Проповеди на Богородичные праздники

Проповеди на Богородичные праздники


Про­по­веди Нико­лая (Яру­ше­вича), мит­ро­по­лита Кру­тиц­кого и Коло­мен­ского, на Бого­ро­дич­ные праздники.

Слава (Празднование в честь иконы Божией Матери “Взыскание погибших”)

Слово, ска­зан­ное в Вос­кре­сен­ской церкви, что в Брю­сов­ском пер. г. Москвы, в празд­ник иконы Божией Матери “Взыс­ка­ние погибших”

Мате­рин­ски поми­луй нас, да сла­вим Тя во веки.

Эти слова мы слы­шали сего­дня в одной из молитв нашей службы.

В книге Дея­ний апо­столь­ских повест­ву­ется, что в речи, обра­щен­ной к началь­ни­кам иудей­ского народа, апо­стол Петр ска­зал: “…нет дру­гого имени под небом, дан­ного чело­ве­кам, кото­рым над­ле­жало бы нам спа­стись” (Деян.4:12). Он гово­рил об имени Гос­пода Иисуса Христа.

Дру­гой пер­во­вер­хов­ный апо­стол Павел в Посла­нии к Филип­пий­цам гово­рит об Иисусе Хри­сте: “…Бог пре­воз­нес Его и дал Ему имя выше вся­кого имени, дабы перед име­нем Иисуса пре­кло­ни­лось вся­кое колено небес­ных, зем­ных и пре­ис­под­них…” (Флп.2:9–10).

Оба апо­стола еди­но­душно гово­рят нам о том, что нет имени дороже, ближе, род­нее сердцу веру­ю­щего чело­века, нет имени выше, чем имя Иисуса Хри­ста. О, конечно, и сердце каж­дого из нас гово­рит нам об этом! Гос­подь Иисус Хри­стос — это наш Учи­тель, про­по­ве­ду­ю­щий нам “гла­голы веч­ной жизни” (Ин.6:68). Он — наш Спа­си­тель, взяв­ший на Себя грехи всех людей, и зна­чит, каж­дого из нас, и постра­дав­ший за нас на конце Сво­его зем­ного подвига. Он — Началь­ник нашей веры, и Осно­ва­тель, и Глава той Церкви Хри­сто­вой, к кото­рой мы все имеем сча­стье при­над­ле­жать. Апо­стол Павел назы­вает Цер­ковь Хри­стову телом, в кото­ром каж­дый из нас явля­ется малым чле­ном, а Глава этого вели­кого духов­ного тела — Гос­подь Иисус Хри­стос (см.: Еф.1:22–23). Он‑и наш нели­це­при­ят­ный и Пра­вед­ный Судия на послед­нем и Страш­ном Своем суде.

Кто же может быть выше Его? Наша мысль стре­мится дальше. Чье же имя после Его имени может быть выше имени Той, Кото­рая послу­жила нашему спа­се­нию и была Мате­рью Гос­пода Иисуса Христа?

Свя­тая Цер­ковь так и учит, так и испо­ве­дует, что для хри­сти­а­нина, после имени Слад­чай­шего Гос­пода, самым доро­гим и близ­ким име­нем явля­ется имя Пре­бла­го­сло­вен­ной Девы Марии.

Руко­во­ди­мые сло­вом Божиим, заве­тами апо­сто­лов и всей пер­во­хри­сти­ан­ской Церкви, мы окру­жаем имя Божией Матери вели­чай­шей сла­вой и пре­кло­ня­емся перед Ней с чув­ством вели­чай­шего бла­го­го­ве­ния. Начало этой славы Божией Матери и бла­го­го­вей­ной любви к Ней людей вос­хо­дит сво­ими исто­ками ко вре­мени зем­ной жизни Гос­пода Иисуса Хри­ста и пер­вым дням бытия на земле Церкви Христовой.

Вы помните, кто пер­вый воз­дал хвалу Божией Матери? Веро­ятно, Ее сла­вили и пас­тухи, при­шед­шие покло­ниться ново­рож­ден­ному Мла­денцу в Виф­ле­ем­скую пещеру. Вме­сте со сво­ими дарами дань хвалы отда­вали Ей и при­шед­шие из дале­ких стран волхвы. Но слова этой хвалы мог слы­шать только пра­вед­ный обруч­ник Иосиф. Кто же пер­вый воз­дал Ей откры­тую хвалу перед лицом народа? Еван­гель­ское чте­ние за каж­дой Боже­ствен­ной Литур­гией в празд­ник в честь Божией Матери нам об этом напо­ми­нает. Оно гово­рит о пер­вом откры­том убла­же­нии Божией Матери, при­не­сен­ном людьми к Ее ногам.

Это было во время одной из про­по­ве­дей Гос­пода Иисуса Хри­ста. Навер­ное, в глу­бо­кой тишине, затаив дыха­ние толпа вни­мала этой про­по­веди. И вдруг одна из жен­щин, имя ее оста­лось неиз­вест­ным, из глу­бины сво­его пере­пол­нен­ного до краев вос­тор­гом сердца вскрик­нула: “Бла­женно чрево, носив­шее Тебя, и сосцы, Тебя питав­шие!” (Лк.11:27). Так вос­клик­нула одна жен­щина, но, несо­мненно, она гово­рила от лица всех пле­нен­ных про­по­ве­дью Спасителя.

Что жен­щина хотела ска­зать этими словами?

“Бла­женна Мать такого Про­по­вед­ника, Кото­рый поко­рил нас, Кото­рый зовет нас из оков житей­ской суеты, из душ­ной атмо­сферы стра­стей и поро­ков на чистый воз­дух жизни с Богом, зовет нас к счаст­ли­вой бес­ко­неч­ной жизни, не зна­ю­щей конца. Он про­бу­дил в наших серд­цах жажду истин­ного сча­стья и ведет нас по пути к нему.

Но Он — не только Про­по­вед­ник. Он — Вели­кий Чудо­тво­рец. Неис­ся­ка­е­мыми пото­ками изли­ва­ются из Него любовь и все­про­ще­ние. Он исце­ляет боль­ных на наших гла­зах, Он воз­вра­щает зре­ние сле­пым, Он вос­кре­шает мерт­вых, Он тво­рит чудеса и в душе чело­века: к Его ногам при­хо­дят пла­чу­щие блуд­ницы и, про­ща­е­мые Им, встают рож­ден­ными для новой, чистой жизни. Как же счаст­лива Та, Кото­рая родила этого необык­но­вен­ного и чуд­ного Про­по­вед­ника и Чудотворца!

И сам Он — необык­но­вен­ный чело­век. В Своем соб­ствен­ном лице Он откры­вает нам такую духов­ную кра­соту, какой мы еще нико­гда не видели, какой, несо­мненно, не видели и наши предки. Он — носи­тель этой кра­соты: сми­рен­ный и крот­кий, чистый, без еди­ной пылинки греха, люб­ве­обиль­ный и состра­да­тель­ный. Воис­тину бла­женно чрево, родив­шее Того, за Кем мы идем, мы, тре­пе­щу­щие вос­тор­гом перед Его обра­зом, Его речью и Его делами”.

Так, веро­ятно, думала и пере­жи­вала жен­щина, пер­вой воз­дав­шая хвалу Божией Матери. Несо­мненно, то же пере­жи­вали и дру­гие в толпе, окру­жав­шей Спа­си­теля. Но еще много не знала эта жен­щина, как не знали и те, от лица кото­рых она про­из­но­сила свою хвалу. Мно­гое откры­лось потом. Люди узнали, что этот Боже­ствен­ный Про­по­вед­ник и Чудо­тво­рец обе­щан­ный про­ро­ками Мес­сия, Спа­си­тель мира, Сын Божий. За грехи всех людей Он дал Себя рас­пять на Гол­гоф­ском кре­сте и обаг­рил его Своей бес­цен­ной кро­вью. Божия Матерь была без­молв­ной сви­де­тель­ни­цей этих муче­ний и Сама была стра­да­ли­цей у под­но­жия этого кре­ста. И Она, бес­ценно дорога для нас и как Мать Боже­ствен­ного Учи­теля, и как Мать Того, Кто ценой Своих стра­да­ний и крест­ной смерти дал нам право на веч­ное блаженство.

Как же нам не укра­шать Ее имени сла­вой и почи­та­нием! Ведь нет для пра­во­слав­ного хри­сти­а­нина ничего дороже и свя­щен­нее дела спа­се­ния своей бес­смерт­ной души для веч­но­сти. А Она — Мать Того, Кто нам это спа­се­ние дает.

После Гол­гофы еще больше откры­лось людям о Ней. Откры­лась Ее соб­ствен­ная воз­вы­шен­ная духов­ная кра­сота, скры­тая в дни зем­ной жизни Гос­пода Иисуса Хри­ста. Ведь до вступ­ле­ния Спа­си­теля на Его обще­ствен­ный подвиг почти никто и не знал о Божией Матери, вос­пи­тав­шей Боже­ствен­ного Сына. В дни же зем­ного слу­же­ния Спа­си­теля людям Она, по Сво­ему вели­чай­шему сми­ре­нию, дер­жала Себя в тени и даже не все­гда сопут­ство­вала Сво­ему Сыну.

После Воз­не­се­ния Спа­си­теля на небо апо­столы и пер­вые хри­сти­ане уже открыто пре­кло­ня­лись перед сми­ре­нием, дол­го­тер­пе­нием, пре­дан­но­стью воле Божией, чисто­той и любо­вью Матери Сына Божия, Ее духов­ными совер­шен­ствами, Ее красотой.

А дальше Цер­ковь Хри­стова узнала о Ней еще больше. После того как своей душой, а затем и телом Она ото­шла к Сво­ему Сыну, нача­лось Ее небес­ное Мате­рин­ство. Всему миру тогда были открыты и необъ­ят­ный Покров этого Ее свя­того Мате­рин­ства над веру­ю­щим в Ее Сына чело­ве­че­ством, и вся глу­бина Ее изобиль­ной любви к людям. После дан­ного Ею апо­сто­лам обе­ща­ния пре­бы­вать с ними во все дни не было и нет ни одного веру­ю­щего сердца, кото­рое не ощу­щало бы Ее бли­зо­сти к нам и Ее любви.

В жизни хри­сти­а­нина нет такого момента, когда бы его сердце не имело потреб­но­сти обра­щаться к Божией Матери с верой и надеж­дой. Мы, греш­ные, гряз­ные в своих гре­хах, тре­пе­щу­щие перед мыс­лью о своей веч­ной поги­бели, ищем для себя спа­се­ния из гре­хов­ной без­дны, в кото­рую мы впа­даем, и про­ще­ния своих без­за­ко­ний. Мы идем за этим про­ще­нием к ногам Хри­сто­вым, мы про­сим о нем сво­его Небес­ного Отца и верим, что Он ни одному из каю­щихся греш­ни­ков нико­гда не отка­жет в этой мило­сти Сво­его про­ще­ния. Тот, Кто про­щал блуд­ниц, пла­кав­ших у Его ног, Кто оза­рил радо­стью про­ще­ния бла­го­ра­зум­ного раз­бой­ника, Тот не оттолк­нет и никого из нас от Себя.

Но, опус­кая свой взор в глу­бину сво­его сердца и видя мно­гое мно­же­ство своих пре­гре­ше­ний, мы на этом пути к Спа­си­телю за про­ще­нием хотим иметь креп­кую защиту, надеж­ное заступ­ни­че­ство за нас перед лицом Божиим, — и мы их имеем в лице Божией Матери. Ее свя­тые иконы мы назы­ваем: “Взыс­ка­ние погиб­ших”, “Спо­руч­нипа греш­ных”, и мы веруем в Ее Мате­рин­ское посред­ни­че­ство в наших молит­вах о про­ще­нии. Мно­го­чис­лен­ными чудес­ными зна­ме­ни­ями, посы­ла­е­мыми нам через эти свя­тые иконы, Она оправ­ды­вает нашу веру и сви­де­тель­ствует о Своих забо­тах и молит­вах о грешниках.

А кто из нас не хочет радо­сти, кто о ней не думает, кто к ней не стре­мится? И кто не хочет радо­сти неча­ян­ной, неожи­дан­ной, когда, может быть, нет ника­ких чело­ве­че­ских надежд на полу­че­ние того, к чему стре­мится и чего страстно хочет сердце? Кто из нас не ищет в скор­бях уте­ше­ния, в болез­нях исце­ле­ния, в бед­ствиях жизни зем­ной — облег­че­ния и избав­ле­ния? И веру­ю­щее сердце знает, куда обра­титься за этой радо­стью и под­держ­кой. Оно назы­вает Ее свя­тые иконы: “Всех скор­бя­щих Радость”, “Неча­ян­ная Радость”, “В скор­бех и печа­лех Утешение”.

Назы­вая Ее так, пра­во­слав­ное сердце непо­ко­ле­бимо верует в то, что Она неис­ся­ка­ема в раз­да­я­нии людям уте­ше­ний и под­креп­ле­ний на их жиз­нен­ных путях. Ведь это только Она одна, как наша люб­ве­обиль­ная Мать, могла бла­го­сло­вить — назвать Себя “Неча­ян­ной Радо­стью” в одной из Своих икон.

А сколько испы­та­ний пере­жила на про­тя­же­нии истек­ших веков паша род­ная земля! Сколько раз тучи воен­ной бури сгу­ща­лись над ее рав­ни­нами и лесами и враги про­сти­рали свои кро­ва­вые руки, чтобы рус­ский народ истре­бить и поло­нить. Куда обра­ща­лось рус­ское веру­ю­щее сердце в годины этих испы­та­ний? Оно знало к кому обра­титься. Оно искало защиты у Той, Кото­рую издавна Пра­во­слав­ная Цер­ковь вели­чает “Взбран­ной Вое­во­дой”. Рус­ский веру­ю­щий народ обра­щался к Той, Кото­рую Рус­ская Цер­ковь в Казан­ской иконе назы­вает “Заступ­ни­цей усерд­ной”, в Смо­лен­ской иконе “Пред­ста­тель­ством хри­стиан непо­стыд­ным”, во Вла­ди­мир­ской иконе “Пре­чуд­ной Вла­ды­чи­цей”. Этими чудо­твор­ными ико­нами — Казан­ской, Вла­ди­мир­ской, Смо­лен­ской, Дон­ской — рус­ское воин­ство осе­няло себя перед нача­лом битв; перед этими свя­тыми обра­зами Бого­ма­тери пла­кали рус­ские люди, про­во­жая вои­нов на поле брани. И мы знаем из исто­рии нашей Руси, как силою молитв веру­ю­щего народа и помо­щью Божией Матери с честью мино­вали эти испытания.

Рус­ское пра­во­слав­ное сердце осо­бен­ной любо­вью любит свою Небес­ную Мать. К этому Источ­нику любви оно обра­ща­ется с бес­чис­лен­ными сло­вами наших молитв и пес­но­пе­ний. Чье пра­во­слав­ное сердце и чьи уста не шеп­чут в свя­том храме этих всем извест­ных молитв: “Мило­сер­дия двери отверзи нам…”; “Под Твою милость при­бе­гаем…”; “Не имамы иныя помощи, не имамы иныя надежды…”?

Самые лас­ко­вые, самые неж­ные слова, какие только можно найти в нашем языке, мы отно­сим к Божией Матери, и из таких слов спле­та­ются, как тон­кое кру­жево, мно­го­чис­лен­ные ака­фи­сты и каноны, посвя­щен­ные Божией Матери.

Каж­дый празд­ник в честь Божией Матери и Ее свя­тых икон — это свя­щен­ный день для веру­ю­щего сердца. С осо­бой силой мы ощу­щаем в эти дни Ее любовь к нам и хотим свою любовь к Ней выра­зить за нашими празд­нич­ными служ­бами, посвя­щен­ными Ей. Эти службы напо­ены сло­вами хвалы, сла­во­сло­вия, бла­го­да­ре­ния, мольбы и нашей любви к Ней.

Слава Ее не знает гра­ниц. Она обо­шла всю землю, и нет такого уголка на земле, где бы в храме и в каж­дом веру­ю­щем сердце не вос­пе­ва­лась эта слава. Как и слава Ее имени, так и любовь Ее к нам не знают пре­де­лов. И за эту Ее любовь пра­во­слав­ные хри­сти­ане отве­чают Ей своей пре­дан­ной, бла­го­го­вей­ной, сынов­ней любовью.

Но, стоя у под­но­жия нашего доро­гого и род­ного сердцу каж­дого из нас образа “Взыс­ка­ния погиб­ших”, хочется ска­зать и о дру­гом. Божия Матерь ждет от нас про­слав­ле­ния Ее свя­того имени не только из наших уст и из наших сер­дец. Конечно, Она и наши сло­вес­ные хвалы при­ни­мает с любо­вью, потому что знает, что они исхо­дят из искрен­них и любя­щих Ее сер­дец. Но ждет Она от нас и дру­гого. При­жи­мая к Своей Мате­рин­ской груди Боже­ствен­ного Мла­денца, как это изоб­ра­жено на свя­той иконе, Она, несо­мненно, хочет, чтобы мы были достой­ными детьми рож­ден­ного Ею Сына. Она — взыс­ка­ние поги­ба­ю­щих и погиб­ших, и Она молится о том, чтобы мы, поги­ба­ю­щие и погиб­шие, стали спа­са­е­мыми и спа­сен­ными. На пути к этому спа­се­нию мы должны, “совлек­шись вет­хого чело­века с делами его” (гре­хами), “обле­каться в нового” (Кол.3:9–10; Еф.22–24), укра­шать себя чисто­той и сми­ре­нием, лас­кой и при­вет­ли­во­стью, забве­нием обид и состра­да­нием чужому горю.

Неужели мы до сих пор (а мно­гие из нас уже давно пере­шли поло­вину своей жизни и при­бли­жа­ются к порогу смерти), неужели мы не имеем в своем сердце хотя бы кру­пиц той любви, совер­шен­ней­шим образ­цом кото­рой мы знаем Божию Матерь? Неужели мы, имея перед собой в лице Божией Матери бла­го­уха­ю­щий при­мер сми­ре­ния, еще не осо­знали того, что сми­ре­ние явля­ется луч­шим укра­ше­нием души и что в Цар­ствие Небес­ное вхо­дят не гор­дые, завист­ли­вые, раз­дра­жи­тель­ные, гнев­ные, мсти­тель­ные, а сми­рен­ные, нищие духом, созна­ю­щие свою духов­ную бед­ность и почи­та­ю­щие себя недо­стой­ными рабами Божи­ими? Неужели мы еще не пони­маем, что грехи, мер­зо­стью кото­рых запол­нены наши сердца, сте­ною раз­де­ляют пас с Богом, и, если мы уне­сем эти грехи нерас­ка­ян­ными в жизнь буду­щего века, они будут источ­ни­ком веч­ной скорби и веч­ных мучений?

Вот о том, чтобы не погиб­нуть нам для веч­но­сти своей бес­смерт­ной душой, мы и должны молить нашу Небес­ную Мать с верой и надеж­дой: да будет Она Спут­ни­цей всей нашей зем­ной жизни и помо­жет нам войти в ту небес­ную землю, где уже пре­бы­вают свя­тые, уго­див­шие Богу своей жизнью.

При­не­сем к под­но­жию Ее свя­той иконы эти наши молитвы и чув­ства нашей бла­го­го­вей­ной любви к Ней. Серд­цем и устами будем повто­рять молитву сего­дняш­него празд­ника: “Мате­рин­ски поми­луй нас, да сла­вим Тя во веки!”

ЖМП № 4 за 1948 г.

Не плачь (Празднование в честь иконы Божией Матери “Всех скорбящих Радость”)

Слово, ска­зан­ное в церкви Дани­лов­ского клад­бища г. Москвы

“Не плачь” (Лк.7:13)

Как ска­зал Гос­подь наш Иисус Хри­стос бед­ной Наин­ской вдове, пла­кав­шей над гро­бом сво­его един­ствен­ного сына.

Этот при­зыв Боже­ствен­ного Учи­теля не был мимо­лет­ным поры­вом Его свя­той души, обра­щен­ным только к этой несчаст­ной жен­щине. Он так же уте­шал началь­ника сина­гоги Иаира, стра­дав­шего в своем горе у одра своей умер­шей две­на­дца­ти­лет­ней дочери. Он Сам про­ли­вал слезы вме­сте с Мар­фой и Марией, раз­де­ляя их скорбь об усоп­шем их брате, о Своем друге Лазаре. И не только уте­шал этих скор­бя­щих, не только пла­кал с ними, пла­чу­щими, но и совер­шил чудо вос­кре­ше­ния и сына Наин­ской вдовы, и дочери Иаира, и брата Марфы и Марии Лазаря, чтобы на все вре­мена и во всех детях Своих, скор­бя­щих над моги­лами доро­гих и близ­ких их сердцу, утвер­дить веру в буду­щее все­об­щее вос­кре­се­ние, когда не будет ни раз­луки, ни мук от нее; чтобы этими Сво­ими чуде­сами навеки ска­зать чело­ве­че­ству: “не плачь”.

Мы знаем, как Гос­подь, про­щая грехи, без слов гово­рил Свое Боже­ствен­ное “не плачь” и сердцу всех греш­ниц, кото­рые пла­кали у ног Его, обли­вая их сле­зами и оти­рая их сво­ими воло­сами. Он уто­лил муку сердца и напол­нил душу огром­ной радо­стью у рас­ка­яв­ше­гося Зак­хея, кото­рый, в порыве охва­тив­шего его рас­ка­я­ния, вос­клик­нул из глу­бины сво­его потря­сен­ного любо­вью Божией духа: “Гос­поди! поло­вину име­ния моего я отдам нищим, и если кого чем оби­дел, воз­дам вчет­веро” (Лк.19:8). Он сча­стьем про­ще­ния и обе­ща­нием веч­ной жизни осве­тил душу бла­го­ра­зум­ного раз­бой­ника, воз­дох­нув­шего Ему в пред­смерт­ные свои минуты: “Помяни мя, Гос­поди, егда при­и­деши во Цар­ствии Твоем” (Лк.23:42).

Таким мы знаем сво­его Слад­чай­шего Госи­ода. Таким Он был в жизни Своей зем­ной и в Своих отно­ше­ниях к людям, и в Своем Боже­ствен­ном уче­нии. Таким Он был и вовеки оста­ется тот же (Евр.13:8).

Он гово­рил Свое Боже­ствен­ное “не плачь” в раз­но­об­раз­ных заве­тах и словах:

“В мире будете иметь скорбь, но мужай­тесь” (Ин.16:33).

“Бла­женны пла­чу­щие, ибо они уте­шатся” (Мф.5:4).

“Вы теперь име­ете печаль; но Я увижу вас опять и воз­ра­ду­ется сердце ваше, и радо­сти вашей никто но отни­мет у вас” (Ин.16:22).

“Жен­щина, когда рож­дает, тер­пит скорбь; но когда родит мла­денца, уже не пом­нит скорби от радо­сти, потому что родился чело­век в мир” (Ин.16:21).

И весь зем­ной иску­пи­тель­ный подвиг Гос­пода Иисуса Хри­ста был тем же Его Боже­ствен­ным, все­мо­гу­щим, любо­вью напо­ен­ным “не плачь”. Он при­шел на землю для того, чтобы быть иску­пи­тель­ной жерт­вой за грехи всего мира перед лицом пра­во­су­дия Божия; вер­нуть людям милость и бла­го­во­ле­ние Небес­ного Отца, уте­рян­ные ими после гре­хо­па­де­ния Ада­мова; раз­ру­шить стену между людьми и Богом, создан­ную люд­скими гре­хами; чтобы ска­зать чело­ве­че­ству, исстра­дав­ше­муся, в тече­ние дол­гих вет­хо­за­вет­ных веков в ожи­да­нии Мес­сии — Спа­си­теля мира: не плачь, чело­век, о поте­рян­ном рае; Я при­шел вер­нуть его тебе, открыть вновь его двери, позвать тебя к Себе в Свои вач­ные кровы и насы­тить твою алчу­щую и жаж­ду­щую душу тем хле­бом и той водой живой, от кото­рых у Меня ты не будешь алкать и жаж­дать вовеки!

Сего­дня, в день празд­ника иконы Божией Матери Всех Скор­бя­щих Радо­сти, осо­бенно хочется вспом­нить о том, как уте­шил уми­рав­ший на кре­сте Спа­си­тель Свою Воз­люб­лен­ную Мать.

Насту­пила година испол­не­ния пред­веч­ного Совета Божия о спа­се­нии чело­ве­че­ского рода. В послед­ние годы зем­ной жизни Гос­пода Иисуса Хри­ста Пре­свя­тая Бого­ма­терь не могла быть неот­лучно при Своем Боже­ствен­ном Сыне. Но когда подо­шли послед­ние пред­смерт­ные Его часы, часы Его стра­да­ний, Она нахо­ди­лась в Иеру­са­лиме и в числе дру­гих жен­щин Сама сопро­вож­дала Его на Гол­гофу. Здесь ужас­ней­шая скорбь была попу­щепа Ей. Ору­жие, пред­ска­зан­ное Симео­ном, прон­зало Ее душу; стра­да­ния Ее Сына, как мечп, тер­зали Ее сердце. Она поко­ря­лась воле Божией, Она при­ни­мала крест­ную смерть Сво­его Сына, как иску­пи­тель­ную жертву для спа­се­ния людей; но любовь Матери уязв­ля­лась и тяжко стра­дала при виде всех Его мучений.

И нельзя без глу­бо­чай­шего вол­не­ния души пред­ста­вить себе состо­я­ние Божией Матери во время этих страш­ных часов. Она видела Его еще на суди­лище Пилата окро­вав­лен­ным, изра­нен­ным, обле­чен­ным в одежду пору­га­ния Стра­даль­цем. А здесь, на Гол­гофе, на Ее гла­зах совер­ша­лись все при­го­тов­ле­ния к крест­ной казни. Она слы­шала удары молота, при­би­вав­шего к крэсту руки и ноги Ее Сына и Бога, и Бога и Отца всех Его рас­пи­на­те­лей… Кто может, о Бого­мати, сло­вами изоб­ра­зить или серд­цем охва­тить всю без­дну Твоих тер­за­ний в эти минуты!… Свя­тая Цер­ковь в своих пес­но­пе­ниях так изоб­ра­жает эти муки Бож­ней Матери во время сто­я­ния Ее у кре­ста: “Се, Свет Мой слад­кий, надежда п жизнь Моя, Бог Мой угас на кре­сте… Увы Мне, _болезную сердцем…”.

Спа­си­тель видел с кре­ста эти тяг­чай­шие муки. И один только Он, как Серд­це­ве­дец, мог знать во всей глу­бине, что в эти минуты мучи­тель­ного том­ле­ния пере­жи­вает Его Мать, Кото­рая стоит у под­но­жия кре­ста, под­дер­жи­ва­е­мая уже не помо­щью чело­ве­че­ской, а только осо­бен­ной бла­го­да­тью Божией. Уми­рая, Он поже­лал уте­шить Ее, ска­зать и Ей Свое Боже­ствен­ное: “Не плачь”. П вот, ука­зы­вая на Сво­его люби­мого уче­ника, Он гово­рит Ей: “Жено, се сын Твой!”. Уми­рая, Он хочет оста­вить Своей Матери залог Своей любви. У Него не было ни сокро­вищ, ни дру­гих зем­ных благ, чтобы их заве­щать Матери. Он гово­рит Ей о дру­гом, и какое неиз­ре­чен­ное сокро­вище вру­чает Он Ей в этих немно­гих сло­вах, утвер­ждая Ее Мате­рью Сво­его уче­ника, а в лице его — Мате­рью всего чело­ве­че­ства: “Не плачь, Моя Мать! В уте­ше­ние Я делаю Тебя Мате­рью всего чело­ве­че­ского рода, Я вру­чаю Тво­ему сердцу. Твоей любви все искуп­лен­ное Моей кро­вью чело­ве­че­ство! Ты не будешь оди­но­кой. У Тебя будет бес­чис­лен­ная семья детей, для кото­рых не будет боль­шего сча­стья и радо­сти, как назы­вать Тебя своей Мате­рью, а для Тебя не будет отныне дру­гой жизни, как оти­рать слезы скор­бя­щих и пла­чу­щих чад Твоих”.

И стала с тех пор Божия Матерь, как мать всех людей, соби­ра­ю­щихся вокруг Ее, про­дол­жать то дело, для кото­рого Сын Ее жил на земле: стала Она всех скор­бя­щих Радо­стью. как, с неж­но­стью и любо­вью, назвало Ее пра­во­слав­ное веру­ю­щее сердце в одной из Ее свя­тых икон, празд­ник кото­рой сего­дня справ­ляет Пра­во­слав­ная Церковь.

Ее почи­тает весь пра­во­слав­ный мир, как люб­ве­обиль­ную, неж­ную, лас­ко­вую Мать, Друга всех стра­даль­цев и каю­щихся греш­ни­ков. Каж­дая веру­ю­щая душа хорошо знает утоп­тан­ные чело­ве­че­скими сто­пами дорожки к Ее свя­тым ико­нам, у под­но­жия кото­рых рас­кры­ва­ются сердца людей в их скор­бях, тре­во­гах, забо­тах, нуж­дах… Если бы можно было собрать в одну чашу все слезы людей, про­ли­тые у ног Божией Матери, — не нашлось бы во всем мире такого водо­ема для этих слез! Если бы все вздохи, исхо­дя­щие из уст стра­даль­цев н направ­лен­ные к Той, Кото­рую мир зовет всех скор­бя­щих Радо­стью, сли­лись бы в одном вздохе, он потряс бы небо и землю! И хорошо знает веру­ю­щая душа, что для каж­дого скорб­ного сердца у Нее есть уте­ше­ние, для каж­дого пла­чу­щего о гре­хах греш­ника — Мате­рин­ское пору­чи­тель­ство и хода­тай­ство перед Ее Сыном. Бес­чис­ленны про­яв­ле­ния этих мило­стей Божией Матери через неис­чис­ли­мые Ее чудо­твор­ные иконы, рас­се­ян­ные по всему лицу нашей рус­ской земли, по всему пра­во­слав­ному миру.

Пре­свя­тая Дева Мария, Сама уте­шен­ная Сыном, яви­лась на веч­ные вре­мена источ­ни­ком уте­ше­ния для всего чело­ве­че­ства, раз­да­вая серд­цам людей Свое Мате­рин­ское “не плачь”.

Нам, хри­сти­а­нам, нам, детям Бож­пим и детям Небес­ной Матери нашей, надо птти за своим Спа­си­те­лем и своей Мате­рью путем такой же любви и состра­да­ния. Для слу­же­ния любо­вью людям послан каж­дый из нас в этот мир: “Мы Его тво­ре­ние, созданы во Хри­сте Иисусе на доб­рые дела, кото­рые Бог пред­на­зна­чил нам испол­нять” (Еф.2:10)-учит нас св. апо­стол Павел.

Каж­дый из нас все­гда видит вокруг себя немало горя, слез, стра­да­ний. Наша тяж­кая, кро­ва­вая война с немец­кими вар­ва­рами поро­дила новые потоки еще не осу­шен­ных слез у оси­ро­тев­ших, овдо­вев­ших, пого­рев­ших, раз­лу­чен­ных друг с дру­гом… О, сама жизнь зовет каж­дого из нас попла­кать вме­сте с пла­чу­щими, посо­стра­дать и уте­шить стра­дальца, помочь в нужде. Больше любви и сострадания!

Больше мило­сер­дия!

Каж­дый из нас хорошо знает, сколько сирот, без отца и без матери, оста­лось среди нас после нашей свя­щен­ной войны. И никто из нас не дол­жен забы­вать того, что заботы о детях-сиро­тах наших неза­бвен­ных героев, пав­ших на войне за нашу мир­ную жизнь, за Родину, за ее сча­стье, сиро­тах умерщ­влен­ных вра­гами людей — свя­щен­ное дело каж­дого из нас.

Всем этим мы будем под­ра­жать Тому, Кто скло­ня­ется к чело­ве­че­ским душам со Своим слад­ким уте­ше­нием: “не плачь”; Той, Кото­рая, как Радость скор­бя­щих, неис­то­щи­мую любовь Свою сеет в каж­дое хри­сти­ан­ское сердце.

И тогда и наши души ста­нут род­ными Небес­ному Отцу и Матери.

И тогда сами мы, в минуты своих лич­ных скор­бей, при­вле­чем сто­ри­цею и Мате­рин­скую помощь нашей Радо­сти всех скор­бя­щих и Боже­ствен­ную помощь Небес­ного Отца, Кото­рый даже чащу холод­ной воды, пода­ва­е­мой жаж­ду­щему, не остав­ляет без награды (Мф.10:42)

“ЖМП” № 11 за 1946 г.

Венок (Празднование в честь иконы Божией Матери “Нечаянная Радость”)

Слово, ска­зан­ное в церкви св. Илии Про­рока в Обы­ден­ском пере­улке г. Москвы в празд­ник чудо­твор­ной иконы Божией Матери “Неча­ян­ная Радость”

Мы окру­жаем сего­дня свою свя­тыню со сво­ими радо­стями и, еще больше, с раз­лич­ными сво­ими скор­бями, как дети, кото­рые лас­ка­ются к своей люби­мой матери, желая и подер­жать ее за руку, и насмот­реться в ее глаза, и при­жаться к ней в ожи­да­нии ответ­ной мате­рин­ской ласки. Соби­ра­ясь к своим чудо­твор­ным ико­нам Божией Матери, мы при­но­сим к их под­но­жию самые луч­шие, воз­вы­шен­ные, свя­тые чув­ства, какие только могут быть в веру­ю­щем сердце. Какие?

Мы стоим у своей Неча­ян­ной Радо­сти с чув­ством нашего бла­го­го­ве­ния, уми­ле­ния, духов­ного вос­хи­ще­ния перед Той, перед Кото­рой, по сло­вам свя­того Иоанна Зла­то­уста, скло­ня­ются в немом изум­ле­нии и сами ангелы, как перед Мате­рью Спа­си­теля мира.

Как нам не бла­го­го­веть перед Ней, Кото­рая про­мыс­лом Божиим из тысячи тысяч жен­щин была избрана стать Мате­рью Сына Божия; Кото­рая в свя­тую Виф­ле­ем­скую ночь родила Его, вскор­мила, вос­пи­тала, про­жила с Ним до 30-лет­него Его воз­раста, поуча­ясь от Него боже­ствен­ной муд­ро­сти, сопут­ство­вала Ему в дни Его зем­ного слу­же­ния людям, у Гол­гоф­ского кре­ста из уми­ра­ю­щих уст сво­его Сына вос­при­няла Его заве­ща­ние быть мате­рью всего веру­ю­щего чело­ве­че­ства; Кото­рая в минуту Сво­его бла­жен­ного Успе­ния отдала душу в руки явив­ше­гося за Ней слад­чай­шего Сына, Кото­рая стоит у пре­стола сво­его Сына и ближе Кото­рой к Гос­поду нет из всех рож­ден­ных на земле и небес­ных воинств?

Воис­тину, уми­лен­ные мы и поем Ей гимны сло­вами цер­ков­ных пес­но­пе­ний: “Достойно есть, яко воис­тину бла­жити Тя, Богородицу…”

Мы сла­гаем у под­но­жия Бого­ма­тер­ней свя­тыни свои сынов­ние бла­го­дар­ные чув­ства, свя­тую бла­го­дар­ность своих сер­дец. Разве можно не при­но­сить Ей этого чувства?

Мы знаем из свя­щен­ного пре­да­ния, как Божия Матерь, явив­шись апо­сто­лам в тре­тий день после Сво­его Успе­ния, ска­зала им: радуй­тесь, Я с вами буду во все дни. И как Она испол­няет это Свое обещание!

Каж­дый из нас знает, как про­то­рены дорожки к Ее чудо­твор­ным ико­нам, какими сле­зами политы эти свя­тыни, сколь­кими вздо­хами веру­ю­щих сер­дец они овеяны1. Уже за одно то мы должны бла­го­да­рить Гос­пода, что имеем такую Мать, что мы не сироты, что у каж­дого из нас есть где выпла­кать свое горе и рас­ска­зать о своих скор­бях и нуж­дах. А каж­дый из пас разве не пла­кал — и не раз — перед Нею? И разве не знает каж­дый из нас, что после этих слез мы нахо­дим себе уте­ше­ние, под­креп­ле­ние, облег­че­ние в стра­да­ниях, как отклик со сто­роны Той, Кото­рая все видит, все слы­шит и, как мать, скло­ня­ется к воз­ды­ха­ю­щим перед Ней? В дни Ее празд­ни­ков, окру­жая Ее иконы, с осо­бой ясно­стью в нашем духов­ном взоре мы пред­став­ляем себе несчет­ные тысячи веру­ю­щих людей, кото­рые еще задолго до нас, в про­тек­шие века, вере­ни­цами шли к Ней, к Ее ико­нам, с верой и надеж­дой и тыся­чами ответ­ных зна­ме­ний от Божией Матери про­сла­вили во веки веков Ее иконы, как чудотворные.

Из жития св. Андрея — Хри­ста ради юро­ди­вого мы знаем об открыв­шемся ему виде­нии. Ему были пока­заны кра­соты рая и, про­ходя мимо них и не уви­дев в раю Божией Матери, он спро­сил у сво­его таин­ствен­ного спут­ника: где же Она? Он услы­шал ответ: Она ходит по земле и соби­рает слезы пла­чу­щих. Вот так и ходит Она и по сей час и будет ходить по земле, соби­рая наши слезы.

А сколько раз Божия Матерь своим покро­вом спа­сала нашу род­ную страну? Когда каза­лось, что страна, навод­нен­ная вра­гом, гиб­нет. Она через свои чудо­твор­ные иконы, перед кото­рыми моли­лись наши предки в годины испы­та­ний, про­яв­ляла осо­бую Свою заботу о нас и помо­гала нам осво­бо­дить нашу страну от татар, шве­дов, поля­ков, фран­цу­зов, втор­гав­шихся в паши пре­делы и разо­ряв­ших нашу родину. А в послед­нюю страш­ную войну? Мы знаем, что в каж­дом храме около икон Божией Матери сто­яли толпы мате­рей, жен, детей наших вои­нов, теп­лили свечи, взды­хали и молили Ее о своих близ­ких вои­нах, о нашей победе, о ско­ром конце кро­ва­вого испы­та­ния, о наступ­ле­нии мир­ной жизни. О, мы верим, что и в эту войну Она, не отвра­тив Своей любви от нас, Своим хода­тай­ством перед Сыном содей­ство­вала нашему воин­ству и обе­регла нас от пора­бо­ще­ния врагом.

Напол­нен­ные бла­го­дар­но­стью Ей за все, что дает Она нам, мы сла­вим Ее в наших молит­вах: “Сущую Бого­ро­дицу Тя вели­чаем…”. А чув­ство бла­го­дар­но­сти — свя­тое, угод­ное Богу. Вы все зна­ете, что ска­зал Гос­подь исце­лен­ному Им про­ка­жен­ному: “Не десять ли очи­сти­лось? Где ate девять? Вера твоя спасла тебя”. О, пусть каж­дый из нас все­гда с таким чув­ством скло­ня­ется перед ико­ной Божией Матери и без него пусть не под­хо­дит к Ней со сво­ими вздо­хами и молитвами.

Мы при­но­сим к ногам Божией Матери нашу сынов­нюю горя­чую любовь к Ней, как к нашей Небес­ной Матери. Как Ее любит веру­ю­щее сердце!

Пре­да­ние гово­рит, что когда апо­стол Лука напи­сал несколько икон Божией Матери и при­нес их к Ней, Она ска­зала: с этими ико­нами отныне будет Моя бла­го­дать и бла­го­дать Родив­ше­гося от Меня. И вот знаки Ее любви к нам: тыся­чами своих икон Она усе­яла всю пра­во­слав­ную землю, этими источ­ни­ками света и радо­сти для мил­ли­о­нов пра­во­слав­ных людей.

Направ­ля­ясь в этом году в Свя­тую Землю, мы при­е­хали в Дамаск. Мы уви­дели в соборе свя­ти­теля Нико­лая боль­шую, почи­та­е­мую всеми пра­во­слав­ными ара­бами, икону Божией Матери. Перед ней горело много све­чей. Нам ска­зали, что каж­дый пра­во­слав­ный араб в тече­ние дня захо­дит в храм хоть на несколько минут, чтобы при­ло­житься к этой иконе. В Ливане мы узнали о почи­та­е­мой на всем Ближ­нем Востоке иконе Божией Матери, нося­щей назва­ние Мило­серд­ной и Живо­тво­ря­щей Помощи. В Пале­стине мы покло­ни­лись Иеру­са­лим­ской иконе Божией Матери, в Геф­си­ма­нии — чудо­твор­ной иконе Успе­ния. Пра­во­слав­ные греки и арабы окру­жают эти иконы глу­бо­чай­шим бла­го­го­вей­ным почи­та­нием. Много чудо­твор­ных икон Божией Матери знают пра­во­слав­ные страны. Но наша страна, наша свя­тая Русь, в исклю­чи­тель­ной мере напо­ена этими свя­тыми ико­нами. И неда­ром наши предки назы­вали нашу Русь Домом Бого­ро­дицы. Еще прежде, чем мы уви­дели свет. Она воз­лю­била нас, дав нашей Церкви, пашей родине эти бес­чис­лен­ные залоги Сво­его с нами пре­бы­ва­ния. И еще в нашем мла­ден­че­стве и дет­стве наши веру­ю­щие роди­тели при­но­сили и при­во­дили нас к этим чудо­твор­ным свя­ты­ням, пору­чали забо­там и покрову Божией Матери, и, прежде чем мы сами созна­тельно стали при­хо­дить к Ней, Она уже бла­го­слов­ляла нас, уже лас­кала нас через эти свя­тые иконы.

Тысячу лет назад во Вла­херн­ском храме Кон­стан­ти­но­поля Она яви­лась во время все­нощ­ного бде­ния с покро­вом в руках, про­стер­тым над моля­щи­мися, чтобы ска­зать этим, что Она нико­гда не остав­ляет нас Сво­ими молит­вами и все­гда покры­вает нас Своим омо­фо­ром. Она явля­лась пре­по­доб­ному Сер­гию при его жизни и этим явле­нием не только его сде­лала счаст­ли­вым, но дала и всем нам понять, как Она близка вся­кому истин­ному рабу Божьему и, зна­чит, Сво­ему чаду.

У нас нет ни одного пра­во­слав­ного храма, в кото­ром не было бы люби­мой иконы Божией Матери; нет ни у одного из нас домаш­него молит­вен­ного уголка без доро­гой сердцу Ее иконы. Мы не пред­став­ляем себе жизни без Ее св. икон, без Нее, как нашей руко­во­ди­тель­ницы и матери! Матери бла­го­слов­ляют Ее ико­ной своих доче­рей на брак, своих детей — в путе­ше­ствие, перед смер­тью вру­чают своих буду­щих сирот Ее покрову. И сами наиме­но­ва­ния Ее икон — это знаки нашей любви к Ней и знаки Ее любви к веру­ю­щим Ее детям: Неча­ян­ная Радость, Всех Скор­бя­щих Радость, Спо­руч­ница Греш­ных, В скор­бех и печа­лех Утешение…

Да, нас соеди­няет с Ней навеки горя­чая вза­им­ная любовь. И, пол­ные этой любви, мы гово­рим Ей: “Ты еси спа­се­ние рода хри­сти­ан­ского”; мы бес­счетно повто­ряем Ей Архан­гель­ские слова: “Радуйся, Бла­го­дат­ная, Гос­подь с Тобою”.

Еще с какими чув­ствами мы окру­жаем чудо­твор­ные свя­тыни Божией Матери? Мы пред­стоим перед Ней, мы не можем не пред­сто­ять перед Ней со сми­ре­нием, с созна­нием своей гре­хов­но­сти, своей внут­рен­ней грязи, перед Ней, Кото­рую св. Цер­ковь назы­вает “чист­шей свет­ло­стей солнечных”.

От дет­ства Она вос­пи­тала Себя чистой душой и телом, пре­дан­ной воле Божией, любя­щей, сми­рен­ной. Усо­вер­шая Свою душу в зем­ной Своей жизни, Она достигла той высоты и чистоты духа, за кото­рую Цер­ковь назы­вает Ее чест­ней­шей херу­ви­мов и слав­ней­шей без срав­не­ния сера­фи­мов. А мы? Под­хо­дим к Ее свя­тыне гряз­ными ногами, целуем Ее гряз­ными устами, рас­кры­ваем перед Ней сердце, напол­нен­ное стра­стями и поро­ками. Она при самых тяже­лых испы­та­ниях в жизни умела сохра­нять покор­ность воле Божией и тер­пе­ние, а мы? Разве не роп­щем? Разве не уны­ваем? При своем вели­чии, как Мать Спа­си­теля, Она была сми­рен­ной Божией рабой, а мы? Пусть обли­чит каж­дого его совесть в гор­до­сти, осуж­де­нии, зави­сти, ссо­рах, злобе. О, пусть каж­дый из нас к Ее ногам при­не­сет созна­ние своей гре­хов­но­сти, пороч­но­сти, пусть попла­чет о себе, о своей поги­ба­ю­щей в гре­хах душе. О, эти слезы о гре­хах! Это дра­го­цен­ные жем­чу­жины, кото­рые соби­рает Она и. как Спо­руч­ница греш­ных и Взыс­ка­ние погиб­ших, отно­сит к сво­ему Сыну, и как дала Она Неча­ян­ную Радость греш­нику, пла­кав­шему перед Ее ико­ной, про­сит Она у Гос­пода и нам про­ще­ние! Сми­рен­ными, созна­ю­щими свое недо­сто­ин­ство, рабами Божи­ими должны мы пред­сто­ять перед Ее св. ико­нами, обра­ща­ясь к Ней: “При­зри бла­го­сер­дием, все­пе­тая Богородице…”.

Мы сла­вим Ее оду­шев­лен­ные верой нашей в Ее Боже­ствен­ного Сына и нашего Гос­пода; больше того, окру­жая Ее свя­тыню, мы укреп­ляем себя в этой вере, мы ею как бы заря­жа­емся друг от друга. Общая молитва веры, кото­рая объ­еди­няет здесь всех нас, имеет силу под­ни­мать наш дух на кры­льях этой веры к Небу, к ногам Божиим и Божией Матери. Вос­по­ми­на­ния о бес­чис­лен­ных чуде­сах от Ее икон согре­вают наши сердца новыми горя­чими вол­нами пре­дан­но­сти Гос­поду и веры в Его милость и Его всемогущество.

Перед лицом чудо­твор­ных свя­тынь Божией Матери мы испо­ве­дуем и наши надежды: “Все упо­ва­ние мое на Тя воз­ла­гаю, Мати Божия”. “Не имамы иныя помощи, не имамы иныя надежды…”. Нельзя жить чело­веку без надежды! Что стало бы с греш­ни­ком, созна­ю­щим без­дну своих паде­ний, если бы он не имел надежды на мило­сер­дие Божие? Он впал бы в отча­я­ние! И каж­дый веру­ю­щий стра­да­лец нахо­дит в себе силы пере­но­сить свои стра­да­ния только потому, что живет надеж­дой на облег­че­ние своих скор­бей, надеж­дой на то, что Вели­кий, Все­мо­гу­щий, Все­свя­той и Мило­серд­ный, по молит­вам Своей и нашей Матери, даст силы доне­сти жиз­нен­ный крест до конца.

Вот из таких луч­ших, чистых чувств веру­ю­щего сердца, какие оно сла­гает, какие оно должно сла­гать к под­но­жию свя­тынь Божией Матери, спле­та­ется венок, и этот венок каж­дый из нас при­но­сит к люби­мой св. иконе. Этот венок бес­цен­нее, дороже всех укра­ше­ний: ведь для Гос­пода нет ничего дороже сердца чело­века — “Сыне, дай Мне твое сердце”, гово­рил Гос­подь еще в дни Вет­хого Завета. Ведь бес­смерт­ная душа чело­века дра­го­цен­нее всех богатств мира: “Какая польза чело­веку, если он при­об­ре­тет весь мир, а душе своей повре­дит?” (Мф.16, 26).

И пусть не только сего­дня, но все­гда, во все дни нашего зем­ного пути, эти свя­тые чув­ства будут спут­ни­ками каж­дого из нас. Они ведут нас к радо­стям веч­ной жизни.

Если жизнь — это море, вол­ну­ю­ще­еся вет­рами бурь и непо­годы, то вера это тот надеж­ный креп­кий челн, кото­рый, не боясь этих бурь и под­вод­ных кам­ней, ведет каж­дого из нас к тихим бере­гам веч­ной жизни; надежда это огни маяка веч­ной жизни, это сия­ние пре­крас­ного гор­него Иеру­са­лима, к кото­рому направ­ляет свой путь челн нашей жизни; любовь это тот путь, кото­рым вера и надежда ведут нас к ограде веч­ного небес­ного цар­ства. Мы знаем, что вера там сме­нится виде­нием лицом к лицу, надежда — осу­ществ­ле­нием ожи­да­е­мого, а любовь — эта пер­вая и основ­ная доб­ро­де­тель истин­ного после­до­ва­теля Хри­стова — будет царить в бес­ко­неч­ные веки в цар­стве любви, где, свя­зан­ные вза­им­ной любо­вью с Небес­ным Отцом, Его дети най­дут для себя в этом обще­нии источ­ник веч­ного бла­жен­ства. А сми­ре­ние, созна­ние своей гре­хов­но­сти, пока­я­ние обе­ре­гут нас на пути к веч­ной жизни от вре­мен­ной вла­сти греха и дья­вола над нашей душой.

И вот, как бы от лица Божией Матери, про­сла­вить Кото­рую мы собра­лись, я молю вас: живите верой, укреп­ляй­тесь надеж­дой, горите любо­вью, сми­ряйте себя покаянием!

Будем достойны любви к нам нашей Небес­ной Матери. И Она будет нашей Оди­гит­рией — путе­во­ди­тель­ни­цей к Небу, спа­сая от бед­ствий, уте­шая в скор­бях, молясь о наших гре­хах перед своим Сыном.

“ЖМП.” № 1 за 1946 г.

Любовь (Празднование в честь иконы Божией Матери “Нечаянная Радость”)

Слово, ска­зан­ное в церкви св. Илии Про­рока в Обы­ден­ском пере­улке г. Москвы в день празд­ника чудо­твор­ной иконы Божией Матери “Неча­ян­ной Радости”

Сего­дня мне вспо­ми­на­ются слова свя­ти­теля Димитрпя Ростов­ского, ска­зан­ные им в одной из про­по­ве­дей в честь Божией Матери: “О, Ты, моя Небес­ная Мать! Ты — вопло­ще­ние любви, Ты-пере­ли­ва­ю­щийся через край сосуд любви”.

Все вы зна­ете, что наш пра­во­слав­ный храм-это вели­кое учи­лище, свя­щен­ная школа, в кото­рой мы учимся жить так, как тре­бу­ется хри­сти­а­нину, учимся гото­вить себя к веч­ной жизни, спа­сать свою душу. Здесь учат нас не только слова молитв и пес­но­пе­ний, не только обряды нашего бого­слу­же­ния, не только слово Божие, кото­рое здесь чита­ется и про­по­ве­ду­ется, — здесь дают нам уроки, нагляд­ные и образ­ные, те свя­щен­ные изоб­ра­же­ния, кото­рые нас окру­жают. Они напо­ми­нают нам о собы­тиях из зем­ной жизни Гос­пода Иисуса Хри­ста и Божией Матори, об исти­нах нашей веры, о запо­ве­дях, какие мы должны осу­ще­ствить в своей жизни.

Посмот­рите на свя­щен­ное изоб­ра­же­ние Божией Матери на той иконе, кото­рую мы сего­дня про­слав­ляем, перед кото­рой мы сего­дня скло­няем свои колена; или на дру­гие иконы Божией Матери, где Она изоб­ра­жена с Мла­ден­цем на руках. В этих Ее объ­я­тиях, кото­рыми Она при­жи­мает к Себе Сво­его мла­денца, в этой ласке, какая све­тится в Ее гла­зах, мы видим не только про­яв­ле­ние любви матери к сво­ему дитяти, но и живое сви­де­тель­ство Ее любви к Богу, потому что Она знала, что при­жи­мает к Себе не про­стое дитя, а Божие. Вот и про­по­ве­дует Она нам без слов, самой своей ико­ной, о той пер­вой и основ­ной запо­веди хри­сти­ан­ского закона, кото­рой мы научены Ее Сыном: “Воз­люби Гос­пода Бога тво­его всем серд­цем твоим, и всею душою твоею, и всею кре­по­стию твоею, и всем разу­ме­нием твоим” (Лк.10:27).

Из зем­ной жизни Божией Матери мы знаем, о, какая у Нее была любовь к Богу! Ого­нек этой любви заго­релся еще в Ее мла­ден­че­ском сердце: еще малют­кой Она видела обра­зец этой любви в лице Своих роди­те­лей, носив­ших в себе бла­го­го­вей­ную и бла­го­дар­ную любовь к Богу за даро­ва­ние им дитяти. Эта любовь рас­ши­ри­лась и углу­би­лась в сердце Божией Матери в дни Ее жизни под сенью Иеру­са­лим­ского храма. Здесь Ее вдох­нов­ляли к этой любви те про­яв­ле­ния молитвы и пока­я­ния веру­ю­щего иудей­ского народа, какие Она вид ела в сте­нах Иеру­са­лим­ского храма: воз­де­я­ние рук, паде­ние ниц, пока­ян­ные вздохи, молит­вен­ные слезы. Все эти про­яв­ле­ния любви к Богу и бла­го­го­ве­ния перед Ним не могли про­хо­дить бес­следно для дет­ской души, и огонь к Богу в этой душе раз­го­рался в пламя.

Вот Свя­тая Дева Мария в день Бла­го­ве­ще­ния стоит перед архан­ге­лом Гав­ри­и­лом. Сердце Ее, все­цело пре­дан­ное Богу, испо­ве­дует эту пре­дан­ность и любовь сло­вами: “Се, Раба Гос­подня; да будет Мне по слову Тво­ему” (Лк.1:38).

Вот Дева Мария спе­шит к Своей род­ствен­нице Ели­за­вете, чтобы поде­литься Своей радо­стью. Какой любо­вью к Богу напо­ены вос­тор­жен­ные слова того гимна, кото­рый вос­пела Она, встре­тив­шись с Ели­за­ве­той: “Вели­чит душа Моя Гос­пода и воз­ра­до­вася дух Мой о Возе, Спасе Моем” (Лк.1:46–47).

Дева Мария ста­но­вится Мате­рью Гос­пода. Она Его дер­жит в своих объ­я­тиях, Она Его кор­мит, Она Его вос­пи­ты­вает. При­жи­мая Его к Своей груди, Она бежит вме­сте с Иоси­фом в Еги­пет, спа­са­ясь от руки Ирода.

Дитя ста­но­вится отро­ком. Две­на­дца­ти­лет­ний отрок Иисус, как гово­рит еван­ге­лист, при посе­ще­нии храма Иеру­са­лим­ского пора­жает иудей­ских учи­те­лей своею муд­ро­стью, и те — ста­рые и опыт­ные руко­во­ди­тели иудей­ского народа — с жад­но­стью слу­шают две­на­дца­ти­лет­него отрока.

И Божия Матерь, пита­ется боже­ствен­ной муд­ро­стью Сво­его Сына, сна­чала отрока, затем юноши, и все более раз­го­ра­ется пламя Ее любви к Богу. Она ходит за Своим Сыном в дни зем­ного Его слу­же­ния людям. На Гол­гофе у под­но­жия кре­ста совер­ша­ется тяг­чай­шее испы­та­ние этой Ее любви. Любовь к Сыну и Богу укреп­ляет Ее силы в минуты этих стра­да­ний. Сына Ее на земле уже нет. Оста­ток дней Своей зем­ной жизни Она все­цело посвя­щает Ему, Она живет только молит­вой, посто­ян­ной памя­тью о Нем, посе­ще­нием тех мест, какие свя­заны с Ним. И душа Ее жаж­дет только одного — ско­рей­шей смерти и соеди­не­ния навсе­гда с Ее Сыном.

В день Ее Успе­ния про­ис­хо­дит эта таин­ствен­ная встреча Ее души с Богом для того, чтобы быть вме­сте навсегда.

Все это вспо­ми­на­ется и пере­жи­ва­ется при взгляде на Ее икону, где Она при­жи­мает к Себе Сво­его Мла­денца. Без слов Она гово­рит нам: “Воз­люби и ты Гос­пода Бога тво­его всем серд­цем твоим. Нико­гда не забы­вай, что это — пер­вая и наи­боль­шая запо­ведь и при том — запо­ведь, при­во­дя­щая нас к веч­ному счастью”.

Любовь-это чув­ство, кото­рое не замы­ка­ется где-нибудь внутри нас, в глу­бине чело­ве­че­ского духа, но все­гда ищет про­яв­ле­ния вовне. Любовь к Богу зовет нас любить то место, в кото­ром Он откры­вает Себя людям, где мы чув­ствуем осо­бен­ную бли­зость к себе Бога нашего, — любить свя­той храм.

Любовь к Богу про­яв­ля­ется в любви к Его слову, веч­ному, неис­чер­па­е­мому, через кото­рое Он гово­рит с нашими душами, подобно тому, как в нашей зем­ной любви между собой мы ищем встреч и бесед с люби­мым чело­ве­ком, тоскуя при дол­гой раз­луке. По любви к Богу мы должны любить Его запо­веди, должны желать всем серд­цем испол­нять Его волю, во имя Его делать как можно больше людям добра, как и Сам Он заве­щал нам: “Кто любит Меня, тот соблю­дет слово Мое” (Ин.14:23).

Люби же Гос­пода Бога тво­его, учись этой любви у Божией Матери! У нее эта любовь к Богу была посто­ян­ной пре­дан­ной, глу­бо­кой, жертвенной.

Посмот­рите еще на изоб­ра­же­ние Божией Матери на той иконе Неча­ян­ной Радо­сти, кото­рой сего­дня мы воз­даем празд­нич­ное чество­ва­ние. На кого смот­рит Божия Матерь на этой иконе? Куда обра­щен Ее взор? Она смот­рит на того греш­ника, кото­рый, стоя на коле­нях, молится перед Ней. Ее глаза излу­чают жалость и любовь к этому каю­ще­муся грешнику.

Из исто­рии этой иконы мы знаем, что Она про­сила у Гос­пода про­стить этого греш­ника, и он по Ее молит­вам это про­ще­ние получил.

Она с любо­вью взи­рает на людей доб­ро­де­тель­ных, вер­ных детей Сво­его Сына, но не отвра­ща­ется и от людей пороч­ных и греш­ных, обра­ща­ю­щихся к Ней с моль­бой о том, чтобы Она была их спо­руч­ни­цей и заступ­ни­цей перед Богом.

В про­шлом году мы посе­тили Свя­тую Землю; в Геф­си­ма­нии, в пещере, где была погре­бена Божия Матерь, мы покло­ни­лись чудо­твор­ному образу Ее Успе­ния. Нам гово­рили о том, что к этой иконе целыми вере­ни­цами и тол­пами ходят маго­ме­тан­ские жен­щины. Они не знают об истин­ном Боге, об Иисусе Хри­сте, но они почи­тают Божию Матерь и, как нам ска­зали, немало зна­ме­ний Ее мило­стей к этим жен­щи­нам знают жители Иерусалима.

Вот это истин­ная любовь! Она все­объ­ем­люща. Это любовь и к дру­зьям, и к вра­гам, согласно завету Спа­си­теля. Это любовь без рас­чета, без ожи­да­ния бла­го­дар­но­сти. Такой любо­вью Спа­си­тель велит нам любить друг друга. Об этой любви нам напо­ми­нает, нам про­по­ве­дует без слов икона Божией Матери Неча­ян­ной Радо­сти: “Воз­люби ближ­него тво­его, как самого себя!” (Лк.10:2). Это — вто­рая запо­ведь, подоб­ная пер­вой запо­веди о любви к Богу.

Любовь Божией Матери к нам, к людям, должна вдох­нов­лять и нас любить друг друга той любо­вью, кото­рая, по сло­вам Спа­си­теля, явля­ется отли­чи­тель­ным при­зна­ком хри­сти­а­нина: “По тому узнают все, что вы Мои уче­ники, если будете иметь любовь между собою” (Ин.13:35).

Какая это вели­кая сила — любовь!

Как гово­рит слово Божие, “Любовь покры­вает мно­же­ство гре­хов” (1Пет.4:8). “Любовь, по сло­вам св. Иоанна Зла­то­уста, ‑это царица добродетелей,которая ведет чело­века за собой по пути к цар­ству небес­ному, и перед нею широко рас­кры­ва­ются эти двери”. Кто делает доб­рое дело, кто ока­зы­вает помощь нуж­да­ю­ще­муся, тот, как гово­рит слово Божие, дает взаймы Богу (Притч.19:17). А как свой долг отдает нам Гос­подь? Он отдает его мерою обиль­ной, оте­че­ской, “утря­сен­ной”.

Любовь друг к другу при­бли­жает нас к Богу, потому что делает нас подоб­ными Ему и Его Матери. Доб­рыми делами во имя любви к Богу каж­дый из нас или оправ­да­ется или отсут­ствием их посты­дится па послед­нем и страш­ном Божием Суде. Ведь каж­дого из нас спро­сит Веч­ный Судия, накор­мил ли он голод­ного, напоил ли жаж­ду­щего, посе­тил ли боль­ного, при­ютил ли странника.

Не внеш­ними про­яв­ле­ни­ями дела любви оце­ни­ва­ются у Гос­пода. Помо­литься за обид­чика, за умер­ших роди­те­лей, при­лас­кать сироту — это уже доб­рое дело. Вспом­ните бед­ную еван­гель­скую вдо­вицу, кото­рая опу­стила в цер­ков­ную кружку мел­кую монету — все, что имела у себя, и заслу­жила похвалу у Господа.

Божия Матерь учит нас любви и своим при­ме­ром вдох­нов­ляет нас любить.

В день празд­ника в честь иконы Божией Матери Неча­ян­ной Радо­сти в про­шлом году мы гово­рили здесь о том, что к под­но­жию иконы Божией Матери мы должны при­но­сить самые луч­шие и свет­лые чув­ства своей веру­ю­щей души: надежду, бла­го­дар­ную любовь, сми­ре­ние, веру.

Сей­час хочется ска­зать, что мн должны при­но­сить Той, от Кото­рой мы столько видим зна­ков любви, и сердце, пол­ное любви к Ее Боже­ствен­ному Сыну и нашему Гос­поду, сердце, кото­рое хочет сде­лать людям как можно больше добра, как можно больше любви посе­ять в серд­цах людей, Этим мы отве­тим Божией Матери на Ее любовь к нам и побла­го­да­рим Ее за те радо­сти, какими Она посе­щает наши души.

“ЖМП” № 2 за 1947 г.

Мать (Празднование в честь иконы Божией Матери “Нечаянная Радость”)

Слово, ска­зан­ное в Свято-Тро­иц­ком соборе Алек­сан­дро-Нев­ской лавры в Ленинграде

У каж­дого из нас, доро­гие, есть мать; у одних она уже ушла из этой зем­ной жизни, с дру­гими из нас она еще живет. Мы не можем не отно­ситься к ней иначе, как с ува­же­нием, любо­вью и, если мы хри­сти­ане, зна­ю­щие запо­ведь: “Чти отца сво­его и матерь твою”, то и бла­го­го­ве­нием. Ведь мы плоть от плоти ее, кровь от крови ее. Она дала нам жизнь — этот вели­кий дар Божий, жизнь, кото­рая явля­ется источ­ни­ком столь­ких духов­ных и телес­ных радо­стей и насла­жде­ний. В тече­ние этой жизни мы учимся, мы тру­димся, мы любим, мы носим в себе чув­ство дружбы, вби­раем в себя зна­ния, а глав­ное, мы гото­вимся к веч­ной жизни, учимся любить Бога и испол­нять Его заповеди.

Мы знаем, что мате­рин­ская любовь — это осо­бая любовь, жерт­вен­ная любовь. Сколько бес­сон­ных ночей мать про­во­дит около боль­ного сво­его дитяти, сколько она пере­жи­вает бес­по­кой­ства и состра­да­ния, когда ее дитя стра­дает. И как нам не любить свою мать! Если ее уже нет в живых, то своей горя­чей молит­вой мы воз­даем ей за ту вели­кую любовь, кото­рую она изли­вала на нас. Если она жива, мы должны ста­раться окру­жить ее тою же своей сынов­ней любо­вью, чтобы потом, когда она поки­нет нас, нас не грызли бы муки сове­сти за то, что мы не сумели отбла­го­да­рить свою мать за все ее добро, совер­шен­ное по отно­ше­нию к нам, за все ее заботы о нас. Имя матери для нас священно.

Во сколько же раз свя­щен­нее для нас, пра­во­слав­ных веру­ю­щих людей, имя Той Матери, перед чти­мыми и люби­мыми веру­ю­щим серд­цем ико­нами Кото­рой мы молимся!

Она, Пре­свя­тая Дева Мария, родила Сына Божия во плоти, Гос­пода нашего Иисуса Хри­ста, в руке кото­рого Наша жизнь и наша смерть. Он дает каж­дому из нас жизнь и во время, Ему Одному ведо­мое, возь­мет эту жизнь от нас. Он подает нам радо­сти, Он испы­ты­вает веру и пре­дан­ность Себе скор­бями и болез­нями, Он про­щает каю­щихся греш­ни­ков и не про­щает нерас­ка­ян­ных греш­ни­ков. “Мы Им, — как гово­рит апо­стол Павел, — живем и дви­жемся, и суще­ствуем” (Деян.17:28).

Та Мать, имя Кото­рой бес­ценно дорого для каж­дого пра­во­слав­ного веру­ю­щего сердца, дала миру Боже­ствен­ного Учи­теля. Наш Небес­ный Учи­тель учит, как надо жить, как надо совер­шен­ство­вать свою душу доб­ро­де­те­лями, доходя до того воз­мож­ного и доступ­ного для чело­ве­че­ского духа пре­дела, до какого уже взо­шли такие свя­тые угод­ники Божий, как Свя­ти­тель Нико­лай, Пре­по­доб­ный Сер­гий, Пре­по­доб­ный Сера­фим и тысячи дру­гих. Он ука­зы­вает им путь, веду­щий к веч­ным радо­стям в Его Небес­ном Царстве.

Пре­свя­тая Дева — Мать нашего Слад­чай­шего Спа­си­теля, Кото­рый взял на Себя грехи всех людей, чтобы быть иску­пи­тель­ной жерт­вой за всех нас и во имя этой жертвы давать про­ще­ние всем каю­щимся греш­ни­кам. Во имя этого нашего веч­ного спа­се­ния Он умер на кре­сте, вос­крес из мерт­вых, воз­несся на небо и открыл нам двери бес­ко­неч­ной, веч­ной жизни.

О, если бы мы чаще себе напо­ми­нали о том, что каж­дого из нас ждет нескон­ча­е­мая жизнь и что в корот­кой зем­ной жизни мы должны под­го­то­виться к этой веч­ной жизни! Как часто в вихре житей­ской суеты мы об этом забы­ваем и совсем не думаем!

Пре­свя­тая Бого­ро­дица была Мате­рью Того, Кто будет на страш­ном и послед­нем Суде Пра­вед­ным Судией, перед Лицо Кото­рого пред­ста­нет каж­дый из нас, и где Он одних из нас поста­вит по пра­вую сто­рону от Себя, дру­гих — по левую.

О, если бы мы нико­гда не забы­вали, что от наших тру­дов в деле спа­се­ния души зави­сит, с помо­щью Божией, ока­заться по пра­вую сто­рону Судии и услы­шать Его голос: “При­и­дите, бла­го­сло­вен­ные Отца Моего” (Мф.25:34).

Если для нас бес­ценно дорог наш Боже­ствен­ный Учи­тель, наш Спа­си­тель и наш Пра­вед­ный Судия, для нас бес­ценно дорога и Его Пре­свя­тая Мать. И потому празд­ники в честь Божией Матери, в честь собы­тий Ее зем­ной жизни, или в честь мно­го­чис­лен­ных Ее чудо­твор­ных икон — это радост­ные, свет­лые празд­ники для пра­во­слав­ной души. Не правда ли, мои доро­гие, как светло и радостно на душе каж­дого из нас пред­сто­ять сей­час перед чудо­твор­ной ико­ной Божией Матери Ско­ро­по­слуш­ницы и ося­зать Ее бли­зость к нам?

Любовь Божией матери к Сво­ему Слад­чай­шему Сыну, как и любовь зем­ной матери к сво­ему дитяти, была жерт­вен­ной любо­вью. Вот за несколько дней до собы­тия Рож­де­ства Сына Божия Пре­свя­тая Дева должна совер­шать дале­кое путе­ше­ствие из Наза­рета в Виф­леем, где над­ле­жало родиться Богомладенцу.

Вот вскоре после Рож­де­ства Хри­стова Пре­свя­тая Мать пере­жи­вает вол­не­ния и стра­да­ния за Сво­его Мла­денца, зная, что Ирод велел истре­бить всех мла­ден­цев в надежде убить и родив­ше­гося Иисуса. Вот Она торо­пится уйти из Свя­той Земли в Еги­пет на несколько лет, чтобы там пере­ждать смерть Ирода и сохра­нить жизнь Сво­ему Мла­денцу. И самая тяж­кая доля пере­жи­ва­ний и стра­да­ний пала на Нее у под­но­жия Гол­гоф­ского Кре­ста, где Она созер­цала Муче­ния Сво­его Сына.

Ведь все Ее стра­да­ния за Сына не были про­сто стра­да­ни­ями матери: Она знала, что родила не про­сто мла­денца, а Спа­си­теля мира и знала, что на кре­сте уми­рает не только Ее Сын, но Сын Божий, рас­пя­тый за грехи всех людей, уми­рает окро­вав­лен­ный, осме­и­ва­е­мый Сво­ими врагами.

После воз­не­се­ния на Небо Ее Боже­ствен­ного Сына Она пере­жила тоску раз­луки с Ним, пока воз­не­сен­ная Сыном на Небо не соеди­ни­лась с Ним навеки, став Мате­рью для всего веру­ю­щего чело­ве­че­ства. Она не поки­нула землю, Она не оста­вила нас сиро­тами. Явив­шись по пре­да­нию апо­сто­лов, на тре­тий день после Сво­его Успе­ния, Она про­из­несла радост­ные для них и для каж­дого из нас слова Сво­его обещания:

“Радуй­тесь, Я буду с вами во все дни”. И с тех пор, и поныне, и в бес­ко­неч­ные веки, — так верует Свя­тая Цер­ковь, — Она была, есть и будет вме­сте со всеми детьми Сво­его Боже­ствен­ного Сына. И стоит ли веру­ю­щий чело­век на коле­нях перед Ее чудо­твор­ной ико­ной, при­зы­вает ли Ее имя дома, или в пути, или во время работы, или в дни болезни, или в любых обсто­я­тель­ствах своей жизни, он верует, что его вздох дохо­дит до сердца Небес­ной Матери, и что Она готова все­гда ото­зваться на этот зов Своим благословением.

Небес­ная Мать наша вле­чет к Себе каж­дого из нас и Своей совер­шен­ной духов­ной кра­со­той. Когда мы вспо­ми­наем Ее пре­дан­ность воле Божией, про­яв­лен­ную в минуты Бла­го­ве­ще­ния сло­вами: “Се, раба Гос­подня, буди Мне по гла­голу Тво­ему” и про­дол­жав­шу­юся в тече­ние всей Ее зем­ной жизни, нам хочется и самим так же веро­вать в руку Про­мысла Божия, кото­рая ведет нас по зем­ному нашему пути, веро­вать в волю Божию, без кото­рой ни один волос не упа­дет с нашей головы.

На этих днях одна бла­го­че­сти­вая жен­щина-врач ска­зала мне о своей сестре, неве­ру­ю­щей жен­щине, при­го­во­рен­ной к смерти по слу­чаю болезни рака. Уми­ра­ю­щая гово­рила своей веру­ю­щей сестре: “Тебе будет легче уми­рать, потому что ты веру­ешь, а мне тяжело уми­рать, потому что я не верую. Но если бы мне хотя бы в эти недол­гие дни или недели моей зем­ной жизни ощу­тить в себе хоть кру­пицу веры, как бы это облег­чило меня”.

Да, веро­вать в Про­мысл Божий, кото­рый дает нам жизнь и смерть, радо­сти и скорби, — это вели­кое сча­стье нашей веру­ю­щей души.

Когда мы думаем о том, как любила Божия Матерь Гос­пода Бога от дней Своей юно­сти, как все­гда и днем, и ночью Ее сердце было обра­щено к небу, хочется и нам научиться испол­нять в своей жизни эту запо­ведь о любви к Богу, кото­рую Ее Боже­ствен­ный Сын назы­вал запо­ве­дью (о любви) Сво­его Закона: “Воз­люби Гос­пода Бога тво­его всем серд­цем твоим и всем помыш­ле­нием твоим”.

Зная, как люб­ве­обильно сердце нашей Небес­ной Матери, сколько любви к людям про­яв­ляла Она в дни Своей зем­ной жизни после воз­не­се­ния Гос­пода и сколько любви, воис­тину неис­ся­ка­е­мой и неис­чер­па­е­мой, про­яв­ляет Она к людям теперь, по нашим молит­вам, и нам хочется делать людям воз­можно больше добра, больше любить друг друга, про­щать, не осуж­дать, не зави­до­вать, не гордиться.

Слова учат, а при­меры вле­кут. И при­мер Божией Матери неот­ра­зимо вле­чет нас сле­до­вать к веч­ной жизни Ее путем, потому что тот путь, кото­рым Она шла, и есть заве­щан­ный нам Гос­по­дом путь спа­се­ния своей души.

Когда мы пред­став­ляем себе чистоту, непо­роч­ность, цело­муд­рие Пре­свя­той Девы Марии, хочется и нам быть чище и совер­шен­нее своей душой. Тем ярче мы видим всю грязь, кото­рая лежит на наших серд­цах, кото­рая омра­чает в нас образ Божий, отры­вает нас от любви Божией. И в дни празд­ни­ков Божией Матери с осо­бой силой веры и любви мы обра­щаем к Ней наш молит­вен­ный вопль: “Пре­свя­тая Бого­ро­дице, спаси нас!” Мы веруем, что она не только помо­жет нам Своей небес­ной силой, дан­ной Ей Ее Боже­ствен­ным Сыном, но что Она и хочет, чтобы никто из нас не погиб, но был спа­сен для вечности.

Для зем­ной матери и пороч­ное дитя, и даже отре­ка­ю­ще­еся от нее дитя не пере­стает быть ее ребен­ком, кото­рого она носила под серд­цем. Она не пере­стает жалеть его, молиться о нем, пла­кать о нем по ночам и желать себе радо­сти вновь видеть любовь к себе сво­его дитяти. Подобно этому и Небес­ная Мать не поки­дает нас Сво­ими забо­тами и мило­стями и тогда, когда мы согре­шаем. А кто из нас без греха? В слове Божием ска­зано: “Если гово­рим, что не имеем греха, — обма­ны­ваем самих себя” (1Ин.1:8). И еще ска­зано: “Что такое чело­век, чтобы быть ему чистым?” (Иов.15:14). И мы, хотя и греш­ные, имеем дерз­но­ве­ние обра­щаться к Божией Матери со сво­ими нуж­дами и скор­бями, вот как тот греш­ник, кото­рый изоб­ра­жен на иконе Неча­ян­ной Радо­сти сто­я­щим на коле­нях перед этой иконой.

Мы веруем, что если мы любим свою Небес­ную Мать, если сознаем свою гре­хов­ность и боимся веч­ной гибели, нико­гда нас, внемля нашим молит­вам, не оттолк­нет наша Небес­ная Мать. Не слу­чайно одну из люби­мых икон Божией Матери Свя­тая Цер­ковь назвала “Ско­ро­по­слуш­ни­цей”.

Как зем­ная мать радует своих детей не только в те дни, когда они ждут от нее подар­ков, — в день рож­де­ния, име­нин или дру­гие памят­ные дни жизни, но и неожи­дан­ной лас­кою и неожи­дан­ными про­яв­ле­ни­ями своей любви, так и Та Небес­ная Мать, Кото­рую мы про­слав­ляем, радует и уте­шает нас не только тогда, когда мы к Ней воз­ды­хаем, но и когда мы этого не ожи­даем. Потому Свя­тая Цер­ковь и усво­ила Ей в одной из Ее икон тро­га­тель­ное, вол­ну­ю­щее сердце наиме­но­ва­ние: “Неча­ян­ная радость”.

Я молит­венно горячо желаю вам, мои доро­гие, мои воз­люб­лен­ные во Хри­сте дети, чтобы Покров и молитвы Божией Матери сопут­ство­вали вам до послед­них дней вашей зем­ной жизни. Пусть этот Ее бла­го­дат­ный Покров защи­щает нас от пра­вед­ных стрел гнева Божия за грехи наши и в буду­щей жизни. Да не лишимся мы радо­сти быть с Ней и с Ее Боже­ствен­ным Сыном в бес­ко­неч­ных веках!

1959

Мать и дети (Празднование в честь иконы Божией Матери “Нечаянная Радость”)

Слово, ска­зан­ное в церкви, посвя­щен­ной иконе Божией Матери “Неча­ян­ная Радость”, что в Марьи­ной роще г. Москвы

Сего­дня мы про­слав­ляем цель­бо­нос­ную и чудо­твор­ную икону Божией Матери “Неча­ян­ная Радость”, перед кото­рой мы сей­час с верою и любо­вью помолились.

Еще задолго до того, как про­сла­ви­лись чуде­сами свя­тые иконы Божией Матери, какие пра­во­слав­ный мир зовет нашими радо­стями — “Неча­ян­ной Радо­стью”, “Всех скор­бя­щих Радо­стью”, — еще в древ­ние века хри­сти­ан­ства, в свя­щен­ном пес­но­пе­нии в честь Рож­де­ства Пре­свя­той Бого­ро­дицы Свя­тая Цер­ковь вели­чала Ее как нашу хри­сти­ан­скую Радость. В тро­паре в честь собы­тия Рож­де­ства Пре­бла­го­сло­вен­ной Девы Марии поется: “Рож­де­ство Твое, Бого­ро­дице Дево, радость воз­ве­сти всей все­лен­ней…” Уже самим рож­де­нием Своим Пре­бла­го­сло­вен­ная Дева Мария воз­ве­стила радость всему миру.

Какую радость при­несла миру Дева Мария, родив­ша­яся от мало­из­вест­ных роди­те­лей среди неболь­шого иудей­ского народа, пора­бо­щен­ного рим­ля­нами, уни­жен­ного, обес­слав­лен­ного по срав­не­нию со всеми окру­жа­ю­щими его стра­нами и наро­дами? Она пода­рила людям радость о том, что насту­пили дол­го­ждан­ные чело­ве­че­ством сроки, насту­пило время, когда Боже­ствен­ной силой, силою подвига Гос­пода нашего Иисуса Хри­ста упразд­ня­ется цар­ство диа­вола, цар­ство злобы и смерти, когда откры­ва­ется цар­ство истин­ной доб­ро­де­тели, бес­смерт­ной веч­ной жизни, пред­две­рием кото­рого явля­ется наша Свя­тая, Гос­по­дом осно­ван­ная на земле Цер­ковь Христова.

Ту радость Своим рож­де­нием воз­ве­стила земле Пре­бла­го­сло­вен­ная Дева Мария, что яви­лась нако­нец в чело­ве­че­ском роде Та, Кото­рая вме­стит в Себя Невме­сти­мого, Кото­рая будет достой­ной стать Мате­рью Сына Божия, вопло­ща­ю­ще­гося на земле, при­ни­ма­ю­щего чело­ве­че­ское тело и душу с целью иску­пить от гре­хов и спа­сти от веч­ной поги­бели род человеческий.

Роди­лась на земле Та, Кото­рая ста­нет Чест­ней­шей херу­ви­мов, пре­вос­хо­дя­щей и сера­фи­мов Своей чисто­той, Своей духов­ной кра­со­той, Кото­рая будет во все века про­слав­ляться веру­ю­щим хри­сти­ан­ским сердцем.

И мы раду­емся вся­кий раз, про­слав­ляя Пре­свя­тую Деву Марию в дни вос­по­ми­на­ний свя­щен­ных духов­ных собы­тий из Ее зем­ной жизни и в дни празд­ни­ков Ее свя­тых икон.

Мы тор­же­ствуем в эти дни и потому, что в лице Ее мы имеем и свою Небес­ную Матерь, Матерь всех сынов Свя­той Пра­во­слав­ной Хри­сто­вой Церкви. Ведь если Сын Ее, Гос­подь наш Иисус Хри­стос, по слову Свя­щен­ного Писа­ния, не сты­дится нас назы­вать бра­тьями Сво­ими, то как Она не назо­вет нас, пра­во­слав­ных детей Свя­той Церкви Хри­сто­вой, Сво­ими детьми? Если мы при­об­ща­емся Боже­ствен­ных Тайн Тела и Крови Ее Боже­ствен­ного Сына, как Она нам не Матерь?

Мы ликуем в Ее празд­ники, зная в лице Ее все­гдаш­нюю нашу Небес­ную Покро­ви­тель­ницу, Молит­вен­ницу, Заступ­ницу во всех наших нуж­дах, бедах и обсто­я­ниях. Мы знаем, что ни одна молитва Ее перед лицем Ее Боже­ствен­ного Сына не может остаться не услы­шан­ной. “Много бо может моле­ние Матер­нее ко бла­го­сер­дию Вла­дыки, — испо­ве­дуем мы эту веру в нашей цер­ков­ной молитве. И мы с дерз­но­ве­нием, с дет­ской к Ней любо­вью и с радо­стью при­бе­гаем в своей молитве, в своих воз­ды­ха­ниях к Ее Мате­рин­скому посред­ни­че­ству, к Ее заступ­ни­че­ству пред лицем нашего Гос­пода Спасителя.

О чем, доро­гие мои, мы можем про­сить на своей молитве Ее, нашу Небес­ную Матерь? Обо всем, что достойно имени хри­сти­а­нина. Мы можем про­сить Ее о всех наших нуж­дах и потреб­но­стях в этой зем­ной жизни: о даро­ва­нии исце­ле­ния боля­щим, о про­ще­нии гре­хов, о помощи нам в наших зем­ных тру­дах, забо­тах, делах, об ограж­де­нии нас от вся­ких бед и несча­стий — обо всем, в чем имеет нужду наше сердце.

Но, прося нашу Небес­ную Матерь об исце­ле­нии от болез­ней, о спа­се­нии от бед и обсто­я­ний, мы все­гда должны пом­нить, что это всё — эти наши зем­ные нужды, зем­ные потреб­но­сти — всё вре­мен­ное и всё нам нужно только до часа нашей смерти. А есть дру­гое благо, веч­ное благо. Есть веч­ное сча­стье — жить в нескон­ча­е­мых веках в обще­нии со своим Гос­по­дом, есть духов­ное совер­шен­ство, кото­рого мы все должны дости­гать. И надо все­гда пом­нить, что Пре­бла­го­сло­вен­ная наша Небес­ная Матерь больше всего желает нам этого небес­ного веч­ного блага и этого веч­ного счастья.

И сча­стье зем­ное, и несча­стье зем­ное, и здо­ро­вье, и болезни, и богат­ство, и бед­ность, и слава, и уни­же­ние — это всё сред­ства, кото­рыми поль­зу­ется наш Небес­ный Отец для того, чтобы поста­вить нас на путь спа­се­ния и вести нас к веч­ному спа­се­нию наших бес­смерт­ных душ. Вот потому и не все­гда наш Небес­ный Отец спе­шит испол­нить те просьбы, с какими мы к Нему обра­ща­емся. Не потому, что Он не слы­шит наших воз­ды­ха­ний, но потому, что Он, как Бог Пре­муд­рый и Все­ве­ду­щий, знает, что полезно и что не полезно для спа­се­ния нашей греш­ной души. Он мог бы осы­пать нас всеми сокро­ви­щами зем­ными, но Он знает, что, если бы Он это сде­лал, как много из нас погибло бы в своих гре­хах, при­ле­пив­шись всем серд­цем к этим зем­ным сокро­ви­щам. Ему, Гос­поду нашему, — гово­рим мы, — видно, что нам нужно и что нам, греш­ным, вредно и гибельно для нашей веч­ной участи.

За пол­торы тысячи лет до Рож­де­ства Хри­стова сыно­вья вет­хо­за­вет­ного пра­отца Иакова про­дали в раб­ство в чужую страну сво­его род­ного брата Иосифа. Какое это было тяж­кое пре­ступ­ле­ние! Горько пла­кал пре­ста­ре­лый отец, когда узнал об этом про­ступке своих детей. Про­шло немного вре­мени. Бра­тья Иосифа при­были в ту страну, в кото­рой их брат нахо­дился в раб­стве и в то же время и в поче­стях, потому что достиг у фара­она дове­рия и славы. Они при­шли туда в поис­ках хлеба, ибо голод насту­пил в их стране. И когда Иосиф помог своим бра­тьям и сво­ему отцу в их тяже­лом поло­же­нии, и бра­тья, при­пав к ногам Иосифа, выма­ли­вали себе про­ще­ние, Иосиф, не сдер­жи­вая своих слез, обнял бра­тьев, про­щая им от всей души совер­шен­ный ими грех, и ска­зал: “…теперь не печаль­тесь и не жалейте о том, что вы про­дали меня сюда, потому что Бог послал меня перед вами для сохра­не­ния вашей жизни…” (Быт.45:5). Вот как Гос­подь всё устра­и­вает ко благу нашему!

Гово­рил Гос­подь через про­рока Исаию: “Мои мысли — не ваши мысли, ни ваши пути — пути Мои… Но как небо выше земли, так пути Мои выше путей ваших, и мысли Мои выше мыс­лей ваших” (Ис.55:8–9).

Мы по своей духов­ной бли­зо­ру­ко­сти часто не можем понять, в чем наше истин­ное благо, в чем наше истин­ное сча­стье, и посы­ла­е­мые нам Гос­по­дом болезни и несча­стья мы готовы при­нять только как беды и не умеем видеть за ними люб­ве­обиль­ной руки нашего Небес­ного Отца, Кото­рый и через несча­стья ведет нас Сво­ими Боже­ствен­ными путями к нашему веч­ному спасению.

Может быть, недо­уме­вают люди, почему уми­рает в рас­цвете сил юное, моло­дое, без­греш­ное суще­ство, кото­рое пода­вало столько надежд, кото­рое опла­ки­ва­ется сле­зами своих близ­ких, а чело­век пороч­ный оста­ется жить, про­дол­жает свои пороки и свой раз­врат? Слово Божие гово­рит нам: “Как бла­го­уго­див­ший Богу, он воз­люб­лен и, как жив­ший посреди греш­ни­ков, пре­став­лен, вос­хи­щен, чтобы злоба не изме­нила разума его или ковар­ство не пре­льстило души его. “…” Ибо душа его была угодна Гос­поду, потому и уско­рил Он [ее] из среды нече­стия” (Прем.4:10–11, 14). Гос­подь берет к Себе чистую и непо­роч­ную душу, ибо знает, что гре­хами и иску­ше­ни­ями осквер­ни­лась бы эта душа, если бы оста­лась в теле чело­века пре­бы­вать на земле. И остав­ляет Гос­подь жить пороч­ного и раз­врат­ного потому, что Он ска­зал через про­рока: “…не хочу смерти греш­ника, но чтобы греш­ник обра­тился от пути сво­его и жив был” (Иез.33:11). Гос­подь тер­пит и греш­ного, и пороч­ного, тер­пит, ожи­дая его обра­ще­ния ко Гос­поду и спа­се­ния. И в том и в дру­гом слу­чае про­яв­ля­ется любовь к нам нашего Небес­ного Отца.

Может быть, спра­ши­вает себя кто-нибудь, почему чело­век доб­ро­де­тель­ный, истин­ный раб Божий, истин­ный хри­сти­а­нин, нередко тер­пит нищету, озлоб­ле­ние и вся­кие бед­ствия, а чело­век греш­ный, не рас­ка­ян­ный в гре­хах своих, нередко живет в бла­го­ден­ствии и бла­го­по­лу­чии? Слово Божие отве­тит нам на это недо­уме­ние: “…пра­вед­ный да тво­рит правду еще, и свя­тый да освя­ща­ется еще” (Откр.22:11). Гос­подь хочет, чтобы истин­ный хри­сти­а­нин, пре­тер­пе­вая и несча­стья, и озлоб­ле­ние, и вся­кие бед­ствия, еще больше укра­шал себя духов­ной кра­со­той в своем тер­пе­нии, в своем сми­ре­нии, в своем непо­ко­ле­би­мом дове­рии к Про­мыслу Божию, к руке Божией, кото­рая ведет его через эти беды к Богу, в Его веч­ное и нетлен­ное Царство.

А почему бла­го­ду­ше­ствует нерас­ка­ян­ный греш­ник? Вспом­ним притчу о богаче и Лазаре. Почему бла­го­ден­ство­вал этот богач, а нищий Лазарь, покры­тый стру­пьями, лежал у ворот его дома? Когда душа этого богача пере­шла в иной мир, ока­за­лась в загроб­ной жизни, Гос­подь Бог, Все­пра­вед­ный Судия, ска­зал ему: “Ты полу­чил уже доб­рое твое в жизни твоей” (Лк.16:25). У каж­дого чело­века, и самого, может быть, тяж­кого греш­ника, бывают и доб­рые порывы, и свет­лые мгно­ве­ния в его жизни. И вот Гос­подь и это не остав­ляет без награды и подает ему в зем­ной жизни бла­го­ден­ствие. И не пони­мает чело­век, при­лип­ший ко греху, что Гос­подь посы­лает ему здо­ро­вье и бла­го­по­лу­чие только потому, что ожи­дает от него обра­ще­ния, только потому, что воз­дает ему в зем­ной жизни за те, может быть, самые малые мгно­ве­ния и минуты доб­рых про­блес­ков и поры­вов, какие были у этого греш­ного, пороч­ного чело­века. А дальше, а потом пра­вед­ный суд нели­це­при­ят­ного Судии. И нерас­ка­ян­ный греш­ник, не поняв­ший в своей жизни этого дей­ствия Правды Божией, этого Божия дол­го­тер­пе­ния, полу­чит то, что полу чипа душа богача в притче о богаче и Лазаре. А тот, кто в тер­пе­нии понес свои зем­ные скорби, будет достоин того, чего была достойна душа нищего Лазаря.

Может ли мать дать сво­ему ребенку ядо­ви­тое веще­ство, кото­рого со сле­зами про­сит ее дитя? Конечно, она ему не даст. Разве может она ему дать змею, при­вле­ка­ю­щую вни­ма­ние ребенка, чтобы дитя ею забав­ля­лось? Конечно, она ему не даст. Потому и Небес­ная наша Мать и Небес­ный наш Отец не все­гда спе­шат ото­зваться на воз­ды­ха­ния нашей греш­ной души; потому что Гос­поду и Его Пре­бла­го­сло­вен­ной Матери ведомо, что нам нужно, что нам полезно для спа­се­ния нашей души и что может быть при­чи­ной нашей веч­ной гибели.

Если Матерь Божия попус­кает быть болез­ням и скор­бям в нашей жизни, несмотря на наши воз­ды­ха­ния к Ней, не зна­чит ли это то, что Она хочет, чтобы до конца исце­ли­лась наша греш­ная душа в этих болез­нях, скор­бях и испы­та­ниях? Если Она пре­се­кает успехи нашей зем­ной жизни, хотя мы Ее про­сим о Ее помощи в этих успе­хах, не зна­чит ли это то, что Она знает, что мы свое сердце все­цело отдаем этим зем­ным своим забо­там и пере­жи­ва­ниям и забы­ваем о своем небес­ном оте­че­стве? И если Она не все­гда нам подает, чего мы про­сим, то не потому ли, что Она хочет, чтобы мы не забы­вали о своей душе, не забы­вали о том, что прежде, чем наше тело будет здо­ро­вым, наша душа должна искать себе небес­ных сокро­вищ, помощи Божией в своем веч­ном спа­се­нии, ибо и здо­ро­вье, и все бла­го­по­лу­чие зем­ное нам необ­хо­димы только до страш­ного часа смерти, а когда этот час смерти при­дет, нам нужно только внут­рен­нее духов­ное сокро­вище, какое мы должны нако­пить в тече­ние жизни.

В каких обсто­я­тель­ствах мы можем обра­щаться к Божией Матери? Во вся­ких: и в скор­бях, и в радо­стях, и в печали, и в вос­торге. Дитя обра­ща­ется к матери и тогда, когда его что-либо огор­чает, и тогда, когда ему весело и радостно: оно идет и несет к своей матери всё, чем живет дет­ское сердце. Так и мы, дети своей Небес­ной Матери, несем к Ней и свои радо­сти, и свои горести.

Никто из жив­ших на земле не пере­нес столько скор­бей, столько стра­да­ний, сколько пере­жила Она, когда сто­яла у кре­ста, опла­ки­вая Сво­его Боже­ствен­ного Сына, в Лице Кото­рого Она видела не только Сво­его Сына, но видела Бога, рас­пя­того зло­бой и чело­ве­че­скими гре­хами. И никому из всех пре­бы­ва­ю­щих на небе не дано Гос­по­дом бла­го­сло­ве­ния раз­да­вать людям столько бла­го­дат­ных даров — мило­сти, любви, ласки, помощи, — как Ей, Матери всех сынов и доче­рей Пра­во­слав­ной Хри­сто­вой Церкви! Никто из жив­ших на земле не достиг таких вер­шин духов­ной чистоты, таких сту­пе­ней свя­то­сти, каких достигла Она, и никто, как Она, не имеет такого дерз­но­ве­ния перед Гос­по­дом пере­да­вать Ему наши молитвы и вздохи!

Пре­дайте Ей, доро­гие мои, всю свою судьбу, откры­вайте перед Ней все сердце и душу свою! Ника­кая бла­гая мысль ваша, ника­кое доб­рое чув­ство и жела­ние не будут отверг­нуты, а будут при­няты с Матер­ней любо­вью и сочувствием.

Только надо бояться того, чтобы наша молитва не оскорб­ляла свя­то­сти Божией Матери; молитва должна быть достой­ной истин­ного христианина.

Свя­той апо­стол гово­рит: “Про­сите и не полу­ча­ете, потому что про­сите не на добро, а чтобы упо­тре­бить для ваших вожде­ле­ний” (Иак.4:3).

Гос­подь нам пове­лел молиться: “Хлеб наш насущ­ный даждь нам днесь…” А если мы про­сим того, чего тре­буют наши при­хоти, угодна ли такая молитва Небес­ной Матери? Гос­подь пове­лел про­щать обиды наших лич­ных вра­гов. А если мы про­сим на молитве своей вся­кого вреда тем, кто сде­лал нам зло, или про­сим о любой нашей нужде с серд­цем, в кото­ром живут нена­висть и злоба, такая молитва оскорб­ляет вели­чие и свя­тость Божией Матери, она недо­стойна христианина.

Может ли рас­счи­ты­вать на любовь к себе своих роди­те­лей тот, кто пре­не­бре­гает их любо­вью к себе, кто не хочет испол­нять их жела­ний, кто от них отвер­нулся? Конечно, нет. Недо­стойна молитва та, кото­рая исхо­дит из греш­ного, нерас­ка­ян­ного сердца, из сердца, не дума­ю­щего и не жела­ю­щего думать о своем веч­ном спа­се­нии, забы­ва­ю­щего о том, что каж­дый из нас носит бес­смерт­ную душу и ее он дол­жен спа­сти, и ее он дол­жен пред­ста­вить перед лицем Божиим укра­шен­ной доб­рой хри­сти­ан­ской жиз­нью, молит­вой, пока­я­нием, доб­рыми делами.

Нерас­ка­ян­ному греш­нику, не отре­ка­ю­ще­муся от своих без­за­ко­ний и, может быть, только в какую-нибудь тяже­лую, страш­ную минуту своей жизни впер­вые откры­ва­ю­щему свои уста на молитве к Божией Матери, не созна­ю­щему всего мно­гого мно­же­ства своих согре­ше­ний, может ска­зать Божия Матерь: “Ты при­бли­жа­ешься ко Мне сво­ими устами, а где твое сердце? Сердце твое стоит на пути греха, порока и без­за­ко­ния. Ты про­сишь у Меня, чтобы Я тебе испро­сила у Сына Моего даров Его мило­сти, а сам ты дал ли неиму­щему, сту­чав­шему в двери тво­его сердца, был ли ты сам мило­стив к тому, кто про­сил у тебя мило­сти? Ты про­сишь о том, чтобы Я была твоей посред­ни­цей в про­ще­нии гре­хов, а про­стил ли ты своих обидчиков?”

Пусть с дерз­но­ве­нием и с дет­ской лас­кой при­бе­гает к Ней каж­дый, кто, веруя в нашего Спа­си­теля, идет за своим Гос­по­дом, все­гда пом­нит о том, что он носит в себе бес­смерт­ную душу, за кото­рую про­лил Свою кровь и за веч­ное сча­стье кото­рой уми­рал на кре­сте Гос­подь! Пусть жаж­ду­щий сво­его веч­ного спа­се­ния, кто боится уме­реть нерас­ка­ян­ным греш­ни­ком, кто сле­зами и бла­го­да­тью пока­я­ния омы­вает свою душу от греха, с верой и надеж­дой идет к ногам Божией Матери и про­сит Ее обо всем, в чем имеет для себя нужду, про­сит о бла­гах зем­ных и о благе веч­ном, про­сит с верою в то, что не оста­нется не услы­шан­ным Ею ни одно воз­ды­ха­ние нашей души!

Вот потому и радостны для нас празд­ники в честь Божией Матери: они ожив­ляют в нашем сердце веру в Небес­ного Отца и в Пре­бла­го­сло­вен­ную Матерь, напо­ми­нают о том, что Небес­ный Отец и Небес­ная Матерь видят и слы­шат каж­дое дви­же­ние нашей души и не скры­ва­ется от них ни одна слеза, про­ро­нен­ная нашими очами; они укреп­ляют надежду на то, что мы нико­гда, ни в каких бедах и несча­стьях на пути к веч­ному спа­се­нию не будем поки­нуты небес­ною помо­щью, не оста­немся оди­но­кими сиротами.

Дни свя­щен­ных собы­тий из зем­ной жизни Гос­пода Спа­си­теля и дни празд­ни­ков в честь чудо­твор­ных икон Божией Матери все­гда осо­бенно ярко гово­рят нашей душе о том, что мы должны быть истин­ными хри­сти­а­нами, должны быть вер­ными детьми сво­его Небес­ного Отца, Кото­рый зовет нас идти за Собой, испол­нять Его запо­веди, спа­сать душу и ждет нас у Себя, как Своих детей.

И если мы будем вер­ными детьми Небес­ного Отца, бла­го­сло­ве­ние Божией Матери, Ее любовь, Ее Мате­рин­ская ласка и Ее теп­лый и рас­про­стер­тый над всеми нами Покров будут Пре­бы­вать с нами сего­дня, и зав­тра, и во все дни нашей жизни. И будет Она нашей Небес­ной Уте­ши­тель­ни­цей, и в страш­ные минуты смерти подой­дет к нам, чтобы уте­шить наш дух, томя­щийся перед смерт­ным поро­гом, и в жизни буду­щего века не оста­вит нас Сво­ими молит­вами и заступ­ни­че­ством перед лицем Божиим.

Только будем жить и уми­рать с верою и любо­вью, только будем спе­шить сво­ими доб­рыми делами насы­щать бес­смерт­ную душу и копить для себя веч­ное небес­ное, нетлен­ное богат­ство, с кото­рым мы должны перейти туда и имея кото­рое мы в бес­ко­неч­ных веках будем под Покро­вом нашей Пре­бла­го­сло­вен­ной Матери.

ЖМП № 12 за 1950 г.

Нечаянная Радость (В праздник чудотворной иконы Божией Матери “Нечаянная Радость”)

Слово, ска­зан­ное в храме св. Илии Обы­ден­ного в г. Москве в празд­ник чудо­твор­ной иконы “Неча­ян­ная Радость”

Радуйся, неча­ян­ную радость вер­ным дарующая.

Из ака­фи­ста.

Много раз­но­об­раз­ных радо­стей у чело­века на пути его жизни. Одни из них мы назвали бы зем­ными радо­стями, дру­гие — духов­ными, небесными.

Какие это радо­сти зем­ные? Радость семей­ной жизни, когда дети имеют любя­щих и люби­мых роди­те­лей, а роди­тели имеют таких детей. Радость в школь­ном уче­нии, в работе, когда всё идет успешно, вызы­вает похвалы и дает глу­бо­кое удо­вле­тво­ре­ние чело­веку. Радость здо­ро­вья, зем­ного бла­го­по­лу­чия во всем. Радость юной любви, когда два сердца отдают себя друг другу на всю жизнь, или радость пожи­лых сер­дец, когда в день два­дца­ти­пя­ти­ле­тия, соро­ка­ле­тия, пяти­де­ся­ти­ле­тия счаст­ли­вой сов­мест­ной жизни супруги от всей души поздрав­ляют друг друга. А радость самой жизни в целом? Жить — насла­ждаться всеми ее луч­шими, свет­лыми сто­ро­нами, видеть, слы­шать, иметь дру­зей, вби­рать зна­ния, путе­ше­ство­вать… Разве можно исчис­лить все виды зем­ных радо­стей человека?!

Неиз­ме­римо выше радо­сти духов­ные у хри­сти­а­нина. Ни с чем не срав­ни­мая радость — знать Гос­пода Иисуса Хри­ста и веро­вать в Него! Знать, что Он жил на земле свыше девят­на­дцати веков тому назад, ходил по ней; Его слу­шали, к Его одежде при­ка­са­лись и Его чудо­твор­ной силой исце­ля­лись сле­пые, хро­мые, немые!

Пусть неко­то­рые гово­рят, будто Хри­ста не было на земле. Не сей­час мы будем гово­рить об этом подробно. Ска­жем кратко. Мы знаем, что Хри­стос жил, был рас­пят за нас, вос­крес и воз­несся на небо. Мы знаем, потому что об этом повест­вуют еван­ге­ли­сты, гово­рит ряд древ­них исто­ри­ков, сви­де­тель­ствуют сохра­ня­е­мые хри­сти­а­нами всех испо­ве­да­ний места, свя­зан­ные с зем­ной жиз­нью Иисуса Хри­ста: Виф­ле­ем­ские ясли, Гол­гофа, Ложе, в кото­ром Он лежал без­ды­хан­ным, — Его Живо­нос­ный Гроб, Елео­ис­кая гора, с кото­рой Он воз­но­сился. Об этом немолчно повто­ряет вся почти двух­ты­ся­че­лет­няя исто­рия хри­сти­ан­ства и вели­кое мно­же­ство свя­тых, про­сла­вив­ших себя на все вре­мена своей верой во Хри­ста. К утвер­жде­нию этого ведут иссле­до­ва­ния хри­сти­ан­ских уче­ных всех пра­во­слав­ных и дру­гих хри­сти­ан­ских Церк­вей всего мира!

Какой неис­ся­ка­е­мый источ­ник духов­ной радо­сти в исно­ве­до­ва­нии веры в Гос­пода Иисуса Хри­ста, как нашего Спа­си­теля, при­нес­шего Себя в Иску­пи­тель­ную Жертву за грехи людей и каж­дого из нас; в сча­стье иметь остав­лен­ное нам на все вре­мена Его Боже­ствен­ное еван­гель­ское уче­ние о том, как жить, как спа­сать душу для веч­но­сти, как стра­дать и тер­петь в неиз­беж­ных на земле бед­ствиях, как укра­шаться совер­шен­ней­шей, духов­ной кра­со­той. А радость о том, что у нас есть Небес­ная Матерь, про­сти­ра­ю­щая над нами Свой Покров; что у каж­дого из нас есть ангел-хра­ни­тель, незримо сопут­ству­ю­щий хри­сти­а­нину в его зем­ной жизни; есть небо духов­ное, где сонмы свя­тых не пре­ры­вают с нами обще­ния, слы­шат наши молитвы и имеют от Гос­пода дерз­но­ве­ние посы­лать нам в ответ на наши воз­ды­ха­ния свои бла­го­сло­ве­ния и помощь. Радость пом­нить, что есть у Гос­пода тьмы тем, тысячи тысяч анге­лов, окру­жа­ю­щих Его и испол­ня­ю­щих Его веле­ния в отно­ше­нии нас, грешных.

Источ­ни­ком всех радо­стей — и зем­ных и духов­ных — явля­ется Гос­подь. Но одни из них нам даны без вся­кого труда или заслуги с нашей сто­роны; дру­гие тре­буют, при помощи Божией, и наших соб­ствен­ных уси­лий для сво­его дости­же­ния. Жизнь нам дана Гос­по­дом; не сами мы ее для себя создали. Дана с высо­кой зада­чей для нас — быть сту­пе­нью к веч­ной жизни. А для сча­стья семей­ной жизни, для успе­хов в уче­нии, работе, в сохра­не­нии здо­ро­вья мы и сами должны при­ла­гать свои труды и заботы.

То же и в обла­сти духов­ной жизни. У боль­шин­ства из нас огонь веры зажжен Духом Свя­тым от дней мла­ден­че­ства, через свя­тые таин­ства кре­ще­ния, миро­по­ма­за­ния, при­ча­ще­ния. Иные из вас заго­ре­лись верой только в зре­лые годы или, отсту­пив от дет­ской и отро­че­ской веры, потом вер­ну­лись к ней. Но и те и дру­гие, все мы должны сво­ими тру­дами обе­ре­гать в себе свет веры, чтобы наши грехи, пороки, суета, бес­печ­ность, леность не заглу­шили этой радо­сти — веро­вать в Гос­пода и жить с Ним.

В день сего­дняш­него празд­ника хочется ска­зать вам, мои доро­гие, что только наша Пра­во­слав­ная Цер­ковь при­сво­ила слову “радость” одно чудес­ное добав­ле­ние, назвав люби­мей­шую из наших икон Божией Матери “Неча­ян­ной Радостью”.

Неча­ян­ная радость — это неожи­дан­ная радость!

Мы знаем такую радость и в обыч­ной жизни. Чело­век болеет долго, тяжело, при­го­ва­ри­ва­ется вра­чами к смерти или сам счи­тает себя без­на­деж­ным — и вдруг выздо­рав­ли­вает. Мы, хри­сти­ане, зна­ю­щие, что без воли Божией ничего не совер­ша­ется в этом мире, ска­жем: милость Божия! Про­пал без вести чело­век; годы о нем не слышно; близ­кие счи­тают его погиб­шим — и вдруг он дает о себе весть или явля­ется сам. Опять милость Божия! Неча­ян­ная радость!

А вот область духов­ной жизни. Греш­ник, у кото­рого на сове­сти мно­же­ство гре­хов, и тяж­ких и неис­куп­лен­ных, готов впасть в отча­я­ние и, может быть, отсту­питься от Бога. Но раз­дастся ли голос в его сове­сти, зову­щий к рас­ка­я­нию; услы­шит ли он зов к Мило­серд­ному Гос­поду в молит­вах Церкви или через про­по­вед­ника, или через доб­рого чело­века, и вдруг он пой­мет, что “нет греха, побеж­да­ю­щего мило­сер­дие Божие”. Он пла­чет, кается, испо­ве­ду­ется, воз­рож­да­ется. Он спа­сен! Милость Божия! Неча­ян­ная радость!

А о чем, как не о про­ще­нии мно­гих гре­хов неко­его греш­ника, гово­рит про­слав­ля­е­мая нами сего­дня свя­тая икона “Неча­ян­ная Радость”, на кото­рой мы видим этого греш­ника, сто­я­щего на коле­нях с молит­вой о своих гре­хах?! Вера народ­ная в осо­бен­но­сти с име­нем Божией Матери свя­зы­вает мысль и молитву о неча­ян­ной радости!

Но мы гово­рим пока только о радо­стях, пере­жи­ва­е­мых каж­дым из нас на пути жизни на земле. Эта жизнь — мгно­ве­ние перед веч­ной жиз­нью, пес­чинка — в нескон­ча­е­мых пес­ках, капля — в без­бреж­ном оке­ане. Жизнь веч­ная не имеет конца. И совер­шен­ная радость, веч­ная радость может быть только там, в поту­сто­рон­ней жизни. Это то, о чем гово­рил Гос­подь наш Иисус Хри­стос: “…Рабе бла­гий и вер­ный… войди в радость Гос­пода тво­его” (Мф.25:21) и про­по­ве­до­вал в Нагор­ной про­по­веди: “Радуй­тесь и весе­ли­тесь, ибо награда ваша велика на небе­сах…” (Мф.5:12). Спа­си­тель ска­зал, кто будет наслед­ни­ком этой радо­сти: нищие духом сми­рен­ные, пла­чу­щие о гре­хах своих, крот­кие, алчу­щие и жаж­ду­щие правды, мило­сти­вые, чистые серд­цем, миро­творцы. О, как мы, мои доро­гие, далеки от этого небес­ного иде­ала! Мы — лени­вые и лука­вые рабы Божий, мы не думаем о веч­но­сти, мы плы­вем по вол­нам своих при­хо­тей, стра­стей и даже не заду­мы­ва­емся над тем, что время бежит и с каж­дым часом мы ста­но­вимся ближе к порогу смерти, через кото­рый неиз­бежно должны пере­сту­пить! Что оста­ется у нас при думах о веч­ной жизни? Одна надежда на милость Божию!

У каж­дого чело­века при всех его гре­хах может быть и что-либо цен­ное для веч­ной жизни: то доб­рые порывы к молитве, если к самой молитве мы не при­учили себя; то вре­ме­нами тоска и том­ле­ние духа по сво­ему небес­ному оте­че­ству, то какие-либо, хотя и ничтож­ные, дела мило­сер­дия, про­ще­ния обид… Вот мы, не пере­ста­вая тру­диться над тем, чтобы стать на пра­виль­ный хри­сти­ан­ский путь к веч­ной жизни, и не должны впа­дать в отча­я­ние: у нас есть надежда на милость Божию, на то, что Гос­подь и это малое вспом­нит на Своем суде, надежда на неча­ян­ную радость прощения!

И, обра­ща­ясь с молит­вами к Божией Матери: “Подаждь нам неча­ян­ную радость”, мы не только и не столько должны про­сить Ее о радо­стях здесь, на земле, а дове­риться Ей в том, что Она, как Мать Сына Божия, ближе всех сто­я­щая к Нему, при­льнет к Его сердцу и испро­сит нам избав­ле­ние от веч­ной гибели души, веч­ного отчуж­де­ния от Господа!

Не слу­чайно Ее назвала Цер­ковь, назвал наш рус­ский пра­во­слав­ный веру­ю­щий народ таким доро­гим име­нем: наше сердце верит в Нее, как неусы­па­ю­щую Молит­вен­ницу за нас и Ходатаицу.

Она, Неча­ян­ная Радость, — наша надежда. Нельзя жить без надежды. Свя­той апо­стол Павел учит, что надежда вме­сте с верой и любо­вью состав­ляют три самых воз­вы­шен­ных свя­тых свой­ства нашей хри­сти­ан­ской души, это три непре­мен­ных спут­ника зем­ной жизни каж­дого хри­сти­а­нина (см.: 1 Кор. гл. 13).

И как радостно, тру­дясь на земле для зем­ного бла­го­по­лу­чия, тру­дясь и для дела веч­ного спа­се­ния, жить не только надеж­дой на помощь Божию, но и надеж­дой на Неча­ян­ную Радость, источ­ник кото­рой неис­то­щим и люб­ве­оби­лен! Пусть не зату­хает в нас свет этой надежды! Пусть каж­дый из нас как бы ося­зает всю силу этой надежды, обра­щая свой духов­ный взор к небу, к своей Небес­ной Матери! И сего­дня и все­гда пусть полу­чает от Пре­свя­той Девы Марии не только испол­не­ние своих молитв и воз­ды­ха­ний, но и те радо­сти, каких не ожидает!

ЖМП № 2 за 1957 г.

Праздник Покрова Пресвятой Богородицы

Слово, ска­зан­ное в Покров­ской церкви, что в Лыщи­ко­вом пер. г. Москвы

Чуд­ное собы­тие вспо­ми­наем мы, мои доро­гие, воз­люб­лен­ные бра­тья и сестры, в празд­ник Покрова Божией Матери. И как горячо любит рус­ский веру­ю­щий пра­во­слав­ный народ этот праздник!

Все вы, конечно, зна­ете о том собы­тии в 910 году во Вла­херн­ском храме Кон­стан­ти­но­поля, какое поло­жено в осно­ва­ние нашего празд­ника: о явле­нии Божией Матери за все­нощ­ной на воз­духе, окру­жен­ной свя­тыми и анге­лами, моля­щейся за народ, с про­стер­тым в руках омо­фо­ром (покро­вом). В этот празд­нич­ный день мы поем: “Вели­чаем Тя, Пре­свя­тая Дево, и чтим Покров Твой чест­ный…” С горя­чей верой мы обра­ща­емся к Божией Матери: “…покрый нас… чест­ным Своим омофором!”

В день этого радост­ного, тор­же­ствен­ного празд­ника я осо­бенно горячо желаю вам на своей молитве бла­го­дат­ного, неис­то­щи­мого, теп­лого Мате­рин­ского Покрова нашей Небес­ной Матери во все дни вашей жизни над вами, над вашими семьями, над вашими трудами.

Что это за Покров Божией Матери над нами?

Это, доро­гие мои, хода­тай­ство Божией Матери за нас, греш­ных, перед нашим Слад­чай­шим Спа­си­те­лем. Это — хода­тай­ство, по кото­рому про­ща­ются наши грехи, уто­ля­ются наши скорби и про­дол­жа­ется дол­го­тер­пе­ние Божие, даю­щее нам, греш­ни­кам, дни и годы нашей жизни земной.

Покров Божией Матери — это молитва Ее о нас, кото­рая нашу сла­бую, немощ­ную, греш­ную молитву делает доход­ной до Пре­стола Божия, потому что Она Сама наши молитвы поды­мает на Своих Мате­рин­ских руках и скла­ды­вает их у ног Христовых.

Покров Божией Матери — это любовь Ее к нам, та любовь, какая укреп­ляет нас в бедах и несча­стьях, осу­шая наши слезы, та Ее любовь и мило­сер­дие, кото­рые помо­гают нам совер­шать наше веч­ное спа­се­ние по пути к послед­нему часу жизни на земле, неиз­беж­ному для каж­дого часу своей смерти.

Над кем про­стерт этот Покров Божией Матери?

Мы знаем из слова Божия, что Цер­ковь Хри­стова — это Тело Хри­стово, что Гос­подь Иисус Хри­стос — Глава этого Тела, Глава Им учре­жден­ной Свя­той Церкви. И Покров Божией Матери, про­стер­тый над Цер­ко­вью Хри­сто­вой, как Телом Гос­пода Иисуса Хри­ста, рас­крыт и над каж­дым чле­ном этого таин­ствен­ного Тела — каж­дым сыном и доче­рью Свя­той Хри­сто­вой Церкви.

Вы зна­ете, что Гос­подь Иисус Хри­стос перед Своей смер­тью обе­щал уче­ни­кам, а через них всем нам, не оста­вить нас оди­но­кими. И Божия Матерь оста­вила такое же обе­ща­ние быть все­гда с нами во все дни. Она это Свое обе­ща­ние выпол­няет. Если мы живем в ограде Свя­той Церкви Хри­сто­вой; если мы пита­емся таин­ствами Церкви нашей Пра­во­слав­ной; если мы забо­тимся и болеем о своем веч­ном спа­се­нии; если мы боимся своей веч­ной поги­бели; если мы очи­щаем свою душу слез­ным пока­я­нием и все­гда пом­ним о том, что мы здесь, на земле, только гости и уйдем на свою веч­ную землю, на свою небес­ную родину, — Пре­бла­го­сло­вен­ная Бого­ма­терь все­гда с пами, и Ее Мате­рин­ский Покров все­гда охра­няет каж­дого сына и дочь Свя­той Церкви Христовой.

Ведь если Сам Гос­подь, по Его слову, не сты­дится назы­вать нас Сво­ими бра­тьями, посты­дится ли назвать нас Сво­ими чадами Его Матерь?

И в чем про­яв­ля­ется Покров Божией Матери? Во всем, чем мы живем. Мы видим его в нашем бла­го­по­лу­чии, в нашем здо­ро­вье, в наших успе­хах ‑во всем, что нас радует и весе­лит в нашей зем­ной жизни. Покров Божией Матери про­яв­ля­ется и в тех скор­бях, болез­нях и испы­та­ниях, какие Гос­поду, Ее Боже­ствен­ному Сыну, угодно воз­ла­гать на нас для нашего веч­ного спа­се­ния и какими Гос­подь ведет нас за Собой.

Этот Покров можно видеть и в про­буж­де­нии нашей греш­ной сове­сти, в том голосе, какой мы, греш­ники, слы­шим в себе самих, воз­дей­ствием кото­рого с греш­ных духов­ных очей спа­дает пелена, и мы сознаем свои грехопадения.

Этот Покров Божией Матери имеет внеш­ние зна­ме­ния в мно­го­чис­лен­ных чуде­сах, какие по вере при­хо­дя­щих к Ее свя­тым ико­нам совер­ша­ются над веру­ю­щими, при­зы­ва­ю­щими Ее свя­тое имя и про­ся­щими у Нее, нашей Небес­ной Матери, помощи, отрады и утешения.

Божия Матерь все­гда с тем, и Покров Ее все­гда про­стерт над тем, кто верен Ее Боже­ствен­ному Сыну, кто идет по Его зову путем веч­ного спа­се­ния. Ведь Она ближе всех к Пре­столу Божию как Мать Сына Божия по плоти. Она, по слову свя­того Иоанна Зла­то­уста, — пер­вая При­ем­ница Боже­ствен­ных даров и пер­вая Раз­да­я­тель­ница этих даров и бла­го­сло­ве­ний людям, ищу­щим помощи Божией у Гос­пода и мило­стей у Нее в своих нуж­дах и обстояниях.

И если не все мы и не все­гда видим эти мило­сти Божией Матери, не все и не все­гда ощу­щаем этот про­стер­тый над нами Покров забот, любви, мило­сти, мило­сер­дия, то это только потому, что у нас слеп­нет наше духов­ное зре­ние. Если мы не слы­шим Ее голоса, кото­рым Она уте­шает нас или зовет нас быть вер­ными Ее Боже­ствен­ному Сыну, то это потому, что у нас повре­жда­ется наш духов­ный слух. С нами про­ис­хо­дит то же, что бывает с телес­ным слеп­цом, кото­рый не видит ни яркого солнца, ни чело­ве­че­ского лица, бывает то же, что с телес­ным глу­хим, кото­рый не может слы­шать тех Боже­ствен­ных пес­но­пе­ний, какими мы сей­час услаж­дали свой слух и сердце за нашим богослужением.

Духов­ные наши очи — это наша вера. Если вера в нас креп­кая, несо­мне­ва­ю­ща­яся, горя­чая, иду­щая из глу­бины сердца, она видит и не может не видеть того, что всем миром, наро­дами и каж­дым из нас управ­ляют Пре­муд­рость Божия и Бла­гость Божия, не может не видеть того, как перст Божий ведет каж­дого из нас раз­ными путями в паше веч­ное небес­ное жилище.

Чем крепче вера у чело­века, тем больше веру­ю­щий чело­век видит те бла­го­де­я­ния, какие посы­лает нам Гос­подь и какие подает нам Божия Матерь. Если этой живой, горя­чей веры в сердце нет, тогда всё в жизни кажется слу­чай­ным; такое сердце не видит руки Божией, руки Божией Матери, веду­щих к веч­ному спа­се­нию каж­дого из нас и про­стер­тых к нам с целью нас под­дер­жать и под­кре­пить, ибо ничего в жизни чело­века — ни радост­ного, ни скорб­ного — не совер­ша­ется без воли Божией.

А духов­ным слу­хом явля­ется наша совесть. Если на нашей сове­сти есть неис­по­ве­дан­ные, нерас­ка­ян­ные, неопла­кан­ные, неис­куп­лен­ные грехи и совесть загряз­нена нашей страст­ной, гре­хов­ной жиз­нью, тогда

при­туп­ля­ется наш духов­ный слух, и мы не слы­шим этим духов­ным слу­хом голоса Божией Матери, голоса Духа Божия, кото­рым небо будит нас от гре­хов­ного сна и зовет к пока­я­нию и веч­ному спасению.

Такой чело­век мертв своею сове­стью, как камень. Камень не слы­шит уда­ров грома, не чув­ствует пада­ю­щих на него капель дождя, не ощу­щает тепла сол­неч­ных лучей, потому что он мертв. И если хри­сти­а­нин не живет молит­вой, и его сердце пере­стает дышать верой, и он не ищет обще­ния с Гос­по­дом в храме Божием, и не пита­ется сло­вом Божиим, и не живет мыс­лью о своей смерти, о своем спа­се­нии или о своей поги­бели, и спит его совесть — он мертв духовно. И это к нему обра­щено слово Божие: “…ты носишь имя, будто жив, но ты мертв” (Откр.3:1).

Чело­век может быть только “будто живым” со своей осквер­нен­ной гре­хами сове­стью, своей потух­шей верой. Он живет, ходит, ест, пьет, спит, испол­няет свою зем­ную работу, но духом своим, — если он не живет жиз­нью духа, жиз­нью, веду­щей в Цар­ство Веч­но­сти, — он может быть мертв. Он мертв умом, если ни ска­за­ние о Страш­ном суде, о бла­жен­стве пра­вед­ни­ков и вер­ных рабов Божиих, ни повест­во­ва­ние о муках Хри­сто­вых не тро­гают его сердце. Он мертв серд­цем, если до этого сердца не дохо­дит голос Божий, и он не ощу­щает в себе потреб­но­сти прийти ко Гос­поду и про­сить себе у Него помощи и благословений.

Страшно такое состо­я­ние, ибо смерть может прийти к чело­веку и взять такого нерас­ка­ян­ного греш­ника, такого небреж­ного, лука­вого раба Божия в ту жизнь, где будет уже не сея­ние, а жатва, и где будут собраны плоды всей про­жи­той, может быть мно­го­лет­ней, жизни человека.

Если чело­век так мерт­веет, пере­стает жить молит­вой, бла­го­да­тью свя­тых таинств, дышать тем небес­ным воз­ду­хом, кото­рым мы дышим в наших свя­тых хра­мах, может ли Покров Божией Матери оста­ваться про­стер­тым над духов­ным мертвецом?

Вот о чем напо­ми­нает нам сего­дня празд­ник в честь Покрова Божией Матери. Он еще и еще раз гово­рит нам о том, что у каж­дого из нас на пути к веч­ному спа­се­нию есть Вели­кая Путе­во­ди­тель­нина, Спо­руч­ница греш­ни­ков, Взыс­ка­ние поги­ба­ю­щих, с про­стер­тым над нами Покро­вом, и о том, что мы можем сами лишить себя этого Покрова.

Наша Небес­ная Матерь ждет от нас того, что мы, рож­ден­ные духовно в ограде Свя­той Церкви, кре­ще­ные во имя Свя­той Живо­на­чаль­ной Тро­ицы, пита­ю­щи­еся со дней сво­его мла­ден­че­ства Свя­тыми Тай­нами Хри­сто­выми, оста­немся вер­ными сынами Церкви, достой­ными детьми Ее Боже­ствен­ного Сына. И Она обе­щает Свой Мате­рин­ский Покров всем ищу­щим того свет­лого, веч­ного Небес­ного Цар­ства, где Она пред­стоит Пре­столу Божию, где этот Пре­стол окру­жен тыся­чами небес­ных воинств, куда вошли все угод­ники, все бла­го­че­сти­вые рабы Божий, вер­ные Господу,

Как же нам нужно, мои доро­гие, хра­нить и беречь как зеницу ока нашу свя­тую веру, какую Гос­подь вло­жил в бес­смерт­ную душу каж­дого из нас, эти .духов­ные очи наши, созер­ца­ю­щие Вечность!

Слово Божие, кото­рое про­по­ве­до­вал Гос­подь наш Иисус Хри­стос в дни Своей зем­ной жизни, какое запи­сано в Боже­ствен­ном Еван­ге­лии, для каж­дого из нас должно быть зер­ка­лом, отра­жа­ю­щим в себе пра­виль­ный путь зем­ной жизни и путь невер­ный, веду­щий нерас­ка­ян­ного греш­ника к веч­ной поги­бели. Нам надо беречь свою совесть, этот наш духов­ный слух, очи­щать совесть от той грязи, какой она покры­ва­ется в наших грехопадениях.

Свя­той Андрей Крит­ский, соста­вив­ший Вели­кий пока­ян­ный канон, какой вы слы­шите в дни Вели­кого поста, гово­рит, что нет ничего в мире нуж­нее чистой сове­сти. С чистой сове­стью, очи­щен­ной бла­го­да­тью Божией и нашими сле­зами, мы встре­чаем все наши жиз­нен­ные скорби и испы­та­ния в тер­пе­нии и с дове­рием к Боже­ствен­ному Про­мыслу, кото­рый ведет нас через эти испы­та­ния в веч­ную небес­ную страну. С чистой сове­стью истин­ный раб Божий встре­чает и смерть с миром в душе, взи­рая на нее, при­сту­па­ю­щую к его изго­ло­вью, как па пере­ход из зем­ной жизни в жизнь веч­ную, где вер­ный сын сво­его Небес­ного Отца насла­дится веч­ным обще­нием с Господом.

Надо сердце смяг­чать и питать доб­рыми делами, делами любви, чтобы сердце соде­лы­вать хра­мом живу­щего в нас Духа Божия, оби­те­лью Гос­пода, Кото­рый есть “любовь” (1Ин.4:8).

Может ли ждать себе про­ще­ния у Гос­пода тот, кто сам не про­и­щет своим обид­чи­кам? Может ли носить мир в своем сердце тот, кто не при­ми­рился со своим бра­том? Может ли радо­ваться духов­ной радо­стью о Гос­поде тот, кто не пора­до­вал в своей зем­ной жизни скор­бя­щего, не уте­шил пла­чу­щего, кто не сде­лал или слиш­ком мало сде­лал за свою зем­ную жизнь доб­рых дел, кото­рые идут впе­реди нас на нашу веч­ную родину?

Наши доб­рые дела будут встре­чать нас там, когда бес­смерт­ный дух, раз­лу­чив­шись с телом, будет про­хо­дить по мытар­ствам в тече­ние сорока дней после смерти и когда будет полу­чать у Гос­пода — Все­пра­вед­ного Судии при­го­вор, кото­рым мы или оправ­да­емся, или осудимся.

Мы и про­сим Божию Матерь во мно­го­чис­лен­ных наших молит­вах и воз­ды­ха­ниях, с кото­рыми обра­ща­емся к Ней, чтобы Она помо­гала нам совер­шать этот путь к веч­ному спа­се­нию, вды­хала в наше сердце дух молитв и пока­я­ния, под­дер­жи­вала нас в дни уны­ния и озлоб­ле­ния, когда тяже­лым бывает наш жиз­нен­ный крест, воз­ла­га­е­мый на каж­дого Гос­по­дом для нашего спа­се­ния, не лишала нас за грехи наши Сво­его Покрова.

Мы Ее про­сим и мы веруем в Ее Мате­рин­скую помощь, говоря из глу­бины нашего веру­ю­щего сердца: “Не имамы иныя помощи, не имамы иныя надежды, разве Тебе, Владычице”.

И пусть так будет все­гда: пусть наше веру­ю­щее сердце все­гда сно­сит к ногам Божией Матери все свои воз­ды­ха­ния, все свои нужды, скорби, испы­та­ния и плач о гре­хах. И Она, как Радость скор­бя­щих, как Раз­да­я­тель­ница даров Боже­ствен­ной мило­сти, как наша Небес­ная Мать, всё пере­даст Сво­ему Боже­ствен­ному Сыну и в ответ на воз­ды­ха­ния веру­ю­щей души про­стрет Свой Мате­рин­ский Покров над тем, кто верует в Ее Боже­ствен­ного Сына и к Ней при­бе­гает с верой и любовью.

Да покры­вает нас, доро­гие, Небес­ная Матерь Своим неис­то­щи­мым мило­сер­дием и в жизни зем­ной, и на земле буду­щего века!

ЖМП № 1 за 1952 г.

Весна (Празднование в честь иконы Божией Матери “Споручница грешных”)

Слово, ска­зан­ное в Свято-Николь­ской церкви, что в Хамов­ни­ках г. Москвы, в празд­ник чудо­твор­ной иконы Божией Матери “Спо­руч­ница грешных”

Все мы знаем, мои доро­гие, что скоро при­дет весна. Еще она борется с зимой, но ни у кого нет сомне­ний в том, что весна ее побе­дит. Под дыха­нием теп­лого весен­него воз­духа рас­то­пятся снега и льды, обна­жится земля, покро­ется зеле­нью, появятся листочки на дере­вьях, зацве­тут весен­ние цветы и птицы запоют свои песни.

Со вре­ме­нем весны в при­роде у нас, пра­во­слав­ных людей, сов­па­дает осо­бое время цер­ков­ного года, назы­ва­е­мое Вели­ким постом. Еще отцы и учи­тели пер­вых веков хри­сти­ан­ства назвали это свя­щен­ное поприще свя­той четы­ре­де­сят­ницы духов­ной весной.

Посмот­рите, доро­гие, как много общего между вес­ной в при­роде и нашей пра­во­слав­ной духов­ной весной.

Весна в при­роде — это время про­буж­де­ния при­роды от зим­него сна, время обнов­ле­ния при­роды и укра­ше­ния ее свер­ка­ю­щей, при­су­щей только весне кра­со­той. Время Вели­кого поста, эти дни духов­ной весны, — время нашего про­буж­де­ния от гре­хов­ного сна, нашего духов­ного обнов­ле­ния и укра­ше­ния души хри­сти­ан­скими добродетелями.

У весны в при­роде есть свои пред­вест­ники: длин­нее ста­но­вится день, теп­лее сол­неч­ные лучи, вре­ме­нами вода течет с крыш и отта­и­вает земля.

У нашей духов­ной весны есть свои пред­вест­ники. Уже за четыре недели до Вели­кого поста Свя­тая Цер­ковь начи­нает нас к нему гото­вить. Сво­ими еван­гель­скими чте­ни­ями и свя­зан­ными с ними пес­но­пе­ни­ями она хочет воз­бу­дить в нас дух пока­я­ния и научить нас на еван­гель­ских при­ме­рах тому, каким должно быть наше покаяние.

За четыре вос­кре­се­нья до Вели­кого поста вы все слы­шали еван­гель­ское ска­за­ние о Зак­хее, среб­ро­лю­би­вом и жесто­ко­сер­дом к сле­зам и горю людей началь­нике сбор­щи­ков пода­тей. Вы зна­ете, как он, этот Зак­хей, под вли­я­нием обра­щен­ного па него взора Гос­пода Иисуса Хри­ста и посе­ще­ния его дома Спа­си­те­лем вне­запно пере­ро­дился, вос­кли­цая: “Гос­поди! поло­вину име­ния моего я отдам нищим и, если кого чем оби­дел, воз­дам вчет­веро” (Лк.19:8). Вы слы­шите: Зак­хей, сознав свои вины перед Богом и людьми, хочет иску­пить свои грехи. Жесто­кий серд­цем ста­но­вится милосердным.

Какой урок для нас, греш­ни­ков! Вот в чем должно состо­ять и наше искуп­ле­ние своих гре­хов после пока­я­ния в них. Иску­пать грехи — это зна­чит при­об­ре­тать доб­ро­де­тели, про­ти­во­по­лож­ные тем гре­хам и стра­стям, в кото­рых мы при­но­сим пока­я­ние. Гор­дые и чван­ли­вые пусть ста­нут сми­рен­ными, раз­дра­жи­тель­ные — тер­пе­ли­выми и снис­хо­ди­тель­ными, блуд­ные — чистыми, жесто­кие и холод­ные серд­цем — состра­да­тель­ными и милосердными!

Слу­шая еван­гель­ское повест­во­ва­ние о Зак­хее, мы напо­ми­нали себе о том, что под­хо­дит время нашего духов­ного обновления.

Про­шла неделя. Свя­тая Цер­ковь пред­ла­гает нашему слуху еван­гель­скую притчу о мытаре и фари­сее. И у самого тяж­кого греш­ника могут быть доб­рые дела и доб­рые порывы души. И, веро­ятно, у этого мытаря они были, но сей­час, войдя в храм Божий, он о них не думает: он видит только свои грехи. Чув­ствуя их зло­во­ние, он даже боится войти внутрь храма, чтобы этим своим смра­дом не осквер­нить свя­тыни храма, и, стоя у цер­ков­ного порога и бия себя в грудь, шеп­чет ту молитву, кото­рая стала люби­мым воз­ды­ха­нием каж­дого греш­ника: “Боже, мило­стив буди мне греш­нику!” (ср.: Лк.18:13). Вот в чем должно состо­ять истин­ное сокру­ше­ние в гре­хах: в пол­ном и горя­чем само­осуж­де­нии, с забве­нием и всех тех малых доб­рых дел, кото­рые могут быть в душе каж­дого. Такое сокру­ше­ние духа каю­ще­гося близко сердцу Небес­ного Отца и оправ­ды­вает греш­ника, как оправ­дало и этого мытаря.

Про­шла еще неделя. За Боже­ствен­ной вос­крес­ной Литур­гией мы вни­маем сло­вам дру­гой притчи Хри­сто­вой — о блуд­ном сыне (см.: Лк.15:11–32). Блуд­ный сын, как вы зна­ете, ушел из-под роди­тель­ского крова, про­жил в гре­хах в дале­кой стране, истра­тил всю долю сво­его иму­ще­ства и, нако­нец, “при­шел в себя”: опом­нился, оду­мался и сознал всю глу­бину сво­его духов­ного паде­ния. После этого он вер­нулся к отцу.

С этого начи­на­ется пока­я­ние и каж­дого из нас. Мы так при­вы­каем к своим гре­хам, что не заме­чаем их, не даем себе отчета в том, что сво­ими гре­хами оскорб­ляем любовь Божию к нам и губим душу для веч­но­сти. Надо каж­дому из нас оду­маться, рас­крыть глаза на свои скверны, попять, что мы со сво­ими нерас­ка­ян­ными гре­хами стоим на краю без­дны, и, осо­знав всю опас­ность сво­его гре­хов­ного состо­я­ния, спе­шить с пока­я­нием в отчий дом — к ногам сво­его Небес­ного Отца. А Он, Люб­ве­обиль­ный и Все­про­ща­ю­щий, уже ждет со Сво­ими объ­я­ти­ями каж­дого каю­ще­гося греш­ника, как в притче отец встре­чал сво­его блуд­ного сына.

Еще через неделю Свя­тая Цер­ковь ста­вит в своем еван­гель­ском чте­нии перед нашим духов­ным взо­ром свя­щен­ную кар­тину Страш­ного суда. Думаем ли мы об этом или не думаем, но все мы при кон­чине века пред­ста­нем перед Все­пра­вед­ным Судией. И обна­жится не только перед взо­ром Судии, но и перед лицом людей всего мира душа каж­дого из нас со всеми ее зата­ен­ными гре­хами, какие мы пря­чем от людей в дни своей зем­ной жизни и о кото­рых не знают даже самые близ­кие нам. За все будет судить Пра­вед­ный Судия, в чем мы не захо­тели при­не­сти пока­я­ния на своем зем­ном пути. И ни о чем не вспом­нит Пра­вед­ный Судия, что здесь мы омыли сле­зами рас­ка­я­ния и бла­го­да­тью покаяния.

О, как надо спе­шить оправ­даться перед пра­во­су­дием Божиим и снять с себя тяж­кое бремя гре­хов­ное, пока еще Гос­подь дает нам дни и годы зем­ной жизни!

Уже нака­нуне Вели­кого поста, в послед­нее вос­кре­се­нье, мы про­сили друг у друга про­ще­ния и должны были всту­пить в дни Вели­кого поста сво­бод­ные от вза­им­ных обид, огор­че­ний и оскорб­ле­ний. В это вос­кре­се­нье Свя­тая Цер­ковь в своих пес­но­пе­ниях вспо­ми­нала Адама, нашего пра­отца, кото­рый после изгна­ния сво­его из рая за грех свой вос­се­дал у затво­рен­ных врат рая и пла­чем пока­я­ния сопро­вож­дал каж­дый час даль­ней­шей своей зем­ной жизни.

Все мы, греш­ники, встре­тим после зем­ной своей жизни закры­тыми врата Цар­ства Небес­ного, если уйдем туда, в веч­ную жизнь, лука­выми, лени­выми и нерас­ка­яв­ши­мися рабами!

Посмот­рите, доро­гие мои, в чем еще сход­ство между вес­ной в при­роде и нашей духов­ной вес­ной. Вес­ной мы вды­хаем в себя осо­бый весен­ний воз­дух — живи­тель­ный, бод­ря­щий, чистый, аро­мат­ный от рас­пу­стив­шихся листоч­ков и пер­вых весен­них цве­тов. Осо­бым бла­го­уха­нием напоен духов­ный воз­дух в наших свя­тых хра­мах в дни Вели­кого поста. Печаль­ные напевы за бого­слу­же­ни­ями; частые поклоны, к кото­рым нас при­зы­вает Свя­тая Цер­ковь; осо­бые памяти в эти свя­тые дни: мно­го­крат­ные напо­ми­на­ния о вет­хо­за­вет­ном греш­нике, став­шем пра­вед­ни­ком, свя­том Давиде, с его 50‑м псал­мом: “Поми­луй мя, Боже, по вели­цей мило­сти Твоей…”; про­слав­ле­ние свя­того вели­ко­му­че­ника Фео­дора Тирона, покро­ви­теля поста; молит­вен­ные обра­ще­ния к пре­по­доб­ной Марии Еги­пет­ской — быв­шей блуд­нице, достиг­шей свя­то­сти; много раз повто­ря­е­мые слова бла­го­ра­зум­ного раз­бой­ника: “Помяни мя, Гос­поди, во Цар­ствии Твоем” — всё это при­дает нашему вели­ко­пост­ному бого­слу­же­нию осо­бый духов­ный аро­мат, все­ляет в нас дух уми­ле­ния и порож­дает слезы покаяния.

Весен­нее солнце в при­роде с каж­дым днем ста­но­вится горя­чее. И наша Свя­тая Цер­ковь горя­чим теп­лом ове­вает души пра­во­слав­ных людей, посе­ща­ю­щих храмы в эти дни Вели­кого поста. Она вкла­ды­вает в наши уста и наши сердца такие молитвы, кото­рые про­буж­дают в нас горя­чую любовь ко Гос­поду и креп­кую надежду на поми­ло­ва­ние нас, греш­ни­ков, Небес­ным Отцом. Вы слы­шите на пер­вой неделе Вели­кого поста слова Вели­кого пока­ян­ного канона и на всех неде­лях поста молит­вен­ные воз­ды­ха­ния к Богу: “Гос­поди сил, поми­луй нас”; “Поми­луй нас, Гос­поди, поми­луй нас”. Душа каю­ще­гося греш­ника вкла­ды­вает в эти слова всю силу сво­его рас­ка­я­ния в гре­хах и всю свою веру в то, что такие воз­ды­ха­ния каю­щихся сер­дец не могут не дойти до сердца Небес­ного Отца.

В дни Вели­кого поста — вы слы­шите — Свя­тая Цер­ковь осо­бенно часто в своих молит­вах и пес­но­пе­ниях обра­ща­ется к Божией Матери. “На спа­се­ния стези настави мя, Бого­ро­дице”, — поет она. “Мило­сер­дия двери отверзи нам, Бла­го­сло­вен­ная Бого­ро­дице”, — эти люби­мые пра­во­слав­ным серд­цем слова мы часто повто­ряем в дни Вели­кого поста. Пра­во­слав­ное сердце искони верует в то, что наша Небес­ная Матерь явля­ется нашей надеж­ной и креп­кой Заступ­ни­цей перед Своим Боже­ствен­ным Сыном во всех наших нуж­дах и при нашем покаянии.

На дни Вели­кого поста все­гда падает празд­ник нашей люби­мой доро­гой чудо­твор­ной свя­тыни — иконы Божией Матери “Спо­руч­ница греш­ных”, собрав­шей нас сего­дня сюда, под своды этого храма, на молитву.

Эти молитвы Свя­той Церкви, обра­щен­ные к Божией Матери в дни Вели­кого поста, это непре­стан­ное напо­ми­на­ние нам о про­стер­том над нами Ее Мате­рин­ском Покрове при­умно­жают то тепло в наших хра­мах в дни Вели­кого поста, кото­рым мы здесь, в хра­мах, согре­ваем свои души. Потому так и тянется пра­во­слав­ная душа в свой род­ной храм в эти вели­ко­пост­ные дни: ей холодно в греш­ном мире, ей суетно и пусто среди внеш­них раз­вле­че­ний, хочется найти опору в жизни и то согре­ва­ю­щее тепло, кото­рое покры­вает все наши скорби и том­ле­ние греш­ной совести.

Прой­дет в при­роде пер­вый теп­лый весен­ний дождь, — он смоет всю грязь, копоть, кото­рыми за зиму покры­ва­ются земля, крыши, дере­вья. И при­рода будет чаро­вать нас своей сия­ю­щей красотой.

Есть духов­ный дождь; это дождь пока­ян­ных слез и дождь бла­го­сло­ве­ний Божиих, про­ли­ва­е­мых в каю­ще­еся сердце. Сво­ими сле­зами греш­ный чело­век может омыть самую гряз­ную, истер­зан­ную гре­хами душу: такая у них сила. Дождем бла­го­дати Божией очи­ща­ется самая пре­ступ­ная душа: такой могу­чей вла­стью обла­дает бла­го­дать Божия.

Слезы могут быть горь­кие и слад­кие. У каю­ще­гося греш­ника — слезы горь­кие: он пла­чет о том, в чем кается со сты­дом и с глу­бо­кой скор­бью. Но у хри­сти­а­нина не может быть неутеш­ных слез. И горь­кие слезы каю­ще­гося ста­но­вятся слад­кими, сле­зами радо­сти, когда каю­щийся греш­ник полу­чает про­ще­ние у Гос­пода. Радость про­ще­ния, о кото­ром объ­яв­ляет каю­ще­муся греш­нику испо­ве­да­ю­щий его свя­щен­ник, — это огром­ная радость, в кото­рой тонут и горечь пока­ян­ных слез, и труд­ность подви­гов поста и пока­я­ния. Сча­стье быть про­щен­ным у рас­ка­яв­ше­гося греш­ника поды­ма­ется до той захва­ты­ва­ю­щей дух высоты, на кото­рую только один Гос­подь может воз­ве­сти свое про­щен­ное блуд­ное дитя.

После подвига пока­я­ния Свя­тая Цер­ковь пре­по­дает нам бес­цеп­ное, свя­щен­ное сокро­вище — Пре­чи­стые Тайны Боже­ствен­ного Тела и Живо­тво­ря­щей Крови Господних.

Все эти радо­сти духов­ной весны мы пере­жи­ваем потому, что мы дети Свя­той Пра­во­слав­ной Церкви. Только она одна, как наша зем­ная мать, может напол­нить душу веру­ю­щего чело­века такою радостью.

И зову я вас: крепко дер­жи­тесь вашей верой за ризу Свя­той Матери Церкви Пра­во­слав­ной, бере­гите в себе веру как вели­чай­шую нашу свя­тыню и бес­цен­ное духов­ное богат­ство. К этому зовут нас все свя­тые люди Божий, кото­рые про­шли свой зем­ной путь в вере, в пока­я­нии и с молитвой.

Может быть, пере­жи­ва­е­мые нами дни Вели­кого поста ока­жутся послед­ними в жизни кого-либо из нас. Доро­жите этими свя­тыми днями, торо­пи­тесь при­не­сти пока­я­ние в гре­хах и, при­неся это пока­я­ние, иску­пайте свои грехи так, как иску­пал их Зак­хей, укра­шайте себя веч­ной духов­ной кра­со­той любви, сми­ре­ния и чистоты!

Свя­тая Цер­ковь гото­вит нас: очи­стив себя от гре­хов­ных скверн и соеди­нив­шись с Богом в свя­том таин­стве при­ча­ще­ния, с духов­ным вос­тор­гом встре­тить свя­тую ночь Вос­кре­се­ния Хри­стова. Это упо­е­ние свя­щен­ной радо­стью в пас­халь­ную ночь — неот­ра­зи­мое ни в каких чело­ве­че­ских сло­вах пред­ощу­ще­ние той веч­ной весны, той веч­ной Пасхи в Цар­стве Небес­ном, кото­рую со своим Гос­по­дом будут празд­но­вать все вер­ные Его дети.

Горячо желаю вам, мои доро­гие, радо­сти пока­я­ния, радо­сти при­ча­ще­ния Свя­тых Тайн, сча­стья встре­тить Свет­лую ночь с душой, очи­щен­ной от греха, а когда мы перей­дем в веч­ную жизнь, — сча­стья быть с Гос­по­дом в веках.

ЖМП № 5 за 1952 г.

Скорби и радости (Празднование в честь иконы Божией Матери Тихвинской)

Слово, ска­зан­ное в Тих­вин­ской церкви села Алек­се­ев­ского, что в г. Москве

Если бы спро­сить у вас, мои доро­гие, много ли у чело­века на зем­ном его пути скор­бей, конечно, каж­дый из нас смо­жет отве­тить на этот вопрос: мно­гое мно­же­ство скор­бей и внеш­них и внутренних.

Это бес­чис­лен­ные болезни, посе­ща­ю­щий нас; опас­но­сти от огня, от злых людей; вся­кого рода обиды, потеря близ­ких людей; скорби и стра­да­ния, порож­да­е­мые нашими стра­стями зави­сти, гор­до­сти, рев­но­сти, само­лю­бия. И не исчис­лить всех видов скор­бей, какие неиз­бежны для каж­дого из нас в зем­ной нашей жизни.

А много ли, доро­гие, радо­стей в зем­ной жизни чело­века? И на этот вопрос, конечно, каж­дый из вас отве­тит: мно­гое множество.

Сама жизнь зем­ная — разве это не источ­ник радо­сти для каж­дого из нас? Жизни раду­ется уже мла­де­нец, еще не име­ю­щий созна­ния: раду­ется ей, когда, лежа в своей колы­бели, улы­ба­ется, смотря на под­хо­дя­щих к нему, и барах­та­ется ручон­ками и ножон­ками. Рад жизни и глу­бо­кий ста­рец, много деся­ти­ле­тий про­жив­ший на земле, кото­рому все еще хочется жить. Разве это не радость — созна­вать себя живым, чув­ство­вать в своей груди бие­ние живого сердца, вды­хать воз­дух, гля­деть свет­лыми гла­зами на пре­крас­ный мир Божий?

Радо­стью для нас явля­ется наше здо­ро­вье. Конечно, мы не умеем его ценить, когда мы здо­ровы; но, когда чело­век выздо­рав­ли­вает после болезни, а осо­бенно после тяж­кой, как он начи­нает ценить здо­ро­вье, этот источ­ник жиз­нен­ной силы и основу сво­его зем­ного труда!

Иметь любя­щих и люби­мых детей, любя­щих и люби­мых роди­те­лей — разве это не радость жизни? А радость насла­ждаться кра­со­той при­роды, про­из­ве­де­ни­ями искус­ства, музыки, поэ­зии? А разве не радость отды­хать после честно испол­нен­ного труда? А ‑самый труд — чест­ный, совер­шен­ный во благо семьи, во благо людей — разве это не источ­ник радо­сти? И если скор­бей мно­гое мно­же­ство у чело­века на пути к веч­ной жизни, то и радо­стей столько же.

А чего больше — скор­бей или радо­стей? Мы не будем, доро­гие мои, исчис­лять, чего больше в жизни чело­века: у одного больше скор­бей, у дру­гого больше радо­стей. Мы ска­жем о дру­гом. Мы напом­ним о том, что у веру­ю­щего чело­века все­гда радо­стей неис­чис­лимо больше, чем скорбей.

Ведь сама вера наша, какой мы с вами веруем в Гос­пода Бога и Спа­си­теля нашего, это неис­чер­па­е­мая сокро­вищ­ница радо­сти. Зна­ете, с чем можно срав­нить веру? Вера — это кры­лья нашей души. На этих кры­льях мы высоко под­ни­ма­емся над зем­лей, про­ни­кая своим духов­ным взо­ром в небо духов­ное, в мир неви­ди­мый. Очами своей веры мы смот­рим с той высоты, на кото­рую под­ни­мает нас наша вера, вниз, на нашу землю, на свою соб­ствен­ную жизнь. Это очи веч­но­сти, кото­рая рас­кры­ва­ется перед каж­дым из нас, войти в кото­рую при­зван каж­дый после сво­его корот­кого зем­ного пути.

Когда мы смот­рим вокруг себя и на себя самих зем­ными гла­зами, мно­гое кажется важ­ным, тре­вож­ным и вызы­вает заботы в нашей душе. Когда мы посмот­рим на это же гла­зами нашей веры, очами веч­но­сти, оттуда — с высоты, на какую взле­таем на этих духов­ных кры­льях, — мно­гое пока­жется нам малым и ничтож­ным и совсем не заслу­жи­ва­ю­щим нашей тре­воги и заботы.

Вера — све­точ, веду ищи нас по зем­ному пути. Нет такого уголка в мыс­лях и в сердце чело­века, какого не осве­тила бы вера наша своим веч­ным Боже­ствен­ным све­том; нет ни одного запроса нашего ума, ни одного жела­ния нашего сердца, какие бы не удо­вле­тво­рила, не насы­тила наша свя­тая вера.

Вера — это сила. Да, это сила. Перед ней не могут усто­ять ника­кие стра­да­ния чело­ве­че­ские на земле. Любое стра­да­ние пере­но­сится и побеж­да­ется силой веры в Гос­пода нашего Спа­си­теля, в нашу Небес­ную Матерь, в Духа Свя­таго, Кото­рого мы зовем “Уте­ши­те­лем бла­гим” и Кото­рый по зову наших веру­ю­щих сер­дец уте­шает скор­бя­щих и подает нам помощь побо­рать в себе силой веры любое зем­ное страдание.

Всё, доро­гие мои, что свя­зано с нашей верой, что порож­да­ется и укреп­ля­ется в нас верой, — это всё радо­сти для нашего сердца.

Такова молитва веру­ю­щего сердца к Богу. Когда вы про­сите о чем-либо чело­века и чело­век готов испол­нить вашу просьбу, вы чувст* вуете в своем сердце удо­вле­тво­ре­ние. Но это ведь зем­ные просьбы, обра­щен­ные к таким же людям, какими явля­емся все мы. А на своей молитве мы обра­ща­емся ко Гос­поду с верой в непре­лож­ность Его Боже­ствен­ных слов: “Про­сите, и дано будет вам…” (Мф.7:7); “…при­зови Меня в день скорби; Я избавлю тебя…” (см.: Пс.49:15). На своей молитве мы рас­кры­ваем сердце перед лицем Гос­пода Все­мо­гу­щего и Небес­ного Отца чадо­лю­би­вого, и сердце наше после искрен­ней и горя­чей молитвы напол­ня­ется тихой о Гос­поде радо­стью. И потому после такой молитвы, кото­рая исхо­дит не только из уст наших, но и из глу­бины сердца, ста­но­вится легко и тепло в душе веру­ю­щего человека.

А какая радость, доро­гие мои, созна­вать, что мы пре­бы­ваем в непре­рыв­ном обще­нии с Небес­ной Цер­ко­вью, со всем сон­мом свя­тых Божиих угод­ни­ков, свя­тых анге­лов Божиих!

Мы им молимся и знаем, что нашу молитву они услы­шат и на нашу молитву все­гда готовы отве­тить бла­го­сло­ве­нием своим и бла­го­сло­ве­нием Гос­пода Иисуса Хри­ста, Кото­рый дает им власть и силу пре­по­да­вать нам Его мило­сти, по нашим молит­вам к свя­тым. Какое уте­ше­ние для веру­ю­щего сердца знать, что мы не поры­ваем вза­им­ных свя­зей любви со всеми усоп­шими отцами, бра­тьями, сест­рами; знать мне, тебе, поте­ряв­шим уже своих роди­те­лей, что живы мой отец и моя мать, живы мои усоп­шие бра­тья и сестры, живы ваши усоп­шие дети, ибо Бог наш, в Кото­рого мы веруем, “не есть Бог мерт­вых, но живых”, как гово­рит слово Божие (Мф.22:32). И при этом знать, что через молитву об умер­ших, через пода­я­ние мило­стыни в память усоп­шего мы состоим в посто­ян­ном обще­нии с ними, ибо они слы­шат наши молитвы и Гос­подь бла­го­слов­ляет их по нашим молит­вам; знать о том, что и они знают о нас, ощу­щать это на молитве,это радость для нас, теря­ю­щих в своей зем­ной жизни отцов, мате­рей, бра­тьев и детей.

А сколько, доро­гие мои, отрады в пока­я­нии: быть уве­рен­ным в том, что Гос­подь тебя про­стил, про­стил все твои пре­гре­ше­ния, в кото­рых ты со сле­зами пока­ялся перед Ним!

Все вы помните о Зак­хее, о кото­ром повест­вует свя­той еван­ге­лист. Когда этот греш­ник Зак­хей почув­ство­вал серд­цем, что Гос­подь готов про­стить ему его дол­го­лет­ние согре­ше­ния, он от радо­сти вос­клик­нул: “…поло­вину име­ния моего я отдам нищим и, если кого чем оби­дел, воз­дам вчет­веро” (Лк.19:8).

Вот радость пока­я­ния! Разве каж­дый из нас, каю­щихся перед Гос­по­дом в своих гре­хах, ‑не пере­жи­вал вся­кий раз, когда при­но­сил такое пока­я­ние, радость про­ще­ния, радость о том, что грехи мои, и самые тяж­кие, какие опла­каны моими сле­зами и омыты бла­го­да­тью пока­я­ния, не вос­по­мя­нутся и на Страш­ном суде Божием и навсе­гда вычерк­ну­тая незри­мой рукой Все­мо­гу­щего Гос­пода из книги моей жизни?! Когда ангел-хра­ни­тель мой на Страш­ном суде будет как бы пере­ли­сты­вать неру­ко­пис­ную книгу моей жизни, этих гре­хов уже не будет на ее страницах.

А какое ни с чем не срав­ни­мое сча­стье — после слез­ного пока­я­ния достойно при­сту­пить к Свя­той Чаше, при­нять в себя дра­го­цен­ней­шего Гостя в Свя­тых и Живо­тво­ря­щих Тай­нах Тела и Крови Гос­под­них! Соеди­ниться со своим Гос­по­дом через Свя­тые и Боже­ствен­ные Тайны — это вер­шина доступ­ного чело­веку на земле блаженства.

В свет­лую ночь Пасхи, в дни вели­ких празд­ни­ков, в минуты искрен­ней и горя­чей молитвы мы, веру­ю­щие люди, пере­жи­ваем в своей душе чув­ство вос­тор­жен­ного духов­ного подъ­ема; это — пред­ощу­ще­ние радо­стей веч­ной жизни, тех, какими Гос­подь увен­чает достой­ную жизнь истин­ного христианина.

Всех радо­стей веры не назвать нам в крат­ком цер­ков­ном слове. Но еще есть вели­чай­шая радость, о кото­рой неумолчно гово­рит веру­ю­щее сердце, кото­рая собрала и сего­дня нас сюда, под своды храма Божия. Это радость веру­ю­щего сердца о своей Небес­ной Матери, о том, что над нами все­гда, и днем и ночью, и тогда, когда мы об этом вспо­ми­наем, и тогда, когда об этом забы­ваем, про­стерт Мате­рин­ский, теп­лый, любя­щий Покров нашей Небес­ной Матери. Какое это сокро­вище для веру­ю­щего сердца! Мы все­гда можем при­звать Ее пре­бла­го­сло­вен­ное имя на молитве, мы все­гда можем, при­ходя в храм Божий, пре­кло­нять колена у под­но­жия свя­тых чудо­твор­ных и цель­бо­нос­ных икон Божией Матери, с верой в то, что Небес­ная Матерь при­ник­нет Своим слу­хом и серд­цем к нашим молит­вам, все­гда видя наши слезы и наши скорб­ные воз­ды­ха­ния перед Ней на молитве.

И у веру­ю­щего чело­века, как и у вся­кого чело­века, много скор­бей, но неиз­ме­римо больше у него радо­стей, чем скор­бей, потому что и самые скорби свои, и болезни, и стра­да­ния веру­ю­щий чело­век пре­по­беж­дает, уга­шает их боль своей верой и своею радо­стью о Гос­поде, о Духе Свя­том и о нашей Пре­бла­го­сло­вен­ной Небес­ной Матери.

И потому, доро­гие мои, бере­гите в себе этот свя­щен­ный огонь веры, этот источ­ник неис­чис­ли­мых радо­стей, какие дарует Гос­подь веру­ю­щему сердцу на зем­ном пути человека!

Если этих радо­стей веры ста­но­вится мало в вашем сердце, то не потому, что ума­ля­ется их источ­ник — этого нико­гда не может быть, а потому, что мы носим в себе сердце гряз­ное, осквер­нен­ное гре­хами, не спо­соб­ное к пере­жи­ва­нию тех радо­стей веры, какие явля­ются досто­я­нием истинно веру­ю­щего в Гос­пода сердца. Потому меньше радо­стей веры в греш­ном сердце, что мы ленивы к посе­ще­нию храма Божия, не воз­гре­ваем сердце нашей утрен­ней и вечер­ней молит­вой, по небреж­но­сти, по рас­се­ян­но­сти, по лено­сти упус­кая эти свя­щен­ные минуты беседы души нашей с Гос­по­дом. Потому реже оза­ря­ется радо­стью наше сердце, что мы не укреп­ляем веры нашей доб­рыми делами, делами любви к ближ­нему; потому что редко при­сту­паем к Свя­той Чаше и к свя­тому пока­я­нию, не торо­пясь омы­вать свою гряз­ную, греш­ную душу.

Надо, доро­гие мои, сча­стье веры, кото­рое мы носим в себе, со всеми его радо­стями беречь больше, чем мы бере­жем любое зем­ное сокровище!

Сего­дня и вчера вече­ром, совер­шая празд­нич­ное бого­слу­же­ние в честь Божией Матери, в день празд­ника Тих­вин­ской Ее чудо­твор­ной иконы, сло­вами молитв и пес­но­пе­ний мы молили Божию Матерь, чтобы Ее молит­вами и под Ее Покро­вом эти радо­сти нашей веры в каж­дом из нас соде­ла­лись нача­лом тех веч­ных радо­стей, какие ожи­дают вер­ное чадо Хри­стово в жизни буду­щего века.

Про­ходя с верой в сердце весь свой зем­ной путь, с нею пред­станьте пред лице Божие, когда Гос­подь пове­лит ангелу смерти пре­сечь нашу зем­ную жизнь!

Веч­ными радо­стями да встре­тит нас Хозяин неба и земли в жизни буду­щего века!

ЖМП № 10 за 1951 г.

Источник (Празднование в честь иконы Божией Матери “Утоли моя печали”)

Слово, ска­зан­ное в Николо-Куз­нец­кой церкви г. Москвы в день празд­но­ва­ния иконы Божией Матери “Утоли моя печали”

Утоли болезни мно­го­воз­ды­ха­ю­щия души моея…

Тро­парь праздника.

Как верно опре­де­лил состо­я­ние нашей души, мои доро­гие, соста­ви­тель этой молитвы, назвав душу “мно­го­воз­ды­ха­ю­щей”!

От пер­вого мла­ден­че­ского крика до послед­него вздоха уми­ра­ю­щего старца наша жизнь — почти непре­рыв­ная цепь слез и скор­бей. Если эта цепь на корот­кое время дни, месяцы, редко годы — пре­ры­ва­ется, зато в дру­гие дни зве­нья этой цепи бывают подобны льди­нам вес­ною на реке, кото­рые нагро­мож­да­ются одна на дру­гую, и тогда кажется нашему бед­ному сердцу, что не вме­стить ему всех тех стра­да­ний и испы­та­ний, какие выпа­дают на его долю.

Раз­но­об­разны виды “воз­ды­ха­ний” души чело­ве­че­ской: потери близ­ких, обиды, болезни свои и близ­ких, жиз­нен­ные невзгоды, гре­хов­ные соблазны, семей­ные раз­доры и дальше — без конца. Сколько слез неиз­бежно про­льет каж­дый, пока не при­дет в ту страну, где не будет ни слез, ни печа­лей, ни воз­ды­ха­ний и где, как гово­рит слово Божие, сам Бог “отрет вся­кую слезу” с очей чело­ве­че­ских (Откр.21:4)!

У каж­дого из нас есть свои близ­кие, род­ные, дру­зья. Так почему же так мало уто­ля­ются и убав­ля­ются скорби и стра­да­ния среди людей? Потому, прежде всего, что среди нас много людей рав­но­душ­ных, себя­лю­би­вых, жесто­ких серд­цем, кото­рым нет ника­кого дела до слез и горя даже близ­кого чело­века, кото­рые думают только о покое своей соб­ствен­ной души и хотят обе­речь этот покой.

Но не только потому. Ничего не может ска­зать перед лицом мно­гих из стра­да­ний чело­век, не име­ю­щий в себе духа веры. Чем, напри­мер, тот, кто не живет во Хри­сте, уте­шит уми­ра­ю­щего или боль­ного неиз­ле­чи­мою болез­нью, кото­рый знает о своей без­на­деж­но­сти, или тех, кто хоро­нит самого близ­кого и люби­мого чело­века? Это слово уте­ше­ния может ска­зать боль­ному или уми­ра­ю­щему только живу­щий верою, кто в вере нахо­дит для себя опору в страданиях.

Как мы с вами счаст­ливы, доро­гие, имея в себе эту веру! Нося в себе ее, мы имеем неис­то­щи­мый источ­ник уто­ле­ния всех наших печа­лей. Этим источ­ни­ком явля­ется наш Гос­подь Спа­си­тель, за Кото­рым мы идем и Боже­ствен­ное слово Кото­рого явля­ется све­то­чем в жизни веру­ю­щего христианина.

Гос­подь есть источ­ник уто­ле­ния скор­бей, потому что Он Все­мо­гущ. Он сотво­рил мир. Его Боже­ствен­ный Про­мысл управ­ляет этим миром. Вся зем­ная жизнь вопло­тив­ше­гося на земле Гос­пода нашего Иисуса Хри­ста полна чуде­сами, какие мог совер­шать только Все­мо­гу­щий Бог. Им исце­ля­лись боль­ные, изго­ня­лись бесы, про­зре­вали сле­пые, вос­кре­ша­лись мерт­вые. И сей­час Гос­подь, оста­ю­щийся с нами на земле до скон­ча­ния века, про­дол­жает совер­шать на земле чудеса. Вот стоит перед Ним греш­ник, весь от головы до ног покры­тый стру­пьями своих тяж­ких гре­хов; может быть, руки его даже обаг­рены кро­вью уби­тых им жертв, но он стоит пла­чу­щий, сми­рен­ный, тре­пе­щу­щий Пра­вед­ного суда Божия. И бла­го­да­тью Божией совер­ша­ется чудо: гряз­ный греш­ник ста­но­вится чистым, про­щен­ным, оправ­дан­ным. Бла­го­да­тью Божией быв­ший раз­бой­ник или быв­ший блуд­ник ста­но­вится на путь пра­вед­ной жизни и воз­рож­ден­ной своей душой идет к вер­ши­нам свя­то­сти. Чудо Все­мо­гу­щего Бога совер­ша­ется за каж­дой нашей Боже­ствен­ной Литур­гией: при­уго­тов­лен­ные хлеб и вино силой Свя­таго Духа ста­но­вятся Телом и Кро­вью Хри­сто­выми. И уми­лен­ная совер­ша­ю­щимся чудом Цер­ковь поет от лица всех веру­ю­щих в эти минуты пре­су­ществ­ле­ния Свя­тых Даров: “Тебе поем, Тебе бла­го­сло­вим, Тебе бла­го­да­рим, Господи…”

Гос­подь наш силен исто­чать уте­ше­ния страж­ду­щим серд­цам не только потому, что Он Все­мо­гущ. Ведь Он, Бог наш, есть “любовь” (1Ин.4:8). Вопло­щен­ную Любовь все мы с вами созер­цаем на стра­ни­цах свя­того Еван­ге­лия: руки Хри­стовы лас­кают головы детей, Боже­ствен­ное сердце про­и­щет каю­щихся блуд­ниц, Боже­ствен­ная Любовь при­вле­кает к Себе греш­ных мыта­рей. Таков Гос­подь наш и вовеки, как об этом мы знаем из Его же Боже­ствен­ного слова: “Не оставлю вас сиро­тами, приду к вам” (Ин.14:18); “…Я иду при­го­то­вить место вам. И когда пойду и при­го­товлю вам место, приду опять и возьму вас к Себе…” (Ин.14:2–3): “При­дите ко Мне все труж­да­ю­щи­еся и обре­ме­нен­ные…” (Мф.11:28).

Гос­подь наш — Все­ис­це­ля­ю­щий и Все­уте­ща­ю­щий Источ­ник бла­го­дати. Любовь Его к нам и забота о наших нуж­дах и воз­ды­ха­ниях таковы, что Он не один поже­лал быть таким источ­ни­ком уте­ше­ния для людей. В свя­щен­ные пред­смерт­ные минуты на кре­сте Он отдал всех нас, всё веру­ю­щее в Себя чело­ве­че­ство, забо­там и попе­че­нию Своей Матери в лице воз­люб­лен­ного Сво­его апо­стола Иоанна Бого­слова. Он пове­лел и заве­щал и Матери Своей быть таким Источ­ни­ком любви и уте­ше­ния для людей.

И как Он Ее назвал в эти минуты? Не Покро­вом, не Заступ­ни­цей нашей,так назы­вает Ее Свя­тая Цер­ковь и мы, сыны Церкви Пра­во­слав­ной, — а назвал Ее самым неж­ным, доро­гим и люби­мым для сердца чело­века име­нем име­нем Матери. Он хотел этим ска­зать, что Его Мать будет все­гда без­гра­нично близ­кой и род­ной сердцу каж­дого веру­ю­щего пра­во­слав­ного христианина.

Наряду с Боже­ствен­ным Источ­ни­ком исце­ле­ний и уте­ше­ний стала таким Источ­ни­ком и Божия Матерь. И Она, с тех пор как Сын оста­вил Ей это заве­ща­ние, раз­дает любовь ищу­щим этой любви, мно­го­воз­ды­ха­ю­щим душам человеческим.

Ее Мате­рин­ская любовь вле­чет Ее туда, где при­зы­ва­ется и про­слав­ля­ется все­свя­тое Имя Еди­но­род­ного Ее Сына и где веру­ю­щие в Него, Ее дети по бла­го­дати, соби­ра­ются во имя Его. Мы веруем, что и сей­час, здесь, у под­но­жия нашей люби­мой чудо­твор­ной свя­тыни, кото­рую мы с вами окру­жаем, Она при­сут­ствует со Своей Мате­рин­ской любо­вью. Ее неви­ди­мое при­сут­ствие ста­но­вится здесь для нас как бы види­мым и ося­за­е­мым. В Ее чудо­твор­ной иконе, кото­рая про­слав­лена мно­го­чис­лен­ными дей­стви­ями Ее Мате­рин­ского мило­сер­дия, мы как бы видим Ее Самое — нашу ско­рую Помощ­ницу в нуж­дах, нашу Уте­ши­тель­ницу в скор­бях и нашу Заступ­ницу во всех наших мно­го­чис­лен­ных воз­ды­ха­ниях. Веруя в это, мы откры­ваем перед Ней свои сердца, напол­нен­ные тре­во­гами, забо­тами, нуж­дами и скорбями…

Ах, как хочется заслу­жить, при­влечь к себе эту любовь Ее к нам и эти Ее о нас заботы, быть достой­ными их!

Может ли ожи­дать любви и вни­ма­ния отца и матери тот сын, кото­рый забыл о своих роди­те­лях, пре­не­брег их любо­вью, не испол­няет их воли? Нет, не может. Так и греш­ник, забы­ва­ю­щий о своем Небес­ном Отце, бес­страшно нару­ша­ю­щий Его свя­тую волю, может ли быть уго­ден перед лицом своей Небес­ной Матери, может ли тре­бо­вать от Нее любви и мило­сер­дия? Что может ска­зать нам, греш­ни­кам, Божия Матерь в ответ на наши воз­ды­ха­ния? Ты про­из­но­сишь Мое имя сво­ими устами, а где твое сердце: не блуж­дает ли оно по рас­пу­тиям гре­хов и без­за­ко­ний? Ты жела­ешь, чтобы Я испол­нила твои просьбы, а сам ты испол­ня­ешь ли то, что заве­щал тебе Гос­подь Мой и твой? Ты про­сишь, чтобы Я бла­го­сло­вила тебя дарами мило­сти Божией, а сам подал ли ты нищему или голод­ному, когда он со своей нуж­дой сту­чался в твое сердце? Ты молишься Мне о том, чтобы Я изба­вила тебя от всех скор­бей твоих и лише­ний, а сам ты уте­шил ли кого-нибудь в сле­зах, но состра­дал ли ты кому-нибудь в его скорби? Ты ищешь через Меня про­ще­ния своих гре­хов, но сам ты про­стил ли тем, кто оскор­бил тебя, помо­лился ли ты о тех, кто нена­ви­дит тебя и кто тво­рит тебе напасти?

Любовь Божией Матери при­вле­чет к себе только доб­рый, вер­ный христианин.

Так что же нам сей­час делать, доро­гие мои? Ведь все мы — греш­ники и ничем мы не может похва­литься перед лицом Божией Матери, как только сво­ими немо­щами. Где почерп­нуть надежду на то, что молитва из нашего греш­ного сердца и из наших гряз­ных уст не будет отверг­нута Той, Кото­рая уто­ляет болезни душ человеческих?

Надо прежде всего, перед тем как подойти с молит­вою к под­но­жию нашей свя­тыни, сми­ренно сознать свое недо­сто­ин­ство и вся­кую свою молитву и каж­дое свое воз­ды­ха­ние пред­ва­рять пока­я­нием, вздо­хом, истор­га­е­мым из сердца, пла­чу­щего о грехах.

Все мы знаем уте­ша­ю­щее нас, греш­ни­ков, на молитве слово свя­того псал­мо­певца: “…сердце сокру­шенно и сми­ренно Бог не уни­чи­жит” (Пс.50:19).

И еще раз, взи­рая на свя­тую икону, мы не можем не ска­зать из глу­бины своей души: как мы счаст­ливы, имея в лице Гос­пода сво­его и Его Пре­чи­стой Матери такой бла­го­дат­ный Род­ник бла­го­дати, уто­ля­ю­щий наши скорби и воз­ды­ха­ния! А к Ней — “Уто­ле­нию наших печа­лей” — подой­дем и сей­час, будем под­хо­дить и все­гда со сми­ре­нием и сокру­ше­нием, с верой, надеж­дой, бла­го­го­ве­нием, любовью.

Веруем всем своим пре­дан­ным Ей серд­цем, что Она не отри­нет от Себя тех, кто ищет Цар­ства Божия и правды Его, кто боится веч­ной поги­бели души своей, кто сокру­ша­ется о своих гре­хах и беззакониях.

ЖМП № 3 за 1949 г.

Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки