свящ. Александр Сердобольский

О необходимости крещения младенцев

(Против штундобаптистов, меннонитов и сродных с ними сектантов)

Веруем, что св. крещение, заповеданное Господом и совершаемое во имя св. Троицы, необходимо. Ибо без него никто не может спастись, как говорит Господь: «аще кто не родится водою и Духом, не может внити в царствие Божие» (Ин.3:5). Посему оно нужно и младенцам; ибо и они подлежат первородному греху и без крещения не могут получить отпущения сего греха… и, следовательно, не спасаются (Посл. восточ. патр., чл. 16).

Господь наш Иисус Христос, еще до установления для Своей церкви новозаветного крещения, в беседе с Никодимом, мужем праведным, искавшим царствия Божия, ясно указал на необходимость духовного возрождения для достижения спасения: истинно, истинно говорю тебе: если кто не родится свыше, не может увидеть царствия Божия (Ин.3:3). Известно, что Никодим не понял этих пророческих слов Господа и тотчас же высказал свое недоумение: как может человек родиться, будучи стар? неужели может он в другой раз войти в утробу матери своей и (в другой раз) родиться? (Ин.3:4). Но Господь, не ослабляя Своей мысли, а еще более усиливая ее и как бы поясняя, в ответ на недоумение Никодимово сказал следующее: истинно, истинно говорю тебе: если кто не родится от воды и Духа, не может войти в царствие Божие. Рожденное от плоти есть плоть, а рожденное от Духа есть дух (Ин.3:5–6). Т. е., – как ни удивительно для человека и как ни непонятно для его разума, но другое (новое) рождение свыше необходимо для достижения царствия Божия и при том необходимо настолько, что без него совершенно невозможно войти сюда; поэтому то рождение свыше и будет предоставлено всем ищущим царствия Божия, – и кто воспользуется им, войдет в сие царствие, а кто не воспользуется, тот не будет иметь никакой возможности войти в него. Но при этом, – как бы так говорил Господь, – знай, что означенное рождение свыше будет рождение не плотское, а духовное и будет состоять не во втором рождении от утробы матерней, а – в рождении, которое будет совершаться с одной стороны под невидимым и непостижимым действием Св. Духа (Ин.3:8), а с другой – при видимом и осязательном участии вещественной воды.

Так Господь предъизобразил таинственный и благодатный способ возрождения людей водой и Духом, – т.е. предъизобразил таинство крещения. Но установление этого таинства произошло уже только по воскресении Христовом, когда Он, принявши от Бога Отца всякую власть на небеси и на земли (Мф. 28:18), сказал Своим ученикам следующее: итак идите, научите все народы, креся их во имя Отца, и Сына, и Св. Духа, уча их соблюдать все, что я повелел вам; и се Я с вами во все дни до скончания века (Мф.28:19–20) и кроме того прибавил кто будет веровать и креститься, спасен будет; и кто не будет веровать, осужден будет (Мк.16:16). Здесь уже ясно Господь преподал апостолам, а в лице их и их преемникам, заповедь крестить все народы, во все времена новозаветной церкви Христовой, до самого скончания веков.

И действительно, история апостолов, их деяния и послания ясно говорят нам, что апостолы признавали таинство крещения безусловно необходимым для спасения каждого человека и для вступления его в царство благодати (т. е. в церковь Христову), – всякий раз, когда встречались обращающиеся к вере во Христа, считали необходимым для них тотчас креститься и действительно крестили их. Так, ап. Петр, в день пятидесятницы говорил собравшимся в Иерусалиме: покайтеся и да крестится каждый из вас во имя Иисуса Христа для прощения грехов; и получите дар Св. Духа… И охотно принявшие слово Его крестились, и присоединилось в тот день душ около трех тысяч (Деян.2:38,41). Так когда (Самаряне) поверили Филиппу, благовествующему о царствии Божием и о имени Иисуса Христа, то крестились и мужчины и женщины (Деян.8:12). Тот же Филипп благовествовал евнуху об Иисусу.., и сказал евнух: что препятствует мне креститься? Филипп же сказал ему: если веруешь от всего сердца, можно. Он сказал в ответ: верую, что Иисус Христос есть Сын Божий. И приказал остановить колесницу: и сошли оба в воду, Филипп и евнух; и крестил его (Филипп евнуха) (Деян.8:35–38). Так Савл, ослепленный Господом на пути в Дамаск, после проповеди некоего Анании прозрел и крестился (Деян. 9:18; ср. Деян. 22:6–16). Так крестилась со своими домашними одна женщина из Фиатир, именем Лидия (Деян.16:14–15), и темничный страж со всеми домашними своими (Деян.16:33). Крисп, начальник синагоги, уверовав в Господа со всем домом своим, и многие из коринфян, слушая уверовали и крестились (Деян.18:8). Некоторые ефесские ученики, крещенные только Инновым крещением покаяния, после увещания ап. Павла крестились во Имя Господа Иисуса (Деян.19:1­–6). Так ап. Павел крестил в Коринфе еще Гайя и Стефанов дом (1Кор.1:14,16) и т. д.

Мало того, ап. Петр считал крещение настолько необходимым для всякого, что преподавал его даже и тем, которые еще до крещения удостаивались получить дары Св. Духа. Когда Петр еще продолжал (свою) речь (сотнику Корнилию), Дух Св. сошел на всех слушавших слово, и верующие из обрезанных, пришедшие с Петром изумились, что дар Св. Духа излился и на язычников. Ибо слышали их говорящих языками и величающих Бога. Тогда Петр сказал: кто может запретить креститься водою тем, которые как и мы, получили Св. Духа? И велел им креститься во имя Иисуса Христа (Деян.10:44–48).

Равным образом и ап. Павел, говоря о великом деле нашего спасения, выражается, что Христос возлюбил церковь и предал Себя за нее, чтобы освятить ее, очистив баней водною, посредством слова (Еф.5:25–26) и что он спас нас именно баней возрождения и обновления Св. Духом (Тит.3:5).

Не станем приводить здесь множества других мест Св. Писания, свидетельствующих, что крещение существенно необходимо для всякого, кто только желает очиститься от грехов (Деян. 2:38), умереть для греха (Рим.6:2), соделаться чадом Божиим (Гал.3:26) и жить обновленной жизнью для Бога (Римл.6:4,10), быть членом тела Христова или церкви Его (1Кор.12:13) и наследником вечной жизни (Тит.3:7).

В виду такого столь высокого и важного значения таинства крещения, св. церковь наша, по примеру апостолов, действовавших согласно учению Христову, никогда и никому не отказывает в этом спасительном таинстве. И прежде всего Церковь, как чадолюбивая мать, вопреки лжеучению некоторых сектантов, заповедует совершать крещение над младенцами; тогда как сектанты эти, именуемые штундобаптистами, меннонитами и пр., крещение младенцев, как существ якобы чистых от первородного греха и притом не сознающих себя, не имеющих ни своего разума, ни свободного произволения, признают излишним и недействительным. «Крещение человека действительно, говорят они, только в том случае, когда человек сам лично может исповедовать свою веру. Следовательно люди, получившие крещение в детстве, не могут быть названы истинными христианами; чтобы стать таковыми, они должны вновь креститься в зрелом возрасте, когда изменится их смысл –из прежнего плотского греховного в новый духовный смысл, свободный от греха; т. е. иначе: когда произойдет возрождение или перерождение человека». В основание для таких рассуждений они ставят слова Иисуса Христа: кто будет веровать и креститься спасен будет (Мк.16:16). Из этих слов, говорит, видно, что человек должен исповедать свою веру еще до крещения; только имея веру, человек может получить крещение и будет спасен, – т. е. станет членом церкви Божией.1

Что же ? Быть может сектанты и правду говорят, что для младенцев крещение не только излишне, но и недействительно, так как младенцы святы и притом же не имеют ни сознания, ни свободного произволения?!... Посмотрим, что нам скажет об этом Свящ. Писание и Св. Предание…

Священное Писание учит, что все люди произошли от Адама после того, как он согрешил и после того, как природа его уже представляла зараженный поток, из которого не мог вытекать чистый и беспорочный ручеек. Следовательно, согрешивший Адам не мог уже сообщить своему последующему потомству безгрешности и нетления, которых не имел и сам при рождении детей.2 Значит, все мы, не исключая и младенцев, подлежим первородному греху.

Этот первородный грех есть то греховное состояние человеческой природы, которое люди получают путем естественного рождения от своих родителей. Первородный грех есть «самое начало зла в человеке, противодействующее добру, оскверняющее всего человека и не позволяющее ему примириться с Богом, держащее его в состоянии отпадения от Бога и противления Ему; от него (первородного греха) происходят и все частные грехи и преступления… он есть главное препятствие для всякого человека к примирению с Богом и ко вступлению в царство Христово, – препятствие, которое нужно уничтожить и которое уничтожается в возрождении, т. е. в крещении, т. е. в крещении. Грех сей передается от родителей к детям, и потому рожденный от плоти и сам плоть есть»3. А что действительно первородный переходит путем естественного рождения от наших прародителей (Адама и Евы) на все их потомство, – в этом убеждает нас само Слово Божие. Св. ап. Павел в послании к Римлянам пишет: «Как одним человеком грех вошел в мир, и грехом смерть; так и смерть перешла во всех человеков, потому что в нем (т. е. в Адаме) все согрешили» (Рим.5:12). «Преступлением одного подверглись смерти многие (все)» (Рим.5:15). «Преступлением одного сметь царствовала посредством одного» (Рим.5:17). «Преступлением одного (последовало) всем человекам осуждение» (Рим.5:18). Непослушанием одного человека сделались многие (все)4 грешными (Рим.5:19). Из этих слов ап. Павла видно, что грех вошел в мир чрез одного человека Адама, что чрез Адама же вошла в мир и смерть, как последствие греха, что чрез грех Адама смерть вошла во всех людей; а если смерь вошла во всех людей, если все люди умирают, то значит и грех Адамов перешел во всех людей, потому что где находится смерть (следствие греха), там находится и грех (как причина смерти); но мы видим, что умирают не одни взрослые, имеющие свои собственные (личные грехи), но и умирают и младенцы, еще не многие делать своих собственных грехов, – значит, смерь вошла и в детей (младенцев), а смерть по учению св. ап. Павла, есть следствие Адамова греха, смерть всходит в человека только чрез грех Адамов; а если в детях есть смерть, то значит есть в них и грех Адама, т. е. первородный грех; значит и дети – младенцы нечисты, скверны пред Богом и, вследствие этой скверны, не могут войти в Царствие небесное. Если же хотим, чтобы они вошли в него, то должны позаботиться очистить их от этой скверны в таинстве крещения. Теперь, кажется, ясно и понятно, почему этот Христос Спаситель сказал: «кто не родится от воды и Духа, не может войти в царствие Божие» (Ин.3:5)5.

Подтверждение этого учения св. ап. Павла о первородном грехе и о его распространении на весь род человеческий, не исключая, конечно, и младенцев, мы видим и в словах праведного Иова: «Кто родится чистым от нечистого? ни один». (Иов. 14:4)6. Этими словами Иов показывает, что человек рождается с какой-то нечистотой, которую он (Иов) в 1 стихе этой же главы считает причиной бедствий, постигающих человека в настоящей жизни, а в 3 стихе считает это нечистоту преступлением, за которое человек подвергается Божию суду: «Человек, рожденный женою, пресыщен печалями. И на него Ты отверзаешь очи Твои и меня ведешь на суд с Тобою» (Иов.14:1,3). Разуметь под этой нечистотой нечистоту телесную (увечье, раны, проказу и пр.) нельзя, ибо такая нечистота сама по себе не может сделать человека виновным пред Богом, человек может быть виновным пред Богом только лишь за нечистоту нравственную, т. е. за грех. Но только что рожденный не может грешить, – следовательно, под этой нечистотой нужно разуметь ту греховность человеческой природы, которую каждый новорожденный младенец наследует чрез естественное рождение от своих родителей, в свою очередь зараженных этим же прародительским грехом. Не ясно ли здесь проводится мысль, что все мы, как справедливо замечает св. ап. Павел, является на свете уже «по природе чадами гнева» Божия (Еф.2:3)? А св. пророк и царь Давид говорит, что человек с грехом даже зачинается и рождается: «я в беззаконии зачать, и во грехе родила меня мать моя» (Пс.50:7). Ясно, что беззаконие и грех был в младенце Давиде уже при самом зачатии и рождении его. Что же это за беззаконие, в котором св. царь Давид был зачат, – и что это за грех, с которым и в котором родила его мать его? Это не есть беззаконие и грех самого Давида, ибо он, находясь еще в утробе своей матери, не был в состоянии грешить. Это не есть беззаконие и грех и родителей Давида, ибо они по жизни своей были праведны и благочестивы и при том находились друг с другом в законном супружестве. Очевидно, что беззаконие и грех, о котором говорит царь Давид, есть грех первородный, который чрез естественное рождение переходит от Адама и Евы на всех их потомков; очевидно, это тот грех, о котором св. ап. Павел говорит: «непослушанием одного человека сделались многие грешными» (Рим.5:19)7. Если же мы даже и зачинаем, и рождаемся со грехом, то значит т младенцы таки не безгрешны или точнее – несвободны от первородного греха, – значит, и младенцы нуждаются в очистительном средстве, а это средство и есть таинство св. крещения8.

Отсюда само собой становиться очевидным, что сектанты, – оказывая в крещении младенцам, рождающимся со грехом, как «не сделавшим еще никаких грехов», – оставляют своих младенцев под осуждением за грех (Рим.5:18; Еф.2:3), лишают их благодатных средств в их будущем возрастании и закрывают им двери рая. Но кто же из здравомыслящих людей решится на такой гибельный для детей поступок? И чье сердце не содрогнется при мысли о том гибельном пути, на котором сектанты оставляют своих детей – младенцев, лишая их крещения? Сектантам нужно бы поглубже вдуматься в слова Спасителя: «кто не родится водою и Духом, тот не может войти в царствие Божие.» (Ин.3:5); они бы увидели, что здесь не сделано исключения для младенцев; они бы увидели, что по смыслу этих слов возрождение водой и Духом равно необходимо как взрослым, так и младенцам. Ибо «рожденное от плоти есть плоть», и только «рожденное от Духа есть дух» (Ин.3:6). Значит и новорожденные младенцы, как рожденные только от плоти (т. е. рожденные с греховным расположением, с грехом) имеют существенную нужду и в рождении духовном, т. е. в крещении; иначе – младенцы, оставленные без св. крещения, при легкой возможности смерти в детском возрасте, лишаются духовных благ, подаваемых в крещении и погибнуть для царствия Божия. А если так, если вход в царствие Божие открывается для людей (равно для взрослых и для младенцев) только дверью крещения, то само собой понятно, что нужно крестить и младенцев. Ибо, чтобы выходило в противном случае? Да выходило бы то, что Бог, указавши такое средство к спасению, которым младенцы совершенно не могут пользоваться тем самым уже преградил бы младенцам путь в царствие Божие. Но разве можно допустить такое отношение Бога к невинным младенцам?! Разве мыслимо, чтобы чадолюбивый Отец небесный затворил для младенцев двери в царствие небесное только потому, что они младенцы и что они, по причине своего возраста, не имеют ни «свободного произволения, ни собственной веры»! Мыслимо ли это со стороны всеблагого Бога, Который «хочет, чтобы все люди (согрешившие в Адаме) спаслись», а следовательно – и младенцы, – Который так возлюбил мир, что не пощадил и Единородного Сына Своего, «предавшего Себя для искупления всех» (1Тим.2:4,6), но не взрослых только.

«Но если, возражают сектанты, родители в таинстве крещения омылись от первородного греха то значит его в них нет уже, а если в родителях нет первородного греха, то откуда эе он берется в детях, только что родившихся от очищенных уже родителей»?

Св. православная церковь учит что «крещение изглаждает, уничтожает в нас первородный грех. Это значит, что крещение очищает собственно греховность нашей природы, наследованную нами от прародителей: это значит, что чрез крещение мы выходим из состояния греховного, перестаем быть виновными перед Богом, делаемся совершенно чистыми и невинными пред Ним благодатью Духа Святого, вследствие заслуг нашего Искупителя. Но это не значит, чтобы крещение уничтожало в нас самые последствия греха – удобопреклонность ко злу более чем к добру, болезни, смерть и пр., – потому что все означенные следствия остаются и в людях возрожденных, как об этом свидетельствует опыт и Слово Божие».9 В послании к Римлянам св. ап. Павел пишет о себе, что он, будучи даже апостолом, не может побороть в себе преклонности более ко злу, чем к добру. «Доброго, говорит он, которого хочу, не делаю, а злое, которого не хочу, делаю. Если же делаю то, чего не хочу, – уже не я делаю то, но живущий во мне грех» – (т. е. следствие первородного греха). В членах моих вижу иной закон, противоборствующий закону ума моего и делающий меня пленником закона греховного, находящегося в членах моих» (Рим.7:19–20,23). Прекрасным пояснением этих слов апостола служит следующее рассуждение бл. Августина: «тот грех, говорит он, который еще в раю изменил человека на худшее, наследуется от всякого родителя и изглаждается только в возрожденном, так что и от родителей возрожденных, в которых он бывает прощен и покрыт, передается в виновность рождающимся от них детям, если только и из, подлежат ему (первородному греху) по первому плотскому рождению, не освобождает от него второе духовное рождение. Этой удивительной вещи Творец преподал удивительный пример10 в доброй маслине и маслине дикой, где не только из семени дикой маслины, но и из семени маслины доброй одинаково вырастает дикая маслина. Посему, хотя и в людях, рождающихся по природе, но возрождающийся по благодати, есть противящаяся закону ума похоть, однако она не вмениться им во грех, поелико прощается в прощении грехов, – и не представляет собой ничего преступного, если только сами они не соглашаются с ее движениями к непозволительному. Но дети из по той причине, что зесеменяются не духовной, а плотской похотью, путем рождения (как бы от доброй маслины некая дикая нашего рода маслина) навлекают на себя виновность, так что освободиться от сей заразы могут лишь путем возрождения. Посему дети, еще не осквернившие себя грехами собственными, личными, по самому рождению своему, подлежат власти дьявола и вечному осуждению»11.

Отсюда ясно, что и возрожденные в таинстве крещения родители передают детям, как необходимое наследие, первородный прародительский грех.

