епископ Виталий (Гречулевич)

Размышление о честном кресте Господнем176

Кресту Твоему покланяемся, Владыко!

Покланяемся животворящему древу, на котором распят был за нас грешных возлюбленный Спаситель наш! С сердечным умилением лобызаем вожделенное орудие нашего спасения. С благоговением преклоняем колена – не только тела, но и души и сердца – пред священнейшим знамением, – „хранителем всея вселенныя, красотою Церкви, Царей державой, верных утверждением, славой Ангелов и демонов язвой“.177

Но, братия-христиане! Далеко ли в вас простирается это умиление, – благоговение? Проникают ли все существо наше те благие чувствования, которые невольно возбуждаются в каждом из нас теми торжественными песнопениями, какие воспевает св. Церковь во славу честного и животворящего креста Господня?.. Не смотрим ли мы на него, в иное время, без глубокой, христианской мысли, без теплого, святого чувства, а весьма нередко и без всякого размышления, будто на некую самую обыкновенную вещь, не имеющую к нам ближайшего отношения? Не забываем ли мы часто его безмерной важности, когда совершаем на себе самих крестное знамение, быть может, не раз – по одной только привычке, вовсе не заботясь о том, чтобы, по наставлению вселенского учителя, „изображать крест не просто, одними перстами, но прежде начертать его в мысли, с великой верой?“178 – Ах! Не бывает ли даже, что мы, поклонники креста Господня, осеняя себя крестным знамением, по своему нерадению как бы сокращаем и извращаем крест, и таким образом, сами не помышляя о том, являем пренебрежение к орудию нашего спасения?..

Углубимся же в размышление о том, с какими мыслями и чувствами должны мы взирать на крест Христов, – с каким расположением духа должно покланяться ему, и напечатлевать на себе Его знамение; словом, размыслим: I, что такое есть, и II, чем должен быть для нас крест Господень?

I. ЧТО ТАКОЕ КРЕСТ ХРИСТОВ?

Обратимся ли 1, к Ветхому Завету, или 2, к Завету благодати, или 3, к собственной жизни каждого из нас, – везде крест имеет самое глубокое и обширное значение.

1. „В законе сени и писаний – образ“ креста Христова является в различных преобразованиях, – как знамение спасения, как орудие силы, препобеждающей самые законы природы, как знамя победы, как податель исцеления, как источник благословения и освящения. –

1) Крест преобразуется, как знамение спасения.

Так праведный Ной спасается и спасает мир от всеобщего потопа (Быт. 7:7), малым древом (Прем. 10:4), – во образ179 того „благословенного древа, из которого“, по выражению одного из отцов Церкви,180 „устроен ковчег, таинственно спасший мир от потопления“, – от вечной погибели! – Аврааму, решившемуся принесть во всесожжение своего единородного сына (Быт. 22:13), и за то удостоившемуся образно (Евр. 9:10) видети день Искупителя (Ин. 8:5,6), – во образе рогов овна, держимого в чаще, является образ креста,181 на котором единородный Сын Божий, в подобии человечестем быв (Фил. 2:7), яко овча на заколение ведомое (Ис. 53:7), имел быть принесен в жертву за спасение мира. –

2) Образ Креста предначертывается в Ветхом Завете и как орудие силы, превозмогающей самые законы природы. Так – „крест начертал Моисей своим жезлом“ на волнах Чермного моря, – и от одного „написания непобедимого оружия“ пересекаются морские бездны, так что Израиль пешеходит по дну моря, как по суше (Исх. 14:16).182 А в пустыни „горькородные источники“ богодухновенный вождь народа израильского, по указанию Божию, услаждает древом (Исх. 15:25), и тем прообразует то крестное древо, на котором имел быть пригвожден Христос – „церковная сладость,“183 проявляет крестом преложение язычников ко благочестию,“184 – предвозвещает „всесовершенное крестом истребление убийственной горести запрещенного древа“.185 Затем, Моисей „ударяет“ своим жезлом „краесекомый“ камень, – и он „испустил воду“ (Исх. 17:6), предзнаменуя крест, краеугольный камень Церкви186 утоляющей духовную жажду верующих, – тот крест, на котором „прободенныя копием, пречистыя ребра“ распятого Богочеловека „источили воду с кровью, обновляющие завет и омывающие грех“.187 – Пророк Елисей погрузил „древо в Иордан“, – и он „возвращает сокрытую в глубине его секиру (4Цар. 6:6), знаменуя тем, что древо креста Христова пресечет демонское обольщение“188. Нужно ли еще очевиднейшего прообразовательного свидетельства о силе крестной, торжествующей над видимой природой? Вот Иисус Навин простирает крестовидно руки свои, повелевает остановиться солнцу,– и ста солнце посреде небесе (Нав. 10:17), „проображая образ креста“189 при виде которого померкло дневное светило, узрев на нем распятым „Владыку твари и Господа славы“!

3) Во времена ветхозаветные крест был прообразован и как знамя победы. Иисус Навин ведет жестокую брань с амаликитянами. А Моисей, в то же время восходит на гору, и, поддерживаемый священниками, воздевает горе руки свои, и таким образом ясно изображает вид креста. Тогда „всепогубляющий Амалик“ поражен и побежден (Исх. 17:17), в знамение того, что крестом „Иисус пребожественный“ победит всех видимых и невидимых врагов нашего спасения“.190

Чрез Моисея же предъизображен был крест и как податель исцеления от самых смертоносных недугов. Гибли тысячи строптивых израильтян в пустыни от уязвления змиев. По повелению Божию, возносится змий на древо, и взирающим на сие знамение с верой предлагается „врачевство, избавляющее от тлетворного и ядовитого угрызения“ (Числ. 21:9), в предъизображение того, что тако подобает вознестися (Ин. 3:14) на крест Спасителю мира, для того, чтобы в кресте преподать врачевство уязвленному древнезлобным змием роду человеческому.191

Наконец, 5) крест Христов был прообразован в Ветхом Завете и как источник благословения и освящения. Так, удрученный старостью, Иаков, благословляя внуков своих, Ефрема и Манассию, „крестообразно положил на их главах свои длани“ (Быт. 48:14), проявляя тем, что „живоносный образ креста соделается источником благословения для новоутвержденных людей Христа Бога“.192 И еще прежде, „божественный Израиль, среди созерцаний будущего, преклоняется на конец властительского жезла Иосифова“ (Быт. 47:3), прозревая очами веры (Евр. 11:21) величие креста Христова, имеющего быть „победной славой Царей, благословением народов, знамением, которому должны покланяться все племена земные!“193 „Жезл“ Ааронов, в одну ночь произращает ветвь, цветы и плоды (Числ. 18:8), и сим чудным „прозябением предразсуждает священника“, утверждает законность священства, а с тем вместе „во образ тайны приемлется“ – во образ того таинственного креста, который „процветет в неплодящей прежде Церкви, “194 того креста, на котором Христос единем приношением совершил есть во веки, освящаемых (Евр. 10:14), сотворил всех нас Богови нашему цари и иереи (Апок. 5:10)!

Вот как многознаменателен является крест еще в ветхозаветных преобразованиях! – Мы не упомянули еще о многих других прообразовательных знамениях креста, которые, по указанию богомудрых отцов и учителей Церкви, находятся в божественных Писаниях, можно сказать, везде, где только представляется какое-нибудь явление чудесное, таинственное, относящееся к царству благодати, как наприм., древо жизни, находившееся среди рая,195 дрова всесожжения, которые нес на раменах своих Исаак,196 жезл патриарха Иакова, с которым он переходил Иордан,197 чудодейственный жезл Моисеев198 столп облачный и огненный199 милоть Илиина, разделившая Иордан,200 Исаия, претренный на двое пилой201 „крестовидно распростертыя руки Ионы“, молящегося „во утробе воднаго зверя“,202 во чреве китове, и тому под.203

Но, ах! при всем обилии в ветхом Завете событий и явлений, прообразовавших крест Христов, никто из подзаконных, – даже те, кои избираемы были Богом для указания будущего величия спасительного знамения, ни пророки и праведники, не могли сказать, подобно чадам новозаветной Церкви: „блаженны очи наши, кои созерцают крест, орудие всеобщего мира! Блаженны уста наши, лобызающие драгоценнейшее знамение спасения!“204 Блаженны чело, перси и рамена наши, осеняемые победоносным крестом Христа Спасителя!“ – Нет, одно имя креста приводило тогда всех и каждого в трепет! Один вид его возбуждал ужас и отвращение. На нем тяготело грозное проклятие Божие и всеобщее проклятие людей. Сам Господь, устами богодухновенного законодателя избранного народа, изрек: проклят всяк висяй на древе (Втор. 21:23)! Крест был страшным орудием казни для величайших преступников пред Богом и человеками, казни самой поносной, самой мучительной, медленно-убийственной... Непостижимы суды и пути Твои, Господи Боже! Этому ли ужасному кресту уготовляешь Ты такую неизреченную славу? На нем ли имеют быть распростерты божественные руки возлюбленного Твоего и единородного Сына?.. Так! Наказание мира нашего на Нем! Только Его язвою мы могли исцелеть (Ис. 53:5). Чтоб искупить нас от клятвы законной, чтобы снять проклятие со всех нас, злонравных и непотребных рабов, прогневавших своими неправдами великого Бога, надлежало самому Божественному Искупителю нашему Христу быть по нас клятвою (Гал. 3:13), пригвоздить, так сказать, клятву самим Собой ко кресту! –

