Писал ли Моисей Закон?

иерей Даниил Сысоев

«По-моему, это как раз и дока­зы­вает истину хри­сти­ан­ства, все эти нападки, отри­ца­тель­ная кри­тика, злоб­ное ана­ли­зи­ро­ва­ние свя­щен­ных биб­лей­ских и цер­ков­ных фактов… Как чело­век с гла­зами, стра­да­ю­щими даль­то­низ­мом, путает цвета, так и стра­да­ю­щий душев­ной сле­по­той (стра­стями) – сек­тант, анти­ре­ли­ги­оз­ник, без­бож­ник. И как первый сме­ши­вает крас­ное с зеле­ным (пред­ставьте себе такого маши­ни­ста или у нас наверху руле­вого!), так и послед­ний все путает и нахо­дит в каждой строчке Библии и Еван­ге­лия про­ти­во­ре­чия. И как про пер­вого мы гово­рили «боль­ной» и не сму­ща­емся, так и про послед­них надо ска­зать. Пожа­леть, и всё».
Еп. Вар­нава (Беляев). По Волге… к Цар­ству Небес­ному1.

***

Одним из глав­ных пре­пят­ствий для при­ня­тия истин­ной веры со сто­роны дикого пле­мени науч­ни­ков явля­ется при­зна­ние т.н. «высо­кой биб­лей­ской кри­тики», выда­ва­е­мой за послед­нее слово науки. Согласно пред­став­ле­ниям, при­ня­тым в среде бого­бор­цев-ученых, счи­та­ется дока­зан­ным, что почти все биб­лей­ские книги напи­саны не теми авто­рами, кото­рыми они под­пи­саны. Напри­мер, книгу про­рока Исайи на самом деле писали два или три автора, Еван­ге­лия напи­саны или во II или III веках. Почти все посла­ния апо­стола Павла ему якобы не при­над­ле­жат. Не при­над­ле­жат будто бы и Давиду его псалмы, книга про­рока Дани­ила напи­сана в 165 г. до Р.Х. и т.д. Но нача­лом всей кам­па­нии, направ­лен­ной против Свя­щен­ного Писа­ния, стала попытка дока­зать, что Пяти­кни­жье напи­сано не про­ро­ком и Бого­вид­цем Мои­сеем, а создано груп­пой авто­ров (от двух до пяти) спустя пол­ты­ся­че­ле­тия после той даты, кото­рая зафик­си­ро­вана в Библии.

Система аргу­мен­та­ции постро­ена на пред­взя­то­сти, пре­зумп­ции винов­но­сти и прин­ципе двой­ного стан­дарта. Как точно заме­тил епи­скоп Вар­нава (Беляев), «никто в непо­нят­ных и непри­выч­ных с пер­вого раза вещах не ищет бес­смыс­лицы, а наобо­рот, ста­ра­ется доис­каться, какой смысл вложил в свои слова автор. Но когда речь каса­ется Библии, забы­ва­ются все пра­вила и все при­ли­чия. Всё свое неве­же­ство, непо­ни­ма­ние, неуме­ние разо­браться в данных совре­мен­ной биб­лей­ским авто­рам эпохи каждый сва­ли­вает на послед­них»2.

Дей­стви­тельно, для дока­за­тель­ства того, что данная биб­лей­ская книга напи­сана не этим авто­ром обычно утвер­жда­ется, что он не мог напи­сать так, ибо не мог знать буду­щего и потому писал только после совер­ше­ния собы­тия (так обос­но­вы­ва­ется, напри­мер, якобы непод­лин­ность 40–66 главы про­рока Исайи, книги про­рока Дани­ила). А это явля­ется просто про­воз­гла­ше­нием ни на чем не обос­но­ван­ных догм мате­ри­а­лизма. Ведь если есть сверхвре­мен­ной Бог, то, конечно, воз­можны и про­ро­че­ства, и вме­ша­тель­ства Его в исто­рию. А дока­за­тельств Его несу­ще­ство­ва­ния пока еще никем не полу­чено. Так что перед нами про­ис­хо­дит обыч­ная псев­до­на­уч­ная дема­го­гия, при­кры­ва­ю­щая ложную фило­со­фию.

Другим при­зна­ком непод­лин­но­сти и неод­но­род­но­сти свя­щен­ного текста выдви­га­ются сти­ли­сти­че­ские раз­ли­чия и утвер­жда­ется, будто в древ­но­сти не суще­ство­вало поня­тия автор­ства в тра­ди­ци­он­ном смысле этого слова. Точным, хотя и шар­же­вым, вос­про­из­ве­де­нием мето­дики биб­лей­ской кри­тики, дал Г. Честер­тон, пока­зав то, как объ­яс­няют «ученые» чудо в Кане Гали­лей­ской (Ин. 2):

«Такие авто­ри­теты, – гово­рил про­фес­сор, – убе­ди­тельно дока­зали, что т.н. пре­вра­ще­ние воды в вино совер­шенно несов­ме­стимо с пси­хо­ло­гией рас­по­ря­де­те­лей пира, вообще – с иудей­ско-ара­мей­ским мыш­ле­нием тех времен, не говоря уже о том, что оно ни в малой мере не вяжется с обра­зом дан­ного учи­теля этики. Доктор Хашер счи­тает весь эпизод позд­ней­шей интер­по­ля­цией, тогда как другие авто­ри­теты – такие, как Минис – пред­по­ла­гают, что в воду под­лили без­ал­ко­голь­ный напи­ток. Совер­шенно ясно, что, при­ме­нив этот прин­цип к т.н. чудес­ному улову, мы должны пред­по­ло­жить вместе с Джил­пом, что в озеро были выпу­щены искус­ствен­ные рыбы (см. преп. И. Уайз «Хри­сти­ан­ское веге­та­ри­ан­ство как миро­вая рели­гия»), или, вместе с док­то­ром Хаше­ром, назвать эпизод интер­по­ля­цией. Самые смелые спе­ци­а­ли­сты, в том числе про­фес­сор Поук, счи­тают, что сцену эту сле­дует сопо­ста­вить с фразой «Я сделаю вас лов­цами чело­ве­ков». Фраза несо­мненно ино­ска­за­тельна, ибо даже в новых интер­по­ля­циях нет ука­за­ний на то, чтобы в сетях апо­сто­лов ока­зы­ва­лись люди»3.

Всякий про­чи­тав­ший хотя бы несколько стра­ниц Бауэра, Бульт­мана, Вель­ха­у­зена или Гар­нака убе­дится, что именно такие бре­до­вые постро­е­ния выда­ются за откры­тия совре­мен­ной науки. Биб­лей­ская кри­тика за почти три века своего суще­ство­ва­ния не дала ни одного пред­ска­за­ния, кото­рое под­твер­дила бы архео­ло­гия. Более того, не суще­ствует даже единой свя­зан­ной теории про­ис­хож­де­ния Вет­хого Завета вообще, и Пяти­кни­жья в част­но­сти. Одно­вре­менно десятки ученых выдви­гают сотни вза­и­мо­ис­клю­ча­ю­щих гипо­тез, кото­рые их вос­тор­жен­ные уче­ники выдают за истину в послед­ней инстан­ции и кото­рые опро­вер­га­ются через несколько дней после их выхода из печати. Все они осно­ваны на голой фан­та­зии их авто­ров и при чтении этих трудов ста­но­вится исклю­чи­тельно жалко той бумаги, кото­рая на них пошла.

