Прочитал в интернете про скандал со священником… как теперь верить?

О глав­ной ошибке «поте­ряв­ших веру» людей раз­мыш­ляет бого­слов и пуб­ли­цист Сергей Худиев

Прежде всего, вера — это акт нашего про­из­во­ле­ния, а не чьего-то еще. Когда люди жалу­ются на то, что пове­де­ние каких-то других людей раз­ру­шило их веру, они совер­шают грам­ма­ти­че­скую ошибку — путают актив­ный залог с пас­сив­ным. Пове­де­ние других людей не может опре­де­лять наше соб­ствен­ное. Они могли бы ска­зать, что «я отка­зался от веры, приняв во вни­ма­ние таких-то людей». Для того, чтобы обре­сти веру, нужно при­нять реше­ние, для того, чтобы оста­вить ее, тоже при­нять реше­ние — и это сво­бод­ный выбор, кото­рый за чело­века никто не может сде­лать. И это сво­бод­ный выбор, кото­рый разные люди совер­шают по-раз­ному, ока­зав­шись в одних и тех же обсто­я­тель­ствах. Поэтому первое, что стоит заме­тить: хра­нить или терять веру — это всегда наш выбор, это не выбор других людей.

При­зна­ние того, что именно мы при­ни­маем реше­ния в нашей жизни, иногда пугает — потому, что оно кажется свя­зан­ным с чув­ством вины — вины, кото­рую хочется на кого-то пере­ло­жить. Но на самом деле созна­ние того, что я сам явля­юсь источ­ни­ком реше­ний, опре­де­ля­ю­щих мою жизнь и мои отно­ше­ния с людьми и с Богом, осво­бож­дает — я могу выслу­шать других людей, при­нять во вни­ма­ние всю име­ю­щу­юся инфор­ма­цию, но никто не решит за меня, как мне посту­пить.

Если я при­ни­маю хоро­шее, пра­виль­ное реше­ние, мне неза­чем его оправ­ды­вать ссыл­ками на других людей. Когда мы делаем что-то пра­виль­ное, чем можем гор­диться — мы же не гово­рим «другие люди довели меня до этого». Ссылки на других начи­на­ются, когда мы сами сильно сомне­ва­емся в оправ­дан­но­сти нашего реше­ния — и хотим воз­ло­жить ответ­ствен­ность за него на других. Но если это непра­виль­ное реше­ние — его просто не нужно при­ни­мать.  

Второе — по отно­ше­нию к кому мы при­ни­маем реше­ния. Если у меня есть досто­вер­ные све­де­ния, что такой-то свя­щен­ник явля­ется духовно и нрав­ственно нездо­ро­вым чело­ве­ком (что же, бывает), мне имеет смысл при­ни­мать реше­ния именно по отно­ше­нию к нему. Напри­мер, оста­вить его и искать духов­ного руко­вод­ства у какого-то дру­гого пас­тыря — с более надеж­ной репу­та­цией. Но было бы странно, глядя на этого свя­щен­ника, при­ни­мать реше­ния отно­си­тельно Бога и Церкви. Вера — это опре­де­лен­ный ответ Христу, а не тем или иным людям. Хри­стос спра­ши­вает в Еван­ге­лии: «Ты веру­ешь ли в Сына Божия?» (Ин. 9:35), отве­чать: «Нет, потому что я тут про­чи­тал в интер­нете про скан­дал» зна­чило бы отве­чать нев­по­пад. Гос­подь не спра­ши­вает, верите ли вы чело­веку, упо­мя­ну­тому в пуб­ли­ка­ции. Гос­подь спра­ши­вает, верите ли вы Ему, Иисусу Христу.

Вот, к при­меру, в Бирме есть такой буд­дист­ский монах У Вирату — как пишут, чрез­вы­чайно злоб­ный тип, натрав­ли­ва­ю­щий толпу на живу­щую в стране мусуль­ман­скую народ­ность рохи­нья. Теряю ли я из-за него веру в учение Будды? Нет, конечно — потому что я такой веры и не имел. Я озна­ко­мился с этим уче­нием и не принял его — хотя, конечно же, ясно, что У Вирату ему не сле­дует, и делать какие-либо выводы об учении Будды, глядя на У Вирату, было бы очень глупо.

Об учении сле­дует делать выводы, обща­ясь с теми, кто ему сле­дует, а не теми, кто его нару­шает. Пооб­щав­шись с буд­ди­стами — пре­крас­ными людьми — и почи­тав их книги, я пришел к выводу, что я это учение не раз­де­ляю. И это не реше­ние У Вирату — это мое реше­ние. У Вирату, конечно, боль­шой греш­ник, но ему никак нельзя поста­вить в упрек, что он отвра­тил меня от буд­дизма. Он не делает учение ложным — точно так же, как доб­ро­де­тель­ные буд­ди­сты не делают это учение истин­ным.

Точно так же и с Еван­ге­лием — оно либо истинно, либо нет. Хри­стос либо Сын Божий, либо нет. Он либо вос­крес из мерт­вых, либо нет. Если Он дей­стви­тельно вос­крес и то, что Он гово­рил о Себе — истина, то это оста­ется исти­ной совер­шенно неза­ви­симо от того, что какой-то недо­стой­ный свя­щен­ник попал в скан­дал. А если бы это было неправ­дой — ника­кие достой­ные свя­щен­ники не сде­лали бы это исти­ной.

Но все это верно в ситу­а­ции, когда вы дей­стви­тельно наткну­лись на недо­стой­ного свя­щен­ника. Такое бывает — но гораздо чаще бывают несколько другие вещи. Люди — в том числе свя­щен­ники — могут впа­дать и в пьян­ство, и в блуд, и во что угодно еще. Но среди прочих грехов очень попу­ляр­ным явля­ется грех сплет­ни­че­ства, кле­веты и зло­сло­вия.

Если вы нико­гда не ока­зы­ва­лись в ситу­а­ции, когда какой-нибудь эпизод с вашим уча­стием начи­нает обрас­тать дета­лями, подроб­но­стями, тол­ко­ва­ни­ями и гени­аль­ными догад­ками — вам просто очень повезло. Если ваши слова нико­гда не полу­чали самых неожи­дан­ных тол­ко­ва­ний — похоже на то, что вы святой мол­чаль­ник. Если есть люди, кото­рые отно­сятся к вам с непри­яз­нью и зара­нее уве­рены, что чело­век вы дурной, ника­кая осто­рож­ность не спасет вас от зло­сло­вия.

Если вы были на каком-то меро­при­я­тии и там недо­счи­та­лись ложек — вашим оппо­нен­там будет сразу ясно, куда они делись. А попытки разъ­яс­нить ситу­а­цию будут вос­при­няты по прин­ципу «оправ­ды­ва­ется — значит, вино­ват». Тут же вспом­нят про исчез­но­ве­ние в округе ложек, вилок, бумаж­ни­ков, теле­фо­нов, вело­си­пе­дов, авто­мо­би­лей — тут стро­гих дока­за­тельств не нужно, с таким плохим чело­ве­ком, как вы, сразу все ясно.

Это может слу­читься с кем угодно — с веру­ю­щим, ате­и­стом, миря­ни­ном, свя­щен­ни­ком — и люди, кото­рые состав­ляют свое впе­чат­ле­ние только по доно­ся­щимся до них бурным обсуж­де­ниям, будут уве­рены, что вы — кон­че­ный него­дяй. Это осо­бенно верно в осве­ще­нии любого кон­фликта — люди выдают совер­шенно разные кар­тины одних и тех же, каза­лось бы, собы­тий, выстав­ляя себя стра­сто­терп­цами, а оппо­нен­тов — закон­чен­ными мер­зав­цами.

Поэтому, если вы про­чи­тали о ком-то нега­тив­ную инфор­ма­цию в интер­нете, это тре­бует осто­рож­но­сти — вы и о себе рис­ку­ете много неожи­дан­ного узнать, если попа­де­тесь на язык, или, вернее, кла­ви­а­туру людям, у кото­рых по какой-то при­чине есть на вас зуб. А иногда и зуба не нужно — люди, стра­да­ю­щие опре­де­лен­ными пси­хо­ло­ги­че­скими про­бле­мами, пове­дают миру о ваших гнус­ных зло­дей­ствах (жела­тельно ано­нимно) просто потому, что нахо­дят в этом какое-то стран­ное удо­воль­ствие.

В мире, опре­де­ленно, доста­точно людей, у кото­рых есть зуб на Цер­ковь — и кото­рые охотно будут транс­ли­ро­вать разный ком­про­мат на ее слу­жи­те­лей.

Это, разу­ме­ется, не значит, что любой ком­про­мат на свя­щен­ни­ков или епи­ско­пов заве­домо ложен — всякое бывает на этом свете. На свете, конечно, бывают недо­стой­ные слу­жи­тели. А еще на свете бывает кле­вета, пре­уве­ли­че­ния, одно­сто­рон­няя подача инфор­ма­ции, погоня за скан­да­лами и — в обя­за­тель­ном порядке — крик­ли­вые заго­ловки.

При­ни­мать жиз­ненно важные реше­ния на осно­ва­нии того, что вы про­чи­тали в интер­нете, было бы очень странно. Такие важные реше­ния надо при­ни­мать на осно­ва­нии того, что вы про­чи­тали в Еван­ге­лии.

“Пра­во­сла­вие и мир”

Print Friendly, PDF & Email
Размер шрифта: A- 15 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: A T G
Текст:
Боковая панель:
Сбросить настройки