церкви и мужественно отстаивал ее. Затем, любовь к ближним... Благодаря этой любви он постоянно благотворил. И как много было таких случаев, когда благодаря этой помощи многие люди стали на ноги и сделались полезными и людям, и себе.

Искренно желаю, возлюбленные братие и сестры, воодушевляться этими святыми правилами батюшки отца Иоанна: любовию Бога и ближних.

И вот когда мы вступили в начало Нового года, постараемся ознаменовать его начало добрым делом. Вы знаете, что в Москве существует Серафимовский комитет, находящийся под покровительством преподобного Серафима. Он имеет целью помогать лечением людям бедным, страждущим, не имеющим малых средств, лишней копейки, чтобы обратиться к врачу. И вот общество нескольких врачей под председательством Всеволода Николаевича Штурма, взяло это учреждение под свое покровительство и взялось оказывать помощь, давать лекарства и содержать больных. Этот комитет существует благодаря благодатной помощи преподобного Серафима и сборам в храмах в день памяти его, он не обращается за помощью ни к общественным, ни к правительственным учреждениям, а живет на те копейки, которые соберут в день памяти преподобного Серафима.

Ознаменуем день Нового года и день памяти преподобного Серафима посильною помощию этому комитету, и, верим, что преподобный Серафим помянет нашу добродетель и помолится за нас Господу Богу, чтобы Новый год был мирен, благополучен и полезен для всех нас.

Всякий раз вспоминаются мне слова преподобного Серафима, которые он говорил Дивеевским сестрам: «Когда я умру, вы приходите ко мне на могилку, поведайте мне вашу скорбь, и я, как живой, услышу вас». И мы верим, что он слышит всех обращающихся к нему. И мы, окружающие его образ, мы смиренно просим его молитв и за себя, и за других. И усердно будем его молить, дорогие братие и сестры, в этот раз, чтобы в наступившем Новом году прекратились всякие нестроения, постоянные раздоры, чтобы прекратилось это быстро растущее безверие.

Жизнь стала невыносимо тяжела: на каждом шагу грозят скорби, неожиданные бедствия, смерти. И только тогда человек в состоянии сохранить спокойствие духа, когда он оживлен верою. Для верующего все возможно! Для верующего все светло и радостно!

Будем и мы просить преподобного Серафима, да укрепляет он во всех нас святую веру!

О великом освящении воды

В навечерие Богоявления, перед чином Великого освящения воды 5 января 1909 года

Всем нам сейчас предстоит с глубоким вниманием, с глубоким умилением сердечным присутствовать при освящении воды, и все мы будем усердно молиться при совершении этого священнодействия.

Это священнодействие – освящение воды – ведет свое начало от времен апостольских. Василий Великий, Григорий Богослов, Иоанн Златоуст совершали освящение воды, а последний в своих словах и беседах неоднократно говорил о том, что Господь Иисус Христос крестился от Иоанна в реках Иорданских и этим показал пример совершать освящение воды. Заметьте, если всякое священнодействие освящения воды имеет великую силу, ибо призывается благодать Святого Духа, то здесь, при освящении Богоявленской воды, призывается Святая Троица. Здесь в дивной, единственной по силе молитве призывается грозное и страшное имя всемогущего Бога. Здесь погружается Святой Крест, от которого с ужасом бежит все темное и мрачное, вся сила вражия. И заметьте, для какой цели освящается в этот день вода. Она освящается для такой цели, что нужнее всего на свете.

Так молится священнослужитель, читая молитву пред освящением: «Да будет она, т. е. вода сия священная, прогнанием диавола, да будет она во освящение душ и телес, да будет прогнанием злых духов, да будет ведущею в жизнь вечную, в Царство Небесное»262.

И заметьте, для какой еще цели, тоже самой важной, освящается она. Ею освящается миро, которым помазывается крещаемый. Ею окропляются священные антиминсы, на которых совершается Бескровная Жертва. Этой водой причащаются263 те люди, которые не могут по каким-либо причинам причаститься Тела и Крови Христовых. Все те, которые хранят ее с благоговением в святых местах, обыкновенно около икон, замечают, что эта вода имеет необыкновенное свойство: она не портится, как всякая другая вода. Благочестивые христиане принимают ее обыкновенно, говея, а затем вкушают ее натощак с надеждою на исцеление души и тела.

Итак, припомнив все это, с благоговением будем молить Господа Бога. Представим себе, что мы находимся на Иордане и там совершается это священнодействие264. Мы видим Христа Спасителя, крещаемого от Иоанна ради наших грехов и ради нашего спасения. Если мы с таким благоговением будем присутствовать, то верю, что в глубине души и сердца услышим голос: Сей есть Сын Мой возлюбленный! (Мф.3:17; ср.: Мк.1:11; Лк.3:22). И, слыша этот голос, мы никогда не поколеблемся и не изменим своей вере во Христа Спасителя. Будем Ему верить, Его любить и Ему служить.

О Богоявлении265

В тот же праздник, за литургией, в среду 7 января 1909 года

Сердечно приветствую вас, возлюбленные о Христе братие и сестры, со светлым и радостным праздником Богоявления Господня.

О, Господи! Более пяти с половиною тысяч лет человечество ждало явления Господа Иисуса Христа. Более пяти с половиною тысяч лет человечество томилось под страшным гнетом греха, проклятия, смерти, власти диавола. Более пяти с половиной тысяч лет человечество старалось обрести истину и счастие. Напротив, ища счастия, оно впадало в несчастие, ища истины, оно впадало в заблуждение, принимало тень за предмет, ложь за правду – до тех пор, пока разочаровалось в собственных силах и высказалось словами Пилата: «Что такое истина?», «Да есть ли еще истина?» (ср.: Ин.18:38). Не теперь только, но и тогда человечество искало жадно счастия, но, увы, находило полное несчастие, потому что, как и теперь, так и тогда, полагало его найти в чувственных утехах и вместе с отчаянием желало смерти и почитало лучшим средством самоубийство. Отчаянием, горьким отчаянием звучат слова философа Платона, когда он, обозревая мрачную действительность, восклицал: «Дать добродетель человечеству и открыть истину может Один только Бог».

И в избранном народе не лучше было пред рождением Христа Спасителя. И там не хотели понять приход Христа Спасителя. Многие думали, что через Него можно достигнуть славы, богатства, высокого положения в мире. А другие, саддукеи, стали отрицать загробную жизнь, воскресение мертвых.

Таким образом, и язычники, и иудеи сознавали необходимость, чтобы скорее явился некто Спаситель Бог, чтобы примирить человечество и открыть новую жизнь. Человек не может этого сделать. Само человечество дошло до полного отрицания и отчаяния.

И вот, казалось, все уже было потеряно... И вдруг слышится ангельское пение: Слава в вышних Богу... (Лк.2:14)... Вот Он, Сын Божий, выходя на проповедь, идет на Иордан, чтобы получить крещение от Иоанна – для того, чтобы спасти мир. Великая тайна совершается на реках Иорданских. Се – Бог является! Се – Сын крещается! Се – Дух Святый сходит с неба на землю! Се – глас Отца свидетельствует о Сыне и взывает: Сей есть Сын Мой возлюбленный (Мф.3:17). Для кого был этот голос? Конечно, не для Самого Сына, потому что Он знал любовь Своего Отца. Не для Иоанна Крестителя, потому что он знал, Кого он крещает. Не для учеников, ибо их тогда у Иисуса Христа еще не было. Не для одного только народа был этот голос. Эти слова были сказаны всему страждущему человечеству, всем народам. Эти слова сказаны нам. Сей есть Сын Мой возлюбленный, – утверждает Отец с неба. То есть это – Тот, Кого так давно и так жадно искало человечество. Это – Тот, Кого прообразовали пророки. Это – Тот, Который должен стереть главу змия (см.: Быт.3:15). Это – Он! Его слушайте, смиряйтесь! Это Он пришел дать людям счастие – не земное, а вечное блаженство. Это Он пришел для того, чтобы открыть людям рай! Это – Мой Сын возлюбленный! Он пришел для всех людей! Он пришел для тебя, дорогой брат или сестра. Ты мучаешься, твои думы мрачные; вот тебе – Сын Мой возлюбленный! Ты не можешь избавиться от страстей и пороков; вот – Сын Мой возлюбленный! Он может развязать тебя (см.: Притч.5:22) и сделать Своим!

Ты боишься смерти: она страшна и ужасна! Вот – Сын Мой возлюбленный, Он победил смерть и открыл вход в вечное царство. Ты боишься, диавол будет тебя искать, искушений диавола, ты боишься своей собственной слабой воли. Вот – Сын Мой возлюбленный! Он победил диавола, Он стер его главу, Он сокрушил его власть. Се – Сын мой возлюбленный! Только слушайте Его, только делайте то, что Он прикажет. Он говорит: «Любите врагов ваших, следуйте за Мною. Не думайте о здешней жизни, о ее благах. Напротив, внимательно смотрите на вечную жизнь. Слушайте Его и будете счастливы» (ср.: Мф.5:44–47; 9:9 и др.; 6:25–33). А саддукеи и их современники, которые продают Христа, не слушаются Его, стараются отыскать счастие на земле и отрицать вечную жизнь. «Того, кто отвергается Меня пред человеки, отвернусь и Я пред Отцем Моим Небесным», – говорит Иисус Христос (ср.: Мф.10:33).

Искренно желаю вам, чтобы крестившийся Христос Спаситель вразумил нас и открыл бы нам истину, и дал бы нам величайшее счастие – Его любить, Ему верить и Его Одного слушать.

…1911…

Проповеди, произнесенные на первой седмице Великого поста 21–26 февраля 1911 года.

Приготовление ко Святому Причащению

В понедельник вечером

Очень рад я, что вы, возлюбленные братие и сестры, оставили ваши домашние дела и решили посвятить сию седмицу важнейшему делу в вашей жизни – говению, то есть исповеданию своих грехов и причащению Святых Христовых Таин.

Много назидательного предлагает нам богослужение этой седмицы. К тому, что нам советует Святая Церковь, немного могу я прибавить от себя. И прибавлю только потому, что знаю: хотя и слабое, но живое слово всегда содействует духу покаяния. Вот что нам необходимо присоединить к церковным службам: это благочестивые размышления, затем благочестивые собеседования, добрые дела, молитвы, особенно внутренние, и, наконец, чтение духовных книг, а главное – Священных книг, то есть чтение Священного Писания.

Остановимся на первом. Ныне нам необходимы благочестивые размышления. О чем же нам размышлять? Предметом размышлений, прежде всего, должны мы быть сами, потом величайшее Таинство, к которому мы собираемся приступить, и, наконец, тот путь, которым мы пойдем после принятия Тела и Крови Господа Иисуса Христа.

Прежде говения нам надобно размышлять о самих себе; собрать свои чувства, свои мысли, которые рассеяны по разным предметам, собрать их в своем сердце и подумать хорошенько о себе самих.

Прежде всего надо ясно представить себе, в каком положении мы находимся, кто были наши родители, при каких обстоятельствах произошло наше рождение, какие были первые впечатления нашего детства. Представить, что все это не от нас зависело, а от Господа Бога – и здесь мы увидим Промысел Божий, волю Божию, направляющую нас ко спасению.

Наконец, остановим наше внимание на отроческих годах: как и когда стали различать добро и зло? Какое было первое падение? Хотя мы и родимся с грехом прародительским, с первородным грехом Адамовым, тем не менее приходит такое время, когда мы падаем, прельстившись грехом.

Далее рассмотрим время юности, время, именуемое ветреным, непостоянным: рассмотрим, какие тогда были у нас интересы, чем увлекалось наше сердце, на что направлены были его желания.

Затем рассмотрим возраст мужества, в котором мы, то есть многие из нас, находимся. Как мы живем, куда идем, какими окружены людьми, не препятствуют ли они нашему спасению, не грозит ли что гибелью к вашему спасению?

Таким образом вы рассмотрите всю свою жизнь. Но это только определит вам, да иду ли я ко спасению или к гибели? Какие страсти преобладают? Что мешает моему спасению? Что я должен делать, чтобы вступить на путь спасения?

Затем, размышляя о направлении своего пути, надо поставить перед собою духовное зеркало – так же, как, когда вы рассматриваете наружность, вы ставите перед собою зеркало. Духовное зеркало – это Евангелие, где говорит Сам Господь Иисус Христос, принесший на землю учение чистоты, святости и любви. Вы увидите, как Он Сам показал пример этой святости и любви, так что ради этой любви претерпел страдания и даже крестную, позорную смерть – дабы трудящихся здесь и верующих в Него удостоить вечных небесных радостей.

Затем прочитайте послания апостола Павла, особенно 12-ю и 13-ю главы к Коринфянам, где изображен греховный, плотский человек с его страстями и похотями. Прочитайте его же послания к Римлянам, к Филиппийцам. Особенно обратите внимание на заповеди блаженства, где ясно раскрыты основные добродетели, которые мы должны стараться приобрести.

И вот внимательно вглядитесь в это духовное зеркало, вглядевшись, подумайте и понаблюдайте над своим умом, куда он направлен – к добру или злу? Вглядитесь и понаблюдайте над своей волею, к чему она направляется – к добру или злу? Ваше сердце – от чего оно бьется, от каких желаний – греховных или добрых? Чего оно желает?

И вот, увидев все это, мы должны положить начало жизни для спасения. Если мы увидим, что положили начало жизни спасительной, если мы всегда действуем согласно с волею Божиею, если мы стремимся любить Господа Бога, если мы стараемся исправляться, хотя часто и падаем, то, значит, мы не совсем еще пали.

Если же мы увидим в этом духовном зеркале наши страсти: самолюбие, гордость и прочие, если мы почувствуем зловоние от этих страстей – то и в этом случае нам могут помочь еще и люди, которые строги к хорошим нашим поступкам и склонны видеть дурное, они очень умеют различать и подмечать страсти, преобладающие в нас.

Затем мы должны размышлять, каким образом мы должны идти по пути спасения? В этом случае мы должны внимательно вглядеться в наше сердце, чтобы раз навсегда определить себе тот путь, по которому мы должны следовать, и затем, не оглядываясь ни направо, ни налево, идти вперед, а именно к вечной, блаженной жизни.

Правда, тяжел этот путь! Но никто не должен уклоняться от него – ни богатый, гордящийся богатством своим, ни ученый – знатностью и знанием своим, ни простолюдин. В самом деле, вы сами знаете, много есть ученых, но так мало постигли они науку души.

В самом деле, если ты заболеешь, ты идешь к врачу, чтобы он выслушал тебя и дал бы тебе лекарство. Точно так же надо заботиться и о душе. Если она заболеет, то надо идти к небесному Врачу. Если мы так будем подготовлять себя к Таинству Покаяния, то достигнем и Святого Причащения, ибо апостол Павел говорит: Да искушает266 же человек себе, и тако от хлеба да яст, и от чаши да пиет; ядый бо и пияй недостойне, суд себе яст и пиет, не разсуждая Тела Господня (1Кор.11:28–29).

Во вторник вечером

Вчера мы с вами говорили о том, что нужно для того, чтобы достойно подготовить себя к Святому Причащению. Необходимы благочестивые размышления – прежде всего размышление о самом себе, потом размышление о том, к чему мы приступаем; далее мы приступаем к великим Таинствам Исповеди и Причащения; затем потребны некоторые добрые дела и, наконец, особенно усиленная сердечная молитва.

В чем же должны состоять наши размышления? Что же нам делать для этого? Мы должны встать как бы перед зеркалом и испытать себя, свою жизнь, рассмотреть, какие пятна, какие недостатки и пороки гнездятся в нашей душе и каким образом можем мы от них избавиться. Потом на что еще нам необходимо направить свои размышления. Надо направить их на те Таинства, к которым мы приступаем, – на Таинство Исповеди и на Таинство Святого Причащения.

В самом деле, если бы кому-нибудь из нас представилась печальная необходимость явиться на суд человеческий, не правда ли, мы стали бы внимательно рассматривать законы, которые говорят в нашу пользу. Мы рассмотрели бы в них, что клонит к оправданию, а что – к обвинению, и, подготовившись таким образом, мы явились бы на суд.

С другой стороны, если бы нам предстояла великая честь явиться на царский пир, разве не стали бы внимательно расспрашивать о том, как надо там держать себя? Что требуется от нас? Таким образом, мы должны подготовить себя, чтобы явиться гостями на царском пиру. В настоящее время нам предстоят оба случая – покаяние и причащение – или суд, или пир... Все зависит от нас, все зависит от того, как мы начнем приступать, как подготовим себя.

Я не говорю о размышлениях ученых – они охладили бы наше сердце. Достаточно остановиться на следующих размышлениях. Кто дает отпущение грехов? Кто установил и кто дает Причащение? Его установил Сам Господь Бог и сказал Своим преемникам: елика аще свяжете на земли, будут связана на небеси; и елика аще разрешите на земли, будут разрешена на небесех (Мф.18:18).

Это Он Своею силою и Своею благодатию отпускает грехи. А священник? Он только свидетель, и его достоинство ничего не прибавит к Таинству, и его недостоинство ничего не убавит; он не своею силою, а силою Господа Иисуса Христа прощает и отпускает грехи. В чем сила этого Таинства? В примирении с Господом Богом. В том, чтобы получить отпущение грехов. С помощью благодати Божией начать обновленную жизнь. Не в том сила этого Таинства, что мы оставляем некоторые грехи, а в остальном будем рассеянны. Необходимо, чтобы мы жили благочестиво, свято, как говорит апостол (ср.: Тит.2:12).

Что требуется от желающего причаститься? Прежде всего – вера в заслуги Господа Иисуса Христа, Который нас примирил с Господом Богом, а затем твердая решимость исправить свою жизнь, обновить себя и жить, как истинному христианину подобает. Все то, о чем я говорю, известно всем. И мы готовы не только исполнить все это, но даже и других этому наставлять... Но есть и другой вопрос, который мы можем разрешить только сами; это вопрос нашей души. Спросим себя: как поступали мы после последней исповеди? Воспользовались ли ею? Оставили ли любимые грехи и свои пристрастия к ним? На этот вопрос может ответить только сам человек. А затем – что я скажу своему духовнику? На что обращает главное внимание наша душа?.. На эти вопросы силен ответить только сам человек, потому что только он один может в этом разобраться.

И вот, таким образом, он должен приготовиться к Таинству Исповеди, затем от Таинства Исповеди приступить к Таинству Причащения. Если говорить в подробностях о силе этого Таинства и о любви божественной, то можно бы говорить целый век и не нашлось бы конца. Поговорим о нем вкратце. Кто установил это Таинство? В чем его сила? И кто к нему приступает?

Конечно, все мы знаем, что это Таинство установил Сам Господь Иисус Христос, сказав: сие творите в Мое воспоминание (Лк.22:19). Поэтому, прежде чем приступить к Божественной Трапезе, вспомним благодеяния, совершенные Господом Иисусом Христом. После грехопадения наших прародителей, Он говорит Своему Отцу: «Я иду, чтобы пострадать за согрешивших людей» (ср.: Деян.26:23; 3:18). Потом, в Ветхом Завете, Он является в откровениях и пророках, а когда наступило время, Он рождается в вертепе и хор ангелов на небе воспевает это рождение, а здесь, на земле, Ему поклоняются пастухи и волхвы. Но вот во сне Иосифу является ангел и повелевает ему бежать с Младенцем в Египет. И едва они успели удалиться, как тотчас целою рекою полилась кровь невинных младенцев, когда Ирод вздумал умертвить Иисуса Христа! Вспомним, как Он приготовлялся к проповеди, как принял крещение, как в продолжение трех с половиной лет проповедовал людям, учил их, воскрешал мертвых, изгонял бесов, исцелял больных. Как Он воскресил умершего Лазаря, как Его предали, схватили, как Он был мучим, истязуем, как был пригвожден ко Кресту. И вот Он умер, был погребен, воскрес и, наконец, вознесся на небо, обещая пребывать с нами.

Всю земную жизнь Господа Иисуса Христа надо внимательно рассмотреть, вспомнить, что все это Господь совершил для нашего спасения. Так же внимательно надо рассмотреть все обстоятельства, которые ведут нас ко спасению.

Но это еще не все. Он оставил нам величайшее наследие – Таинство Причащения Тела и Крови Его под видом хлеба и вина. Но в нем, в этом Таинстве, заключается великая сила. В нем Господь соединяет нас с Собой, как и Сам Он сказал: Я есмь лоза, а вы ветви (Ин.15:5). Как ветвь соединена с деревом или как лоза пользуется благодатным соком от дерева, точно так же и мы пользуемся таким соединением – живем с Господом. Это Таинство оживотворяет нас, обожает и возносит на небо.

От Таинства этого обратим наш взор и на себя. Спросим себя: кто ты? Может быть, ты – миролюбец, рассеянный в глубине своей души? Может быть, ты, приступая к Таинству, только исполняешь гражданские обязанности? Может быть, ты расположен к гордости? Или прикрываешься внешнею святостью и входишь в храм только ради этого, думая, что тут место лишь толпе грешников? Может быть, ты чаще всего думаешь так, хромаешь на оба колена, отвергаешь примиримое, стараясь заменить непримиримым.

Все это разобрав, приступим к Чаше завета. И тогда с верою, любовью и страхом Божиим причастимся Святых Христовых Таин.

Ненавидящих нас простим

В среду, после литургии Преждеосвященных Даров

Итак, напомню вам еще раз, что необходимо нам, чтобы приготовиться к Таинствам Исповеди и Причащения. Сначала надо размыслить о самом себе, рассмотреть свою душу и сердце при свете Священного Писания. Затем надо размыслить хорошенько о Таинствах, к которым мы собираемся приступить, – в чем сила этих Таинств. И затем, кроме того, необходимы добрые дела и молитва.

Но скажу вам, что на этой седмице единственным нашим делом должна быть молитва. Всякое житейское попечение ныне отлагается.

Напомню вам слова Господа. В Евангелии Он Сам говорит: ...если ты принесешь дар твой к жертвеннику и там вспомнишь, что брат твой имеет что-нибудь против тебя... пойди прежде примирись с братом твоим, и тогда приди и принеси дар твой... если вы будете прощать людям согрешения их, то простит и вам Отец ваш Небесный, а если не будете прощать людям согрешения их, то и Отец ваш не простит вам согрешений ваших (Мф.5:23–24; 6:14–15).

Из этого вы видите, дорогие братие, каких дел требует Господь от нас. Он требует примирения с тем человеком, который прегрешил против нас, с которым мы находимся в ссоре и во вражде. И мы должны не только сами примириться с ним, но и его примирить с собой. Это есть своего рода подвиг, и говорить нечего. А если наше самолюбие, и наша гордость еще мешают этому, то это очень и очень трудно. Но представьте себе, если бы нас об этом просило какое-нибудь уважаемое лицо, например, наш царь. Неужели ради него мы не примирились бы с нашим врагом? Или если бы мы были присуждены на казнь и нам поставили бы условием примириться с нашим врагом – то, уверен, редкий не примирился бы с ним и не пал бы к его ногам и не просил бы со слезами простить его. Так бывает в этой жизни.

Но здесь просит нас Царь Небесный, здесь мы являемся преступниками не земными, а вечными преступниками – из-за наших грехов, за которые нам грозит вечная гибель. Неужели мы так мало чтим и любим нашего Царя Небесного? Неужели так мало внимания обращаем мы на будущую жизнь?.. Вот ради этого мы должны примириться с нашими врагами.

Но, скажут, зачем я пойду? Лучше я с ним примирюсь в своем сердце! – Зачем? Да затем, что тебя просит об этом Сам Господь Бог. А Он разве хуже тебя знает, что необходимо для твоего спасения? Он прямо говорит: Пойди... примирись с братом твоим. В самом деле, если ты искренно простишь его в своем сердце, то один ты и получишь пользу – а он останется неисцеленным. Но ведь и его душа так же, как и твоя, дорога Господу Богу. Но скажут, может быть, он откажется простить меня, и мне тогда будет очень стыдно. Да, может быть, тебе будет мучительно стыдно, но в том-то и заслуга, что ты ради прощения своих грехов и предпринял этот подвиг. А затем, думается мне, если кто и посмеется, то таких, может быть, найдется немного, большинство же тронется твоим раскаянием и смягчится сердцем, и будет спасено для вечной жизни. А если мы, не примирившись, со злобою в сердце, приступим к Таинству Исповеди, то сколько бы священник ни говорил: «Разрешаю, прощаю...» – но тебе на том свете не будет прощения. Говорю это «именем Господа Бога»!

Затем нам необходимы добрые дела, дела милосердия. Блаженны милостивые, ибо они помилованы будут (Мф.5:7). Если мы, приступая к Таинству Исповеди, сами надеемся быть помилованными, сами надеемся получить те дары от Господа Бога, то мы должны оказать милость бедным, за которых просит нас Сам Спаситель. В самом деле, на Страшном суде Он ни за что нас не будет так судить, как за дела милости. Господь как бы так будет говорить: «Я не просил у вас жертвы, но милости. Я ни о чем вас так не просил, как об одном, – просил Я вас, чтобы вы оказывали милость братиям Моим меньшим, чтобы вы не отвергали их, а давали бы им и от щедрот ваших, и от скудости вашей».

Так вот каких добрых дел требует от нас Господь: ненавидящих нас простим и дадим милостыню просящим от нас милости. Аминь.

Помни час смертный

В четверг вечером

Все те правила, которые необходимы для желающих достойно причаститься Святых Христовых Таин, вы уже выслушали от меня. Все они должны быть проникнуты одной мыслью – памятью смертной. Поминай последняя твоя, – говорит премудрый Сирах, – и во веки не согрешиши (7:39). И святой Иоанн Златоуст напоминает нам молиться каждый вечер этой краткой молитвой: «Господи, даждь ми память смертную!»267 К сожалению, эта истина, самая непреложная из всех остальных истин христианских: если я существую, то, следовательно, я умру, – часто забывается, и мы менее всего о ней думаем. Мы менее всего думаем о смерти, отдаляем от себя и самую мысль о ней, живем, как будто вечно будем жить. А если и является у нас таковая мысль, то мы с ужасом и отвращением гоним ее от себя.

Мысль о смерти ненавистна для нас, а о том, что за этой жизнью, исполненной всевозможного рода скорбей и болезней, нас ожидает блаженная, вечная радость с Самим Господом, мы и не думаем. Душа наша здесь спит, забывая о вечности, чтобы уснуть там вечным сном, спит, увлекаясь земными радостями, преимуществами, утехами. А враг опутывает ее все новыми и новыми сетями, чтобы погубить ее в вечности.

Вот почему святитель Андрей Критский и заповедует нам молиться той трогательной молитвой, которую вы слышали в эти дни: «Душе моя, душе моя, востани, что спиши; конец приближается и имаши смутитися. Воспряни убо, да пощадит тя Христос Бог, везде сый и вся исполняяй!»268 Этой молитвой он заповедует молиться потому, что мы менее всего думаем о смерти и о том, что душа наша спит. Эта молитва более подходит нам, чем преподобному Андрею.

А другой святитель – святитель Херсонский Иннокентий так объясняет эту молитву, обращаясь к своей душе:

«Душе моя, душе моя269! Ты, которая у меня одна, так что если потеряю тебя, то лишусь всего; ты, которая, будучи создана по образу Божию, по тому самому уже превыше всего мира, и даже по падении твоем искуплена драгоценною Кровию Сына Божия и предназначена к вечному блаженству с Богом на небе, – душе моя, душе моя, что спиши? Для чего забываешь свою природу и достоинство и так жалко отдаешь себя в рабство плоти и крови – в плен миру и диаволу, – врагам твоим? Почто, созданная служить Богу живу и истине, кланяешься до земли всякому кумиру страстей? Почто, предназначенная к вечности, расточаешь безумно и время и таланты, тебе вверенные, на суету, не помышляя об ожидающем тебя за все это отчете?

Душе моя, душе моя, востани, что спиши? Тут ли спать, когда пред тобою небо и вечность с разверстыми вратами? Тут ли спать, когда под тобою геенна с духами отверженными? Тут ли спать, когда вокруг и внутрь тебя брань, когда за тебя сражается небо с адом, когда всезлобный враг назирает все пути твои, напрягает все свои силы, чтобы настигнуть и поглотить тебя навеки?

Душе моя, душе моя, востани! Отряси сон от очей твоих, собери рассеянные по суетам мира мысли твои и обрати их на себя самую и на твое великое предназначение! Востани! Сбрось постыдные узы страстей твоих, коими, как пленница, привязана ты к земле и тлению! Востани и посмотри, как все ожидает твоего пробуждения: ожидает ангел-хранитель, дабы не всуе находиться при тебе и не плакать безутешно о твоем ожесточении во грехе; ожидает Церковь Божия, дабы начать врачевать тебя молитвами и Таинствами; ожидает совесть, дабы воспринять над тобою права свои и вести тебя по стезям правды; ожидает сама смерть, дая место покаянию, дабы не быть принужденною восхитить тебя, наконец, с грехами твоими пред Страшный суд Божий.

Ты спишь, бедная душа моя, а время благодати и помилования течет и уходит невозвратно. Ты спишь, а бремя грехов твоих растет и множится без числа и меры. Ты спишь, а враг твой бдит и опутывает тебя с ног до головы новыми сетями. Ты спишь, а Ангел смерти грядет, и конец твой приближается. Приблизится, настанет, застигнет, поразит – и что тогда будет с тобою? Помогут ли тебе блага земные, для собирания коих забывала ты Бога и жертвовала всем? Защитят ли тебя от гнева Божия легкомысленные друзья и клевреты, с коими ты проводила и губила время. В мудрости ли мирской и неверии будешь искать отрады и утешения на ложе смертном? Ах, тогда-то узнаешь во всей силе, как праведно говорили тебе, что никая польза человеку, аще приобрящет весь мир, и погубит душу свою (Мк.8:36). Познаешь – но что выйдет из сего познания? Оно будет слишком поздно. Одна скорбь лютая, одно смущение и отчаяние: и имаши смутитися! Смутитися и от прошедшего, которое предстанет тебе со всеми грехами и нечистою жизнию твоею; смутитися и от настоящего, которое будет исполнено ужаса, мук смертных и отчаяния; смутитися, наконец, и от грядущего, от Суда Божия... которое, как долго забываемое, отвергаемое, явится пред тебя во всем грозном и низлагающем величии своем»270.

А ты явишься во мраке, и тогда-то ты, душа моя, пробудишься, познаешь грехи свои и страсти, которые ослепляли и унижали тебя. Но ты, душа моя, дороже всего мира. Но ты одушевлена сама собою. Если ты не можешь сразиться с врагом твоего спасения, то у тебя есть священник, он может связать твоего врага. Предай себя ему – и невозможное будет возможным. Как бы ни были велики твои грехи, они не победят милосердия Божия.

Для чего же, бедная душа моя, ждать нам с тобой беспечно нашей вечной погибели?.. Кто или что мешает нам остановиться, подумать и возвратиться вспять, когда еще есть время к тому? Душе моя, душе моя, воспряни убо! Поднимись! Раскрой глаза и поднимись с греховного ложа; стань на путь закона Господня и простри руки к добру; решись служить Богу живому и истинному, как ты ранее служила идолам своих страстей, а все прочее уже готово к твоему спасению. Готово Евангелие для озарения твоих мыслей во всех случаях твоей жизни; готова драгоценная одежда заслуг Христовых для прикрытия твоей духовной наготы; готово Тело и Кровь Сына Божия для насыщения твоего голода... готова всемогущая благодать Духа Святого для подкрепления твоих слабых сил; готов самый венец для увенчания твоих малых подвигов. Воспряни убо, да пощадит тя Христос Бог! Слышишь ли, как Он словами Евангелия вещает с пренебесной вечери Своей: и еще место есть (Лк.14:22)? Это место для тебя, душа моя. Поспешим же сделаться его достойными, пока не наступила полночь, не затворились двери чертога, не угас елей в светильнике нашей жизни. Аминь271.

Если мы будем почаще рассуждать о смерти, если мы почаще будем обращаться к своей душе, то иными очами будем взирать на то, что нас прельщает. И, может быть, то, что нас прельщает, будет нас страшить, а то, что будет нас страшить, сделается для нас противным. Вот этими размышлениями, дорогие братие, и заканчиваю наставления о том, как приготовить себя к Таинству Исповеди. Завтра после обедни скажу о покаянии, а за всенощной – о причащении.

О Таинстве Покаяния272

В пятницу, после литургии Преждеосвященных Даров

Итак, заканчивается подвиг вашего говения, и ныне вы приступите к исповеди, а завтра – к принятию Святых Христовых Таин. Насколько мог, я назидал самого себя и всех вас теми правилами, которым должен следовать каждый человек, желающий достойно приступить к Таинству Исповеди.

Ныне, прежде чем приступить к Таинству Покаяния, поделюсь некоторыми своими мыслями об этом Таинстве: когда оно было установлено, кто установил его, как надобно приступать к исповеди и, наконец, что бывает с теми, которые неискренне и не чистосердечно исповедуются или же вовсе не приступают к исповеди.

На первый вопрос ответ очень простой, но он заведет нас далеко-далеко – именно в рай. В раю в первый раз Господь исповедовал первых людей после того, как они согрешили и спрятались от своего Господа – как будто от Господа Вездесущего можно куда-нибудь спрятаться! Тогда Господь, желая вызвать их на раскаяние, вопросил: Адам, где ты? (Быт.3:9). Что с тобою? Этими словами, ища раскаяния в грехе смертном, Сам Жизнодавец становится их примирителем и вопрошает их. Но люди не чистосердечно раскаялись, и старались сделать виновниками других. Адам сказал: Жена, которую Ты мне дал, она дала мне от дерева, и я ел... Жена сказала: Змей обольстил меня, и я ела (Быт.3:12–13).

Таким образом, первая исповедь была не чистосердечна и следствием ее явилось изгнание Адама и Евы из рая и осуждение их на смерть. Далее люди должны были жить вне рая.

Вот Каин кончает убийством жизнь своего брата Авеля. Господь спросил Каина: Авель, брат твой, где? А ведь Он – всеведущий, разве Он не знал, где Авель? И вторая исповедь была не чистосердечна. Каин грубо ответил: Разве я сторож брату своему? (Быт.4:9).

Затем, в продолжение 120 лет, Ной убеждал людей покаяться и исповедать свои грехи, и он не мог этого достигнуть. И вследствие этого явилось их потопление в водах потопа. Затем, в Ветхом Завете, в истории Скинии и Храма, люди приносили жертвы и исповедовали свои грехи – это их действие было прообразом той Жертвы, которую принес Господь за наши грехи. Затем, у народа израильского был год очищения, в этот год люди приносили жертвы за себя и за израильский народ. Затем пророки предлагали людям исповедать грехи. Наконец, на рубеже Ветхого и Нового Заветов явился Иоанн Предтеча. Он начал свою проповедь словами: Покайтесь, ибо приблизилось Царство Небесное (Мф.3:2). И люди каялись и исповедовали свои грехи, и они очистились. И не только иудеи, но и язычники. Затем Христос Спаситель начинает Свою проповедь словами: Покайтесь и веруйте в Евангелие (Мк.1:15). И Он, Всеведущий, когда исцелял больных, то всегда спрашивал: «Веруешь ли? И обещаешь ли больше не грешить?» И только в этом случае исцелял. Последней исповедью была исповедь разбойника. Разбойник исповедовал свои грехи, говоря: Мы осуждены справедливо, потому что достойное по делам нашим приняли, – и исповедал в поруганном, всеми оставленном, преданном – Господа. И за это получил отпущение грехов. Истинно говорю тебе, ныне же будешь со Мною в раю, – сказал ему Господь (Лк.23:40–43). Затем, после Воскресения, Господь принимает исповедь отвергшегося Петра и сподобляет его дойти до страданий и крестной смерти. Затем, вознесшись на небо, Господь передает право апостолам вязать и решить грехи (см.: Мф.16:19; 18:18; Ин.20:23), а апостолы передают его своим преемникам – о чем свидетельствует Священное Писание. Затем, когда вера достаточно укрепилась в людях и верующих стало порядочное число, они стали приносить свое исповедание открыто, с раскаянием. А святитель Иоанн Златоуст, сделал исповедь тайною, потому что открытая исповедь становилась соблазном для многих.

Кто учредил Таинство Исповеди? Вы сами видите: учредил это Таинство Сам Господь Бог. В чем сила этого Таинства? В заслугах Господа Иисуса Христа, Который страданиями Своими и смертью примирил нас с Отцом Своим Небесным. Что требуется от приступающего к исповеди? Вера во Христа Искупителя, во-первых, а во-вторых, искреннее сокрушение о своих грехах и искреннее намерение больше не грешить, жить так, как мы обещаем на исповеди.

Могут сказать: зачем исповедовать грехи свои на исповеди? Можно их исповедать наедине одному Господу Богу. Зачем нужен священник? Очень просто, затем, возлюбленный брат, что ты сам – человек и нуждаешься в том, чтобы тебя выслушали и приняли твои грехи. Кому же к тебе явиться? Не Самому же Господу Богу? Этого никто [из грешников и сам] не пожелает. Пророкам? – Но тогда недостало бы пророков. Какому-нибудь знамению? – Но тогда вся наша жизнь должна быть наполнена зрелищами... Вот для чего является человек.

Но, может быть, ты скажешь: «Я могу судить сам себя». Но как ты будешь судить себя, когда ты являешься подсудимым? Не можешь быть в одно и то же время и подсудимым, и судиею... Тогда ты возразишь: «Достаточно исповедать свои грехи знакомым и друзьям». Нет, этого недостаточно, потому что простой человек никогда не возьмет на себя права, которое преемственно имеет только священник, потому что только священник от имени Господа Бога может сказать: «Прощаю и отпускаю тебе грехи твои».

Но тогда скажут: может быть, как говорят протестанты, достаточно одной общей исповеди? Нет, недостаточно. Когда мы больны бываем, разве идем к доктору все вместе? Не правда ли, каждый из нас говорит доктору о своей собственной болезни, о признаках ее, о том, чем он страдает. А затем и доктор не будет говорить всем больным об одном и том же лекарстве. Каждого больного он примет, выслушает и тогда только пропишет лекарство. Так и в исповеди: надо особенно указать на тот грех, который нас мучит, и просить лекарства.

Но Церковь не запрещает чистосердечно открывать грехи друг другу (см.: Иак.5:16). Она не запрещает человеку исповедовать свои грехи Господу Богу и открывать Ему свои тайные помышления. Святитель Димитрий Ростовский написал книгу, в которой излагает тайные прегрешения пред Господом Богом273...

Когда каждый создаст в своей душе такое настроение, которое будет содействовать чистосердечному раскаянию, тогда нам станет ясно то, чего не должен делать каждый из нас. Представьте себе, что вы совершили какой-нибудь проступок, который не только грозит вашему будущему, но на вашу честь кладет пятно. Что вы сделаете? Не правда ли, вы почувствуете отвращение к этому поступку? Вы почувствуете раздражение на самого себя, на свою слабость. Вы старались бы облегчить свою душу, потребовали бы совета, дали бы слово больше не совершать ничего подобного. Это мы сделали бы только по отношению к одному проступку. А ведь мы величайшие преступники пред лицом Господа Бога! И вот таким образом размышляя, вы распознаете эти свои грехи. Не думайте, что это так легко, не думайте, чтобы человек не нашел в себе грехов. Но разобраться в себе – это очень трудно.

Тогда представьте себе, что это последний час нашей жизни, скоро придет к нам смерть. Не правда ли, готовясь к смерти, мы все бы забыли. И поняли бы тогда, что должны предстать пред Господом Богом, тогда мы старались бы все свои мысли, тайны собрать, сделать их явными. Жизнь промелькнула бы перед нами со всеми делами. Сколько ненависти, скорбей, тщеславия, ничегонеделания мы увидели бы в самих себе и тогда узнали бы свою душу.

Таким образом направив себя, приступим к исповеди, а затем завтра с верою и любовию приступим к Чаше Христовой. Верою и любовию приступим – и благодать Божию получим.

О причащении

В тот же день, за вечерним богослужением

Когда иудеи, странствуя по пустыне Аравийской, томимые голодом, увидели в первый раз манну, они стали в недоумении вопрошать Моисея: Что это? А тот им отвечал: Это хлеб, который Господь дал вам в пищу (Исх.16:15). Нам же, дорогие други, нет нужды задавать вопрос: «Что такое причащение?» Мы веруем и исповедуем, что это есть истинное Тело Христа Спасителя и истинная Его Кровь.

Великий это дар, но еще более велик Тот, Кто дает этот дар. Для Него все возможно. Не Он ли, будучи Богом, сошел с неба на землю и облекся в плотяное тело? Не Он ли насытил пятью хлебами пять тысяч человек, и еще осталось двенадцать полных корзин274. Не Его ли силой Моисей и Аарон превратили воду в кровь275? Не Он ли обратил воду в вино276? Для Него все возможно. Для Него ничего нет невозможного!

Но, скажут, зачем эта прикровенность? Зачем Таинство претворяется в хлеб и вино? Ответ очень простой: ввиду нашей немощи. Бывали случаи в церковной истории, когда за неверие Агнец обращался в живого младенца, а вино в кровь. Но не радовались этому священнослужители, а ужасались, потому что чудо являлось вследствие их неверия, оно являло не милость, а гнев Божий.

Но ты спросишь: каким образом Господь может являться на множестве жертвенников? Каким образом Его Тело раздробляется для множества верующих? Конечно, это глубочайшая, непостижимая тайна, но ее можно пояснить следующим примером в жизни. Посмотрите на солнце: оно одно, но видимо всеми народами во всяком месте; и не только видимо – от него исходит свет и тепло. Наведите зеркало на это солнце – и оно отразится в зеркале. Раздробите это зеркало на мельчайшие части и наведите какую угодно из них на солнце – и в каждой мельчайшей части также оно отразится.

Какая цель в причащении? ядый Тело Господне и пияй Его Кровь самым теснейшим образом соединяется со Христом Спасителем. Вот цель этого Таинства! Мы так же тесно соединяемся со Христом, как ветвь тесно соединена с лозой, от которой она питается соком. Отрежьте ветвь – и она засохнет. Как Спаситель, сойдя на землю, принял тело, таким образом и мы принимаем Его Тело в себя и соделываемся близкими Ему.

Каковы плоды от этого причащения? Сам Спаситель говорит: Я есмь хлеб жизни; приходящий ко Мне не будет алкать, и верующий в Меня не будет жаждать никогда... Ядущий Мою Плоть и пиющий Мою Кровь имеет жизнь вечную (Ин.6:35:54). Подобно тому как человек, вкусив сладкой пищи, не пожелает уже другой пищи, так и вкусивший Тела и Крови Христовых. Всякая земная привязанность приносит иногда раздражение, огорчение. А вкушение Тела и Крови Христовых доставляет человеку такое истинное счастье, такое блаженство, с которым ничто не может сравниться здесь, на земле, и человек уже ничего более не желает. Царь Давид в одном из псалмов восклицает: Что ми есть на небеси, и от Тебе что восхотех на земли... Ты еси Бог сердца моего, часть моя, Боже, во век277! (Пс.72:25–26). Так и мы, чего же мы можем пожелать еще себе, когда Господь вселится в нас?

Второй плод причащения – это свобода от смерти. Я семь хлеб жизни. Отцы ваши ели манну в пустыне и умерли. Хлеб же, сходящий с небес, таков, что ядущий его не умрет. Я – хлеб живый, сшедший с небес: ядущий хлеб сей будет жить вовек (Ин.6:48–51). «А святые? – спросите вы. – Да разве они не были причастниками смерти?» А я вас спрошу: «Да разве святые умирали? Смерть их была соединение со Христом». Апостол Павел говорил: Имею желание разрешиться и быть со Христом... Бедный я человек! кто избавит меня от сего тела смерти? (Флп.1:23; Рим.7:24). Для святых жизнь эта, полная страданий, казалась смертью, а там, на небе, они ожидали светлой, радостной жизни в соединении с Господом Богом. А для нас – разве они умирают? Скажите, преподобный Сергий, преподобный Серафим, святитель Иоасаф – разве они умерли для нас? Нет, они живы – они живы своими нетленными телами, потому что от этих тел исходят исцеления и жизнь. Святые живы, потому что они, эти святые, постоянно молятся за нас, они живы и всегда находятся в общении с нами. А как бы мир ни старался прославлять своих героев – но не живы они, мертвы.

Вот маленький ребенок своими детскими ручонками обнимает нетленную главу святителя Иоасафа и говорит ему: «Милый святитель, я страдаю, я болен, исцели меня!» Разве для этого ребенка мертв лежащий во гробе святитель Иоасаф? Нет, он жив и будет вечно жить, до второго пришествия.

Третий плод причащения – это залог жизни вечной. Ядущий Мою Плоть и пиющий Мою Кровь имеет жизнь вечную, и Я воскрешу его в последний день, – говорит Господь (Ин.6:54). Конечно, воскреснут все – но не все воскреснут для вечной жизни. Спаситель как бы так говорит: «Те – Мои кровные, родные, которые находились в общении со Мною. Я Сам их воскрешу в последний день. Я есмь Воскресение и Жизнь (Ин.11:25)».

Что же необходимо для достойного причащающегося? Прежде всего – полное сознание своего недостоинства, смиренное сознание того, что мы покрыты язвами и что единственное лекарство, могущее исцелить нас, – это причащение. «Вем, Господи, что я грешен и недостойно причащаюсь Пречистаго Твоего Тела и Честныя Твоея Крове и повинен есмь, в суд себе ям и пию... но, на щедроты Твоя дерзая, при- хожду к Тебе... Ты знаешь мои струпы и видишь мои язвы, но и веру знаешь и воздыхание слышишь. Я знаю, что Ты милосердый, человеколюбивый, Ты не гнушаешься величеством грехов наших, если мы с верою к Тебе прибегаем»278.

Вот второе условие – вера в заслуги Господа Иисуса Христа. Третье условие – твердая решимость, причастившись, бежать от прежних грехов, стараться более не грешить, стараться иметь себя пред очами Господа Бога и, наконец, подражать Ему. Последнее условие – любить Господа Бога и восклицать Ему: «Господи, Ты – моя похвала! Ты – моя жизнь! Ты – мое счастье и радость! Ради меня Ты сошел на землю, претерпел страдания, смерть и открыл вечную жизнь!»

И вот тогда со страхом и трепетом приступим к Чаше Господней! Еже молитвами святого Иоанна Предтечи, память которого мы ныне совершаем279, да будет, Господи.

Принятие Святых Христовых Таин

За литургией, в субботу

Приветствую вас, возлюбленные братие и сестры, с принятием Святых Христовых Таин! Итак, совершилось желание вашего сердца! Царь Небесный ныне открыл нам Свои объятия, как блудному сыну, приготовил для нас трапезу, которой ныне мы обильно насытились. Двери Царствия Небесного ныне открыты! Ныне мы со Христом!

Куда же мы пойдем из этого храма? Вы скажете, что каждый из нас готов идти за Христом, подобно апостолам, из коих один воскликнул: Господи, с Тобою я готов и в темницу и на смерть идти! (Лк.22:33).

Да будет тверда в нас решимость идти путем Христовым! Пусть не соблазняют нас ни мир, ни люди, ни страсти, ни враг наш – диавол. Ведь ныне мы твердо исповедовали не давать лобзания Иудина, а если мы дадим (чего, Боже, избави), то нас будет жечь вечный адский огонь. Ведь мы исповедовали веру во Христа Спасителя, как покаявшийся разбойник. Если бы этот разбойник сошел со креста, то, как вы думаете, стал бы он предаваться прежней греховной жизни? Конечно, нет! Он жил бы для Христа. И мы вместе с разбойником будем жить со Христом, Его волю исполнять, Его одного любить, чтобы, подобно разбойнику, услышать блаженный глас: Ныне же будешь со Мною в раю! (Лк.23:43).

Возблагодарим же от всего сердца Господа, всельсшегося в нас, и воззовем к Нему: «Слава Тебе, Боже! Слава Тебе, Боже! Слава Тебе, Боже!»

Идти христианским путем среди скорбей280

В день памяти святого благоверного князя Даниила Московского (за литургией) 4 марта 1911 года

Помолимся усердно почитаемому нами родному нашему, святому благоверному князю Московскому Даниилу.

Ныне особенно радуется обитель Даниловская, которая была создана святым великим князем Даниилом и в которой покоятся его святые мощи. Но не менее радуется и наша обитель Богоявленская, ибо она является родною сестрою обители Даниловской, так как и она была создана святым благоверным князем Даниилом. А вместе с ними ликуют и все благочестивые люди, празднуя память своего святого, и, припадая к раке его святых мощей, получают от нее благодатные исцеления, и, обозревая его житие, черпают из него целые уроки жизни.

В самом деле, часто люди говорят: «Мы светские, а как трудно в миру спастись, гораздо труднее, чем в монастыре, где все приготовлено ко спасению». О, поверьте, все дело спасения – не в обстановке, а в духе человека, стремящегося ко спасению. Пример этого показывает нам великий князь Даниил. Не он ли был высокого положения? Не он ли имел все, чтобы наслаждаться жизнью? Но, находясь в мирском обществе, он не соприкасался с ним; находясь среди мирских людей, он был собеседником ангелов, как это пелось в песнопениях, составленных на день его памяти. Словом сказать, здесь, на земле, он приготовлял себя к вечности.

По происхождению принадлежа к благочестивой семье, ведь и отец его Александр Невский был благочестивым князем, святой Даниил восприял с ранних лет семя благочестия, и это семя возросло и принесло плод (см.: Лк.8:8). В особенности всех поражали его смирение, незлобие, кротость. Вы знаете, в то время Русь находилась под тяжелым игом татарским, а среди князей не было мира. Они часто враждовали между собой, призывали себе в помощь иногда татар. Страдала Русская земля и от татар, и от междоусобиц. В это-то время князь Даниил и явился миротворцем. Он всю свою жизнь употреблял на то, чтобы мирить князей, чтобы отвращать нападения татар, чтобы среди русских людей было спокойствие и мир. Его вера и благочестие поражали всех. В самом деле, не в пиршествах и веселии, а в молитве, усердной молитве и посте он находил себе утешение. Его радость была в том, чтобы множество церквей возрастало, чтобы благочестие распространялось. Его счастие состояло в том, что он созидал обители. Сию обитель Богоявленскую он основал, а затем и другую – Даниловскую281.

И вот в конце жизни Господь удостоил его постричься в схиму и быть погребенным в основанной им обители Даниловской. Потом, через много лет после его кончины, Данилов монастырь, пришедший в ветхость, снова был украшен благолепно, а затем, в царствование царя Алексея Михайловича, по особому указанию Божию, святые мощи основателя обители были обретены нетленными.

И вот он нас учит в жизни идти христианским путем, невзирая ни на что – ни на скорби, ни на вражду, ни на искушения. Правда, время, в которое мы живем, очень смутное, опасное. Но нам не грозит такая опасность, какая была в те времена; вести христианскую жизнь, посещать храмы Божии нам никто не возбраняет.

Итак, будем усердно молиться святому благоверному князю Даниилу, чтобы он помог нам идти путем смирения, терпения, кротости, чистоты и пламенной веры. [Аминь.]

О расслабленном

Евангельское чтение на литургии (Мк., зач. 7:2:1–12). Во 2-ю неделю Великого поста, 6 марта 1911 года

Кто из нас не знает, какие средства мы употребляем, когда нас постигает какая-нибудь болезнь, чтобы исцелиться от этой болезни! И богатые, и бедные тратят последние деньги, посещают самых лучших докторов, покупают самые дорогие лекарства, наконец, удаляются с места своего жительства в другие страны, где можно, говорят, получить исцеление от болезни. Пример подобной заботы мы видим из прочитанного ныне Евангелия о расслабленном.

Посмотрите, с какой заботой родственники расслабленного стремятся увидеть Христа Спасителя, чтобы попросить Его об исцелении больного. Около Господа толпилось множество народа, поэтому они не могли приблизиться к Нему. И вот, они проламывают крышу и спускают расслабленного к ногам Спасителя – и он дивным образом получает исцеление. Но прежде, чем получить исцеление, он получает прощение и оставление своих грехов. И мы так поступаем, когда бываем больны, когда мы находимся в расслаблении телесном.

Но, увы, все мы страдаем расслаблением души, и как мало ищем средств, чтобы исцелиться от расслабления душевного. А расслабление душевное гораздо опаснее расслабления телесного – ведь расслабление телесное только временно, а расслабление духовное грозит нам вечной смертью. И вот, дорогие братие, прежде всего для самого себя, а затем и для всех вас, страдающих этим недугом, я посоветую несколько лекарств.

В самом деле, в чем выражается эта болезнь? Поставим ее диагноз. Она выражается в том, что все духовное делается невыносимо противным: противно чтение Священного Писания, противны духовные размышления, нас отталкивает от молитвы, от Церкви, – одним словом, мы стараемся избавиться от всего того, что рекомендуется для нашего спасения.

И вот в этом случае, когда ты увидишь, что твоя душа находится в духовном расслаблении, что она требует спасения, то ты постарайся употребить то самое средство, какое ты употребил бы во время пожара, если бы пожар грозил гибелью человеку. Тогда ты начал бы стучать, чтобы он пробудился от сна и поторопился принять меры ко спасению себя и своего имущества. Также и ты, возлюбленный брат и сестра, – стучи в двери своего сердца и души. Стучи до тех пор, пока оно, спящее, не пробудится. Стучи, взывай, о смертном часе напоминай, о страшных муках, которые ожидают тебя в то время, когда душа твоя будет отделяться от тела. Об этом часе мы ничего не знаем, – Спаситель сокрыл его от нас для того, чтобы мы всегда бодрствовали. Он Сам сказал: Не весте дне ни часа, в оньже Сын человеческий приидет (Мф.25:13).

Стучи в дверь твоей души, напоминай ей о вечных страданиях грешников и о радостях праведников.

Здесь дает нам пример история Церкви. Посмотрите, кто была преподобная Евдокия282? Она была величайшей грешницей и вела самую развратную, распутную жизнь. А вот однажды на гостинице ночью рядом с ней находился монах, который всю ночь читал Евангелие – именно то место, где говорится о Страшном суде, о мучениях грешников и о радостях праведников. Читал он, по-видимому, от всего сердца, потому что заливался горькими слезами. И это чтение так сильно подействовало на душу Евдокии, что она решила переменить свою греховную жизнь, стала праведной, удалилась в монастырь, спасла свою душу и прославлена была Святою Церковью. А наш святой равноапостольный князь Владимир? Он был язычником, вел рассеянную, развратную жизнь. Но вот когда показали ему на картине мучения грешников и радость праведных283 – и решил принять христианскую веру, и спас не только себя, но и весь народ.

Стучи в дверь твоего сердца! Напоминай ему о той великой любви, которую оказал нам Христос Спаситель. Не Он ли, милосердый, сошел с неба на землю, претерпевал злобу, клевету, оплевание, заушение и крестную смерть ради нас, грешных? Ради этой любви разве мы можем загубить себя?

Помни, если ты страдаешь здесь, во временной жизни, то это затем, чтобы наследовать там Царство Небесное.

Дорогие братие и сестры! Вот недавно Святая Церковь прославила святителя Иоасафа284, но этот святой уже давно прославлен всеми православными, верующими людьми. В моей келье под особым стеклом висит молитва, которую этот святитель читал каждый час, при бое часов он вспоминал свой предсмертный час. «Буди благословен день и час, – молился он, – в онь же Господь мой Иисус Христос мене ради родися, распятие претерпе и смертию пострада...» Таким образом, святитель вспоминает любовь Господа, как Он ради этой любви сошел на землю, был распят на кресте и принял крестную смерть. «О, Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, в час смерти моея приими дух раба Твоего, в странствии суща...» Потому что нас на каждом шагу ожидают соблазны, мы подвергаемся опасностям, в особенности в наше время, находится много людей, употребляющих все средства, чтобы отвлечь нас от Церкви... «Молитвами Пречистыя Твоея Матере и всех святых Твоих». Потому что Небесная Матерь – Мать всех нас. Потому что если мать забудет свое родное дитя, то Матерь Небесная не забудет никого – об этом свидетельствуют тысячи случаев... «Яко благословен еси во веки веков, аминь». Потому что за это благо Ты благословен вовеки. Вот этой-то молитвой молился святитель, который ныне прославлен Святой Церковью, который является великим чудотворцем и нашим предстателем пред Престолом Господа Бога. Будем просить его, чтобы он утвердил нас в непреклонном желании спасения.

«Буди благословен день и час, в онь же Господь мой Иисус Христос мене ради родися, распятие претерпе и смертию пострада. О, Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, в час смерти моея приими дух раба Твоего, в странствии суща, молитвами Пречистыя Твоея Матере и всех святых Твоих, яко благословен еси во веки веков. Аминь».

О благоразумном разбойнике285

В 3-ю неделю Великого поста, Крестопоклонную (за литургией), 13 марта 1911 года

Когда видишь Крест Христов, невольно вспоминается та молитва, которою взывал разбойник на кресте: Помяни мя Господи, егда приидеши во Царствии Твоем (Лк.23:42). И действительно, эта молитва так трогательна, так умилительна, что недаром Святая Церковь заповедует молиться именно ею во дни Великого поста. Она как бы лекарство, исцеляющее нас от наших духовных болезней, и она – лекарство сильное.

Но вы, конечно, знаете, что всякое, даже очень сильное лекарство от постоянного употребления может потерять свою силу, может даже неблаготворно влиять на наш организм. Точно так же эта молитва может приносить великую пользу, когда она приносится разумно, с желанием исцелиться от своих духовных болезней. К несчастию, этою молитвою мы иногда злоупотребляем.

Как часто многие говорят: «Вот, разбойник в несколько минут получил Царство Небесное, за несколько минут до смерти успел в нескольких словах принести покаяние и получить прощение своих грехов. И мы – ведь мы не разбойники – успеем еще покаяться, когда будем умирать, когда будем находиться на смертном одре, а теперь нашу земную жизнь употребим для себя, для удовлетворения своих страстей и похотей. Успеем еще сказать несколько покаянных слов, когда будем лежать на смертном одре». О, как неправильно рассуждать так! О, как жестоко говорить так! Ведь со смертию и адом, как заметил еще один древний мудрец, нет договора и условий. Ведь не знаем мы, достанет ли нам времени перед смертию, чтобы, хотя с несколькими словами, обратиться к Господу Богу. Ведь мы видим, как умирают люди, внезапно, иногда во цвете лет и сил, умирают во сне, среди пира, с мыслями о жизни, а не о смерти, будущем Суде и его воздаянии.

Затем говорят: «Вот разбойник в несколько минут покаялся». Но они забывают, каковы были эти минуты. Забывают, что он страдал на кресте, что руки и ноги его терзались от гвоздей. Ведь недаром крестная смерть считалась самою мучительною, ведь недаром Сам Подвигоположник Христос Спаситель взывал к Отцу Своему: Боже мой, Боже мой, для чего Ты меня оставил? (Мф.27:46). Значит, эти мучения – в высшей степени тяжелы. И вот мы на этом-то кресте, на этих кровавых гвоздях хотим почивать в нашей беспечности, в нашей лености, отмахиваемся лениво от голоса совести; говорим: «Успеем еще покаяться в последний час, перед смертию, а теперь будем жить для себя!»

Имейте в виду: такой веры, какая была у разбойника, не было даже у самих апостолов. Ведь легко исповедовать было Христа Спасителя в то время, когда Он находился в славе, когда Он творил великие чудеса. Если бы разбойник видел Его воскрешающим Лазаря, то нетрудно было бы ему воскликнуть с апостолом Фомою: Господь мой и Бог мой! (Ин.20:28). Конечно, легко было бы исповедать Господа, видя Его преобразующимся на Фаворе, во славе, видя, как сходили к Нему с неба пророки древности – Илия и Моисей. Легко было бы ему вместе с апостолом Петром воскликнуть: Господи! добро есть нам здесь быть: Ты еси Христос, Сын Бога живаго (Мф.17:4; Мк.9:5; Лк.9:33). Если бы он слышал, по крайней мере, Его проповедующим и дивился словам благодати, исходившим из уст Его (Лк.4:22), то, может быть, он сказал бы Ему вместе с апостолом Петром: Господи! к кому нам идти? Ты имеешь глаголы вечной жизни (Ин.6:68–69).

Но что видел разбойник в Нем на Кресте? Он видел в Нем только раны и льющуюся из них кровь! Что он слышал? Он слышал только хулы и издевательства над Страждущим. И в Этом Поруганном не только людьми, но даже учениками Оставленном, даже самим небом Забытом, он исповедует Бога, он исповедует Творца мира и Владыку рая.

Распятый Спаситель отличался от этих двух разбойников только колючим терновым венцом – и, однако, он исповедует Его Сыном Божиим! Поистине, как велика должна была быть вера, чтобы не ослепнуть среди всеобщей тьмы, чтобы не увлечься бурным потоком всеобщего мнения, чтобы не соблазниться от всякого рода соблазнов и вознестись над всеми соблазнами?

И вот этот разбойник возносится! Иисус Христос на Кресте – для него Тот же, как если бы он видел Его на Престоле славы. Поэтому если о капернаумском сотнике сказано, что веры, его подобной, не было в целом Израиле (см.: Мф.8:10; Лк.7:9), то о разбойнике поистине должно сказать, что его веры нельзя было отыскать в целом мире.

Но, заметьте, в разбойнике мы, кроме веры чрезвычайной, видим еще пример любви к ближним – любви, которая заставила его, забыв собственные муки, позаботиться о своем несчастном собрате. Вот он видит своего колеблющегося товарища, который издевается над Христом, и у него является желание спасти его. Может быть, он был ранее соблазнен на преступление этим товарищем – но он все забывает. Он обращается к нему со следующими трогательными словами проповеди: Или ты не боишься Бога, когда и сам осужден на то же? И мы осуждены справедливо, потому что достойное по делам нашим приняли; а Он ничего худого не сделал, – и, прервав ее, слабеющими устами обращается к Спасителю с молитвою: Помяни мя Господи, егда приидеши во Царствии Твоем! (Лк.23:40–42), – как бы желая показать своему собрату не одними словами, а и примером своим, что он должен сделать для того, чтобы спасти свою душу.

Думаете ли вы, что, если мы проживем всю свою жизнь в удовлетворении своим страстям и похотям, думаете ли вы, что в конце нашей жизни сердце наше не иссохнет? Думаете ли вы, что оно будет в состоянии источать целительные воды любви? – Нет!..

Мы, священнослужители, принимающие исповедь кающихся, можем засвидетельствовать, что все те, которые проводили свою жизнь беспечно, стараясь удовлетворять своим страстям, и на смертном одре обнаруживают сухость сердца. И часто приходится слышать из уст таковых стоны, уныние, отчаяние, а иногда и проклятие. Но, во всяком случае, они не испытывают той покаянной любви, какую обнаружил покаявшийся разбойник.

Таким образом, пример благоразумного разбойника может нас не только ободрить, но и устрашить. В нем мы видим, что разбойник явил пример такой любви, какой нет во множестве людей. Правда, его руки и ноги были пригвождены ко кресту и ему недолго оставалось жить. А если бы он сошел с креста, то он показал бы такой пример любви и строгой жизни и такой любви, какой мы никогда не видали. Этот разбойник имел такую надежду, которая ввела его в Царство Небесное... А мы не имеем такой надежды и любви. Поэтому, если мы желаем достигнуть Царства Небесного, мы должны с этого дня решиться служить Господу, а для этого выйти из храма с желанием жить так, как заповедует Христос Спаситель.

Таким образом, пример этого разбойника может нас устрашить еще и тем, что один разбойник, следовательно, мог войти в рай. Нас может устрашить и то, что мы не имеем столько надежды и любви, сколько имел разбойник, чтобы войти в Царство Небесное. Поэтому для того, чтобы достигнуть Царства Небесного, мы должны с этого дня решиться служить Господу: для этого мы должны выйти из этого храма с желанием жить так, как заповедует Христос Спаситель.

И вот последний урок, какой дает нам покаявшийся разбойник. Если ты, дорогой, возлюбленный брат, услышишь хулу на Христа Спасителя – а, наверное, тебе приходилось и приходится слышать нечто подобное; если ты услышишь эти хулы на Христа Спасителя от людей, дерзостно отрицающих Его Божество, издевающихся над Церковию, – будь тверд, исповедуй Его как Бога, подобно тому, как исповедовал Его разбойник, когда Он, наш Спаситель, был всеми оставлен. И воззовем к Нему, прося помилования: Помяни мя Господи, егда приидеши во Царствии Твоем!

Затем, когда явятся у тебя искушающие мысли, а они часто посещают нас: «Достаточно я терпел от болезней, несчастий, достаточно Господь посылал мне наказаний на земле, я уверен, что Господь милосердый помилует меня там», – нет, вспомни разбойника, который претерпел на земле самую ужасную казнь, был распят на кресте. И ты осени себя крестным знамением и скажи: Помяни мя Господи, егда приидеши во Царствие Твое!

Затем, если, дорогой брат и сестра, ты страдаешь от своих грехов, греховных болезней и привычек... или думаешь, что ты никогда не исправишься, а злой дух шепчет тебе, что ты совершенно погиб и не можешь уже более иметь надежды на милосердие Божие, – о, дорогой брат, вспомни тогда о покаявшемся разбойнике, что он по милосердию Божию вошел в рай, что для Господа все возможно, осени себя крестным знамением и воззови из глубины сердца к Нему: Помяни мя Господи, егда приидеши во Царствии Твоем!

Наконец, если действительно смерть застигнет нас неготовыми, застигнет нас неожиданно среди какого-нибудь бедствия, катастрофы, и не будет оставаться нам времени для покаяния. О, тогда будем просить Господа словами покаяния, этими словами покаявшегося разбойника: Помяни мя Господи, егда приидеши во Царствии Твоем! Аминь.

При отпевании Анны Васильевны Териховой

В церкви Знамения в Каретном ряду 23 июня 1911 года

При виде гроба человека – христианина я всегда вспоминаю весьма трогательный евангельский рассказ о воскрешении Господом Иисусом Христом Лазаря. Пред наступлением Своих страданий, желая уверить всех нас в Своем Воскресении, а затем и во всеобщем нашем воскресении, Господь воскрешает друга Своего Лазаря – мертвеца, который уже четыре дня, как умер; он уже смердит, он уже заключен во гробе. Но вот, по слову Всемогущего Господа: Лазаре, гряди вон! (Ин.11:43), он выходит из гроба, обвитый погребальными пеленами. И радостью и в то же время страхом объемлются сердца верующих.

Какое светлое, какое радостное и вместе с тем какое твердое уверение в нашем общем воскресении! Да, дорогие други! Грядет час, – говорит Господь Христос Спаситель, – в оньже вси сущии во гробех услышат глас Сына Божия. И изыдут, сотворшии благая, в воскрешение живота, а сотворшии злая, в воскрешение суда (Ин.5:28–29). И мы веруем, и глубоко и твердо веруем, что возлюбленная сестра наша Анна воскреснет в вечную жизнь!

В самом деле, только сейчас мы слышали о ее высоких духовных качествах, и в особенности о ее глубокой вере, о ее пламенной любви к Господу Богу, выражавшейся в исполнении обрядов церковных и в делах благотворения, как к людям, так и к нуждающимся храмам. Вообще, во всей ее жизни главною отличительною чертою была истинная, глубокая вера.

И вот, дорогая сестра Анна Васильевна, мне вспоминается, как в прошедшем году мне пришлось совершать освящение того придела в вашем храме, украшаемого отчасти на твои щедрые пожертвования. И усердно молился я тогда Господу Богу, чтобы Он принял твою жертву, как жертву вдовицы (см.: Мк.12:42–43), как жертву женщины, омывшей ноги Иисуса (см.: Мф.26:6–12), как принимают жертвы от всех любящих. И вот ныне приходится молиться об упокоении твоей души. Поистине, горяча была моя молитва о тебе: «Да упокоит тебя Господь Бог с теми, которым ты усердно молилась и в [помощь] которых ты пламенно веровала».

И вот в воскрешении Лазаря разрешается еще один вопрос: можно ли плакать над дорогими усопшими? Можно. Смотрите, над умершим Лазарем плачут не только сестры и родные – плачет Сам Христос Спаситель. Чего же Он плачет? Он знает, что через минуту воскресит Лазаря. Он плачет из сострадания ко гробу. Он плачет над смертию, которая, как возмездие, тяготеет над людьми, прежде чем они воскреснут в вечную жизнь. Вот почему плачем мы над гробом близких наших. «Плачу и рыдаю, егда помышляю смерть, и вижду во гробех лежащую нашу красоту», – говорится в церковной песни286. Плачет каждый из нас от полноты скорби. Но да не будут наши слезы слезами отчаяния, как у неверующих и язычников. Пусть эти слезы смягчаются верою и надеждою на милосердие Господа Бога, Который принимает всякого.

А чего недостает самому человеку, то дополнит молитва ближних. И ныне у гроба, вспоминая сестру нашу Анну, вспоминая всю ее деятельность, усердно помолимся о ней.

Милосердый и человеколюбивый Господи, упокой душу рабы Твоея Анны! Всели ее с праведными Твоими! Огради ее силою Честного и Животворящего Креста Твоего, ибо к Тебе она вызвала в час кончины своей. Аминь.

О чуде, бывшем от иконы Божией Матери «Умиление»287

В церкви Тихвинской иконы Божией Матери в селе Алексеевском (за литургией) 26 июня 1911 года

Сердечно приветствую вас, возлюбленные братие и сестры, и искренно радуюсь, что Господь привел меня помолиться вместе с вами в сей радостный день нашего общего престольного праздника и принести за всех вас Бескровную Жертву.

Ныне празднуем мы чудо, которое за несколько столетий до рождения нашего совершено было Богоматерью288. Но, может быть, некоторые из вас станут в душе говорить: «Да, действительно, это было величайшее чудо. Но ведь оно было очень давно. А вот мы желали бы узнать о таком чуде от Божией Матери, которое совершилось в наши дни, чтобы можно было сказать: оно совершилось на наших глазах, потому что такое чудо укрепило бы в нас веру. Мы могли бы сказать, что Царица Небесная и нас слушает, и нам, грешным, помогает так же, как помогала нашим предкам».

Вот, дорогие братие и сестры, я поведаю вам вкратце о совершившемся недавно чуде от иконы «Умиление Божией Матери», находящейся в Ростове; чудо это совершилось над одною бедною девочкою по имени Елизавета. Это чудо засвидетельствовано тамошним архиереем, высокоуважаемым преосвященным Иосифом289, он явственно подтвердил, что он был свидетелем и очевидцем его. И, наконец, оно подтверждено теми, которые сами видели эту девочку, над которою оно было совершено.

В Ростове живет очень бедное, но очень благочестивое семейство. У них единственная дочь, маленькая – десяти лет, по имени Елизавета. Отец ее занимается извозом. Эта девочка отличалась большими дарованиями, имела прекрасные способности, отлично училась. Были, конечно, довольны и родители. Родители, как говорится, [на нее] не нарадовались, не надышались, ибо она была их единственная дочь, их утеха. И вот, в 1910 году, под самый праздник Благовещения, с девочкою что-то сделалось; вернулась она домой ото всенощной вся в жару, как будто простудилась. Затем боль стала все более и более усиливаться, перешла в судороги; больную стало как будто корчить, и в это время она проявляла в себе большую силу, так что несколько человек не могли ее сдержать, изо рта появлялась у нее пена, глаза делались безжизненными – одним словом, вид ее был ужасен.

Можете себе представить горе ее преданных родителей при виде этого несчастия. Она не стала учиться... И родители только и могли делать, что плакать о ней, потому что медицинская помощь ничего не могла сделать, хотя ее показывали очень опытным ростовским докторам. Наконец, в один из таких ее припадков, отец, взирая на образ Царицы Небесной, в припадке отчаяния воскликнул: «Матерь Божия, Владычице наша Небесная! Или возьми ее в Свои руки, или исцели ее и отдай нам!»

После этих слов девочка утихла, и вот ее родители слышат голос, как будто не она говорит, а как будто кто-то другой в ней говорит тихим голосом: «Помолись пред иконою „Умиление“ Божией Матери».

Ее родители были люди простые, и решили они, что надо совершить молебен пред иконою Божией Матери, что в Яковлевском монастыре. Они отслужили молебен, окропили девочку святою водою, полагая, что она получит исцеление. Но вместо этого ей стало гораздо хуже. Ее стало опять корчить, как никогда, судороги усиливались, она вся почернела. И вот опять в один из этих припадков раздался из уст ее голос: «Не той иконе молились; молитесь иконе „Умиление“; эта икона против вас, в церкви». После этого девочку перенесли на руках на кроватку. Долго она спала, вечером вдруг она просыпается и говорит: «Бодрствуйте, не спите! Я буду у вас в 9 часов». Родители ясно слышали эти слова девочки. Около девяти часов они увидели, что девочка начала молиться. И вдруг отводит глаза в сторону, как будто следит за кем-то уходящим. Потом опять повернулась к иконе и стала молиться. Потом она поцеловала пол и воскликнула: «Мама!., ушла!»

Родители спросили ее: «Что с тобою?» – «Да разве вы не видали, как из этого угла вышла Царица Небесная? Она была в огненном платье и в голубом покрывале на голове. Когда Она шла мимо меня, то благословила меня, но ничего не говорила. А я все-таки удостоилась поцеловать Ее ножку».

Тогда священник, к которому еще ранее, дня за два, обращались родители, зная, что за престолом находится икона Божией Матери в красном платье, посоветовал совершить молебен перед этою иконою. И вот перед этою иконою совершили молебен. И когда окропили девочку святою водою, то голос сказал: «Вот Моя икона...» А когда прочитали Евангелие, то припадки стали ослабевать, и с тех пор девочка совершенно здорова. И радуется, и трудится.

Преосвященный Иосиф говорит, что многие ищут чудес и не могут их найти или увидеть; а эта девочка не искала чудес и удостоилась увидеть чудо.

Так вот, дорогие братие, видите, что и в наши дни Царица Небесная никогда нас не забывает. Наоборот, чем больше в нас веры, молитвы и любви к Ней, тем чаще и чаще Она является нам в Своем чудотворном образе. Не будем забывать одно условие, при котором мы можем надеяться на Ее помощь. Она сказала апостолам, а в лице их и всем нам, что Она будет помогать тем, кто будет веровать в Ее Сына. А затем Она, смиренная, ищет добродетелей наших. Ей не знатность, не богатство нужны. Ей нужно сердце кроткое, смиренное, любящее. Кто с чистым сердцем обратится к Ней, того молитву Она приемлет. И, верьте – он непременно получит Ее помощь, ибо Ее называют Предстательством нашим, Утешительницею, Помощницею нашею.

Помогай нам, Царице Небесная, ходатайствуй за нас к Сыну Твоему, Господу Богу! Аминь.

Пример святых первоверховных апостолов

В праздник святых первоверховных апостолов Петра и Павла, в храме во имя святых апостолов Петра и Павла (за литургией), 29 июня 1911 года

Сердечно приветствую вас, возлюбленные братие и сестры, и радуюсь, что Господь Бог сподобил меня совершить богослужение в вашем святом храме в день вашего престольного праздника и принести за всех вас Бескровную Жертву Спасителю нашему Богу.

Светел и радостен этот праздник! Мы празднуем святым апостолам, по окончании поста, потому что святые апостолы вышли на проповедь евангельскую, сначала попостившись и помолившись Господу. Мы празднуем ныне святым апостолам Петру и Павлу, потому что эти апостолы особенно потрудились в деле благовестия учения Христова и удостоились особенного знака благоволения и любви Божией. Поистине о них можно сказать: Во всю землю изыде вещание их, и в концы вселенныя глаголы их (Пс.18:5; Рим.10:18)290.

Напомню вам вкратце их достопамятное житие – потому что, когда празднуем им, невольно хочется вспомнить обстоятельства их жизни. Они оба были иудеи. Святой апостол Петр был особенно пламенный и ревностный ученик Христа Спасителя. Когда Господь Иисус Христос спросил: За кого люди почитают Меня? – то апостол Петр один ответил: Ты Христос, Сын Бога живаго (Мф.16:15–16). Почему он и был назван Самим Господом камнем (Ин.1:42), и доселе именуется «камнем веры». Когда некоторые из учеников соблазнились словами Христа Спасителя о том, что Он даст Свое Тело и Свою Кровь в пищу и отошли от Него, Господь обратился к апостолам со словами: Не хотите ли и вы отойти? Тогда Апостол Петр сказал: Господи, к кому нам идти?... Ты Христос, Сын Бога живаго! (Ин.6:67–69). За эту-то пламенную веру святой апостол Петр удостоился великих знамений Божиих: он был с Господом на горе Фаворе, видел славное Преображение Господа291; он был в Гефсиманском саду, где Спаситель молился до кровавого пота пред наступлением Своих страданий292, он следовал за Христом Спасителем и во двор первосвященников Анны и Каиафы293. Однажды только апостол Петр поколебался в своей вере. Это, когда он отрекся от Господа, сказав, что он не знает Человека сего294. Но минутное свое отречение он искупил великими подвигами, великими страданиями за Христа Спасителя, даже до смерти. Предание рассказывает, что его щеки были все в морщинах от непрестанного плача. Предание рассказывает, что апостол Петр не мог слышать без слез крика петуха, и ночью, слыша этот крик, он проливал горькие слезы и молился Христу Спасителю, прося прощения – несмотря на то, что он был давно прощен и возведен в чин апостола.

Святой апостол Петр видел во Христе Спасителе не только своего Учителя, но и Господа. Несмотря на то, что он был неученый, простой рыбак, тем не менее, по сошествии Святого Духа получил силу благодати, так что после его проповеди обращались ко Христу целые тысячи людей. Он написал целых два послания, в которых убеждает верующих твердо веровать. Когда пришло время ему пострадать – это было в Риме – он об одном только просил, чтобы Его распяли вниз головою, «потому что, – говорил он, – я недостоин страдать, как страдал мой Господь, Учитель, Христос Спаситель».

Святой апостол Павел был родом из города Тарса. Он получил высокое литературное образование. Он был ученик известного учителя Гамалиила. Сначала он был гонителем христиан. Говорят, он страшно преследовал христиан и, когда побивали камнями первомученика Стефана, то он стерег одежду воинов, убивавших первомученика295. Затем преследовал христиан в Дамаске, но здесь Господь, провидя его будущее ревностное учение, явился ему в видении и обратился к нему со следующими словами: Савл, Савл! что ты гонишь Меня? – Тогда тот вопросил: Кто ты, Господи? – Господь отвечал: «Я Иисус, Которого ты гонишь, но отныне ты будешь ревностным Моим учеником» (см.: Деян.9:4–6).

После этого времени святой апостол Павел прилепился всею душею и сердцем ко Христу Спасителю, пламенно Его проповедовал, пламенно Его любил, пламенно Ему молился, страдал за Него так, как никто из апостолов не страдал, и, наконец, закончил свою жизнь за Христа под ударами меча. Несмотря на свои слабые силы и плохое здоровье, будучи совершенно больным, немощным, он продолжал дело проповеди и проходил почти всю вселенную. Он в деле проповеди Христовой сделал гораздо более других апостолов.

Припоминаю, как один современный богослов изображает святого апостола Павла. Когда в минуту пламенного восторга или тоски, любящая душа прозревает этого бледного, немощного старца; когда в минуту она прозревает духовные немощи и раскрывает духовные силы, тогда можно бывает понять, что это за человек. Это есть апостол Павел, восхваляющий Христа Спасителя! Это апостол Павел, борющийся с дикими зверями в Ефесе (см.: 1Кор.15:32)! Это апостол Павел, выступающий в Риме на борьбу с кесарем Нероном! Его душа светит светом, ужасом поражает врагов, и радостью и надеждою наполняется сердце. Для него ничто не будет страшно: ни побои, ни издевательства, ни темничное заключение, и даже самая смерть. Он все готов претерпеть, проповедуя Христа Спасителя. «Я ничего не боюсь! Я готов на смерть ради Христа Спасителя!» – говорил он. Таков был апостол Петр! Таков был апостол Павел!

Чему же, дорогие братие, он нас научает? Он научает прежде всего пламенной любви и вере во Христа Спасителя. Научает нас не бояться ухищрения злых людей и ада... И учит нас до последней капли крови полагать жизнь за Христа Спасителя. Он учит не бояться никаких опасностей. Иоанн Златоуст говорит: «И апостол Павел боялся опасностей. Он боялся и трепетал, но, боясь и трепеща, они прошли всю вселенную, проповедуя о вести Воскресения». Научает нас святой апостол Павел не только веровать, но и жизнию показывать – чтобы свет Христов светился в нас. Наконец, святой апостол научает нас, слабых, немощных, не приходить в отчаяние, если мы согрешили, но иметь пример в апостоле Петре: обратиться с молитвою и покаянием ко Христу Спасителю и сказать: «Господи, Ты все ведаешь!» (ср.: Ин.21:17)... И мы твердо веруем, что Господь поможет и нам.

Проповедь и благодать, пребывающая в апостоле Петре, в апостоле Павле, от Рима сошедшего, да утверждает во мне любовь и веру ко Христу Спасителю. Аминь.

Благодарность братии Богоявленского и Афонского Пантелеимонова монастырей

В 10-летний юбилей архиерейской хиротонии 1 июля 1911 года

Сердечно благодарю вас, отец наместник, и вас, отец Аристоклий296, за ваши приношения; буду хранить их на молитвенную память о дорогой мне братии Богоявленского монастыря и не менее дорогой братии Афонского Пантелеимонова монастыря.

Я враг всякого рода торжественных празднеств, и юбилеев, и подношений. Если я согласился совершить сегодня богослужение, то именно имел в виду вас, дорогих моих прихожан, которые всегда рады случаю помолиться вместе со мною и которых я очень обидел бы, если бы уехал куда-нибудь.

И на самом деле, десять лет, в сущности, весьма малый период в жизни человеческой, но, тем не менее, и он не проходит бесследно для человека, ибо коротка жизнь человеческая. И за этот сравнительно короткий период времени многие упокоились, преставились ко Господу. Из числа рукополагавших меня нет уже в живых епископов Полиевкта и Нестора – они у Господа Бога предстоят пред Престолом Его и молятся Ему. Затем и все мы успели уже значительно за это время постареть, потеряли силы, а многие и здоровье, и также приближаются к конечному исходу от здешней жизни.

Что приобретает человек в известный период времени, хотя в 10 лет? Думается мне, что одно, наверное, он приобретает. Если он вдумчив, если он привык вглядываться в себя, если он привык сообразовывать свои действия с законом Божиим и со своею совестию, то он непременно приобретает опыт – а это немалая вещь. Недаром покойный батюшка отец Амвросий говаривал: «Теория – это веселая светская дама, которая так блистательна и красноречива, но, увы, так легкомысленна, а опыт – это неуклюжий медведь, который все ломает и сокрушает на своем пути». И действительно, в теории все легко: и самоотверженное служение человечеству, и борьба со страстями, и страстное желание приобрести все добродетели, даже до самой любви, этой высшей добродетели, – все это легко в теории, а на опыте, наоборот, даже самую маленькую добродетель чтобы приобрести, и то стоит немало труда.

И вот этот опыт нужен для всех людей, в особенности для начальников, которым приходится иметь дело с другими людьми, влиять на их волю, оказывать на них давление. Вот тут то, когда человек познал себя, когда познал свои немощи и слабости, когда познал на опыте, как тяжело идти путем христианского совершенства, какие препятствия человек встречает при исполнении своего долга, то он гораздо снисходительнее начинает относиться к немощам и к слабостям своих ближних.

Искренне желаю всем нам вдумываться и вглядываться в себя, сообразовывать свои дела с путями Промысла Божия и идти, все больше и больше совершенствуясь. Сегодня я надолго расстаюсь с вами, ибо получил назначение от Синодальной конторы ехать в Соловецкий монастырь, где мне предстоит рукоположить 26 монахов, а затем должен буду поехать в Печенгский Трифонов монастырь, где сооружается храм, и в день памяти святого равноапостольного князя Владимира я должен буду его освятить. Таким образом, вы видите, путешествие мое будет продолжительное, продолжится месяц, а может быть, и более, и не лишено оно своего рода трудностей: придется путешествовать не только по Белому морю, но и по Ледовитому океану, и в продолжении нескольких суток. Кто не путешествовал по морю, тот не знает, как тяжело такого рода путешествие... А затем придется священнодействовать, служить в продолжение двух недель – тоже довольно трудно.

Конечно, все возможно с помощию Божиею, благодать приобретается молитвою. Вот почему прошу вас молиться за меня и за моих спутников, чтобы это мое путешествие было на благо мне и насельникам тех мест и чтобы Господь Бог, милосердый и человеколюбивый, соблюдал нас на этом пути молитвами святого мученика Трифона и святых бессребреников Космы и Дамиана297. Господь да помогает нам и да сохраняет всех нас. Аминь.

О путешествии в Соловецкую обитель

В день памяти св. великомученика Пантелеимона 27 июля 1911 года

Сердечно приветствую вас, возлюбленные отцы, братие и сестры, и искренно радуюсь, что Господь привел меня и в этом году помолиться вместе с вами нашему покровителю и целителю недугов душевных и телесных, святому великомученику Пантелеимону.

Радостен для всех этот праздник, но, скажу, более всех он радостен для меня, ибо я совершил далекое и небезопасное путешествие и прибыл в Москву только вчера с далекого севера. Был я в Соловецкой обители, поклонился мощам святых угодников, ее основателей298; возрадовался духом, видя ее чудное процветание, высокую, благочестивую жизнь ее иноков. А затем я отправился далее, более чем за тысячу верст, на далекий берег Мурманский, где находится монастырь, основанный преподобным Трифоном Печенгским299, просветителем лопарей. Благодарение Богу – этот путь прошел совершенно благополучно молитвами преподобного Трифона. Только туда, когда мы ехали по Ледовитому океану, была небольшая качка; а оттуда море было совершенно гладко, как зеркальная поверхность какого-нибудь озера. В этих странах в летнее время солнце совсем не заходит, а зимой совсем не восходит; где летом бывает постоянно светло, а зимою и днем темно. Здесь летом поражаешься скудостию природы: одни голые скалы, лепятся всюду мхи да лишаи, кое-где вьется, не имеющая сил подняться к небу, наша березка. В Трифоновской обители видно трудолюбие иноков, создавших уютный уголок: там с великим трудом они достигли того, что стали произрастать растения и даже овощи300.

Совершено было мною тринадцать литургий, возведено 23 монаха в священные степени. А в Печенгском монастыре освящен мною храм во имя Рождества Христова, построенный на том месте, где было убито 116 монахов во время совершения богослужения, когда шведы напали на монастырь и уничтожили всех живших в обители, а самую обитель разграбили.

И вот, когда я возвращался назад, в моих мыслях мне представлялась картина, близкая моему сердцу. В самом деле, тихо море и тих океан в тихую погоду и ласкает взор своей поверхностью. Но вот поднимается ветер – ревут, шумят и вздымаются его громадные волны, выше многоэтажных домов. Жалким и ничтожным представляется на этой поверхности корабль; жалкими и ничтожными представляются на этом корабле люди... И вот леденящий ужас охватывает душу человека. В самом деле, вот-вот сейчас волна захлестнет корабль, и пойдет он навстречу морским чудовищам. Вот тогда-то единственным утешением ему может служить только молитва. Недаром говорится: «Кто на море не бывал, тот Богу не маливался». И вот, видя этот океан-море, я представлял себе другое море, не менее опасное, не менее бурное, по которому мы все плывем на утлой ладье, и каждую минуту ожидают нас зловещие опасности. И здесь вздымаются волны, и здесь они готовы поглотить путешественника на каждом шагу и каждую минуту. И вот мы погибнем...

Единственно, что может нас сдержать, что может нас привести к тихой пристани, – это вера. Эта вера должна быть несомненно твердая, истинная. Вспомните апостола Петра: ведь апостол Петр едва усумнился и тотчас же стал тонуть в волнах моря. И только что он воззвал к Спасителю: Господи, спаси меня, погибаю, и тогда, когда Господь протянул ему руку и сказал: Маловере, почто усомнился еси, – он снова прошел по волнам моря к кораблю как посуху (см.: Мф.14:29–32).

И вот, дорогие братие и сестры, это море житейское готово поглотить каждого из нас. Это море постоянно вздымается, без конца свирепствуют его волны. Будем, как самую драгоценную жемчужину, хранить веру, чтобы в минуту опасности воскликнуть к Спасителю Богу: «Господи, спаси нас, потому что мы погибаем, готовы потонуть». А если мы, вследствие крайнего ничтожества, не надеемся быть услышанными, то обратимся к святым Божиим людям и будем просить их ходатайства. Обратимся к ныне празднуемому святому великомученику Пантелеймону, мощи которого пред нашими глазами. А наипаче будем чаще обращаться к Владычице нашей Небесной, да укрепляет она во всех христианах веру, твердую, несомненную, чтобы эта вера оправдала нас, возвеличила, как показала это паства небесная. Аминь.

При отпевании Николая Ивановича Пастухова301

31 июля 1911 года

Помолимся, дорогие братие и сестры, об упокоении нашего брата, новопреставленного Николая. Не по чувству холодного долга, не по каким-нибудь другим обязанностям, а истинно только по любви к почившему мы собрались сюда, чтобы вознести о нем моление, – ведь почившему теперь ничего, кроме этого, и не нужно.

Плачут, скорбят, болезнуют о нем его родственники. Но не только родственники скорбят о нем. Не менее их сожалеют и скорбят его родные по духу, его друзья, сотрудники его. И единственным утешением нам в этой нашей скорби может служить вера, что милосердый, человеколюбивый Господь берет к Себе душу человека, когда она наиболее всего подготовлена к вечной загробной жизни.

Затем утешением в нашей скорби может служить нам воспоминание о тех добрых качествах души усопшего, которые драгоценнее всего в очах Божиих, которые должны служить ему правильным добрым ответом на Страшном суде302.

Первою из этих добродетелей была искренняя, сердечная вера в Господа и вытекающая из нее любовь к Церкви Божией. Эту любовь он выражал в усердной молитве. Мне самому приходилось видеть его молящимся в храмах Божиих, и в делах благотворения, о которых он не любил говорить. Поистине он может сказать словами церковной песни: «Господи, если я и согрешил, но как христианин я несомненно веровал в Тебя и исповедовал Отца, Сына и Святого Духа»303. Как общественный деятель он громко исповедывал свою веру. В своей газете он держался нелицемерно, неуклонно церковного направления, церковный отдел ее всегда отличался полнотою, разнообразием и точностию сообщаемых сведений.

Затем утешением для нас может служить то, что для нас, христиан, нет смерти, что любовь не умирает, что любовь нельзя заключить во гробе и закопать в земле, что если для нашего глаза и разрушается и умирает тело дорогого нашего собрата, но для сердца любящего он не умирает и будет жить в нем до тех пор, пока бьется это сердце.

Дорогие братие, сотрудники, свидетельствовать ли вам об этом? Знаю, что вы отлично знаете это духом, что вы составляли одну семью, жили одними заботами, одними интересами, одною любовию... Любовь не умрет. А эта любовь может быть выражена в усердной, горячей молитве. Ему ведь теперь ничего более не нужно; ведь он сам словами церковной песни обращается ко всем нам, об одном просит и молит нас: «Прошу всех и молю, непрестанно о мне молитеся Господу Богу»304.

О, дорогие братие, придет час, и, может быть, он близок уже, а для некоторых и неожиданно близок, когда и мы будем лежать в гробу и будем просить молиться за нас. И в самом деле, что может быть неустойчивее в жизни для нас? Что может предстоять ребенку в день рождения его, как не несомненная смерть? Если я существую, то я умру. Что такое история природы, как не наступление смерти. В самом деле, сегодня потеряли родных, вчера друзей, а завтра, может быть, злая смерть замахнется своею холодною косою и на нас – и все тогда будет кончено.

Так, Святая Церковь заповедует, отходя ко сну, молиться этою чудною молитвою: «Владыко, Человеколюбче, не ужели ми одр сей гроб будет? Или еще окаянную мою душу просветиши днем? Се ми гроб предлежит, се ми смерть предстоит»305. Вот когда мы теряем дорогих, милых родных или друзей, то эта молитва делается еще ближе нашему сердцу. И усерднее и пламеннее шепчут наши уста: «Упокой, Господи, брата нашего Николая».

Вспоминая его любовь, видя его гроб, усердно помолимся мы об упокоении возлюбленного нашего брата Николая Ивановича. Господь да ублажит его, да упокоит, с праведными сопричтет и нас всех помилует, яко Благ и Человеколюбец. Аминь.

По случаю 50-летия прославления святителя Тихона, епископа Воронежского, Задонского Чудотворца, и о колокольном звоне

В день памяти святителя Тихона (за литургией) 13 августа 1911 года306

Сердечно приветствую вас, возлюбленные братие и сестры, с праздником и искренно радуюсь, что Господь привел меня помолиться вместе с вами в этот знаменательный день и принести за всех вас Бескровную Жертву. Говорю, в знаменательный день – не только для вашего храма, празднующего праздник святителя Тихона, но и для всего православного мира, ибо ныне мы празднуем 50-летие со времени его благодатного прославления307. Может быть, здесь, в этом вашем храме, есть даже и очевидцы этого торжества, или, по крайней мере, современники этого прославления. Может быть, и, наверное, есть такие, которые сподобились видеть его святые мощи и прикладываться к ним, воссылая свои молитвы в его Задонском монастыре. Но и для всех нас он одинаково любезен и дорог.

Дорог для всех нас святитель Божий! Дорог он теми высокими добродетелями, которыми он отличался: его необыкновенное смирение, ради которого он отказался от власти, почета и предпочел жить простым монахом, его кротость и незлобие... Припоминается рассказ, когда он обличил одного помещика в грубом обращении с крестьянами, как этот помещик ударил его по щеке. И святитель склонился пред ним на колени и просил простить его за то, что довел до раздражения его. Его необыкновенная нестяжательность, вследствие которой он жил как простой монах; наипаче же всего его вера, его любовь к Церкви Божией. Любовь к Церкви Божией, которую он всем нам завещал, – как вы слышали из его завещания, которое было сейчас предложено вам.

И вот, дорогие братие и сестры, усердно молился я за всех вас Господу Богу и святителю Тихону. Я усердно молился святителю Божию, чтобы он помолился за нас пред Престолом Господа Бога; чтобы благодать Божия непрестанно укрепляла бы нас в этой же вере и в такой же любви к Церкви Христовой, которою был воодушевлен святитель Божий. И вот в память святителя Божия, любящего Церковь Христову, я предлагаю всем вам совершить некое доброе дело на память нынешнего празднования пятидесятилетия открытия мощей святителя. Мне сообщил ваш настоятель и ктитор, что вы предполагаете в память этого события строить при храме каменную колокольню – помогите, кто чем может. Чем выше колокольня, тем яснее слышится звук колокола, а звук колокола имеет великое значение – особенно в праздники Божии.

В самом деле, вот, например, наступает Великий пост, прошла Масляная неделя – эта неделя, когда человек в вихре утех и забав нередко забывает, что он христианин, предается излишнему употреблению яств и питий, а иногда и всякого рода разнузданности и порокам. Прошла эта неделя, и печальный звук унылого церковного колокола созывает всех в храм Божий. Этот звон как бы так говорит: «Христианин, встань, опомнись, пробудись от твоего греховного сна, чтобы не постигла тебя вечная смерть! Вглядись в себя, в свою душу, спроси себя внимательно, как ты провел не только прошедшую неделю, но и всю жизнь! Христианин, омой слезами свою душу, омой грехи твои покаянием. Так начни взывать из глубины сердца Господу: „Откуду начну плакати окаяннаго жития моего деяний; кое ли положу начало, Христе, нынешнему рыданию? Но яко благоутробен, даждь ми прегрешений оставление. Помилуй мя, Боже, помилуй мя!“»308

И вот изо дня в день таким образом звук церковного колокола своим медным голосом призывает к покаянию. И кто еще не забыл, что он – христианин, и у кого еще не заглохла совесть, тот идет в храм, усердно молится, омывает грехи свои покаянными слезами, получает отпущение грехов в Таинстве Покаяния и, соединившись со Христом в Таинстве Причащения Тела и Крови Его, получает спасительную благодать не только переменить свою жизнь, но и помогать другим и утешать их.

А что может быть радостнее и торжественнее пасхального звона? Тогда, в полночный час, все христиане с трепетом сердечным – не правда ли? – ждут этого удара колокола... Вот раздался этот удар – торжественно, в ночной тиши. К нему присоединяются голоса других колоколов, и торжественно гудят они над нами, как бы сливая небо и землю в одном ликующем победном гимне: «Христос воскресе из мертвых, смертию смерть поправ и сущим во гробех живот даровав!»

Да, братие, тот не православный человек, кто не любит церковного звона. Когда чувствуешь более и яснее свою близость со всею Церковию? – Когда слышишь церковный звон. В самом деле, когда в праздничный день слышишь, как в одном, в другом, в третьем, а затем и во всех храмах раздается звук колокола, призывающий к молитве, то особенно ясно сознаешь и чувствуешь себя членом Святой нашей Церкви. И при мысли о том, что в это время и в холодной Сибири, и в жарком Крыму, и на далеком Кавказе, по городам, селам и по отдаленным иноческим обителям, – везде раздается голос колокола, возвещающий о службе, за которою приносится Бескровная Жертва за грехи всех людей, а следовательно, и за мои грехи. И тепло делается на сердце, и чувствуешь, что ты не один на свете, что все мы составляем одно семейство, воодушевленное одною верою, соединенное одною любовию.

А когда представим, что вместе с земною Церковию молится и Небесная Церковь – Пречистая Дева, Матерь Божия, ангелы – служители Божии, святые Божии люди, – что они все вместе с нами возносят молитвы, и, по слову Священного Писания, их молитвы, подобно дыму кадильному, возносятся к Царю Царей и Господу Сил, тогда начинаешь пламеннее веровать обетованиям Спасителя: Се Аз с вами есмь во вся дни до скончания века... Созижду Церковь Мою, и врата адова не одолеют ей (Мф.28:20; 16:18).

Дорогие братие и сестры, в нашей душе есть некий тайный голос, обличающий нас во зле, предостерегающий от пороков, направляющий к добру. Этот голос вы все хорошо знаете – это совесть. Но, к несчастию, спит иногда наша совесть, усыпленная нашими грехами. Искренно желаю, чтобы она пробудилась от звука церковного колокола. Когда, например, человек готов решиться на греховное дело, когда он уже близок к совершенному падению, пусть звон колокола напомнит ему о Страшном суде и том воздаянии, которое последует за все дела человеческие. Или когда человек в сознании своей греховности чувствует себя таким великим грешником, что ему уже нет пощады и помилования, пусть звон колокола напомнит ему о том, что Господь пришел на землю спасти не праведников, а кающихся грешников. Одним словом, пусть звон церковный напоминает нам о нашем назначении – о нашем назначении как христиан, о новом небе и новой земле, где мы должны будем жить вечно.

Таким образом, вы все теперь понимаете, какое значение имеет звон колокола...

Искренно желаю вам и успеха, и благословения на это доброе дело. И от меня прошу принять малую лепту. И благословение Господа Бога, Который обещал возлюбить любящих благолепие храмов309, да будет с вами вовеки. Аминь.

Средство от недугов

В праздник перенесения из Едессы в Константинополь Нерукотворенного Образа (Убруса) Господа Иисуса Христа (за литургией) 16 августа 1911 года

Приветствую вас, возлюбленные братие и сестры, с праздником и искренно желаю, чтобы благодать Господа нашего Иисуса Христа, Которого мы сегодня вспоминаем, вселилась в сердца наши и обитала бы в них, исцеляла бы нас, подобно Едесскому князю Авгарю, – не только от болезней телесных, но и от болезней душевных.

Историю этого праздника вы все, конечно, хорошо знаете. В самых коротких словах хочу напомнить вам ее. Едесский князь Авгарь заболел неисцелимою болезнию. И вот он узнал, что в Палестине есть великий Чудотворец, который творит великие чудеса, исцеляет самые тяжелые болезни. Он написал Ему послание, в котором просил Господа придти к нему и исцелить его: «Для Тебя все возможно, приди, помоги мне, исцели струпы и язвы мои и поживи с нами». Но не надеясь, что захочет ли Господь придти к нему, он послал к Нему искусного живописца, чтобы тот сделал Его портрет. Но, несмотря на все свое искусство, ему никак не приходилось схватить черты лица Спасителя. И вот Спаситель попросил полотенце, отер им Свое Лицо, и – о дивное чудо! – Его лицо отобразилось на полотенце. Господь велел передать Авгарю, что Он придет и исцелит его. Когда посланный возвратился, то Авгарь припал к лику Спасителя, целовал Его и действительно исцелился.

Не правда ли, все мы готовы сказать: «Мы страдаем тяжелыми недугами телесными и душевными». Все мы готовы воскликнуть: «Как счастлив был этот Едесский князь, который получил исцеление!» Как счастливы были бы и мы, если бы и мы услышали весть о грядущем Спасителе, о Его желании исцелить нас, если бы мы видели образ Его.

Как был счастлив Едесский князь Авгарь! Да, несомненно, он был счастлив! А мы? Разве мы несчастны? Разве мы не имеем от Господа Бога письма, гораздо более подробного, в котором рассказывается, как Он сошел с неба на землю, облекся в плоть, жил на земле, как простой человек, терпел обиды, унижение, оскорбление и даже смерть от людей, Им же созданных. И все эти страдания Он претерпевал ради нас, чтобы открыть нам вечную блаженную жизнь.

Это письмо – Евангелие. Читаем ли мы это письмо? А если читаем, стараемся ли вникать в его содержание? Стараемся ли мы исполнять завет, который Он нам завещал? А там средство от наших недугов.

Вот, например, твоим сердцем овладело корыстолюбие, все мечты твои заняты тем, как бы побольше собрать денег. О, открой скорее Евангелие, там ты найдешь: Не собирайте себе сокровищ на земле, где моль и ржа истребляют и где воры подкапывают и крадут; но собирайте себе сокровища на небеси, где ни моль, ни ржа не истребляет и где воры не подкапывают и не крадут (Мф.6:19–20). Собирайте себе сокровище из добрых дел – ибо это сокровище открывает и свет, и счастие и дарует вечные радости.

Или в сердце твоем появилась злоба и ненависть к какому-нибудь человеку, ты мечтаешь отомстить ему, сделать зло, причинить обиду, оскорбление. О, скорее, пока диавол не совсем овладел твоим сердцем, открой Евангелие; ты прочтешь завет Христа Спасителя: Любите врагов ваших, благословляйте проклинающих вас, благотворите ненавидящим вас... Ибо если будете так делать, то назоветесь сынами Отца вашего небесного, сынами Божиими (Мф.5:44–45). Какая великая награда: за малую обиду, за претерпленное оскорбление. Господь Бог обещает сделать нас Своими сынами. Если мы внимательно будем читать Евангелие, то, несомненно, получим душевную пользу.

Вы говорите, счастлив был Авгарь, получивший образ Христа Спасителя. А мы? Разве мы не имеем множества различных икон? Разве мы не имеем возможности пред ними молиться? Разве от икон не текут исцеления, показывающие, что в них живет сила Божия. Знайте, конечно, не для тех, которые только смотрят на них, а для тех, которые смиренно просят и молятся. И те, которые с верою и любовию обращают к ним свои молитвы, – о! они, несомненно, получают исцеления.

Таким образом, счастлив был Едесский князь Авгарь! Счастлив, говорить нечего... Но, дорогие братие, христиане, мы не менее его счастливы. Мы – чада Православной Церкви! Мы имеем залог вечной жизни! Мы имеем благодать Божию, поддерживающую нас! Мы счастливы! Будем только одно знать: не одно внешнее благочестие необходимо, но и внутреннее. Будем заботиться приобретать веру и любовь. Будем заботиться очищать сердце свое от зла и пороков. А Он, Христос Спаситель, всегда с нами! Он говорил ученикам, а в лице их и последователям их: Се Аз с вами есмь во вся дни до скончания века (Мф.28:20). Он с нами! Он слышит нас! И Он всегда готов, как и во время Своей земной жизни, оказать нам Свою помощь.

Иисусе Сладчайший, помогай нам в нашей жизни! Исцеляй наши недуги телесные и душевные – дабы, пострадавши здесь мало, сподобиться там наслаждаться вечными радостями. Аминь.

Непрестанно помнить о небе

Во второй день попразднства Успения Божией Матери (за литургией) 17 августа 1911 года

Сердечно приветствую вас, возлюбленные братие и сестры, и радуюсь, что Господь снова привел меня и в этом году помолиться вместе с вами и принести за всех вас Бескровную Жертву в этот знаменательный для вас день.

Ныне исполнились слова боговдохновенного пророка, святого царя Давида: Предста Царица одесную Тебе, в ризах позлащенных одеяна, преиспещрена (Пс.44:10).

Ныне Царь царствующих и Господь господствующих принимает в Свои святые объятия, как это мы видим на иконе, принимает Сам Пречистую Свою Матерь, Которая была украшена великими добродетелями: верою, любовию, чистотою, смирением, кротостию, незлобием и прочими! Ныне Он уготовляет Ей на небе жилище выше архангелов и ангелов! О, великое милосердие и любовь Божия! В лице Богоматери Он возвеличил грешный человеческий род, поставив Ее превыше чинов ангельских!

Дорогие братие и сестры, за что же удостоилась Богоматерь такой великой чести? За то немногое, что Она сподобилась быть жилищем Самого Бога, за то, что в продолжение Своей земной жизни Она заботилась о приобретении великих добродетелей, за то, что, живя здесь, на земле, Она каждую минуту думала о небе.

И вот в этот день, Ей посвященный, спросим самих себя: мы-то, живя здесь, на земле, мы-то сами, думаем ли мы о небе? Думаем ли мы более всего о том Небесном Царстве, куда мы должны будем придти после смерти?

Ведь Господь Бог всемогущ, Он мог бы здесь, на земле, устроить обитель для Своей Матери. А между тем вы сами знаете, Она терпела величайшие скорби и унижение, некогда предсказанные Ей праведным Симеоном: Тебе Самой оружие пройдет душу (Лк.2:35). И действительно, это пророчество не замедлило сбыться. В самом деле, с самого рождения Христа Спасителя Она терпела скорби. В самом деле, когда Он родился, в скором времени полилась кровь невинных младенцев. А затем, в продолжение всей Своей жизни, не те же ли скорби видела Она! Не видела ли Она, как мало Его понимали – не только народ, но и ученики Его. Чуткое сердце Ее давно стало предсказывать, что должна совершиться казнь. И вот она совершилась, и кроткий Сын Ее был пригвожден ко Кресту вместе со злодеями. Такова была Ее земная жизнь. Но величайшие радости, величайшая слава ждали ее в обителях Ее Сына!

А мы? Думаем ли мы о небе? Не думаем ли мы большею частию о земном? Мы думаем навеки остаться здесь – вот почему так тяжело расставаться нам с землею. Ибо теряем дорогих и любящих нас, а вовсе не думаем или мало обращаем внимания на то, чтобы очистить свою совесть. Надо жить для неба, надо думать о небе. «Это не составляет, чтобы мы все наше внимание употребляли на это, – говорит один проповедник, – но это необходимо». И достаточно, в самом деле, думать о каком-нибудь предмете постоянно, внимание свое сосредоточивать на нем. И вот этот предмет постепенно взойдет в нашу душу, сделается постоянным в наших мыслях и действиях. Точно так же, думая о небе, мы заставим себя думать о нем, и эта мысль постепенно вытеснит другие мысли. В самом деле, ведь думаем же мы о доме, а какой дом должен быть дороже и ближе для нас, как не на небе? Мы любим обращаться с милыми и близкими нашему сердцу, а скажите, здесь более людей или на кладбище?

Думая таким образом, мы достигнем того, что все земное потеряет для нас ценность. Но, дорогие братие, думая так, не будем, однако, забывать, что всем нам предстоит смерть, всем нам предстоит расстаться с этим миром, всем нам предстоит жить или в вечных радостях или в вечных страданиях, которым, конечно, каждый не предпочтет ли эти радости?

Будем молиться Пресвятой Богородице, чтобы Она помогала нам вечно думать о небе, чтобы сподобила нас наслаждаться вечными радостями. Аминь.

Имя праведника живет

В день Усекновения главы святого Иоанна Предтечи (за литургией) 29 августа 1911 года

Печален сегодняшний праздник. Сегодня вспоминаем мы убиение величайшего из пророков, величайшего из рожденных женами – Иоанна, Крестителя Господня. Он был величайший подвижник, всю свою юность проведший в пустыне – в молитве, чтении Священного Писания, в самоусовершенствовании, приготовляя себя к служению роду человеческому. Святой Иоанн, Пророк и Предтеча Господень, служит образцом величайшего постника, постоянно питаясь диким медом и акридами. Он, чистейший из людей, пламенным своим словом всколыхнул спавшее греховным сном павшее человечество. Не только иудеи, но и язычники обращались ко Господу. Многие сделались из жестоких – кроткими, из честолюбцев – смиренными, из невоздержных – величайшими постниками. И таким образом приготовляя людей к принятию проповеди Христа Спасителя, он Сам погиб по слову ненависти жестокой, коварной женщины.

Своим словом, своею святою жизнию, он сделался известен при дворе царском.

И вот Ирод часто приглашал его к себе, чтобы послушать его; и, пока он говорил доброе, не касаясь души Ирода, тот слушал Иоанна и даже исповедывал его совершеннейшим праведником. Но, как это всегда бывает, когда он коснулся любимой страсти Ирода, когда он коснулся больного места его души, его греха – ибо он отнял у своего брата Филиппа жену его и жил с нею, как с законною женою, – то Ирод перестал слушать Иоанна и посадил его в темницу, но далек был от мысли лишить его жизни, ибо он сознавал, что это был величайший пророк.

Не такова была его жена. Она не могла помириться со словами пророка. Ее злобное и коварное сердце слишком было раздражено обличительными словами пророка, и она постоянно настаивала, чтобы его убить, чтобы он перестал обличать. В таком же духе она воспитала и свою дочь. Вот, говорится в Евангелии, настал день рождения Иродова. И дочь Иродии начинает танцевать и плясать, и так угождает Ироду, что он, обманутый вином и страстию, воскликнул: «Проси у меня, чего желаешь, я дам тебе, даже до половины царства!» Она, наставленная своею материю, просила главу Иоанна Предтечи: «Хощу, да ми даси главу Иоанна Крестителя!» Опечалился царь, но, не желая изменить своему слову, посылает палача в темницу... И вот приносится его глава на блюде и дается девице, а девица относит ее матери (см.: Мф.14:1–12). И рассказывает предание, что злая Иродиа булавкою колола язык Предтечи, обличавший ее.

Печален сегодняшний праздник. Недаром Святая Церковь наложила сегодня на верных своих чад строгий пост – ибо, хотя этот праздник далек от нас по существу, а если вглядеться повнимательнее, он близок к нам.

В самом деле, кто забывает Бога, совесть и все святое, кто предается чувственным наслаждениям, кто ради удовлетворения своих страстей готовы жертвовать и честию, и жизнию близких; те, которые стараются вредить ближним, ненавидят человека, выше их стоящего, те, которые живут ненавистью, клеветою, – разве все таковые не уподобляются Иродии?

Те, которые тратят средства на удовольствия, на удовлетворение своих страстей, – разве они не уподобляются Саломии310?

И над всем этим возвышается тень пророка Божия. Он погиб! Он должен был погибнуть, ибо он стоял за правду, никогда не лицемерил, ибо он сознательно покровительствовал тем, которые были правы, ибо и в древности еще говорили люди: «Убьем праведника, ибо он является обличителем нашим»311.

Так вот, его уже нет... Его глава принесена на блюде в угоду ярым страстям коварной женщины. Да, он погиб! Но победила ли смерть его прелюбодеяние? А имя праведника живет. А его кровь сделалась семенем христианства, семенем, из которого выросло семя Христовой Церкви.

Так, дорогие братие, торжество зла лишь временное. Придет пора, и правда восторжествует, ведь и в Священном Писании сказано: «Люди познают истину и скажут: мы исполняли пути...» (ср.: Прем.3:9).

Помогай же нам, святый Иоанне, Предтече Господень, идти по пути правды, да не будет в нас таких пороков, которые были в тех лицах. Аминь.

По случаю церковного прославления святителя Иоасафа, епископа Белгородского

В Богоявленской обители в день прославления, за вечерним богослужением 4 сентября 1911 года

Сегодняшний день радуются все православные русские люди! Радуется ныне Сам Господь Бог, обретший верного раба Своего, святителя Иоасафа, умножившего вдесятеро талант, вверенный ему, и поставленного не над десятью градами, а в самом Царствии Небесном!

Радуются ныне апостолы, пророки, святители, мученики, преподобные и вси святии, ибо входит к ним ныне, как друг и сожитель, земной ангел, небесный человек, святитель Божий Иоасаф! Радуются ныне и людие, обретшие в нем нового чудотворца, молитвенника и целителя недугов телесных и душевных! Ныне не в заупокойных молениях, а в торжественных молитвах и песнопениях восхваляем мы дивного помощника святителя Иоасафа! Радуется ныне и наша святая обитель, получившая эту святую икону святителя Иоасафа, освященную на его мощах, и часть его хитона, а также и маленькую часть его гроба, в котором покоилось его нетленное тело.

Дорогие братие и сестры, соединимся ныне вокруг его святого образа, как бы видя самого святителя живым среди нас, усердно помолимся ему об исцелении наших недугов, телесных и душевных. А у кого из нас нет своих недугов? Кто из нас по временам не скорбит, не плачет, не болезнует?

И ныне, вспоминая, как изливаются от его мощей токи чудес, ныне, сознавая, что он особенно близок ко Господу и особенно слышит молитвы усердно призывающих его, соединимся в одной общей горячей молитве и воспоем ему благодарения, моления и за себя, и за всех близких нам, и за весь мир. Аминь.

По случаю церковного прославления святителя Иоасафа, епископа Белгородского

В Богоявленской обители в день прославления, после молебна 4 сентября 1911 года

Немного нам говорит история о жизни святителя. Его жизнь была сокровенна и известна Одному Господу: нам известно, что он от юных лет был предызбран быть светильником Церкви Божией; это ясно из видения, которое было его отцу. Вы, конечно, помните, когда отец его Андрей, сидя на крыльце, задумался и размышлял, кто будет его сын? Он думал видеть его мирским человеком, живущим в довольстве, в почете и в славе... Но вот он видит – разверзлись небеса и в воздухе видит своего сына, склонившегося на молитву... И видит Владычицу нашу Небесную, Которая возвестила: довлеет Ми молитва твоя... И вот видит Андрей – Владычица одевает его Своею мантиею, как бы ясно предсказывая его будущее служение Святой Церкви. Несомненно, он имел призвание к этому, ибо живя в довольстве, в богатстве, он от юности стал вести жизнь, исполненную различных подвигов. Так, например, на обедах, когда родственники его вкушали различные вкусные яства, он довольствовался хлебом; он тайно ушел из дома, ибо родители не давали ему своего согласия; он выкопал себе пещеру и поселился в ней. Потом он поступил в монастырь: впоследствии удостоился сана игумена и настоятельства сначала в Лубенском монастыре, а потом был назначен наместником Троицкой лавры... Когда вы, дорогие братие, будете в Лавре, вы услышите звон тысячепудового колокола, когда вы будете любоваться на колокольню, на величественный Успенский собор, то знайте, всему этому обязана Троицкая лавра святителю Иоасафу: это все его труды. Затем через некоторое время он удостаивается святительского сана и делается епископом Белгородским. Нам известно, что и в святительском сане он, в своей жизни, оставался таким же подвижником, постником, каким был и ранее, живя в пустыне.

Как святитель Божий он требовал от всех служителей Церкви Божией, от пастырей, твердой веры, пламенной любви к Церкви Христовой, благоговейного отношения к святыне. Несомненно, он удостоился за свою благочестивую жизнь и дара прозорливости.

Так, рассказывают: однажды пришлось святителю ночевать в доме одного священника... Вдруг святитель почувствовал какой-то необыкновенный страх... Как ни молился он, тем не менее он продолжал испытывать ужас и душа его испытывала волнение... Тогда он встал, стал ходить по комнате; стал рассматривать все, что находилось в ней; подошел к комоду, здесь он увидал что-то такое завернутое в грязную бумажку. Он развернул эту бумажку – и что же он увидел? В ней были завернуты Святые Дары. Разумеется, на другой день он строго обличил священника, который дозволил себе такое кощунство, и приказал отныне быть внимательным. Много рассказывают о христианских делах благотворения. Рассказывают, что он все деньги, получаемые им, тратил на бедных. Рассказывают, что в свободное время он колол дрова и относил бедным. Рассказывают, что он даже однажды пострадал за свое милосердие. Всем известен рассказ о том, как однажды он тайно вышел из дома, чтобы пойти оказать помощь бедным, а когда он возвращался, то сторож, приняв его за вора, сильно изранил.

Но главные его подвиги, сокровенные, несомненно, были в душевном возрастании. Они заключались в пламенной молитве, в беспрерывной борьбе с самим собою, в непрестанной памяти смертной. Вы знаете, что и доныне сохранилась его молитва, которую знают, вероятно, многие. Святитель Иоасаф знал, что воспоминание о памяти смертной приносит величайшую пользу, так молился каждый час и заповедал нам молиться этою же молитвою: «Буди благословен день и час, в онь же Господь мой Иисус Христос мене ради родися, распятие претерпе и смертию пострада. О, Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, в час смерти моея прими дух раба Твоего, в странствии суща, молитвами Пречистыя Твоея Матери и всех святых Твоих, яко благословен еси во веки веков. Аминь».

Для нас также необходима память о смерти. Но как часто, не правда ли, проводим время мы в суете? Проходят целые недели и годы, и мы не обращаем внимания на быстро текущее время. А святитель постоянно бодрствовал для души. Он знал, что не только за каждое слово, но и за каждую мысль человек должен будет отдать отчет Господу на Страшном суде. Вот почему он всегда так усердно молился.

Наконец он скончался, имея сорок восемь лет от роду. Вы знаете, его тело оказалось нетленным: вследствие дурных дорог епископ долго не мог прибыть в Белгород для совершения отпевания над ним, и тело его оставалось долго непогребенным. И доселе пребывает нетленным и источает токи благодатных исцелений.

Поистине за все последнее время не было такого святителя, от которого потекла бы такая струя исцелений. Может быть, он с любовию взирает, как среди народа еще тверда и является вера в Бога, тогда как много теперь является волков, которые стараются оторвать народ от веры. Может быть, святитель для того и испросил себе такую силу обильных чудес, чтобы люди верили в Церковь Божию и утверждались в вере.

Всех чудес и не перечислить. Вот, между прочим, рассказывал мне наш казначей, недавно вернувшийся из Белгорода, что он видел, как глухонемой стал говорить и воспевать Бога. Несколько дней тому назад возвратился оттуда архимандрит Димитрий, синодальный ризничий, он рассказывал мне, что он видел мальчика скорченного по рукам и ногам, которого принесли ко гробу святителя, а оттуда он уже шел один, плача, и со слезами благодаря Бога и святителя Божия Иоасафа. Рассказывают, как у одной девочки сильно болел правый глаз: она опасалась лишиться зрения: и вот она слышит голос святителя, говорящий ей: «У тебя болит глаз? Я могу тебя исцелить!» – И вот она помолилась святителю и исцелилась. Сегодня я читал, как одна девочка долго болела, страдала, родители водили ее к различным докторам, но ничто не помогало. И вот она читает, как исцелился больной отрок, и говорит своей матери: «Мама, я более никуда не поеду, отвези меня к святителю Божию – он добрый. Он может меня исцелить!» И, действительно, родители отвезли ее, совершили у гроба святителя панихиду, и она исцелилась.

Да возможно ли перечислить все чудеса, совершенные святителем?

Радуемся мы и благодарим Господа, что в наше скорбное время Господь дарует нам таких молитвенников, угодников, и мы можем просить у них помощи. И если мы, лобызая мощи святителя, будем стараться подражать ему, думаю, что он услышит нас. И аз, недостойный архиерей, скажу вам, от лица святителя Иоасафа: «Храните веру, любите Церковь Божию – и Господь Бог не оставит вас и в этой жизни, и в будущей, и дарует вам живот вечный».

При освящении храма на Сходне

В праздник Рождества Пресвятой Богородицы (за литургией) 8 сентября 1911 года

Сердечно поздравляю вас, возлюбленные братие и сестры о Христе, с вашим праздником и радуюсь, что Господь Бог привел меня совершить освящение этого благолепного храма. Всегда я радуюсь пасхальною радостию, когда приходится мне совершать освящение храмов Божиих, ибо сознаю, что среди всякого рода созидаемых домов нечестия созидаются наши храмы, как бы крепости благодати Божией, новые места, где страждущий и скорбящий человек может находить себе утешение и отраду.

Но в особенности сегодня, в этот радостный праздник, радуется мое сердце. Ныне мы празднуем Рождество Божией Матери. Этот праздник дорог для всех христиан, а для меня он имеет особенную ценность, ибо в том селе, где я провел свое детство, храм посвящен Рождеству Пресвятой Богородицы. И я с самых ранних лет знаю всю службу Божией Матери и привык встречать, как Святую Пасху, этот праздник, когда Святая Церковь говорит: «Сей день Господень! Радуйтеся, людие: се бо света чертог и клас жизни из утробы произыде...»

Этот праздник близок всем христианам. В самом деле, мы празднуем Рождество Той, Которая сподобилась быть храмом Бога Живого, Материю Господа Бога Иисуса Христа. И вот, дорогие братие, в этот праздник мне пришлось совершить освящение вашего храма. Усердно молился я, да приидет благодать Спасителя Бога и Его Пренебесной Матери на этот храм, и на всех благотворителей, и на всех молящихся и требующих помощи Божией и заступления Владычицы нашей Небесной.

Как вам, конечно, известно, когда Ей исполнилось три года, то Она была отведена родителями в Иерусалимский храм, и там, при храме, до 14 лет жила, пребывая в молитве и добрых делах, приготовляя Себя быть Материю Самого Бога. И пусть этот пример Матери Божией послужит всем нам на пользу. И мы, создавшие храм, будем прибегать ко Господу с молитвами, прошениями и благодарениями, ведь Сам Господь Бог сказал: Дом Мой домом молитвы наречется (Мф.21:13; Мк.11:17; ср.: Ис.56:7). Здесь, в храме, Господь Бог особенно слышит молитвы всех призывающих Его с верою.

Нужно ли указывать, как Господь слышит молитвы?

Например, преподобная Мария Египетская была величайшая грешница, но вот, усердно помолившись при храме, она делается величайшею праведницею. В Ветхом Завете святая Анна молилась Господу Богу о разрешении неплодства и получила просимое, так что от нее родился пророк Самуил (см.: 1Цар.1:1–20). Первосвященник Захария молился и получил извещение, что у него родится сын – Предтеча Господень, святой Иоанн Креститель (см.: Лк.1:5–17). Грешник мытарь молился о прощении своих грехов и получил отпущение (см.: Лк.18:13–14). Да и как не слышать Господу Богу наших молитв? Ведь здесь благодать Божия! Ведь здесь во время Божественной литургии совершается величайшее Таинство! О дивное чудо! Сам Бог сходит к нам на землю, сходит, когда хлеб и вино пресуществляются в Его Тело и Кровь. И мы, грешные, не только созерцаем это Таинство, на которое с ужасом взирают ангелы, но дерзаем причащаться Тела и Крови Христовой. Здесь святые Божии, изображенные на иконах, показывают нам, что хотя они были и грешные и слабые, но с помощию Божиею могли сделаться святыми и праведными. Здесь Сам Господь беседует и говорит Свою святую волю. Удивительно ли, что в храме Божием человек находит отраду, успокоение и утешение?

Нужны ли еще примеры? Вот, например, мать... Она потеряла любимого ребенка. Вся душа ее полна тоски, скорби. Кто может ее успокоить? Никто, кроме Господа Бога, Которого называют Утешением плачущих, Радостию скорбящих. Приходит она в храм, усердно молится и получает утешение.

Другой пример. Вот человек больной, горбатый. Мир таких презирает. Есть ученые, которые проповедуют, что таковых несчастных следует даже уничтожать. Для мира они презренны, а для Бога они дороги. Он утешает их Своими небесными радостями. Но телесные болезни еще не так тяжелы, как душевные. А кто из нас не испытывал этих последних? Представьте, вот стряслось горе, несчастие... Называть ли их, этих несчастных? Сколько их ходит по миру! К кому обратиться им? К людям? Но люди часто любят только тех, кто доставляет им радости, и отворачиваются от таких страдальцев.

Вот человек, с которым случилось несчастие, находится в отчаянии... А диавол уже нашептывает ему: «Надо прекратить жизнь самоубийством». Но вот приходит в храм этот современный мытарь, здесь доходит до него Слово Божие, и, как цветок раскрывается под лучами солнца, так точно благодать Божия входит в его сердце. Она успокаивает его, утешает его, он начинает чувствовать, что Господь милосерд и что Он готов всегда оказать помощь всем, кто будет с верою прибегать к Нему.

Но и без какого-нибудь несчастия, мы знаем, что самыми светлыми, самыми лучшими минутами в нашей жизни бывали те минуты, которые мы провели в храме Божием после исповеди и причащения Святых Христовых Таин. Любите храм Божий! Любите молитву, усердно молитесь, и благодать Божия будет со всеми вами.

Благо тем, которые употребляют достатки свои на украшение храмов! Украшать храмы – это закон нашего сердца, любящего Господа и благодарного Ему. Ведь и пророк Давид говорит: «стыдно мне жить в роскошном дворце» (ср.: 2Цар.7:2), и пророк Нафан благословляет его построить храм Божий. И царь Константин, когда вера христианская распространилась и сделалась господствующею, решил прежде всего построить храм – и построил великолепный храм, который называли «золотым»312.

Конечно, сердцу человека отрадно подать милостыню ближнему, но еще отраднее подать на храм Божий. И Он, Господь Бог, благословит эту лепту, как благословил лепту бедной вдовицы – не только благословил, но и одобрил, а не осудил (см.: Мк.12:42–43; Лк.21:2–3). А о женщине, которая принесла сосуд драгоценного мира в дар Христу, Он сказал: Она доброе дело сделала для Меня – и пророчески возвестил: Где ни будет проповедано Евангелие сие в целом мире, сказано будет в память ея и о том, что она сделала (Мф.26:10,13; Мк.14:6:9).

Благо тем, которые постарались украсить сей святой храм! Царство Небесное да будет и рабу Божию Иоанну! Молитва Церкви всегда будет о них, и Господь украсит их Своею Божественною славою.

Дорогие братие, на память о вашем сегодняшнем торжестве прошу принять от меня, грешного архиерея, по маленькому листочку духовно-нравственного содержания. Прочтете со вниманием и получите духовную пользу.

У образа святителя Иоасафа, епископа Белгородского

В воскресенье, за литургией 11 сентября 1911 года

Сердечно радуюсь, возлюбленные братие и сестры, что Господь привел меня помолиться вместе с вами и принести за всех вас Бескровную Жертву, призывая в помощники и сомолитвенники святителя Божия Иоасафа Белгородского и всея Руси Чудотворца, прославление которого так недавно совершала Святая Церковь.

Да, сегодня радуется Церковь земная и Небесная! Радуется Сам Спаситель наш, Господь Иисус Христос, ныне, ибо Он обрел верного раба Своего святителя Божия Иоасафа и поставил его не над десятью градами, но гражданином Своего Небесного Царства! Радуется ныне Церковь Небесная, все святые: апостолы, пророки, мученики, преподобные и праведные, ибо взошел к ним еще один святой Божий человек – земной ангел, небесный человек, святитель Божий Иоасаф! Наипаче же радуемся мы, грешные, живущие здесь, на земле, потому что мы обрели нового помощника, нового чудотворца, нового целителя болезней душевных и телесных в лице святителя Божия Иоасафа!

Вы знаете, что святитель Божий еще раньше, и в особенности теперь, являет великие милости, исцеляет телесные болезни. Поистине мы можем сказать сомневающимся: «Прииди и виждь: ныне, как и древле, слепии видят, немые говорят, прокаженные очищаются и бесы изгоняются» (ср.: Ин.1:47; Мф.11:5 и Лк.7:22).

Вот, дорогие братие и сестры, ныне Господь сподобил и всех нас окружить сей святой образ святителя, освященного на его святых мощах, с частицею его гроба и одежды. Окружая сей святой образ, мы, как дети, окружающие своего отца, усердно помолимся святителю Божию, принесем ему наши скорби, душевные и телесные болезни и испросим себе у святителя исцеления их. А у кого из нас нет своих болезней, нет душевных страданий? Есть ли хотя один человек, у которого не было бы этих скорбей, у которого не было бы болезней? О, думаю и, наверное, скажу, не ошибаясь, что ни одного человека такого не найдется здесь среди нас.

И вот теперь вознесем молитвы наши святителю Божию Иоасафу. Он – милосердый, он – человеколюбивый, он в своей жизни не оставлял никого. Он ныне прославлен, он помолится за нас, он исцелит наши болезни душевные и телесные. Святителю отче Иоасафе, моли Бога о нас. Аминь.

Святитель Божий

После молебна, в воскресенье 11 сентября 1911 года

Сердечно приветствую вас еще раз, возлюбленные братие и сестры, с нынешним праздником святителя Божия Иоасафа. Мне хотелось бы, чтобы в этот многознаменательный день еще более запечатлели вы в своем уме и сердце образ святителя Божия Иоасафа. Для этого я попрошу вас принять в благословение от меня, грешного, по святому образочку, на котором изображены святитель Божий Иоасаф и Владычица наша Небесная, а затем попрошу принять на память о сегодняшнем нашем торжестве по маленькому листочку, на котором излагается в кратких словах весьма многознаменательное житие святителя. А кроме того, мне хотелось бы устно в самых коротких словах начертать его житие.

Святитель Божий Иоасаф происходил из знатного казацкого помещичьего рода313 и родился 8 сентября, в самый день праздника Рождества Пресвятой Богородицы, в 1705-м году. Родители его, несомненно, были люди благочестивые. Он, их сын, был плод их благочестивой жизни. Несмотря на знатность и богатство, отец его проводил жизнь суровую, а последние годы своей жизни провел в духовных подвигах, для чего он удалился в лес и тут, в лесу, в маленькой избушке проводил время в посте и молитве. Очевидно, и святитель Божий Иоасаф с самого раннего детства уже готовился быть великим подвижником. Так рассказывают в его житии, родители его часто устраивали роскошные празднества, на которых предлагали богатые трапезы для своих родных и знакомых. На этих пиршествах должен был присутствовать маленький их сын Иоаким (это было мирское имя святителя Иоасафа). И вот, когда разодетые слуги разносили соседям богатые и лакомые блюда, будущий святитель Божий от всего отказывался и вкушал только корку черного хлеба.

Рассказывают, что в имении, принадлежавшем его отцу, сохранилась пещера, в которой отрок по ночам молился Господу Богу.