Однако самое инте­рес­ное про­ис­хо­дит после опро­вер­же­ния тех или иных без­бож­ных теорий про­ис­хож­де­ния Писа­ния. Несмотря на то, что изна­чаль­ные посылки, лежа­щие в основе теории, опро­вер­га­ются, выводы из оши­боч­ных взгля­дов про­дол­жают выдви­гаться как неоспо­ри­мые доводы науки. Поэтому всем чита­те­лям таких сочи­не­ний (если им не жалко своего вре­мени на иссле­до­ва­ние такой глу­по­сти) должно сле­до­вать совету круп­ного совре­мен­ного биб­ле­и­ста док­тора Ристо Сан­таны: «иссле­до­ва­тель должен рас­про­стра­нить свое кри­ти­че­ское отно­ше­ние также и на кри­ти­че­ские иссле­до­ва­ния»4.

Дей­стви­тельно сам пафос кри­ти­ков Библии явля­ется ярчай­шим дока­за­тель­ством ее под­лин­но­сти. Ведь диавол, явно дей­ству­ю­щий через них, знает, на что напа­дать. Такого ярост­ного напора нет ни на Коран, ни на Веды или Три­пи­таки, хотя сто­рон­ни­ков у рели­гий, име­ю­щих эти книги как свя­щен­ные тексты, не меньше чем хри­стиан. Лучшее сви­де­тель­ство – сви­де­тель­ство врага. Надо заме­тить, что каса­ется это не только Библии, но и патро­ло­гии, где ученые яростно ста­ра­ются нис­про­верг­нуть св. Отцов.

Основ­ные воз­ра­же­ния против под­лин­но­сти Пяти­кни­жья мы раз­бе­рем ниже, а сейчас хоте­лось бы кос­нуться опас­ной тен­ден­ции, наблю­да­е­мой в совре­мен­ном пра­во­слав­ном бого­сло­вии. Ряд авто­ров, такие, как про­то­и­е­рей Алек­сандр Мень, А. Кар­та­шев, Г. Федо­тов, прот. Алек­сей Князев, прот. Нико­лай Соко­лов и другие, соли­да­ри­зи­ро­ва­лись с утвер­жде­нием без­бож­ных тео­ло­гов, будто книги про­рока Моисея напи­саны вовсе не им, а несколь­кими (чаще пятью) авто­рами, начи­ная со X по V вв. до Р.Х. Подоб­ные умо­за­клю­че­ния уже про­никли в систему духов­ного обра­зо­ва­ния и счи­та­ются чем-то само собой разу­ме­ю­щимся. Они утвер­ждают, что:

«…Вопрос об автор­стве св. книг есть исклю­чи­тельно научно-исто­ри­че­ский вопрос, кото­рый не имеет пря­мого отно­ше­ния к веро­учи­тель­ной сто­роне Писа­ния. От его реше­ния в ту, или иную сто­рону в плане дог­ма­ти­че­ском и нрав­ствен­ном ничего не может изме­ниться. Но зато, более точно уста­но­вив исто­рию напи­са­ния той или иной книги, мы легче можем уви­деть ее место в исто­ри­че­ском кон­тек­сте эпохи. А это в свою оче­редь окажет неоце­ни­мую услугу для экзе­гезы Писа­ния»5.

Соб­ственно науч­ных аргу­мен­тов, отли­ча­ю­щихся от посы­лок бого­бор­цев, у данных авто­ров нет. Свя­то­оте­че­ских аргу­мен­тов в под­твер­жде­ние своей пози­ции также ника­ких не при­во­дится (за их полным отсут­ствием). Таким обра­зом, перед нами явное про­ник­но­ве­ние в цер­ков­ную ограду бого­хуль­ных учений, пре­тен­ду­ю­щих при этом, что они помо­гут Церкви лучше пони­мать то Откро­ве­ние, кото­рое Она хранит. И при этом еще счи­та­ется, что дог­ма­тике и нрав­ствен­но­сти хри­стиан ничего не грозит! Посмот­рим, так ли это?

Кос­немся сперва дог­ма­ти­че­ского созна­ния Церкви. Мы верим не в Бога фило­со­фов и ученых, а в Бога Авра­ама, Исаака и Иакова, в Бога Отца Гос­пода Иисуса Христа, Кото­рый не есть некая непо­зна­ва­е­мая вне­исто­ри­че­ская монада, а Гос­подь исто­рии. Мы верим не слепо, но опи­ра­ясь на сви­де­тель­ства Откро­ве­ния. И сви­де­тель­ские пока­за­ния как тако­вые могут под­ле­жать (и под­ле­жат про­верке). Поэтому кстати и Пра­во­слав­ное хри­сти­ан­ство и явля­ется истин­ным, (исходя из совре­мен­ных пред­став­ле­ний о воз­мож­но­сти опро­вер­же­ния как обя­за­тель­ном усло­вии верной вери­фи­ка­ции), потому что дает воз­мож­ность про­верки. Ниже мы увидим, что Пяти­кни­жье с блес­ком выдер­жи­вает это испы­та­ние. Но сам подход рас­смат­ри­ва­е­мых «пра­во­слав­ных бого­сло­вов» пока­зы­вает, что они не верят в Бога Откро­ве­ния. Ведь если биб­лей­ский текст утвер­ждает6, что авто­ром Пяти­кни­жья был Моисей, то воз­можны только две аль­тер­на­тивы: или это правда (а тогда ложью ока­зы­ва­ется вся биб­лей­ская кри­тика), или ложь (а тогда этот текст вовсе не Откро­ве­ние Истин­ного Бога, Кото­рый не может лгать7). Tertium non datur. Все другие попытки сов­ме­стить два под­хода пока­зы­вают просто отсут­ствие у их авто­ров эле­мен­тар­ного логи­че­ского мыш­ле­ния.

