ЗЕМНОЙ ПУТЬ ПРЕСВЯТОЙ ДЕВЫ БОГОРОДИЦЫ

ОТ РОЖДЕСТВА ПРЕСВЯТОЙ БОГОРОДИЦЫ ДО ЕЕ БЛАГОВЕЩЕНИЯ

Родители Пресвятой Богородицы, согласно с предсказаниями пророков, происходили из Царского племени Давидова, но в то время уже усеченного до корене. Со времени плена Вавилонского потомки Давидовы стали терять свои древние права и величие. Зоровавель, внук Иехонии, по возвращении из плена еще удерживал в иудейском народе верховную власть, хотя уже не с прежнею славою, но с его смертию потомки Давидовы лишились всех своих прав. Особенно когда возвысилось владетельное племя Маккавеев, исчезло все отличие потомков Давида, и они стали на одну степень с простым народом. Так не возвышались по своему состоянию над прочими соотечественниками и родители Пресвятой Девы – Иоаким и Анна, святые и праведные по своей жизни. Они жили в бедном галилейском городке – Назарете. Хотя святые души при внутреннем истинном богатстве не ищут богатства внешнего и тленного, однако Иоакима и Анну Бог благословил и богатством внешним, которое они употребляли по духу святой любви, одушевлявшей их сердце: одну часть ежегодных доходов своих они жертвовали в храм Божий, другую разделяли бедным и странным, а последнюю издерживали для себя и на свои домашние потребности. Но главное богатство этой святой четы заключалось в обетованиях, данных Богом Давиду и его семени, что от него произойдет Спаситель мира.

В мире и радости протекали дни жизни их; одно только их возмущало: они были бездетны. Бесчадие, всегда тяжелое для супругов, еще более тягостно было у иудеев, где святые пророки бесплодие супругов представляли наказанием Божиим (Ис. 47, 9; Ос. 9, 11–12), и особенно было оно виною скорби для потомков Давидовых, которым дано было высокое обетование о рождении от семени их обещанного Мессии. Святые Иоаким и Анна часто с пламенною молитвою просили Бога, чтобы Он благословил их супружество желанным плодом, и мольбы свои сопровождали щедрым раздаянием милостыни; но они достигли уже преклонных лет, а молитва их не была еще услышана. Родителям Высочайше Благодатной Дщери тем более надлежало предочиститься совершенным воздержанием, смириться терпением и освятиться полным преданием себя в волю Божию, чем превосходнее и драгоценнее была награда, которую Бог, по Своему беспредельному милосердию, назначил им. «Дева-Матерь должна была родиться от неплодной,– говорит святой Иоанн Дамаскин,– потому что чудесами должно было предуготовить путь к единственной новости под солнцем, славнейшему из чудес, и постепенно восходить от меньшего к большему. Но я знаю и другую причину, еще высшую, еще более Божественную, именно сию: природа уступает могуществу Благодати и, объятая трепетом, останавливается, не смеет идти далее. Итак, поелику от Анны долженствовала родиться Дева Богородительница, то природа не дерзала предупредить семени благодати, но оставалось бесплодною, доколе благодать не произрастила плода».

Если Бог и в то время, когда он повелевал создать Себе Скинию – только вещественную, Сам избрал художников и Сам Духом Своим Святым соделал их способными к сооружению оной, то, конечно, тем более благоволил Он действовать Духом Своим на сердца Иоакима и Анны, дабы соделать их способными родить такую Дщерь, Которая должна была соделаться живым храмом Вечного Сына Божия и из кровей Которой долженствовало образоваться достопоклоняемое тело Богочеловека. Чистейшая из земнородных должна была иметь и родителей, сколько можно, более очищенных: ибо и Священное Писание, и история рода человеческого свидетельствуют, что от качеств сердца родителей весьма много зависят качества сердца детей их: «Аще корень свят, то и ветви, сказал Апостол» (Рим. 11, 16). В самом деле, постепенное усовершенствование в добродетельной жизни благочестивых Иоакима и Анны ясно показывает в них действие Духа Святого. В смирении своем думая, что Бог за грехи их не благословляет их чадородием, они тем с большим вниманием смотрели за всеми своими поступками, за всеми движениями своего сердца и тем ревностнее старались соображать свою внутреннюю и внешнюю жизнь с точным смыслом закона Божия; а, таким образом, со дня на день получили новое освящение, со дня на день соделывались способнее к рождению Богоматери.

Таковое ревностное их попечение об освящении своего сердца, к которому они стремились всеми своими силами и желаниями, исполняло души их кроткою и совершенною преданностию Богу и ограждало внутренний мир их. Но случилось, что сие спокойствие их сильно возмущено было чувствительным огорчением. В один великий праздник 141 святой Иоаким пришел с рабами своими в Иерусалимский храм, принести, по своему обыкновению, богатую жертву Богу и представил оную священнику. Священник, вероятно обремененный закланием множества жертв, отверг его и представленную им жертву, сказав с укоризною, что жертва бездетного не может быть приятна Богу. Это глубоко поразило сердце праведника. Ему казалось, что он в самом деле недостойнейший из людей. С горькими слезами вышел он из Иерусалима и, считая себя недостойным видеть свою супругу, отпустил домой рабов своих и пошел в пустыню, где паслись стада его. Сорок дней он находился там в строгом посте и молитве, прося Бога о призрении на его недостоинство.

И святая Анна, узнав о том, что случилось с ее мужем в Иерусалиме, подумала, что она главная причина гнева Божия, что от нее в стыде супруг ее, от нее неплодство их супружества. Посему и она так глубоко скорбела, что не могла вкушать пищи; но непрестанно плакала о грехах своих и, подобно бесплодной матери Самуиловой, молилась Богу о разрешении ее неплодства.

В таком скорбном состоянии сердца своего вышла она в сад и, устремив взоры при молитвенном вздохе к небу, увидела на лавровом дереве птичье гнездо с птенцами. Тут скорбь ее еще более умножилась, и она всеми силами своего духа погрузилась в молитву и, как дитя, с громким воплем просила Бога, чтобы Он помиловал ее и не лишил того благодеяния, которым Он утешает даже несмысленных тварей Своих.

Едва святая Анна произнесла сию молитву, вдруг от страха потряслись все члены ее: пред нею стал Ангел Господень и сказал: «Не бойся, Анна! Услышана молитва твоя. Ты зачнешь и родишь Дщерь благословенную паче всех дщерей земных. Ради Ее благословятся все народы; Ею дается спасение всему миру, и она наречется Мариею». Мгновенно и настоящий страх и прежняя скорбь Анны обратились в радость. Ангел Господень видел веру праведной и удалился. Полная глубокого чувства благодарности к Богу, она дала обет посвятить Ему свое чадо и пошла в Иерусалим благодарить Его во храме.

В то же время Ангел Господень явился в пустыне и святому Иоакиму, говоря: «Бог милостиво принял молитву твою и благоволил даровать тебе благодать Свою. Анна, жена твоя, родит тебе Дщерь, Которой рождение принесет радость всему миру. И вот знамение достоверности сказанного мною: иди немедленно в Иерусалим ко храму Господню; там, у златых врат, ты найдешь супругу свою Анну, которой возвещено то же самое». Святой Иоаким тотчас поспешил в Иерусалим излить в храме пред Богом благодарное свое сердце и в указанном Ангелом месте встретился с своею супругою, которой лицо сияло радостию. Они рассказали друг другу о явлении Ангела и возвратились домой, несомненно веруя в исполнение полученного обетования.

По прошествии девяти месяцев, в осьмый день сентября, Бог даровал им Дочь, Которую, по повелению Ангела, наименовали они Мариею. Святой Иоаким, в благодарность Богу, принес самые богатые жертвы, угостил священников и левитов, и все веселились, прославляя Бога.

Воспоминая с радостию сие великое явление милости Божией к человекам, можем мы воскликнуть со Святою Церковью: «Днесь, иже на разумных престолех почиваяй Бог, престол свят на земли Себе предуготова; утвердивый мудростию небеса, небо одушевленное человеколюбием содела; от неплодного бо корене, сад живоносен израсти нам Матерь Свою, иже чудес Бог» 142. «Се бо света чертог и книга слова животного из утробы произыде, и яже к востоком дверь рождшая ожидает входа Святителя великого, Едина и Единого вводящи Христа во вселенную, во спасение душ наших».

Немного времени провела Пресвятая Дева Мария в доме родителей. Бог скоро укрыл Ее в тайне селения Своего, во святом храме Своем, чтобы уготовить в Ней храм для Единородного Сына Своего. Едва исполнилось Ей три года, как благочестивые родители Ее поспешили исполнить обет свой – посвятить Ее Богу. Не удержали их ни естественное чувство родительской любви к единородной Дщери, для которой тяжела скорая разлука с любезнейшим чадом, ни юность возраста Богоотроковицы, Которой, по вступлении во храм, надлежало уже лишиться их ближайших попечений, Любовь к Богу превозмогла в них естественные чувства; для Бога они отказались от ласк малолетней Дщери, столь сладких для родителей. Да не помыслит при сем кто-либо, что в таких юных летах еще рано было младенчествующую Деву посвящать Богу: в душах избранных часто очень рано раскрываются духовные силы; рано обнаруживается готовность к принятию благодатных действий. Без сомнения и благочестивые родители, едва только Дщерь их научилась произносить имена их, научили Ее знать всесвятое имя Божие и благоговеть пред Ним и внушали Ей, что Она еще до рождения обещана Богу, что Она дитя не их, а Божие и должна жить во храме, а с ними разлучиться. Душа невинного младенца, уже призванная Богом, при таких наставлениях еще сильнее чувствовала влечение Благодати и не могла не устремиться всем существом Своим к Богу. Она Сама, конечно, желала скорее водвориться в доме Божием; посему-то и родители так рано поспешили исполнить обет свой. Не с скорбию, так естественною обыкновенным людям при разлуке с любимыми детьми, но с торжественным веселием отдавали они Богу свое единственное сокровище. Они пригласили к себе всех своих сродников; собрали для сего торжества лик дев, украсили Пресвятую Деву великолепно. Предшествуемая ликом дев с горящими свещами, ведомая за руки Ее родителями, в сопровождении родных и знакомых, при пении духовных песней, трехлетняя Отроковица – Пресвятая Дева, одушевленный кивот Божий, взошла в рукотворенный храм. «Забывает Дщерь дом отца Своего,– говорит святой Феофилакт,– и приводится к Царю, возлюбившему красоту Ее, приводится к Нему с честию и блистательным сопровождением. Благолепно выходит Она из отеческого дома, со славою провождают Ее сродники, соседи и все други Ее родителей. Отцы участвуют в веселии отца Ее, матери разделяют радость матери; отроковицы и девы, ликуя, предшествуют со свещами Богоотроковице, подобно кругу звезд, сияющему вместе с луною. Весь Иерусалим собрался смотреть на столь необыкновенное, новое шествие трехлетней Отроковицы, облеченной такою славою и провождаемой со светоносною почестию». Мог ли кто из присутствовавших при этом торжестве знать, что они сопровождают Ту, Которая будет благословением всех народов посредством Божественного Сына Своего? Мог ли кто славить Ее тогда как славнейшую без сравнения Серафим и честнейшую Херувим? По крайней мере избранные, взирая на эту юную Деву, с такою радостию желающую посвятить Себя Богу, могли предчувствовать нечто великое, могли сказать с Давидом: Приведутся Царю девы в след Ея, искренния ея приведутся Тебе; приведутся в веселии и радовании, введутся в храм Царев (Пс. 44, 15–16). На сие торжественное шествие с радостию взирали сами Небожители, и над сонмом земных спутников Богоблагодатной Отроковицы возвышался лик Чинов Небесных. Святой Георгий, Архиепископ Никомидийский, так о сем говорит: «Когда родители вели Деву к дверям церковным, к ним присоединились Ангелы и вместе с ними Ее окружали. Не знали еще они силы таинства воплощения; но, как слуги Господа Бога, по Его повелению, служили Пречистой Деве при Ее входе во храм. Они удивлялись Ей как избранному Сосуду добродетелей, носящему знамение чистоты вечной». И Святая Церковь, торжествуя вхождение Преблагословенной Девы Марии, прославляет Ее сими словами: «Пречистый храм Спасов, многоценный чертог и Дева, священное сокровище славы Божия, днесь вводится в дом Господень, благодать совводящи, Яже в Дусе Божественном, Юже воспевают Ангелы Божии: Сия есть селение небесное» 143.

Сие торжественное шествие встретили с духовными песнями служившие во храме иереи, отроковица вручена была родителями Первосвященнику Захарию 144 как сокровище, принадлежавшее Богу. Приведя ко храму Дщерь свою, святые Иоаким и Анна поставили Ее на первой ступени; но Она, укрепляемая Духом Святым, взошла вдруг до самой высшей ступени. Весело ходила Она по Дому Божию, показывая сим, что юная душа Ее и  желает и скончавается во дворы Господни, что сердце и плоть Ее возрадовались о Бозе живе (Пс. 83, 3). Не было ли это изображением восхождений, положенных в сердце юной Девы, и скорого достижения Ею высшей степени совершенства духовного? Архиерей Захария, конечно по внушению Духа Святого, ввел Отроковицу, как одушевленный кивот и место селения Господа, в самую внутреннюю часть храма – во Святая святых, куда и сам Первосвященник мог входить только один раз в год, в день очищения. Там-то Святой Деве Архиерей назначил место для молитвы.

Таким образом, Пречистая Дева Мария поселилась совершенно во храме. Сим начало исполняться обетование Божие о славе второго храма: «Велия будет слава храма сего последняя паче первыя». Вместо Ковчега Завета является Пресвятая Дева, Богоносный одушевленный ковчег, Престол Бога Слова; урим и туммим (свет и совершенство) сияют не на одежде Первосвященника, но в благодатной душе Богоотроковицы; облак славы Господней осеняет Ее пречистое тело; вместо огня небесного Серафимская любовь пылает в Ее сердце; вместо елея помазания благоухает преизобильная благодать Святого Духа, которая исполнила все существо Преблагословенной.

Пренепорочная Дева Мария, с самого входа Своего во храм, отдана была в обитель Дев, посвятивших себя Богу и живших при храме. У евреев девы служили при храме еще в самые древние времена. Еще во времена Моисея известны были постницы, постившиеся при дверях скинии; а пред пришествием в мир Иисуса Христа находилась неотлучно при храме Анна Пророчица (Лк. 2, 37). Святой Епифаний свидетельствует, что в церкви Иудейской посвящаемы были Богу дети мужеского и женского пола. Девы и жены, жившие при храме, занимались молитвою и трудами для храма, сообразными их полу. Старшие девы обучали Пречистую Марию чтению Священных книг. Скоро также обучилась Она Писанию: Она, по словам святого Епифания, была остроумна и любила учиться; часто читала Священное Писание и размышляла об оном; также пряла шерсть и лен и вышивала шелками. Особенно же любила вышивать такие одежды, которые потребны были священникам во время их служения, и занималась таким рукоделием, от которого после могла иметь честное пропитание. Доказательством искусства Ее в рукоделии служит хитон Господа Иисуса, Ее руками сотканный из цельной ткани, без шва.

Но Пресвятая Дева более упражнялась в молитве, нежели в рукоделии; и чем чаще молилась, тем сладостнее становилась эта молитва; потому, что близ есть Господь всем призывающим Его. Находя истинное утешение в молитве, юная Мария возлюбила и уединение, дабы в безмолвии чаще и беспрепятственнее предаваться молитве. При таковом благочестивом расположении все доброе и священное делало на Нее глубокие, неизгладимые впечатления. Взор на величие Иерусалимского храма, на его таинственные украшения и завесы, на бесчисленное множество отвсюду стекавшегося к нему народа, производил в сердце Ее глубочайшее благоговение к Богу. Чтение или слышание о беспрерывных благодеяниях Божиих к роду Израилеву и о чрезвычайных обетованиях к нему расширяли сердце Ее и наполняли сладостнейшими чувствами любви и благодарности к Богу. Всякий предмет обращал мысли Ее к Господу и приближал к Нему сердце Ее. Вот как описывает порядок Ее жизни блаженный Иероним: «От раннего утра до третьего часа дня стояла Она на молитве; а от третьего до девятого упражнялась в рукоделии или чтении. Потом от девятого часа опять начинала молиться, и тогда только переставала, когда Ангел являлся к Ней с обычною пищею» (потому что Святая Дева не питалась обыкновенною пищею, которая давалась от храма девицам, но питаема была Ангелом; а обыкновенную пищу раздавала нищим и странным). Что Пресвятая Дева действительно получала пищу от Ангела, это засвидетельствовано в Священном стихотворении святителя Григория Богослова «Христос страждущий». Здесь мы слышим из уст Ее следующие слова: «Мать Моя отдала Меня в священные кровы, и там Я чудесно питалась от рук Ангельских» 145. «Не сомневайся, человек,– говорит Георгий Никомидийский,– когда слышишь о чудном пребывании Марии в храме; не исследывай умом того, о чем невозможно судить. Ты видишь неслыханное обновление природы; и будешь ли сомневаться о том, что происходило с Девою во храме? Видишь, что во чреве Девы неизреченным образом обитает самое Слово Божие; и будешь ли спорить о действительности той невещественной другого рода пищи, которую Она употребляла? Видишь, что Она, по определению Отчему, имела осенение от Святого Духа; и будешь ли подвергать сомнению сказание о служении Ей Ангелов? В жизни Святейшей нет ничего сомнительного, ничего несообразного; в том, что с Нею случалось великого, все достоверно; Божественному храму и должно было так возвыситься; Непорочной Агнице и надлежало вкушать такую пищу; Той, Которая превыше и чище самых небес, и надлежало воспитываться не только во Святая святых, но и на самых небесах небес; и прилично было, чтобы не один только Ангел служил Ей, но и тысячи Ангелов».

Так жила во храме Пресвятая Дева. Растя и укрепляяся со дня на день духом, Она более и более преуспевала в трудах и подвигах, а вместе с трудами умножалась и Ее молитва. Занятая паче всего молитвою и размышлением о Боге, Она еще с младенческих лет почувствовала неизъяснимую сладость любви к Богу. Любовь сия так проникла все сердце Ее, что не оставила в нем ни малейшего места для любви чувственной. Пресвятая Мария, достигнувши четырнадцатилетнего возраста, дала обет девства. Конечно, не беспримерна была девственная жизнь и в Ветхом Завете. Из примера дочери Иеффаевой мы видим, что девы отказывались от брака и были посвящаемы на служение Скинии. Великие пророки – Илия, Елисей и другие вели жизнь безбрачную. Пред пришествием Христовым между иудеями, обитавшими в Египте, образовалось целое общество ферапевтов, проводивших жизнь безбрачную. Впрочем, общее мнение давало предпочтение супружеству пред жизнию девственною. Но никто с таким чувством, с таким искренним желанием не давал обета девства, как Мария. Она предпочла девство супружеству потому, что Матери Божией надлежало быть Деве. В это время у Нее уже не было родителей, ибо святой Иоаким умер спустя несколько лет после посвящения Ее Богу, а чрез два года последовала за ним и святая Анна. Таким образом, и сиротство и постоянное уединение, охранявшее Благодатную Деву от знакомства и взора человеческого, поддерживали в Ней расположение к жизни девственной; но паче всего воскриляла и утверждала в Ней сие святое расположение спасительная Благодать Божия, которою Она была преисполнена. Вместе с сим расположением божественная Благодать еще с самых юных лет Пречистой Девы насадила и утвердила навсегда в Ее сердце глубочайшее смирение и предание Себя воле Божией, по которому Она во всю жизнь Свою и при всех обстоятельствах именовала Себя только рабою Господнею и имела одно желание – верно и безответно исполнять волю Божию. Сколь ни вожделенна была сердцу Пречистой Девы жизнь уединенная, но Господь видел, что для наружного охранения чести Ее и Божественного плода Ее, как до рождения, так и после рождения, нужен был Ей человек, который бы взял на себя имя Ее мужа и способен был, храня воздержание, соблюсти Ее девственную чистоту и быть свидетелем непорочного Ее жития: потому что ни ношение во чреве Божественного Младенца, ни воспитание Его не могло укрыться от сведения других; а сведение об этом подвергло бы Пресвятую Деву всенародному стыду и позорной казни; тогда Ей не помогли бы никакие объяснения и удостоверения в Своей невинности; даже лучшие не поверили бы Ей: ибо оправдание заключало бы в себе нечто такое, чего никогда не бывало. «Если бы сначала еще сие сделалось известным иудеям,– говорит святой Златоуст 146,– они, перетолковав слова Ее в худую сторону, побили бы Ее камением. Если и в таких случаях, коих примеры часто встречались им еще в Ветхом Завете, они обнаруживали свое бесстыдство, то чего бы не сказали тогда, услышав об этом? Им благоприятствовало и то, что в прежнее время не встречалось ничего подобного сему. Ежели и после толиких чудес Иисуса они называли Его сыном Иосифовым, то как бы поверили еще прежде чудес, что Он родился от Девы?» Кроме сего, для того нужен был человек, который бы принял имя мужа Марии, что Бог благоизволил, как говорит святой Афанасий Александрийский 147, утаил от диавола тайну воплощения Сына Своего от Пречистой Девы Марии, скрыв девство Ее под видом супружества, дабы не узнал враг, что это та Дева, о Которой предрек Исаия: Се Дева во чреве зачнет и родит Сына, и наречеши имя ему Еммануил (Мф. 1, 23); «и дабы диавол,– как говорит святой Дамаскин 148,– перестал наущать против Нее Ирода и воздвигать иудеев, наблюдавших за всеми девами, не родит ли какая-нибудь из них без мужа?»

Высокая честь быть служителем таковой неизглаголанной тайны предназначена была Иосифу, осьмидесятилетнему старцу, который происходил также от рода Давидова и по естеству был от Иакова, а по закону от Илия (Ср. Мф. 1, 18; Лк. 3, 23). Предание повествует, что сам Промысл назначил ему быть Обручником Пресвятой Девы Марии. Когда Святая Дева достигла совершеннолетия, священники думали, что Она не может уже оставаться при храме, и решились испросить от Бога вразумления на то, как поступить с хранимою ими Девою. Тогда первосвященник Захария, по повелению Божию, собрал двенадцать мужей от племени Давидова, взял жезлы их, возложил их на жертвенник и воззвал ко Господу: Господи Боже, покажи мужа, достойного обручиться с сею Девою. На другой день жезл Иосифа процвел, и вдовствующий старец взял из рук Архиерея в свое попечение посвященную Богу Деву. Происходя из царственного дома Давидова, святой Иосиф не только не имел никакого земного величия, ни богатства; но едва имел достаточный насущный хлеб, который доставал трудами рук своих: он был древодел. Из немногих сказаний о нем в Священном Писании видно, что он был тверд в стремлении к святому, прямодушен, благороден, искренен, скромен, чист и весьма верен своей совести, Писанию и чрезвычайным внушениям свыше. Словом, он был муж праведный, какой только был достоин носить имя мужа Мариина и быть воспитателем Царя и Владыки душ. Сему-то праведному мужу была обручена и с ним отпущена в Назарет Пречистая Дева Мария.

Когда всё таким образом было устроено и приготовлено к совершению великой тайны, настало исполнение предопределенного времени, и Бог послал Сына Своего (Единородного), раждаемого от жены (Гал. 4, 4). Нельзя не подивиться чудным действиям Промысла, приготовляющего откровение великой тайны. Для восстановления падшего человека нужно было ближайшее и внутреннее соединение человека с Богом, или восприятие Сыном Божиим естества человеческого. Но поелику сила Божественная противоположна поврежденной природе человека, как свет тьме, как жизнь смерти, то нужно было, чтобы одна избранная отрасль рода человеческого особенно очищалась и как бы отреблялась для того, чтобы она могла наконец произвесть тот прекрасный цвет человечества, от которого долженствовал произойти Божественный плод, драгоценнейший из плодов древа жизни. Господь Бог из всех народов отделяет один народ избранный и воспитывает его чудесным Промыслом Своим. В этом народе делаются новые отделения; избирается мужественное племя Иудино; в нем избирается род Давида и на степени достоинства царского воспитывается то благостию, то правдою Божиею, то прославляется, то смиряется, окружается бедствиями и дивно сохраняется. Наконец, этот царственный род, по-видимому, совсем скрывается в неизвестности; но здесь-то особенно, в смирении и уничижении своем, он более и более очищается, пока в лице Марии извлечено было из всего рода человеческого самое чистейшее семя жены. Итак, «Светоносная палата уготовися Тебе, Владыко, Чистая Богоотроковица: гряди к Ней и сниди, ущедри создание Твое» 149.

ОТ БЛАГОВЕЩЕНИЯ ПРЕСВЯТОЙ БОГОРОДИЦЫ ДО ВОЗНЕСЕНИЯ ГОСПОДА VIСУСА ХРИСТА

В чьем доме жила Пресвятая Мария в Назарете, Евангелие о том не упоминает. Святой Златоуст 150 утверждает, «что Мария жила в одном доме с Иосифом; так как у древних было обыкновение держать обрученных по большой части в своем доме, чему,– говорит святой Златоуст,– и ныне еще можно видеть примеры. А когда Ангел говорит Иосифу: «не убойся прияти Мариам», это значит: не убойся удержать Ее у себя в доме; ибо Иосиф мысленно отпустил уже Деву: «сию-то отпущенную, говорит Ангел, удержи у себя». Живя в доме Своего Обручника, Пречистая Дева постоянно пребывала в уединении и молчании. Она непрестанно упражнялась в богомыслии, молитве, чтении Священных книг и в рукоделии. Дом Иосифа был для Нее храм молитвенный. Настало, наконец, время славы Пресвятой Девы.

В шестой месяц беременности Елисаветы посылается на землю тоже Архангел Гавриил, который благовествовал Захарии о рождении Иоанна, с благовестием о рождении Мессии, но уже не в славный град Давидов – Иерусалим, а в бедный и незнатный Назарет, о котором говорили: от Назарета может ли что добро бытии (Ин. 1, 46)? Посылается не к иерею Вышнего, не в храм, но к бедной Деве, в простой дом. Так Сын Божий благоволил смирить Себя при самом воплощении. Какой же урок смирения для нас, когда так смирил Себя Господь и Царь Славы!

С небесных кругов слетев, Гавриил явился Пресвятой Деве в то время, когда Она, как полагают Отцы, размышляла о словах пророка Исаии: Се Дева во чреве приимет, и родит Сына, и нарекут имя Ему Еманнуил (Ис. 7, 14), воссылая теплые молитвы к Богу о послании обещанного Израилю Избавителя. В это время, когда душа Ее, отделясь от земного, вознеслась к Престолу Отца Небесного, предстает очам Ее блистающий радостию Ангел и как бы в ответ на Ее мольбу, открывая совет предвечный, произносит к Ней радостное приветствие: Радуйся, Благодатная! Господь с Тобою (Лк. 1, 28). Марию не устрашило явление Ангела: Она привыкла с Ним беседовать, живя во храме; но Она слышит что-то необыкновенное: «Благословенна Ты в женах (то есть благословенна Ты паче всех жен); слышит – и недоумевает, размышляя, что бы значило такое приветствие? Ее смирению казалось это уже слишком высоким. Чудная, воистину Пресвятая Дева еще в юном возрасте являет в Себе удивительно зрелый разум и глубокое смиренномудрие. Еве едва только предложена была коварным обольстителем честь быть равною Богу, она тотчас открыла сердце свое врагу. Напротив, кроткая Мария, услышав, что Ангел назьшает Ее благословеннейшею из всех жен, не предается преждевременной радости, но рассуждает в сердце Своем, каково будет целование сие?

Вникая в смысл сих слов, так объясняет святой Андрей Иерусалимский душевные движения Преблагословенной Девы 151: «Она смутилась, сказано в Евангелии. Не неверие ли уже какое-нибудь поколебало Ее душу? – Нет. Душа Ее была восторжена благоговением к необычайному вещанию Ангела; Она, без сомнения, признала явление Бесплотного за Божественное пророчественное посольство и не была подобна Захарии, который обнаружил свое неверие во святилище и который хотя получил способность к чадорождению, но в наказание за свое неверие лишился употребления слова и, перестав быть бесчадным, сделался немым. Она почувствовала в душе Своей смущение от Ангельского приветствия, как Дева совершенно непорочная, обыкшая непрестанно устремлять ум Свой к созерцанию вещей небесных. Ибо бывши, как и естественно, стыдливою, Она должна была сначала прийти в недоумение, потом, предавшись размышлению о сказанном Ей слушать говорящего не без внимания и рассуждения, но с напряжением сил душевных. Почему Евангелист весьма ясно заметил, что Она размышляла (как бы поверяя Свои рассуждения судом чистого ума, дабы сказанного Ей не понять превратно), говоря: Что бы это было за приветствие? Ибо Она, происходя от благородного племени и являясь дщерью Давида, знала Божественные повествования, преданные в Писаниях, и потому, вероятно, при Ангельском приветствии тотчас обратила ум Свой к падению, представляя Себе гибельное ее прельщение и другие события сего рода, преданные нам древними. Итак, не без причины Евангелист написал, что Она размышляла. Это служит верным признаком Ее ума и того, что Она любила иметь познание о предметах не поверхностное, а твердое и основательное. В самом деле, Ей не надлежало принимать приветствия других, не поверивши мыслей Своих о возвещаемом Ей благе созерцанием ума. Стараясь успокоить смущенный дух Свой, Она не произносила слов, но только одним взором показывала некоторое недоумение, вместо голоса обнаруживала состояние Своей души выражением внешнего Своего вида. «Что это за приветствие? – говорит наконец.– Неужели Я одна из жен дам природе новые законы? Неужели Я одна могу понести во чреве плод, не имевши сообщения с мужем? Что бы это за приветствие? Кто принес Мне такую весть, и откуда он пришел? Почитать ли вещающего Мне за человека? Но он, как вижу, не имеет тела. Ангелом ли его назвать? Но он вещает, как человек. Я не понимаю того, что вижу, недоумеваю о том, что слышу». «Не бойся (Лк. 1, 30),– отвечал Ей Небесный вестник, проникнувший мыслию Ее смущение.– Ты точно блаженнейшая из жен; обрела бо еси благодать у Бога; Тебе одной принадлежит честь быть Материю Сына Божия». А для большего уверения Пренепорочной Девы в истине своих слов Ангел открывает Ей тайну воплощения Сына Божия, словами пророка Исаии: «Се зачнеши и родиши Сына»; только другое имя дает имеющемуся родиться от Нее Сыну: «и наречеши имя Ему Иисус», а не Еммануил; но это не перемена имени, а только изъяснение смысла слова пророческого. Еммануил значит: с нами Бог; Иисус значит: Спаситель. Имя Еммануил означает соединение в Иисусе Христе Божественного и человеческого естества в минуту бессеменного зачатия во чреве Девы Марии; а имя Иисус означает действие сего Богочеловека, коим Он спас весь род человеческий от вечной смерти, заслуженной нашими грехами. Сей будет Велиий, продолжал Архангел, показывая свойство имеющегося родиться от Девы Сына, и Сын Вышняго наречется, и даст Ему Господь престол Давида отца Его, и воцарится в дому Иаковли во веки, и царствию Его не будет конца (Лк. 1, 32–33). Нет ничего удивительного в том, что в таких славных чертах было изображено в первый раз будущее служение Мессии; то есть раскрыта была только величественная сторона сего служения, а уничижение Богочеловека покрыто молчанием; времени нужно было предоставить полнейшее уяснение в уме Пречистой Девы понятий о крестных подвигах Спасителя мира.

Мария, услышавши столь величественное и непостижимое обетование, тотчас обращает взор Свой на данный Ею священный обет девства: Како будет сие, идеже мужа не знаю (Лк. 1, 34). Не неверие обнаруживает Святая Дева: потому что, как говорит предание, Она прежде получила извещение свыше о том, что Она родит Сына Вышняго. Так повествуют о сем событии учителя Церкви. Некогда еще во время пребывания во храме Святая Мария, читая пророчество Исаии, остановилась на сих словах: «Се Дева во чреве зачнет, и родит Сына и наречеши имя Ему Еммануил». Чистое духовное око Пресвятой Девы прозрело глубокий смысл сего пророчества, и Она, не зная, кто будет оная блаженная Дева, желала и просила Бога, чтобы Он даровал Ей увидеть сию Избранную, и даже за счастие поставляла Себе, если бы позволено было Ей быть рабынею у Матери Еммануила. И однажды, когда молилась Она во Святая святых, вдруг осиял Ее чудный свет, и Она услышала глас, вещавший к Ней: «Ты родишь Сына Моего». Итак, Святая Дева не сомнение выражала Своими словами, но только внимание к принятой Ею святой обязанносги девства. «Ей прилично было вопросить,– говорит святой Амвросий,– как сие будет; потому что хотя Она и читала в Священном Писании, что Дева зачнет, но Ей не было объявлено, как будет сие зачатие; читала пророческое слово: Се Дева во чреве приимет, но как приимет, это Ей уже возвестил Ангел».

И вот Ангел, объясняя Ей образ безмужного зачатия, говорит: Дух Святый найдет на Тя, и сила Вышняго осенит Тя: темже и раждаемое Свято наречется Сын Божий (Лк. 1, 35). Тебе кажется это непостижимым; не испытывай! Положись на Всемогущество Божие: вот родственница Твоя Елисавета, которую все называли не-плодною, уже шестой месяц беременна. Кто мог разрешить неплодную утробу в старости сверх чаяния, Тот без сомнения может сделать и Деву чревоносящею, сверх всякого ожидания. И это потому, что у Бога не изнеможет всяк глагол; для Него нет ничего невозможного. Се раба Господня, сказала Мария, буди мне по глаголу твоему (1, 38). И Слово плоть бысть (Ин. 1, 14). Чудная сила смиренного слова Марии! Во дни творения мира, когда Бог изрекал Свое живое и мощное: да будет, слово Творца производило в мире твари: но в сей беспремерный в бытии мира день, когда Божественная Мариам изрекла Свое краткое и послушное: «буди», слово твари низводит в мир Творца. Потребно было сие смиренное: «буди», чтобы воздействовало Божие величественное: «да будет».

«Неизъяснимо таинство соединения Божества с человечеством! – беседует святой Прокл 152.– Здесь Рожденное не осквернилось нечистотами рождения; воплощение бесстрастно облекло во образ человеческий Того, Кто чужд всякого образа и вида чувственного. Чудное поистине рождение! Рожденный и имеет начало, и не имеет начала: ибо по человечеству Он имеет начало, а по Божеству – вечен и безначален. Тот, Который есть образ Отчей ипостаси (Евр. 1,3), восприял человеческий образ, и, однако ж, Троица не умножилась до четверицы. Две соединились природы, и однако ж один родился Сын. Слово и плоть соединились неслиянно; и Тот, Который родился по плоти, поколику есть от Отца – Бог, поколику от меня – человек. О таинство страшное и чудное! Кто видал когда, чтобы Царь облекся в одежду раба? Или чтоб око смертного объяло зрением своим все солнце?»...

«После того как Святая Дева уготовила чрево свое, Слово проникло чрез слух, и Дух Святый образовал живой храм, Всевышний уничижил Себя до зрака рабского, и девственное чрево явило наконец оное таинство Божественного Домостроительства. О чрево, небес пространнейшее! О плод, спасения сосуд! О утроба, вместившая купно и вещество и Образователя!.. О таинство, коего существа изъяснить я не в силах! О рождение, которое всем людям сообщило, и радостно, торжественно возвестило не о начале Божия бытия или изменении существа Божия, не об уменьшении могущества Творца, не об отделении, наконец, Сына от вечного Родителя, но о существенном единении Бога и плоти; о благословенном плоде чрева; о пришествии Бога; о чуде, от века в Боге сокровенном; о разрешении от клятвы и уничтожении осуждения; о вечном существовании и купно о рождении по плоти от Девы – одного и того же Сына; и наконец о поклонении, которое воздает Ему вся тварь!.. Согласно с сим воспевает и Церковь: «О превелия таинства! Зря чудеса, проповедую Божество: Еммануил бо естества убо врата отверзе, яко человеколюбец, девства же заключения не разруши, яко Бог: но сице от утробы пройде, якоже слухом вниде: тако воплотися, якоже зачася: безстрастно вниде, несказанно изыде, по пророку глаголющему: сия врата заключена будут, никтоже пройдет ими, токмо един Господь Бог Израилев» 153.

Принесший благовестие Ангел, исполнив повеление, удалился. Осененная Силою Вышняго, Пресвятая Дева чувствовала Себя исполненною духовного восторга. Сердце Ее горело Божественною любовию; ум погружался в Боге, услаждаясь Его благодатию. И после того постоянно пребывала Она в особенном состоянии вдохновения; потому что с сего времени в преизобильнейшей мере и ближайшим образом действовал в Ней Дух Святый, и сие действие Святого Духа проникало все существо Ее и всецело освящало Ее. «Если железо, быв проникнуто огнем, весьма скоро получает сходство с проникающим его сильным пламенем и само делается неприкосновенным и сожигающим всякое вещество, то можно ли сомневаться, что Всенепорочная Дева, быв проникнута Божественным и невещественным огнем, очистилась от всего вещественного и явилась неприступною, непостижимою и недоведомою для людей, водящихся плотским мудрованием? Как возливающий себе на голову воду обливается ею по всему телу сверху донизу, так, мы веруем, и Матерь Божия – Дева вся была облита святостию нашедшего на Нее Святого Духа и, таким образом, прияла Живого Бога – Слово в Свои девственные и благоуханные чертоги» 154. Но это состояние вдохновения было тихое, покойное; потому что Сила Вышняго оставалась с Нею постоянно и действовала ближайшим образом.– Святые Отцы учат, что Господь Иисус зачался во чреве Непорочной Девы вдруг и всецело, а не мало-помалу. Святитель Василий Великий говорит: «Составление воплощения Господня бысть не по общему естеству нашему: ибо абие явися совершенное с плотию Отроча, еже обретеся во чреве Всечистыя Богородицы да родится; не вообразися воображенми, имиже бывают прочая отроча и растут помалу». И в другом месте пишет святитель Василий: «Отроча, еже родися бессеменно, неизреченно, еже родися воистину без нетления, сиречь без разрушения девства Матере, человек совершен бысть от оного часа, воньже зачат Его Всесвятая Мати, не создавашеся бо мало-помалу». В том же смысле и святитель Григорий Богослов говорит: «Законы естества разрешаются, си есть чини человеческого естества разрешаются. Несть Христос един, якоже прочим создатися помалу, якоже сие случися в человецех по преступлении Адама. Сего ради сие помалу ращение во Христе разрешися». И святой Кирилл подобно сему учит: «Тако убо плоть прияти Господу, по святым Отцем слышим, не безорганную, не безобразную, но совершенную, совершенно от подобочастных и неподобочастных телесе созданную и воображенную, без временного течения» 155. То же утверждает и святой Дамаскин 156: «По согласии Святой Девы, Дух Святый, по слову Господню, возвещенному Ей Ангелом, сошел на Нее, очистил Ее и даровал Ей способность как принять в Себя Божество Слова, так и родить. Тогда приосенил Ее как бы Божественное семя Сын Божий, Единосущный Отцу, ипостасная Премудрость и Сила Вышняго, и из пречистых и девственных Ее кровей образовал Себе начаток нашего состава, плоть оживленную душею словесною и разумною,– образовал не из семени, а творчески, Святым Духом, так что образ человеческий не чрез постепенное приращение составился, но совершился в одно мгновение».

По отшествии Ангела Пресвятая Дева без сомнения всем сердцем погрузилась в молитву и просила Господа в простой преданности сердца только о том, чтобы он творил с Нею святую волю Свою. Но припомнив сказанное Ангелом о благодатном зачатии исполненной страха Божия родственницы Ее святой Елисаветы, по благоговейному желанию видеть новое знамение Всесильной Благодати Божией и по величию родственной любви, Она решилась посетить ее. Елисавета жила в Хевроне, отстоящем часов на двадцать пять пути от Назарета. Ни отдаленность, ни трудность пути не удерживают Святой Девы; Она идет со тщанием, с поспешностию; «идет не для того, чтобы увериться в истине слов Ангельского благовестия,– как говорит святой Амвросий.– Она не только сему уверовала, но уже имеет во чреве Своем воплощенного Сына Божия, и Сын Божий, пришедши от Отца спасти род человеческий, вскоре по воплощении Своем уже начинает дело спасения нашего. По Его гласу идет Матерь Божия к матери Иоанна, дабы присутствием воплощенного Бога-Слова освятился Предтеча Господень и, еще пребывая во чреве Елисаветы, исполнился Духа Святого. И вот, когда взошла Пречистая Дева в дом Захарии и приветствовала Елисавету, чудное действие открылось при первых словах Ее. Приветствие и глас Марии первая слышит Елисавета, но силу, дух и действие оного первый ощущает Иоанн: потому что к Нему преимущественно, как к будущему Предтече Христову, относилось сие приветствие Пречистой Девы, или лучше самого Иисуса Христа. Глас Девы был глас воплощенного в Ней Бога; Христос говорил устами Богородительницы, а Иоанн услышал глас Христов чрез уши матери своей и, будучи еще во чреве, узнал Господа и радостным игранием стал проповедовать Его. Как верно совершились слова Ангела к Захарии о его сыне: и Духа Святого исполнися еще из чрева матере своея (Лк. 1, 15). Но не только Иоанн исполнился Духа Святого от приветствия Марии; и сама Елисавета исполнися Духа Свята. Ей открылась великая тайна бессеменного зачатия Господа от Пресвятой Девы. В восторге духа она не может удержать в сердце своем сильных чувствований,– вопиет гласом велиим. Она приветствует Марию не как бедную девицу, которую любила и по родственной связи, и за доброту и чистоту души Ее, но истинно как Матерь Божию. Она повторяет приветствие Архангела: Благословена Ты в женах и благословен плод чрева Твоего (Лк. 1, 42)! И какой чести я сподобилась! Сама Матерь Божия пришла ко мне. Об этом говорит мне радостное играние младенца во чреве моем. Блаженна ты, что приняла с верою слово Вышняго: ибо непременно сбудется то, что сказал Тебе Господь. Так выражался боговдохновенный восторг благочестивой Елисаветы. Мария отвечает на ее приветствие священною песнию, в которой изливает всю душу Свою в благодарении Господу за неизреченные милости Его к Ней и ко всему роду человеческому, в радости о спасении Своем и всех человеков; пророчествует о великих действиях воплощенного Господа и о судьбе Церкви Его до скончания мира. Величит душа моя Господа, говорит Она, и возрадовася дух мой о Бозе Спасе моем (Лк. 1,46–47). Елисавета ублажала Марию, как благословенную паче всех жен, и радовалась, видя благословенный плод девственного чрева Ее. Святая Дева величает Господа, Который один велик и пред Которым все великое ничтожно; радуется не о Себе, а о воплощенном в Ней Спасителе мира. В Себе же самой ничего не находит, кроме бедности и ничтожества. Она говорит, Господь призрел не на добродетель Ее, а только на смирение уничиженной рабы Своей. «Яко призре на смирение рабы Своея». И веселится, провидя духом все множество верующих в Божественного Сына Ее, которые соберутся в Церковь Его и будут ублажать Ее, как послужившую великой тайне воплощения: Се бо отныне ублажат мя вси роди (Лк. 1, 48). И славит Всемогущего Бога, благоволившего Ее избрать для величайшего дела – бессеменного зачатия Сына Своего: Яко сотвори мне величие Сильный; «благоговеет пред святым и страшным именем Божиим: и свято имя Его» (1, 49); славословит Господа за то, что милость Свою Он изливает не на одну Ее и не в то только время, но что милость Его в роды родов всем боящимся Его (1,50). Проповедует, что Господь, ради имени Своего святого и вечной милости к боящимся Его, являет силу мышцы Своей, сообщая воплощением Своим силу и крепость падшему человечеству; разрушает замыслы гордого врага Божия мыслию сердца его: ибо как он восторжествовал над родом человеческим, прельстил Еву, так побежден будет Семенем жены, благословенным Плодом Девы: сотвори державу мышцею Своею: расточи гордыя мыслию сердца их (1, 51). Преблагословенная Дева провидит духом, что Церковь Христова, сие малое сначала стадо под управлением Главы своей, восторжествует над владыками мира и будет господствовать по всей вселенной и что только смиренные, алчущие и жаждущие правды обогатятся сокровищами благодатного Царства Сына Ее, а гордящиеся своим умом, добродетелями и полагающиеся на тленные блага не получат ничего и сами узнают суетность своего богатства: Низложи сильныя со престол, и вознесе смиренным. Алчущия исполни благ, и богатящияся отпусти тщи (Лк. 1,52–53). Боговдохновенную песнь Свою Пресвятая Дева заключает тою радостною уверенностью, что Господь Бог Израилев наконец исполнил милосердые обещания Свои, данные отцами, и особенно Аврааму, которому сказано было, что о семени его благословятся все племена земная, и что восприял под кров Свой Израиля – Свою Церковь: Восприят Исраиля, отрока Своего, помянути милости, якоже глагола ко отцем нашим, Аврааму и семени его до века (1, 54–55)».

Такова была первая беседа Пресвятой Девы Марии с праведною Елисаветою. В таком же, без сомнения, духе беседовали они и во время пребывания Марии в доме Елисаветы. Пречистой Деве так приятно было здесь, что Она пробыла в доме Захарии около трех месяцев, то есть до той поры, когда наступило время родить Елисавете. Потом возвратилась Она в дом Свой – в Назарет.

По возвращении Марии от Елисаветы признаки Ее чре-воношения начали более и более обнаруживаться. Полная глубокой, всесовершенной преданности Промыслу Божию, Она верила, что Бог не оставит Своего дела без особенного охранения и не даст его разрушить. И действительно Промысл Божий скоро вывел Пренепорочную Деву из Ее затруднительного положения. Иосиф, заметив беременность Марии, хотя и смутился на краткое время приражением помышлений сомнительных, но, по доброте сердца, не хотел поступить с Нею по всей строгости законов: Иосиф же праведен сый, говорит Евангелист, не хотя Ея обличити, восхоте тай пустити ю (Мф. 1, 19). Но лишь только Иосиф помыслил это в уме своем, во сне является ему Ангел, который открывает великую тайну. Иосифе, сыне Давидов, сказал ему бесплотный, не убойся прияти Мариам жены твоея: рождшее бо ся в Ней от Духа есть Свята. Родит же Сына, и наречеши имя Ему Иисус. Той бо спасет люди Своя от грех их (Мф. 1, 20–21). Праведный Иосиф несомненно поверил видению и, конечно, вместе с Мариею, Которой уже не было нужды теперь скрывать истины, принес благодарственную молитву Богу. С этой минуты Иосиф начинает служить обрученной ему Деве как своей госпоже, со страхом и благоговением. Она осталась в доме Иосифа и жила с ним неразлучно до его кончины.

Истекал уже девятый месяц со времени благовестия Архангела Марии: Исполнишася дние родити Ей (Лк. 2, 6), как вышло повеление от Августа кесаря сделать перепись в Иудее. По законам иудейским каждый должен был записываться не в том городе, где он жил, но в том, откуда происходил его род. Иосиф и Мария пошли в отечественный свой город Вифлеем, чтобы там записаться. Воля царя земного, призывавшая их в Вифлеем, была исполнением воли Царя Небесного, Который давно уже устами Пророка назначил Вифлеем быть отечеством Вождя и Пастыря Израиля, Которого исходили от начала, от дней века (Мих. 5, 2). Правда, Вифлеем был тогда немноголюдный город; но тем не менее иудеи оттуда ожидали происхождения Мессии (Мих. 5, 2; Ин. 7, 42). Эта перепись и в другом отношении содействовала исполнению намерений Божественного Промысла. Она в непререкаемой ясности и достоверности открыла происхождение Спасителя от Давида; а это было тем нужнее, что униженное потомство Давида принуждено было оставить свой наследственный город и жить в презренной в глазах иудеев иерусалимских Галилее. Так часто люди, сами не зная того, бывают исполнителями великих советов Божиих.

Иосиф и Мария пришли в Вифлеем и там, по причине множества стекшегося народа, не могли найти себе места в гостинице: в ней нашли приют себе те, которые были богаче их; а они хотя происходили от царского рода, но были бедны. Потому они остановились в пещере горы, на которой стоит Вифлеем. Вот где рождается Спаситель мира, Творец и Господь неба и земли! Рождается вне дома Матери Своей, имеяй престол небо и подножие землю (Ис. 66, 1); рождается в чужом пастушеском вертепе, не имея места в обители, Тот, Которому небо и небо небесе не довлеют (3Цар. 8, 27). Пресвятая Матерь Божия Сама пречистыми Своими руками повивает Его пеленами; потому что не было бабки, да Она и не имела в ней нужды. Бессеменно, без наследственного греха зачала Она Сына Своего; без тягости носила во чреве и без болезни родила. Повивши пеленами Своего Первенца, Мария полагает Его во яслех; другого места не нашлось для Господа. Какое убогое, но любообильное и многозначительное для нас рождение! Нежные, младенческие Свои члены полагает Спаситель в скотских яслях; для их упокоения нет ничего, кроме сухого былия; от хлада зимы согревается простыми пеленами и дыханием бессловесных. Да исчезнет всякая гордыня из нашего сердца при взоре на чудное смирение Господа Славы!

Небесные свидетели сего непостижимого события, святые Ангелы, воспевали: Слава в вышних Богу, и на земли мир, в человецех благоволение (Лк. 2,14)! Но что чувствовали земные свидетели – Матерь Господня и целомудренный Иосиф? Им открыта была слава сего Младенца, что Он будет велий, и воцарится в дому Иаковли, вовеки, и спасет люди Своя от грех их; а они видят его в таком унижении! Но вот представляется новое свидетельство для подкрепления веры их. Ангел является пастухам, которые пасли недалеко от Вифлеема стада свои. Не бойтеся, говорил небесный вестник: се бо благовествую вам радость велию, яже будет всем людем. Яко родися вам днесь Спас, иже есть Христос Господь, во граде Давидове. И се вам знамение: обрящете Младенца повита, лежаща в яслех (Лк. 2, 10–12). Пастыри в простоте сердца приняли благовестие Ангела; они не соблазнились знамением, на которое указал он им; не смутились тем, что будущего Освободителя Израиля они найдут в простых яслех; уничиженный вид Господа не воспрепятствовал им поклониться Ему, как Мессии. Они тотчас оставили стада свои и пошли в Вифлеем, видеть исполнение слов Ангела, и, пришедши, увидели Марию и Иосифа и Младенца, лежащего в яслех. С благоговением и радостию рассказали они изумленным Иосифу и Марии, какая причина заставила их прийти сюда в такое время (ночью); рассказали, как Ангел благовестил им, что родился Спас мира, и указал признак, по которому они могли найти Его, и как вслед за тем они слышали песнь Ангелов, воспевавших: «Слава в вышних Богу, и на земли мир: в человецех благоволение».

Таким образом, пастыри сделались для Марии и Иосифа и других там бывших тем, чем были для них самих Ангелы, то есть благовестниками и песнословцами. Мария с великим вниманием замечала все обстоятельства, касающиеся Ее Сына, и сохраняла все слышимое Ею о Нем в тайне сердца Своего: «Мариам же, говорит Евангелист, соблюдаше вся глаголы сия, слагающи в сердцы своем» (Лк. 2, 19).

А пастыри возвратились к стаду своему с радостию, что сподобились узреть Новорожденного Спасителя.

В осмой день надлежало, по закону Господню, данному чрез Моисея, новорожденному Младенцу принять обрезание; и Сам Установитель закона столько смирил Себя, что восхотел подвергнуться болезненному страданию, неизбежному при совершении сего обряда. «Сходяй Спас к роду человеческому,– воспевает Святая Церковь,– прият пеленами повитие, не возгнушася плотского обрезания, осмодневен по Матери, безначальный по Отцу! Не устыдися Всеблагий Бог, плотским обрезанием обрезатися: но даде Самого Себе образ и начертание всем ко спасению. Ибо закона Творец законная исполняет, и Пророков проречения яже о Нем». Столь глубокому смирению Высочайшего Владыки неба и земли удивляясь, Церковь взывает к Нему с благоговением: «На престоле огнезрачнем в вышних седяй со Отцем безначальным и Божественным Твоим Духом, благоволил еси родитися на земли от Отроковицы неискусомужныя Твоея Матере, Иисусе: сего ради и обрезан был еси, яко человек осмодневный. Слава всеблагому Твоему совету! Слава смотрению Твоему! Слава снисхождению Твоему, едине Человеколюбче!» По совершении обрезания нужно было дать Ему имя: «и нарекоша имя Ему Иисус, то есть Спаситель, нареченное Ангелом прежде даже не зачатся во чреве» (Лк. 2, 21). Это есть то сладчайшее и могущественнейшее имя, еже паче всякого имене, да о имени Иисусове всяко колено поклонится небесных и земных и преисподних (Флп. 2, 9–10): несть бо иного имене под небесем данного в человецех, о немже подобает спастися нам (Деян. 4, 12).

По истечении времени, определенного для очищения рождавших жен, Богоматерь с Своим Младенцем, сопровождаемая Иосифом, отправилась в Иерусалим, дабы очиститься по предписанию закона Господня и вместе представить Господу Первенца Своего.

По закону Моисееву родильницы в течение сорока дней не могли приходить в церковь Божию; по прошествии же сего времени они обязаны были явиться в храм и от священника принять очистительную молитву. Пречистая Матерь Божия и Дева Мария, родившая бессеменно Источник чистоты и святости, подвергается сему закону не потому, чтобы имела нужду в очищении, но дабы исполнить закон Божий и показать совершенный образец благочестия и смиренного повиновения воле Божией. Итак, Она, подобно прочим женам Израильским, вместе со святым Обручником Иосифом, приносит Превечного Младенца Иисуса во храм Иерусалимский, поставити Его пред Господем, как Своего Первенца: ибо, по закону Божию (Исх. 13, 12), всякий первенец мужеского пола посвящаем был Богу, как Ему единому принадлежащий. Вследствие чего первородные должны были искупать себя от личного служения при храме небольшою суммою денег (Чис. 18, 15–16), и приносить жертву очищения, которая состояла или в однолетней агнице, или, в случае убожества приносящих, в паре горлиц или птенцов голубиных. Иосиф и Мария принесли последнюю жертву. Таким образом, Пресвятая Дева Мария искупляет Искупителя рода человеческого и по бедности приносит в жертву два птенца голубиных за Того, Которого Отец Небесный отдал в жертву за спасение человеков. В таком смирении приходит в первый раз в Иерусалим Господь и Спаситель наш! Конечно, Иосиф и Мария не думали, чтобы кто-либо в Иерусалиме узнал в этом Младенце, Которого они держали на руках своих, Мессию, обетованного Израилю,– истинного Сына Божия: случай, бывший с пастырями, как видно, не был известен в Иерусалиме. Но едва вступили они во двор храма, как выходит к ним навстречу, как будто давно ожидавший их, досточтимый старец Симеон. Все благочестивые Патриархи и святые мужи Ветхозаветной Церкви с жаждущим сердцем ожидали пришествия Обетованного Спасителя мира и желали видеть Его. «Авраам отец ваш, говорит Иисус Христос к Иудеям, рад бы был, дабы видел день Мой» (Ин. 8, 56): но все они умерли, не приемше обетований, но издалеча видевше я и целовавше (Евр. 11, 13). Подобно им, и праведный Симеон чаял утехи Израиля и просил Господа, чтобы дожить ему до сего вожделенного часа, и бе ему обещано Духом Святым, не видети смерти, прежде даже не видит Христа Господня. Он часто ходил в храм, но на сей раз пришел туда по особенному внушению Духа Святого. Сам Дух Святый указал ему в Младенце Иисусе обе-щенного Мессию, и Симеон берет Его на руки свои и с беспредельною благодарностию к Богу, удостоившему его дожить до сего несравненного счастия, воспевает радостную песнь: «Ныне отпущаеши раба Твоего, Владыко, по глаголу Твоему с миром: яко видесте очи мои спасение Твое, еже еси уготовал пред лицем всех людей: свет во откровение языком, и славу людей твоих Израиля» (Лк. 2, 29–32). Увидев предмет пламенных своих желаний, праведный Симеон уже не хочет более жить; с миром духовным, с надеждою получить вечное блаженство верою в пришедшего Мессию он оставляет настоящую жизнь. Очи его видели Спасителя всех людей, Просветителя не только иудеев, но и язычников. Он видел славу Израиля, чего ему осталась еще желать? Удивлялись Иосиф и Мария Матерь Божия словам Симеона о Предвечном Младенце, не по незнанию, что Он есть Спаситель мира, а по чувству глубочайшего смирения и благоговения к Богу, удостоившему Деву Марию быть Материю такого Сына, а Иосифа попечителем Его. Но Матерь Божия при настоящем случае должна была узнать и нечто новое относительно судьбы Своего Сына, доселе еще покрытое мраком, что только впоследствии самыми событиями вполне могло объясниться. Праведный Симеон благословил Иосифа и Марию, как удостоившихся столь великой чести в служении Мессии. Потом, обратясь в особенности к Пресвятой Марии, сказал Ей: Се лежит Сей на падение и на востание многим во Израили, и в знамение пререкаемо: и Тебе же Самой душу пройдет оружие (Лк. 2, 34–35). Самые слова сии, конечно, уже были оружием, пронзившим сердце Пресвятой Девы. В то же время подходит к Младенцу жившая при храме престарелая вдова именем Анна, обладавшая духом пророчества; узнав духом, кто сей Младенец, находящийся на руках Марии, она, в присутствии Иосифа и Богоматери, благодарит Господа за исполнение древних обетований и вместе проповедует и другим о рождении Мессии.

Исполнив все требуемое по закону, Иосиф и Матерь Божия возвратились опять в Вифлеем. Нужно предположить это потому, что сим только предположением объясняется то, что в Вифлееме нашли Младенца волхвы, которые приходили на поклонение, вероятно, уже после принесения Иисуса Христа во храм. Правда, у евангелиста Луки сказано, что Иосиф и Мария после Сретения Господня возвратились в Назарет; но он совсем не повествует о поклонении волхвов, а потому и помещает непосредственно за повествованием о Сретении сказание о возвращении Иосифа с Мариею и Божественным Младенцем в Назарет, которое последовало уже после сего поклонения. Иосиф и Мария, после очищения во храме, возвращались в Вифлеем, вероятно, для того, чтобы еще почтить своим благоговением то священное место, в котором благоволил родиться Богочеловек. Может быть, святой Иосиф, зная, что Вождь Израиля, егоже исходи из начала от дней века, по предречению пророка Михея (Мих. 5, 2), должен прийти из Вифлеема, и, подобно другим (Ин. 7, 42), разумея под сим пришествием не только рождение Мессии, но и Его исшествие на дела Своего служения, посему почитал нужным оставить Назарет и поселиться в своем отечественном городе Вифлееме; как это можно заключить и из того обстоятельства, описанного во второй главе Евангелия от Матфея, что после пребывания в Египте Иосиф не прямо отправился в Назарет, а сначала пришел в землю Израилеву и только уже тогда удалился в Галилею, когда, услышав, что в Иудее царствует жестокий сын Ирода Архелай, убоялся идти далее в Иудею и побужден был повелением Ангела отъити в пределы Галилейские, где и поселился в городе, называемом Назарет (Мф. 2, 21–23).

В первые седьмицы младенчества Господа Иисуса одни только избранные из израильтян узнали в Нем Мессию. Но после сего усматриваем из повествования евангельского, что приходят воздать Ему честь иноземные, восточные мудрецы или волхвы. Кто были сии волхвы, Евангелист не показывает; он только говорит: волхвы с востока. Хотя волхвами называются в Священном Писании и нечестивые люди, занимавшиеся богопротивными науками и искусствами (Лев. 19, 31; 1Цар. 28, 5; Деян. 8, 9; 13, 6 и 8), но сии волхвы были не таковы. После поклонения Господу Иисусу они получили от самого Бога наставление о избрании себе пути для возвращения в отечество (Мф. 2, 12). Путешествие их в Иудею и, особенно, поклонение и дары, принесенные ими Иисусу Христу, необходимо заставляют думать, что они и прежде не лишены были ближайшего Божественного наставления. Следовательно, они не имели той мудрости бесовской (Иак. 3, 15), которая бы препятствовала им быть особенным образом руководимыми от Всесвятого Промысла. Они были астрономы и астрологи, занимавшиеся преимущественно наукою о звездах, но не суеверные, а такие, которые в явлениях неба могли приметить сокровеннейшие пути небесного Промысла. Родом они, вероятно, были из Персии, потому что она лежит от Иудеи на восток; и самое имя волхвов, или магов, получило начало свое в Персии и означает известного рода мудрецов персидских; кроме того, обыкновение приветствовать Царя поклонением и дарами было коренным обыкновением в Персии; да и самая наука о звездах находилась там на высокой степени совершенства. Отцы и учителя Церкви: Климент Александрийский, Иоанн Златоуст, Кирилл Александрийский, Феодорит и другие называют Персию отечеством волхвов. Хотя нельзя сих волхвов признать за царей, управляющих целыми государствами, но они не были и обыкновенными частными людьми, а, вероятно, были правителями небольших участков земли, каковые правители иногда называются царями. О рождении Спасителя они узнали чрез явление необыкновенной звезды, которая чудным своим светом и необыкновенным появлением возвещала необыкновенное событие. Нельзя не заметить, что Премудрость Божия, различными образами призывающая людей ко спасению и открывающая им свои тайны, всегда собразуется с их приемлемостию. Пастырям возвещают Ангелы; книжники поучаются из Писания (Мф. 2, 5); Петр рыбарь призывается к Иисусу чудесною ловитвою рыб (Лк. 5, 1–10), а волхвам, наблюдателям неба, открывается рождение Царя Иудейского в небесном явлении. Чудесную звезду, явившуюся на небе, волхвы называют прямо звездою новорожденного Царя (Мф. 2, 2); одно явление звезды не могло вразумить их, что она означает рождение Царя в Иудее. Должно допустить, что они руководствовались и другими наставлениями. Дело объяснится, если припомним, что в Персии, откуда пришли волхвы, жил пророк Даниил, который там был главою всех мудрых (Дан. 2, 48). Нельзя думать, чтобы он не сообщил им учения о Мессии, Который долженствовал быть чаянием всех языков. Вместе с сим нельзя отвергать и того, что Дух Святый если не был единственным их наставником и руководителем, то, по крайней мере, утверждал и уяснял в них то, что они познали при пособиях естественных.

Волхвы прибыли в Иерусалим, вероятно, уже после принесения туда Иисуса Христа в сороковой день от рождения. Ибо из повествования святого евангелиста Матфея видно, что бегство Иосифа с Младенцем и его Материю в Египет совершилось скоро после отбытия волхвов: как только получил Иосиф во сне повеление, тогда же востав (Мф. 2, 13–14) поят Отроча и Матерь Его нощию, и отъиде во Египет. Ирод, который тщательно изведал от волхвов время явления звезды, служившей знамением рожденного уже Царя Иудейского, выдал повеление убивать младенцев от двухлетнего возраста и ниже. Следовательно, он полагал, что от времени рождения Мессии прошло почти два года. Да и волхвам, конечно, нужно было более сорока дней для того, чтобы приготовиться к пути, совершить сей путь, быть в Иерусалиме и достигнуть Вифлеема.

Пришедши в Иерусалим, волхвы прямо спрашивают, где Новорожденный Царь Иудейский? Они думали, что в столице Иудейской уже всем было это известно. Но между тем там ничего не знали. Не радость, но всеобщее смущение произвело известие, принесенное волхвами: смутися Ирод, и весь Иерусалим с ним (Мф. 2, 3), говорит Евангелист. Ирод, своими жестокостями заслуживший ненависть всех иудеев, боялся, что Новорожденный Царь отнимает у его дома престол. В сем смущении собрал он первосвященников и книжников, дабы узнать, где Христос, по пророчествам, должен родиться. Первосвященники и книжники указали на предречение пророка Михея, который написал так: И ты, Вифлееме, земле Иудова, ничимже меньши еси во владыках Иудовых: из тебе бо изыдет Вождь, Иже упасет люди Моя Израиля (Мих. 5, 2. Мф. 2, 6). Коварный Ирод тотчас же решился по своему властолюбию истребить Мессию. Он призвал волхвов, выведал от них о времени явления звезды, послал их найти Младенца и присовокупил: егда же обрящете, возвестите ми, яко да и аз шед поклонюся Ему (Мф. 2, 8). Узнав в Иерусалиме о месте рождения Мессии, волхвы отправились в Вифлеем. Еще не имели они никакого другого признака, что точно найдут Младенца, кроме указания Царя; но только вышли за город, как явилась им опять та же звезда, которую они уже видели на востоке; они узнали звезду свою, и звезда стала их руководительницею до Вифлеема. Она шла пред ними до Вифлеема, вошла с ними в Вифлеем и остановилась вверху, идеже бе Отроча. С радостию и благоговением вступили они в храмину и нашли здесь Матерь и Младенца. Не спрашивали они, туда ли пришли; не смутило их убожество, в каком нашли они искомого ими Царя. Они немедленно преклоняют колена пред лежащим Младенцем, как бы присягая Тому, в Ком видят Божественного Царя; вынимают из своих сокровищниц и подносят Ему драгоценные дары: злато, фимиам и смирну. Злато как Царю; фимиам как Богу; смирну как человеку, имеющему умереть. Поклонившись Господу Иисусу, волхвы намерены были предпринять обратный путь во Иерусалим, чтобы известить царя о сделанном ими открытии. Но в чудесном сновидении, в одно время всем им было открыто, чтобы они не возвращались к Ироду. Вследствие этого повеления они другим путем возвратились в свое отечество.

После того как волхвы оставили Вифлеем, Ангел Господень во сне явился Иосифу и повелел ему бежать во Египет с Новорожденным Младенцем и с Его Пречистою Материю и оставаться там до нового повеления; потому что Ирод решился отыскивать Младенца, чтобы убить Его. Иосиф не мог долго медлить; Ангел не просто сказал: иди, а бежи во Египет. И Иосиф, привыкши повиноваться воле Божией, в ту же ночь взял Младенца с Материю и отправился во Египет. К ним присоединился старший сын Иосифов Иаков, называемый братом Господним, о чем упоминается в песни церковной, в честь его воспеваемой 23-го октября, когда совершается празднование ему: «Еже по плоти Господня желания, мудре, брат показался еси, ученик и самовидец Божественных тайн: бегаяй с Ним и в Египте быв со Иосифом, Материю же Иисусовою» 157. Дары волхвов доставили им нужные способы для путешествия. Упование на Бога и на Самого Младенца, Которого жизнь спасал он, служило подкреплением для Иосифа в этом пути. Какое великое и высокое проходил служение блаженный старец Иосиф! В чине Обручника он хранил Пресвятую Деву от навета злых людей; сопровождал Богоносную во град Давидов, где должна была открыться велия и непостижимая тайна явления Бога во плоти; покоил Преблагословенную Матерь Божию и Предвечного Младенца в священном вертепе, теперь Препрославленную Богом, но гонимую злобою человеческою, Матерь сию охраняет и покоит в опасном странствии и младенчесгвующего плотию Вседержителя спасает от неистовствующего губителя. Божественный Младенец, конечно, мог бы Своею силою избавиться от всех врагов, но Он пришел не карать злодеев, а спасать грешников. Приняв на Себя естество человеческое, Он принял все наши немощи, кроме греха. В состоянии уничижения Своего отложил употребление Божественной власти и силы: потому и видим Его здесь как обыкновенного младенца, бегством спасаемого от угрожающей опасности. Он благоволит спасаться бегством во Египет: «потому что,– как говорит святой Папа Лев,– страна сия, в которой закланием пасхального агнца прообразованы были спасительное знамение Креста и Пасха Господня, имела некоторое участие в предуготовлении высочайшей жертвы». Пребывание Его в Египте не осталось без великих знамений Божественного всемогущества. В сей стране, как замечает святой Златоуст, в которой господствовало суеверие и многобожие паче всех стран земли, Господь положил основание истинной веры и благочестия, которыми впоследствии просияли великие Антонии, Афанасии, Макарии и другие бесчисленные святые. Пребывание там Предвечного Младенца было предвестием, что пустыни Египетские соделаются некогда убежищами многих отшельников, во плоти Ангельскую жизнь совершивших.

В Египте уже было ожидание Божественного Младенца. По свидетельству святого Епифания, пророк Божий Иеремия предвозвестил жрецам египетским, что все идолы падут и все рукотворенные изваяния сокрушатся, когда придет в Египет Дева Матерь с Младенцем, по рождении положенным в яслях. Вследствие сего пророчества у египтян вошло в обыкновение изображать Деву, почивающую на ложе, и близь Нее Младенца, лежащего в яслях, повитого пеленами, и сему изображению поклоняться. Когда царь египетский Птоломей спросил однажды жрецов: для чего они это делают, жрецы отвечали ему: это тайна, одним святым Пророком предвозвещенная древним отцам нашим, и мы ждем исполнения пророчества и совершения сей тайны.

Бегство Иисуса Христа во Египет и пребывание Его там сопровождалось, по свидетельству предания, многими чудесами. Святой Афанасий говорит, что вступление Иисуса Христа в Египет ознаменовалось падением идолов. Так исполнилось предречение пророка Исаии: Се Господь седит на облаце легце, и приидет во Египет, и потрясутся рукотворенная Египетская от лица Его (Ис. 19, 1). В сих словах облако, по изъяснению святого Амвросия, знаменует Пречистую Деву, принесшую в Египет на руках Своих Господа, пред Которым пали идолы богов Египетских; и сие облако называется легким, потому что Пресвятая Дева не была обременена никаким грехом, никаким нечистым вожделением и не знала мужа.

Сохранилось предание, что на пути Иосифа с Мариею в Египет в одном пустом месте напали на них разбойники и хотели отнять осла, на котором везен был их скудный путевой запас и на который иногда садилась Матерь с Младенцем. Но один из разбойников, увидя необыкновенную красоту Младенца, изумился и сказал: «Если бы Бог принял на Себя тело человеческое, то не мог бы явиться прекраснее этого Младенца». Сказав сие, он удержал прочих разбойников и не допустил их причинить какое-либо оскорбление путникам. Пречистая Богородица сказала тогда этому разбойнику: «Знай, что сей Младенец, за то, что ты теперь сохранил Его, воздаст тебе великую награду». Это был тот самый разбойник, который впоследствии распят одесную Христа и которому Господь сказал: днесь со Мною будеши в раи (Лк. 23, 43). Так исполнилось пророчение Божией Матери. Писатель церковной истории Созомен повествует, что в Ермополе одно дерево, которое стояло при самых вратах города и по своей величине было чествуемо язычниками, преклонилось пред Господом Иисусом до земли, когда Он несен был Своею Материю в сей город; и с того времени сучья, ветви и кора этого дерева подавали исцеления от всяких болезней. Это продолжалось до времен Юлиана, который приказал срубить его 158.

Возвращаясь из Ермополя и отыскивая место, где бы остаться жить, Иосиф и Мария пришли к одному селению, называемому Натарея, находившемуся между городами Илиополем и Вавилоном (Египетским), близ нынешнего Каира. Возле этого селения, под смоковницею оставил Иосиф Пречистую Деву Марию, а сам пошел в селение достать, что им было нужно. Дерево, под которым отдыхали Божественные странники, раздвоилось сверху донизу и, преклонив свои верхние ветви, образовало над ними сень, подобную шатру; а внизу, у самого корня дерева, сделалась расселина, и в ней-то Пресвятая Дева укрылась с Божественным Младенцем. Это место и доныне (пишет Палладий в Лавсиане) в великом уважении не только у христиан, но даже и у сарацын, которые (как рассказывают о том очевидцы) в этой расселине содержат всегда горящую лампаду в честь Пресвятой Девы, почившей в ней с Своим Младенцем. Иосифу и Пресвятой Марии угодно было остаться в Натарее, где они нашли себе жилище недалеко от гостеприимного дерева. И другое чудо тут же совершилось силою воплотившегося Бога Слова: возле того дерева вдруг явился источник живой воды. Из него Пречистая Дева черпала воду для Себя и омывала в нем Своего Божественного Младенца. Сей источник и доселе сохранился: его вода весьма холодна и целебна. Это тем удивительнее, что во всей окрестной стране только и есть один этот источник живой воды.

По смерти Ирода Ангел Господень опять явился во сне Иосифу и сказал: Востав поими Отроча и Матерь Его, и иди в землю Израилеву, изомроша бо ищущии души Отрочате (Мф. 2, 20). Восстав от сна, Иосиф с Материю и Младенцем отправился в Иудею. Но услышав, что там царствует Архелай вместо Ирода, отца своего, побоялся идти туда и, вторично прияв извещение от Ангела, отошел в пределы Галилейские и поселился в городе Назарете, где он прежде жил в своем собственном доме.

Немного сведений оставила нам История о дальнейшей жизни Пресвятой Девы. Жизнь Ее в доме Иосифа по возвращении из Египта протекала в том же смирении и безмолвии, в каком жила в сем доме Причистая со времени пришествия туда из святилища Иерусалимского до великого и славного времени Благовещения. В тишине и неизвестности возрастал пред Ее очами, среди непрестанных Ее попечений, Божественный Сын Ее – Спаситель мира. По теснейшему и нераздельному соединению в Нем естеств Божеского и человеческого Он не имел нужды ни в охранении, ни в наставлениях от человеков, но по глубочайшему Своему смирению и нисхождению к мерам человеческого возрастания Он, конечно, с величайшею любовию принимал все заботы о Его спокойствии, которыми любовь нежнейшей Матери окружала Его на всех шагах, стараясь предупреждать все Его желания, и с кроткою покорностию внимал просьбам и напоминаниям из уст Родительницы, преданной Ему всем сердцем; высочайший образ послушания – Он далее до того смирил Себя, что, участвуя в трудах домашних, повиновался приказаниям Своего мнимого отца и приснодевственной Матери: и бе повинуяся има (Лк. 2, 51). А Ее сладчайшим утешением без сомнения было то, чтобы постоянно созерцать более и более раскрывающееся Божественное величие Сына Своего. Ибо хотя в глубине Его Божества высочайшие совершенства премудрости, святости и благости пребывали одинаковыми, без оскудевания и приращения, но в явлении человеческого естества они, вместе с возрастом, со дня на день очевиднее обнаруживались. Так солнце и в утро и в полдень равно изобилует светом и теплотою в самом себе, но при отражении лучей своих в воздухе и на поверхности земной умереннее светит и греет в часы утренние, блистательнее и сильнее в полдень. И Иисус преспеваше премудростию и возрастом и благодатию у Бога и человек (Лк. 2, 52). Матерь же Его вся погружена была в благоговейное внимание тому, что в Нем видела и что от Него слышала: соблюдаше вся глаголы сия, слагающи в сердцы Своем (2, 19).

К трудам внешним столько же прилежала Она по рождестве Спасителя, как и прежде: в часы, свободные от молитвы, Богомыслия и материнского служения Господу, Пречистая тщательно занималась рукоделиями, которым обучилась в обители девиц при храме, уготовляла Своими руками одеяние для Себя и для Сына Своего. Так Она Своими руками исткала Господу Иисусу Христу нешвенный хитон, а по Вознесении Господа – святительский омофор для друга Божия Лазаря, когда сей рукоположен был во Епископа. От трудов пречистых рук Ее оставались и малые избытки, которые Она уделяла на воспомоществование и благотворение сирым и нищим.

Иосиф хотя происходил из Царского племени, но по образу жизни своей был тектон или древоделатель и трудами рук своих пропитывал семейство, состоявшее прежде принятия Марии в целомудренное хранение из шести лиц, кроме его самого; ибо у него от брака с Соломиею, родною племянницею священника Захарии, было четыре сына и две дочери. Иосиф имел еще небольшое поле, которое возделывали сыновья, общим трудолюбием обеспечивая семейство в простом и умеренном содержании. В сем-то смиренном семействе обитала Царица Небесная – Пресвятая Богородица.

Хотя дом праведного Иосифа освящался, как храм, пребыванием Того, Кто выше самой Церкви (Мф. 12, 6), несмотря на то, что Преблагословенная Мария имела постоянное правило ходить каждый год во Иерусалим на праздник Пасхи, Она брала с Собою и Божественного Отрока, Сына Своего, чувствуя, что для Него вожделенно зрети красоту Господню, и посещати храм святый Его (Пс. 26, 4), и желая сим доставить утешение сердцу Его. Являясь вместе с простыми дщерями Израилевыми пред Господом Богом Своим (Втор. 16, 14–15) и взирая на совершение Пасхи ветхозаветной, Пречистая Богоматерь созерцала явленную в Святейшей душе Ее тайну Пасхи новой, священнейшей, спасительной для всех человеков; видя прообразовательное заклание пасхального Агнца, Она с благоговейным, вдохновенным умилением обращала взоры на сладчайшего Иисуса и проразумевала в лице Его новую, истинную Пасху (1Кор. 5, 7), жертву живую, Агнца Божия, вземлющего грехи мира (Ин. 1, 29). Какой язык изъяснит, какая мысль постигнет сердечные чувства Всесвятой Матери, радующейся о скором искуплении мира и болезнующей о сей неизреченно-великой для материнского сердца Жертве всемирного искупления? Одно из таковых путешествий Богоматери в Иерусалим ознаменовано было особенным событием. Иисус – двенадцатилетний Отрок, пришедший на праздник Пасхи, с Материю и Иосифом, по окончании праздника тайно уклонился от них в собор учителей закона. Мария и престарелый Иосиф предприняли обратный путь в Назарет, но, не видя с собою Иисуса, полагали, что Он идет впереди с другими путешественниками. Прошедши с такою мыслию целый день, они начали искать Его между родственниками и знакомыми, но не нашли, и потому возвратились в Иерусалим. Там, после сопряженного с болезнию сердца отыскания, наконец, через три дня, они обрели Его во храме, сидящего посреди учителей, слушающего их и вопрошающего. Все слушавшие Его, и даже самые опытные, старые учители закона, изумлялись разуму и ответам юного Отрока. Матерь, увидя дражайшего Сына, и обрадовалась, и вместе не могла не изъяснить душевного прискорбия, с каким Она и Иосиф искали Его; но Господь, ответствуя Ей, прикровенно указал на то Божественное делание, на которое Он послан в мире от Небесного Отца Своего. Как умилительны слова Богоматери, приводимые Евангелистом: Чадо, что сотвори нама тако? Се отец твой и Аз боляще искахом Тебе (Лк. 2, 48)! Слова сии выражают в полной мере и любовь, и заботливость, и страдание! Не эту ли скорбь изображал Премудрый, когда описывал томные стенания чистой горлицы: Исках, его же возлюби душа моя, исках его, и не обретох его: воззвах его, и не послуша мене. Востану убо, и обыду во граде, и на торжищах, и на стогнах, и поищу, его же возлюби душа моя (Песн. 3, 1–2).

Нашедши Иисуса, Иосиф и Мария возвратилась в Назарет. И здесь история Богоматери вместе с историею Ее Божественного Сына скрывается в неизвестности. Евангелист Лука упоминает только, что Иисус находился в повиновении у Матери Своей и мнимого отца Своего Иосифа. Так Богочеловек Своим примером освящал долг благоговения к древней заповеди: Чти отца твоего и матерь твою (Исх. 20, 12).

Пред вступлением Господа нашего Иисуса Христа в дело общественного служения спасению человеков 159, кончил свою жизнь хранитель девства Богоматери праведный старец Иосиф; он отошел к отцам своим с желанною вестию, что ожидаемый Мессия уже пришел в мир. Таким образом, Пресвятая Богоматерь лишилась Своего попечителя. Не имея уже покровителя на земле, Она тем крепче предалась покровительству Отца Небесного и тем пламеннее ждала открытия Царства Сына Своего. Господь Иисус Христос скоро приступил к совершению дела, которое заповедал Ему Отец,– к откровению Царства Своего,– царства не земного, а духовного,– Царства благодати и истины. Иисус Христос начал Свое служение принятием крещения и сорокадневным постом в пустыне, где Он выдержал искушение от диавола. Это была, как кажется, первая продолжительная разлука Богоматери с Ее возлюбленным Сыном, которая для материнского сердца не могла не быть тяжкою, особенно когда к сему присоединялось предчувствие великих скорбей, какие ожидали Господа Иисуса на поприще Его служения. После победы над диаволом Иисус возвратился из пустыни. Он пришел на то место, где крестил Иоанн, который двукратно указал на Него, как на Мессию.

Вскоре после того прибыл Иисус Христос в Кану Галилейскую, куда Он и Его Матерь званы были на брак. Здесь совершил Он первое чудо для удостоверения учеников и родственников в Своем Божественном посланничестве. Здесь в ясном свете обнаружилась несомненная вера Богоматери в Божественное всемогущество Ее Сына.

Брак, удостоенный присутствия Господа Иисуса Христа и Пречистой Богоматери, по-видимому, был в доме небогатом, поелику среди пиршества оказался недостаток в вине. Человеколюбивая Богоматерь не оставила сего без внимания. Она обратилась к Божественному Сыну Своему и сказала: Вина не имут (Ин. 2, 3). Вот первый опыт ходатайства Ее к Спасителю за неимущих и огорченных. Они могут оскорбиться в день радости; но Ты, Человеколюбец Всесильный, помоги им, утешь их! Иисус Христос ответствовал Своей Матери, назвал Ее почтительным в те времена именем – Жено: что есть Мне и Тебе, Жено? Не у прииде час Мой. По замечанию святого Златоуста, Иисус Христос дал разуметь сим, не нарушая должного повиновения к Своей Матери, что в деле посланничества Его в мир управляет им Отец Небесный, Которого волю пришел Он сотворить, и что проявления Божественного Его достоинства имеют другую, высшую цель, а не сверхъестественное облегчение нужд плотского родства Своего. Но Богоматерь не ослабевает в уповании на милосердие Сына; несомненно уверенная в исполнении просьбы, Она говорит слугам: Еже аще глаголет вам, сотворите (Ин. 2, 5), и вода, наполнявшая шесть водоносов, претворена Иисусом в хорошее вино.

Твердая вера Богоматери во всемогущество Сына Ее происходила, конечно, как из Ее понятий о воплощенном Искупителе, почерпнутых из чтения Пророков, так и из наблюдения торжественных событий, предшествовавших и сопутствовавших Его рождению, а может быть, и из сокрытых от нас опытов всемогущества Иисусова, известных Ей одной. Ибо когда Иисус Христос говорит даже о людях, возвеличенных благодатию, что не может град укрыться верху горы стоя (Мф. 5, 14), то в Нем Самом, истинном Боге, сокрытие Божественной силы до некоторого времени могло быть только для народа и для первосвященников, а не для преданной Ему Пречистой Матери; время чудотворений в продолжение юности Его, конечно, было еще отдалено, но и до наступления сего времени какой свет премудрости просиял в двенадцатилетнем Отроке Иисусе в храме Иерусалимском! Ужасахуся вси послушающии Его о разуме и о ответех Его (Лк. 2, 47), говорит Евангелие. Пречистая Матерь – одна в мире – достойна была ранее всех видеть и без сомнения видела по временам просиявавшею вечную славу Своего Сына, славу, яко Единородного от Отца (Ин. 1, 14). Сие предположение принимает силу достоверности, когда вникнем в смысл евангельского изречения у евангелиста Луки о младенчестве Богочеловека. Иисус же преспеваше премудростию и возрастом, и благодатию у Бога и человеков (Лк. 2, 52). Сими словами внушается мысль, что Иисус Христос в сокровенной назаретской жизни, иногда пред очами Чистейшей Матери, а иногда ввиду праведного раба Своего Иосифа обнаруживал в Себе такие силы, какие в простом человеке невместимы. И сие-то, конечно, побудило Богоматерь сказать бывшим на браке слугам: Еже аще глаголет вам, сотворите (Ин. 2, 5).

Из Каны Галилейской Иисус с Своею Материю и учениками путешествует в Капернаум. Блаженный Феофилакт говорит, что целию сего путешествия Господа Иисуса было то, чтобы на все последующее время странствования Своего оставить здесь Пречистую Матерь, в доме Ее. В Вифлееме Он родился, в Назарете был воспитан, а потом в Капернауме имел постоянное место прибежища: почему Капернаум и называется в Евангелии Его градом (Мф. 9, 1); и в этом же городе собиратели подаяния на храм просили с Него дидрахмы, как с тамошнего жителя (Мф. 17, 24–27).

Пробыв немного дней в Капернауме, Иисус идет во Иерусалим на праздник, чтобы там открыть Свое общественное служение. Из слов евангелиста Луки (Лк. 2, 42) видно, что Пресвятая Мария имела постоянным правилом ходить каждый год в Иерусалим на праздник Пасхи; посему мы имеем основание думать, что Она не отступила от сего правила и тогда, когда возлюбленный Сын Ее и Господь Иисус Христос предприял путь в Иерусалим, чтобы явить Себя иудеям как Мессию.

Во время путешествия Господа Иисуса для проповеди из Иудеи в Галилею мы теряем из виду Пречистую Его Матерь. Господь Спаситель многократно приходил в Капернаум, но в Евангелии находится только одно относящееся к сему времени повествование, что Богоматерь вместе с братиями Господа однажды приходила туда для свидания с Ним, но, нашедши Его окруженного бесчисленным множеством слушателей, не могла беседовать к Нему народа ради (Мф. 12, 47; Мк. 3, 32; Лк. 8, 19). Впрочем, можно ли думать, чтобы свидания между Иисусом Христом и Его Пречистою Материю были редки, даже и тогда, когда Ходатай мира действовал на поприще общественного служения? Возможно ли, чтобы Пресвятая Богоматерь, горевшая Серафимскою любовию к Своему Сыну и знавшая Его Божественное достоинство, не старалась как можно чаще быть с Ним, наслаждаться Его лицезрением, слушать Его Божественные глаголы, когда целые тысячи народа, не вполне знавшего или вовсе не знавшего цели Его пришествия в мир, следовали за Ним всюду, потому что Он имел глаголы живота вечного (Ин. 6, 68) и из Него исходила сила, исцеляющая всех (Лк. 6, 19). Итак, Пресвятая Мария без сомнения нередко находилась между теми богомудрыми женами, яже идоша по Иисусе от Галилеи, служащя Ему (Мф. 27, 55). Сопутствуя Своему Сыну и Богу, Она, конечно, замечала злобные против Него намерения книжников и фарисеев и предчувствовала приближение исполнения пророчества Симеонова, что душу Ее пройдет оружие.

Ненависть иудеев к Господу Иисусу, наконец, довела их до осуждения Святейшего Праведника, так что сим исполнился предвечный совет Божий о спасении рода человеческого чрез крестную смерть Сына Божия. Пресвятая Дева более всех принимала участие в страданиях Господа. Весьма болезненно было для Нее видеть Сына Своего, Которого Она любила более Своей жизни, погруженным в море скорбей и бесчестия. поелику Она всегда была совершенною подражательницею Его добродетелей, то восхотела еще уподобиться Ему и в страдании. Началом Ее страданий была жестокая внутренняя борьба. С одной стороны, любовь к Единородному Сыну Своему побуждала Ее желать отменения страданий; с другой, должное повиновение к Божиим определениям и желание спасения человеков побуждали Ее принять с покорностию все, что предопределил Совет Божий для искупления рода человеческого. Любовь Ее к грешникам, которых Она была и всегда пребывает Заступницею, желала, чтобы они приобрели удобное к исцелению своих болезней врачевство; а материнская любовь к Сыну, Которому такое врачевство стоило весьма дорого, не могла без ужаса о том помыслить. Пронзаемое внутреннею борьбою, Ее сердце находило единственное себе пособие в совершенной покорности воле Божией.

Святые, рассуждавшие о страданиях Иисуса Христа, по благочестивому ли проницанию или по сверхъестественному просвещению полагали, что Божественный Спаситель, видя приближение времени страдания Своего и удовлетворяя любви и послушанию к Святой Своей Матери, пожелал с Нею проститься, услышать из уст Ее согласие на предназначенное Ему совершение дела искупления и объявить Ей, что воля Вечного Отца есть та, чтобы Она присутствовала при кресте Его, видела там Его испускающим дух среди мучений, видела Его снятие со креста и честное погребение. После того Он сказал Ей, что Она должна делать и где пребывать в ожидании воскресения Его; наконец препоручил Ей Своих учеников и других верных. Тяжело, конечно, было такое известие для сердца Богородительницы. Но Иисус Христос, как Сын Человеческий, будучи тронут состоянием Своей Матери, вместе как Бог, сообщил Ей и силу, потребную для перенесения такой горести, и утешал Ее Божественными словами, которые сия покорная раба Господня тщательно слагала в сердце Своем.

Когда Спаситель шел на страдания, то мысленно следовала за Ним и Святая Дева, погруженная в море скорбей, но вместе полная совершенной покорности воле Божией. Таким образом, Она разделяла внутренние чувствования Сына Своего, когда Он, проливал кровавый пот в саду Гефсиманском, предавал Себя в волю Отца Своего. В этой горестной молитве Она пребывала до тех пор, пока узнала, что Сын Ее впал в руки грешников. Ибо как скоро Он был взят и заключен в темницу, а иудеи разошлись по домам для отдохновения, Иоанн пришел к Святой Деве уведомить Ее о происшедшем и сказал Ей, что Спаситель уже осужден иудеями на смерть и поутру выведен будет к Пилату, чтобы этот римский судия подтвердил их приговор. С глубокою скорбию, при восходе солнца, пошла Она из Своего дома для того, чтобы, отыскав Сына Своего, проводить Его до креста. Безмолвно шла Она по улицам иерусалимским, орошая путь слезами и испуская вздохи; с Нею соединились некоторые добродетельные жены, приверженные к Иисусу Христу, и скоро встретились с Иисусом, веденным к Ироду. Последовавшая за Ним многочисленная толпа народа препятствовала им видеть Его, и они слышали только шум, производимый оскорблявшими Его и изрыгавшими против Него множество злохулений. Святая Дева не прежде могла увидеть Сына Своего, как уже после представления Его народу от Пилата: тогда узрела Она Его всего окровавленным, покрытым ранами, обезображенным, облеченным в одежду поругания, с терновым на главе венцом и тростию в руке. Иисус знал, что Она присутствовала при сем зрелище, видел всю глубину Ее горести; скорбь Матери Его еще чувствительнее пронзала Его сердце, нежели уязвлявшее Его терние. Сию скорбь нежного Ее сердца увеличивали еще более лжесвидетельства, терзавшие славу Сына Ее, хуления, произносимые на Него, неистовый вопль требовавших, чтобы сему невинному Агнцу предпочтен был разбойник и убийца и чтобы распяли Начальника жизни. Она слышала голос провозвестника, объявившего произнесенный Пилатом смертный приговор; потом видела поднятие тяжкого креста, который Спаситель должен был нести Сам на Себе, чтобы быть на нем пригвожденным. Когда, изнемогая под сим бременем, шел Он к назначенному месту, Она следовала за Ним, проливая обильные источники слез.

Но когда прибыла на Голгофу с благочестивыми женами, следовавшими за Спасителем, увидела все приготовления к столь жестокой и вместе поносной казни, услышала удары молота, пригвоздившего руки и ноги Единородного Ее Сына, узрела Его, вознесенного на крест, живо представила чрезмерные страдания Его, изнемогла притом от скорби и утомления в прошедшую ночь и от пролитых слез, то трепещущие колены не могли уже Ее поддерживать, и она пала бы под удручавшим Ее бременем, если бы Благодать Божия внутренно не подкрепляла Ее. По истощении слез Она до тех пор была бледна и дрожала, пока не по человеческой помощи, но по сокровенной силе, сообщенной Ей Господом для принесения еще вящего страдания, собралась с силами и могла вместе с Иоанном и сопровождавшими Ее женами стоять при кресте до последнего издыхания Сына Своего. Она со страхом и вместе с преданностию взирала на приближающуюся Его кончину и неизреченно страдала, видя Его претерпевающим мучения, которые должны кончиться одною только смертию.

Сей Божественный Агнец и сия невинная Агница взирали друг на друга и взаимно были терзаемы скорбию, и эта скорбь была столь несказанна, что чем более мы будем размышлять об ней, тем меньше ее постигнем. Двум только сердцам – Пречистой Матери и Божественного Сына можно уразуметь то, что они претерпели. И хотя неописанно велики были страдания Богоматери, но время от времени новые обстоятельства страданий Ее Сына еще более их увеличивали: так было, когда она услышала Его, взывающего: Боже мой, вскую Мя еси оставил (Мф. 27, 46)? Но слова сии Христос изрек, как усвоивший Себе наше лице; ибо Отца можно назвать Богом Его тогда только, когда, в отвлеченных представлениях ума отделяя видимое от мысленного, поставим Его наряду с собою; и Христос никогда не был оставлен собственным Божеством, но мы были оставлены и презрены. Посему Он молился таким образом, как усвоивший Себе наше лице 160. Потом, когда иудеи, для утоления палящей Его жажды, подали желчь и оцет, сия нежнейшая Матерь одна перенесла более скорбей, нежели все прежде бывшие матери; для Нее одной сохранен был столь тяжкий крест, поелику Она одна могла снести его. Правда, что Спаситель, по любви и почтению к Своей Родительнице, не попустил мучителям подвергнуть Ее страданиям; но любовь Ее к страждущему на кресте Сыну причиняла Ей большее мучение, нежели сколько бы могли причинить все мучители. Спаситель видел со креста, что скорби пронзали Ее сердце; знал, что Она терпела тогда и что впредь должна была терпеть, чтобы совершить волю Отца Небесного. И сии предусмотрения были новыми страданиями для нежного сердца Иисусова, ибо Пресвятая Дева была достойнее любви Его, нежели все Ангелы небесные и все человеки на земле. И потому скорби Пресвятой Матери были для Иисуса новою болезнию среди болезней крестных. И это для того, чтобы исполнилась мера страданий святого Его человечества и чтобы нельзя было уже ничего прибавить к тяжести Его жертвоприношения. Но среди сих жесточайших скорбей Святейший Страдалец не восхотел оставить без утешения и без нового изъявления Сыновней любви возлюбленную Свою Родительницу. Он обратил к Ней взор и слово, утешил Ее выражением Своей нежной попечительности о Ее успокоении и охранении и дал Ей вместо сына любимого ученика Своего, сказал Ей: Жено, се сын Твой, а ученику – се мати твоя (Ин. 19, 26–27)! Наперсник Христов во всю жизнь свою хранил девственную чистоту и целомудрие: посему-то и вверено Ему Сокровище чистоты, приснодевственная Матерь Божия; чистому поручена Чистая, как выражается святой Златоуст. С великою благодарностию принял святой Иоанн такой залог любви своего Учителя и Господа; это было для него новою неожиданною милостию; ибо он не мог и думать, чтобы дражайший Учитель, умирая, оставил ему такое драгоценнейшее наследство. Между тем для преогорченной Матери было утешительно слышать еще глас Единородного Сына Своего. Принимая Иоанна вместо сына, Пресвятая Дева в то же время усыновила Себе и всех человек; ибо видела Она, что такова была воля Иисуса Христа и что люди, которые грехами своими возложили на Него столь тяжкое бремя, не могли бы осмелиться прибегать к Нему, если бы не даровал Он им Заступницы и Ходатаицы в лице Пренепорочной Своей Матери. Во всем соответствуя намерениям Сына Своего, Она исполнилась тогда материнскою любовию ко всем грешникам и стала взирать на них как на чад скорби и усыновленных Ей при подножии креста. И так сие море мучений, в какое погружены были Господь Иисус и Матерь Его, соделалось для грешников рекою мира и источником благословения.

Когда, совершив великое дело искупления рода человеческого крестною смертию Своею, Сын Божий предал дух Свой Богу Отцу, почив плотию от трудов Своих, Богоматерь побудила Иосифа просить у Пилата тела Иисусова; приняла бездыханного Сына в материнские Свои объятия, смотрела, когда погребали Его и полагали во гроб, как поет о сем Святая Церковь: «Плачуще глаголюще Браконеискусная ко благообразному: потщися Иосифе к Пилату приступити, и спроси снята со древа Учителя твоего. Видев Пречистую горце слезящу, Иосиф смутися, и плачася приступи к Пилату, даждь ми, вопия с плачем, тело Бога моего. Приимши Его с плачем Мати неискусомужная, положи на колену, молящи Его со слезами, и облобызающи, горце же рыдающи» 161. Лишившись присутствия возлюбленного Сына Своего, Она с пламенным желанием ожидала воскресения Его. Слагая все слова Иисуса и об Иисусе в сердце Своем, Она более других научилась верить обещаниям Его и во глубине Своего духа исповедовала несомненно, что Господь не умер навсегда, но скоро воскреснет со славою. Можно думать, что и в сердце Иоанна от Ее бесед и веры возжглась искра веры в воскресение Христово, которая потом повлекла его ко гробу Спасителя, побудила бежать туда скорее Петра и тотчас разгорелась в светлое пламя, как скоро увидел он одни ризы, лежащие во гробе: и виде, и верова (Ин. 20, 8).

Узы смерти не могли держать Начальника жизни. В третий день воскрес Он из гроба. Евангелисты не упоминают ясно, чтобы Господь по воскресении являлся Своей Пречистой Матери. Но если, по толкованию церковных учителей (Златоуста и Никифора Каллиста), жены первые сподобились явления Господа по воскресении Его, потому что как жена прежде мужа впала в грех, наследовала клятву, и услышала тягостный приговор: умножая умножу печали твоя, и воздыхания твоя (Быт. 3, 16), в болезнех родиши чада, так женам же первым надлежало узнать и разрешения клятвы и услышать радостное благовестие о воскресении Спасителя; и если этой радости удостоены жены, много уступавшие Высочайшей из дщерей человеческих, то возможно ли подумать, чтобы Преблагословенная в женах, носившая во чреве Виновника разрешения клятвы, не имела пред женами обыкновенными в Божественных лицезрениях предпочтительного блаженства? Если апостол Петр потому сподобился особенно видеть Воскресшего Иисуса, что первый исповедал, что Он есть Христос Сын Божий (Мф. 16, 16), то Богоносная Мария, превыше всех веровавших в сию тайну вознесшая верою и любовию, неужели была далее других от Божественного сердца Воскресшего Сына Своего? Нет, это невозможно! Конечно, не вообще Святая Церковь, радующаяся о воскресении Господа, в торжественных песнопениях обращается к Пречистой Богоматери с сими благоговейными приветствиями: «Воскресшого видевши Сына Твоего и Бога, радуйся со Апостолы, Богоблагодатная, Чистая! – Бога, егоже родила еси плотию, из мертвых, якоже рече, воставша видевши, Чистая, ликуй! – егоже родила еси Христа, прекрасно из мертвых возсиявша днесь во спасение всех, зрящи, Чистая, добрая и непорочная в женах и красная, со Апостолы радующися, Того прославляй» 162. Так, внимая гласу Святой Церкви, мы веруем, что Пресвятая Богородица видела Господа по воскресении и сретала Его с большею любовию и радостию, нежели все возлюбившие явление Его, ибо Ее любовь к Господу была самая пламенная, неугасимая. Без сомнения, в сие время духом Своим пребывала Она неразлучно со Иисусом и всеми помышлениями и желаниями погружалась в Божественные доброты Его. Еще до рождения Своего Богом освященная, Бога рождением выше всех тварей превознесенная, от девственных сосцев Своих воплощенного Бога млеком питавшая, могла ли Она хотя на мгновение отдалиться в душе Своей от сладчайшего Сына и не возбуждать в Своем сердце гласа любви, ищущей Господа: Яви ми, Всевожделенный Сыне и Боже мой, яви ми зрак твой, и услышан сотвори ми глас твой: яко глас твой сладок, и образ твой красен (Песн. 2, 14)?

Но только сорок дней пробыл Господь на земле после Своего воскресения. Этою таинственною четыредесятницею должно было окончиться земное служение Его для спасения рода человеческого, так же как и началось общественное служение Его четыредесятницею. В сороковой день Он берет с Собою учеников на гору Елеонскую, где пред чашею страданий с воплем крепким и со слезами приносил Он моления и молитвы; и там, благословляя их, возносится на небо. Была ли Пресвятая Дева при вознесении Господа? Без сомнения была: потому что все видевшие возносящегося Иисуса тотчас после сего взошли в горницу Сионскую, где и пребывали единодушно в молитве одиннадцать апостолов с женами и Мариею, Материю Иисусовою, как повествует богоглаголивый Лука (Деян. 1, 13–14). Святая Церковь так воспевает о сем: «Господи! таинство, еже от веков сокровенное и от родов исполнив, яко благ, пришел еси со ученики Твоими на гору Елеонскую, имея рождшую Тя Творца и всех Содетеля; Той бо, в страсти Твоей матерински болезновавшей, подобаше и славою плоти Твоея премногия насладитися радости» 163. Согласно с сим и блаж. Феофилакт 164 и Никифор Каллист 165 также утверждают, что Богоматерь была на горе Елеонской при вознесении Господа.

ОТ ВОЗНЕСЕНИЯ ГОСПОДА VIСУСА ХРИСТА ДО УСПЕНИЯ ПРЕСВЯТОЙ БОГОРОДИЦЫ

По вознесении Господа Пресвятая Дева вместе с учениками Его возвратилась во Иерусалим и там ожидала купно с ними сошествия Святого Духа. По отшествии Господа в Ней одной ученики Его обретали утешение в скорбях и Наставницу, утверждавшую их в вере. Она, сохранившая в сердце память о чудесах, совершившихся пред Ее очами и при радостном благовестии Гаврииловом, и при нетленном рождестве Спасителя от девственной Ее утробы, и в Его младенчестве, и потом в жизни Его прежде крещения Его Иоанном, все сие возвещала любезным ученикам Христовым. И имея из откровения Духа Святого и из собственного видения полнейшее и яснейшее знание о Божестве Сына Своего, Она подробно рассказывала им о действиях, совершившихся Божественною силою Спасителя прежде Его исшествия на проповедь, и тем утверждала их в вере несомненной; и все верующие внимали из уст Приснодевы глаголам жизни, как бы из уст Самого Жизнодателя. Отцы Церкви говорят 166, что после вознесения Господа и пред сошествием Святого Духа некоторые ученики Христовы, памятуя слово Искупителя: Аще кто не родится водою и духам, не может внити в Царствие Божие (Ин. 3, 5), приняли крещение от верховного апостола Петра и наперсника Христова Иоанна. В сие время и Матерь Божия приняла также крещение от Иоанна Богослова. Она знала, что крещение облекает во Христа и что безлетный Сын Ее, Бог во плоти, непричастный греху, принял от Иоанна крещение во Иордане; и дивно ли, что Сама, по внутреннему влечению любви и по глубочайшему смирению, возжелала исполнить весь закон Христов и освятиться в купели, или освятить Собою купель?

Спустя десять дней по вознесении Господа Дух Святый в огненных языках сошел на верующих во Христа и, прежде всего, опочил на Пречестнейшей и всех достойнейшей Деве, в Которой и до того времени имел самое угодное, любезное и неотступное всегдашнее пребывание. Пресвятая Богородица в обильнейшей мере, чем все апостолы, исполнилась Святого Духа; ибо чем больше сосуд, тем больше пития может вмещать в себе. А Пречистая Дева была избранный сосуд Духа Божия, больший всех других; ибо Она была выше всех апостолов, пророков и прочих святых, а потому и более всех вместила в Себе благодать даров Святого Духа.

По сошествии Святого Духа на апостолов они, как пишет Стефан Святогорец, положили метнуть жребий, в какую страну кому из них должно идти на проповедь Евангельскую. И Пречистая Богоматерь, более всех исполненная Святого Духа, возжелала также иметь часть в достоинстве Богопроповедников; и по жребию досталась Ей для сего подвига земля Иверская (ныне Грузия). Матерь Божия с радостию приняла сей жребий, хотела путешествовать в Иверию для исполнения Своего назначения, но явившийся Ангел возвестил Ей, что жребий, на часть ее падший, просветится и владычество Ее постоянно утвердится в той стране впоследствии времени; а прежде того предназначен Ей труд проповедания в иной земле; теперь же должна Она оставаться в Иерусалиме. Здесь Она жила в доме святого Иоанна Богослова, который с самой минуты усыновления своего при кресте служил Ей, как своей матери, с радостию и любовию. Дом Иоанна был на Сионе. Еще и ныне показывают там остатки храмины, в которой обитала Богоматерь 167.

Божия Матерь для учеников Христовых была живым храмом святыни, ясным и верным образом Бога, Которого носила Она во чреве Своем. Для того и оставил Господь на земле в живых Матерь Свою, чтобы Ее присутствием, советами, поучениями и теплыми молитвами к Сыну и Богу воинствующая Церковь могла утвердиться, умножиться и мужественно, даже до пролития крови, стоять за своего Господа. Так Преблагословенная, благодатию Святого Духа, всех укрепляла, всех утешала, за всех молилась. Она возносила к Господу молитву, когда апостолы заключены были в темницу (Деян. 5, 18–19), и по Ее молитве Господь послал Ангела Своего извести их из темницы. Она следовала издалека за Стефаном, когда он, за проповедание Иисуса Христа, веден был на смерть; и в то самое время, как побивали его каменьями в юдоли Иосафатовой при потоке Кедрском, Она, стоя с Иоанном Богословом на одном холме, смотрела на блаженную кончину Первомученика и усердно молилась Господу, да укрепит Он его в терпении и приимет дух его. Она узрела близ сомнища убийц юношу Савла, который с торжественным лицом стерег одежды побивавших Стефана, и, провидя духом, что он делает сие по заблуждению, вознесла горячайшую молитву к Своему Сыну, да причтет заблуждшую овцу к святому и избранному Своему стаду; и молитва милосердой Владычицы и Заступницы претворила жестокого врага и гонителя христиан в самого ревностного Апостола Христова. И каких благодеяний не прияла от Пречистой Богородицы Первенствующая Церковь, каких не почерпнула от Нее благодатных даров, как от приснотекущего источника, доколе не пришла, Ее попечениями и благодатию воспитанная и возвращенная, в меру мужеского возраста, доколе не утвердилась столь крепко, что врата и адова не одолеют Ее?

Святые апостолы почитали Пречистую Деву Наместницею Христовою. Отлучаясь на время из Иерусалима для проповеди, они опять возвращались, чтобы чаще видеть Богоблагодатную и слышать от Нее Божественные глаголы. Смотря на Ее пресветлое лице, они думали видеть Самого Спасителя; внимая сладчайшим словам, изливавшимся из медоточных уст Ее, они преисполнялись духовною радостью и забывали все свои беды и напасти. Слава о Божией Матери проносилась во все концы земли, и все верующие желали Ее видеть.

Так святой Дионисий Ареопагит по прошествии трех лет после своего обращения, приняв благословение своего наставника апостола Павла, с великим усердием путешествовал во Иерусалим, чтобы сподобиться лицезрения Богоматери. Он видел Богоблаженную,– и вот что писал о сем к своему просветителю: «Наилучший путеводитель и начальник наш! Исповедую пред Богом, что невероятным мне казалось, чтобы, кроме Самого Бога Вышнего, было какое-либо существо, столь преизобильно исполненное Божественной силы и дивной благодати. Но я видел, не только душевными, но и телесными очами, видел и уразумел то, чего никакой ум человеческий постигнуть не может. Я видел своими очами Богообразную и паче всех духов небесных Святейшую Матерь Господа нашего Иисуса Христа. Благодать Божия, и любовь верховного Апостола, и неисповедимая благодать и милосердие Самой милостивой Девы даровали мне сие счастие – узреть Ее. Еще и еще исповедую пред всемогуществом Божиим, и пред благодатию Спасителя, и пред славным достоинством Девы Матери Его, что когда вместе с Иоанном – высшим из Евангелистов и Пророков, который, живя во плоти, сияет как солнце на небе,– я введен был пред лице Святейшей Богообразной Девы, то облистал меня и отвне, и внутри столь великий и безмерный свет Божественный и разлились окрест меня столь дивные различных ароматов благоухания, что ни немощное мое тело, ни самый дух не в силах были вынести столь великих и обильных знамений и начатков вечного блаженства и славы. Изнемогло сердце мое, изнемог дух во мне от славы и Божественной благодати Девы. Свидетельствуюсь Богом, вселившимся в Пречистейшую девическую утробу, что если бы не хранил я в памяти и новопросвещенном уме твоего Божественного учения и законов, то признал бы Ее за истинного Бога и воздал бы Ей поклонение, подобающее единому истинному Богу: ибо человеческий ум не может представить никакой славы и чести (даже в состоянии людей, прославленных Богом), которая была бы выше того блаженства, какое тогда вкусил я, недостойный, но удостоенный по милосердию и блаженный выше всякого понятия. Благодарю Всевышнего и Всеблагого Бога моего, благодарю Божественную Деву; благодарю преизящнейшего апостола Иоанна и тебя, предстоятеля Церкви и торжествующего начальника, милостиво оказавшего мне столь великое благодеяние».

Всеобщее желание верующих видеть Божию Матерь открывается также из послания Игнатия Богоносца к святому евангелисту Иоанну: «Многие жены у нас,– пишет он из Антиохии,– желают видеть Матерь Иисусову, коснуться персей, питавших млеком Господа Иисуса, и услышать от Нее о некоторых таинствах. У нас проходит об Ней слава, что сия Дева и Матерь Божия исполнена всех даров благодатных и всех добродетелей. Говорят, что Она в гонениях и бедах всегда весела; в нуждах и нищете не скорбит; на огорчающих Ее не только не гневается, но и благодетельствует им; в благополучии кротка; к бедным милосерда и помогает им, как и чем может. Крепко защищает веру против врагов оной и нашему еще юному благочестию есть наставница и учительница всем верным на всякое доброе дело. Более всего любит смиренных, потому что Сама исполнена смирения пред всеми, и все, Ее видевшие, превозносят Ее похвалами. Неистощимо Ее терпение, когда насмехаются над Нею учители Иудейские и фарисеи. Люди, достойные всякого вероятия, говорят, что в Марии, Матери Иисуса, по причине Ее святости, очевидно соединено естество Ангельское с человеческим. Все сии удостоверения возбудили в нас безмерное желание увидеть сие небесное чудо и столь дивную святость». В другом послании тот же Игнатий пишет к Иоанну Богослову: «Если только будет возможно, я приду к тебе увидеть всех верных святых, собранных у тебя; а более всего желаю узреть Матерь Иисуса, о Которой говорят, что Она во всех возбуждает к Себе удивление, почтение и любовь и все желают Ее увидеть. И как не желать видеть ту Деву, Которая родила истинного Бога? Как не желать с Нею беседовать?»

Так сильно было у святых желание видеть сию одушевленную Святыню Божию, Марию Деву Пречистую! Удовлетворяя сему желанию, святой евангелист Лука изобразил кистью на доске лик Пресвятой Богородицы, носящей на руках Своих Предвечного Младенца, Господа нашего Иисуса Христа; потом написал еще две подобные иконы, и все три принес к самой Владычице Приснодеве Марии. Она, видя изображение лица Своего на тех иконах, вспомнила и повторила прежнее Свое проречение: «отныне ублажат Мя вси роди», и к сему присовокупила: «Благодать Рождшегося от Меня и Моя с сими иконами да будет!» Скоро это благословение Пречистой явило мощную силу свою на самом деле, ибо по благодати Ее от сих святых икон начали проистекать бесчисленные чудеса. Одну из них святой Лука в знак Апостольского благословения, послал к державному Феофилу в Антиохию, где и была Она благочестно почитаема всеми христианами с достодолжным поклонением. По прошествии многих лет она была перенесена во Иерусалим; а в царствование Феодосия младшего супруга его Евдокия, бывши во Иерусалиме, взяла ту икону и послала в Константинополь к сестре Феодосия Пульхерии, которая поставила оную в новосозданной Влахернской церкви. Благочестивые жители Константинополя, удостоившись видеть множество исцелений от сея святыя иконы, назвали Ее Одигитриею, то есть Путеводительницею. Одна из трех икон Пресвятыя Богородицы, писанных евангелистом Лукою, принесена, по свидетельству предания, из Константинополя в Киев, оттуда во Владимир, наконец из Владимира в 1395 году в Москву, где и доныне пребывает в Успенском соборе под именем Владимирская.

Живя в доме Иоанновом, Пресвятая Дева часто посещала места, освященные стопами и кровию Ее возлюбленного Сына. Посещала и Вифлеем, где Он родился от Нее неизреченно, сохранив Ее девство невредимо. А особенно любила уединяться в тех местах, где Он протерпел вольные страдания, и орошала их слезами материнской любви, говоря: «Здесь любезнейший Сьш мой был биен; здесь венчали Его венцем терновым; здесь шел Он, неся крест; а здесь был распят». Но при гробе Его сердце Ее исполнилось неизреченным веселием, и Она со слезами радости говорила: «Здесь Он был погребен и в третий день преславно воскрес!» Повествуют также, что некоторые из иудеев, ненавидевших веру Христову, донесли архиереям и книжникам, что Мария, Матерь Иисуса, ходит каждый день на Голгофу и пред гробом, в котором положен был Иисус, преклоняет колена, проливает слезы и воскуряет благовонный фимиам. Архиереи и книжники приставили стражу, чтоб никто из христиан не смел приходить к святому гробу. Это самое доказывает, что еще в то время началось у христиан благочестивое обыкновение посещать святые места и на них поклоняться Христу, Богу, благоволившему принять за нас вольную страсть; и начало сему положила Сама Богородица, которой последовали и другие святые мужи и жены. Архиереи и книжники, еще дышавшие ненавистью и убийством, приказали стражам никого ко гробу Христову не пускать, а самую Матерь Христа убить. Но Бог ослепил очи стражей, так что они не могли совсем видеть ни Пресвятой Марии, Которая, по Своему обыкновению, продолжала приходить ко гробу, ни сопутствовавших Ей. Долго стоявшие у гроба стражи донесли наконец архиереям и книжникам и даже клятвою подтвердили, что они никого приходящих ко гробу Иисусову не видали. Вообще рука Божия чудесно хранила Богоматерь от христоненавистной синагоги. Все козни иудеев против Нее разрушались сами собою. Она жила как овца среди волков, как лилия среди тернов.

Из сего видно, что земная жизнь Пренепорочной Девы Богородицы, во все время Ее пребывания в доме усыновленного Ей апостола Иоанна, была утешительна и поучительна для всей Церкви.

Святой Амвросий изобразил свойства Пречистой Девы во время земной Ее жизни так: «Она была Девою не только по плоти, но и по духу: в сердце смиренна; в словах богомудренна; говорила нескоро; всегда занималась чтением; в трудах была неутомима; в беседах целомудренна, как бы всегда беседовала с Богом, а не с людьми. Никого не обижала, напротив, желала всем добра; никем не гнушалась и даже самого убогого человека не презирала, ни над кем не смеялась; во всем видела только добро. Все слова, исходившие из уст Ее, изливали благодать; все дела дышали девственною чистотою. Ее наружный вид был образом внутреннего совершенства и выражал незлобие и милосердие». Есть также описание и пресвятого Ее нрава, и красоты телесной у Епифания и Никифора. Вот оно: «Во всяком деле Она сохраняла досточтимую сановитость и постоянство. Говорила очень мало, только о нужном и о добром, и слова Ее были сладостны; охотно слушала других и отдавала всякому почтение; в Своих беседах предлагала всякому человеку нужное и приличное, без смеха, без возмущения, без гнева. Рост Ее был средний; цвет лица как цвет зерна пшеничного; волосы русые и несколько златоцветные; взор острый, зеницы подобны плоду масличному; брови немного наклоненные, черные; нос не короткий; уста, подобные цвету розы и сладкословесные; лице не совсем круглое и не острое, но несколько продолговатое; также руки и пальца продолговатые. В Ней не было никакой кичливости, а простота без малейшего притворства; не было никакой изнежности, а во всем совершенное смирение. Ее одежды были простые, в чем можно и ныне удостовериться, посмотрев на Ее покрывало, которое Она носила на голове. Кратко сказать: во всех делах Ее божественно сияла преизобильная благодать». Так Епифаний и Никифор описали Ее нрав и телесный образ, коим Она облечена была на земле.

Богоматерь проводила дни Свои в молитве и Божественных созерцаниях. Без сомнения, часть времени отделяема была и на рукоделия, к которым привыкла Она, живя при храме. О сих Ее занятиях свидетельствуют Дары, которых удостоила Она друга Христова – Лазаря.

Пресвятая Богоматерь не все время Своей жизни после воскресения Господа провела во Иерусалиме; Она предпринимала и некоторые путешествия.

Когда по убиении Иакова, брата Иоаннова, иудеи воздвигли жестокое гонение на Церковь Христову, Матерь Божия с апостолом Иоанном отправилась в Ефес, место, назначенное Иоанну для проповеди по жребию. О пребывании Ее в Ефесе свидетельствуют Отцы Третьего Вселенского Собора.

Четырехдневный Лазарь, бывший Епископом на Кипрском острове, где его рукоположил апостол Варнава, усердно желал увидеть Матерь Своего Господа; он давно с Нею не видался, а сам не смел прийти во Иерусалим, боясь иудеев. Узнавши сие, написала Она к нему утешительное послание, требуя, чтоб он прислал за Нею корабль, на котором бы могла Она приехать в Кипр. Лазарь был несказанно обрадован сим посланием и удивлялся столь великому Ее смирению. Немедленно послал он к Ней корабль с письмом. Божия Матерь села на корабль с возлюбленным учеником Христовым, девственником Иоанном, и с другими, благоговейно за Нею последовавшими, и все вместе поплыли к Кипру. Но вдруг подул противный ветер и пригнал корабль в пристань Горы Афонской. Гора сия была тогда наполнена идолами; на ней находилось большое капище, посвященное Аполлону, и в нем совершались разные гадания, волшебства и многие другие действия, угодные духам тьмы. Туда стекалось множество народа на поклонение, и всякой получал там от прорицательниц ответы на свои вопросы. Как только приблизилась к пристани Дева Богородица, вдруг все идолы завопили: «Сойдите с горы, люди обольщенные Аполлоном, в Климентову пристань и примите Марию, Матерь великого Бога Иисуса». Услышав это, народ изумился, и все поспешили на морской берег к пристани. Там увидя корабль и Божию Матерь, они приняли Ее с почтением и спрашивали: «Как Она родила Бога, и как Его имя?» Пресвятая, отверзеши Божественные уста Свои, возвестила им подробно таинства воплощения и земной жизни Господа Иисуса Христа; и все внимавшие Ей пали и поклонились Богу, от Нее рожденному, а Ей воздали благоговейное почтение и потом, уверовав, крестились. Здесь много чудес сотворила Божия Матерь. После крещения народа поставила Она начальником и учителем новопросвещенных одного из Своих последователей, бывших с Нею и с Иоанном на корабле, и, возрадовавшись духом, сказала: «Место сие да будет Моим жребием, который дан мне Сыном и Богом Моим!» После чего, благословивши народ, присовокупила и сии слова: «Благодать Божия да пребудет на месте сем и на живущих здесь с верою и благословением и сохраняющих заповеди Сына и Бога Моего! Все блага, нужные для земной жизни, будут они иметь в изобилии, с малым трудом, и уготована им будет небесная жизнь, и не оскудеет милость Сына Моего и месту сему до скончания века. Я буду заступницею места сего и теплою о нем ходатаицею к Богу». Сказавши сие, Она еще раз благословила народ и потом взошла на корабль с Иоанном и с прочими спутниками и поплыла в Кипр, где нашла Лазаря в великой скорби о том, что долго не мог он дождаться Ее. Не зная ничего о случившемся с Нею по особенному устроению Божию, он боялся, не потерпела ли Она какого бедствия на море от бури. Но пришествие Богородицы тотчас превратило скорбь его в радость. Дражайшая Посетительница подарила ему омофор и поручи, Ее пречистыми руками нарочно для него сшитые; рассказала ему обо всем случившемся во Иерусалиме и на Горе Афонской, и за все сие они вместе принесли благодарение Богу. Немного времени провела в Кипре Матерь Божия; утешив и благословив тамошнюю Церковь, Она опять села на корабль и возвратилась во Иерусалим. Так повествует Стефан Святогорец о странствовании Богородицы.

Пречистая Дева, посетивши означенные страны, опять поселилась во Иерусалиме и пребывала в доме Иоанна Богослова на Сионе, для утешения всех верующих.

УСПЕНИЕ ПРЕСВЯТОЙ ДЕВЫ БОГОРОДИЦЫ

Пресвятая Дева ублажаема и прославляема была всеми верующими, видела всю любовь и почести, Ей воздаваемые на земле, но душа Ее постоянно объята была Божественным желанием отрешиться от тела и преселиться к Богу, чтобы наслаждаться вожделенным лицезрением Сына Своего, сидящего одесную Отца на небесах. Горя к Нему пламенем любви, высшей любви Серафимов, Она проливала из пречистых очей Своих обильные источники слез и воссылала к Господу теплые моления, да благоволит Он взять Ее к Себе из сей плачевной юдоли в горние селения радости некончаемой.

Однажды, когда Она на горе Элеонской проливала пламенные молитвы о скорейшем разрешении от тела и соединении со Христом, святой Архангел Гавриил явился Ей и открыл Ей волю Господню о скором Ее преставлении. И кто был достойнее сего предвозвещения? Бог открывал и Апостолам близкую кончину их, например апостолам Петру (2Пет. 1, 14) и Павлу (2Тим. 4, 6), кольми паче достойно и праведно было сподобиться сей благодати Богоблагодатной и Пренепорочной Матери Божией. И кому приличнее было принесть эту радостную весть, как не тому же Архангелу, который некогда предвозвестил Ей воплощение от нее Сына Божия? Святые Отцы богомудренно полагают, что Архангел Гавриил был особенным Ангелом-хранителем Пресвятой Девы. И поистине, Пренепорочная Дева, превосходящая чистотою всех Ангелов, долженствовала иметь невидимым спутником Своим в жизни одного из высочайших Ангелов. Таков и был Гавриил предстояй пред Богом (Лк. 1, 19). С светлым лицем возвестил он Ей радостотворные глаголы Божии о Ее успении, долженствующем совершиться чрез три дня. «Сын Твой и Бог наш,– говорил он Ей,– ждет Тебя со всеми Архангелами и Ангелами, с Херувимами и Серафимами, со всеми Небесными духами и душами праведных, чтобы взять Тебя, Матерь Свою, в Горнее Царство, где Ты будешь жить и царствовать с Ним вечно». В знамение же торжества Ее над смертию телесною, которая, подобно как и смерть душевная, не может иметь над нею власти и от которой Она воспрянет, как от кратковременного сна, к жизни и славе бессмертной во свете лица Господня, Благовестник вручил Ей райскую ветвь от финикового дерева, сияющую светом небесной благодати, дабы ветвь сия несена была пред гробом Преблагословенной при сопровождении честного и пречистого тела Ее к погребению. Пресвятая Дева исполнилась великою и неизреченною радостию и веселием. От всего сердца благодарила Она Творца Своего и, поклонившись Ему до земли, сказала: «Не могла Я быть достойна принять Тебя, Владыко, во утробу Мою, если бы не Ты Сам явил Мне милость, рабе Своей. Но Я сохранила вверенное Мне сокровище и молю Тебя, Царь славы, огради Меня от области геенской, да не причинит она Мне никакого вреда. Небеса и Ангелы всегда трепещут пред Тобою; тем более человек, из земли созданный, не имеющий в себе ничего доброго, кроме того, что примет от Твоей благости! Ибо Ты еси Господь и Бог, всегда благословенный вовеки!»

Так Пречистая Владычица воссылала на горе Элеонской благодарение и молитвы, преклоняя до земли колена Свои пред Богом. Чудное совершалось при сем знамение: бездушные масличные деревья, как бы одушевленные, вместе с Нею преклоняли свои вершины к земле и опять подымали их кверху в то самое время, как Она восставала с земли, как бы выражая сим покорное служение свое и воздаяние чести Владычице мира! По совершении молитвы Пречистая Дева возвратилась домой. Весь дом восколебался от Божественной силы, невидимо окружавшей Ее, и от святой славы, Ее осиявающей. Пречистое лице Ее, и всегда сиявшее благодатию, более, чем лице Моисея, беседовавшего с Богом на горе Синайской, теперь озарилось еще блистательнейшею, неизреченною славою. Пречистая начала приготовляться к Своему исходу. Прежде всех сказала Она о сем возлюбленному своему, усыновленному Ей Иоанну и, показавши Ему принесенную Ангелом светозарную ветвь, завещала нести ее пред гробом. Потом и прочим домашним возвестила о скором Своем преставлении и велела им украсить храмину и ложе Свое; воскурив фимиам, зажечь множество свеч и приготовить все нужное для погребения. Иоанн немедленно послал к Святому Иакову, брату Божию, первому Иерарху Иерусалимскому, и ко всем сродникам и ближним извещение о приближавшемся преставлении Матери Божией с означением и самого дня, когда оно наступит. А святой Иаков известил о том же всех верных, бывших не только во Иерусалиме, но и в окрестных городах и селениях. Все родственники Богоматери и множество христиан обоего пола со всех сторон притекли со святым Иаковом к Богородице. Пресвятая Владычица всем открыла слышанное Ею от Ангела о Ее преселении на небо и, в подтверждение истины сего благовестия, показала финиковую ветвь из рая Божия, Ей принесенную Благовестником и сиявшую, подобно лучу, светом славы небесной. Все пришедшие к Ней, услышав о Ее кончине, горько плакали и своими воплями и рыданиями наполняли весь дом, умоляя Владычицу, как общую всех мать, чтобы Она не оставила их сирыми. Пресвятая увещевала их не плакать, а радоваться о Ее исходе, потому что Она, представши ближе к Престолу Божию, и созерцая Сына Своего и Бога лицем к лицу, и беседуя с Ним устами ко устам, будет удобнее умолять за всех Его благость, и не только их не оставит сирыми по Своем преставлении, но и весь мир будет посещать и охранять; всегда вспомоществуя бедствующим. Такими утешительными словами Она утоляла горесть и слезы окружающих Ее. В то же время Она завещала отдать две Ее одежды двум бедным вдовам, служившим Ей с усердною любовию и имевшим от Нее пропитание. Завещала также, чтобы тело Ее погребли при подошве горы Элеонской, в Гефсимании, где покоились Ее праведные родители – Иоаким и Анна и святой Иосиф, Обручник Ее.

Матерь Божия желала видеть при Своем преставлении апостолов, рассеянных по вселенной, – и Господь исполнил желание сердца Ее. Когда Она объявила последнюю волю Свою Иоанну и Иакову и всем верным, предстоявшим Ей вместе с ними, вдруг услышали шум, подобный грому, и множество облаков окружило дом. То были облака, на которых, по повелению Божию, святые апостолы из различных пределов вселенной внезапно принесены были Ангелами в Иерусалим и поставлены на Сионе пред дверьми дома Пресвятой Богородицы. Увидев друг друга, они весьма обрадовались и с удивлением спрашивали: для чего собрал их Господь? Их встретил святой Иоанн Богослов. С радостию и вместе со слезами целуя их, он возвестил им о скором отшествии Богородицы от земной жизни. Из сих слов святые апостолы поняли, что они собраны сюда Господом так чудно для того, чтобы находиться при блаженной кончине Пречистой Его Матери и с честию предать земле святое тело Ее. Так сему и надлежало быть, чтобы самовидцы и слуги Слова видели Успение Матери Слова: узрев вознесение Спаса Христа, они долженствовали быть свидетелями и преставления Рождшей Его. Вошед в храмину, увидели они Божию Матерь, исполненную духовной радости, и приветствовали Ее так: «Благословенна Ты Господом, сотворшим небо и землю!» Пречистая сказала им: «Мир вам, братия, избранные Господом!» и спросила их, как они пришли к Ней? Апостолы рассказали Ей, как духом силы Божией каждый из них был восхищен и принесен сюда на облаке из той страны, где кто проповедовал. Преблаженная Дева прославила Бога, исполнившего мольбу и желание сердца Ее, и сказала им: «Господь привел вас сюда для утешения души Моей, которой, по долгу смертного естества, настало определенное Создателем Моим время разлучиться с телом». Апостолы с прискорбием взывали к Ней: «На Тебя, Владычица, взирали мы, как на Самого Владыку нашего и Учителя; Ты была утешением нашим: как же перенесем великую скорбь сердечную, лишась Твоего пребывания на земле? Мы радуемся тому, что совет Божий над Тобою исполняется; но вместе и печалимся, что остаемся в сиротстве и уже не увидим здесь Тебя, нашей Матери и утешительницы». Говоря это, святые апостолы обливались слезами. Святая Дева отвечала им: «Не плачьте, други и ученики Христовы! Не возмущайте вашим сетованием Моей радости, но возвеселитесь со Мною, что Я отхожу к Сыну Моему и Богу. Отнесите в Гефсиманию тело Мое и, предав оное погребению, возвратитесь на предлежащую вам службу проповедания Слова. А меня и по отношении Моем увидеть можете, если будет сие угодно Господу». В это время предстал пред лице Божией Матери и апостол Павел, избранный сосуд Благодати, и, припадши к стопам Пречистыя, прославил Ее многими хвалами. С ним явились и последователи его: Дионисий Ареопагит, Иерофей Дивный, Тимофей и другие апостолы, из числа седмидесяти, собранные сюда Духом Святым, да сподобятся благословения Преблагословенной Девы Марии, и погребут с честию Богоносное Ее тело. А Она призывала к Себе каждого из них по имени, благословляла их, хвалила веру их и труды в благовестии о Христе, желала каждому вечного блаженства и вместе молилась о мире и благосостоянии всего мира.

Наступил пятнадцатый день августа – день Успения Пресвятыя Богородицы. В храмине Ее горело множество зажженных свеч; святые апостолы славословили Бога, а Пренепорочная Дева, приготовившись к блаженному исходу, возлежала благолепно на украшенном ложе, ожидая пришествия вожделенного Сына Своего и Господа. В третий час дня 168 вдруг вся храмина озарилась неисповедимым светом Божественный славы, и свет от свеч пред ним померкнул. Дивное видение открылось взорам изумленных учеников Христовых: кров храмины отверзся, и слава Господня сходила с небес, и се – Сам Царь Славы – Христос, со тмами Архангелов и Ангелов, и со всеми небесными Силами, и с праведными душами святых праотцев и пророков, некогда предвозвестивших о Пресвятой Деве, приблизился к Пречистой Своей Матери. Узревши Сына Своего, Она в восторге духа воскликнула: «Величит душа Моя Господа, и возрадовася дух Мой о Бозе Спасе Моем: яко призре на смирение рабы Своея»; и воздвигшись с Своего ложа, поклонилась Господу и рекла Ему: «Благословенно имя славы Твоея, Господи Боже Мой, благоволивший избрать Меня – смиренную рабу Твою, дабы я послужила таинству Твоему! Помяни Меня, Царь Славы, в бесконечном Царстве Твоем. Ты знаешь, что Я возлюбила Тебя всем сердцем Моим и сохранила вверенное Мне от Тебя сокровище. Теперь приими дух Мой с миром и огради Меня от области темной, да не прикоснется ко Мне никакое прирождение сатанинское». Господь утешал Ее сладчайшими – любезнейшими словами, чтобы не боялась Она силы сатанинской, уже попранной ногами Ее, и прешла бы с дерзновением от земли к селениям небесным. Пресвятая отвечала радостно: Готово сердце Мое, Боже, готово сердце Мое (Пс. 107, 1) и, повторивши прежнее Свое слово: Буди Мне ныне по глаголу Твоему (Лк. 1, 38), возлегла на ложе Своем. Услаждаясь неизреченно зрением пресветлого лица Господа и Сына Своего любезнейшего, в восторге сладчайшей любви к Нему и духовной радости, предала Она душу Свою в руки Его, без малейшего телесного страдания, и как будто сладким сном уснула. Иисус Христос, Которого зачала Она без нетления и родила без болезни, благоволил, чтобы святая душа Ее также без болезни отрешилась от тела, и не допустил тлению коснуться пречистого тела Ее. Тотчас раздалось сладкозвучное и радостное Ангельское пение, и многократно повторялись глаголы Гавриилова благовестия: Радуйся, Благодатная! Господь с Тобою; благословена Ты в женах. Так все небесные лики торжественно сопровождали в горняя пресвятую душу Богоматери, несомую Самим Господом. Апостолы, сподобившиеся узреть сие славное видение, с умилением провожали Ее взорами, как некогда Самого Господа, вознесшегося с горы Элеонской. Долго стояли они в трепете и изумлении, как бы забыв самих себя. Пришедши же в себя, поклонились Господу, вознесшему на небо душу Матери Своея, и, ставши вокруг ложа Ее со слезами, увидели, что лице Святыя Девы Марии сияло, как солнце, и от пречистого тела Ее исходило чудное благоухание, с которым никаких земных ароматов сравнить невозможно и которого описать не может язык человеческий. Все облобызали со страхом и благосложением сие пречистое тело и восчувствовали в сердцах своих новое освящение и живейшую духовную радость от благодати Пресвятой Богородицы. Одно прикосновение к одру, на котором оно покоилось, подавало болящим исцеление, слепым прозрение, возвращало глухим слух, хромым силу ходить, прогоняло нечистых духов и прекращало всякого рода недуги.

После чего началось пренесение богоприемного тела Пресвятыя Девы Марии. Святой апостол Петр, святой Павел, святой Иаков, брат Божий с прочими начальнейшими Апостолами понесли одр с телом Пречистыя на раменах своих; а святой Иоанн Богослов шел впереди, неся светосиятельную ветвь. Прочие же Святые и множество народа сопровождали их со свечами и кадилами, воспевая погребальные священные песни. Святой Петр начинал оные, прочие пели согласно с ним. Они пели Псалом Давидов: Во исходе Израилеве от Египта (Пс. 113, 1), и после каждого стиха все повторяли: «Аллилуиа». Пели также и другие благодарственные и торжественные Псалмы и песни, как им внушал Святый Дух. Так несено было с торжеством и славою Богоносное тело Пречистыя Девы из Сиона чрез Иерусалим в селение Гефсиманию. Над телом и провожавшими оное явился обширный, светозарный облачный круг, подобный венцу. В то же время все услышали удивительное сладкогласное Ангельское пение, которое из облаков разносилось по воздуху и оглашало слух каждого. Светлоблистающий венцеобразный круг, вместе с сим Ангельским пением, тихо несся по воздуху над телом Божией Матери до самого места погребения.

Узнали о сем радостном шествии иудейские архиереи и книжники и, воспламенившись гневом и завистию, научили слуг своих и с ними воинов и многих из народа, чтоб они напали с оружием и дреколием на провожавших тело Марии и, разогнав их, изранили учеников Иисусовых, а тело Пречистой сожгли. Возбужденные ими воины и народ яростно устремились на совершение злодейства; но как только приблизились к сонму учеников Христовых, вдруг светозарный круг, сопровождавший шествие, склонился к земле и, как стеною, оградил Собор святых апостолов и всех с ними бывших, так что слышно было только одно пение, а никого из провожающих не могли видеть настигавшие их злочестивцы. Святые Ангелы, невидимо парящие над пречистым телом и над ликом верных, поразили слепотою злобных ненавистников и у многих из них сокрушили головы, а других привели в такое смятение, что они, не зная, куда идти, бродили ощупью у городской стены и искали провожатых. Так древле столб облачный осенял и охранял Церковь Ветхозаветную при исшествии из Египта сынов Израилевых, преследуемых фараоном. Столп вниде посреде полка Египетска, и посреде полка сынов Израилевых, и ста: и бысть тма и мрак, и прииде нощь, и не смесишася друг с другом во всю нощь (Исх. 14, 19–20). Теперь облачный круг осенял и охранял подобным образом Церковь Новозаветную в лице апостолов и святейший храм Божества, который они несли и сопровождали.

Один из иудейских священников, по имени Афоний, проходил тогда сим самым путем. По Божию устроению, для показания большого чуда, облако, окружавшее идущих, поднялось кверху, и Афоний увидел святых апостолов и множество верных, со свечами и псалмопением провожавших одр с телом Пресвятыя Богородицы. Сердце его исполнилось завистью, и он сказал: «Вот какую почесть воздают телу, которое родило льстеца, разорившего закон отцов наших!» Будучи силен, с неистовою яростию устремился он к одру, дабы повергнуть на землю пречистое тело Владычицы нашей. Но едва его дерзкие руки коснулись одра, как невидимый Ангел невещественным мечом отмщения Божия отсек ему обе руки у локтей, и они прильнули к одру и повисли, а Афоний упал на землю с криком: «Горе мне!» Познав грех свой, он раскаялся и взывал к апостолам: «Помилуйте меня, рабы Христовы!» Святой апостол Петр повелел несущим одр остановиться и сказал Афонию: «Ты получил то, чего хотел: и так познай, что Бог отмщений Господь, Бог отмщений не овинулся есть (Пс. 93, 1). А исцелить тебя от раны твоей мы не можем; совершить сие может только один Господь наш, против Которого вы неправедно восстали и Которого убили. Но и Он не восхощет подать тебе исцеление, доколе ты не уверуешь в Него всем сердцем и не исповедуешь устами, что Иисус есть истинный Мессия – Сын Божий». Афоний возопил: «Верую, что Он есть предвозвещенный пророками, Спаситель мира – Христос». Святые апостолы, услышав сие исповедание Афония и видя его раскаяние в своем грехе, возрадовались, как радуются Ангелы о грешнике кающемся. Тогда святой Петр повелел Афонию приложить язвы рук, оставшихся при теле его, к отсеченным частям рук, висящим при одре, и с верою призвать имя Пресвятыя Девы Богородицы. Как только Афоний это исполнил, тотчас отсеченные руки его срослись с своими составами, сделались совершенно здравы, и остался только один знак отсечения наподобие красной нити, на локтях. Исцеленный пал пред одром, поклонился рожденному от Пречистыя Девы Христу Богу и ублажал Матерь Его многими похвалами, приводя из Священного Писания пророчества о Ней и о Сыне Ее – Иисусе Христе. Все удивлялись чудесному исцелению Афония и словам, которые произносил он во славу Христа Бога и в похвалу Преблагословенныя Богородицы. Присоединившись к святым апостолам, он последовал за телом Пречистыя в Гефсиманию. Также и те из числа пораженных слепотою, которые познали грех свой и раскаявшись в оном, были приведены к Богородице и, едва коснулись с верою одра Ее, прозрели телесными и духовными очами. Пресвятая Владычица, общая всех Матерь, ко всем милосердая, как рождеством Своим сотворила радость всей вселенной, так и по успении Своем не восхотела никого опечалить, но всех, даже и врагов Своих, милостиво утешила благодатию Своею, как благого Царя благая Матерь.

Когда святые Апостолы со всеми верными дошли до селения Гефсиманского и поставили одр с пресвятым телом при месте погребения, опять поднялся плачь и вопль. Все рыдали, вопия о сиротстве своем и об утрате такого блага, и, припадая к телу Пресвятыя Богородицы, обнимали его, лобызали, орошали слезами и отдавали ему последнее целование. Едва уже к вечеру положили одр 169 с телом в пещере и, заградивши в нее вход большим камнем, не отступали от сего места, привязанные любовию к Божией Матери. Святые апостолы пробыли три дня в том селении, не отходя от гроба Пречистыя Девы и совершая деннонощно моления и псалмопения. Во все сии три дня в воздухе слышны были сладостные гласы небесных Сил, поющих и хвалящих Бога и ублажающих Пренепорочную Богоматерь.

Один только из апостолов Фома, по особенному устроению Божию, не находился при погребении Богоприемного тела Пречистой Девы. Явившись уже на третий день в Гефсиманию, он много скорбел и плакал о том, что не удостоился, подобно прочим апостолам, получить последнее благословение от Пречистыя Богородицы и проститься с Нею и что не сподобился увидеть Божественную славу и дивные таинства и чудеса, бывшие при Ее успении и провождении Ее тела. Прочие апостолы, жалея о нем и посоветовавшись между собою, решились открыть гроб, чтобы доставить ему утешение увидеть по крайней мере усопшее пречистое тело Богородицы и поклониться ему и отдать последнее целование. Но как ужаснулись они, когда, отвалив камень и открыв гроб, увидели сей гроб пустым. В нем не было тела Богоматери, а лежали только Ее погребальные пелены. Чудное благоухание разносилось от них, и святые апостолы, стоя вокруг гроба, дивились и недоумевали, что все сие значит. Облобызав со слезами и благоговением оставшуюся во гробе плащаницу, все они помолились Господу, да откроет им, что сделалось с пречистым телом Богородицы.

В тот же день вечером апостолы сели за трапезу укрепить себя мало пищею. За трапезой они обыкновенно оставляли всегда одно незанятое место и на нем возглавие, а на возглавии клали укрух хлеба, в честь и память Господа Христа. По окончании трапезы вставали, благодарили Бога и, подняв этот укрух, называвшийся частию Господа, славили великое имя Пресвятыя Троицы; наконец, произнесши молитву «Господи Иисусе Христе, помогай нам!», съедали укрух сей, как благословение Господне. Так делали Апостолы не только когда бывали вместе, но и когда случалось кому-либо из них вкушать пищу одному. Теперь в Гефсимании, за общей трапезой, они только и думали и беседовали о том, что не нашли во гробе святого тела Божией Матери. Когда же, окончив трапезу, встали и, по обыкновению, подняв часть хлеба, отложенную в честь Господа, начали славить Пресвятую Троицу, то вдруг услышали горе Ангельское пение. Возведши очи, они узрели на воздухе Пресвятую Деву – Матерь Божию – живую, стоящую со множеством Ангелов и осияваемую славою неизреченною, и Она сказала им: «Радуйтесь! Я с вами есмь во вся дни». Исполнившись радости, они вместо обычного воззвания «Господи, Иисусе Христе» воскликнули: «Пресвятая Богородице, помогай нам!» После сего видения святые апостолы уверились и всю Церковь удостоверили в том, что Пречистая Матерь Божия в третий день была воскрешена Сыном и Богом Своим и взята на небеса с телом. Здесь нельзя не приметить особенного Промысла Божия, которым избран святой Фома во свидетельство как о воскресении Самого Господа, так и о воскресении Пресвятыя Его Матери.

Апостолы Христовы после трапезы возвратились опять ко гробу, взяли оставленную там плащаницу в утешение скорбящим и в достоверное свидетельство восстания Богоматери из гроба и потом опять перенесены были на облаках – каждый на место своего служения, радуясь о преславном торжестве Богородительницы над смертию и тлением. И поистине не могла быть удержана во власти смерти – Скиния жизни; не могла быть с прочими тварями предана нетлению Та, Которая нетленно родила Зиждителя твари. Верховный Законодатель восхотел сам быть исполнителем Закона, Им данного, чтобы дети почитали своих родителей, а потому и почтил Пренепорочную Свою Матерь, как Самого Себя: как Сам воскрес со славою в третий день и вознесся с пречистою Своею плотию на небо, так и Родительницу Свою воскресил со славою в третий же день и взял к Себе в небесные селения. О сем пророчествовал еще божественный Давид, когда воспел: Воскресни, Господи, в покой Твой, Ты и кивот святыни Твоея (Пс. 131, 8). Исполнились пророка в сих двух воскресениях! Воскресло тело Господа и препрославленно на всю вечность седением одесную Бога Отца, воскрешен и кивот святыни Господней, воскрешено и прославлено тело Богоматери, освященное воплощением Бога Слова. Гроб Богоматери, так же как и Сына Ее, иссеченный из камня, и до сих пор остается пуст, и чада веры чтят Его благоговейным поклонением 170.

Так жила на земле и так преставилась от земли на небо Высшая не только всех человеков, но и всех Ангелов – Матерь Господа нашего. Владычица мира не присутствует уже телом на земле, но и по успении Она не оставила мира; преставилась из жизни временной Матерь Жизни вечной, но и по преставлении Своем молитвами своими избавляет Она от смерти души наши. Предадим же себя всецело Ее святому и всесильному путеводительству и покрову и будем сердцем и устами всегда к Ней взывать гласом Архангела: «Богородице Дево, радуйся, Благодатная Марие, Господь с Тобою; благословена Ты в женах и благословен плод чрева Твоего, яко Спаса родила еси душ наших».

ПРИМЕЧАНИЕ Место погребения Богоматери

Священная пещера, в которой положено было Богоприемное тело Пресвятой Девы, существует доныне. Многие великие и славные города пали, многие народы изменились со времени блаженного успения Пренепорочной Матери Господа, а смиренный вертеп, на краткое время приявший всечестное тело Владычицы нашей, доселе хранится Промыслом Божиим в стране, порабощенной владычеству неверных, и благоговейно посещается благочестивыми поклонниками. Вот как описал святую пещеру и находящуюся в ней гробницу Богоматери наш благочестивый путешественник Василий Григорьевич Барский, видевший ее в 1726 году.

«Снидохом к Гефсимании, яже стоит при потоце Кедрском, идеже иногда весь бяше, якоже чтется в Писании Божественном, и люди жительствоваху в ней; ныне же токмо сады обретаются, и гроб Матери Божия стоящ в земле глубоко в церкви, от неяже здания вне ничтоже зрится, токмо вход, имущ вниз степеней пятьдесят, идеже посреди степеней от обою страну суть гробы святых Иоакима и Анны; посреди же олтаря есть каплица каменна, в нейже внутрь гроб Матери Божия; каплица и гроб от мрамора бела составлена, идеже висят 18 кандилов стеклянных: Греческих 6, Римских 4, Арменских 4, два же кандила Коптов, и два Сирианов. Церковь 171 оная в подобие пещеры, есть создана в земли, от благочестивыя Царицы Елены; расположена же есть крестообразно, и есть в долготу и в широту довольна; престолы в ней к литургисанию различныя секты имут. Греки же на начальном престоле служат литургию, и то не всегда, токмо в некие праздники и воскресные дни. Церковь та, или паче рещи пещера, стоит пуста; егда же литургисают, тогда от града иноки приносят вся с собою облачения и сосуды церковные» 172.

Барский подходил к погребальной пещере, спустившись с горы Элеонской и возвращаясь в Иерусалим; а другой поклонник наш, еще недавно – в 1835 году – посещавший Святые места Палестинские, шел к ней из Иерусалима через ворота Гефсиманские или Овчие. Это те самые врата, коими Пресвятая Дева, еще при жизни Своей, по вознесении Господа, весьма часто выходила из города на гору Элеонскую молиться и чрез которые, по успении, Святое тело Ее несено было апостолами в погребальную пещеру, почему арабы и называют их вратами Святой Марии. В недальнем расстоянии от сих врат идет обрывистый спуск в долину Иосафатову, на которой, вправо, общее кладбище иудеев. За долиною Иосафатовою возвышается гора Элеонская и у самой подошвы сей горы – вход в погребальный вертеп Пресвятой Девы.

«Когда перед нами,– говорит сей путешественник,– раскрылись двери вертепа, я был поражен его живописностию и невольно произнес: «Милосердия двери отверзи нам, благословенная Богородице!» От самого входа крутой спуск, более нежели по пятидесяти мраморным ступеням, ведет под сводом широкой галереи, в таинственный мрак земных недр; свет дневной сбегает туда дымною ароматическою полосою, которая образована непрестанно развеваемым из кадил ладаном, и соединяется, в самой глубине, с мерцающим светом лампад.

Сойдя ступеней на пятнадцать, показывают в одном углублении, на правой стороне, две гробницы: в них почивают родители Пресвятой Девы, Иоаким и Анна. С противной стороны, в таком же углублении, видна гробница святого Обручника Пречистой Девы Марии.

Тотчас при окончании спуска, поворотя направо, открывается картина изящная: по всему своду обширной галереи блестят гирлянды зажженных лампад, золотых и серебряных, перепутанных во все стороны. Мерцающий свет их не побеждает подземного мрака, а производит тот же вид, какой представляют звезды на темном покрове неба. Посреди галереи – из отдельной каменной пещеры – выходят сквозь узкую дверь яркие лучи света: там гробница Царицы Ангелов! Сия гробница, одетая белым мрамором, углубляется в стену: над нею горят беспрестанно более двадцати драгоценных лампад. Наружность и внутренность гробовой пещеры ничем не украшены, но природный камень прикрыт только навешенными шелковыми тканями. Самые магометане, особенно женщины, приходят молиться Пресвятой Деве. Отныне ублажат Мя вси роди! (Лк. 1, 48).

Погребальный вертеп Матери Божией находится во владении Греков и Армян. Священная гробница служит жертвенником, на котором совершается Божественная Литургия» 173.

Вот в каком состоянии находятся ныне погребальный вертеп и гробница Пресвятой Девы Богоматери! Счастлив тот, кому удалось черпать дух благочестия и упование жизни вечной в таких местах, где и памятники смерти служат живым доказательством бессмертия и воскресения тела нашего. Немногие, и весьма немногие могут наслаждаться сим святым счастием; впрочем, у нас, в нашем православном отечестве, есть другое, можно сказать, свое домашнее утешение благодатное, ниспосланное нам от Благодатной. Это святые чудотворные иконы, изображающие Успение Преблагословенныя Владычицы нашея: древнейшая из них есть икона, находящаяся в большом храме святой Киево-Печерской Лавры 174.

* * *

141

В Праздник Обновления.

142

Стихира на Рождество Пресвятой Богородицы.

143

Кондак на Вход во храм Пресвятой Богородицы ноября 21-го числа.

144

Святой Епифаний говорит, что принял Богоматерь во храме архиерей Захария, родитель Предтечи.

145

Св. Григорий Назианзин. Т. П. С. 276 (по изд. Биллия).

146

Св. Иоанна Златоустого в Беседе Ш на Евангелие от Матфея.

147

Св. Афанасия Александрийского в Слове на Рождество Христово.

148

Св. Иоанна Дамаскина в Слове на Рождество Христово.

149

Стихира на Благовещение Пресвятой Богородицы.

150

Св. Иоанна Златоустого в IV Беседе на Евангелие Матфея.

151

Блаж. Андрея, Архиепископа Иерусалимского, Слово на Благовещение Пресвятой Богородицы.

152

Св. Прокла, Архиепископа Константинопольского, Беседа о Воплощении Господа нашего Иисуса Христа. «Христианское Чтение», 1832. Ч. LXVIII. С. 298.

153

См.: Цветная Триодь, неделя 3-я по Пасхе, св. жен-мироносиц. Стихира Воскресная, догматик.

154

Св. Феодота, епископа Анкирского, в Слове на Святую Богородицу и на Симеона. «Христианское Чтение». 1841, ч. 1. С. 226.

155

См.: Никифора Ксанфинула Толкование на Честнейшую в старой Скрижали.

156

Св. Дамаскин. Кн. III, гл. 2.

157

На вечерни стих. 2.

158

Кн. V, гл. 21.

159

Что Иосиф еще жив был тогда, когда двенадцатилетний Отрок Иисус удивил Своею мудростию иерусалимских книжников и старейшин, это видно из Евангелия (Лк. 2, 43), но после сего уже не упоминается об нем в Евангельской Истории. Церковный историк Георгий Кедрин пишет, что он был уже осмидесяти лет, когда обручена была Святая Дева Мария, и что всех лет жизни его было сто десять.

160

Св. Иоанн Дамаскин, глава XXIV, о Молитве Господней.

161

Смотри канон о распятии Господа и на Плач Пресвятой Богородицы, песнь 4-я и 5-я.

162

Смотри канон в понедельник Светлой недели: песнь 1, 3, 4-я.

163

На Литии Славник на праздник Вознесения Господня.

164

В толковании на Евангелие.

165

В Синаксаре на Вознесение.

166

Св. Епифаний Кипрский; см. Синаксарь на Вознесение Господа Иисуса.

167

А. С. Норов. Путешествие ко святым местам. Ч. 1. С. 185, 187.

168

Девятый час за полночь.

169

Почему одр, а не гроб? Потому что у евреев не было общего обычая строить гробы, подобные нашим. Тело покойника обыкновенно пеленали, как тело младенца, завертывая оное в плащаницу или синдон, и перевязывая повивальниками, а голову покрывая платком (Ин. 11, 44); умащали ароматами, особенно смирною и алоем, вывозимыми из Аравии; умащенное и повитое тело возлагали на одр или погребальные носилки и несли за город, за село, вообще за жилые места на кладбище. Кладбища у евреев были двух родов: одни общие, которые назывались гробами сынов людских (4Цар. 23, 6; Иер. 26, 23); другие частные, принадлежавшие знаменитым фамилиям (Быт. 23, 4–20; 50, 13; Суд. 8, 32; 16, 31; 2Цар. 2, 32; Ин. 19, 38–41). Простой народ хоронил своих покойников на общих кладбищах, в обыкновенных могилах; у людей знатных были родовые крипты, или усыпальницы, кои в Священном Писании называются то пещерою, то гробом вообще. Так Авраам похоронил Сарру, жену свою, в пещере сельей (Быт. 23, 19). Так и патриарх Иаков погребен в той же пещере. О Гедеоне сказано, что он погребен во гробе Иоаса, отца своего (Суд. 8, 32); Сампсон, Асаил и другие равным образом погребены во гробах отцов своих (Суд. 16, 31; 2Цар. 2, 32). Всечестное тело Пресвятой Девы Богородицы было погребено апостолами не на общем кладбище и не в обыкновенной могиле, а в особой пещере, принадлежавшей Ее святой фамилии. См. «Воскресное Чтение», № 18, 10-я неделя по Пятидесятнице (август 8, 1843 г.).

170

См. Примечание. Место погребения Богоматери.

171

Во имя Успения Божия Матери. А. Н. Муравьев. Путешествие ко Святым местам в 1830 году. СПб., 1833. С. 232.

172

Пешехода Василия Барского Путешествия ко Святым местам. Ч. I. С. 197.

173

См.: Авр. Норов. Путешествия по Святой Земле в 1835 году. Ч. I. СПб, 1844. С. 275–283.

174

См. «Воскресное Чтение» № 18; неделя 10-я по Пятидесятнице, августа 8, 1843.


Вам может быть интересно:

1. Священная история Андрей Николаевич Муравьёв

2. Об истинах православно-Христовой веры и Церкви – Г святитель Тихон Задонский

3. Об истинах православно-Христовой веры и Церкви – П святитель Тихон Задонский

4. Симфония по творениям свт. Тихона Задонского – Благоговение святитель Тихон Задонский

5. Дневник. Том XVII. 1872-1873 – Декабрь праведный Иоанн Кронштадтский

6. Симфония по творениям свт. Тихона Задонского – Благородство святитель Тихон Задонский

7. Православная Церковь и сектанты – О святости церкви протоиерей Димитрий Владыков

8. Православная Богословская энциклопедия или Богословский энциклопедический словарь. Том III – Векк Иоанн профессор Александр Павлович Лопухин

9. Зёрна добромыслия. Мысли и советы на каждый день архимандрит Фаддей Витовницкий

10. Книга пророка Даниила преподобный Ефрем Сирин

Комментарии для сайта Cackle