Рассказывают, между прочим, о видении, бывшем его отцу, когда отроку было 11 лет. Однажды отец его размышлял о своем сыне: он стал рисовать в своих мечтах, чем будет впоследствии его сын. Ему представлялось, что сын его будет богатым, знатным человеком, достигнет высоких степеней... И вот он видит, как будто небеса отверзлись, и в неописанном сиянии он видит своего маленького сына Иоакима на коленях, молящегося, с воздетыми к небу руками; над ним появляется Сама Царица Небесная и говорит ему: «Твоя молитва приятна и угодна Мне», и в это время спускаются два ангела и покрывают отрока мантиею. Понял тогда отец его, что не мирские почести и слава ожидают сына его, а тяжелые подвиги и святительский сан.

После десяти лет отрок был отдан в Братский монастырь учиться, где в то время обучались дети знатных казаков. По окончании курса у него явилось желание поступить в монастырь. Он ушел в Межегорский монастырь и 22 лет принял монашество314. Затем он был сделан настоятелем Лубенского монастыря, а затем, еще через несколько лет, назначен наместником Сергиевой лавры, где прожил три с половиною года. Троицкая лавра в это время была опустошена пожаром и представляла из себя печальное зрелище. Архимандрит Иоасаф всю ее благоустроил, восстановил после пожара. Если, дорогие братие, придется вам быть в Сергиевой лавре, если придется услышать четырехтысячный пудовой колокол лаврский, если вам придется быть в Успенском соборе, если вы будете любоваться прекрасною лаврскою колокольнею, то знайте, что все это устроил наместник архимандрит Иоасаф.

Затем, через некоторое время, он принял хиротонию архиерейскую и наименован епископом Белоградским. В то время это была большая епархия, заключала в себе губернии: Киевскую, Курскую и Подольскую. В ней было более тысячи церквей. С первых дней своего служения он начал благоустройство своей епархии. Он был начальником строгим, карал служителей Божиих, но в то же время он был полон любви и миролюбия. Рассказывают, он потихоньку старался творить дела милосердия. Так, рассказывают, жила в одном месте бедная вдова, и вот святитель сам ночью рубил дрова и складывал их у порога ее жилища. Существует много рассказов о его тайной благотворительности, совершаемой им бедным белоградским жителям. Рассказывают, что он однажды пострадал от своего сторожа: однажды он ушел ночью, чтобы оказать помощь бедным, а когда он возвращался, то сторож принял его за вора и стал бить весьма жестоко. Несомненно, он был удостоен видений, чувствовал скорби человеческие, ему открыто было будущее, иногда он чувствовал святость Божию. Так, говорят, обозревая епархию, он остановился ночевать в доме одного сельского священника. Ночью он почувствовал необъяснимый страх. Он встал с постели, стал ходить по комнате, не понимая, почему происходит этот страх. И вот он стал рассматривать находящиеся в этой комнате предметы. Он увидал на полочке что-то завернутое в бумажку. Развернул и ужаснулся: это были Святые Дары. И понял тогда святитель, почему он почувствовал страх. Он перенес эти Святые Дары на стол и всю ночь перед ними молился.

Но не тем прославился святитель Божий, что он был усердным и разумным начальником. Он прославился внутренними подвигами, он прославился тайною, подвижническою жизнию, известною только одному Господу Богу. Мы знаем и наверное можем сказать, что святитель проводил свою жизнь в молитве, во внутреннем очищении своего сердца и своей души. Так, рассказывают, он настолько был внимателен к себе, что постоянно вспоминал о страшном часе смертном, который ожидает нас. Он каждый час молился следующею молитвою: «Буди благословен день и час, в онь же Господь мой Иисус Христос мене ради родися, распятие претерпе и смертию пострада. О, Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, в час смерти моея приими дух раба Твоего, в странствии суща, молитвами Пречистыя Твоея Матере и всех святых Твоих, яко благословен еси во веки веков. Аминь».

И вот, наконец, закончилась его многотрудная подвижническая жизнь315.

После его смерти тело не было погребено почти два с половиной месяца и оно не предалось тлению316. И до сих пор осталось нетленным. От его гроба стали истекать великие чудеса. Великие, говорю, потому, что последнее время особенно много происходит чудес от его гроба – более четырехсот чудес уже записано, а кто исчислить может незаписанные чудеса!

Недавно возвратился из Белгорода архимандрит Димитрий, синодальный ризничий. Он мне рассказывал, что видел мальчика, скорченного по рукам и ногам, которого принесли ко гробу святителя, а оттуда он шел уже один. И говорит архимандрит: «И плачет, и смеется, и радуется, и благодарит Бога и святителя Божия этот исцеленный мальчик». Рассказывал казначей нашего Богоявленского монастыря, что он видел одну девочку, которая от детства была глухонемою; но когда положили на нее покрышку с головы святителя Божия, то ее глухота прошла – а ведь она грозила остаться на всю жизнь. Рассказывают, что одному глухонемому явился святитель и сказал: «Что же ты не обратишься ко мне? Я имею великое дерзновение ко Господу и могу помочь тебе, и ты будешь исцелен... Я – святитель Божий Иоасаф».

Рассказывают, как одна девочка по имени Евгения долго была больна, родители ее возили ее на Кавказ, лечили электричеством, ничто не помогало. Вот она слышит, как читали в газетах, что святитель Божий помог одному мальчику. Тогда девочка говорит матери: «Мама, я более никуда не пойду, я не хочу принимать никаких лекарств, свезите меня к святителю Иоасафу, я уверена, что молитва моя будет услышана, как того бедного мальчика, которого он исцелил». И вот гувернантка ночью слышит, как девочка с верою взывает: «Святитель Божий, помоги мне, я верую, что ты поможешь мне». Когда этого ребенка отвезли к святителю и отслужили молебен, то святитель оказал ей свою помощь и она исцелилась.

Да, великое светило взошло на небе Церкви Божией! Разве не величает его Церковь земная? Вы видите, какие чудеса творятся. Да, братие, говорю я, конечно, у всякого из нас есть свои скорби и болезни, и мы радуемся, что приобрели еще нового предстателя и молитвенника в Церкви Божией. Усердно будем молить святителя Божия: «Святителю Божий, помоги нам, наипаче же обрати заблудших членов Церкви Божией, да никто из них да не погибнет». Усердно, радуясь, будем воссылать хвалебные песни святителю.

О грехе осуждения

На тот же праздник (за всенощным бдением) 13 сентября 1911 года

Или ты не боишься Бога, когда и сам осужден на то же? И мы осуждены справедливо, потому что достойное по делам нашим приняли; а Он ничего худого не сделал (Лк.23:40–41), – такие обличительные речи сказал один из двух разбойников, висевших с Господом, обращаясь к своему собрату, распятому вместе с ним. Но тот настолько привык к пороку, настолько был осквернен злом, что и дни свои пожелал закончить в неверии и отчаянии.

Но мы так же бываем глухи к этим обличительным словам благоразумного разбойника, как оказался его собрат, пренебрегший этими словами разбойника, которые Златоуст называет «учением со креста». Пренебрегаем этим наставлением разбойника, которого Христос первого ввел в рай. Первый он удостоился рая! – За что же? Да вот именно за то, что он сам освятил себя пред лицом Высшей Правды. Он понял, что суд человеческий иногда бывает несправедлив: и невинный может быть осужден, и виновный оправдан. И вот, пред лицем смерти, готовясь предстать на Суд Божий, он осуждает себя и старается на то же направить своего собрата.

Дорогие братие и сестры, не правда ли, как часто бывают подобные примеры среди нас. Как часто какой-нибудь человек, весьма грешный, не прочь осудить своего собрата. Как часто бывает, что люди осуждают и злословят своих ближних – не только виновных, но и невинных, не только счастливых, но и несчастных. Святой апостол Павел, предостерегая от этого порока, говорит: Зачем осуждаем мы своего брата? Ведь все мы предстанем пред судилищем Христовым?., (ср.: Рим.14:10).

Зачем мы осуждаем? Разве не настанет тот час, когда мы предстанем пред Судом Божиим, и откроются тогда наши не только дела, но и мысли? Вспомните, Сам Спаситель говорит апостолам: Не судите, да не судимы будете (Мф.7:2). Будем это помнить.

Но каким образом избавиться нам от этого греха? На это отвечает святой: «Старайтесь, чтобы не осуждать других, а осуждать себя». В самом деле, без осуждения не может быть и самооправдания. Не правда ли, это можно заметить на детях? Дети, которые стараются скрывать свои поступки, впоследствии выходят лживыми и несправедливыми. С другой стороны, человек, который осуждает себя, он уже полагает начало своему самоисправлению. Он стремится к борьбе с самолюбием, а земные страсти считает незаслуживающими внимания. И вот, кто осуждает себя, тот достигает чувства покаяния и умиления, и у него является молитва. Он, как мытарь, взывает: Боже, милостив буди мне, грешнику (Лк.18:13). И милосердый Господь отвечает на эту молитву оправданием: «Чадо, отпускаются тебе грехи».

Вот почему и этот благоразумный разбойник прежде исповедал себя, осудил, а затем уже воззвал ко Господу: Помяни мя, Господи, егда приидеши во Царствии Твоем, и услышал благословенный голос оправдания: Истинно говорю тебе, со Мною днесь будеши в раю (Лк.23:42–43).

Дорогие братие и сестры, и мы, в эти священные минуты, лобызая язвы Христовы, будем стараться чаще заглядывать в свое сердце, чтобы осветить весь гнездящийся там грех. И осудим себя. И тогда со умилением воззовем: Помяни мя, Господи, егда приидеши во Царствии Твоем. Аминь.

Слово при отпевании Н. С. Перлова317

23 сентября 1911 года

Помолимся, дорогие братие, о упокоении души усопшего брата нашего. Поистине можно сказать: «О чудесе! Что сие еже о нас бысть таинство? Како предахомся тлению? Како сопрягохомся смерти?»318 В самом деле, вот вчера еще был жив человек, беседовал с нами, а ныне он умер, он лежит во гробе. Да, поистине, смерть есть таинство. Если бы человек умирал постепенно, при постепенном истощании своих сил, тогда смерть можно было бы объяснить как простое явление физической природы. Но это смерть человека, полного сил, полного деятельности, невольно смущает дух.

Но здесь утешением служит вера: милосердый, человеколюбивый Господь тогда берет душу человека, когда она более всего подготовлена к вечности. Так спелая пшеница собирается в житницу, так спелый плод снимается с дерева.

Также утешением служит воспоминание о добрых качествах почившего, о его милосердии, о его радушии, которое соединяло вокруг него его друзей, а, в особенности, его глубокая вера. Да, дорогие братие, я сам был свидетелем этой живой его веры. Я по собственному желанию и по приглашению его друзей был у него за несколько дней до его смерти, беседовал с ним, причастил его Святых Таин и никогда не забуду, с какою верою, с какою духовною радостью он согласился причаститься. А надо сказать, у многих больных это причащение смущает душу, а затем, как он горячо молился во время чтения причастных и послепричастных молитв! Скажу откровенно, я не мог удержаться от слез. Я тогда сказал ему: «Знаете ли, Николай Семенович, я Вас всегда любил, а теперь еще более полюбил Вас, видя Вашу глубочайшую веру, смирение, покорность воле Божией».

И вот последним утешением может служить для нас то, что для любящего сердца нет смерти, что любовь не умирает, что ее нельзя заключить во гробе, что для глаз только человек умирает и разрушается, а для сердца верующего он не умирает и будет жить, пока бьется сердце.

И вот, дорогие родные, друзья и знакомые, соединимся вокруг этого гроба как бы в одно семейство и вознесем о нем молитвы. Ты же, милосердый Господи, приими его душу и упокой его с праведными, ибо к Тебе он взывал в час смерти своей. Аминь.

О скорой помощи святых

В день преставления преподобного Сергия Радонежского, Чудотворца (за литургией)319 25 сентября 1911 года

Усердно помолимся в этот светлый и радостный праздник преподобного Сергия! Усердно помолимся ему пред его святым образом, пред его схимою и частию его святых мощей, имея его как бы друга, находящегося среди нас. Ты же, отче, не забуди посещати чад своих, якоже обещался еси.

Крепка, нерушима наша духовная связь с преподобным и богоносным отцом нашим Сергием. Сколько народа, сильного простотою своей веры, идет к его раке, к его цельбоносным мощам. Сколько душ, истомленных и изнемогающих в борьбе с житейским горем, ищут успокоения, отрады и утешения в молитве к нему... И верится, что он не оставит нас, что он ныне уже не игумен Радонежской обители, а игумен всего русского народа, которому он служит, как купленный раб, печется и заботится о нем, как любящий отец.

И не правда ли, как светло и радостно знать, что у нас есть небесные покровители и помощники, как преподобный Сергий? Ведь связь Церкви Небесной и Церкви земной – постоянная, твердая и устойчивая; ведь все мы составляем одно Тело Христово и имеем одну Главу – Христа Спасителя. И, как в теле человеческом, так и в Церкви все члены ее сострадают, соскорбят и сорадуются друг другу. И, по выражению святителя Иоанна Златоуста, если Господь не возгнушался быть Главой нашей Церкви, то тем более мы, ее члены, не должны гнушаться друг другом, мы должны служить и помогать друг другу.

О, несомненно, вспоминая день памяти преподобного Сергия и усердно молясь ему, мы верим, что и он молится за нас Господу Богу, стараясь облегчить наши скорби, болезни. Ведь для них, как бесплотных духов, открыты наши души; они знают, какие ухищрения делает нам диавол, чтобы отлучить нас от спасения; они борются и стараются помогать нам. Ведь земная жизнь преподобного Сергия была одно человеколюбие и милосердие; а теперь, когда он близко предстоит престолу Небесного Царя и наслаждается небесными благами, и имеет дерзновение молиться за нас – [тем паче]...

И это закон нашего сердца: когда человек счастлив, он желает, чтобы все были счастливы. Точно так же и на небе: все святии, и преподобный Сергий, в том и находят счастие, чтобы делать счастливыми нас, своих собратий. И как скоро они приходят нам на помощь! В самом деле, если мы имеем земных помощников, и когда приходится нам переплывать моря, посещать другие города, стучаться в двери, то едва ли мы дождемся помощи... А небесные покровители, они всегда нас слышат. У кого есть вера, тот твердо верит, что они во мгновение ока могут исполнить желание нашего сердца. И верим мы, что преподобный Сергий по молитвам верующих исполняет их молитвы и совершает чудеса.

Сколько чудес изливается от мощей преподобного Сергия! Недаром Святая Церковь воспевает: «Твои мощи, яко благовонный цвет, благоухают и всем верующим источают исцеления»320. Недаром Святая Церковь называет его избавителем напастей и скорым помощником.

Будем усердно молиться преподобному Сергию; но в то же время будем помнить, что только тогда молитва наша будет угодною и будет приятна преподобному Сергию, если мы будем стараться подражать ему в нашей жизни. Святитель Иоанн Златоуст говорит: «Одно знай, что только тогда ты будешь иметь право получить просимое, когда ты раскаешься в грехах, будешь очищать свое сердце от зла и порока».

Будем молить о предстательстве за нас преподобного Сергия: «Ты же, отче святый, помогай нам и не забуди, якоже обещался еси, посещати чад своих»321. Усердно будем просить его всегда, а в особенности в этот священный час, когда мы тесно окружаем его святой образ. Так будем просить и молить тебя, преподобный отче Сергие, как бы видя тебя присутствующим среди нас: усердно просим и молим тебя о мире душевном.

В день преставления апостола и евангелиста Иоанна Богослова

За литургией 26 сентября 1911 года

Сердечно приветствую вас, возлюбленные братие, с вашим престольным праздником и радуюсь, что Господь снова привел меня помолиться вместе с вами и принести за всех вас Бескровную Жертву в день памяти святого евангелиста Иоанна Богослова, любимого Господом ученика.

Сегодня мы празднуем день его преставления. Но преставился ли он? Умер ли он действительно? Вот неожиданный вопрос, который я хочу вам предложить. Но он имеет основание в Святом Евангелии. Там говорится, что прошел слух, что любимый Господом ученик, Иоанн, не умер (см.: Ин.21:23). Этот слух основан на словах Господа Иисуса Христа, Который на вопрос апостола Петра: А он что? – сказал: Если Я хочу, чтобы он пребыл, пока прииду, что тебе до того (Ин.21:21–22). Видите, так сказал Господь апостолу Петру на вопрос, что будет с этим учеником. И таким образом Он действительно предсказал, что Иоанн Богослов не умрет и будет пребывать до второго пришествия Господа. И в тех духовных песнопениях, которые мы вчера слышали за всенощною, мы находим подтверждение сему. Там поется: «Ты, от земли отшед, земли не отлучился еси, но живеши и второе пришествие Спасово ожидаеши»322.

Таким образом, если иметь в виду это предсказание, то, действительно, апостол Христов не вкусил смерти. Под смертию мы подразумеваем отделение души от тела – но такового с ним не случилось. Но если подразумевать удаление его от земли, то он невидим для людей со второго столетия.

Что он не вкусил смерти, свидетельствует церковное предание. Оно говорит: когда ему было более 100 лет, он повелел выкопать ему могилу, лег в нее и велел засыпать его землей. И когда на другой день ученики пришли к его могиле, то они не нашли там его тела. И поняли они, что исполнилось то, что о нем говорил Господь – что он не вкусит смерти, подобно Пресвятой Деве Марии и некоторым святым Божиим.

Это открывается из того наименования, которым называл его Господь. Он носил имя ученика, его же любляше Иисус (Ин.21:20). А Спаситель любил его не за внешние преимущества, ибо Он любит только тех, которые творят волю Отца Небесного. Он Сам сказал: кто будет исполнять волю Отца Моего Небесного, тот Мне брат и сестра и матерь (Мф.12:50). А апостол именно творил волю Божию и назывался Богословом...

И мы, кончившие свое учение в духовных академиях, именуемся богословами. Но, увы, богословие для нас – только одно внешнее знание, а для него оно все проникало в душу.

А Бог есть свет – и душа апостола была проникнута светом! Бог есть любовь – и душа апостола была проникнута этою любовию! Вот это-то сочетание света и любви проникало во все его существо, и он не вкусил смерти. И удивительно ли то, как Христос Спаситель Своею смертию и Воскресением победил смерть. Где твое, смерте, жало? Где ти, аде, победа? (1Кор.15:55). Это смертоносное жало уничтожено победою Христа над смертию. И это мы видим над некоторыми святыми людьми. В самом деле, что истлевает? И что может быть ужаснее тления человеческого тела? А между тем тела святых остаются нетленными, благоухающими, источают исцеления верующим и скорби их разрушают. Разве эти тела мертвые? Разве мертвы преподобный Сергий, преподобный Серафим, когда к ним прибегают верующие? Разве вы лобызаете их мертвые тела? Нет, они живы и будут вечно жить. Им мы открываем нашу душу, наши скорби, наши страдания, наши болезни... И, о дивное чудо, эти тела исцеляют болезни, источают избавления.

Более четырехсот чудес записано от святителя Иоасафа323, а сколько еще не записано! Сколько всего чудес, известно одному Господу Богу да исцеленным. Скажите, разве для несчастной девочки, страдавшей снедающей золотухой, гниющей в ранах, разве святитель Иоасаф был мертв, когда она простирала к нему свои ручонки и взывала от своего чистого страдающего детского сердца: «Святитель Божий, помоги! Святитель Божий, исцели! Тебе все возможно!»? Святитель услышал ее, и он ее исцелил. Такова сила молитвы!

Дорогие братие, если мы будем стремиться к Богу, если будем стремиться к небу, к любви Божией, то и мы, несомненно, после нашей кончины перейдем в вечную жизнь и будем вместе с праведными в вечной жизни, в вечной славе, в вечной любви, в вечной радости. Аминь.

В праздник иконы Божией Матери «Избавительница»

За литургией 17 октября 1911 года

В этот день, посвященный Царице Небесной, мне вспоминается об одном исцелении из Ее многочисленных, как песок морской, чудес, о котором мне рассказывал недавно один благочестивый схимник, временно проживающий здесь, в Москве. Ему приходилось нести послушание чередного иеромонаха в Казанском монастыре; приходилось много, почти каждую седмицу, путешествовать с чудотворным образом Богоматери по разным городам и селам и, несомненно, быть свидетелем многих чудес, от Владычицы нашей Небесной полученных, которые сохранились у него в памяти, и некоторые из этих чудес он поведал мне.

Но вот вспоминается мне одно из этих многочисленных чудес; вспоминается потому, что оно было совершено над маленьким ребенком, а Владычица наша Небесная чрез Свой чудотворный образ [«Избавительница»], главным образом, помогает болящим детям324. Вот об этом-то чуде я и хочу вам рассказать.

Это было в одном бедном селе, население которого состояло большею частью из крещеных татар и наших русских. Там проживала одна бедная вдова, имевшая единственного ребенка, сына. Это дитя было очень благочестивое и кроткое. Но вот однажды случилось с ним горе – оказалось, он повредил глаз. Глаз стал пухнуть, гноиться, затем как бы задернулся пленкою, каким-то наростом и, таким образом, перестал видеть. Велико было горе бедной матери. К кому обратиться? К доктору?.. Но она была очень бедна, и не с чем было ей обратиться к нему. Да и какой доктор найдется в этом захолустье?

Но вот однажды приносят в это село образ Богоматери. С великою верою и усердными молитвами обращается вдова к Той, Которая именуется Исцелением болящих, Радостью скорбящих, Утолением всякия печали. И вот она становится на колени пред иконой Богоматери и говорит своему сыну: «Молись, сынок, Божией Матери, и Она тебя исцелит». И тотчас он, в простоте сердца, стал пред иконою и начал усердно молиться Царице Небесной. Он взывал: «Матушка небесная, дай мне глазок! Матушка небесная, дай мне глазок!» И, о дивное чудо! Его как будто чем сотрясло. И он упал лицом на землю, и с его глаза спал нарыв и выпала заноза, которою он занозил глаз и которая причиняла ему боль. Велика была радость матери, и велика была радость ребенка. Велика радость была и монаха, который был свидетелем этого чуда.

Дорогие братие и сестры, и мы ныне, как дети, окружая образ Богоматери, будем молиться Той, Которая видит наши скорби, наши страдания, наши болезни... А тяжелы, жгучи, нестерпимы иногда бывают наши скорби, и страдания, и болезни. Принесем их к Ней, возложим их пред Нею. Скажем Ей: «Царице моя Небесная, Радосте скорбящих, Ты видишь мои скорби, Ты видишь мои страдания, мои болезни, помоги мне. Обиду, причиненную мне диаволом, Ты знаешь, направи меня на истинный путь».

Так будем взывать к Ней и верить, что придет час, и Она услышит нас. А если Она не тотчас исполняет наши молитвы и не тотчас избавляет нас, то потому, что многим болезни и страдания гораздо полезнее. Будем всегда верить, что дух веры, благоговения, пламенной молитвы растет и укрепляется не от радостей житейских, а от слез и скорбей и телесных болезней.

Матерь наша Небесная, Царице Небесная, помогай всем нам.

Не к мирской, а к вечной славе

В праздник Казанской иконы Божией Матери (за литургией) 22 октября 1911 года

Сердечно поздравляю вас, братие и сестры, со светлым и радостным праздником Пресвятыя Богородицы! Светло и радостно мы празднуем его. Этот свет – отблеск того света, в котором пребывает Пресвятая Дева! Эта радость – отзвук той радости, которой удостоилась Богоматерь! «Достойно есть величати Тя, Богородице!»325

Но не только в этот праздник и в другие Богородичные праздники, но и каждый день Святая Церковь вспоминает Пресвятую Деву во время богослужений. На утреннем богослужении она воспевает Ей ту песнь, которую воспела Пресвятая Дева при посещении сродницы Своей Елизаветы (см.: Лк.1:39–56). И конечно, каждый из нас знает ее, она начинается такими словами: «Величит душа Моя Господа, и возрадовася дух Мой о Бозе Спасе Моем». На литургии, после самой торжественной минуты, когда хлеб и вино пресуществляются в Тело и Кровь Христову, Святая Церковь воспоминает Ту, от Которой родился Христос Спаситель: «Достойно есть яко воистину величати Тя Богородицу... Честнейшую херувим и славнейшую без сравнения серафим...» Знаю таких людей, и их немало, которые ежедневно совершают чтение акафистов Божией Матери, читают Ей особые молитвы. Есть такие обители, в которых монахи при бое часов каждый час встают и читают молитву Божией Матери: «Достойно есть величати Тя, Богородице!»

За какие же достоинства мы величаем Пресвятую Деву и празднуем Ей? Прежде всего за то, что Она родила Господа Бога. Без Его рождения мы были бы несчастны, мы были бы обречены на вечную смерть. Молись, христианин, Ей как Матери Того Господа Бога!

Затем, из всех жен, Она, Дева, бедная сирота, неизвестная никому, была избрана Господом Богом за свои великие добродетели быть Матерью Самого Господа. Молись же, христианин, Той, Которую избрал Сам Господь Бог, яко чистейший сосуд, быть Матерью Христа Спасителя.

Затем, мы прославляем людей, которые отличаются какими-нибудь талантами. А Пресвятая Дева отличалась такими талантами, добродетелями – любовью, смирением, кротостью, покорностью воле Божией, – так что превзошла самих ангелов и архангелов. Молись, христианин, Матери Христа Бога, превзошедшей своими добродетелями херувимов и страшных326 серафимов.

Наконец, мы прославляем людей, которые близки нам, которые оказали нам какую-нибудь великую пользу. А скажите, кто более Пресвятой Девы оказал милостей и добрых дел роду христианскому? Как песок морской они многочисленны и разнообразны. Недаром Она именуется Радостью скорбящих, Утолением печали и Кормительницею вдов и сирот, Умягчением злых сердец, Надеждою ненадежным, то есть надеждою потерявших всякую надежду, – ибо во всех случаях человеческих немощей, болезней и скорбей Она являла и являет Свою скорую помощь. Прославь, христианин, Пресвятую Деву – нашу Радость, скорую Помощницу нашу и Исцелительницу!

Да, недаром воспевает Святая Церковь: «Достойно есть яко воистину блажити Тя Богородицу... Честнейшую херувим и славнейшую... серафим!..»

Но искала ли Пречистая Дева этой славы? Нет! Она была смиреннейшая из всех дев, рожденных женами. Сирота, хотя царского рода – захудавшего, обедневшего, – обреченная на попечение восьмидесятилетнему старцу, Она все время употребляла на чтение Священного Писания. Раз Она читала книгу пророка Исаии и особенно остановилась на том месте, где говорится: Се, Дева во чреве приимет, и родит Сына, и нарекут имя Ему: Еммануил (Ис.7:14). «О, как желала бы Я быть хотя последнею служанкою у Той Девы, которая удостоится быть Матерью Бога», – сказала Она. Но вот является к Ней ангел, возвещает Ей о рождении от Нее Спасителя Бога. Она только склонилась смиренно пред волею Господа Бога: Се, раба Господня; да будет Мне по слову твоему (Лк.1:38). Но ни малейшей тени превозношения, ни малейшей тени кичения не выразила Она, одна покорность воле Божией слышалась в Ее словах.

А затем, когда Сын Ее возрос и стал приносить Свою жизнь на служение народу, стал воздействовать на него, народ стал Его возносить как учителя и хотел провозгласить Его царем. И здесь Она не превозносится, видя славу Сына Своего. И здесь мы видим Ее только на браке в Кане Галилейской, а затем при Кресте Ее Сына – когда Ее Сын, поруганный, обнаженный, всеми оставленный, обливаясь кровью, висел на Кресте.

Да, путем величайшего самоусовершенствования, величайшего смирения, величайших скорбей дошла Пресвятая Дева до той славы, в которой Она теперь пребывает.

Дорогие братие и сестры, в наше теперешнее время, время мирских страстей, мирской славы, к какой славе здесь, на земле, стремятся люди?.. Они стараются достигнуть этой славы различными способами: кто чрез различные чины, кто чрез свои, хотя и малые, таланты, а иногда даже и мнимые, а кто, скажу, к стыду нашему, внешним своим благочестием. Но чего эти люди достигают? Может быть, в продолжение нескольких лет, в лучшем случае, прославляемы будут они своими современниками; а затем умирают, исчезает их слава. А иногда люди изменяют им, ожесточаются, критикуют их действия, воздвигается озлобление, вражда из-за их денежного наследства и так далее. Недаром преподобный Иоанн Дамаскин над гробом умерших восклицает: «Вся суета человеческая, елика не пребывает по смерти: не пребывает богатство, не сшествует слава...» И далее восклицает: «Помянух пророка вопиюща: аз есмь земля и пепел; и паки разсмотрих во гробех, и видех кости обнаженны, и рех: убо кто есть царь, или воин, или богат, или убог, или праведник, или грешник?»327 Все в равном достоинстве, все кости одинаковы, всех сравняла смерть. И только те, которые полагали, что в сердечной чистоте заключается счастье и радость, – поистине только те блаженны. Даждь Ми, сыне, твое сердце (Притч.23:26), то есть старайся об очищении твоего сердца от зла и порока, молись усерднее Царице Небесной, и ты будешь счастлив. И если у тебя есть достоинства, то ты прославишься, как прославились преподобный Сергий, преподобный Серафим и многие другие. Не Владычица ли наша Небесная, Пресвятая Дева, помогает нам? Она не увлекалась суетной славой, этой мирскою славою, а стремилась к вечной славе, приобретая ее путем подвигов. Она и достигла этой славы путем подвигов, и была поставлена превыше херувимов и серафимов. Аминь.

…1912…

Слово, сказанное воспитанницам церковно-учительской школы в с. Богородское Тульской губернии (в имении В. К. Саблера)

3 июня 1912 года

Радостно мне было совершать сегодня богослужение среди вас, возлюбленные сестры, и всегда моему сердцу доставляет особое утешение совершать Божественную службу и беседовать среди учащейся молодежи. С одной стороны, – в юных залог развития и крепости нашего общественного организма. Юность – наша надежда. За кого же и не помолиться поэтому, как за тех, которые призваны в будущем совершенствовать нашу жизнь. С другой стороны, – юные души и сердца восприимчивее к словам божественной истины; все высокое, все истинно прекрасное, что заключается в христианстве, – все находит себе отзвук в неиспорченном еще сердце молодого человека. Много раз испытал я это в моих беседах и сношениях с молодыми людьми, как их воспитатель и руководитель, и поэтому я не могу верить словам одного писателя-юноши, который свидетельствует, что «его поколение юности не знает, – юность стала сказкой миновавших дней». Это, по моему убеждению, неправда, и хотя, конечно, встречаются прежде времени одряхлевшие душой молодые люди, которые потеряли всякий интерес ко всему возвышенному и благородному и смысл жизни видят лишь в одних грубых наслаждениях и в разных преимуществах житейских, но это исключение, а громадное большинство по-прежнему горит священным огнем любви к людям, благородства, справедливости, большинство по-прежнему воспламеняется желанием осуществить эти высокие начала в жизни, оказывать истинную пользу людям.

И благо вам! Несите свет к людям, но не забывайте только всегда, что для созидания счастья людей мало лишь одного желания, – необходимо уметь его осуществить. А для этого необходимо каждому человеку иметь в душе высшее начало жизни, высший свет, который принес нам Христос. Это христианское начало требует от нас самоотвержения и самоотречения. Самоотвержение заключается в постоянной борьбе со злом, гнездящимся в душе каждого из нас, в его преодолении с помощью благодати Божией и молитвы, в усвоении Христовых добродетелей, – только тот может принести истинное добро людям, кто победил в себе зло, гордость, чувственность и укрепился в добре, любви, смирении.

«Поверь мне, – сказал один инок одному молодому монаху, назначенному начальником учебного заведения, – ты можешь сделать добра людям лишь постольку, поскольку это заключается в твоей собственной душе. Иди, трудись и всегда это помни!» Этим путем и шли все святые люди Божии. Вот почему они и получали величайшие дарования: утешать страждущих духом, согревать своей любовью оледеневшее сердце озлобленного человека, восстановить к новой жизни падших и отчаянных и веселить светлой надеждой унывающих. Этим объясняется, что они, будучи в самых тяжелых обстоятельствах жизни, всегда были полны светлой радостью и ее разливали вокруг себя. Таков был, например, преподобный Серафим, таков был старец Оптиной пустыни Амвросий, которого я знал лично. Иначе, стремясь лишь к одной внешней деятельности и оставаясь по-прежнему в душе своей злыми, жестокими, гордыми, люди никогда не сумеют в духовной нужде помочь страждущему брату.

Как искренно молился я о том, чтобы все мы подражали им в своей жизни!

Не значит это, что я зову вас к пустынножительству, – это дорога только немногих людей исключительного призвания, но чтобы, подобно им, стремились к духовному христианскому совершенству. Тогда, и только тогда вы будете истинно полезны людям в общественной ли, в семейной ли жизни.

Помогай же всем нам, святой угодник Божий Серафим, молясь тебе, усвоить и твои великие добродетели!

И в то время, когда я с вами говорю, мне ясно рисуются картины из его жизни. Вот представляется мне посреди глухого, дремучего леса маленькая деревянная келья святого, глухая осень, темная ночь. Жутко в это время в лесу, пронзительно завывает ветер, раздается вой голодных волков. Страшно! Но святой пустынник ничего не страшится, он на коленях стоит пред образом, пред которым мерцает восковая свечка и едва теплится лампада, погруженный в чтение священных книг и молитву.

И в то время, когда у каждого из нас душа полна была бы смертельным страхом от сознания своего одиночества среди глухого леса, своей беспомощности, у святого пустынника светло и ясно на душе.

Не устрашают его ни грозные явления природы, ни страшные нападения злых духов; иногда ему казалось, что он слышит за стеной вой зверей, что точно скопище народа ломится в его двери, что рвутся к нему звери со страшным ревом.

Святой пустынник ничего не боялся – ни злых духов, ни злых людей. Однажды к нему ворвались трое злоумышленников, избили его, истерзали, окровавили, ища денег, которых у старца никогда не было, и тем не менее старец снова возвратился в свою излюбленную пустыньку, прося только, чтобы не преследовали и не наказывали этих разбойников.

О, если бы мы хотя не в пустыню удалялись, а по крайней мере старались удалить себя от пустых, суетных, праздных развлечений и разговоров и старались сосредоточиться в себе, углубляться в себя!

Но еще чаще рисуется мне еще другая картина из его жизни, еще более близкая и родная моему сердцу. Представляется мне святой старец уже согбенный от лет, трудов и болезней, в белом подряснике, в черной полумантии, с палочкой в руках, окруженный своими многочисленными духовными детьми самых разнообразных положений – и богатых, и бедных, и знатных, и убогих, пришедших к нему нередко издалека, чтобы поведать ему свои скорби и страдания, нередко тоску и отчаяние. И здесь-то во всей силе проявлялись великие христианские добродетели святого: его любовь, смирение, милосердие, кротость, веденье тайн Божиих; всякого он утешал, назидал, исправлял кротким словом, давал добрый совет, и сколько, сколько людей спас он от злой тоски, отчаяния, самоубийства, скольких возвратил к новой жизни о Христе!

И, когда я об этом думаю, мне вспоминается, дорогие сестры, другой старец, также согбенный и от лет и от недугов, также окруженный многочисленным народом, ждущим одного его ласкового взгляда, одного его мудрого слова, живо представляется его лицо, озаренное любовью, его светлый взор, дышащий невыразимой нежностью, – я разумею старца Оптиной пустыни иеросхимонаха Амвросия, и среди многочисленных чад духовных вижу я и самого себя юным, исполненным добрых желаний послужить Господу и людям. И уста мои невольно шепчут такую молитву: «Преподобие отче Серафиме, моли Бога, да упокоит он душу иеросхимонаха Амвросия!»

И, когда от этих великих цельных образов героев веры и правды Божией я обращаюсь к современной действительности, к современным героям так называемого образованного общества, к этим изломанным, исковерканным больным самолюбием людям, – без Бога, без самоотвержения, с хулой и проклятиями на устах, – мое сердце сжимается горечью, слезы навертываются на глазах и в моем сердце слагается другая молитва: «Преподобие отче Серафиме! Непрестанно молись за весь мир, наипаче же о всех озлобленных и сокрушенных духом, отчаянных, малодушных, маловерных, – да не погибнет ни единая душа христианская, но да все приидут в познание твоей истины». Аминь.

…1913…

При отпевании старца Оптиной пустыни схиархимандрита Варсонофия328

Старо-Голутвин монастырь329 6 апреля 1913 года. В пересказе автора статьи «Кончина старца Варсонофия»330

[...По окончании службы преосвященный Трифон, обратившись к лежащему во гробе старцу, сказал прощальное слово.]

В последний раз, – [так приблизительно говорил Владыка], – вижу я твой гроб, дорогой друг и единомышленник. В последний раз собрались мы помолиться около тебя, дорогой брат и батюшка...

[Владыка указал,] на какой знаменательный день пришлось отпевание старца: на день, когда Господь Иисус Христос воскресил Лазаря, подавая и нам всем надежду воскресения. Тогда же Господь дал нам разрешение плакать над усопшими, Сам прослезившись над Лазарем, хотя и знал, что воскресит его. Так и мы плачем и, как Елисей, видя возносящегося на небо Илию, вопиет: Отче, отче! колесница Израилева и конница его! (4Цар.2:12) – и мы восклицаем: «Отче, отче! зачем ты ушел от нас, на кого ты нас покинул! Только слезы наши не должны быть слезами уныния и отчаяния: будем утешать себя тем, что дорогой брат наш и батюшка ушел от мирской маеты в вечную жизнь и покой и что придет время, когда и мы уйдем за ним. Мы все были связаны с ним узами любви, а любовь не умирает. Или мы думаем, что батюшка нас теперь не видит и не любит? Он любит, а теперь ему еще виднее и понятнее наши нужды, и он всегда будет с нами, всегда будет помогать нам.

Потом Владыка перешел к воспоминаниям из жизни почившего старца. Он вспомнил то время, когда старец, тогда еще недавно оставивший свой полковничий чин и удалившийся в Оптинский скит, проводил там строго подвижническую жизнь. Там посетил его Владыка в его убогой келии, где стоял только стол, стул и голое деревянное ложе, ничем не прикрытое. Смиренно приветствовал своего гостя о. Варсонофий земным поклоном, склонив свою седеющую голову пред молодым студентом-иеромонахом. Беседуя, о. Варсонофий говорил тогда, как ему здесь хорошо и как он желал бы до конца жизни не покидать благоуханный Оптинский скит. Вспоминал Владыка, как во время русско-японской войны старец Варсонофий был послан для священнослужения в армию и должен был оставить свой любимый скит и вернуться в шумную военную среду, которую он когда-то покинул. Он заехал в Богоявленский монастырь попросить напутственного благословения у преосвященного, который и благословил его иконой святого великомученика Пантелеимона. Тогда отец Варсонофий говорил, что хотя ему и жутко ехать, но что в скиту они борются с врагами, которые гораздо лукавее и злее японцев – с врагами нашего спасения.

Вспоминал Владыка, как после 1905 года, измученный тяжестью переживаемого времени, он приехал отдохнуть в Оптину и там в беседах с любвеобильным старцем нашел поддержку и утешение...

[В глубоком молчании, стараясь не проронить ни одного слова, слушали все речь Владыки. Но когда он перешел к воспоминанию последнего времени жизни старца, рыдания потрясли церковь. Все плакали, вспоминая тяжелые события, которые все так живо помнили и которые переживали вместе со старцем.]

Ты умел только любить, только творить добро, [говорил Владыка,] и какое море злобы и клеветы вылилось на тебя! Ты все принимал с покорностью, как многострадальный Иов, говоря: Господь даде, Господь отъят (Иов.1:21). Я свидетель, что ни одного слова осуждения кому бы то ни было я не слыхал от тебя. С покорностью подчинившись воле Божией, старец покинул тихий Оптинский скит и на новом месте со всем усердием отдался трудам по благоустройству обители. Если вы, братие, – [обратился Владыка к голутвинским инокам,] – когда-нибудь видели суровым его взор, то, верьте мне, я знаю, что он любил всех вас. Но слабое тело не выдержало непосильных трудов, силы надорвались, и батюшка отошел от нас. И вот мы в последний раз собрались около него.

[Обратившись, как к живому, к своему почившему другу, Владыка благодарил его за те советы и утешения, которые он черпал в беседах с ним, и низко поклонился ему.]

Еще приношу тебе земной поклон от твоих детей духовных, – [и Владыка положил земной поклон перед гробом.]

Я как пастырь, – [продолжал Владыка,] – знаю, что в наше время значат такие старцы. Его наставления тем были ценны, что с образованием он соединял высоту иноческой жизни. Как пастырь, я знаю все море горя и скорби, в котором мучаются теперь люди, теряя веру в Бога, доходя до самоубийства. Бывают моменты, когда кажется, что жизнь теряет всякий смысл, когда нет сил бороться, нет ниоткуда поддержки и когда человек стоит на пороге отчаяния. Тогда является старец, говорит ему: о не бойся, ты не один, обопрись только на меня, я тебя выведу на дорогу. И вот человек, казалось, погибавший, постепенно выходит на истинный путь, находит силы для борьбы, воскресает для жизни. И много таких стоят теперь здесь между нами.

Как наседка собирает птенцов своих под крылья, так батюшка собирал вокруг себя чад своих, и теперь они, оставив все свои дела и занятия, собрались вокруг него в последний раз.

Помолимся же об упокоении его души.

[Началось отпевание по иноческому чину, которое совершал преосвященный Трифон соборне с сослужащим духовенством...]

Из письма духовной дочери о. Варсонофия, послушницы Елены Шамониной

[Начало проповеди дано в кратком пересказе: сперва Владыка указал на то, что в знаменательный день отпеваем мы отца Варсонофия: Лазарево воскресенье уверяет нас, что воскреснут и наши души, что и душа нашего батюшки воскресла для райских селений. На вопрос, можно ли плакать об умерших, евангельская повесть о воскрешении Лазаря отвечает нам: конечно, можно, если Сам Господь плакал над Лазарем! Потом Владыка стал говорить, обращаясь к батюшке, как к умершему:]

Помню я, дорогой брат отец Варсонофий, как вошел я в твою убогую келью в скиту. Вся обстановка ее состояла из деревянного стола, деревянного ложа, без всякой подстилки; иконы, книги составляли единственное ее украшение. Помню, как смиренно склонился передо мной на колени ты, почтенный седовласый послушник (это было в начале монашеского пути отца Варсонофия), принимая мое благословение, – я тогда был иеромонахом. Помню, с какой радостью говорил ты о ските: «Мне здесь так нравится, так здесь хорошо, – и одного бы я желал, чтобы никогда отсюда никуда меня не переводили»... Прошли годы, и тебя посылают священником при отряде Красного Креста на Японскую войну. Проездом через Москву ты был у меня в Богоявленском монастыре и просил благословить тебя иконой святого мученика Пантелеимона. И снова склонил ты передо мной свою седую голову, принимая благословение. Ты жалел, что уезжаешь из скита, но покорно подчинялся воле Божией: «Что же? Ведь в скиту нам приходится бороться с врагами, которые во сто крат коварнее, хитрее и злее всяких японцев», – говорил ты, разумея врагов нашего спасения.

Прошли годы войны и последовавших за нею событий 1905–1906 годов. Измученный тем, что пришлось пережить за это время, я уехал в Оптинский скит на отдых, – и здесь снова встретился с тобой. Сколько чудных вечеров провели мы в беседах! Какие ценные наставления ты мне давал, какие возвышенные речи вел! Драгоценна для меня была твоя дружба, дорогой брат отец Варсонофий! И еще прошло время, проведенное тобою в неусыпных трудах на благо порученных тебе Богом душ. И вот в конце своей жизни пережил ты последнее испытание. Бог испытывал тебя, как некогда Авраама; и как от него Он потребовал принесения в жертву Себе единственного сына, так и у тебя угодно было Богу взять любимейшее твое чадо, твой чудный, благоуханный скит, который ты так благолепно украсил. И поднялось против тебя целое море коварства, низкой злобы, клеветы и лжи, – ты нес все терпеливо, безропотно отдавая себя в волю Божию, – и в конце всего оторвали тебя от возлюбленного тобою скита, перевели в новое место. Недешево тебе обошлась эта перемена! Надорвались силы, перенапряглись нервы, устало измученное сердце, – и ты ушел от нас, ушел туда, к Богу... А мы остались одни.

Вспоминается мне библейское повествование о том, как на огненной колеснице возносился к Богу пророк Илия, а ученик его Елисей смотрел на небо и взывал: Отец мой, отец мой! (4Цар.2:12). Так и нам хочется сегодня воскликнуть: «Отец наш! Отец наш! На кого ты нас оставил? Что же мы будем теперь делать? Ты оставил нас сиротами!»

Низкий тебе поклон, дорогой брат отец Варсонофий, за твою любовь ко мне, за твои чудные беседы, за драгоценные наставления... А еще земной тебе поклон за твоих духовных детей; как пастырю, мне прекрасно известно, какое море скорбей, сомнений окружает современное человечество. Знаю я, что часто люди доходят до бездны отчаяния, до самоубийства, и поэтому знаю я, как драгоценны в наше время особенно старцы-руководители, подобные тебе. В момент конечной гибели отчаявшемуся человеку является такой старец и говорит: «Погоди, не бойся, не приходи в отчаяние, еще не все потеряно! Давай мне руку, я выведу тебя на дорогу, обопрись на меня, я поведу тебя, подниму твои скорби, помогу снова начать жизнь!» Таким старцем был батюшка. Он жил скорбями своих духовных детей и сгорел в скорбях.

К вам обращаюсь, братия сей обители! Может быть, подчас он казался вам суровым; может быть, вы встречали с его стороны суровый взгляд, неласковое слово и считали его суровым и недобрым. Но, верьте мне, архипастырским словом своим я вас заверяю, что искренно любил он вас и все делал, ища одного: вашего блага и спасения ваших душ.

Помолимся же об упокоении души его, да вселит его Господь во дворы Своя, а его молитвами и нас да помилует. Аминь.

О благодати Святого Духа и о торжестве прославления священномученика Ермогена, Патриарха Московского и всея России331

В неделю 4-ю по Пасхе, о расслабленном (за литургией) 26 мая 1913 года

Когда Господь Иисус Христос в первый раз открыл Своим ученикам, что Он уходит от них, то сердце их исполнилось великою скорбию об отшествии навеки их любимого Учителя. Но когда они услышали Его обетования о том, что Он духом Своим останется с ними навеки: Се Аз с вами есмь во вся дни до скончания века (Мф.28:20); когда они услышали, что Он не оставит их сиротами, что Он пошлет Духа Утешителя, Который наставит их на всякую истину, то радостию исполнились их сердца (ср.: Ин.14). После Сошествия Святого Духа исполнились пророческие слова Спасителя: Аще Аз вознесен буду от земли, вся привлеку к себе (Ин.12:32). Именно после Вознесения и Сошествия Святого Духа Господь привлек всех в Свои объятия. В самом деле, иудеи, которые осудили Иисуса Христа на смерть, с умилением слушали проповедь апостола и спрашивали: что нам делать, чтобы спастись (ср.: Деян.2:37)? Гонители в лице апостола Павла делались последователями Христа. Мудрецы отказываются от житейской премудрости и преклоняются пред проповедью Христа; язычники, которые поклонялись идолам, сокрушают этих идолов и поклоняются Господу Богу. Являются мученики – от самых малых детей до дряхлых старцев, – идут на смерть за веру Христову и кровию своею обагряют жертвенники; на их костях освящаются престолы... Люди, имеющие знатность, богатство, славу, уходят в пустыню, терпят лишения, не имея иногда и черного хлеба, терпят все это ради Христа Спасителя. Наконец, мы, слабые и грешные, – что заставляет нас припадать к Престолу Божию, каяться, молиться? Что привлекает нас в храм, что заставляет нас оставлять занятия, чтобы прийти сюда? Что, как не вера в Господа Иисуса Христа; что, как не благодать Святого Духа? Истинно Он сказал: Аще бо не иду Аз, Утешитель не приидет к вам (Ин.16:7).

И Господь восшел на небеса и послал Святого Духа. В самом деле, что делает человека жестокого, злого – мягким, кротким, как не благодать Святого Духа? Что делает человека невоздержанного воздержанным, как не благодать Святого Духа? Что заставляет человека проливать слезы, когда он кается, молится, как не благодать Святого Духа?

Что такое душа человека? Она, как земля незасеянная, черна, мрачна, неспособна ничего произращать, кроме волчцов. Но вот окропила ее благодать Святого Духа, согрела ее своими лучами, как солнце согревает землю; и наше сердце, откуда исходят помышления злая... татьбы... хулы и пр., начинает произращать добродетели: любовь, радость, кротость, милосердие... Кто делает человека слабого, земного – святым, праведным, достопоклоняемым? Кто останки его, даже кости, делает способными точить чудеса тем, которые прибегают к ним с верою, как не благодать Святого Духа? Кто, как не благодать Святого Духа, помогла святым отцам, ныне празднуемым, собраться на Вселенский Собор и защитить святую веру от ложного учения еретика Ария; среди [318 отцов, приехавших на Собор], были святители Николай [Мирликийский] и Спиридон Тримифунтский, воскресивший мертвого. Кто, как не благодать Святого Духа, прославила святителя Ермогена? Мы все были свидетелями этого прославления... мы радовались, когда чувствовали, что благодать Святого Духа пребывает в Церкви Христовой. Поистине, в эти дни мы переживали такую радость, какая бывает в дни Святой Пасхи. Не правда ли, мы чувствовали слияние Церкви Небесной с земною: «Величаем тя, святителю отче Ермогене!» Кто из нас, бывших за всенощною в Успенском соборе, может забыть эту торжественную минуту, когда стали молиться не о святителе Ермогене, а святителю Ермогену, когда зажглась лампада пред его гробницей?!

Собрался сонм иерархов. Торжественная тишина. Зажигается лампада, как символ благодати Божией, сияющей из гроба святителя... Затем запели торжественную песнь: «Величаем тя, святителю отче Ермогене!..» Поистине, небо и земля слились в этом торжественном гимне... И если для всех, присутствовавших на этом богослужении, оно было торжественно, светло и радостно, то еще более торжественно и радостно оно было для тех, кто присутствовал при омовении останков святого и положении их во гроб. И я, грешный и недостойный, удостоился принять в этом участие; и до последнего дня моей жизни я не забуду этой ночи, когда, при освещенном соборе, после литии, совершенной старцем митрополитом Макарием332, при чтении Евангелия, которое пришлось и мне читать, были омыты останки и положены во гроб... Такой минуты не забыть никогда! И, скажу, когда мы запечатывали гроб, мы молились о том, чтобы скорее наступило время, когда верующие смогут прикладываться не к иконе только, а и к святым останкам святителя Ермогена, и когда в крестном ходу будут нести не икону его, а гроб... И веруем, что придет этот день!

Еще несколько дней – и мы будем торжественно прославлять Святую Троицу. В этот день особенно изольется благодать Святого Духа. В эти оставшиеся дни будем делать то же, что делали святые апостолы; они были в усердной молитве и лощении, приготовляясь встретить благодать Святого Духа. Будем знать, что в сосуде нечистом и чистая вода загрязняется; точно так же не может жить благодать в нечистом сердце. В эти дни заглянем в свою душу, спросим себя, как мы провели свою жизнь? Какие грехи особенно одолевают нас? Какими душевными болезнями мы особенно больны? Будем просить Господа Бога, чтобы Он исцелил наши болезни и дал бы благодатию Святого Духа приобрести противоположные добродетели. Да поможет нам Вознесшийся Спаситель благодатию Святого Духа приобрести все полезное для будущей вечной жизни. Аминь.

Память Всех святых

В 1-ю неделю по Пятидесятнице 9 июня 1913 года

В этот радостный и торжественный день, когда Церковь вспоминает всех святых Божиих людей, в частности, мы вспоминаем и того святого, имя которого носим. Поэтому сердечно приветствую вас, братие и сестры, с нашим общим днем Ангела. Но спросят, может быть, некоторые: почему Святая Церковь установила вспоминать в один день в году Всех святых; ведь она же вспоминает святых каждый день? Святая Церковь установила это для того, чтобы ни один из святых не остался без должного воспоминания. В самом деле, в эпоху гонений было замучено множество христиан, имена которых неизвестны; затем спасалось много людей, имена которых мы также не знаем; наконец, и в миру было много подвижников, неведомых никому, кроме Бога. Вот и заповедала Святая Церковь совершать их память в это воскресенье. Почему же именно в это воскресенье? Да потому, что все Божии люди сделались святыми по благодати Святого Духа. Дух Святой наставляет на покаяние и очищает грешников; Он вводит их в борьбу со страстями и похотями; Он освящает Своею благостию все человечество. Все, что имеет человек доброго в себе, все это он приобретает с помощью благодати Святого Духа. Что представляет собой наша душа без благодати Святого Духа? Она подобна земле незасеянной, способной произращать только волчцы. Но посейте в такую землю семена, пусть оросит ее дождь, пусть согреет ее солнце – и она начнет произращать такие растения и цветы, которых не могло быть на ней ранее. Точно так же и душа человека бывает мрачна, бесплодна; но вот ее согреет и оросит благодать Святого Духа, и на ней начнут произрастать духовные цветы: любовь, радость, мир, кротость, долготерпение, смирение, вера (ср.: Гал.5:22). В самом деле, что, как не благодать Святого Духа, делает человека жестокого кротким, невоздержанного – воздержанным, гордого – смиренным? О, дивное чудо! Благодать Святого Духа не только действует через людей благочестивых при жизни их, но и самые тела их прославляет по смерти их, делая их нетленными, и даже чрез их останки, через гробы и кости их исцеляет недуги душевные и телесные. Увенчав их здесь, на земле, там, на небе, благодать Святого Духа соделывает их причастниками великой славы. Мы видели это воочию, когда, еще недавно, прославляли святителя Божия Ермогена. Конечно, те, которые присутствовали в ту достопамятную ночь в Успенском соборе, никогда не забудут той минуты, когда Святая Церковь стала молиться не о нем, а ему, когда лик иерархов и священнослужителей первый раз воспел торжественную песнь: «Величаем тя, святителю отче Ермогене, и чтим святую память твою!» Поистине в эту незабвенную минуту казалось, что небо и земля соединились в одном торжественном гимне: «Величаем тя, святителю отче Ермогене...»

Но, дорогие братие и сестры, ведь и мы должны подражать в своей жизни святым угодникам, и мы должны стараться приобрести те добродетели христианские – приобрести их чистотою жизни, любовию ко храму Божию, добрыми делами. Приобретая их и исповедуя имя Божие, мы будем подобны тем, которые в эпоху гонений и в эпоху ересей, не боясь ничего, твердо исповедовали свою веру. Точно так же и мы должны исповедовать в наше лукавое время.

Слышали вы, как в Евангелии Господь Бог торжественно говорит: Всяк убо иже исповесть Мя пред человеки, исповем его и Аз пред Отцем Моим, Иже на небесех. А иже отвержется Мене пред человеки, отвергуся его и Аз пред Отцем Моим, Иже на небесех (Мф.10:32–33)333.

Что значит исповедовать имя Божие? Это значит не только в глубине души веровать в Господа, но и открыто, во всеуслышание свидетельствовать, что мы веруем в Господа Иисуса Христа, что Он воистину есть Сын Божий, и признаем Его учение...

Теперь спросим свою совесть: всегда ли мы исповедовали Господа и не отрекались ли от Него? Скажи нам, наша совесть, неподкупный голос Божий, бывали ли такие случаи? Да, мы много раз отрекались от Него и в малом – например, мы слышали, как в каком-нибудь обществе насмехаются и глумятся над Церковью; и что же? – мы малодушествовали и молчали; мало того, мы говорили похвалы, желая угодить своему собеседнику, которого в глубине души своей даже не уважаем... Помните, в эту минуту говорила нам совесть: Иже отвержется Мене пред человеки, отвергуся его и Аз... (Мф.10:32–33). Мы тогда молчали, старались заглушить этот голос шутками... А когда приходил к нам человек ничтожный, нуждающийся в нашей помощи и духовной поддержке, и мы этого человека под каким-нибудь предлогом удаляли от себя, не удовлетворив его нужды. Разве не отрекались мы от Господа? Разве совесть не говорила нам: «Кто дает нищему, тот дает Господу Богу» (ср.: Мф.25:35); разве не напоминала: Блажени милостивии, яко тии помиловани будут (Мф.5:7)?.. Да, много раз мы бывали виноваты пред Богом. В самом деле, кто из нас может сказать, что он никогда не роптал и всегда шел путем христианским?.. Нам остается делать то же, что делал грешный мытарь, который стоял у порога храма, бил себя в грудь и взывал: Боже, милостив буди мне, грешнику (Лк.18:13). Будем и мы взывать: «Боже, как воззрю на небо? Во всем я требую милости Божией...» И Господь услышит эту смиренную молитву.

Ныне, когда мы прославляем святых Божиих людей, страданиями и кровию запечатлевших свое исповедание Господа Бога, обратимся к ним и испросим их молитв за себя и за ближних наших: «Святии Божии людие, молите Бога за нас грешных и за братий наших».

О значении колокольного звона

6 июля 1913 года

Итак, исполнилось наше общее желание – и Господь снова привел меня помолиться вместе с вами. Искренно радуюсь и усердно молился Господу Богу, чтобы Он укрепил вашу веру. Радостно было нам сегодня совершать крестное обхождение с иконою Царицы Небесной при торжественном и громогласном звоне колоколов.

И вот мне хотелось бы разъяснить вам значение колокольного звона и сказать вам об этом несколько слов. Вы, конечно, и сами душою чувствуете, что звуки колокола необходимы, но выяснить их значение и выразить словами не можете. Может быть, многие из вас не раз слышали такие суждения: для чего нужны малозвучащие колокола? зачем эти колокола? зачем этот колокольный звон? разве Богу это все нужно?.. На это вы должны дать ответ: Богу ничего не нужно, Бог – Всеблаженный, Всеблагой, Всемогущий, Ему ничего не нужно. Но нам, людям, нужно все то, что содействует спасению нашей души, ибо в этом заключается цель нашей жизни. Чтобы спасти нашу душу, для нас нужен и звон колокольный. Особенно где церковь расположена далеко, как важно слышать звон колокола – иначе вовремя не придешь и в церковь. Колокол своим призывом как бы так говорит: «Пора оставить земные дела, пора идти в храм Божий, чтобы воспеть песнь Животворящей Троице».

Да, с церковным звоном соединено многое для спасения нашей души – и радостное, и печальное.

Вот, например, наступает Великий пост, закончилась Масленица, к стыду нашему, часто проводимая людьми в невоздержании, во время которой человек часто предается пресыщению. Но вот проходит эта неделя, раздается заунывный звон колокола. Этот колокольный звон как бы так говорит: «Христианин! пробудись, опомнись, чтобы не постигла тебя смерть, вспомни, как ты провел прошедшую неделю, готовься к покаянию, скажи: „Откуду начну плакати, душе моя? Кое положу начало моему рыданию?“334»

Потом, изо дня в день, говорит он своим колокольным медным голосом нам о покаянии, и человек, у которого не вовсе заглохла совесть, идет в храм, говеет, исповедовается, причащается и с помощию Божиею начинает новую христианскую жизнь, начинает думать о своей душе. А затем пасхальный звон! Кто из нас не радовался сердцем, когда слышал пасхальный звон в эту Святую ночь? Не правда ли, все мы собирались в храм, слышать, когда раздастся этот возвещающий о Воскресении Спасителя голос колокольного удара; к нему присоединяется другой, третий, там еще и еще множество голосов. Все это сольется в один гул, как бы взывая в одном победном гимне хвалу Воскресшему Спасителю.

Но нет, скажу вам, тот не русский, не православный человек, который не любит церковного звона. Во время звона чувствуешь себя соединенным в одно христианское семейство. В самом деле, выйдешь – там зазвонили, тут зазвонили, прислушаешься... А там, в Москве, гремит целый гул сорока сороков. И в далекой Сибири, и на холодном севере, и в жарком Крыму, по селам и по городам – везде раздается колокольный звон, везде совершается служба, везде приносится Бескровная Жертва за грехи людей, а следовательно, и за мои. Отраднее становится на сердце: сознаешь, что ты не один, а все мы – братья между собою, все мы составляем как бы одно семейство, все соединены одною верою, одною любовию. Теплее становится на сердце. Сознаешь, что если моя грешная молитва и не доходит до Бога – но целые тысячи людей молятся за меня, предстательствуют за меня... А когда вспомнишь, что когда здесь, на земле, молятся за меня, то там, на небе, молится за нас Царица Небесная, все святые. Они сливают свои молитвы с нашими и возносят их ко Господу... О, тогда вольнее дышит грудь! Веришь тогда словам Спасителя: Созижду Церковь Мою, и врата адова не одолеют ея (Мф.16:18), и во веки она останется цела.

С другой стороны, кто живал в таком крае, где нет православных храмов, следовательно, не услышишь и колокольного звона (а мне приходилось бывать там), какое тяжелое и печальное чувство испытываешь в праздничные дни! Все равно как сирота в чужой семье: вокруг веселятся, радуются, а он плачет и тоскует.

В молитве на освящение колокола есть моление о том, чтобы Господь Бог подал силу колоколу своим звоном прекращать смертоносные язвы и бури335. Но это еще не все. Вам ли, сельским жителям, указывать на серьезную и важную сторону колокольного звона? Все заснули – а колокол? Он один не спит, он своим равномерным ударом вещает, что здесь есть сторож, который в минуту опасности разбудит спящего. А затем, во время пожара, кто как не колокол взывает, чтобы спасали имущество, а иногда и семью, и детей. А во время непогоды, бури звон колокольный может указать путнику, где он может отогреть свои замерзшие члены. А затем, на пароходе, во время непогоды, вблизи берегов колокольный звон предостерегает капитана, где есть опасность. Да, немаловажное значение имеет колокольный звон!

Те, которые никогда не ходят в храм, которые предаются удовольствиям, которые больше всего любят деньги, те только могут сказать: зачем нужны храмы? зачем нужны колокола? А для нас с вами, заботящихся о своей душе, нужны и храмы, и колокола, и все церковное.

Дорогие братие и сестры, в нашей душе есть некий тайный голос. Этот голос предостерегает нас от зла, направляет на доброе, обличает пороки. Этот голос вы все знаете, этот голос именуется совестью. Но, увы, спит иногда наша совесть, уснувшая от наших грехов и от наших искушений. Желаю, чтобы наша совесть пробуждалась в минуты колокольного звона. Когда человек в минуты соблазна готов решиться на дурное, порочное дело, в котором он после будет раскаиваться, пусть звон колокольный вещает ему о правде Божией, о Страшном суде, когда он должен будет предстать пред правосудным Судиею. Или, в минуты тяжелого раздумья, когда человек вспоминает свои грехи и сознает их, и часто кажется ему, что ему уже нет пощады, и он готов впасть в уныние... Пусть звон колокола вещает ему о том, что Господь пришел спасти грешников, за этих грешников Он пролил Кровь Свою. Пусть он вещает ему о Боге, о пути к небу, где сияет Царство Небесное и вечная радость.

Помогай нам, Господи, ведь Тебе все возможно! Ты управляешь не только одушевленными, но и бездушными стихиями, ибо Ты – Всемогущий! Тебе все возможно! Помогай нам!

Лествица высокая

В праздник Казанской иконы Божией Матери (за литургией) 8 июля 1913 года

Сердечно приветствую вас, братие и сестры, со светлым и радостным праздником Божией Матери. Святая Церковь, между прочими именами, называет Ее лествицею, которую Иаков видел во сне; лествицею высокою, ведущею к небу, соединяющею небо с землей. Откуда это название, которое мы слышали в одном из песнопений? Оно заимствовано из чтения, которое вы слышали вчера за всенощною336. Там рассказывалось, как внук праотца нашего Авраама Иаков, путешествуя в землю свою, застигнут был в пустыне ночью. Страшно стало ему: надвинулась ночь со своими страхами: рев диких зверей, шум змей, шипение скорпионов... И вот Иаков помолился Господу Богу, подложил под голову камень и заснул мирно и спокойно, как бы в своем доме. И видит он сон: лествица высотою до неба, и по ней восходят и нисходят ангелы, а наверху ее Господь Бог. Господь обратился к Иакову с такими милостивыми словами: Я Господь, Бог Авраама, отца твоего, и Бог Исаака... И вот, Я с тобою; и сохраню тебя везде, куда ты ни пойдешь... не оставлю тебя (Быт.28:13). Когда Иаков проснулся, то сказал: Как страшно сие место! Это не иное что, как дом Божий (ст. 17). И в память сего события он поставил камень и возлил на камень елей. А место сие назвал «Вефиль», что значит «Дом Божий». До сих пор это место считается священным...

Что же означал этот сон? Он предзнаменовал то, что некогда Господь Иисус Христос сойдет с неба на землю как бы по этой лествице, чтобы примирить небо с землею, чтобы снять проклятие и открыть вечную жизнь. Вот почему Святая Церковь величает лествицею Божию Матерь, честнейшую херувим и славнейшую без сравнения серафим, – ибо через Нее, вселясь в Ее утробу, сошел Христос Спаситель. Вот почему Святая Церковь взывает к Ней: «Радуйся, лествице небесная, еюже сниде Бог; радуйся, мосте, преводяй сущих от земли на небо»337. Истинно, Она соединила небо с землею, ибо пришел на землю Спаситель, жил среди нас, пострадал и открыл нам райские двери. Закончилось проклятие, Божество соединилось с человечеством...

И вот по этой лествице, подобно ангелам, восходят на небо святые; по этой лествице и нам, братие и сестры, некогда придется восходить... О, если бы это восхождение было благополучно! Что может препятствовать этому восхождению? – Грехи наши. Кто из нас может пройти беспрепятственно по этой лествице и не быть низверженным вниз? Надежда только на помощь и покровительство Пречистой Девы, Которая называется Надеждой ненадежных, Утешением скорбящих, Споручницею грешных... Будем к Ней взывать, Ей молиться, чтобы безопасно было для нас это восхождение, чтобы и нам со святыми достигнуть рая. Недаром Святая Церковь заповедует нам каждый вечер молиться Пресвятой Деве такою молитвою: «Нескверная, неблазная, нетленная, пречистая, чистая Дево, Богоневесто Владычице... Иже ненадежных едина надежда и боримых помоще, готовое заступление к Тебе прибегающих и всех христиан прибежище...»338

Об обязанностях игумении (при посвящении игумении Агнесы)

В Никитском монастыре, в день памяти великомученика и целителя Пантелеимона 27 июля 1913 года

Господь Иисус Христос, Пастыреначальник, раздающий чины в Святой Церкви, удостоил ныне тебя, мать, столь высокой почести, какую только может иметь женщина в христианской Церкви. Он удостоил тебя чина игумении. Этот посох – символ твоей власти, твоего достоинства. Приими его от моей грешной руки, как от руки Самого Спасителя и Бога. Прими и помни, что с чином этим соединены не радости, а скорби. Взирай на него и знай, что тебе, как и всякому начальнику, предлежат, прежде всего, страдания. Враг нашего спасения не дремлет, он особенно ненавидит тех, которые облечены высоким положением, особенно изощряет стрелы на человека, стоящего на высоте правления, старается чинить вражду. Эти скорби весьма жгучи. Затем людская злоба и зависть не оставляют в покое человека правящего, стремясь очернить его клеветой. Словом, зависть, злоба и клевета не обойдут и тебя.

Но, возлюбленная сестра, не забывай слов Господа: Горе вам, когда все люди будут говорить о вас хорошо! (Лк.6:26). А тем, которых гонят, Он обещал Царство Небесное (ср.: Мф.5:10). Помни, что Он говорил апостолам: Вы восплачете и возрыдаете, а мир возрадуется (Ин.16:20). Ты слышала, как сегодня читали в Евангелии: Если бы вы были от мира, то мир бы любил свое; а как вы не от мира, но Я избрал вас от мира, потому ненавидит вас мир... Если Меня гнали, то будут гнать и вас (Ин.15:19–20). Пусть эти слова будут тебе утешением и отрадой. В скорбные минуты взывай ко Господу: Боже, в помощь мою вонми. Господи, помози ми (Пс.69:1; Мф.15:25). В отношении сестер будь благожелательна, ко всем относись с любовью, пусть сестры приходят к тебе и с горем, и с радостью.

Мне хочется остановиться на твоей судьбе. Отдавая свою душу на служение Богу, думала ли ты, что будешь игуменией, да еще московского монастыря? Думаю, что если тогда кто-нибудь предсказал бы это, ты отвергла бы это предсказание. Но таково было желание покойной игумении, матушки Паисии. На смертном одре она завещала сделать тебя своей преемницей, завещала тебе и свою скромную обстановку. Почему матушка Паисия желала этого? Потому что она надеялась, что тот же дух будет и в тебе339, как самом близком ей человеке. Какой это дух? Я не ошибусь, если скажу, что это дух любви. Недаром ее звали «золотое сердце». Вот и ты старайся сохранить в своем сердце любовь. Некогда пророк Елисей просил у Господа, чтобы Он дал ему сугубую340 духовную благодать, чем та, которую имел пророк Илия (см.: 4Цар.2:9). Проси и ты, чтобы тебе иметь, если не сугубую, то такую же любовь, какой обладала покойная матушка игумения.

Есть два способа управлять. Первый – отношение холодное и безучастное, когда игумения видит в своих подчиненных работниц полезных и безответных. Это способ простой, но не истинно христианский. [Другой, когда] игумения является не только начальницей, но и руководительницей, старицей. Тяжело такое управление. Игумения, более чем кто-либо другой, должна видеть слабости подчиненных. Ее любовь должна быть направлена против порока. Это любовь, которая видит в человеке слабости, но не горьким словом упрека обличает их, а несет их на себе. Это такая любовь, которая одного старца заставила сказать: «Господи, если я удостоюсь Твоей милости, то и всех моих духовных детей удостой этой милости». Такая начальница освещает все своей любовью, истаивая, как горящая свеча. Только тот, кто скорбел чужими скорбями, кто на опыте познал, что значит страдать, может это понять – может понять, как горит и перегорает сердце, как стонет и тоскует душа. А вполне понять это может только Тот, Кто в Гефсиманском саду молился: Отче Мой, аще возможно есть, да мимо идет от Мене чаша сия (Мф.26:39).

Недаром я назначил днем твоего посвящения праздник святого великомученика Пантелеимона. Этот праздник любила матушка Паисия, это праздник христианской любви. Мы прославляем человека, проявившего любовь к Богу даже до страданий и любовь к ближнему – ибо он целил недуги души и тела и продолжает целить и теперь.

Здесь я вижу сестер твоей обители. Дорогие сестры, вы видите, каковы обязанности игумении. Передайте всем сестрам, что главное в монастыре – послушание. Вы должны беспорочно341 исполнять всякое послушание, которое возложит на вас настоятельница, потому что от исполнения послушаний зависит благоустройство монастыря. Что такое монастырь? Я уподоблю его улью: монастырь – улей, игумения – матка, а вы – пчелки. Как все пчелки в улье трудятся для общей пользы, так же и вы должны, исполняя свое послушание, делами своими приносить пользу обители.

Да пребывает мир и благословение Божие в вашем монастыре. Прими этот жезл и не забывай меня в своих молитвах. Прими от меня в благословение святую икону Спасителя, молись Ему и проси, чтобы Он всегда был твоим помощником.

О пребывании с Господом

В праздник Преображения Господня (за литургией) 6 августа 1913 года

Когда Господь Иисус Христос преобразился во славе на горе Фавор, когда лицо Его просветилось как солнце, а одежды сделались белы, как снег, когда к Нему, как Владыке всей вселенной, слетели с неба два величайших мужа – Моисей и Илия, умершие более тысячи лет назад, тогда этим видением были настолько упоены все три апостола, что один из них воскликнул из глубины души: Господи, хорошо нам здесь быть! (Мф.17:4).

Но, братие и сестры, с Господом Богом хорошо не только в Его славе, но в Его уничижении, в Его страданиях. Ведь в другом случае апостол Петр сказал: Господи, с Тобою я готов и в темницу и на смерть идти (Лк.22:33). И другие апостолы ведь в страданиях радовались и утешались, потому что Господь был с ними...

Но не одним апостолам, но и всем дана заповедь пребывания с Господом. Слышали, как Он говорит: Пребудьте во Мне, и Я в вас. Как ветвь не может приносить плода сама собою, если не будет на лозе: так и вы, если не будете во Мне. Я есмь лоза, а вы ветви; кто пребывает во Мне, и Я в нем, тот приносит много плода; ибо без Меня не можете делать ничего (Ин.15:4–5). В этом пребывании с Господом и заключается вся сущность нашей веры. В этом пребывании Господа в нас и нас в Господе и заключается сущность христианских Таинств Крещения и Причащения Святых Таин...

Кто же пребывает с Господом? Пребывает с Господом тот, кто верует в Него всею душою. Пребывает с Господом тот, кто любит Его всем сердцем. Пребывает с Господом тот, кто надеется на Него и пламенно Ему молится. Пребывает с Господом тот, кто старается подражать Ему в своей жизни, кто старается так же мыслить, чувствовать, страдать, терпеть, молиться и любить, как Он во время Своей земной жизни...

И тот, кто пребывает с Господом, тот самый счастливый человек. И все мы это испытывали в лучшие минуты своей жизни – вот хотя бы теперь, после усердной молитвы, соединенные молитвой и воодушевлением в этом храме, имея пред очами Господа Бога, на Фаворе преобразившегося. Все мы испытываем радость и готовы вместе с апостолом Петром сказать: Господи, хорошо нам здесь быть! (Мф.17:4). И тот, кто испытал эти духовные радости, тот никогда не пожелает их променять на греховные радости мира. Остается упрочить это настроение, нужно эти короткие минуты обратить в часы и дни. Для этого должно сделать их минутами поистине небесной радости, нужно изгнать из сердца все порочное и молить всеблагого Господа Бога о даровании нам всего полезного и доброго. Тогда начавшееся здесь настроение перейдет с нами и в вечность. Сподоби, Господи, во все дни нашей жизни пребывать с Тобою и наслаждаться Твоею славою не на земном только Фаворе, но в Небесном Царствии Твоем. Аминь.

Об освящении плодов

В праздник Преображения Господня (за молебном) 6 августа 1913 года

Сегодня в Православной Церкви есть обычай освящать плоды. Этот обычай очень древний, можно сказать, один из самых древних обычаев человеческих. Мы приносим из чувства благодарности Господу Богу первые плоды, потому что, если бы Он не возрастил их, то мы сами, конечно, не могли бы их возрастить.

В Греции к этому времени поспевает виноград, из которого приготовляется церковное вино; поэтому там освящается виноград. У нас в России винограда нет, поэтому освящаются плоды. Добрые христиане не употребляют ранее никаких плодов до тех пор, пока они не будут освящены.

Это зрелище приятное и полезное. Это зрелище напоминает нам: кто мы. Мы – древо и должны приносить духовные плоды, подобно тому, как древо в саду приносит плоды природные...

А о том, что утвердил сад Сам Господь, вы слышите. Архиерей, имея крест и зажженную свечу, возглашает ко Господу: «Призри с небесе, Боже, и виждь, и посети виноград сей, и утверди и, егоже насади десница Твоя»342.

Итак, этот сад насадил Сам Господь Бог. Сад и виноград – это все мы, христиане. А всякое дерево, не приносящее плода доброго, срубают и бросают в огонь, – говорится в Евангелии (Мф.7:19). Оно бывает метаемо и сгораемо. Да, так в винограднике садовник употребляет труды свои и тратит на это средства, чтобы содержать его. А Сам небесный Садовник употребил для этого виноградника еще более средств: Он душу свою положил за нас; Он претерпевал и клевету, и злобу, заушение и позорную смерть для того, чтобы воскресить нас и даровать нам вечную жизнь.

Вот почему, кто желает, чтобы этот праздник не прошел даром, должен просить Господа, чтобы Он помог ему приносить плоды. А какие плоды? Он должен преобразиться... Не думайте, что я говорю это по случаю праздника, нет! Откройте Библию, и вы на первой же странице увидите, что Господь Бог дал человеку Свой образ и подобие, а человек очернил этот образ, он исказил его. В чем же теперь задача? В том, чтобы восстановить этот образ в душе. Иначе сказать, сделаться чадами, то есть детьми Отца Небесного. Тогда преобразятся наши лица и просветятся...

И вы, братие, иноки далекой отсюда Соловецкой обители343, вы ныне в этой обители милосердия получили особое милосердие, какое может дать благодать Святого Духа, ныне вы получили этот дар. В вашей стране короткое время светит солнце, а то все больше бывает тьма. Но Христос Бог, Солнце Правды, молитвами ваших угодников Зосимы и Савватия пребывает всегда с вами. Ныне вы получили благодать, «немощи врачующую»344. Молитесь, чтобы просветился свет в вашей душе, чтобы, видя ваши добрые дела, люди прославляли Отца Небесного. «Священники, – говорит святой Иоанн Златоуст, – должны иметь душу чище солнечных лучей»345. Господь Бог все может сделать; потому что благодать, которую вы получили, сильна и все может сделать. А от меня примите эти книги. Да будет благодать Господа Иисуса Христа и молитвы ваших святых угодников с вами всегда. Дорогие братие, вы должны молиться за меня как за того архиерея, чрез которого получили благодать впервые молиться у престола Господа Бога...

На посвящение инока Соловецкого монастыря в сан иеродиакона

За литургией 8 августа 1913 года

Дорогой собрат! Я позволю себе напомнить тебе, как во время моего пребывания в вашей обители мне пришлось вместе с тобою совершать путешествие на крайний берег Мурмана. И вот ныне Господь неисповедимыми путями сподобил меня совершить твое посвящение в сан иеродиакона. И где же? – Вдали от твоей обители, в сем деревенском, дорогом для меня храме, ибо с самого раннего детства я привык и любил в нем молиться. И в какой же день? – В день, когда еще продолжают раздаваться церковные песнопения праздника Преображения, а в твоей обители братия празднует престольный праздник346.

Ныне я переношусь мыслями в вашу обитель, и ясно вспоминается мне одно обстоятельство из этого далекого и трудного путешествия. Вспоминается мне, как мы путешествовали по воде среди необъятного Северного Ледовитого океана, глубина которого достигает нескольких верст, на маленьком утлом пароходе «Вера». Никогда не забуду, как усердно молились мы Господу Богу и вашим покровителям Зосиме и Савватию, чтобы они доставили нас целыми. В самом деле, кто может протянуть руку помощи, если случится буря на море и наш пароход, как ладья, разобьется в щепки или пойдет ко дну? Никто не может помочь в эти минуты. Жи