Более того, от при­зна­ния автор­ства Моисея зави­сит и вера в Боже­ствен­ность Гос­пода Иисуса Христа. Ведь если Иисус есть все­ве­ду­щий Сын Бога Живого, суще­ствен­ная Истина, то Он не может заблуж­даться и выда­вать за истину ложь. А Он Сам гово­рил, что Моисей дал иудеям Закон (Ин. 7:19), что само Его слу­же­ние под­твер­жда­ется сви­де­тель­ством Моисея (Ин. 5:46), что Моисей пока­зал веру в вос­кре­се­ние при купине (Лк. 20:37). Вообще в Еван­ге­лиях Пяти­кни­жье неод­но­кратно при­пи­сы­ва­ется Моисею (Мф. 8,4; 19,7–8; 22 24; 23, 2; Мк. 7, 10; 12, 19; Лк. 2, 22; 16, 29,31; 24, 27; Ин. 1, 17,45; 5, 45–46; 6, 32; 7, 22–23; 8, 5; 9, 28–29). Итак, или Гос­подь Иисус оши­бался – и тогда Он не Бог, а вели­чай­ший обман­щик (только тогда непо­нятно, как же Он все-таки вос­крес из мерт­вых?), или Он был прав – и тогда книги Бытия, Исход, Левит, Числа и Вто­ро­за­ко­ние напи­саны не кол­ле­гией Ягви­стов, Эло­ги­стов и других редак­то­ров, а св. прор. Мои­сеем.

Так же верили и про­роки, и св. апо­столы (Деян. 13, 33; 15, 5; 28, 23; 1Кор. 9, 9; 2Кор. 3, 15. Евр. 10, 28 и т.д.), и все святые Отцы. Осо­бенно ярко их голос слышен при чтении св. правил утвер­жден­ных Все­лен­скими Собо­рами, в кото­рых утвер­жда­ется канон Вет­хого Завета. Так, 85 пра­вило св. апо­сто­лов гласит: «Мои­се­е­вых книг пять: Бытия, Исход, Левит, Числа, Вто­ро­за­ко­ние»8. Подоб­ным же обра­зом писал и св. Кирилл Иеру­са­лим­ский: «Книги закона суть первые пять книг Мои­се­е­вых: Бытие, Исход, Левит, Числа, Вто­ро­за­ко­ние»9.

Как пишет свят. Фила­рет Мос­ков­ский в кате­хи­зисе, став­шим после одоб­ре­ния его Свя­тей­шим Сино­дом сим­во­ли­че­ской книгой Рус­ской Пра­во­слав­ной Церкви:

«Какие книги зако­но­по­ло­жи­тель­ные? Пять книг, напи­сан­ных Мои­сеем: Бытия, Исход, Левит, Числа, Вто­ро­за­ко­ние. Сам Иисус Хри­стос дает сим книгам общее назва­ние Закона Мои­се­ева»10.

Подоб­ную же веру содер­жит и ныне Кафо­ли­че­ская Цер­ковь, воз­гла­ша­ю­щая ана­фему всем тем, кто не верит в то, что Писа­ние есть откро­ве­ние Свя­того Духа, данное святым про­ро­кам и апо­сто­лам (см. чин Недели Пра­во­сла­вия). Более того, у нас есть ярчай­шие дока­за­тель­ства того, что именно Моисей напи­сал Закон. Сам Бог послал именно его истол­ко­вать слова книги Левит для св. Анто­ния. Вот как об этом сооб­щают «Досто­па­мят­ные ска­за­ния»:

«Неко­то­рые братья пришли к Авве Анто­нию и пред­ло­жили ему слова из книги Левит. Старец отошел в пустыню, а за ним тайно после­до­вал Авва Аммон, знав­ший его обык­но­ве­ние. Старец отошел на дале­кое рас­сто­я­ние, стал на молитву и гром­ким голо­сом воз­звал: Боже, пошли Моисея, и он изъ­яс­нит мне эти слова! И пришел к нему голос, гово­рив­ший с ним. Авва Аммон ска­зы­вал о себе, что он, хотя слышал голос, гово­рив­ший с Анто­нием, но силы слов не понял»11.

Более того, Цер­ковь давно уже оце­нила как ересь учение о том, что книги Моисея напи­саны не им. Как пишет преп. Иоанн Дамас­кин, ере­тики насса­реи «учат, что книги пяти­кни­жия – не Мои­се­евы писа­ния»12.

Так что те люди, кото­рые утвер­ждают такое, не могут быть пра­во­слав­ными, если же они свя­щен­но­слу­жи­тели, они должны быть лишены сана.

Но теперь пора про­ана­ли­зи­ро­вать соб­ственно аргу­мен­та­цию тех, кто верит, будто Моисей не писал Пяти­кни­жья. Для начала, руко­вод­ству­ясь юри­ди­че­ской нормой «пре­зумп­ции неви­нов­но­сти», выслу­шаем пока­за­ния самого автора Торы (Пяти­кни­жья).

Если объ­ек­тивно подойти к предо­став­лен­ному нам доку­менту, то мы увидим, что напи­сан он, на взгляд непред­взя­того чита­теля, одним авто­ром13. Во всех пяти книгах про­сле­жи­ва­ется единый сюжет. Не заметно резкое изме­не­ние или слом языка, стиля или под­хода к пере­даче мате­ри­ала. Как пока­зали резуль­таты рас­ко­пок в Рас Шамре, Египте и Меж­ду­ре­чье, автор был осве­дом­лен о жизни пло­до­род­ного Полу­ме­сяца сере­дины II тыся­че­ле­тия до Р.Х. в таких подроб­но­стях, кото­рые вряд ли воз­можно было бы узнать спустя несколько веков14.

Автор пре­красно знаком с бытом Египта и его куль­ту­рой. Он точно опи­сы­вает обычаи этого народа (дом Поти­фара, обряд воз­ве­де­ния в долж­ность, нали­чие свя­щен­ника в Оне (Гелио­по­лисе), способ про­из­вод­ства кир­пича, земель­ные отно­ше­ния)15. Имена егип­тян, при­ве­ден­ные в тексте, имеют точное соот­вет­ствие еги­пет­ским. В первых двух книгах Пяти­кни­жья содер­жится больше поло­вины еги­пет­ских слов из всего объема Библии. Автор пре­красно знает погод­ные и гео­гра­фи­че­ские усло­вия, флора и фауна соот­вет­ствуют Египту и Синай­ской пустыне, и не имеют прямых соот­вет­ствий Пале­стин­ским (хотя автор и имеет о послед­ней инфор­ма­цию, видимо, от пред­ков и раз­вед­чи­ков – ее много в книге Бытия и во Вто­ро­за­ко­нии, но она прак­ти­че­ски отсут­ствует в Исходе, Левите и боль­шей части Чисел)16. Язык Пяти­кни­жья изоби­лует арха­из­мами, исче­за­ю­щими в более позд­нее время.

Более того, автор опи­сы­вает поря­док напи­са­ния Торы. Пер­во­на­чаль­ный блок текста (книга Бытия и книга Исход до еги­пет­ских казней вклю­чи­тельно) напи­сан был до вре­мени битвы с Ама­ли­ком (Исх. 17:14), даль­ней­шие собы­тия и слова Гос­пода с Синай­ской горы напи­саны сразу после заклю­че­ния Завета (Исх. 24:4), далее Бог пове­ле­вает запи­сать Моисею десять запо­ве­дей (Исх. 34:28). Затем Гос­подь пове­лел Моисею опи­сать всё путе­ше­ствие по станам в пустыне (Числ. 33:2), и таким обра­зом был запи­сан весь блок повест­во­ва­ния, начи­ная от Синая и до раз­де­ле­ния земель Заи­ор­да­нья (Исх. 24, 4Числ. 33, 2). Дальше Моисей запи­сал слова Вто­ро­за­ко­нья и отдал его леви­там (Числ. 35, 1Втор. 31, 9). После этого была при­бав­лена песнь Моисея (Втор. 32:44) и запи­саны «в книгу все слова Закона сего до конца» (Втор. 31:24). Окон­ча­ние Вто­ро­за­ко­ния (бла­го­сло­ве­ния Моисея перед смер­тью и само опи­са­ние его смерти) было запи­сано в книгу Торы или самим Мои­сеем (кото­рый знал буду­щее как пророк), или по его пору­че­нию Иису­сом Нави­ном17.

Зачем пона­до­бился столь слож­ный меха­низм записи для пред­по­ла­га­е­мой группы фаль­си­фи­ка­то­ров? Более того, текст Торы содер­жит внут­рен­ние ссылки на суще­ство­ва­ние книги Закона (Втор. 28:58, 61; 29:20, 27), что при допу­ще­нии о том, будто пред­по­ла­га­е­мые изна­чаль­ные авторы (Ягвист и Эло­гист) не сове­то­ва­лись друг с другом, делает напи­са­ние цель­ной книги крайне слож­ной зада­чей.

Более того, автор пре­тен­дует на то, что он пророк, и самое важное, что его слова под­твер­жда­ются спустя пол­тора тыся­че­ле­тия после его смерти (если верить дате самого текста) – пред­ска­за­ния о судьбе еврей­ского народа во время Иудей­ской войны 70 г. по Р.Х. (Втор. 28). Здесь никак нельзя гово­рить о про­ро­че­стве post factum, т.к. у нас суще­ствуют копии этих пред­ска­за­ний, напи­сан­ные за 200–300 лет до этих собы­тий. Веро­ят­ность слу­чай­ного их испол­не­ния равна 5:10–59, что фак­ти­че­ски равно нулю18. Стал бы вечный Бог откры­ваться группе фаль­си­фи­ка­то­ров?

Итак, исходя из непред­взя­того чтения Пяти­кни­жья, мы при­хо­дим к выводу, что ее авто­ром был еврей, полу­чив­ший хоро­шее еги­пет­ское обра­зо­ва­ние, живший в Египте и на Синай­ском полу­ост­рове в сере­дине II тыся­че­ле­тия до Р.Х. и обла­дав­ший про­ро­че­ским даром – т.е. Моисей.

Внеш­ние сви­де­тель­ства под­дер­жи­вают это утвер­жде­ние не только со сто­роны фак­то­ло­ги­че­ской (дока­за­тель­ству этого посвя­щенна вся пред­ла­га­е­мая вни­ма­нию чита­теля книга), но и позд­ней­шими сви­де­тель­ствами как Биб­лей­ских (Иис. Нав. 8, 31–32; 23, 6; 3Цар. 2, 3; 4Цар. 14, 6; 23, 25; 2Пар. 17, 9; 25, 4; Езд. 3, 2; Неем. 8, 1; 13, 1; Дан. 9, 13; Мф. 8,4; 19,7–8; 22 24; 23, 2; Мк. 7, 10; 12, 19; Лк. 2, 22; 16, 29,31; 24, 27; Ин. 1, 17,45; 5, 45–46; 6, 32; 7, 22–23; 8, 5; 9, 28–29; Деян. 13, 33; 15, 5; 28, 23; 1Кор. 9, 9; 2Кор. 3, 15. Евр. 10, 28), так и вне­биб­лей­ских авто­ров (Иосиф Флавий, Филон, Евполь, кумра­ниты, авторы апо­кри­фов, Талмуд, Мане­фон, ранние Отцы Церкви).

По биб­лей­ским сви­де­тель­ствам, Тору, как цель­ную книгу, напи­сан­ную Мои­сеем, знали Иисус Навин, Давид, Соло­мон, Иодай, Амасия, Иосия, Ездра, Неемия, про­роки Исайя (5, 24), Осия (8, 12), Амос (2, 4), Иере­мия (9, 12–13), Иезе­ки­иль (22, 26), Даниил, Мала­хия (4, 4). То есть не было вре­мени, когда фаль­си­фи­ка­торы могли бы пора­бо­тать, тем паче, что текст Закона был обще­из­ве­стен. Послед­ний факт не только ясно выте­кает из выше­при­ве­ден­ных (и многих других) мест Библии, но под­твер­жден архео­ло­ги­че­ским мате­ри­а­лом – «Жалоба жнеца» (VII в. до Р.Х.), ссы­ла­ется на норму Исх. 22, 25, как дока­за­тель­ство того, что нормы Торы в то время были не декла­ра­ци­ями, а дей­ству­ю­щими юри­ди­че­скими нор­мами19.

Также под­твер­ждает дей­ствие зако­нов Торы в их риту­аль­ной части находки гра­на­то­вых яблок из сло­но­вой кости (сер. VIII в. до Р.Х.) с над­пи­сью «при­над­ле­жа­щее дому Иахве, свя­щен­ное, свя­щен­ники» (ср. Исх. 28, 34). Две най­ден­ные в Иеру­са­лиме сереб­ря­ные пла­стины VII до Р.Х. содер­жат бла­го­сло­ве­ние Бога, «сохра­ня­ю­щего завет и милость любя­щим Его и соблю­да­ю­щим Его пред­пи­са­ния» (ср. Исх. 20:6; 34:6–7), также под­твер­ждают это20. И об этом же гово­рят находки золо­тых пла­стин VI в. до Р.Х. с тек­стом бла­го­сло­ве­ния из книги Чисел (6, 24–26).

Теперь над­ле­жит дать слово и другой сто­роне. На чем осно­вы­ва­ются утвер­жде­ния о том, что у Пяти­кни­жья несколько авто­ров? Подробно ана­ли­зи­ро­вать мно­же­ство суще­ству­ю­щих на этот счет гипо­тез нет ни малей­шей воз­мож­но­сти. Состо­я­ние биб­лей­ский кри­тики на насто­я­щей момент можно найти в работе И.Р. Тант­лев­ского («Вве­де­ние в Пяти­кни­жие». М. 2000), где дается и опи­са­ние исто­рии раз­ви­тия кри­тики, начи­ная с Пор­фи­рия, Цельса и Юлиана Отступ­ника.

Един­ствен­ное, что можно заме­тить при чтении исто­рии раз­ви­тия этого заблуж­де­ния – так это уни­каль­ную живу­честь идеи, кото­рая мно­го­кратно опро­вер­га­лась и при этом оста­ется в созна­нии многих непре­ре­ка­е­мой исти­ной. Почти ни один из аргу­мен­тов выдви­гав­шихся против автор­ства Моисея не устоял, но сама теория живет своей соб­ствен­ной жизнью, вдох­нов­ля­е­мой адским дыха­нием.

Глав­ными аргу­мен­тами против тра­ди­ци­он­ной точки зрения явля­ются сле­ду­ю­щие:

  1. В Торе упо­треб­ля­ются два имени Бога – Ягве и Элохим, что гово­рит о том, что перед нами два источ­ника;
  2. В Пяти­кни­жье имеют место повто­ря­ю­щи­еся сюжеты, такие как две исто­рии Тво­ре­ния, повто­ря­ю­щи­еся исто­рии Потопа, исто­рия Иосифа, что также гово­рит о несколь­ких авто­рах;
  3. Во вре­мена Моисея не суще­ство­вало пись­мен­но­сти, и потому он не мог напи­сать того, что ему при­пи­сы­ва­ется;
  4. Еврей­ская рели­гия не могла во вре­мена Моисея сэво­лю­ци­о­ни­ро­вать до столь чистого еди­но­бо­жия, кото­рое могло воз­ник­нуть только во вре­мена царей;
  5. В тексте встре­ча­ются ара­ме­измы, кото­рые могли войти в текст только начи­ная со вре­мени Вави­лон­ского плена и ана­хро­низмы, невоз­мож­ные для Моисея (Исх. 13:17; Быт. 14:14; Втор. 34:1; Быт. 40:15);
  6. Моисей не мог гово­рить о себе в тре­тьем лице, гово­рить о своих доб­ро­де­те­лях (Числ. 12:3) и писать о своей смерти (Втор. 34);
  7. До вре­мени царя Иосии никто не знал о законе Вто­ро­за­ко­ния, о цен­тра­ли­за­ции культа (народ при­но­сил жертвы на высо­тах), и само откры­тие книги Закона (4Цар. 22:8–13) было вре­ме­нем напи­са­ния Вто­ро­за­ко­ния.

Наи­бо­лее извест­ная в России точка зрения (но встре­ча­ю­щая все больше воз­ра­же­ний на Западе) дает сле­ду­ю­щую дати­ровку. Со времен Моисея идет ряд устных пре­да­ний (таких как Дека­лог), кото­рые фик­си­ру­ются Ягви­стом (Иудея) ок. 850 г. до Р.Х., затем Эло­хи­стом (из Север­ного цар­ства) ок. 750 г. до Р.Х., при Езекии два текста (или сейчас начи­нают больше гово­рить о пре­да­ниях) слили в один, при Иосии (622 г. до Р.Х.) был опуб­ли­ко­вано Вто­ро­за­ко­ние, нака­нуне плена был состав­лен ряд зако­нов книги Левит, во вре­мена плена над тек­стом про­дол­жают рабо­тать редак­торы, а окон­ча­тель­ный вид при­об­ре­тает Тора бла­го­даря Ездре (444 г. до Р.Х.)21.

Вот какую кар­тинку рисуют нам лже­бо­го­словы, для того, чтобы лишить нас веры в Слово Божие.

Но давайте раз­бе­рем все эти аргу­менты по порядку.

Для начала заме­тим, что из одного и того же текста все иссле­до­ва­тели делают самые разные выводы. Для одних Ягвист писал позже Эло­хи­ста потому, что Ягве более позд­нее имя Бога, чем Элохим (Эль), на самом же деле мы встре­чаем упо­ми­на­ние имени Ягве в доку­мен­тах Уга­рита и Эблы. Другие гово­рят, что Эло­хист зави­сит от Ягви­ста, и потому он младше, и так далее.

Тору разо­рвали на малей­шие клочки, кото­рые не имеют сами по себе ника­кого смысла, и горе-иссле­до­ва­тели не могут разо­браться в этом море пре­да­ний, вли­я­ний, интер­по­ля­ций, кото­рые они же и выду­мали. Они пишут о раз­нице в стиле и жанре, причем не могут дого­во­риться о том, где нахо­дится образ­чик того или дру­гого из-за отсут­ствия кри­те­риев для про­верки их утвер­жде­ний. Как пишет один из запад­ных ученых, «Непо­нятно, как совре­мен­ные запад­ные кри­тики реша­ются выно­сить суж­де­ние о раз­ли­чиях в стиле и сло­вар­ном запасе Библии, не рас­по­ла­гая ника­кими еврей­скими пись­мен­ными доку­мен­тами той же эпохи. Они отвер­гают пред­ло­же­ние или просто фор­му­ли­руют их по дру­гому (везде, где текст про­ти­во­ре­чит их типич­ному «запад­ным» идеям о связи текста и его стиле). Они утвер­ждают, что улуч­шают текст Библии, заме­няя в нем редкие и мало­упо­тре­би­тель­ные слова масо­рет­ского текста (т.е. слова, кото­рых они не пони­мают или не ожи­дают встре­тить) дру­гими»22.

Они предъ­яв­ляют к древ­нему тексту те кри­те­рии, о кото­рых автор и не помыш­лял, и удив­ля­ются, почему они не рабо­тают. Думаю, если бы мы при­ме­нили их мето­дику, напри­мер, к роману Томаса Манна «Иосиф и его братья», то нашли бы у него не менее десятка авто­ров и редак­то­ров. Дей­ствия биб­лей­ских кри­ти­ков срав­нимы с поту­гами мик­ро­био­лога иссле­до­вать при помощи мик­ро­скопа звезд­ное небо – или жела­ния оце­нить мастер­ство Бет­хо­вена, ана­ли­зи­руя хими­че­ский состав пар­ти­туры.

Более того, все эти работы осно­ваны на факте мол­ча­ния источ­ни­ков, под­твер­жда­ю­щих любую их версию (за исклю­че­нием автор­ства Моисея). Нет ни малей­шего следа ни Ягви­ста, ни Эло­хи­ста, ни Дев­те­ро­но­ми­ста, ни любого дру­гого пред­по­ла­га­е­мого пра­и­сточ­ника – ни в архео­ло­ги­че­ском мате­ри­але, ни в ссыл­ках древ­них авто­ров. Ничего под­твер­жда­ю­щего хотя бы чуть-чуть их теорию! Напро­тив, все древ­ней­шие сохра­нив­ши­еся тексты Торы уже суще­ствуют в нынеш­нем виде и не имеют ника­ких следов пред­по­ла­га­е­мых источ­ни­ков.

В этих рабо­тах напрочь отсут­ствует ком­плекс­ный подход, осно­ван­ный на выяв­ле­нии гар­мо­нии и непро­ти­во­ре­чи­во­сти текста. Вопреки юри­ди­че­скому прин­ципу пре­зумп­ции неви­нов­но­сти кри­тики заве­домо уве­рены в том, что данное про­из­ве­де­ние внут­ренне про­ти­во­ре­чиво и под­ложно, и, исходя из этой посылки, строят свои работы. А исходя из этого, можно дока­зать все что угодно.

Но теперь время рас­смот­реть по пунк­там все обви­не­ния против Моисея.

1. Раз­ли­чие в упо­треб­ле­нии имен, конечно, никоим обра­зом не может слу­жить дока­за­тель­ством нали­чия разных авто­ров. Ведь если мы посмот­рим на Коран, то найдем в нем столь же раз­лич­ное упо­треб­ле­ние имен Бога, что, однако же, не сви­де­тель­ствует о том, что писал его не один Мухам­мед, а несколько. Более того, посмот­рев, напри­мер, на Пять слов о бого­сло­вии свят. Гри­го­рия Бого­слова, мы будем вынуж­дены (при таком под­ходе) при­знать, что у них было несколько десят­ков авто­ров.
На это пер­вей­шее воз­ра­же­ние против автор­ства Моисея хорошо отве­тил еще в начале XIX века свят. Фила­рет Мос­ков­ский:
«Может быть, в наме­ре­нии повест­во­ва­теля было вну­шить через сие (первое упо­треб­ле­ние имени Иегова – с. Д.) осо­бенно то, что Бог, Творец мира и чело­века, есть Тот самый, Кото­рый открылся Изра­илю, как Осу­ще­ство­ва­тель бла­го­дат­ных обе­то­ва­ний (Исх. 3:15). Неко­то­рые новей­шие иссле­до­ва­тели свя­щен­ных книг заме­чают здесь совсем другое. При­ме­тив, что до сего места книги Бытия посто­янно упо­треб­ля­емо было в ней имя Элохим, а отселе до конца 3 главы упо­треб­ля­ется Иегова Элохим, они заклю­чают из сего, что сия часть книги писана совсем другим писа­те­лем. Но а). в сей самой части упо­треб­ля­ется и одно Элохим (3, 5), кото­рый же из мнимых двух писа­те­лей напи­сал сии стихи? б). Даже в одном стихе напи­сано сперва Иегова Элохим, а потом Элохим (3, 1). Итак, неужели и один сей стих напи­сан двумя писа­те­лями? в). В 4 главе мно­го­кратно упо­треб­ля­ется одно Иегова: неужели нужен для сего третий писа­тель? г). Глава 5 начи­на­ется над­пи­са­нием совер­шенно подоб­ным насто­я­щему (2, 4), кроме того, что там над­пи­сано Элохим: сколько же еще надо выду­мать разных писа­те­лей для разъ­яс­не­ния сей раз­ницы в словах? Впро­чем д). ученые защит­ники сей смелой догадки сами довольно обес­пе­чи­вают нас состя­заться с ними, когда один (Эйгорн) сей части книги Бытия в срав­не­нии с преды­ду­щей при­пи­сы­вает пре­иму­ще­ствен­ную древ­ность, по ее слогу, необ­ра­бо­тан­ному и неуче­ному, а другой (Гейн­рихс) нахо­дит здесь более обра­бо­тан­но­сти в слове и более при­зна­ков уче­но­сти»23.
Дей­стви­тельно, надо заме­тить, что, кроме самой внут­рен­ней про­ти­во­ре­чи­во­сти пози­ций кри­ти­ков, их постро­е­ния никак не под­твер­жда­ются еще и ни тек­стом (в Ягвист­ских текстах стоит слово Элохим Быт. 3, 1–5; 33, 5, 11, у Эло­хи­ми­ста – Ягве (см. Быт. 21, 33; 22, 11,14; 28, 17–22), ни – глав­ное – исполь­зо­ва­нием слов Бог и Гос­подь в Сеп­ту­а­гинте, кото­рая мно­гими экзе­ге­тами счи­та­ется более точной.

2. Суще­ству­ю­щие в Пяти­кни­жье повто­ря­ю­щи­еся сюжеты или вза­имно допол­няют друг друга (две исто­рии Тво­ре­ния, исто­рия Потопа, исто­рия Иосифа), или просто выдумка кри­ти­ков (напри­мер, трое­крат­ное под­твер­жде­ние обе­ща­ния Бога Авра­аму (Быт. 17, 17; 18, 12; 21, 6) гово­рит о трех разных собы­тиях, а не об одном. Это каса­ется и многих других при­ме­ров). Все скорее сви­де­тель­ствует в пользу един­ства плана и автор­ства Торы, чем об обрат­ном.

3. Сле­ду­ю­щее утвер­жде­ние, выдви­ну­тое одним из первых против под­лин­но­сти Торы, и вовсе не выдер­жи­вает ника­кой кри­тики. Вопреки мнению первых «нис­про­вер­га­те­лей» Пяти­кни­жья, во вре­мена Моисея пись­мен­ность не только суще­ство­вала, но насчи­ты­вала уже более чем тыся­че­лет­нюю исто­рию. В Египте най­дены тексты времен Древ­него Цар­ства и даже доди­на­сти­че­ской эпохи. В Месо­по­та­мии кли­но­пись известна со времен Шумера и Аккада. Рас­копки Эблы пока­зали, что еще во второй поло­вине III тыс. до Р.Х. пись­мен­ность была обще­рас­про­стра­нен­ным явле­нием в Сирии (более того, в этих текстах есть упо­ми­на­ния об Евере, Фарре, Авра­аме, Нахоре и другим пат­ри­ар­хах). В том самом месте, где по пре­да­нию было напи­сано Пяти­кни­жье – на Синай­ском полу­ост­рове, – най­дены памят­ники древ­ней­шего алфа­вита («про­то­си­най­ский алфа­вит»), кото­рый был пред­на­зна­чен для записи семит­ского языка24 того же вре­мени, что и время Исхода (дати­ру­ется алфа­вит первой поло­ви­ной II тыс. до Р.Х.) Воз­можно, что изоб­ре­та­те­лем алфа­вит­ного письма явля­ется сам Моисей, кото­рый был обучен всей пре­муд­ро­сти еги­пет­ской, как об этом гово­рит древ­ний еврей­ский исто­рик Евпо­лем (II в. до Р.Х.). От него взяли свой алфа­вит фини­кийцы, а от них в свою оче­редь греки, к кото­рым вос­хо­дят все евро­пей­ские алфа­виты25.

4. Чет­вер­тое воз­ра­же­ние против автор­ства явля­ется просто мате­ри­а­ли­сти­че­ским утвер­жде­нием, осно­ван­ным на уже опро­верг­ну­той Тай­ло­ров­ской теории воз­ник­но­ве­нии рели­гии, на кото­ром построил свою теорию Велль­ха­у­зен. Кри­тику этого учения нам при­хо­ди­лось при­во­дить выше, здесь же стоит заме­тить, что серьез­ные ученые на Западе давно не при­ни­мают в расчет этой идео­ло­гии, опро­верг­ну­той и антро­по­ло­гами, и исто­ри­ками. Следы еди­но­бо­жия суще­ствуют, начи­ная с самых древ­них времён (напр. оно есть в таб­лич­ках Эблы) и вера в суще­ство­ва­ние Еди­ного Творца Все­лен­ной никак не свя­зана с соци­аль­ной средой или спо­со­бом хозяй­ство­ва­ния. Все подоб­ные версии никоим обра­зом не под­твер­жда­ются фак­тами и явля­ются при­ме­ром чистой про­па­ганды. Вообще попытка постро­ить схему эво­лю­ции рели­гии, не рас­по­ла­гая при этом ника­кими дан­ными, ее под­твер­жда­ю­щими, и при этом отвер­гать все факты ее отри­ца­ю­щие – это не самый науч­ный подход.

5. Пятое воз­ра­же­ние против под­лин­но­сти Торы может пока­заться более серьез­ным. Дей­стви­тельно, в тексте можно найти ара­ме­измы, но когда они про­никли в еврей­ский язык – неиз­вестно, ведь сами пат­ри­ар­хии жили с Сирии. Более того, часто ока­зы­ва­ется, что в резуль­тате рас­ко­пок мнимые «ара­ме­измы» ока­зы­ва­ются чисто еврей­скими сло­вами, так что этот аргу­мент не имеет силы. Ана­хро­низмы, якобы невоз­мож­ные для Моисея, на самом деле такими не явля­ются «земля фили­стим­ская» (Исх. 13:17) вполне могла быть во вре­мена Исхода26; «Дан» при опи­са­нии битвы царей (Быт. 14:14; Втор. 34:1) скорее всего не город Дан, воз­ник­ший во вре­мена Судей (Суд. 18:29), а один из исто­ков Иор­дана, кото­рый мог носить это назва­ние задолго до времен Моисея27, тем более что место с этим именем упо­ми­на­ется в текстах Мари и Египта XVIII в. до Р.Х28; «земля Евреев» (Быт. 40:15) – вполне точное опи­са­ние Пале­стины, и потому что она обе­щана была евреям, и потому, что здесь под­ра­зу­ме­ва­ется не вся тер­ри­то­рия этой страны, «а часть ее, в кото­рой оби­тали пат­ри­архи. Они пре­бы­вали наи­бо­лее около Хев­рона, и коче­вали около Сихема»29. Таким обра­зом, у нас нет неоспо­ри­мых сви­де­тельств того, что книги Моисея напи­саны после его смерти.

6. Моисей не мог гово­рить о себе в тре­тьем лице, гово­рить о своих доб­ро­де­те­лях (Числ. 12:3) и писать о своей смерти (Втор. 34), – гово­рят кри­тики, но и это воз­ра­же­ние постро­ено на недо­ра­зу­ме­нии. Дело в том, что сквозь всю Библию про­хо­дит крас­ной нитью утвер­жде­ние, что «Я есмь» может ска­зать только Сущий, и перед Его Лицом все осталь­ные подобны тени. Наше «я» лишь слабый отблеск Сия­ю­щего Яхве. Неуди­ви­тельно потому, что Моисей пишет о себе в тре­тьем лице. Ведь во всех его книгах дей­ству­ю­щим Лицом явля­ется Бог, а Моисей – не более чем Его сви­де­тель. Более того, обра­ща­ясь к древним тек­стам, мы видим, что подоб­ный прием свой­стве­нен древ­ней лите­ра­туре.

«Так, напри­мер, в своих «Запис­ках о галль­ской войне» и «Запис­ках о граж­дан­ской войне» Гай Юлий Цезарь (100–44 до Р.Х.) неиз­менно гово­рит о себе в тре­тьем лице, что под­чер­ки­вает объ­ек­тив­ность и искрен­ность изло­же­ния. Ранее тот же прием исполь­зо­вал и гре­че­ский исто­рик, фило­соф и дидак­тик Ксе­но­фонт Афин­ский (430/425 – после 335 г. до Р.Х.) в своем самом зна­ме­ни­том про­из­ве­де­нии «Ана­ба­сис» (в семи книгах). По мнению Плу­тарха (ок. 46 – после 119 гг. по Р.Х.), Ксе­но­фонт посту­пил так, в част­но­сти, потому, что славу в каче­стве дей­ству­ю­щего лица опи­сы­ва­е­мых собы­тий ставил выше нежели славу в каче­стве автора дан­ного сочи­не­ния, а также дабы вну­шить полное дове­рие к своему повест­во­ва­нию»30.

О своих доб­ро­де­те­лях Моисей мог гово­рить и сам, ибо знал он, что сми­ре­ние и скром­ность не есть просто само­би­че­ва­ние, а созер­ца­ние объ­ек­тив­ного своего состо­я­ния, и потому мог он пере­дать потом­кам, что по слову Божию он был крот­чай­ший из людей (Числ. 12:3). Так же он мог опи­сать зара­нее свою смерть, ибо многим святым Бог зара­нее откры­вал время и обсто­я­тель­ства их кон­чины. И если мы при­знаем суще­ство­ва­ние Бога Все­ве­ду­щего, то ника­ких про­блем с тем, как мог Моисей зара­нее опи­сать свою смерть, не суще­ствует. Суще­ствует также мнение, что опи­са­ние смерти вели­кого про­рока допи­сал его пре­ем­ник Иисус Навин.

7. Утвер­жде­ние, что до вре­мени царя Иосии никто не знал о законе Вто­ро­за­ко­ния о цен­тра­ли­за­ции культа (народ при­но­сил жертвы на высо­тах) и само откры­тие книги Закона (4Цар. 22:8–13) было вре­ме­нем напи­са­ния Вто­ро­за­ко­ния, ни на чем не осно­вано. Всё про­тя­же­ние 3 и 4 книг Царств про­ни­зано воз­му­ще­нием тем фактом, что народ и цари при­но­сили жертвы на высо­тах (3Цар. 15, 14; 22, 43; 4Цар. 12, 3; 15, 35; 16, 4), что было бы невоз­можно, если это счи­та­лось нормой. Да, конечно явле­ние Бога или Его откро­ве­ние счи­та­лось доста­точ­ным осно­ва­нием для того, чтобы норма закона была при­оста­нов­лена, но из этих фактов (таких как жерт­во­при­но­ше­ние Гедеона или Илии) никак не сле­дует, будто отсут­ство­вала сама норма.

Более того, у нас есть прямые сви­де­тель­ства, что нормы Вто­ро­за­ко­ния дей­ство­вали задолго до Иосии. Царь Амасия не казнил детей убийц, испол­няя норму этой книги Закона Мои­се­ева (4Цар. 14, 6 ср. Втор. 24, 16). Сам факт откры­тия книги Закона Мои­се­ева после ремонта (речь, видимо, идет об ори­ги­нале) не должен вызы­вать сомне­ния в его воз­мож­но­сти. Подоб­ные случаи про­ис­хо­дят и сейчас. Так в 1975 г. рабо­чие обна­ру­жили во время работ в мона­стыре св. Ека­те­рины на Синае тайник, в кото­ром нахо­ди­лось около 3000 древ­них ману­скрип­тов, вклю­чая ряд недо­ста­ю­щих листов Синай­ского кодекса (IV в.)31. Таким обра­зом, аргу­мен­та­ция про­тив­ни­ков под­лин­но­сти Пяти­кни­жья не выдер­жи­вает кри­тики и должна быть отбро­шена.