2. Приходит предопредtленное время: является в мир обетованный Спаситель, и от пелен до плащаницы идет путем креста, путем всякого рода лишений и страданий... Наконец, сонм законопреступных злоумышляет: смертию поносною осудим Его (Прем. 2:20)! Наконец, сборище иудейское вопиет к Понтию Пилату: распни, распни Его (Ин. 19:6)! И крестное древо – на раменах Богочеловека! Божественный Страдалец несет это тягчайшее бремя, чтобы грехи, наши самому вознести на теле Своем на древо (1Пет. 2:24), и изнемогает под ним до крайнего истощания сил... Достигает Голгофы, – и пред лицем всего мира открылось, как воспевает Церковь, сказанное Пророком: узрите Живот ваш висящ пред очима вашима205 (Втор. 28:66): Христос пригвождается ко кресту, – ко кресту, до того тяжкому, что вся земля тряслась под ним (Мф. 27:51), столь ужасному, что солнце, не могши смотреть на него, покрылось тьмой (Лк. 23:45). Среди неописанных страданий крестных, Спаситель горько взывает: Боже мой! Боже мой! Вскую Мя оставил еси (Мф, 27:46)? Но, вслед затем, предавая на кресте дух Свой в руце Отца (Лк. 23:46), Он восклицает: совершишася (Ин. 19:13)! – И совершилось на кресте дело нашего спасения! Совершилось на кресте чудо, величайшее из чудес Христовых! Нас, мертвых сущих прегрешениями сооживил с Собой, истребив еже на нас рукописание грехов, пригвоздив е на кресте (Кол. 2:13–14), и крест, древо проклятья, „окропленное кровью воплощшагося Слова Бога,“206 соделалось приснотекущим источником благословения для всего рода человеческого. „Чрезвычайно, божественно, дивно и всякое чудотворение Христово, – богословствует св. Иоанн Дамаскин: – но всего дивнее честный Его крест“.207 „Хотя бы я, – говорит тот же св. отец, – весьма много сказал о Христе, и хотя бы повествованием о бесчисленных делах Его изумил слушателя; но не столько бы прославил Его сим последним, сколько крестом. Скажу ли, что Иисус произошел от Девы? Конечно, великое чудо быть выше брака и обновить естество. Но если бы не было креста, то первая дева рая не спаслась бы делами своими. Ныне же, в день креста, спасается первая жена, уврачевав древнее зло новыми дарами благодати. Мертвый воскрес в Галилее? Но и опять умер. Я же, воскресши крестом, не могу уже подвергнуться смерти. Однажды пять, а в другой раз семь тысяч насыщены только в знамение креста. Где останки пищи их? Но Христос распят на кресте, и мы всегда насыщаемся“.208 „Если бы не было креста, – рассуждает другой отец и учитель Церкви,209 – то Жизнь не была бы пригвождена к древу. А если бы Жизнь не была пригвождена; то не истекли бы из ребра потоки бессмертия, кровь и вода, очищающие мир“. „Крест“ подлинно „венец совершившихся для: нас чудес!“210

Первые познали силу и славу креста святые ученики и апостолы Христовы. Исходя на всемирную проповедь, они, по заповеди своего Божественного Учителя и Господа, ничего не брали с собой в путь, ни злата, ни сребра, ни меди при поясех, ни пиры (Мф. 10:9), ни хлеба, но токмо жезл един (Мк. 6:8). И сим-то, можно сказать, „жезлом“ был для „самовидцев Слова – св. крест! “211. С крестом представали они, смиренные и уничиженные, на сонмы и соборища, пред, владыки же и цари (Мф. 10:17,18), и оставались победителями. На соборищах, пред властями и владычествами (Лк. 12:11), с крестом, они не заботились о том, что возглаголют (Мф. 10:19): им внушаема была свыше премудрость, и это была премудрость креста! Крест есть главный предмет – сущность всей проповеди апостольской: они всему миру возвестили слово крестное, как спасительную силу Божию (1Кор. 1:24). Содержа непрестанно в мысли своей, как бы в живом изображении, крест Господень, ни о чем столько не заботились они, как о том, чтобы и пред очами верующих преднаписан был тот же крест – Иисус Христос распят (Гал. 3:1). Нося на теле своем крест, – язвы Господа Иисуса (Гал. 6:17; 2Кор. 4:10), они „обошли”, или лучше, „облетели, как орлы, все пределы земли,“212 повсюду проповедуя Христа распята (1Кор. 1:23)! Богопризванные „земледелатели”, они, подкрепляясь благодатной силой Господа жатвы (Мф. 9:38), „крестом”, как некоторым чудным ралом, „взорали природу” человеческую и „посеяли слово” Божие, „как пшеницу. Вместо сетей крестом”, как бы „крепкой мрежей, нерасторгаемым неводом”213, божественные ловцы человеков (Мф. 4:19) уловили все народы214, и привели к поклонению Христу Богу.

Посему-то каждый из Апостолов, тожде мудрствуя (Флп. 2:2), готов был, без сомнения, сказать со св. Павлом: мне же да не будет хвалитися, токмо о кресте Господа нашего Иисуса Христа, имже мне мир распяся, и аз миру (Гал. 6:14)!... Вот один из них, св. апостол Андрей, приводится мучителями ко кресту на распятие, и с каким неизъяснимым восторгом, еще „издали увидев” крестное древо, „громко взывает” он, во всеуслышание „двадцати тысяч стекшагося народа”, – пред лицом всего города Патр: „радуйся, кресте, плотию Христа освященный, и членами Его, как Маргаритами украшенный! Прежде нежели возшел на тебя Господь мой, ты страшен был для земных; но теперь, когда ты вместил в себя любовь небесную; то, быть распростертым на тебе, есть дар. Знают верные, сколько сокрыто в тебе щедрот, сколько уготовано наград. Безбоязненно и весело я иду к тебе; но и ты с веселием и радостью прими меня, ученика Распавшегося на тебе. Я всегда любил тебя, и горел желанием обнять тебя. О, блаженный кресте, приявший великолепие и красоту от членов Господа, многократно желанный, и неусыпно искомый, возьми меня от среды человеков, и вручи Учителю моему. Пусть от тебя получит меня Тот, Кто чрез тебя искупил меня! ”...215 Не той же ли дух веры имели (2Кор. 4:18), не тою же ли пламенной любовью ко кресту воодушевлялись и все св. Апостолы? Так! все они запечатлели, проповеданное ими, крестное слово своей св. кровью!

А сии облеченнии в ризы белыя, окружающие престол Агнца, кто суть, и откуду приидоша? – И это прошедшие путем креста. Сии суть, ответствует тайновидец Иоанн, иже приидоша от скорби великия (Откр. 7:13,14). Это запечатленное крестом, пресветлое, добропобедное воинство св. мучеников! Следуя но стопам „красных ног” апостольских, и они, покрываясь крестом, как щитом, отразили все замыслы жесточайших тиранов, попрали всю силу вражию! Осеняя чело свое св. крестом216, каждый из них, в виду страшных мучительских орудий, небоязненно говорил: „я христианин!” Вооружась крестом Христовым, св. мученики шли на самые ужасные мучения, „как бы в чужих телах”,217 „с восхищением, как ликующие...”218 Крест, поистине, царский венец воинов Христовых! – Крестом освящались и все святые. Крестом спасались все праведные.219 Крестом, как „божественной лествицей, восходили на небеса”220 все угодники Божии. Отрекшиеся для Христа от мира, восприяв крест, „с великой радостью”221 скитались в пустынях и в горах, и в вертепах, и в пропастях земных (Евр. 11:38). „Для очей” св. подвижников „ничего” не могло быть „приятнее и радостотворнее, как изображение св. креста, ”222 – в котором они видели „печать, залог и образ самого Христа,”223 в котором созерцали „изволение Отца, славу Единородного, веселие Духа”.224 Древо креста имело столь высокую цену для благочестивого сердца св. отцов, что они были „готовы облобызать с благоговением и всякое древо, если бы только знали наперед, что из него будет сделано некогда изображение креста Господня”.225 „Благодать и слава креста” была для них „даром, приятнейшим всех других даяний”.226 И „сей дивный и многоблагодатный дар,” по словам св. Златоуста, был для них „столь вожделенным,” что они „все почитали его украшением для: себя превосходнейшим корон и диадим и камней драгоценных”.227 „Крест Христов, на котором, чрез который и в котором утверждено и воздвигнуто здание, нашего спасения,”228 – был для них „богатством драгоценнейшим всякого другого богатства,”229 и „драгоценнейшим всего мира,ˮ230 „сокровищем, лучшим золота, маргаритов и драгоценных камней Индии, чем прельщаются люди плотские, преданные суетности,” – „великим и истинно-драгоценным стяжанием, – как орудие величайших благодеяний Христовых, Его страданий и победы“.231 Каждый из святых Божиих человеков, несомненно, мог торжественно сказать с св. Григорием Назианзиным: „я крест ношу в моих членах, на моем теле, и на всех путях; крест моя похвала и славаˮ.232 Наконец беседа о кресте была столь усладительна для св. витий, что их златые уста „не могли довольно наговориться – об этом знамении смерти, соделавшемся источником благословенияˮ.233

Ясно понимали и глубоко чувствовали великое значение креста Христова и все вообще благословенные последователи Распятого, и во имя Его, не стыдясь названия „крестопоклонников,ˮ234 – начиная с самых времен апостольских, при всяком своем действии, ограждали себя знамением креста, как знамением спасения. „При всяком шествии и движении, – свидетельствует один из древнейших писателей первенствующей христианской Церкви, – при каждом входе и выходе, одеваясь и обуваясь, при умывании, пред трапезой, зажигая огонь, ложась на постель, садясь на место, – словом при всяком занятии нашем, мы ограждаем чело свое знамением креста,ˮ235 последуя преданию „Апостолов, которые внушали первым ученикам своим, а чрез них и всем верующим, чтобы они, в знак исповедания своего, полагали печать креста на лице и персях своихˮ.236

Но долго еще крест Христов, столь славный и многознаменательный для христиан, был в уничижении, оставался для иудеев соблазном, для еллинов безумием (1Кор. 1:23). Наконец, св. Константину, „благочестия держателю и царю богомысленному, изобразил Господь на небесах достонокланяемый образ креста, соответственно его всемирной славе, в сиянии безмерного света,ˮ с божественным повелением: „сим побеждай!ˮ И крестом, „как непобедимым всеоружием, низложено свирепство злосердых врагов, лесть идольская рассеяна, и божественная вера,ˮ а с ней и слава креста Господня, – „распространилась до концов земли!ˮ 237

Вскоре и то самое крестное древо, на котором распят был Господь наш Иисус Христос, сокрытое попущением Божиим и лукавым действом злобных врагов креста, обретено св. царицей Еленой, матерью великого Константина. „Обретена давно сокрытая святыня; утаенное сокровище, быв извлечено из земли, воссияло, как злато; августейшее знамя царства Христова, прежде закопанное, произникло на свет. Меч противу врагов, меч самокованный, возблистал из тьмы: Церковь восприяла свое украшение; обладающая сокровищами нашла потерянную драхмуˮ.238 Церковь, действительно, „явилась раем, имеющим посреди себя древо жизниˮ – „древо креста!ˮ239 – Тогда, при всенародном воздвижении победного знамения Христова, устроилось в Церкви Божией торжество великое, радостное для лика Апостолов, воинства мучеников, всего собора преподобных и праведных, всего сонма пророков и праотцов, и – всех Сил небесных; „даже, – по выражению св. Федора Студийского, – самые существа неразумные, осияваясь небесной славойˮ креста, „ощущали внутрь себя некоторую радость,– как-то: земля, подобно матери произрастившая древо креста, как плод из своего недра, – все древа дубравные, почтенные родством с древом крестным,“ и получившие „в нем освящение своего естества,“240 – „солнце, непрестанно сияющее, луна светящаяся, звезды блистающие и, наконец, все пространство тверди небесной, на коей совершаются многие круговращения;ˮ словом, тогда возрадовался о кресте – весь мир, видимый и невидимый, „потому что крестом Иисус-Христовым произведена перемена к лучшему во всем мире!ˮ241

И наши хвалебные песнопения, которыми оглашаются священные своды наших православных храмов, что такое, как не отголоски всемирного, радостнейшего торжества во славу честного и животворящего креста Господня?...

3) Для нас, по благодати Божией, сонаследников и соучастников спасения, совершенного Божественным домостроительством, непрерывно продолжавшимся и продолжающимся как в ветхом, так и в новом Завете, крест имеет все то значение, с каким является он в сени законной и при свете благодатного царства Божия. И взирая на крест, мы тотчас должны приводить себе на мысль, чем он являлся в прообразованиях ветхозаветных, и чем был некогда по употреблению и общему суду людей, потом чем соделался в новом Завете! Но крест имеет еще и частнейшее, особенное для нас значение, – значение в собственной жизни каждого из нас.

При самом возрождении нашем в жизнь духовную, во св. купели крещения, на нас возлагается св. крест, „для видимого представления и всегдашнего воспоминания заповеди Христовой:ˮ242 иже хощет по Мне ити, да возмет крест свой, и последует Мне (Лк. 9:23). С тех пор св. крест делается, можно сказать, неразлучным спутником нашим от колыбели до гроба, во всю нашу жизнь. Когда мы были еще немотствующими, несмысленными младенцами, рука наша, водимая рукой родителей или пестунов, уже изображала на челе нашем, на груди и мышцах св. крест. Едва начали мы различать десницу от шуйцы, как священное знамение креста соделалось необходимой принадлежностью наших молитв ко Господу Богу. Потом мы уразумели, что крест „печать нашей веры,ˮ243 что „крест дан нам на чело, точно также, как Израилю – обрезание,ˮ что „чрез него мы, верующие, различаемся и распознаемся от неверныхˮ.244 И во все течение нашей жизни, мы осеняем себя крестом многократно каждый день и даже каждый час! Образ креста Христова встречаем на каждом шагу. Крестом ограждаются наши жилища. Крест на пути... Подобие креста примечаем и в окружающей нас видимой природе, как например, в цветах некоторых деревьев и растений, в распростертых крыльях парящей птицы, да и в собственном теле нашем, когда мы, плавая в водах, „непрестанно возобновляем в членах своих образ креста, и таким образом превозмогаем враждебные волны;ˮ245 или просто, нам, действительно, „стоит только простерть руки свои, чтобы увидеть в себе полный крестˮ...246 И „во всех предметах, подлежащих нашему зрению,ˮ можно видеть „крест, как величайший символ силы и власти Христовой”: потому что, „представьте себе, – говорит св. мученик Иустин Философ, – какие-нибудь две вещи в мире, – может ли что устроиться без формы креста, и может ли существовать без этой формы взаимная между ними связь? По морю, наприм., нельзя плавать, если на корабле не цел тот трофей, который называется мачтой;247 земли нельзя орать без формы крестообразной; копающие землю, равно как и ремесленники не иначе производят свою работу, как посредством орудий, имеющих форму креста...ˮ248 Крест святой красуется на главах наших храмов. А внутри храмов – крест на священном изображении каждого угодника Божия; крест – на священных одеждах, и вообще на каждой вещи, принадлежащей к богослужению.... Крест видим мы на персях служителей алтаря Господня, на груди доблестных сынов отечества. Крест на могилах отшедших отцев и братий наших. Везде и всюду представляется очам нашим св. крест. Крестом благословляют нас священники Бога вышняго. Крестом совершаются все св. таинства, которые преподает нам св. Церковь для нашего освящения и укрепления в жизни духовной, для низведения на нас свыше временных и вечных благ. „Все, что до нас касается, – по словам св. Иоанна Златоуста,249 – совершается чрез крест. Возродиться ли нужно будет, напитаться ли известной таинственной пищей, принять ли рукоположение, или что-нибудь другое, везде встретим сие знамение победыˮ.

Придет пора, угаснет светильник нашей жизни, сомкнутся наши вежди, на веки застынет кров в жилах наших. И тогда св. крест не оставит нас: он ляжет на охладевших членах нашего бездыханного тела; и, когда все земное оставит нас, животворящий крест последует за нами в матерние недра земли. Истлеет и прах наш в утробе земной; быть может, изгладится из памяти живых не только наша жизнь и деяния, но и самое имя наше. А над могилой нашей все еще будет виднеться св. крест; и этот священный памятник скажет всем проходящим: „здесь покоятся останки христианина, до второго и славного пришествия Христова...ˮ Приидет, как тать в полуночи, и день Господень, великий и просвещенный (2Пет. 3:5; Иоил. 2:31). Прогремит гром трубы Архангела над гробами мертвых, и воскреснут вси сущии во гробех (Ин. 5:28)! Востанем и мы из праха и тления... Что же первее всего представится тогда притрепетным взорам нашим? Крест Христов! Он „первый явится тогда, во второе пришествие Христово, как честный и животворящий, достопокланяемый и святой скипетр великого Царя Христа,ˮ „явится на небеси со всем воинством Ангелов, озаряя всю вселенную от конец до конец, паче солнечного сиянияˮ.250 О сем предвозвестил Сам грядущий Судия живых и мертвых. Якоже бо молния, говорит Он, исходит от восток и является до запад, тако будет пришествие Сына человеческого. Солнце померкнет, и луна не даст света своего, и звезды спадут с небесе, и силы небесные подвигнутся... И тогда явится знамение Сына человеческого на небеси... И тогда восплачутся вся племена земная (Мф. 24:27,29,30), враждовавшие против креста Христова, и возрадуются и возвеселятся все истинные поклонники креста, узрев знамение своего спасения!

Вот что значит св. крест! Вот чем является он нам и в Ветхом Завете, и в Новом Завете благодати, и в собственной жизни и судьбе каждого из нас!

II. ЧЕМ ЖЕ ДОЛЖЕН БЫТЬ ДЛЯ НАС СВ. КРЕСТ?

Размыслим, любезный собрат, как должно нам пользоваться тем сокровищем, которое вверил всем и каждому из нас Христос-Царь, небесный Дарораздаятель, – чтоб не уподобиться нам лукавому рабу, скрывшему талант Господень в земли (Мф. 25:24), к вечному своему осуждению, чтобы и нам не восплакаться, некогда, в последний день (Ин. 6:39), при виде креста Христова.

В некоторых священных песнопениях церковных251 воспевается, что на кресте Господнем исполнилось Исайино проречение: и слава Ливанова к тебе приидет, кипарисом, и певгом, и кедром, вкупе прославити место святое Мое, и место ног Моих прославлю (Ис. 60:18).252 Не находя буквального исполнения сего пророчества на кресте Господнем (обретенный равноапостольной Еленой, он только по своей животворящей силе мог быть распознан от крестов разбойничьих), богопросвещенные пастыри и учители Церкви приведенные слова пророка Исайи изъясняют о кресте иносказательно. В их-то иносказательном толковании откроется нам решение вопроса: чем должен быть для нас св. крест?

По церковному изъяснению, крест Христов может быть наименован: кедром, – потому что, подобно кедровому запаху, нестерпимому для змиев, благоухание креста имеет силу прогонять „древних змиевˮ – демонов, злые помыслы и всех вообще врагов нашего спасения; – кипарисом, в том смысле, что, подобно кипарисовому дереву, которое при самых сильных бурях стоит твердо и невредимо, св. крест может служить нам крепкой оградой при всех возможных треволнениях житейских; – певгом, потому что, подобно певгу, исцеляющему внутренние болезни, животворящий крест Господень может врачевать и душевные и телесные недуги наши.253 Итак, на св. крест мы должны взирать 1) как на поборника нашего противу всех видимых и невидимых врагов, 2) заступника во всех обстоятельствах нашей жизни, 8) врача недугов нашей души и тела. Но здесь же мы должны припомнить и то, что крест есть место святое Христово, место ног (Ис. 60:13)254 распятого на нем Божественного Учителя нашего; посему 4) в кресте мы должны искать для себя наставления и вразумления на пути благочестия.

1) Злейший враг наш – диавол. Св. угодники Божии, которые, как земные ангелы и небесные человеки, до того одухотворялись всем существом своим, что созерцали тайны мира невидимого, можно сказать, так же, как мы видим предметы, подлежащие телесным чувствам нашим, ясно видели все губительные наваждения злокозненного врага нашего; они видели, как сатана – то преобразуется во ангела светла (2Кор. 11:14),255 чтобы обольстить, то является в адском своем виде, чтоб устрашить,256 то облекается призраком предметов, имеющих ближайший доступ к нашему сердцу.257 Но вместе с тем, Святые приметили и засвидетельствовали и то, как устрашает и поражает лукавого нашего супостата всесильное оружие креста Христова. „Одного крестного знамения, – по свидетельству св. Афанасия Великого, – довольно, чтобы отогнать от себя ухищрение диаволаˮ.258 „Беги же скорее, – грозит св. Григорий Богослов, – лукавому татю, хитрому змию, – беги, чтобы я не поразил тебя крестом, которого все страшится!ˮ259 „Виждь, – говорит св. Иоанн Златоуст, – как вооружил последующего Ему воина небесный Царь! Не щит дал Он, ни шлем, ни лук, ни броню, ни другое что-либо подобное, но, что всего этого крепче – силу креста, знамение сущей над демонами победыˮ.260 „Если ты, – научает тот же святой учитель, – вообразишь на себе крест с великой верой, то близ тебя не возможет стать ни один из нечистых духов, зря меч, которым получил жестокую рану.ˮ261

Невозможно исчислить всех случаев, в которых св. человеки Божии поражали и прогоняли св. крестом диавола и ангелов его: сказаниями о сем переполнены жития Святых. По крайней мере, нельзя не вспомнить здесь о том достопримечательном случае, о котором разсказывает св. Григорий Назианзин. Юлиан Отступник решился некогда, „в одной из недоступных для народа страшных пещер, совещаться с подземными демонами о будущемˮ. Но вдруг „храбреца объемлет ужас; с каждым шагом ему становится страшнее... Пораженный нечаянностью, как неопытный в таком деле, он прибегает ко кресту, сему древнему пособию, и знаменуется им против ужасов. Знамение подействовало, демоны побеждены, страхи рассеялись. Но отступник порывается идти далее: и опять те же ужасы. Он еще раз крестится – и демоны утихаютˮ.262

Наше духовное око так недальновидно, что мы и не примечаем тех козней, которые строит против нас, и которыми ухищряется на веки погубить нас душегубец! Но потому-то самому он гибельнее для нас. То несомненно, что когда мы, может быть, совершенно и не думаем о том, что находимся под влиянием нечистой силы, в это самое время диавол, как лев рыкающий, ходит между нами, ища кого поглотить (1Пет. 5:8)... И он давно, без сомнения, поглотил бы нас, живых уловил бы в свою его волю (2Тим. 2:26), если бы мы так часто не осеняли себя св. крестом! Но если обратим внимание на то, как часто впадаем мы в многоразличные грехи (а творяй грех от диавола есть, 1Ин. 3:5), то должны будем сознаться, что мы не пользуемся, по-надлежащему, богодарованным нам оружием креста Христова на поражение невидимых врагов наших. И одному Богу и Ангелу Хранителю нашему ведомо, много ли еще остается диаволу (страшно!) до решительной победы над нами! О, какой Антоний Великий „днем и ночью помолится о нас Господу, да отверзет Он очи сердца нашего, чтобы мы могли видеть все коварства злых духов и всю их ненависть к нам, и укрепить сердце наше в духовном бдении?”263 Дерзайте, братия и соратники! Не один, а „все Святые на небе принимают великое участие в нас, – непрестанно, со слезами воссылают молитвы к Богу, чтобы Он укрепил нис,ˮ264 в неравной брани с миродержшпелями тмы века сего (Ефес. 6:12)!... Потщимся же и мы, как можно более быть внимательными к нашей духовной жизни, и непременно заметим, как в мыслях, словах и делах опутывает нас сетьми своими демон соблазнитель. Тогда-то, по примеру святых Божиих, неукоснительно станем направлять против него спасительное оружие св. креста!

Не бывает ли, что тогда, как мы – в истинно счастливые минуты в жизни – чувствуем в себе особенную какую-то расположенность к богомыслию, когда с радостью ощущаем, как в нашем сердце тихо струится утешительный ток благих чувствований, – в те самые минуты внезапно, как демоны, одни за другими, целым полчищем, нападают на нас недобрые и нечистые помыслы, и разрушают наш внутренний мир, мятут нашу совесть, – подобно черной стае хищных птиц, терзающих свою добычу, язвят нашу душу?... Не есть ли все это – враждебное действие духа злобы?... Но оградим чело свое св. крестом, – и, как исчезает дым, рассеется вся эта греховная мгла, облегающая нас, – душа наша ощутит в себе торжество победы, – в сердце водворится мир Божий, превосходящий всяк ум (Фил. 4:7)! – Не говоря уже о том, что именно как будто некая нечистая сила побуждает нас находить удовольствие, когда наш слух тешится недоброй молвой о других, или язык клеймит пятном клеветы честь нашего ближнего, – не случается ли, что даже дружеские собеседования наши нередко оканчиваются взаимными, тайными или явными, оскорблениями собеседников!.. Откуда же вдруг возникает это семя неприязни, если не от духа неприязненного? – В подобных случаях, с сокрушением сердечным напечатлеем на себе победное знамение креста Христова, – и положится крепкое хранение устам нашим, и слух, как и сердце наше, не уклонится, во словеса лукавствия (Пс. 140:3,4)! – Не замечали ль вы и того, что когда мы предпринимаем какое-нибудь дело во славу Божию, для пользы ближних, – Бог весть откуда противопоставляется нам то или другое препятствие, иногда и самое ничтожное; но оно приводит в уныние наш дух, и доброе дело готово расстроиться? У нас невольно срывается с уст признание, что сам „нечистыйˮ представляет нам препоны.265 Тогда, – с нами крестная сила! – с молитвенным вздохом, осеним чело свое св. крестом! Враг убежит с посрамлением, и Господь поспешит нам во благое – во всех добрых предначинаниях наших! – Но, во время бодрственного состояния нашего, нападения на нас исконного человекоубийцы (Ин. 8:44) еще не могут быть так сильны, как в те часы, в которые мы предаемся сну. Тогда-то, когда душа наша бывает свободна от всех внешних впечатлений, когда мы и по телу бываем беззащитнее всякого младенца, – во мраке ночи, приходит враг темный, и посевает в нашем сердце многоразличные плевелы (Мф. 13:25), – ищет беззащитных жертв, широко разверзает свою адскую пасть... О, с каким рвением должны мы прибегать под щит креста Христова, когда сон смежает очи наши! С каким благоговением должны запечатлевать себя спасительным „знамением, чтобы не коснулся нас губитель (Исх. 12:13)!“266 С каким глубоким чувством должны мы говорить к честному кресту молитву, влагаемую в уста „на сон грядущимˮ св. Церковью: „Да воскреснет Бог, и расточатся врази Его, и да бежат от лица – знаменующихся крестным знамением, и в веселии глаголющих: радуйся, пречестный и животворящий кресте Господень, прогоняяй бесы силою на тебе пропятаго Господа нашего Иисуса Христа, во ад сшедшаго и поправшаго силу диаволю и даровавшаго нам тебе, крест свой честный, на прогнание всякаго супостата!ˮ 267

После дьявола, другой лютый враг нашего спасения – это наша собственная плоть, – враг тем более опасный, что никтоже из нас, по самой природе своей, возненавиде когда плоть свою, но питает и греет ю (Ефес. 5:29); а между тем, закон, сущий во удех нашего греховного тела, непрестанно противу воюет закону ума (Рим. 7:23), внемлющего спасительным заповедям Евангелия, и так жестоко воюет, что самый бодрый дух весьма нередко смертельно поражается разжженными стрелами немощной плоти (Мф. 26:24)!... И это та самая плоть, то самое смиренное тело наше, которое предназначено к столь высокому преображению, что, облекшись некогда в бессмертие (1Кор. 15:53), имеет быть сообразным славному телу самого Господа (Флп. 3:21)!... Что ж это за странное сочетание в нашем теле – вражды и братства, противоборства и соучастия в вечной судьбе нашей? Что это за неразгаданный – в нашем существе – брат и друг, и „льстивый враг и противник, никогда не прекращающий нападений, – злобно ласкающийся зверь?“... 268 Увы! Кто нас избавит от тела смерти сея (Рим. 7:24), умертвит наши греховные, плотские уды, (Кол. 3:5)? Но кто, с тем вместе, и разольет в телесных членах наших, как членах Христовых (1Кор. 6:16), истинную жизнь, залог вечной жизни,– вселит в наше тело, лишенное и первобытной славы, начаток хотящей явитися в нас славы Господней (Рим. 8:18)?... Св. крест! Св. крест! Он-то именно – такое чудное орудие, которое и мертвит и живит, и вносит мертвость Господа Иисуса в тело наше, и вдыхает в мертвенную плоть нашу живот Иисусов (2Кор. 4:10,11). Или лучше, крест Христов, побеждая плоть нашу и посекая и потребляя в ней все греховное, враждебное Христу, соделывает то, что все мертвенное в ней бывает пожерто животом Христовым (2Кор. 5:5)! Прибегнем же неукоснительно к сему дивному всеоружию. Им, и только им возможем победить нашего „домашнего врага!ˮ Каковы бы ни были нападения на дух наш со стороны нашей предательницы плоти, помыслим только, помыслим со всевозможным усердием о Распятом на кресте, – потом, оградим себя крестным знамением, и мы непременно одержим победу. Знайте, что нет такой страсти, нет такой похоти, которая могла бы противиться всепобеждающей силе креста. Это не наши слова. „Когда ты, – говорит св. Иоанн Златоуст, – делаешь крестное знамение, вспомни всю силу креста, все крестное дело, и потушишь ярость и все прочие страстиˮ269 – потушишь весь этот, по выражению св. Григория Богослова,270 „охлаждающий огонь,ˮ который снедает твою плоть, томит твое сердце: св. крест сотворит это, по словам того же отца Церкви, „великое чудоˮ.271 „Когда ощутишь в себе, – научает св. Григорий Назианзин, – побуждение к гневуˮ (тоже должно сказать и о других страстях), – „прежде всего обратись к Богу и моли Его, чтобы Он уничтожил в тебе свирепую бурю... Потом, не забудь тотчас ознаменовать себя святым крестом, которого все боится и трепещетˮ.272 Вот и один из множества примеров, показывающих, как решительно побеждается наша плоть силой св. креста! Св. Софроний, Патриарх Иерусалимский, повествует,273 что некоторый пресвитер, Конон, совершая св. крещение над еллинами, обращавшимся к христианской вере, и, погружая в св. водах не только мужей, но и жен и дев, – чувствовал в себе столь сильные порывы страсти, что наконец решился навсегда оставить место своего служения, и пустился бежать в горы... Но беглеца настигнул – явившийся ему св. Иоанн Креститель, остановил его, трижды знаменовал св. крестом, и сим оружием „отъял от него браньˮ плоти. Пресвитер немедленно возвратился к месту своему, и уже „нисколько не ощущал в себе похоти,ˮ кого бы ни случалось ему погружать. „Я сам, – говорит св. архипастырь Назианза, – пользовался сим оружием,ˮ т.е. оружием св. креста – „противу всех врагов. Вооружи им себя и ты, дабы, вооружившись, мог победить сего врагаˮ,274 которого носишь в собственных недрах твоих! А побеждая св. крестом страсть за страстью, похоть за похотью, мы мало по малу распнем, по слову апостола Христова, плоть свою со страстьми и похотьми, и таким образом соделаемся Христовыми (Гал. 5:24). Дело великое. А орудие к совершению его в руках наших, – в наших руках всесильный крест! Великий грех будет нам, братия христиане, если мы не постараемся им воспользоваться.

Если мы научимся побеждать св. крестом невидимого супостата нашего и собственную свою плоть, то не трудно уже будет нам победить тем же непобедимым оружием – и последнего врага, мир сей, во зле лежащий (1Ин. 5:19), – как ни страшным и сильным представляется этот враг с первого взгляда. Мир уже побежден крестом Христовым, связан узами и блюдется на день суда и погибели нечестивых человеков (2Пет. 3:7). Значит, все гонения, воздвигаемые миром на хотящих благочестно жити о Христе Иисусе (2Тим. 3:12) – не более, как грозящие потрясения цепей узника; все его обольстительные обещания не более, как мечтательные и несбыточные надежды заключенного в темницу... Да ведаем же, что против силы креста Господня вся сила враждебного нам мира – самое жалкое бессилие! Итак, пусть весь мир вооружится против нас, и с хитрыми прельщениями и льстивыми обещаниями, и с грозными прещениями и страшными угрозами! Воззрим только очами веры на св. крест Спасителя нашего, и вспомним Божественное повеление: „сим побеждай!ˮ И победим непременно. – Чтобы отклонить нас от служения Богу и привлечь к работанию мамоне (Мф. 6:24), лукавый мир станет обещать нам, быть может, многие выгоды, лестные почести, различного рода заманчивые венцы... Но если пред очами нашими св. крест: нам представится терновый венец (Мк. 15:17), бодущий главу Спасителя, – червленая багряница (Ин. 19:5), в крови Иисус Христовой, и в льстивых обещаниях нашего врага ясно откроется пред нами тщета и пагуба, и мы одержим св. крестом победу! Чтобы совратить нас с узкой стези, ведущей в царствие небесное, и заставить нас ходить по стихиям мира (Кол. 2:8), по широкому пути, стремиться в пропасть адскую (Мф. 7:13,14), коварный враг наш, подобно хитрому рыболову, будет стараться заманить нас в свои сети разными приманками, – посулить нам, может быть, различные житейские блага, довольство, богатство, роскошные жилища, пышные одежды, все свои сокровища... Но мы опять устремим очи наши на св. крест: на нем видим Христа Иисуса Господа (2Кор. 4:5), Который, не имевши, во все течение земной жизни Своей, где главы подклонити (Мф. 8:20), висит обнаженный, между небом и землей; а Его ризы разделяют между собой распинатели, и об одежде Его метают жребий (Ин. 19:24)... Тогда-то постигнем злоумышления врага, и поразим его св. крестом! Чтоб омрачить наш разум, привести нас в состояние некоторого опьянения, мир, род сей прелюбодейный и грешный (Мк. 8:3), предложит нам полную чашу разнообразных удовольствий, безумных наслаждений, преступных утех... Но мы снова вперим взоры свои на св. крест: здесь Господь наш испивает исполненную до верха чашу гнева Божия, даже до дрождия, – напаяется оцтом, с желчью смешенным (Мф. 27:34)! Тогда, быть не может, чтобы в чаше мира не заметили мы подслащенного яда, и мир опять будет побежден крестом Христовым! Действуя совершенно в духе, так же как и по воле, своего лживого князя веельзевула (Ин. 6:11. Лк. 11:15), мир сей лукавый, склоняя нас к тому, чтобы мы, падши поклонились его владыке, а не Господу Богу нашему, быть может, станет нам показывать и давать, в искусительных обещаниях своих, даже все свои прелестные царства и суетную славу их (Мф. 4:8–10)! Тогда мы не умедлим снова прибегнуть к св. кресту: на нем узрим грядущего Судию мира, Царя Израилева, Иисуса Христа, и сего распята (1Кор. 2:2)! И от одного, так сказать, дохновения креста Христова – все воздушные замки, которые супостат, сам князь мира сего настроит в нашем воображении, разлетятся, как прах от дыхания ветра. Все засады врага разрушатся до основания, а на их развалинах блистательно возвысится знамя победы – св. крест! Истощивши все ласкательства и прельщения, мир обратится к прещениям, к более или менее страшным угрозам. Чтобы заставить нас принять вредные обычаи, ложные правила и мнения „света” – противные обычаям христианским, заповедям евангельским, преданиям апостольским и отеческим, развращенный и надменный мир станет грозить нам худой молвой о нас, унижением, посмеянием, поруганием, бесславием. А мы крепко прижмем к сердцу своему св. крест, вспомним об апостолах и святых, не знавших другой похвалы, кроме креста Христова, и ковы мира расторгнугся св. крестом, как паутина! Чтобы принудить нас отречься от Христа, не мыслью и словом, а жизнью и делами, злобный мир подвергнет нас жесточайшим гонениям... Но пусть

он измышляет все возможные мучения, все роды смертей!... Мы еще теснее соединимся со св. крестом; на нем кровь „св. мучеников, добре страдавших и венчавшихся!“ И победный венец креста Христова украсит и нашу главу!

Таким образом, отражая все нападения на нас со стороны мира, мы поразим св. крестом во главу самого князя мира сего (Ин. 12:31). Мир распнется нам, и мы распнемся миру (Гал. 6:14). Умерши для греховного мира, оживем для всесвятого Бога.

Сия есть победа, победившая и долженствующая непрестанно побеждать мир (1Ин. 5:4) и всех врагов нашего спасения, – крест Христов!

2. Имея во св. кресте поборника против всех видимых и невидимых врагов наших, мы должны находить в нем и нашу ограду и защитника во всех бедствиях и треволнениях житейских. С тех пор, как падший человек всю тварь неволею повинул суете (Рим. 8:20), земля, на которой нам суждено жить, сделалась самой горестной юдолью плача. Нигде нельзя найти в ней такого места, где бы можно было укрыться от многоразличных бед: беды в реках, беды от разбойник, беды от сродник, беды от язык, беды во градех, беды в пустыни, беды в мори, беды во лжебратии (2Кор. 11:26)... О, мы были бы несчастнейшие твари, если б у нас не было защитника, помощника и покровителя!... И хорошо еще, если мы находимся в числе так называемых „счастливцев,ˮ если, среди неизбежных в жизни скорбей, мы находим некоторое довольство, некоторые удобства, утехи (хотя каждому и из таких людей можно сказать словами св. Назианзина: „если верно уставишь весы и взвесишь все, что в жизни приятного, и что прискорбного; то одна чаша, до верха нагруженная злом, пойдет к земле, а другая, напротив, с благами жизни, побежит вверх)!ˮ275 Но что, если против нас именно направятся все удары бедствий, если мы – как бы обреченные жертвы всех возможных лишений и страданий?... Тогда-то куда укрыться нам? – Куда, как не под кров креста Христова! Здесь мы совершенно безопасны. „Если ты, брат мой, – говорит св. Ефрем Сириянин, – всегда будешь употреблять св. крест в помощь себе, то не приидет к тебе зло, и язва не приближится к жилищу твоемуˮ.276 Ибо крест, как учит св. Кирилл Иерусалимский, – „великое предохранение, данное бедным в дар и слабым без трудаˮ.277 Так, пусть соберутся над главою нашей не только обыкновенные несчастья, но и неслыханные бедствия, – пусть восколеблется под ногами нашими земля, как никогда еще не колебалась, – пусть со всех сторон окружат нас разрушительные стихии! Но если мы крепко, всем существом своим, держимся креста Христова, – то будем целы и невредимы! – Возведем мысленный взор свой на Голгофу! Когда трепетна бысть земля, и основания гор смятошася и подвигошася (Пс. 17:18), когда и мертвые не удержались в гробах своих (Мф. 27:51), св. крест стоял неколебимо... Емлемся же, братия христиане, емлемся умом и сердцем за спасительное древо креста, и ничто не поколеблет нас; и тогда, хотя бы вокруг нас была лишь одна скорбь и теснота, мы действительно будем спокойны и блаженны!... Конечно, и это блаженство, доколе мы на земле, не без скорбей; и со крестом Христовым приходят к нам особливые страдания... Но это такие скорби, которыми сладко хвалиться (Рим. 5:3) душе и сердцу; это такие страдания, в которых сокрыта радость (Кол. 1:24), коей и представить не могут люди, чуждые кресту Господню. Зане, якоже избыточествуют страдания Христова в нас, тако Христом избыточествует и утешение наше (2Кор. 1:5), такое утешение, которого ничто другое не может дать нам. Будем же страшиться и ужасаться одного только, истинно великого несчастья в нашей жизни, да не испразднится в нас крест Христов (1Кор. 1:17), чтобы не лишиться нам сего неоцененного, ничем невознаградимого сокровища, – не явиться нам самим врагами (с плачем говорил о том св. Апостол) креста Христова (Флп. 3: 18)!...

3. Защищаясь крестом св. от врагов и от житейских бедствий, мы должны стяжать в нем и врача наших недугов, как душевных, так и телесных.

Не трудно выразуметь всем и каждому, каким образом врачуются крестом наши душевные недуги. Крестом, как мы видели, распинается наша плоть со страстьми и похотьми, которые воюют на душу (1Пет. 2:11) и уязвляют ее смертельными ранами. Крест делает нас Христовыми, усвояет нас небесному врачу Христу, очищает нашу совесть от грехов, и чрез то проливает в душу целительный бальзам утешения духовного и елей радости о Господе Спасителе грешников...

„Но каким образом, – подумает кто-нибудь, – крест может врачевать болезни телесные, когда мы все имеем св. крест, и между тем принуждены пользоваться другими врачевствами для излечения наших немощей?ˮ – Ах! это зависит совершенно не от св. креста. Вина в нас самих. Видно, мы или не пользуемся, или но так, как должно, не с живой верой и любовью, не с твердым упованием, употребляем сие спасительное врачевство. Но обратитесь к нашим священным летописям, к жизнеописаниям святых Божиих человеков: вы здесь, можно сказать, на каждой странице увидите, как многоцелебна сила креста Христова. Укажем хотя на некоторые из бесчисленных примеров. Так, по сказанию св. Прохора, ученика Иоанна Богослова, св. Апостол знамением креста исцелил некогда, лежавшего при пути, больного человека.278 Некто благочестивый Ир, по наставлению св. апостола Филиппа, начертал рукой своей образ креста Христова на поврежденных членах недужного Аристарха, и тотчас усохшая рука исцелела, око прозрело, слух открылся, и больной стал здоров.279 Когда св. Епифаний, в детстве своем, будучи еще некрещенным, свержен был однажды рассвирепевшим ослом, и сильно повредил себе бедро, то нашедший его некоторый христианин трижды знаменал крестом, и тем уврачевал отрока.280 Преп. Макрина, сестра св. Василия Великого, страдая „от вреда некоего лютаго на персях ея,ˮ просила свою мать осенить больное место крестом, и как скоро употреблено было это врачевство, мгновенно получила исцеление.281 Нонна, мать св. Григория Богослова, подверглась однажды тяжкой болезни, испытывала „многия страдания,ˮ и „самое тяжкое – отвращение от пищи, продолжавшееся многие дни, и ничем неизлечиваемоеˮ. Чем же сам Бог исцелил ее? Силой знамения св. креста! „Ей представилось, в ночном видении, – говорит сам св. Григорий,282 – будто бы я явился к ней вдруг ночью, с корзиной и самыми белыми хлебами, потом, произнеся над ними молитву и запечатлев их крестным знамением, по введенному у нас обыкновению, подаю ей вкуситьˮ – для подкрепления сил. И действительно, силы ее тогда же восстановились и укрепились так, что больная пробудилась от сна – уже исцелевшей.

Но чудодейственный крест Христов не только исцелял недуги; он даже соделывал тело человеческое невредимым ни от пламени, ни от челюстей свирепых зверей, ни от смертоносных ядов. Так св. первомученица Фекла осенила крестом „множество дров и хврастия, собраннаго под нею на сожжение ея,ˮ и огонь не дерзнул прикоснуться к ее телу.283 Св. мученица Василисса Никомидийская оградила себя знамением креста, и посреди пламени, в разжженной пещи, „стояла на мног час, в огни горящем,ˮ без всякого вреда.284 Обреченные на снедь зверей, св. мученики Авдон и Сеннис напечатлели на себе св. крест, и лютые звери, подобно кротким агнцам, лобызали ноги человеков Божиих.285 При целебной силе креста Христова – оказывались безвредными и убийственные яды. Так св. епископ Юлиан, начертав на поднесенной ему злоумышленниками чаше св. крест, выпил смертоносный яд, и не почувствовал в своем теле никакого вреда.286 Подобным образом, преп. Венедикт осенил крестом сткляницу, и ядоносный сосуд расселся, „как бы от каменного ударения...ˮ287 Но, что всего удивительнее, был даже пример, что некоторый христианин, в отчаянии решившись сам отравить себя, но почувствовав невольный страх, знаменал крестом лютую отраву, и ничего не потерпел от нее; испил в другой раз лютейший яд, но сила сотворенного им крестного знамения опять сохранила его невредимым.288 „И что дивнаго, – скажем словами златословесного учителя, – в том, что крест побеждает вредительные отравы, когда он отверз адские врата, распростер небесные круги?ˮ289

Братия! И нам нужен, может быть даже более нежели мы думаем, нужен врач и врач беззотлучный. И в воздухе, которым мы дышем, и в пище, которую вкушаем, и в питии, которое пьем, всегда и везде может скрываться для нас зародыш болезни и самой смерти! Последуем же доброму совету св. Златоуста. „Верная ли тыˮ душа, говорит он290 (а кому из нас не должно принадлежать имя верующего)? „Сотвори знамение креста и скажи: вот это одно у меня оружие и врачевство, другого не знаю!ˮ Крест Христов да будет любимейшим врачем душ и телес наших! Рука Божия никогда не сокращается. Иисус Христос вчера и днесь, тойже и во веки (Евр. 13:8). Благодать креста Христова, немощное врачующая, во веки не оскудеет. О, если бы мы прибегали к сему врачевству с сердечным сокрушением и с живою верой, мы собственным опытом убедились бы, что св. крест, подлинно „недужным врачˮ291 а святая Церковь не для одного воспоминания о прежде бывших явлениях Божией силы, но и для прославления настоящих событий, радостно воспевала бы свою священную песнь: „крест Господень – вернии приемлют желанием, и вземлют исцеления души же и тела и всякия болезни!...ˮ292

4. Но, находя в животворящем кресте Господнем нашу ограду и врачевство, мы должны помнить и то, что св. крест, по словам блаж. Августина, „есть престол премудрости, кафедра небесного Учителяˮ. Что же преподается нам с этой священнейшей кафедры Распятого? –

Много высоких и назидательных истин внушает нам самый наружный вид креста Христова, – видим ли мы его пред очами нашими или изображаем на себе.

Взираем ли мы на св. крест, нам 1, предстоит, по указанию св. Церкви, „образ триипостасной Троицы:ˮ293высотою (верхним концом) крест знаменует Отца, в вышних живущего, глубиною (нижним концом) Сына, снизшедшего на землю и даже во ад, широтою же и долготою (пресечными,ˮ или средними концами) Духа Святого, везде сущего и вся исполняющегоˮ. 294

2) Вид креста „четверочастен,ˮ по разумению св. Симеона Солунского,295 „ради пригвожденного на нем,ˮ Христа, Сына Божия, „горнее и дольнее и все существущее сотворшего и содержащего, горнее соединившего с тем, что на земли, свыше низшедшего долу, из долу же возвысившегоˮ нас „горе, из ада воздвигшего и из земных соделавшего нас небесными, в Себе самом все соединившего, и концыˮ мира „созвавшегоˮ к поклонению истинному и живому Богу, „высотою Божества и смирением воплощения все усвоившегоˮ Себе, „высокостью славы и глубиною нищеты и смирения, и широтою милости и любви воссоздавшего нас!

3) Св. крест изображает и то, что, по словам св. Григория Нисского,296 „Христос Cвоею крестной смертью покорил Себе три царства, да о имени Иисусове всяко колено поклонится, небесных и земных и преисподних (Флп. 2:10). Возвысясь“ на кресте „на воздухе (что показывает высота св. креста), Христос явил победу над воздушными и небесными силами; простер на древе руце Свои (широта!) весь день к людем непокаряющимся (Ис. 65:2), – „для того, чтобы единой рукой древний народ, а другой язычников привлечь, и обоих собрать во едино,“297 да вознесен быв от земли на крест, – всех и все привлечет к Себе (Ин. 12:32), в объятии Своей любви; в то же время, Христос, „частью крестного древа, водруженной в земле“ (и это являет глубина креста), „покорил преисподнее царствоˮ.

4) Вид креста Христова как бы говорит нам словами св. апост. Павла: да возможете разумети со всеми святыми, что широта; и долгота, и глубина, и высота (Еф. 3:18): ибо слова сии, по толкованию св. Феофилакта, означают, что „высота святого креста отверзла нам небо, глубина разорила ад и победила дьявола, долгота – долгую и бесконечную жизнь в небе даровала нам; а широта – от широкого пути, ведущего в пропасть адскую, избавила насˮ.298 Посему-то и св. Церковь, приближая ту же мысль к сердцу каждого из нас, научает обращаться к честному кресту с таким молитвенным воззванием: „твоя высота, четверосильный кресте, небеса ми да отверзет, глубина бездну адскую да заградит, широта от широкого пути сластей мирских да мя изведет, долгота же на вечную жизнь, молю, да мя исправитˮ.299 Или еще: „твоя высота, живоносне кресте, воздушнаго князя (Еф. 2:2) биет, и глубина всея бездны закаляет змия, широту паки воображает, низлагая мирскаго князя крепостию своеюˮ.300

А блаженный Августин говорит: „широта на крестном древе добрых дел твоих касается,ˮ христианин! „Крестом распростираются тебе рукиˮ: крест – благое и легкое иго, возложенное на тебя, вместо тяжкого, подавляющего бремени закона (Еф. 2:15). „Долгота в кресте долготерпению Христову приписывается. Высота крестного древа являет, что благоуповающим свыше есть ожиданиеˮ спасения крестом, о Христе. „Глубина означает туне и без заслугˮ, единственно на крестные заслуги Спасителя, „ниспосылаемую нам благодатьˮ.301

Образ видимого нами креста, по изъяснению св. Иоанна Дамаскина, проповедует нам и о вседержительной силе Божией. „Как средоточием крестаˮ, говорит св. отец, „связываются и соединяются четыре ею конца, так и силою Божией держится и высота и глубина и долгота и широта, т.е. вся тварь видимая и невидимаяˮ.302

Вид креста говорит и о всемирной славе распятого Богочеловека, – о том, что „Ему покланяются все народы, от всей вселенной, от востока солнца даже до запада“, от севера до юга, и сей „великий народ, из всех языков и племен под криле Христа сообразный, приемлет на челах своих высокую и великую печать крестаˮ.303

Наконец, представляющийся очам нашим св. крест своими измерениями показывает нам пределы любви: „крест, – говорит св. Андрей Критский, – есть определитель границ любви – высотой неба, глубиной земли, длиной и широтой вселенной!ˮ304

Когда мы, возносясь духом горе, изображаем на себе св. крест, и 1) как бы концами его указываем на свое чело, на грудь, на рамена, то не ясно ли он научает нас, что Господу Богу должны быть посвящены наш ум с его мыслями и познаниями, наше сердце с его чувствованиями и желаниями, и наши душевные и телесные силы со всей их деятельностью? Не становится ли тогда для нас св. крест, или лучше, сам Христос, на нем распятый, – той печатью, о которой говорит Сам небесный Жених душ: положиши Мя яко печать на сердцы твоем, яко печать на мышце твоей; и крепка яко смерть да будет любовь твоя ко Мне, жестока яко ад ревность твоя ко славе Моей (Песн. песн. 8:6)? – Это мысль одного из отцов Церкви. Когда мы знаменуем себя св. крестом, то он, по изъяснению св. Амвросия Медиоланского, является нам „печатью Христовой на челе, печатью на сердце, печатью на мышцах: на челе, да всегда исповедуем Христа; на сердце, да всегда Его любим, на мышцах же, да благая делаемˮ. Раскрывая далее эту же мысль, святитель продолжает: изображаемый крест – „знамение на челе, как на месте стыдения, да не стыдимся исповедывать Христа распятого, который не стыдится нарицат нас братией Своей (Евр. 2:11); знамение на сердце, как месте любления, да всем сердцем возлюбим Его“, сладчайшего Иисуса, „яко той первее возлюбил есть нас (1Ин. 4:19); знамение на мышцах, да поработаем Ему, Господу нашему, и понесем на раменах своих тяжесть крестаˮ.305

Есть и еще одна весьма утешительная истина, внушаемая нам самым видом креста Господня... Когда мы знаменуем себя крестом, и как бы видимым образом, полагаем на себя крест Христов, тогда между нами и Отцом Небесным, так сказать, висит на кресте распятый Спаситель наш!... Тогда Божественным взорам Всевышнего предстоит уже не наше позорное чело, покрытое греховным бесславием, но увенчанная тернием глава Богочеловека; не наше коварное сердце, исполненное всяких нечистот, но прободенные ребра Искупителя нашего; не наши нечистые руки, непрестанно делающие беззаконие, но пригвожденные ко кресту пречистые длани всеправедного и всесвятого Господа Иисуса Христа! Таким образом, знаменуя себя крестом, мы должны предзреть духом пред собой Христа Спасителя, пригвожденного ко кресту и умоляющего о нас правосудие Божие!...

Но св. крест, как бы возлагаемый на нас осенением собственных рук наших, внушает нам вот еще какую мысль: „Господи! за Тебя, ради Твоего имени, святого, мы готовы на крест, на всевозможные поношения, на жесточайшие страдания, на смерть – самую позорную...ˮ

Так многому поучает нас самый наружный образ креста Господня! Сколько же высоких, утешительных и назидательных истин могли бы мы почерпать, если бы как можно чаще углублялись, так сказать, во внутренность креста Христова! „Крест, – как витийствует св. Андрей Критский,– наставник невеждам, учитель юношам, приставник отрокам, пестун младенцам, попратель греха, вестник покаяния, глашатай правдыˮ.306 Сей учитель, по свидетельству св. Федора Студита, „гордого и высокомерного смиряет, беспечного и нерадивого в сердце своем возбуждает, рассеянного подчиняет игу своего учения, жестоковыйного и свирепого укрощает; и вообще всякого другого, кто только приходит к нему с твердым намерением исправить свою жизнь,ˮ307 св. крест охотно принимает в свое научение и руководство, преподает всем и каждому душеспасительные наставления. Возможно ли исчислить здесь все, чему поучает нас крест Христов? Истолкователь всех спасительных уроков креста – необходимо, кажется, пришел бы к тому, что сказал бы наконец: „смотрите на крест, углубляйтесь сами и поучайтесь непрестанно, почерпайте духом, чего не может исчерпать слово!ˮ О, поистине, на кресте Господа нашего начертаны именно весь Ветхий и Новый Завет, все святое Евангелие, все Божественные заповеди, все глаголы живота вечного (Ин, 6:68)!

Особенно же, святой крест яснейшим образом живописует пред нами всю сущность благодатного Завета Божия, всю бесконечную, непостижимую любовь к нам Божию, которая должна бы согреть самые хладные души своим божественным пламенем.

„Любовь моя распялась!ˮ – воскликнул св. Игнатий Богоносец, предстоя мыслью и сердцем кресту Христову. Воззрим и мы очами веры и с глубоким чувством на крест Спасителя нашего, и каждый из нас невольно воскликнет: „любовь, сама любовь моя распялась на кресте!ˮ Ничто так разительно не изображает нам, что Бог любы есть (1Ин. 4:8), как св. крест. Если что, то особенно крест Господень говорит нам: „тако возлюби Бог мир (Ин. 3:16)! Больши сея любве нктоже имать, да кто душу свою положит за други своя (Ин. 15:13); а Христос, грешником сущим нам, за ны умре (Рим. 5:8) на кресте! Разумейте же преспеющую разум любовь Христову (Еф. 3:19)!“

Был пример, что самого закоренелого невера до глубины души тронул и заставил горько оплакивать свои заблуждения один взгляд на крест, на котором изображен был распятый Спаситель, с надписью: „вот что Я для тебя сделал! Что же сделал ты для Меня?ˮ308 Это обращение к нам Иисуса Христа начертано и на всяком кресте, представляющемся нашим взорам. Ужели оно не тронет нас? „Вот что Я для тебя сделал!ˮ говорит каждому из нас Господь с креста: „что же сделал ты для Меня? Помысли, в чем обнаружил ты свою любовь ко Мне за Мою беспредельную любовь к тебе, вознесшую Меня на крест для спасения тебя, грешника?ˮ... О, многомилосгиве и всемилостиве Боже наш, Господи Иисусе Христе! Поработали ль мы Тебе хотя так, как работаем сатане льстивому?309 Ужасно!... Видим, Господи, как на кресте Твоем милость и истина сретостеся (Пс. 84:16), как бесконечная любовь Отца Небесного, спасая грешников, не могла удержать бесконечной правды от поражения грехов наших в Тебе самом, присносущном Сыне Отчем. Куда же укрыться от правосудия божественного нам, преступным, ничтожным тварям, без Тебя, Христе Спасе? О, да не будет нам отныне прогневлять Тебя: своими неправдами! Наипаче же поработаем Тебе, любвеобильному Господу и Богу нашему, во вся дни живота нашего! Если вихрь суеты станет увлекать нас к забвению Тебя, то св. крест Твой, так часто, по Твоему премудрому устроению, представляющийся очам нашим, пусть напоминает нам о данном обете нашем жить и действовать не для себя, но для Тебя одного, распятого за нас, Спасителя нашего, живота нашего, дыхания нашего, радования нашего! Ни смерть, ни живот, ни настоящая, ни грядущая, ничто не разлучит нас от любви (Рим. 8:38) Твоей! – Чем же мы можем выразить свою любовь к Тебе, как не „новозаповеданной Тобой“ (Ин. 13:34) любовью к ближним нашим? И кто лучше научит нас этой любви, как не тот же св. крест Твой?

Так! крест Христов убедительнее всяких других доказательств и наставлений, громогласно проповедует каждому из нас: „Христианин! люби ближнего твоего; он не только брат твой, но и собрат Христу, который, усыновив вас крестом (Гал. 4:5) всеверховному Отцу, даровал вам право быть чадами Божиими (Ин. 1:12), удостоил высокого и достолюбезного имени братии своей (Евр. 2:11), соделал вас наследниками Богу и сонаследниками Ему самому – Христу (Рим. 8:17). Ближний ли, дальний ли (Еф. 2:17) брат твой, да будет он близок к твоему сердцу! Помни: Христос, умиротворив все, и небесное и земное, кровью· креста Своего (Кол. 1:20) примирил и вас обоих во едином теле Богови крестом, убив вражду на нем (Еф. 2:16), и сказал вам: вы друзи Мои есть (Ин.. 15:14,15)! Как бы ни был мал и презрителен в очах мира ближний твой, да будет он велик и достолюбезен в твоих очах! Вспомни: его ради Христос умре (1Кор. 8:11) на кресте. Блюди же, да не погибнет из-за тебя брат и друг твой по Христу. Цени его благо, временное и вечное, дороже всех сокровищ в мире. Ведай: он куплен не истленным сребром или златом, но честною кровью яко агнца непорочна и пречиста Христа (Петр. 1:18,19), кровью, оросившею св. крест Господа твоего. Смиряй себе, по заповеди: смиренномудрием друг друга честью болыиа себе творяще, не своих си кийждо, но и дружних кийждо смотряйте (Фил. 2:3,4), гоняясь токмо за почестью вышнего звания Божия о Христе Иисусе (Фил. 3:4). – Размысли: за тебя, горделивого и непокорного, сам Сын Божий смирил Себе, послушлив быв даже до смерти, смерти же крестныя; темже и Бог Отец Бго' превознесе (Фил. 3:14), – для тебя же, уничиженного, – чтобы в Его только превознесении ты находил утраченную тобою некогда, твою истинную славу – с чувством самоуничижения, смирения глубокого! – А отложив всякую гордость, с распростертыми любовью ко всем объятьями, терпением теки на предлежащий тебе подвиг, как бы ни казался он трудным, тяжким, скорбным, уничиженным. Взирай на начальника веры и совершителя Иисуса! Вместо предлежащия Ему радости, Он претерпел крест, о срамоте нерадив, радея о твоем единственно спасении, и одесную престола Божия седе (Евр. 12:1,2). Воссядешь с Ним и ты на том же превознесенном престоле; не выпускай только из рук твоих креста Христова; стань до крове, подвизаясь противу греха, решись быть готовым положить живот свой за други своя (Ин. 15:13). Переноси с истинным благодушием и совершенным незлобием самые жестокие оскорбления, причиняемые тебе другими. Помяни: Христос на кресте молился Отцу Небесному о Своих распинателях, – о тебе самом, который грехами своими так часто распинал, а может быть, и ныне второе распинаешь Христа, Сына Божия! Словом: стяжи любовь, яже вся любит, милосердствует, не завидит, не ищет своих си, не превозносится, не гордится, не раздражается, не мыслит зла, не радуется о неправде, радуется же о истине, всему веру емлет, вся уповает, вся терпит, николиже отпадает (1Кор.13:4–7).

Таков урок любви, внушаемый нам крестом Христовым!

Прочее же, братие моя, елика суть истинна, елика честна, елика праведна, елика пречиста, елика прелюбезна, елика доброхвальна, аще кая добродетель и аще кая похвала (Фил.4:8), всё, все начертано на кресте! Нам остается только непрестанно и телесные, и особенно духовные взоры возводить на св. крест, и почерпать новые и новые божественные силы, яже к животу и благочестию (2Пет.1:3).

„О треблаженное древо, на нем же распяся Христос, Царь и Господь, – Бог пригвоздися плотию!ˮ О достопокланяемый образ креста Христова! Напечатлейся в нашем уме, пройди наше сердце, проникни наш дух и душу, отразись в наших мыслях, желаниях и стремлениях, в наших предначинаниях и действиях! Непобедимая и непостижимая сила честнаго и животворящего креста Господня, не оставляй нас грешных, ни на один шаг, ни на одну минуту! Поборай нам и помогай, защищай нас и утешай, врачуй и оживляй, научай, и вразумляй, неотступно, непрерывно! О кресте святый, сроднись со всем существом нашим, чтобы и во второе, страшное и славное пришествие великого Бога и Спаса нашего Иисуса Христа (Тит. 2:13), когда ты, с неизреченной славой, явишься на небеси, мы узрели тебя с радостью и любовью, а не со страхом и трепетом!

* * *

176

Было первоначально напечатано в Христ. чтении (Октябрь 1845 г.), потом особой книжкой – тремя изданиями (1845, 1848, 1853).

177

На Воздвиж., светилен. – Служба честн. кресту, кан. песн. 8, троп. 3.

178

Св. Иоанна Златоуста, бес. 54 на Матф.

179

Пр. Феодора Студ., сл. на покл. кресту.

180

Св. Андрея Крит. слово на Всеславное Воздвижение ч. и ж. крста.

181

Св. Андрея Критского в том же слове.

182

Канон на Воздвиж. Ирмос 1.

183

На Воздв. Стихир. Самогл. 7.

184

Кан. песн.4, тр.1.

185

Песн.9.ирм.2,троп.2.

186

Песн.3, тр.1.

187

Песн.3, тр.2.

188

Кан. песн.4, тр.2.

189

По 2 стихосл. ст.2.

190

Стих.самогл.7.

191

Кан. песн.1 тр.2.

192

Песн.6. тр.1,2.

193

Песн.7. тр.3.

194

Песнь.3, ирмос.

195

Быт.2:9. Св.Иоанна Дамаскина, Точное изложение православной веры, кн.4, гл.11

196

Быт.22:6, св.Андрея Критского. Сл. на Воздвижение чест.креста.

197

Быт.30:37–43, в том же слове св.Андрей Крит., и пр.Феодора Студита, слово на поклонение кресту среди четыредесятницы.

198

Исход, гл.7 и след. В том же слове прп.Феодора Студита.

199

Исх.13:21, Сл.св. Андр. Крит. на Воздв.

200

4Цар.2:8, в том же слове св.Андрея Критского.

201

Там же.

202

Кан. на Воздв., 6 ирм.

203

Камень веры, о честн.кресте.

204

Прп.Феодора Студ. Слово на покл. Крсету.

205

На Воздвиж., стих., самогл. 6; св. Иоанна Дам., о вере, кн. 4, гл. 11.

206

Кан. на Воздв., песн. 8, троп. 1.

207

Св. Иоан. Дамаск., 4. кн. о вере, гл. II

208

Св.Иоанн Дамаск. Бес. на Вел.Пяток.

209

Св. Андрей Крит. в слове на Воздвиж.

210

Там же.

211

Служба апост. общая. (или 30 июня), кан. п.4, тр.2.

212

Св. Прокла, архиеп. Константиноп., похвала св. ап. Павлу.

213

Св. Прокла. Слово, похв. св.ап.Андрею.

214

Сл. св.ап.Иоанну Богослову. (сент.26), по 2 стихосл, седален.

215

Послание пресвитеров и диаконов Ахаии, учеников св. ап. Андрея и очевидцев его мученичества. Христ. чт., ч. XVI (1824 г.), стр. 275–276.

216

Св. Василия Вел., сл. о св. мучен. Гордие.

217

Св. Григ. Богосл. 1 облич. сл, на ц. Юлиана.

218

Св. Злат., похв. слово всем св. мученикам.

219

На Воздв., на Господи воззвах, ст. 2; на стиховне, ст. 2.

220

На Воздв.,.на хвалитех, ст. 3.

221

Сл. св.Ефрема Сир. Сл. на покл. Кресту.

222

Прп. Феодора Студ. Сл. на покл. Кресту.

223

Леонтия, еп.Неапол. сл.5, прот. Иуды.

224

Злат. бес. о назв. Кладбища и о кресте.

225

Слова одного из отцов – некот. Иконоборцу. См. святителя Тихона, еп. Воронежского, письмо о знаменовании благословляющей иерейской руки.

226

Прп. Феодора Студ. Сл. на покл. Кресту.

227

Злат. рассужд. Против иудеев и язычн.

228

Св.Андрей Кр., сл. на Воздв.

229

Прп. Феодора Студ. Сл. на покл. Кресту.

230

Злат. прот. Иуд.

231

Андр.Критск.

232

Григ. Наз. стихотвор. XXI, в котором прогоняется диавол.

233

Злат., разсужд. прот. иуд. и язычн.

234

Crucicolae – так называли христиан, еще первенствующей церкви, язычники. Min. Felix. Octav. 2,9

235

Тертуллиан, писатель II христианского века, in libro de corona militis (о венце воина).

236

Там же.

237

Кан. на Воздв., песн, 1, троп. 3; песн. 9. ирм. 2, тр. 3

238

Св.Андрея Критс. Слово на Воздвиж.

239

Пр.Федора Студ. Слово на поклонение Кресту.

240

На Воздв. кан., песнь 9, тр. 1.

241

Св.Федора Студ. Слово на поклонение Кресту.

242

Простр. Правосл.катехизис.

243

Св. Дионисий Ареопаг. О церк.иерерхии, гл.5; св.Златоуст. бес.на Матф.54.

244

Св.Иоанн Дам. О вере. Кн.4,гл.11.

245

Высокоперсв.Филарета, митр.Моск. сл.в Вел.пят; бл.Иеронима толк. на Ев.от Марка.гл.11.

246

Высокопр.Иннокентия., «Страстная седмица», слово в Вел.Вторник.

247

Св. Амвросий Медиол. (кн. 3, сл. 56) – тоже называет св. крест – «мачтой с парусами в великом корабле Церкви».

248

Св.муч. Иуст.Филос. аполог. I гл.33. Подобные мысли есть и у многих других св.отцов.

249

Бес. на Матф., 55 – Бл.Августина тракт. 118, на Иоанна.

250

Св. Ефрема Сирина, сл. на честный крест, и на второе пришествие Христово; – св. Иоанна Дам. 4 кн. о вере.

251

Октоих. 3 глас, в ср. на утр. седален; и мног. др.

252

На Воздвиж. Паремия 3

253

Обличение непр. раск. Гл., 2, разс. 2, лист. 43, 44. Камень веры, о честн. кресте.

254

В привед. месте той же паремии на Воздвижение.

255

Житие св.Симеона Столп. Сент.1

256

Житие прп.Илариона Вел. Октябрь.21

257

Житие. Прп.Антония Вел. Янв.15; свв.муч.Киприана и Иуст., окт.2; прп.Варлаама и Иосафа, нояб.10 и мн.др – Камень веры о чудесах, бываемых от Креста.

258

Св. Афан. Вел., сл. о воплощении.

259

Св.Григ.Боголс. стихотв. XXI

260

Св. Иоанна Злат. слово на покл. Честному кресту (помещ. В Камне веры).

261

Златоуст. Бес. на Матф.54

262

Григ. Наз. или Богослова, слово 1, обличит. на царя Юлиана.

263

Св. Антония Вел., письмо (1 к монах. (о том, что духи злобы всегда стараются совратить благочестивых людей с пути добродетели): «днем и ночью молю о вас Господа..ˮ4 и проч.

264

Слова св. Антония Вел. в том же письме.

266

Св.Иоанна Дамаск. О вере. Книга 4, гл.41

267

Послед. Молитва на сон грядущим. Неизлишним считаем напомнить здесь о следующем наставлении св.Церкви: «Таже (т.е. после вечерних молитв) целуй крест твой и прекрести крестом место твое (постель) от главы и до ног: такожде и от всех стран, глаголя молитву честному кресту».

268

Св. Григ. Богосл., слово о человеческой природе.

269

Св. Злат., бес. на Мф. 54.

270

В его сл. о человеческой природе.

271

Там же

272

Св. Григорий Богосл. Стихотв. XXI. О побеждении гнева. Христ.чт. 1840 г. Ч.III.

273

См. Лимонарь или Луг духовный, гл.3.

274

Григ.Наз. в указ. выше стихотв. О побеждении гнева

275

Св. Григ. Наз., сл. о малоценности внешнего человека и суете всего

настоящего.

276

Пр. Ефрема Сир., сл. на честный и животворящий крест.

277

Огласит. поуч. 13, 36.

278

Житие св. Иоанна Богослова, сент. 26.

279

Житие св.апостола Филиппа. Ноября. 14. О сем и о прочих житиях – см. Четьи-Минеи, собранные и сост. Св.Димитрием, святителем и чудотворцем Ростовским. Камень веры, о чесн. Кресте.

280

Жит. Св. Епифания. Еп. Кипрск. Мая 12.

281

Жит. Пр. Макрины, июля 19.

282

Сл. 18, говор. в похвалу и в утешение матери Нонне, в присутствии св. Василия В.

283

Жит. св. Феклы, сент. 24.

284

Жит. св. мученицы Василиссы, сент. 4.

285

Жит. св. муч. Авдона и Сенн. июля 1; св. Павла Фив., янв. 15 и мн. др.

286

Лимонарь, или Луг дух., гл. 3.

287

Жит. преп. Венед. марта 12

288

Жит. св. Иоанна Богосл. сент. 26.

289

Св. Злат. Сл. на поклон. Чест. Кресту в средопокл. Неделю.

290

Бес. на 3 гл. к Колосс.

291

На Воздвиж. стихир. после Евангелия.

292

На Воздвиж. на хвалит., ст. 4

293

Кан. честн. кресту, песн. 8, троп. 4.

294

Камень веры, изд. 1848 г., ч. I, стр. 296. Новая скрижаль, гл. III, § 5.

295

Гл. 33. Нов. скриж. гл. XI.

296

Речь огласит. Гл.32. Нов.скриж. гл.XI, §9.

297

Св.Афанасия Вел. Слово о воплощении. Нов.скриж. гл.XI.

298

Камень веры. Ч.I, стр.227.

299

Кан. честн, кресту, песн:, 4. (Камень веры, в указ. месте).

300

Кан. песнь 4, тр.2.

301

Блаж. Августина, посл.120. Нов. скрижаль, гл. XI, § 8.

302

Св. Иоанна Дам. О вере кн. 4, гл. II.

303

Лактанция, кн. 4, гл. 26. Нов. скриж. гл. XI.

304

Св. Андрея Критского, Слово на всеславное Воздвижение.

305

Амвросия Мед. Книга о Исааке, гл.8, в изъясн., слов Песн.песн. 8:6.

306

Св.Андрея Кр. Слово на Воздвижение честн. и животв. креста.

307

Пр.Феод.Ст. Слово на поклон. Св. кресту, ср. четыредесятницы.

308

Христ. чт., 1821 г., ч. IV, стр. 88.

309

Мол. Утр., 8, Ин.8:34,44, и Ин.3:5 и проч.



Источник: Санкт-Петербург. 1868.От Санкт-Петербургского Комитета Духовной Цензуры печатать позволяется. Санкт-Петербург, июня 1 дня, 1868 года. Цензор, Архимандрит Сергий. Цензор, Архимандрит Фотий.

Вам может быть интересно:

1. Христианские рассуждения и размышления, предложенные и в особых статьях, и в словах, беседах и речах. Том I епископ Виталий (Гречулевич)

2. Слова и речи. Том II – Слово в день Вознесения Господня митрополит Никанор (Клементьевский)

3. Слова к тобольской пастве, говоренные в продолжении 1852-1856 гг. Том II архиепископ Евлампий (Пятницкий)

4. Проповеди – Слово на литургии в день Усекновения главы Пророка, Предтечи и Крестителя Господня Иоанна протоиерей Ливерий Воронов

5. Мои дневники. Выпуск 3 архимандрит Никон (Рождественский)

6. Письма к монашествующим. Отделение 2. Письма к монахиням. [Часть 3] преподобный Макарий Оптинский (Иванов)

7. Мы жили мирно... протоиерей Михаил Лисицын

8. Историческое учение об Отцах Церкви. Том II – § 188. II. Догматическое учение его. ІІІ. Труды его для истории. святитель Филарет Черниговский (Гумилевский)

9. Опыт православного догматического богословия. Том IV – Член 1. О Боге-Предустроителе человеческого спасения святитель Сильвестр (Малеванский)

10. Слова и речи преосвященного Софонии, епископа Туркестанского и Ташкентского архиепископ Софония (Сокольский)

Комментарии для сайта Cackle