Но сектанты рассуждают далее так: «св. ап. Петр говорит: «крещение (есть) не плотской нечистоты омытие, но обещание Богу доброй совести.» (1Петр.3:21). На основании этих слов мы, говорят сектанты, веруем, что когда человек (взрослый, а не младенец) раскается во всех своих грехах и даст обещание впредь жить по доброй совести, тогда ему прощаются от Бога все его грехи. Это и значит, что человек родился от Духа; в воде где его погружают только для того, чтобы показать, что человек в покаянии омылся от всех своих грехов и имеет веру во Христа». Значит, по мнению сектантов, истинное христианское крещение состоит в раскаянии человека в своих грехах, в исправлении своей жизни и в обещании впредь жить по доброй совести, значит, крещение есть очищение человека от грехов, невидимо совершаемое самим Богом в покаянии; водное же крещение, совершаемое сектантами, по их учению, есть поэтому не что иное, как видимый знак покаяния, видимый знак веры во Христа и очищения от грехов крещаемого в покаянии.

Но, считая христианское водное крещение только видимым знаком покаяния и веры крещаемого и видимым знаком очищения его от грехов, наши сектанты жестока ошибаются. Это не христианское крещение, это – крещение Инново, которое действительно служило символом веры в грядущего Мессию (Христа Спасителя), символом покаяния во грехах и решимости крещаемого на новую добрую жизнь и символом очищения его от грехов в покаяния, как об этом свидетельствуют Евангелисты – Лука (в книге Деяний) и Марк. «Инн крестил крещением покаяния, говоря людям, чтобы веровали в Грядущего по нем, т. е. во Христа Иисуса» (Деяню 19:4). «Явился Инн, крестя в пустыне, и проповедуя крещение покаяния для прощения грехов». (Мк.1:4). Но, крестя крещением покаяния, Инн Педтеча в то же время учил народ, что между его крещением и крещением Иисуса Христа есть большая разница: «Я, говорил он своим слушателям, крещу вас в воде в покаяние (т. е. в знак того, что вы раскаялись в своих грехах, исправили свою жизнь и, вследствие этого, очистились от грехов в покаянии); но идущий за мною (т. е. И. Христос) будет крестить Духом Святым и огнем» (Мф.3:11). Такое же различие между крещением Инна и крещением Иисуса Христа полагали и свв. апостолы. Так, напр., св. ап. Павел сказал Ефесским ученикам: «Инн крестил крещением покаяния, говоря людям, чтобы веровали в грядущего по нем, т. е. во Христа Иисуса. Услышавши это, они крестились во имя Господа Иисуса. (Деян.19:4–5). Если бы крещение Иисуса Христа было тоже самое, что и крещение Иннов, то ап. Павел не совершал бы его вторично над Ефесскими учениками, которые уже были крещены крещением Инновым. Если же он совершил над ними крещение Христово, то это показывает, что между тем и другим крещением он находил большое различие и считал христианское таинство св. крещения в высшей степени необходимым даже и для тех верующих, которые уже были крещены крещением покаяния, т. е. Инновым крещением.

Таким образом, ясно, что христианское водное «крещение» (есть) не плотской (только) нечистоты омытие», не символ только покаяния и веры крещаемого в Иисуса Христа и не символ очищения его от грехов в покаянии, но есть нечто гораздо важнейшее.

Кажется на что уж ясно св. ап. Павел раскрывает истину о всеобщности первородного греха, когда категорически заявляет, что в Адаме «все» согрешили и когда доказывает эту истину фактом смерти «всех» людей (Рим.5:12), однако, и после этого наши слепотствующие сектанты продолжают доверять более своему кичливому разуму, нежели неопровержимому свидетельству слова Божия. И после этого сектанты силятся находить в слове Божием выражения, как якобы оправдывающие их измышления о бесполезности крещения младенцев. Ап. Павел, говорят сектанты, пишет Коринфянам: «неверующий муж освящается женою верующею, и жена неверующая освящается мужем верующим. Иначе дети ваши были бы нечисты, а теперь святы» (1Кор.7:14). Если же дети, рожденные даже от смешанных браков (христиан с язычниками) святы, то не тем ли более святы дети христиан? А если дети христиан святы, а крещение совершается «во оставление грехов» (Деян.2:38), то к чему же крестить младенцев, рожденных от христианских браков»?

Раньше мы, кажется, ясно доказали, что младенцы (хотя и не имеют своих личных грехов) подлежат греху первородному, а потому подлежат и ответственности за этот грех. Но как же апостол называет детей «святыми»? и при том (что особенно знаменательно) детей называет святыми тот же апостол, который уверяет нас во всеобщности первородного греха; ведь не мог же апостол, «умолявший братию именем Господа нашего Иисуса Христа, чтобы все говорили одно и чтобы все были соединены в одних мыслях» (1Кор.1:10), сам себе противоречит? А если так, то и выше приведенные слова ап. Павла в послании к Коринфянам, где он называет детей «святыми» (1Кор.7:14), мы должны понимать не так, как толкуют их сектанты, а как-нибудь иначе. Но как же в таком случае? Да обратимся к самому тексту, не поделает ли он нам каких-либо указаний на этот счет? «Жена, пишет апостол, которая имеет мужа неверующего, и он согласен жить с нею, не должна оставлять его, ибо неверующий муж освящается женою верующею, и жена неверующая освящается мужем верующим. Иначе дети ваши были бы нечисты, а теперь святы» (1Кор.7:13–14). Значит, спросим мы у сектантов, неверующий муж освящается только потому, что у него жена верующая? Значит, неверующий только чрез одно сожительство с верующей становится «святым», становится верным» членом христовой церкви? Значит, он, и оставаясь язычником, может надеяться не получение спасения? Значит ему не нужно и благодатное таинство крещения, потому что он уже чрез одно сожительство с верующей женой становится «святым»?!... Но ведь с этим не могут согласиться и сами сектанты, – и они, думается нам, не станут отвергать непреложности слов Господа (по крайней мере хоть уж по отношению к взрослым): «если кто не родится от воды и Духа, не может войти в царствие Божие» (Ин.3:5). Но если язычник, состоящий в супружестве с христианкой, не мог быть назван святым в том смысле, что для него крещение уже излишне и требуется, то, конечно, в том же самом смысле не могли быть названы святыми и его дети от жены – христианки. Равным образом, понятие святой прилагается здесь и к детям в том же самом смысле, в каком сказано и о неверующем муже (или жене), – т. е. что они освящаются. Но в каком же смысле нужно понимать это выражение по отношению к детям? – А вот в каком. Но смыслу апостольских слов, естественное сожительство мужа и жены не становиться нечистым с переходом кого-либо из супругов в христианскую веру; такое супружество естественно – законным. Очевидно, Коринфяне очень смущались вопросом можно ли мужу верному (т. е. уверовавшему в И. Христа) продолжить жить с прежней женой – язычницей и наоборот, – можно ли верной жене продолжать жить с неверующим мужем? Коринфянам казалось это преступным, греховным, незаконным. А св. апостол, напротив, говорит: нет, такое сожительство нисколько не преступно; даже напротив, – по силе благодатного состояния одного из супругов, такое сожительство получает характер брака естественно – законного, не противоречащего святости; иначе и их дети были бы нечисты, т. е. незаконны, как плод преступной связи, как происшедшие от преступного и непотребного сожительства; но теперь дети святы, т. е. законны, ибо они рождены в союзе, не противоречащем святости12. В этом именно смысле апостол и называет детей от смешанных браков святыми (т. е. законными), но никак не в том смысле, что такие дети совершенно свободны и чисты от прародительского греха. Ибо, если в этом случае согласиться с сектантами, то тогда необходимо допустить и ту мысль, что всякий неверный муж или жена, помимо таинства св. крещения, может достигнуть царствия небесного только лишь из-за одного сожительства с мужем или женой верными. Ведь освящается же муж неверный женою верною и наоборот?... Но пусть сектанты не забывают, что апостол – не разоритель заповедей Христовых, а точный исполнитель их; он не мог и не может учить вопреки заповеди Спасителя: если кто не родится от воды и Духа, не может войти в царствие Божие (Ин.3:5). А если так, то значит сектанты и опять таки не правы, отвергая необходимость крещения младенцев вопреки прямому смыслу Евангельского учения.

Лишая младенцев крещения, сектанты обнаруживают свое поверхностное, если не сказать более, знание Св. Писания: они упускают из виду, что, по свидетельству Слова Божия (Ин.3:54 1Тим.2:4,6), дети также призываются ко спасению, как и взрослые; мало того, – сектанты забывают, или вернее – не хотят совершенно обращать внимание на то, что, по словам Самого Господа, дети и младенцы являются как бы прямыми наследниками царствия Божия. Евангельское повествование открывает нам, что к Иисусу Христу приносили младенцев и детей, чтобы Он прикоснулся к ним, возложил руки на них и помолился. Видя это, ученики Его старались отстранить детей не способных понимать Иисуса Христа, или считая их чрез это недостойными прикасаться к Господу и принимать от Него благословение, – думали, что дети бесполезно останавливают на себе Его внимание и тем самым только мешают Ему излагать Свое высокое учение пред взрослыми считавшими себя, а противоположность детям, людьми вполне понимающими и вполне способными к принятию и усвоению слышимого. Подобное соображение, конечно, на – руку нашим штундобаптистам и всем кто только отвергает необходимость крещения человека в младенческом возрасте. Но так ли рассудил Господь? Одобрил ли Он Своих учеников? Напротив: Он «вознегодовал» (Мк.10:14) и, подозвавши к Себе детей, сказал ученикам: пустите детей и не препятствуйте им приходить ко Мне, ибо таковых есть царствие Божие. Истинно говорю вам: кто не примет царствия Божия, как дитя, тот не войдет в него (Мк.10:13–164 ср. Мф.19:13–15; Лк.18:15–17)13. Эти слова Спасителя показывают, что Он видел в детях больше восприимчивости к Царствию Божию, чем думают сектанты. – Но вот и еще доказательство из того же слова Божия, что дети, и не имея «ни смысла, ни собственной веры», вопреки лжеучению сектантов, остаются способными к восприятию благодатных даров Духа Божия. Св. Писание нас учит, что иногда чадолюбивый Бог даже во чреве матернем освящал младенцев Духом Святым и тем самым приготовлял их в избранные Свои орудия. Так, о пророке Иеремии Господь говорит: прежде нежели Я образовал тебя во чреве, Я познал тебя, и прежде ты вышел из утробы, Я освятил тебя: пророком для народов поставил тебя (Иерем.1:5). Точно также и об Инне Крестителе мы читаем в Евангелии, что он исполнен был Духа Святого еще от чрева Матери своей. (Лк.1:15) и что он, будучи еще во чреве матери своей Елизаветы, конечно, по внушению Духа Святого радостно взыграл, когда услышал приветствие Божие Матери, Пресвятой Девы Марии (Лк.1:41,44). Подобный же знаменательный в этом отношении пример мы читаем и в евангелии Матфея, когда он описывает торжественный вход Господень в Иерусалим: Спаситель, согласно пророчеству царя Давида – из уст младенцев и ссущих совершил Себе хвалу (Пс.8:3), – был встречен в храме младенческими восклицаниями: Осанна Сыну Давидову (Мф.21:15–16). Все это не свидетельствует ли, что и младенческие души могут находиться в таинственном общении с Богом и могут удостаиваться благодати Святого Духа?! А если так, то значит, младенцы, при всей своей неразвитости, при всей неспособности свободно мыслить и жить сознательной жизнью, вопреки лжеучению сектантов, могут воспринимать и сохранять в себе спасительную благодать св. таинства крещения. Значит, и Богу не может быть угодно, когда Ему посвящаются самые первые начатки или, так сказать, проблески жизни, прекращение которой до крещения, т. е. вне общества верующих в Иисуса Христа, всегда отзываются тяжестью для христианской совести: ибо младенец, умерший до крещения, по смыслу слов Господа – (Ин.3:5 и след.), лишается подаваемых в крещении духовных благ и погибает для царствия Божия. Не можем удержаться, чтобы не привести здесь весьма практического соображения св. Григория Богослова, который имея в виду опасность смерти ребенка до крещения говорит: «лучше без сознания освятиться нежели умереть незапечатленным и несовершенным.14

«Однако», – и после всего вышеизложенного возражают сектанты, – «Св. Писание требует от приступающих к крещению, как необходимого условия – во-первых – веры (кто будет веровать и креститься, спасен будет, а кто не будет веровать осужден будет (Мк.16:16) и еще: если веруешь от всего сердца, сказал диакон Филипп Евнуху, можно тебе креститься (Деян.8:37); а во-вторых – покаяния (покайтесь, сказал ап. Петр собравшимся в Иерусалиме на праздник Пятидесятницы, и да крестится каждый из вас во имя Иисуса Христа для прощения грехов, и получите дар Святого Духа (Деян.2:38). Очевидно, младенцы не могут выполнить этих требований, а потому и крестить их бесполезно».

На это прежде всего мы заметим, что изречения Филиппа и ап. Петра были высказаны исключительно пред взрослыми и для взрослых; следовательно, и нет никакого основания применять их к младенцам в той силе, в какой они применены были в контексте речи к взрослым. При этом считаем не лишним заметить еще и следующее: в то время, когда апостолы проповедовали Евангелие царствия, человеческий род состоял во 1-х из иудеев, которые, хотя и веровали в единого истинного Бога, но не признавали Иисуса Христа Сыном Божиим и Спасителем мира, а во 2-х – из язычников, которые не веровали ни в истинного Бога, ни в Сына Божия. Вследствие этого в то время нельзя было начать обращение людей в христианство и их крещение с маленьких детей, так как неверующие родители ни за что не позволили бы апостолам делать это с их детьми. Значит, нужно было начать обращение людей в христианство и их крещение с взрослых, которые, приняв христианство, уже сами позаботились бы о введении в христианство и о крещении и своих детей. Но так как взрослые люди могут и учиться, и сознательно веровать, и иметь грехи и каяться в них, то естественно возникал вопрос, – на каких условиях нужно принимать в христианство и крестить людей взрослых? И вот Господь отвечает на этот вопрос апостолам: идите, научите все народы (т. е. могущих уже учиться), крестя их во имя Отца, и Сына и Святого Духа. (Мф.29:19). Кто (из могущих уже веровать) будет веровать и креститься, спасен будет, и кто не будет веровать, осужден будет» (Мк.16:16). Что же касается в частности, евангельского изречения – кто будет веровать и креститься, спасен будет, а кто не будет веровать, осужден будет, – то очевидно это изречение разумеет всех людей во всех возрастах, не исключая, конечно, и младенцев. Что же? значит и к младенцам пред крещением должно быть предъявлено требование веры? Да, и к младенцам, но в какой форме и в каком смысле, мы уже показали это в предыдущем своем рассуждении; ибо ясно, что сами младенцы, уже по одной неспособности выражать свои мысли словами, не могут выполнить указанного требования; а если не могут выполнить этого требования, то значит и к крещению их допускать невозможно?! Значит, младенцы, вопреки словам Господа, не могут быть членами церкви Его, не могут быть участниками вечных благ, дверью к которым служит крещение?! Но ведь это выходит, что Господь Сам Себе противоречит. Однако так не кощунствуют даже и сектанты, – и они знают, что неложному Богу (Тит.1:2) даже невозможно солгать (Евр. 6:18). А если так, если Господь пребывает верен, ибо Себя не может отречься (2Тим.2:13), то как же в таком случае нужно понимать и толковать изречение Господа, записанное евангелистом Марком? Во всяком случае не так, как толкуют сектанты, которые здесь относятся к евангельскому тексту слишком поверхностно. Они, хотя и называют себя «духовными христианами», однако не понимают «духовного смысла» Св. Писания, которое дает нам разуметь, что человеку не всегда сообщаются благодатные дарования Божия по его личной вере. Св. Писание доказывает нам, что недостаток (или даже и отсутствие) веры одних выполняется верой других, – напр. родителей, родственников, а иногда даже и просто – знакомых. Мы знаем, Иисус Христос во время своей земной жизни по вере других исцелял не только телесные недуги, но и душевные. Так напр., Господь исцелил одного бесноватого отрока, по просьбе его отца сжалился над ними и помог им. (Мф.17:14–21; Мк.9:17–27; Лк.9:37–43); так Господь по вере матери исцелил бесноватую дочь Хананеянки (Мф.15:22–28, Мк.7:24–30); так в городе Наите Господь не исцелил, а уже воскресил умершего сына одной бедной вдовы (и уже не по вере, а лишь по состраданию к ней), утешив ее словом – не плачь (Лк.7:11–15) и дочь одного некоего начальника синагоги, по имени Иаира, по вере отца ее (Мф.9:18–19, Мк.5:21–24;35–43; Лк.8:40–42;49–56). Мало этого, – Господь не только по вере родителей и родственников (тещу ап. Петра, Мф.8:14–15) являл свое милосердие, но даже и по вере простых знакомых – благодетелей. Так, Господь исцелил слугу сотника капернаумского, по вере господина его. (Мф.8:5–13; Лк.7:1–10) и, по вере принесших расслабленного сквозь кровлю дома, возвратил не только здоровье этому больному, но и даровал ему отпущение грехов: Господь, говорится в Евангелии, видя веру их сказал человеку тому: прощаются тебе грехи твои (Мф.9:2; Мк.3:3­–5; Лк.5:18–20). Очевидно, что во всех этих приведенных нами случаях исцелений и даже воскрешений из мертвых, лица, получившие благодатную помощь от Господа, обнаруживали не только недостаток веры в Него (как язычники и тяжкобольные), но и совершенно полное отсутствие ее (как умершие), – и однако, не смотря на это, удостаивались благодати Божией. Вот на основании этих то и подобных примеров Св. Писания наша церковь и допускает младенцев ко крещению, совершая его над ними по вере родителей и восприемников, которые пред церковью дают обязательство воспитывать крещаемого в вере и благочестии, когда он будет приходить в возраст15.

Допуская младенцев ко крещению, церковь наша, как чадолюбивая мать, по выражению бл. Августина, «дает младенцам ноги других, дабы они ходили, сердце других, дабы веровали, язык других дабы исповедовали, чтобы они, как соделались больными чрез грех других, так и спаслисьб чрез исповедание других, соделавшись здравыми».16.

Весьма важное основание для совершения крещения над младенцами Св. Православная Церковь усматривает еще и в том обстоятельстве, что новозаветное крещение заменило собой ветхозаветное обрезание (Кол.2:11–12), каковое, подобно крещению, служило символом завета человека с Богом и средством ка вступлению в избранное Иегово общество. А по силе этого ветхозаветного закона, обрезанию края плоти должен был подлежать весь мужеский пол, не исключая и младенцев (осьмидневных). Вот что мы читаем об этом завете в книге Бытия (Быт.17: 9–14): и сказал Бог Аврааму…: сей есть завет Мой…: да будет у вас обрезанных весь мужеский пол. Обрезывайте крайнюю плоть вашу, и сие будет знамением завета между Мною и вами. Осьми дней от рождения да будет обрезан у вас в роды ваши всякий младенец мужеского пола рожденный в доме и купленный за серебро у какого-нибудь иноплеменника, который не от твоего семени. Непременно да будет обрезан… Необрезанный же мужеского пола… истребится… ибо он нарушил завет Мой». В словах этого завета, – чтобы впоследствии люди или по малодушию, или по какой другой причине не перетолковали чего по своему, – указывается и возраст, с какого должно начинать обрезание, – т. е. всякий младенец мужеского пола должен быть обрезан у вас восьми дней от рождения (Быт17:12). Как видим, – повеление ясное, точное и строгое; строгое настолько, что, в случае нарушения этого повеления, нарушитель оного подлежал угрозе истребления17. – А ведь, пожалуй, и в ветхозаветное время люди были такие же, как и теперь; пожалуй и тогда, только одни взрослые были способны сознательно вступать в договор (завет) с Богом и по своей греховности нуждались в видимых знаках очищения; и тогда, как и теперь, младенцы, ведь, пожалуй, не способны были обладать ни сознанием, ни свободным произволением. Но ведующий и всеблагой Господь судит не по человечески: Он и младенцев почел нуждающимся в видимом очищения для общения с Богом и для их спасения; обрезание Он положил обязательным не для взрослых только, но и для несмысленных и не могших веровать восьмидневных младенцев. А между тем ап. Павел прямо сопоставляет ветхозаветное обрезание с новозаветным христианским крещением, как прообраз с прообразуемым, говоря: в Нем (т. е. во Христе) вы и обрезаны обрезанием нерукотворенным, совлечением греховного тела плоти, обрезанием Христовым, – быв погребены с Ним в крещении (Кол.2:11–12). Очевидно, св. Апостол не увлекся, подобно нашим сектантам, философией и пустым обольщением, ко преданию человеческому, по стихиям мира, а рассудил об этом по Христу (Кол.2:8), сообразно с здравым учением (Тит.2:1). Т. е. иначе, другими словами: называя христианское крещение нерукотворенным обрезанием, ап. Павел как бы решает наш спор с штундобаптистами и с другими сектантами, отвергающими необходимость крещения младенцев: как в ветхом завете обрезание было необходимым условием для человека (взрослого и младенца) ко вступлению в завет с Богом, так и в новом завете таинство крещения служит тем же необходимым условием ко вступлению в новый завет с Богом, установленный Иисусом Христом для спасения всех людей (опять таки, как взрослых, так и младенцев); как в ветхом завете Бог угрожал истреблением из Своего народа тому из Иудеев, кто (в младенчестве ли, или в другом возрасте) не обрежет края плоти своей18, точно также и Иисус Христос говорит, что тот (взрослый или младенец безразлично) не может увидеть царствия Божия, кто не родится свыше от воды и Духа (Ин.3:3,5); как обрезание во внешнем видимом действии выражало мысль о внутреннем обрезании или умерщвлении плотского греховного человека19, так и крещение в видимом действии20 служит для крещающихся отложением или совлечением ветхого греховного человека с его деяниями (Кол.2:11; Рим.6:3 и сл.). –

И без сомнения, в этом-то сходстве прообраза (обрезания) с образом (крещением) св. апостолы, лучше нас, конечно знакомые с ветхозаветным учением и вернее нас (с сектантами) понимавшие учение новозаветное, находили твердое основание для крещения целых семейств и даже обществ, не имея нужды при этом отличать раздельно человеческие возрасты. – Так известно, что ап. Павел крестил в г. Фиатирах некую Лидию и домашних ее (Деян.16:14–16), темничного стража и домашних его (ст.33); известно также, что он крестил в Коринфе дом Стефанов (1Кор.1:16). Весьма вероятно, что в этих семействах были и дети, которых ап. Павел крестил, конечно, наравне с взрослыми; по крайней мере никто не может утверждать ни того, что в этих семействах были одни взрослые, ни того, что если в них были дети – младенцы, то они оставлены были без крещения21. Но с большей вероятностью о крещении детей Апостолами утверждать на основании крещения целой самарянской общины, где крестились все, внимавшие Симону от малого до великого (Деян.8:5–25). Уже ли в целой городской общине не было детей – младенцев?! И где же при том сказано, что самарянские дети были оставлены без крещения?! Не правдоподобнее ли думать, что в Самарии были без изъятия крещены все – и взрослые и младенцы, ибо сказано, что все внимавшие Симону от малого до великого, крестились?!.. Помимо этого, в св. Писании мы находим не мало указаний, что в обществе тогдашних христиан были крещенные дети. Так, когда ап. Павел был в Троаде, то в числе участников в преломлении хлеба (к какому таинству допускались лишь уже крещенные) упоминается один юноша22 Евтих, который, будучи слишком молод, не выдержал продолжительного ночного бдения, заснул и разбился до смерти, упавши на улицу с 3-го этажа (Деян.20:7–11). Так ап. Инн Богослов писал избранной госпоже и детям ее: я весьма обрадовался, что нашел детей твоих ходящих в истине, как мы получили заповедь от Отца (2Ин.1 и 4 ст.); но так как в истине ходит всякий рожденный от Бога (1Ин.3:7–9), а рождением от Бога (Духа) Сам Иисус Христос называет крещение (Ин.3:3,5), то значит и дети избранной госпожи потому ходили в истине, что были рождены от Бога, т. е. крещены в воде. – Но вот, наконец, доказательства и того, что крещение детей даже требовалось апостолами: а) ап. Петр в день пятидесятницы говорил собравшимся в Иерусалим: покайтесь и да крестится каждый из вас во имя Иисуса Христа для прощения грехов, и получите дар св. Духа. Ибо вам принадлежит обетование и детям вашим и всем дальним, кого ни призовет Господь Бог наш (Деян.2:38–39). б) а ап. Павел писал Критскому Епископу Титу, что пресвитеры должны иметь детей верных (Тит.1:6), т. е. крещенных.

Наконец, вот еще одно возражение, которое сектанты приводят в защиту своего взгляда на крещение младенцев. «Если, говорят сектанты, Сам Иисус Христос крестился будучи тридцати лет (Лк.3:23), то значит и по отношению к нам крещение должно быть преподаваемо только возрастным, но никак не младенцам». Но почему же, спросим мы сектантов, они крестят не дожидаясь тридцатилетнего возраста, как бы следовало по приводимой или параллели?.. Ну … на этот вопрос и сами сектанты не дадут нам ответа. А почему, да потому, что и сами не знают, хотя и замечают, что, приводя это возражение, сами же они и не следуют ему буквально. – Мы вполне согласны с сектантами что Иисус Христос крестился лет тридцати, – так говорится об этом в Евангелии; но применим ли этот пример к нам – грешным людям во всех его сторонах и подробностях? Нет, никоим образом не применим. И мы приходим к такому заключению вот на каком основании. Иисус Христос крестился пред выступлением Своим на общественное служение человеческому роду; Его крещение было как бы посвящением на это служение, подобно тому, как помазание освященным миром или елеем было посвящением для ветхозаветных царей, первосвященников и пророков пред вступлением из в общественное служение народу израильскому. Крестился Иисус Христос Инновым крещением покаяния не для того, чтобы очиститься, ибо в этом Он не имел никакой нужды, но для того лишь, чтобы преподать нам заповедь именно в крещении искать очищения нашей грешной душе. Крещение Спасителя должно служить для нас символом очищения мира от грехов, которые Он принял на Себя. Он должен был креститься, чтобы исполнить всякую правду законную (Мф.3:15), т. е. исполнить все, что требовалось законом от грешника, а Иисус Христос явился в подобии плоти греха. Спаситель должен был принять крещение, чтобы подать нам пример смирения и освятить воды не только Иордана, но и всего мира, низведением на них Духа Святого. Но собственно – крещение Иисуса Христа имело значение свидетельства о том, что Он – Мессия. Это крещение было в собственном смысле Богоявление миру. Явившись миру в смиренном образе человека – плотника (бедняка – мастерового), Иисус Христос Своим крещением явил Себя миру как Бог, как Сын Божий, как Мессия. Крещение Иисуса Христа было необходимо, чтобы сначала сам Инн Креститель безошибочно и несомненно убедился, что Иисус есть Сын Божий – Мессия: Я не знал Его, но пославший меня крестить в воде сказал мне: на Кого увидишь Духа сходящего и пребывающего на Нем, Тот есть крестящий Духом Святым. И я видел, и засвидетельствовал, что Сей есть Сын Божий (Ин.1:33–34). Затем крещение Иисуса Христа было необходимо, чтобы Инн Креститель, сам узнав Мессию, мог безошибочно и несомненно засвидетельствовать о Нем и всему миру. Так об этом свидетельствует сам Инн Креститель, когда говорит: Я не знал Его; но для того пришел крестить в воде, чтобы Он (Иисус Христос – Мессия) явлен был Израилю (Ин.1:31). Иисус Христос, как Бог, если бы и не принял крещения, то ничего не потерял бы; но по отношению к нам этого сказать нельзя, ибо для нас крещение – все; для нас крещение – дверь в царствие Божие. Зачинаясь во грехах и рождаясь со грехом, мы уже по природе – чада гнева Божия (Еф.2:3), мы – рабы тления; таковыми мы и останемся, если не облечемся в нетление чрез таинство крещения. Значит, пример Иисуса Христа для нас обязателен (т. е. крещение для нас обязательно необходимо), но совершенного сближения между действиями Христа и нашими действиями никогда быть не может: ведь Христос – Бог, а мы – люди грешные: ведь что нужно нам, в том Христос не нуждается, Сам дая всем все. Таким образом, вот наше мнение: крещение Иисуса Христа есть образ для нас в том смысле, что как Христос принял крещение в момент выступления Своего на общественное служение, так и мы непременно должны принимать крещение тотчас по появлении нашем на свет, как только мы начинаем жить, – но никак не в том смысле, что и мы, по Его примеру, должны креститься в совершенном возрасте.

Насколько позволили нам наши слабые силы, мы постарались возможно яснее и обстоятельнее рассмотреть вопрос о необходимости крещения младенцев на основании Св. Писания. Для полноты исследования, мы считаем не лишним привести здесь и свидетельства древних христианских отцов и учителей церкви по интересующему нас предмету.

Самое древнее свидетельство о необходимости крещения младенцев мы находим у ученика св. ап. Павла – у св. Дионисия Ареопагита; в своей книге «о церковной Иерархии» он прямо от апостолов производит обычай церкви крестить младенцев. «Божественным нашим наставникам (т. е. апостолам), говорит он, изволился допускать к крещению и младенцев, под тем священным условием, чтобы естественные родители дитяти поручали его кому-либо из верующих, который хорошо наставил его в предметах Божественных и потом заботился о дитяти, как отец, указанный свыше, и как страж его вечного спасения. Этого то человека, когда он даст обещание руководить отрока к благочестивой жизни, иерарх заставляет произносить отречения и священное исповедание»23.

Иустин мученик, почти ученик апостольский, говорит: «младенцы удостаиваются благ, даруемых чрез крещение, по вере тех, которые приносят их ко крещению»24.

Св. Ириней, еп. Лионский, тоже почти ученик апостольский, говорит, что «баня возрождения» (т. е. крещение), вследствие греховного повреждения всех в Адаме, одинаково необходима для всех, не исключая и младенцев, ибо Христос «пришел спасти чрез Себя всех, которые возрождаются чрез Него для Бога, младенцев, детей, отроков, юношей и старцев»25.

Очень важные свидетельства по их ясности, полноте и силе мы читаем у Оригена, церковного учителя III века26: в одном месте он пишет: «по чину Церкви крещение преподается и младенцам»27; в другом месте он несколько раз повторяет, что новорожденные крестятся во оставление грехов и причины этому указывает в учении о наследственной нечистоте28: «так как чрез таинство крещения очищаются скверны рождения, то крещаются и младенцы»; «Церковь, говорит он, предание крестить младенцев приняла от апостолов, которые знали, кому поручены тайны Божественных таинств, что во всех есть нечистота греховная и что она омывается водой и Духом»29.

В третьем же веке Африканский епископ Фид поднял вопрос, не нужно ли крещение, подобно ветхозаветному обрезанию, совершать над младенцами в 8-й день? (Других сомнений в вопросе о крещении младенцев он не имел). По этому поводу Епископ Карфагенский Киприан созвал в 252 году собор и послал Фиду следующую выдержку из соборных постановлений… «Что касается до младенцев, о которых ты говорил, что их не должно крестить во 2-й или в 3-й день после рождения, и что должно соблюдать в сем случае закон древнего обрезания; то на нашем соборе все определили совершенно иное. Ибо никто не согласился с тем, что, по твоему мнению, должно делать; но все мы за лучшее признали не отказывать ни одному рожденному в милосердии и благодати Божией… Если Сам Господь в Евангелии Своем говорит, что Сын Человеческий не прииде душ человеческий погубити, но спасти (Лк.9:56), то сколько это от нас зависит, ни одна душа не должна погибнуть, если то возможно… Если и величайшим грешникам, много грешивших прежде против Бога, когда они потом уверуют, даруется отпущение грехов и никому не возбраняется прощение и благодать; то тем более не должно возбранять это младенцу, который, едва родившись, ни в чем не согрешил, а только, произшедши по полоти от Адама, восприял заразу древней смерти чрез самое рождение и который тем удобнее приступает к принятию отпущения грехов, что ему отпускаются не собственные, а чужие грехи. И потому, возлюбленнейший брат, повторяю: на соборе нашем состоялось такое определение: не должно нам никого устранять от крещения и благодати Бога, ко всем милосердного, благого и снисходительного. Если этого надо держаться по отношению ко всем, то особенно, как мы думаем, надобно соблюдать это по отношению к новорожденным младенцам, которые уже тем заслуживают преимущественно нашу помощь и милосердие Божие, что с самого начала своего рождения они своим плачем и слезами ничто иное делают, как умоляют»30.

Отсюда видим, что в III веке возбуждался вопрос только о том, нужно ли откладывать крещение младенцев до 8-го дня, по примеру ветхозаветного обрезания; вопрос же о том, – должно или нет вообще крестить младенцев, не подвергался сомнению и обсуждению, как вопрос, решенный уже давно церковной практикой в положительном смысле.

В IV веке о необходимости крещения младенцев так говорит св. Григорий Богослов, обращаясь к каждой матери – христианке: «у тебя есть младенец, не давай времени усилиться повреждению; пусть освящен будет в младенчестве и с юных ногтей посвящен Богу. Ты боишься печати по немощи естества, как малодушная и маловерная мать? Но Анна и до рождения обещала Самуила Богу, и по рождении вскоре посвятила и воспитала для священной ризы, не боясь человеческой немощи, но веруя в Бога… Дай своему младенцу Троицу – сие великое и доброе хранилище»31.

Св. Инн Златоуст, святитель того же века, в одном месте своих творений, перечислив дары, сообщаемые крещением, говорит: «видишь, сколько даров крещения?! а некоторые думают, что небесная благодать состоит только в отпущении грехов. По этой причине крестим и младенцев, хотя они не имеют грехов, разумеется личных, чтобы сообщить им: святость, правоту, усыновление, наследие, братство со Христом, чтобы они были Его членами»32.

Из V века блаж. Августин оставил такое свидетельство о крещении младенцев: «не должно пренебрегать обычаем матери – Церкви совершать крещение над младенцами и считать его излишним, но должно смотреть на него, как на апостольское предание»33; и в другом месте тот же Августин говорит: «это (т. е. крещение младенцев) Церковь всегда имела, всегда содержала, это приняла она от веры предков; это соблюдает она постоянно даже до конца»34; а в третьем месте он же говорит: «вполне благочестиво и справедливо верить, что младенцу пользует вера тех, от которых он приносится для получения освящения»35.

«Потому то, как бы поясняет Геннадий Мессалийский, если для крещения приносятся дети, или такие, которые учения не понимают, то, согласно с обычаем крещения, вместо них должны отвечать те, кто их приносит (т. е. восприемники)»36.

Но что особенно важно, – на принятом вселенской Церковью поместном Карфагенском соборе (419–426 г.), относительно крещения младенцев поставлено было: «кто отвергает нужду крещения малых, новорожденных от матерней утробы, детей или говорит, что хотя они и крещаются во отпущение грехов, но от прародительского Адамова греха не заимствуют ничего, что надлежало бы омыть баней пакибытия (из чего следовало бы, что образ крещения во отпушение грехов употребляется над ними не в истинном, но в ложном значении), тот да будет анафема. Из реченного апостолом: единым человеком грех в мире вниде и грехом смерть; и тако смерь во вся человеки вниде, в нем же вси согрешиша (Рим.5:12), подобает разуметь не иначе, разве как всегда разумела кафолическая (т. е. православная) церковь, повсюду разлиянная и распространенная. Ибо, по сему правилу веры, и младенцы, никаких грехов сами собой содевати еще не могущие, крещаются истинно во отпущение грехов да чрез пакирождение очистится в них то, что они заняли от ветхого рождения»37.

Не лишним считаем привести здесь еще и свидетельство «Апостольских постановлений»: «так как Господь сказал: пустите детей приходить ко Мне и не препятствуйте им (Мф.19:14), то надлежит крещать и младенцев»38.

Из последующих веков приведем только немногие слова из послания восточных патриархов о св. православной вере39: «веруем, что св. крещение, заповеданное Господом и совершаемое во имя св. Троицы, необходимо. Ибо без него никто не может спастись как говорит Господь: аще кто не родится водой и Духом, не может внити в царствие Божие (Ин.3:5). Посему оно нужно и младенцам; ибо и они подлежат первородному греху, и без крещения не могут получить отпущения сего греха… и следовательно не спасаются»40.

Итак, на основании Св. Писания и на основании Св. Предания мы с твердостью должны сказать, что крещение для младенцев возможно, нужно и необходимо. Это есть догмат, который покоится и утверждается на самых прочных основаниях; и нужно удивляться смелости, если не сказать – дерзости, тех, которые стремятся ниспровергнуть его, – и все, на чем он основывается, хотят перевернуть вверх и хотят заставить историю говорить не то, что есть в ее памятниках, но что придумано свободомыслящими, сообразно их личным, весьма узким воззрениям. Пусть таковые не забудут того, что выдавать ложь за истину в догматах веры не только вредно для других, но и гибельно для самих себя, ибо в Писании сказано: кто соблазнит одного из малых сих, верующих в Меня; тому лучше было бы, если бы повесили ему мельничный жернов на шею, и потопили его в глубине морской (Мф.18:6). А эта угроза всецело может относится и к распространениям учения о некрещении младенцев (т. е. к штундобаптистам, меннонитам и пр…)

* * *

1

Таково в общем учение всех лжеучителей, оспаривающих необходимость крещения младенцев. К тому же клониться учение и некоторых лютеранских пасторов. По сообщению «Всеобщей Евангелико-Лютеранской газеты» недавно пастор Д-р Зульце в Саксонии составил следующий «план» принятия новорожденного христианского дитяти в общину (Allgemeine Evangelisch-luherische Kirchenzeitung, 1892, № 30: статья «Neologisches,» SS. 722, 723).

а) Несколько времени спустя после рождения дитяти, устрояется в присутствии родителей «церковное торжество», во время которого духовное лицо «от имени общины» высказывается, что она (община) благодарить И. Христа (за что?), дает и этому ребенку спасение (?) и обязывает его родителей сообщать сему ребенку по поручению общины и во имя служения ей все, что необходимо для спасения души. Родители дают обет, что с Божией помощью сделают все, чтобы воспитать вверенное им дитя до степени чада Божия (zu einem kinde Gottes). Если все это выполнено, то и сделана замена (необходимого?) Крещения.

б) До 14 лет дитя получает образование в школе и от духовного лица общины. Если дитя пожелает креститься, то это ему может быть дозволено. Крещение оглашенных по прошествии одного года должно происходить одновременно в присутствии общины. Оглашенные объявляют, что они принадлежат к церкви, несомненно сохраняют веру в Отца и Сына и Св. Духа и хотят вести жизнь по вере… Это исповедание веры должно быть изложено применительно к пониманию детского возраста… Крещение совершается чрез окропление… Крещенные обещаются принять участие в конфирмационном обучении, назначенном в определенное время церковью (общиной).

в) В течение этого обучения, продолжающегося 4 года, молодой человек знакомится с истинами веры более подробно, а в конце обучения происходит конфирмация, как и теперь в лютеранской церкви. Теперь человек уже получает право участвовать в причащении, при чем произносится уже настоящее исповедание веры и дается обет принадлежать церкви Христовой. (См. Труды Киевской Духовной Академии 1892 г. № 12. «Когда нужно креститься.» А. Б-в).

2

Ибо, по общему закону, семя дает плод по роду своему и произведение не бывает лучше своей причины. «Собирают ли с терновника виноград, или с репейника смоквы? не может худое приносить плоды добрые» (Мф.7:16,18).

3

Михаила толк. Ев. Иоанн. 3 гл. примеч. 6–7.

4

По гречески в этих местах пишется не просто πολλοί, что зачит – весь род человеческий, все.

5

Эти слова Господа уже объяснены нами выше.

6

Так читается этот стих в русском переводе с еврейского подлинника. 70-же толковников перевели это место с еврейского на греческий так: «кто чист будет от скверны? никто, хотя был и один день жизни его на земле».

7

Помимо этих мест в Св. Писании ветхого и нового заветов есть множество изречений, дающих понимать, что своим падением Адам не только повредил себе, но и всем потомкам своим. Приведем некоторые из этих изречений: «Все мысли и помышления сердца их (человеков) были зло во всякое время». (Быт.6:5). «Помышление сердца человеческого – зло от юности его» (Быт.8:21). «Нет человека, который не грешил бы» (3Цар.8:46; ср. 2 Парал.6:36). «Он (Бог) и в ангелах своих усматривает недостатки, тем более – в обитающих в храминах из брения (т. е. в людях), которых основание прах, которые истребляются скорее моли» (Иов.4:18–19). «Что такое человек, чтобы быть ему чистым и чтобы рожденному женщиной быть праведным? и небеса не чисты в очах Его, тем больше нечист и растлен человек» (Иов.15:14–16). «Нет делающего добро… все уклонились, сделались равно непотребными; нет делающего добро, нет ни одного» (Пс.13:1,3)/ «Кто может сказать: я очистил мое сердце, я чист от греха моего»? (Притч.20:9). «Нет человека праведного на земле, который делал бы добро и не грешил бы» (Еккл.7:20). «Я знал, что ты поступишь вероломно, и от самого чрева матерняго ты прозван отступником» (Ис.48:8). «Весь мир лежит во зле» (1Ин.5:19). «Все согрешили и лишены славы Божией» (Рим.3:23). «(Вы) мертвы во грехах» (Колос.2:13) и мн. др.

8

Что такого было верование древней вселенской церкви и такого верование нашей св. православной церкви, – доказательством этого могут служить и следующие небольшие выдержки. «Христос», говорит напр. Иустин Философ, почти ученик апостольский, «благоволил родиться и вкусить смерть не потому, чтобы Сам имел в том нужду, но ради человеческого рода, который чрез Адама подвергся и искушению змия». «Этот новонасажденный грех, говорит Григорий Богослов, к злосчастным людям пришел от прародителя.., все мы участвовавшие в том же Адаме, и змием обольщены, и грехом умерщвлены, а спасены Адамом небесным (Христом)». «Как вошла и царствовала смерть? спрашивает И. Златоуст. – Чрез грех единого; ибо что другое значит: в нем же вси согрешиша? По падении его (Адама) и те, кои не вкушали от древа, все сделались смертными с того времени… Этот грех причинил смерть общую». Так учили и Ириней, Тертуллиан, Киприан, Кирилл Александрийский, Ориген, \Афанасий, Григорий Нисский, Василий Великий, Феодорит и мн. др. (см. Догм. Богосл. Макария, т. 2, изд. 1851 г. стр. 201–203). Но яснее всех учение о первородном грехе раскрыто блаженным Августином. «От греховной природы Адама пошло греховное и потомство: так как в Адаме все были одним человеком, то в нем согрешили все, потому что грешниками делает нас не подражание Адаму, а в самом плотском рождении заключающееся наказание, потому что плоть, в которой все рождаются для осуждения одна. Затем грех, путем рождения, переходит от одного поколения к другому, потому что и семя, из которого рождается человек, заключает в себе порок, – и плоть, по ветхозаветному закону подлежащая обрезанию, знаменует собой грех; наконец, и самый акт зарождения исполнен греха, освящается браком, не чужд страстного возбуждения… (см. Ястребова. Учение Аусбург. исп. о первородном грехе. Киев 1877 г. стр. 56–57). Наконец, вот верование и всей нашей церкви, изложенное в православном исповедании кафолической и апостольской церкви восточной (часть 3, отв. на вопр. 20): «первородный грех есть преступление закона Божия, данного в раю прародителю Адаму. Сей прародительский грех перешел от Адама во все человеческое естество, поелику все мы находились тогда в Адаме и, таким образом, чрез одного Адама грех распространился на всех нас. Посему мы и зачинаемся и рождаемся с сим грехом». Разность только та, что в Адаме уклонение от закона Божия было свободное, произвольное, а в нас оно есть наследственное, необходимое, ибо мы рождаемся с природой, уклонившейся от закона Божия. В Адаме это был личный грех, грех в собственном смысле, а в нас это не есть грех личный, но есть только греховность природы, получаемая нами от родителей. (Макар. Д. Б. т. 2, изд., 1851 г. стр. 191.).

9

Макар. Д. Б. т. 2. изд. 1851 г. стр. 193.

10

Бл. Августин берег этот пример из видимой природы; известно, что семя от любого дерева посаженное в землю, дает всегда дичку.

11

Ястребов. Учение Аугсбург. исповед. о первородн. грехе. стр. 57–58.

12

См. Еп. Феофана, Толков. на посл. к Коринф.

13

Замечательно, что и сектанты, отвергающие необходимость крещения младенцев, в подтверждение своего мудрования также ссылаются на эти слова Спасителя; при этом, евангельское выражение таковых сектанты отождествляют с словом «их», и таким образом в их понимании это место получает следующий смысл: пустите детей… приходить ко Мне, ибо «их» есть царствие Божие, следовательно, утверждают сектанты, Сам Спаситель признал детей не имеющими греха, истинными и святыми, когда сказал, что «их» есть царствие Божие… Не станем распространять, что под словом таковых Спаситель разумел не приведенных к Нему детей и не детей вообще, как несправедливо думают сектанты, а разумел тех, которые или подобны детям но по своей незлобивости и простоте душевной, или – которые приходят к Христу с детским доверием и смирением и вступают в Его церковь чрез указанную Им дверь – дверь крещения (Иоан.3:5). Но допустим даже, что выражение: таковых есть царство небесное нужно читать именно так, как читают его сектанты, т. е. вместо таковых будем читать «их» есть царство небесное. И тогда сектанты, приводя в свою защиту эти евангельские слова, остаются неправыми, когда на этом основании отвергают необходимость крещения младенцев. Вспомним, где произошло благословение детей Господом. В пределах Иудейских (Мф.19:1), где приступили к Нему искушающие фарисеи. (ст. 3). А в Иудейских пределах (не так, как в Галилеи или в Самарии), жили исключительно одни евреи; значит, к Иисусу Христу были принесены и приведены дети исключительно еврейские. Указывая на этих, еврейских именно, детей Спаситель сказал: таковых есть царство небесное. Но ведь еврейские дети были обрезаны, а потому они находились уже в союзе с Богом, ибо евреи вступали в союз с Богом посредством обрезания, как об этом свидетельствует Слово Божие: сие (т. е. обрезание) будет знамением завета между Мною и вами (Быт.17:11). Мало того, еврейские дети в 40-й день по своем рождении были уже очищены и от первородного греха принесением жертвы Богу во храме: по окончании дней очищения своего за сына или за дочь, она (т. е. мать) должна принести однолетнего агнца во всесожжение и молодого голубя или горлицу в жертву за грех, ко входу скинии собрания к священнику (Лев.12:6). Отсюда естественный вывод: о еврейских детях, как находящихся уже в союзе с Богом, как уже чистых от первородного греха, Спаситель имел полную возможность (полное право) сказать, что таковых есть царство небесное. И это могло быть сказано Спасителем в то время только лишь по отношению к детям еврейским. Но применимо ли это выражение к детям сектантским? Ни в каком случае нет, не применимо. Кто такие сектантские дети – христиане? но они не крещены. Евреи? но они не обрезаны. Они по природе чада гнева Божия (Еф.2:3) и, чтобы наследовать царство Божие, они прежде должны, по неложному слову Спасителя Нашего, родиться водою и Духом (Иоан.3:5).

14

Слов. на крещ. Твор. Св. Отц. т. III, стр. 301.

15

При этом нужно заметить, что апостолы признавали возможным даже и взрослых крестить только после кратких наставлений в вере, надеясь, что они уже крещенные укрепятся в вере и в знании христианских истин в последующее время. Так, ап. Павел называет свое поучение, предложенное новообращенным ученикам млеком а не твердой пищею, а крещенных уже называет младенцами во Христе (1Кор.3:1–2; Евр.5:11­–14). А это показывает, что, по смыслу апостолов вера и покаяние могут восполнять и после крещения, когда им уже безопасно можно предложить твердую пищу или высокие христианские истины (1Кор.3:1­–2; Евр.5:11–14; 1Петр.2:2). В таком именно смысле и православная церковь толкует изречение евангелия от Марка: кто будет веровать и креститься, спасен будет… Не ясно ли теперь, кто правильнее понимает этот текст, – православная ли церковь, не затворяющая младенцам дверей в царствие Божие, или сектанты, обрекающие младенцев на возможность их погибели? При всем том не нужно забывать, что слова Спасителя: не хорошо взять хлеб у детей и бросить псам (Мф. 15:26) показывают, что скорее можно согласиться на то, чтобы до времени отказывать в крещении некоторым возрастным, чем отказывать в нем детям.

16

De verb. Apost. germ. CLXXVI. t. x. p. 840 (см. Екат. Еп. Вед. 1890 г. №15).

17

Как строго Бог требовал исполнения завета обрезания можно видеть из следующего события в жизни самого бытописателя Моисей. – Когда Моисей, имея в руках жезл Божий (Исх.4:20), т. е. уже будучи избранным Его посланником, с женой и детьми отправился по повелению Божию в Египет, чтобы вывести оттуда томившегося в рабстве Израиля, то дорогой на одном ночлеге едва было не подвергся смерти от Господа единственно за то, что сын его не был обрезан. И только жена Моисея Сепфора, обрезавщи крайнюю плоть сына своего предотвратила смерть мужа. (Исх.4:20–26). Без сомнения, Бог страхом и угрозой хотел внушить будущему законодателю, а чрез него, и всем израильтянам, чтобы они точно и неуклонно исполняли Божеские установления.

18

Потому что чрез это нарушался Его завет с Авраамом, а чрез него и с его потомством.

19

Безразлично, над кем бы оно ни совершилось, – над взрослым ли или над младенцем.

20

В троекратном погружении крещаемого в воду с произнесением известных слов.

21

Примечание. Мы вполне согласны с сектантами, что ни в Евангелии, ни в книге Деяний св. Апостолов, ни в посланиях апостольских прямого предписания крестить младенцев нет. Но если в св. Писании прямо и не говорится нигде о том, что крестить младенцев необходимо, полезно и обязательно, то это только потому, что во времена св. апостолов в этом никто не сомневался: все признавали крещение обязательным для младенцев, а потому св. апостолы и не считали нужным писать об этом. Ведь ничего же они не писали, напр., об обязанности христиан праздновать день, в который Христос Спаситель воскрес из мертвых, – однако воскресный день почитается не только православными, но и всеми раскольниками и сектантами. Точно также, напр., и овдовевший отец (будь он православный или сектант) не считает возможным жениться на своей родной дочери, или мать – выйти замуж за своего сына, – а между прочим это не только нигде не запрещается в Св. Писании Нового Завета, но об этом вовсе нигде даже и не упоминается; а не упоминается по той простой причине, что в апостольские времена никто не сомневался в том, что овдовевший отец не может жениться на дочери, а мать – выйти замуж за сына. Точно также неразумно говорить, что и младенцев крестить не нужно потому только, что в Св. Писании Нового Завета нет нигде прямой заповеди о необходимости и обязательности таинства св. крещения и для младенцев. Ведь никто не станет спорить, что дело важнее слова; и если мы видим, что с самых апостольских времен вся св. церковь совершает крещение над младенцами, то из этого должно заключить, что крещение младенцев есть дело законное, заповеданное церкви самим Христом Спасителем чрез св. Апостолов посредством устного благовествования, в св. книгах Нового Завета не записанного. Ведь не даром же Евангелие свидетельствует, что многое и другое сотворил Иисус, что не написано в книгах сих (Иоан.20:30;Иоан.21:25), а особенно уже по воскресении Своем, когда в продолжении 40 дней являлся ученикам Своим и говорил им о царствии Божием (Деян.1:3), т. е. о том, что относилось к устроению Его церкви. А так как церковь эта, с самого начала своего существования, как уже было сказано выше, считала крещение младенцев обязательной необходимостью, то значит и об этом была заповедь Христова.

22

В большинстве древних рукописей Евтих называется не юношей (νανίας), а дитятей (παῖς).

23

Кн. о церк. Иерархии, гл. VII, § 11.

24

Свидетельство это приведено в Послании Восточных Патриархов. См. Екат. Еп. Вед. 1890 г. № 15.

25

«Против ересей», кн. 3, гл. 17.

26

Известно, что штундобаптисты и другие сектанты – рационалисты отвергают Св. Предание и не доверяют святоотеческой письменности, которая вообще им не благоприятствует. Но, удивительное дело! между древнецерковными отцами и учителями нашелся один (Тертуллиан, род. ок. 150 г., ум. ок. 220 г.), который, – в период увлечения монтанизмом, требовавшим, как известно, крещения только взрослых, – настаивал, что лучше и полезнее отсрочивать крещение до более зрелого, чем юношеский, возраста: «прежде чем креститься, необходимо быть наставленным в вере», замечает он в одном из своих сочинений (de baptismo, п. 18). И что же? В этом случае сектанты из начитанных, в оправдание своего мудрствования о бесполезности крещения младенцев, ссылаются, между прочим, и на это замечание Тертуллиана. Но, да утешатся наши сектанты, подобные хватающемуся за соломинку! Хотя вышеприведенное замечание Тертуллиана и благоприятно сектантам, однако весьма важно то обстоятельство, что он сам свидетельствует об обычае крестить младенцев, как р древней церковной практике. Сверх того, он же засвидетельствовал, что при крещении детей, для научения их вере, когда они будут приходить в возраст, всегда были восприемники (ibid). Но опять таки повторяем, что Тертуллиан, с своим отрицанием необходимости крещения младенцев, стоит совершенно одиноким. Вся Церковь была против него. Против него, как увидим ниже был даже ученик и жаркий почитатель его св. Кирпиан, Еп. Карфагенский.

27

Homil 8, in Levit.

28

Homil. 14, in Luc.

29

Homil. 6, in Rom/

30

Киприан, 59 письмо к Фиду; см. библиот. тв. запад отц т. 1 изд 1879 г. 187 и 190.

31

40 слова на крещ. твор. св. от. т. III. стр. 287.

32

Homil. ad Neoph apud Avgustin. contr. Pelag. lib. 1. c. VI. p. 509, T. X.

33

De Genes. ad litt. x. 33. t. III. p. 272. ed. Mavr. 1729 an.

34

Serm/ 176, de verb. Apost. n. 2.

35

De lib. arbitr. III. 23. n. 67.

36

De dogm. Eccles. cap. 52.

37

124 правило.

38

Const apost lib VI. c. 15.

39

Это послание написано патриархами для предотвращения православных от разных еретических заблуждений и, между прочим, от лжеучения анабаптистов, отвергших крещение младенцев.

40

Послание восточных патриархов. Член 16.

Комментарии для сайта Cackle