Надо ска­зать, что она не заслу­жи­вала вни­ма­ния с самого начала, ибо осно­вана была не на каких-то архео­ло­ги­че­ских или исто­ри­че­ских откры­тиях, по вер­ному слову прот. Сергия Анти­мин­сова, «все эти «науч­ные резуль­таты» были добыты за пись­мен­ным столом, с тек­стом Библии в руках. Каждый «ученый» считал себя в праве тол­ко­вать свя­щен­ный текст, как ему взду­ма­ется. Что же, если отверг­нут авто­ри­тет Церкви, иного и быть не должно: у каж­дого появ­ля­ется своя «вера», при­во­дя­щая к пол­ному неве­рию»32.


При­ме­ча­ния:

1 Экзем­ляр­ский В. Вар­нава (Беляев), еп. Дар уче­ни­че­ства. М.1993. с. 88, 90.
2 Вар­нава (Беляев), еп. Основы искус­ства свя­то­сти. Т.1. Нижний Нов­го­род. 1995. С. 87–88.
3 Честер­тон Г.К. Пере­лет­ный кабак // Шар и крест. Пере­лет­ный кабак. Воз­вра­ще­ние Дон Кихота. СПб. Амфора. 2000. С. 210–211.
4 Ристо Сан­тана. Мессия в Ветхом Завете в свете рав­ви­ни­сти­че­ских писа­ний. СПб. 1995.С. 19.
5 Мень Алек­сандр, прот., Исто­рия рели­гии. В поис­ках пути, истины и жизни. Т.2. Магизм и еди­но­бо­жие. М. 1991. С. 335–336.
6 Ниже мы дадим ссылки на Еван­ге­лие, но здесь стоит при­ве­сти ряд ссылок на Ветхий Завет Иис. Нав. 8, 31–32; 23, 6; 3Цар. 2, 3; 4Цар. 14, 6; 23, 25; 2Пар. 17, 9; 25, 4; Езд. 3, 2; Неем. 8, 1; 13, 1; Дан. 9, 13.
7 В прин­ципе при таком под­ходе сохра­ня­ется воз­мож­ность вдох­но­ве­ния, но уже со сто­роны диа­вола.
8 Книга правил. Свято-Тро­иц­кая Сер­ги­ева Лавра. 1992. С. 27.
9 Свя­таго Кирилла Иеру­са­лим­ского Слова огла­си­тель­ные. М. 1855. С. 70.
10 Мит­ро­по­лит Фила­рет. Про­стран­ный хри­сти­ан­ский кате­хи­зис Пра­во­слав­ныя Кафо­ли­че­ския Восточ­ныя Церкви. Вар­шава. 1931. С. 12.
11 Досто­па­мят­ные ска­за­ния о подвиж­ни­че­стве святых и бла­жен­ных отцов. Свято-Тро­иц­кая Сер­ги­ева Лавра. 1993. С. 15–16.
12 Полное собра­ние тво­ре­ний св. Иоанна Дамас­кина. Т.1. СПб. 1913. С. 125.
13 Что пока­зал ком­пью­тер­ный анализ, про­ве­ден­ный в 1970-тых годах.
14 Обычай варить коз­ленка в молоке матери описан в текстах Уга­рита, семей­ные законы пат­ри­ар­хов близки к обы­чаям цар­ства Мари, нали­чие поход­ных свя­ти­лищ в Египте, парал­лели в Законе с книгой Мерт­вых.
15 Вейн­берг И.П. Вве­де­ние в Танах. Москва-Иеру­са­лим 2000. С. 49–50.
16 Как воз­никла Библия… 1993. С. 155–156.
17 Шедро­виц­кий. Д. Вве­де­ние в Ветхий Завет. II Книга Исход. М. 1997. С. 226–228.
18 Алек­сеев. Г. Истин­ность рели­гии. М. 1997. С. 11.
19 Вейн­берг И.П. Вве­де­ние в Танах. Москва-Иеру­са­лим 2000. С. 187.
20 Вейн­берг И.П. Вве­де­ние в Танах. Москва-Иеру­са­лим 2000. С. 188.
21 Мень Алек­сандр, прот., Исто­рия рели­гии. В поис­ках пути, истины и жизни. Т.2. Магизм и еди­но­бо­жие. М. 1991. С. 335–343.
22 Как воз­никла Библия… 1993. С. 151.
23 Тво­ре­ния свя­ти­теля Фила­рета мит­ро­по­лита Мос­ков­ского и Коло­мен­ского. На книгу Бытия. М. 1867. (репринт). Ч.1.С.35–36.
24 Келлер Вернер. Библия как исто­рия. М. Крон-пресс.1998. с. 147–149.
25 Тант­лев­ский И.Р. Вве­де­ние в Пяти­кни­жие. М. 2000. С.234–235.
26 Народ «пере­сет» в над­пи­сях Рам­сеса III скорее всего персы, а не фили­стим­ляне, как это убе­ди­тельно пока­зал И. Вели­ков­ский в книге «Народы моря» (Ростов-на-Дону. 1997) поэтому утвер­жде­ние, будто послед­ние пришли в Ханаан только в XIII в. до Р.Х. ни на чем не осно­вано.
27 Тво­ре­ния свя­ти­теля Фила­рета мит­ро­по­лита Мос­ков­ского и Коло­мен­ского. На книгу Бытия. М. 1867. (репринт). Ч.2.С. 77. Слово «Дан» в пере­воде озна­чает «Судья», что могло быть свя­зано с куль­то­вым местом свя­ти­ли­щем (где в древ­но­сти осу­ществ­ля­лись суды) у исто­ков Иор­дана.
28 Вейн­берг И.П. Вве­де­ние в Танах. Москва-Иеру­са­лим 2000. с. 182.
29 Тво­ре­ния свя­ти­теля Фила­рета мит­ро­по­лита Мос­ков­ского и Коло­мен­ского. На книгу Бытия. М. 1867. репринт).Ч.3. с. 120.
30 Тант­лев­ский И.Р. Вве­де­ние в Пяти­кни­жие. М. 2000. С. 233–234.
31 Тант­лев­ский И.Р. Вве­де­ние в Пяти­кни­жие. М. 2000. С. 31.
32 Анти­мин­сов Сергий, прот. Про­то­и­е­рей Алек­сандр Мень как ком­мен­та­тор Свя­щен­ного Писа­ния // О бого­сло­вии про­то­и­е­рея Алек­сандра Меня. Жито­мир. 1999. С. 32.

Print Friendly, PDF & Email
Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки