Проповеди на двунадесятые праздники

Проповеди на двунадесятые праздники


 

Счастье (перед Рождеством Христовым)

Слово, ска­зан­ное в Вос­кре­сен­ской церкви, что на Арбате г. Москвы

За несколько недель до дня Рож­де­ства Хри­стова наша Свя­тая Цер­ковь напо­ми­нает нам о при­бли­жа­ю­щемся празд­нике сло­вами сво­его пес­но­пе­ния: “Хри­стос рож­да­ется, — сла­вите”. Эти слова напол­няют наши веру­ю­щие души вос­тор­гом. И это понятно: нет и не может быть никого выше, дороже, род­нее для веру­ю­щего сердца, чем Тот, рож­де­ние Кото­рого мы гото­вимся празд­но­вать. К Нему направ­ля­ются все луч­шие надежды, порывы, устрем­ле­ния нашего веру­ю­щего духа, в Нем сосре­до­то­чи­ва­ются все наши самые зата­ен­ные желания.

Чего хочет живое чело­ве­че­ское сердце? Мно­гого оно хочет. Прежде всего того, чтобы чело­век нико­гда не уми­рал, чтобы нико­гда не пре­кра­ща­лась та жизнь, какою живут его мысль, его воля, его чув­ства. Больше того, сердце хочет, чтобы за поро­гом зем­ной жизни, почти все­гда обли­той сле­зами, пови­той скор­бями, наш бес­смерт­ный дух насла­ждался веч­ным сча­стьем и ничем не нару­ша­е­мым покоем. Сердце наше стре­мится к избав­ле­нию от тех стра­да­ний, какими неиз­бежно сопро­вож­да­ется зем­ной путь каж­дого чело­века, и, если нельзя от стра­да­ний найти избав­ле­ния, про­сит их смяг­че­ния, ищет в себе такую силу, кото­рая могла бы слу­жить опо­рой в пере­не­се­нии стра­да­ний, кото­рая помогла бы их пре­одо­леть. Когда совесть обли­чает чело­века в соде­ян­ных им гре­хах и пре­ступ­ле­ниях и когда сердце пла­чет сле­зами рас­ка­я­ния, чело­век жаж­дет для себя про­ще­ния и утешения.

И вот всё, чего хочет, чего тре­бует, чего ищет сердце чело­века, оно в пол­ной и совер­шен­ной мере полу­чает от Того, чье Рож­де­ство Цер­ковь зовет нас про­сла­вить. Оно стре­мится к сча­стью и его нахо­дит в Гос­поде Иисусе Христе.

Родив­шийся на земле Хри­стос напом­нил людям о том, что смерти для чело­ве­че­ского духа нет и не будет, про­по­ве­ды­вал о том, что в жизни буду­щего века веч­ное сча­стье и веч­ный покой ждет тех, кто будет этого достоин. Он при­хо­дил для того, чтобы вдох­нуть в чело­века силы жить и про­ти­во­сто­ять всем зем­ным испы­та­ниям, болез­ням и стра­да­ниям. Кто верует в Него, тот, по сло­вам св. Иоанна Зла­то­уста, “стоит на камен­ной скале,и ника­кие бури и волны не смоют его с этой скалы”. Он явился на земле для того, чтобы во имя Своей Гол­гоф­ской жертвы дать каю­ще­муся греш­ному сердцу про­ще­ние, чтобы Свою лас­ко­вую оте­че­скую руку поло­жить на пла­чу­щее о гре­хах сердце и ска­зать чело­веку” Свое боже­ствен­ное слово: “про­ща­ются тебе твои грехи”. И только Он один Гос­подь Все­мо­гу­щий и Все­ми­ло­сти­вый — может дать это про­ще­ние грешнику.

Вот почему у ног Его мы и сла­гаем все наши жела­ния и упования.

Чело­век может ко всему при­вык­нуть; он может при­вык­нуть жить в любом кли­мате — самом холод­ном иди самом жар­ком; он может при­учить себя, если будет к тому вынуж­ден, жить впро­го­лодь меся­цами, а, может быть, и годами; он может сде­лать его без­вред­ным для себя — не укры­вать себя в самую жесто­кую стужу тёп­лой одеж­дой; чело­век при­вы­кает к любому труду, какой на пер­вый взгляд кажется ему непосильным.

Но к одному чело­век при­вык­нуть нико­гда не может, это — жить без любви, без той любви, при кото­рой он нико­гда не чув­ствует себя оди­но­ким в этом мире, зате­рян­ным в массе людей, или отвер­жен­ным людьми, или не поня­тым ими, когда чело­веку и горе свое раз­де­лить не с кем, и некому рас­крыть свою набо­лев­шую душу, с ее думами, меч­тами, забо­тами. Сердце чело­века ищет и жаж­дет ласки и любви, чело­век хочет согреть свое сердце теп­лом этой любви. Разве все­гда такая любовь сопро­вож­дает зем­ной путь чело­века? И разве наша обыч­ная чело­ве­че­ская любовь может быть совер­шен­ной? И вот, имеет чело­век в лице сво­его Бога и Небес­ного Отца, в Кото­рого он верует, такой неис­чер­па­е­мый и неис­ся­ка­е­мый источ­ник любви.

Слово Божие гово­рит нам: “Бог есть любовь” (1Ин.4:8). Об этом веру­ю­щее сердце знает не только потому, что так учит наша вера, учит Свя­щен­ное Писа­ние. Мы знаем об этом потому, что Источ­ник этой любви схо­дил с неба на греш­ную землю, жил среди людей и лас­кой сво­его боже­ствен­ного оте­че­ского сердца непо­сред­ственно согре­вал тысячи чело­ве­че­ских душ. Оп про­щал греш­ниц, пла­кав­ших у Его ног, Он лас­кал детей, Он с любо­вью скло­нялся к тяжело боль­ным, какие встре­ча­лись на Его пути, Он пла­кал над гро­бом умер­ших. Высоту Своей любви к людям, ту высоту, при созер­ца­нии кото­рой зами­рает чело­ве­че­ский дух, Он пока­зал на кре­сте, когда дал Себя рас­пять во имя любви к людям и их веч­ного счастья.

Он — источ­ник любви; Он — наша луч­шая свя­щен­ная надежда; Он — источ­ник нашей жизни; в Нем — жизнь и смерть наши; в Нем — наше сего­дня и наше зав­тра; в Нем — наша бес­ко­неч­ная буду­щая жизнь.

Как же нам Его не сла­вить, как же нам не празд­но­вать день его Рож­де­ния на земле с чув­ством духов­ного вос­торга и бла­го­го­ве­ния! Цер­ковь и зовет нас: “Сла­вите!”

Прой­дет немного дней и наши храмы в чуд­ные Рож­де­ствен­ские дни не смо­гут вме­стить в себя всех жела­ю­щих про­сла­вить Рож­де­ство Хри­стово. Храмы заго­рятся мно­го­чис­лен­ными огнями, мы воз­ло­жим на себя празд­нич­ные бого­слу­жеб­ные одежды, и все вме­сте одной душой будем петь Рож­де­ствен­ские гимны — хвалу Тому, Кто в этот день лежал в яслях в Виф­ле­еме Иудейском.

Когда Цер­ковь зовет нас сла­вить Рож­да­ю­ще­гося Гос­пода, она этим при­зы­вом гово­рит нам не только о том Его про­слав­ле­нии, участ­ни­ками кото­рого мы будем в наших церк­вах. Она напо­ми­нает нам и о том, что сла­вить сво­его Небес­ного Отца мы должны не только в хра­мах, не только в Рож­де­ствен­ские дни, но и в каж­дый день сво­его зем­ного бытия — своей хри­сти­ан­ской жиз­нью. Она вызы­вает в памяти нашего сердца те слова молитвы, кото­рой мы научены Самим Гос­по­дом: “Да свя­тится имя Твое”. Мы должны свя­тить, про­слав­лять имя сво­его Гос­пода сво­ими хри­сти­ан­скими делами, подви­гами своей хри­сти­ан­ской жизни. Всем нам ска­зано: “Так да све­тит свет ваш пред людьми, чтобы они видели ваши доб­рые дела и про­слав­ляли Отца вашего Небес­ного” (Мф.8:16).

Чем больше среди нас и в каж­дом из нас будет бла­го­же­ла­тель­но­сти друг ко другу, вза­им­ного неосуж­де­ния, без­гне­вия, состра­да­ния к горю, чем сми­рен­нее будет наш дух, чем чище будут наши душа и тело, тем боль­шими будут те хвала и слава Богу, воз­да­вать кото­рые мы при­зы­ва­емся Свя­тою Цер­ко­вью. Так будем же истин­ными детьми Божи­ими, вер­ными Его уче­ни­ками, испол­ни­те­лями Его свя­тых заве­тов, будем сла­вить Его Свя­тое Имя своею жиз­нью на земле, чтобы быть достой­ными раз­де­лить веч­ную славу с Ним в буду­щей жизни, чтобы сча­стье наше было вечным!

О чем еще гово­рит нам Цер­ковь в пер­вых сло­вах сво­его Рож­де­ствен­ского гимна? “Хри­стос с небес, — сря­щите!” Хри­стос схо­дит с небес, встречайте.

В этот день неко­гда совер­ша­лась вели­кая тайна: Бог явился во плоти на земле. Само­уни­чи­же­ние Божие в этом явле­нии Его на земле пре­вос­хо­дит гра­ницы нашего разумения.

Когда мы узнаём из жития бла­жен­ной Ксе­нии, что она, будучи чело­ве­ком не про­стого про­ис­хож­де­ния и про­водя без­бед­ную моло­дость, оста­вила свой дом и, во имя свя­щен­ных иде­а­лов слу­же­ния Богу и людям, одела на себя рубище и доб­ро­вольно ски­та­лась как нищая до конца своих дней всеми гони­мая, — нас уми­ляет такой подвиг. Вол­нуют нашу душу повест­во­ва­ния о том, как пре­по­доб­ная Ксе­ния, свя­той Алек­сий Чело­век Божий и дру­гие свя­тые доб­ро­вольно при­ни­мали на себя нищету, отка­зы­ва­ясь от всех удобств жизни. Но ведь это были люди. Какие же чув­ства бла­го­го­ве­ния, изум­ле­ния и душев­ного тре­пета должно вызы­вать в нас то уни­чи­же­ние, кото­рому под­верг Себя Сын Божий во имя любви к людям!

Окру­жен­ный небес­ными ангель­скими воин­ствами, при­ни­ма­ю­щий покло­не­ние от шести­крыль­ных сера­фи­мов в мно­го­очи­тых херу­ви­мов, Он доб­ро­вольно остав­ляет Свою боже­ствен­ную славу, рож­да­ется бес­по­мощ­ным мла­ден­цем, живет без­вест­ным отро­ком и юно­шей, а затем в тече­ние трех с поло­ви­ной лет Сво­его зем­ного подвига под­вер­га­ется кле­вете, насмеш­кам и, нако­нец, окро­вав­лен­ный и истер­зан­ный рас­пи­на­ется на кресте.

Во имя чего, для чего? Вера наша отве­чает на этот вопрос: “Нас ради чело­век и нашего ради спа­се­ния” — во имя нашего веч­ного сча­стья. В этом явле­нии Бога во плотр на земле в Рож­де­ствен­скую Ночь мы видим без­дну Его Любви и Его сми­ре­ния. Перед лицом такого сми­ре­ния какими ничтож­ными и недо­стой­ными, чело­века кажутся наши вза­им­ные ссоры, вза­им­ные уколы и вражда!

Люб­ве­обиль­ного и сми­рен­ного Спа­си­теля, родив­ше­гося на земле, Цер­ковь зовет нас “встре­чать”. Как? Встре­чать Его мы должны с душой, горя­щей огнем веры, огнем любви, очи­щен­ной пока­я­нием от заста­ре­лых гре­хов; встре­чать Его с теми дарами, каких он ждет от каж­дого из нас: делами нашей любви. Пусть каж­дый из нас во имя Рож­да­ю­ще­гося Гос­пода, нака­нуне нашего вели­кого празд­ника, сде­лает хоть одно доб­рое дело: или то, кото­рое он откла­ды­вал из года в год, или то, какое ему под­ска­жет сего­дня или зав­тра наша жизнь.

“Хри­стос на земли, — воз­но­си­теся!” — про­дол­жает петь наша Цер­ковь. И этими сло­вами она хочет нам напом­нить о сча­стье веро­вать в Того, Кто, родив­шись на земле и воз­нес­шись на небо, не поки­нул и нико­гда не поки­нет этой земли.

“Хри­стос на земли”. Он обе­щал быть с нами “во все дни до скон­ча­ния века”. Окон­чив Свой зем­ной подвиг, Он только видимо ушел от нас. Веру­ю­щее сердце хорошо знает о том, что он все­гда с нами. Его бли­зость к нам, Его все­гда направ­лен­ный в глу­бину нашего духа оте­че­ский взор, Его лас­ка­ю­щую оте­че­скую руку все­гда чув­ствует веру­ю­щее сердце. И в этой бли­зо­сти Божией к нам, в этой посто­ян­ной заботе Отца о своих детях — источ­ник глу­бо­кой бла­го­го­вей­ной радо­сти веру­ю­щего сердца.

Нака­нуне празд­ника Рож­де­ства Хри­стова Цер­ковь зовет нас эту радость обно­вить в себе; и, охва­чен­ные ее пла­ме­нем, мы гото­вимся с бла­го­го­ве­нием и тор­же­ством про­сла­вить этот вели­кий день.

Цер­ковь зовет нас: “воз­но­си­теся!”. Все дви­же­ния нашего духа, нашей мысли, нашего сердца неиз­менно должны быть направ­лены туда, откуда схо­дит на землю Сын Божий. Там наше Небес­ное оте­че­ство, туда мы идем и в зем­ной своей жизни гото­вимся быть достой­ными участ­ни­ками его веч­ных радостей.

Все эти рож­де­ствен­ские при­зывы Церкви: “сла­вите”, “сря­щите”, “воз­но­си­теся” — гово­рят нам об одном: зовут нас к ногам Божиим, напо­ми­нают о том, что нет боль­шего сча­стья на земле, как веро­вать в Бога, к Нему стре­миться. Его найти в своем сердце, с Ним жить и с Ним умирать.

Ко дню празд­ника Рож­де­ства Хри­стова хочется поже­лать всем вам: при­об­ре­сти и хра­нить в своем сердце всю пол­ноту того сча­стья, какое дает нам наш Гос­подь и наша вера в Него.

Встречайте (Рождественский сочельник)

Слово, ска­зан­ное в Пре­об­ра­жен­ской церкви г. Москвы

“Хри­стос рож­да­ется, сла­вите, Хри­стос с небес — срящите”.

Еще немного вре­мени, доро­гие мои, и Свя­тая Цер­ковь нач­нет свое свет­лое тор­же­ство в честь родив­ше­гося от Девы Спа­си­теля и Иску­пи­теля мира Гос­пода нашего Иисуса Хри­ста. Перед нашим духов­ным взо­ром вновь откро­ется Виф­ле­ем­ский вер­теп, в кото­ром совер­ши­лась “вели­кая бла­го­че­стия тайна” — явле­ние Бога во плоти.

И Свя­тая Цер­ковь забла­го­вре­менно при­го­тов­ляет нас к этому све­то­нос­ному торжеству.

Она зовет нас сла­вить родив­ше­гося Гос­пода, встре­чать Его.

Почему Свя­тая Цер­ковь гово­рит “рож­да­ется”, а не “родился” или “родится”? Почему она зовет “встре­чать” Гря­ду­щего с небес?

Ведь Хри­стос уже родился. Тайна вопло­ще­ния Сына Божия уже совер­ши­лась и при­несла свои дол­го­ждан­ные плоды. Ведь мы уже соеди­нены со Хри­стом свя­той верой и таинствами.

Да, Хри­стос уже жил на земле, и мы будем про­слав­лять Его явле­ние в мир. Мы уже при­ви­лись навсе­гда к живо­тво­ря­щей лозе — Гос­поду Иисусу Хри­сту через свя­тое таин­ство кре­ще­ния. Нам сле­до­вало бы не искать Его, а носить в своем сердце.

Но все­гда ли бывает с нами так, как должно быть? Не всегда!

Мы не умеем хра­нить это сча­стье еди­не­ния нашего со Христом.

Как пчела летит от дыма, — гово­рит св. Иоанн Дамас­кин, — так и Хри­стос не может оби­тать в гряз­ном сердце, какое мы часто днями, меся­цами, годами носим в себе, забы­вая о рас­ка­я­нии во гре­хах и даже не желая заме­чать их в себе.

Свя­тая Цер­ковь и напо­ми­нает нам, что Хри­стос вновь дол­жен рож­даться в нашем сердце, когда оно лиша­ется Его из-за своих скверн.

Во всех ли душах Он родится? Родиться Пред­веч­ный Мла­де­нец может только в таком чело­веке, кото­рый отдает Богу Свое сердце.

Еще через вет­хо­за­вет­ного муд­реца гово­рил Гос­подь: “Сын мой! Отдай сердце твое мне”. И в Новом Завете ска­зано Иису­сом Хри­стом: “И отец Мой воз­лю­бит его, и мы при­дем к нему и оби­тель у него сотво­рим” (Ин.14:23).

Для того, чтобы Хри­стос вновь и вновь рож­дался и оби­тал в нашей душе, чтобы помочь нам обнов­лять сколько можно чаще живой и живо­твор­ный союз наш с Гос­по­дом, Цер­ковь уста­но­вила вре­мена, в кото­рые и ум и сердце наши, отры­ва­ясь от вихря суеты житей­ской, воз­но­си­лись бы к Нему, нашему Спа­си­телю и Гос­поду, и душа наша, погру­жа­ясь в тайны спа­се­ния, совер­шен­ного Им, очи­ща­лась бы пока­я­нием и укра­ша­лась, как неве­ста, чистыми мыс­лями и доб­рыми делами, соде­лы­ва­лась достой­ной небес­ного Жениха душ наших.

Богу можно “дать” только чистое сердце.

Готовь­тесь же к таин­ствен­ному посе­ще­нию Гос­пода, чтобы в свя­той день Сво­его Рож­де­ства, явле­ния Сво­его во плоти, Он явился вашей душе, все­лился в вас!

Когда в городе или доме ожи­дают высо­кого гостя, то прежде всего чистят город или дом и укра­шают его. По при­меру Мои­сея и Илии, соро­ка­днев­ным постом при­го­тов­ляв­шихся к чудес­ным бого­яв­ле­ниям на Синае и Хориве, нам Свя­той Цер­ко­вью запо­ве­дан перед празд­ни­ком Рож­де­ства Хри­стова соро­ка­днев­ный пост, как сред­ство к очи­ще­нию нас от пора­бо­ще­ния плоти и греху.

Ведь откуда пер­во­на­чально грех? От невоз­дер­жа­ния наших пра­от­цев. Адаму и Еве было запо­ве­дано Гос­по­дом Богом не вку­шать от древа позна­ния добра и зла. Гос­подь пре­ду­пре­дил пра­ро­ди­те­лей, что они смер­тью умрут, если нару­шат Его волю. А диа­вол, иску­шав­ший пер­вых людей, ска­зал им дру­гое: если вы вку­сите от этого запре­щен­ного дерева, то будете, как боги. Пер­вые люди и впали в грех от непо­слу­ша­ния воле Божией, от невоздержания.

Откуда раз­го­ра­ются и чем пита­ются в нас раз­лич­ные похоти и стра­сти? Тоже от невоздержания.

Вот и надо испо­ве­дью, пока­я­нием, молит­вой побеж­дать в себе грехи невоз­дер­жа­ния. Делами мило­сер­дия надо при­го­то­вить дар своей души родив­ше­муся Богомладенцу.

Наша вера в Сына Божия, вопло­тив­ше­гося для спа­се­ния нашего есть креп­кий оплот нашего сча­стья на земле и в веч­ной жизни. Она дает нам смысл жизни, ука­зы­вает веч­ную цель ее, откры­вает двери нескон­ча­е­мой жизни, укреп­ляет в скор­бях и болезнях.

Да будет она креп­кой и горя­чей у всех нас!

Встре­тим свя­той день Рож­де­ства Бога нашего с горя­щим све­тиль­ни­ком веры в слад­чай­шего Спа­си­теля и любви к Нему.

Как радостно веру­ю­щему сердцу слы­шать и повто­рять свя­тые слова “Хри­стос рож­да­ется, славите!”

Да будет радость наша о Гос­поде совер­шен­ной! Да уйдет она с каж­дым из нас в вечность!

ЖМП 1959, №1

Свет (Рождество Христово)

Слово на день Рож­де­ства Хри­стова, ска­зан­ное в Вос­кре­сен­ской церкви. что в Брю­сов­ском пере­улке г. Москвы

В тор­же­ствен­ном гимне, кото­рым весь пра­во­славно-хри­сти­ан­ский мир про­слав­ляет собы­тие Рож­де­ства Хри­стова, мы назы­ваем родив­ше­гося Гос­пода Иисуса Хри­ста све­том и солн­цем. Мы поем: “Рож­де­ство Твое, Хри­сте Боже наш, вос­сия мирови свет разума…” “Тебе кла­ня­тися, Солнцу правды…”

Он — наш Свет, Он — наше Солнце! Так зовет Его св. Цер­ковь потому, что еще устами св. про­рока Исаии было ска­зано о Нем: “народ, сидя­щий во тьме, уви­дел свет вели­кий, и сидя­щим в стране и тени смерт­ной вос­сиял свет” (Ис.9:1–2). И потому, что так ска­зал о Себе Сам Гос­подь Иисус Хри­стос: “Я — свет миру” (Ин.9:5).

Он — наше Солнце, кото­рое взо­шло над всем миром, чтобы не захо­дить никогда!

Вся­кий свет про­ти­во­по­ло­жен тьме. Солнце, вос­ходя, про­го­няет ноч­ную тьму. И то Солнце, кото­рое оза­рило род чело­ве­че­ский рож­де­нием Сына Божия на земле, осве­тило Своим све­том все запросы чело­ве­че­ской мысли, какими жил от начала века пыт­ли­вый ум чело­века, отве­тило на все иска­ния живого чело­ве­че­ского сердца, рас­крыло пред чело­ве­че­ством все тайны жизни и смерти, из века в век вол­но­вав­шие чело­века своею нераз­га­дан­но­стью; оно сде­лало ясным и свет­лым каж­дому чело­веку путь его зем­ной жизни. Разве не так?

О тех пор как живет чело­век на земле, бьется мысль чело­ве­че­ская над реше­нием вопроса: есть ли жизнь после смерти чело­века? а если есть, то что ждет чело­века за пре­де­лами види­мой смерти, за гро­бом? Силится эта мысль чело­ве­че­ская сама по себе под­нять завесу над тай­ной смерти и изне­мо­гает в бес­си­лии. И ста­вит живое созна­ние вопрос перед собой: неужели все мои мысли, жела­ния, чув­ства, бла­го­род­ные порывы, все, чем живу я сей­час, все это умрет вме­сте со смер­тью моего тела-навсе­гда? Для чего же чело­век всю жизнь стре­мится охва­тить своим умом воз­можно больше зна­ний, жадно торо­пится их вобрать в себя, при­вя­зы­ва­ется к людям, при­об­ре­тает дру­зей, любит все­за­хва­ты­ва­ю­щей любо­вью, — чтобы все это было обо­рвано в нем в минуту смерти без­жа­лост­ной ее косою? Почему в каж­дом чело­веке врож­ден инстинкт само­со­хра­не­ния, врож­дена любовь к жизни, жажда жить и нико­гда не уми­рать, и каж­дый из нас бере­жет свою жизнь? Неужели этот инстинкт — лож­ный, в то время как все дру­гие инстинкты — голода, жажды и про­чие — нико­гда не обма­ны­вают человека?

Если бы на все эти вопросы отве­тить отри­ца­тельно, — о как темно стало бы в очах наших! II понятны были бы слова нашего поэта, ска­зан­ные им в минуты отча­я­ния и без­ве­рия в свою буду­щую жизнь:

А жизнь, как посмот­ришь с холод­ным вни­ма­ньем вокруг.

Такая пустая и глу­пая шутка.

Но так ска­зать, конечно, не повер­нется нико­гда язык ни у кого из нас! И сам поэт, ска­зав так только в минуты отча­я­ния, знал и о радо­стях, откры­тых верою, когда гово­рил в дру­гой раз о сла­до­сти молитвы и веры:

И верится, и пла­чется, И так легко, легко… (Лер­мон­тов)

Вот эту тайну жизни и смерти, над рас­кры­тием кото­рой изне­мо­гает мысль чело­ве­че­ская, осве­тило луче­зар­ным своим све­том взо­шед­шее над миром в Рож­де­ствен­скую ночь Солнце. Своим Боже­ствен­ным сло­вом ска­зал Гос­подь Иисус Хри­стос человеку:

Нет, ты не умрешь! Все твои мысли, жела­ния, порывы тво­его сердца состав­ляют бес­смерт­ную душу; Я вдох­нул такую душу в пер­вого чело­века при его тво­ре­нии; Я даю ее каж­дому чело­веку при его рож­де­нии; она при­звана Мною к веч­ной жизни; и не умрет твоя душа нико­гда! И всё, в чем про­яв­ля­ется в чело­веке любовь к жизни и самое чув­ство само­со­хра­не­ния — это пока­за­тели этой веч­ной, неуми­ра­ю­щей жизни чело­ве­че­ского духа, это истин­ный, не лож­ный, как и всё, инстинкт, зало­жен­ный в самую при­роду человека!

О, какой боже­ствен­ной музы­кой, небес­ной гар­мо­нией зву­чат эти дра­го­цен­ные слова нашего Боже­ствен­ного Света: “Веру­ю­щий в Меня имеет жизнь веч­ную!” (Ин.3:36).

И теперь, когда под­нята перед чело­ве­ком завеса поту­сто­рон­ней жизни, когда знает чело­век, что нескон­ча­е­мая веч­ность рас­сти­ла­ется перед ним, каким воз­вы­шен­ным идей­ным смыс­лом оза­ри­лась его зем­ная жизнь, ее цель, ее смысл; каким бес­цен­ным сча­стьем стала она для чело­века! Зем­ная жизнь — это сту­пень к жизни веч­ной, это путь при­го­тов­ле­ния себя к жизни, не зна­ю­щей конца. Свет слова Божия, открыв­ший нам тайну смерти, осве­тил нам и тайны тех радо­стей, какие ожи­дают нас в опи­сан­ном в Боже­ствен­ном Откро­ве­нии буду­щем неру­ко­твор­ном граде Небес­ном Иеру­са­лиме, сия­ю­щем сво­ими веч­ными, нетлен­ными кра­со­тами и даря­щем всех своих буду­щих насель­ни­ков ни с чем несрав­ни­мыми веч­ными духов­ными насла­жде­ни­ями! Жить, чтобы быть достой­ным этих радо­стей, — это свя­щен­ная и радост­ная задача жизни зем­ной. И знает теперь каж­дая наша душа, что это сча­стье жизни веч­ной, сча­стье веч­ного обще­ния со своим Слад­чай­шим для души Гос­по­дом будет не только пло­дом и завер­ше­нием достой­ной этого жизни зем­ной, но уже здесь имеет начало, в зем­ной жизни каж­дого из нас, и явля­ется досто­я­нием каж­дого сердца, живу­щего в Боге и с Богом, как Источ­ни­ком этого счастья!

Свет Боже­ствен­ного уче­ния ука­зал нам путь к этому веч­ному свету, путь еван­гель­ских запо­ве­дей чистоты и кро­то­сти, любви и веры, надежды и отдан­но­сти в волю Божию. Источ­ник света Сам явил нам в Своем лице ту совер­шен­ней­шую кра­соту духов­ную, к под­ра­жа­нию кото­рой, к при­бли­же­нию к кото­рой дол­жен стре­миться каж­дый из нас.

Как на небе ноч­ном сияют мири­ады звезд, так и на небе цер­ков­ном сияют своей духов­ной кра­со­той, в лучах Боже­ствен­ного Источ­ника света, мил­ли­оны свя­тых угод­ни­ков Божиих, осве­щая нам путь к веч­ной славе и свету.

Да, светло теперь душе чело­века на пути к веч­ной жизни! Неза­хо­ди­мое Солнце сияет над нами!

Родив­шийся на земле Сын Божий сде­лал ясной для нас тайну про­мысла Божия, бодр­ству­ю­щего день и ночь над каж­дой чело­ве­че­ской жиз­нью. И сколько бод­ро­сти, силы духов­ной вли­вает в нас созна­ние того, что без воли Божией ни один волос не упа­дет с головы чело­века (Мф.10:30), что ничего не совер­ша­ется в жизни чело­века, в судь­бах царств и наро­дов без воли Небес­ного Отца человечества!

Боже­ствен­ный Свет открыл нам и смысл стра­да­ний, этого неиз­беж­ного спут­ника зем­ной жизни каж­дого чело­века. Почему чело­век не может не стра­дать в своей жизни раз­но­об­раз­ными видами стра­да­ний, бед, болез­ней, несча­стий, лише­ний, потерь? Почему на жиз­нен­ную долю одного выпа­дает много стра­да­ний, а дру­гой их знает меньше и отда­ется насла­жде­ниям и радо­стям жизни? Почему стра­дают невин­ные малые дети? В раз­гадку этих вопро­сов все­гда стре­мился про­ник­нуть ум чело­века. И мы знаем, знаем теперь смысл этих страданий!

Одним из нас Гос­подь хочет попус­ка­е­мыми Им стра­да­ни­ями напом­нить о Себе, позвать к Себе, при­бли­зить к Себе, посту­чав­шись в сердце; хочет свя­зать наши души с Собою… Разве не знает каж­дый из нас вокруг себя бес­чис­лен­ных при­ме­ров того, как в несча­стьях и болез­нях люди воз­вра­ща­ются к Богу после дол­гих лет жизни без Него, вдали от Него?.. И в такие минуты несча­стья один, быть может, вспом­нит ого­нек лам­пады у колы­бели сво­его дале­кого счаст­ли­вого дет­ства, дру­гой – свою коле­но­пре­кло­нен­ную на вечер­ней молитве, давно умер­шую мать, иди свою первую испо­ведь, или про­сто почув­ствует на себе руку Божию… и душой своей потя­нутся они опять к сво­ему Веч­ному Солнцу, как все живое тянется к солнцу в при­роде… Разве мы не видим и сей­час, как кро­ва­вая война про­бу­дила к вере мно­гие спя­щие души? Гос­подь спа­сает для веч­но­сти души живые, зовя их к Себе через скорби и слезы…

Дру­гие иску­пают в своих стра­да­ниях свои воль­ные и неволь­ные грехи, если пере­но­сят стра­да­ния с верою, тер­пе­нием и пока­я­нием в этих гре­хах, если умеют видеть в них не кара­ю­щую, а бла­го­де­ю­щую руку Божию. Гос­подь хочет, чтобы мы здесь пере­стра­дали за свои грехи и, очи­стив себя от них стра­да­ни­ями, как золото очи­ща­ется огнем, — в жизни веч­ной насла­ди­лись бы всей пол­но­той веч­ных радо­стей. И стра­да­ни­ями малю­ток и отро­ков Гос­подь хочет нас раз­бу­дить от гре­хов­ного сна, при­звать к молитве, к состра­да­нию, при­ве­сти к ногам Своим за уте­ше­нием и Боже­ствен­ной помощью!..

И вот, перед этим Боже­ствен­ным Све­том, оси­яв­шим Собою весь путь чело­ве­че­ской жизни, пре­кло­ни­лись и пре­кло­ня­ются мил­ли­оны живых душ, и весь мно­го­мил­ли­он­ный пра­во­слав­ный мир поет хвалу Боже­ствен­ному Ново­рож­ден­ному, как Свету разума, как Солнцу правды!

И тот факт, что у ног Богом­ла­денца сошлись и муд­рецы-волхвы, и про­стецы-пас­тухи, и были пер­выми, кто покло­нился сво­ему Гос­поду и Вла­дыке от лица всего чело­ве­че­ства, — явля­ется сим­во­лом поко­ря­ю­щего вели­чия, силы, муд­ро­сти и кра­соты Иисуса из Наза­рета. Перед Его Боже­ствен­ной лич­но­стью и уче­нием скло­ня­ются и уче­ные, и неуче­ные, и дети, и старцы, и греш­ники, и пра­вед­ники: для всех Его уче­ние близко, бес­ценно дорого, про­сто и в то же время неис­чер­па­емо мудро! Све­том этой Боже­ствен­ной муд­ро­сти живет и будет жить в нескон­ча­е­мой веч­но­сти каж­дая пре­дан­ная Богу душа!

Про­слав­ляя Родив­ше­гося в Виф­ле­еме Боже­ствен­ного Мла­денца, покло­нимся и мы Ему вме­сте с волх­вами и пас­ту­хами! Будем беречь в себе, как дра­го­цен­ность, свет нашей веры в Гос­пода, чтобы с нею жить и с нею уйти туда, где сияет веч­ный неза­хо­ди­мый Свет, где ждут сынов света (Ин.12:36) неис­ся­ка­е­мые радости!

“ЖМП.” № 12, 1944 г.

Святая ночь (Рождество Христово)

Слово, ска­зан­ное в день празд­ника Рож­де­ства Хри­стова в Пре­об­ра­жен­ской церкви г. Москвы

С дет­ства нам зна­кома, доро­гие мои, такая еван­гель­ская кар­тина: южная ночь; пасутся стада; их охра­няют пас­тухи, бодр­ству­ю­щие в эту ночь. И вне­запно явля­ется небес­ный вест­ник — ангел, говоря изум­лен­ным пас­ту­хам: “…я воз­ве­щаю вам вели­кую радость, кото­рая будет всем людям; ибо ныне родился вам в городе Дави­до­вом Спа­си­тель, Кото­рый есть Хри­стос Гос­подь” (Лк.2:10–11).

О наступ­ле­нии радо­сти ска­зал ангел пас­ту­хам. А в греш­ном чело­ве­че­ском уме уже готовы заше­ве­литься вопросы и недо­уме­ния: чему ты раду­ешься, о какой радо­сти ты гово­ришь, ангел Божий? Ведь оста­нутся на земле и после рож­де­ния Спа­си­теля мира скорби и испы­та­ния для мно­гих на про­тя­же­нии чело­ве­че­ской жизни, кото­рая начи­на­ется кри­ком ново­рож­ден­ного мла­денца и кон­ча­ется болез­нен­ным вздо­хом уми­ра­ю­щего. И ангел как бы так отве­чает нам: да, скорби и стра­да­ния оста­нутся, но Тот, Кто лежит сей­час пови­тым пеле­нами в яслях, даст чело­веку силы пре­воз­мо­гать, побеж­дать любые скорби и стра­да­ния. Бог гово­рил еще в Вет­хом Завете через про­рока Сво­его Давида: “Воз­зо­вет ко Мне, и услышу его; с ним Я в скорби; избавлю его…” (Пс.90:15).

А Тот, Кого мы видим бес­по­мощ­ным Мла­ден­цем, в дни зем­ного Сво­его подвига Сам будет оти­рать слезы пла­чу­щих, состра­дать стра­да­ю­щим. Вся Его зем­ная жизнь будет про­яв­ле­нием любви и мило­сер­дия к немо­щам чело­века и тяго­стям его зем­ной жизни. Он будет таким в дни зем­ной Своей жизни, Он таким и оста­нется навсе­гда. Ибо ска­зано в слове Божием: “Иисус Хри­стос вчера и сего­дня и вовеки Тот же” (Евр.13:8).

Ангел Божий, а болезни? Ведь они оста­нутся уде­лом зем­ной чело­ве­че­ской жизни? Да, ска­зал бы нам ангел, они оста­нутся, но Родив­шийся на земле даст людям дух тер­пе­ния в болез­нях, Сам будет укреп­лять душу боль­ного, веру­ю­щего в любовь сво­его Небес­ного Отца.

Разве мы не знаем среди свя­тых угод­ни­ков Божиих таких, кото­рые от дней юно­сти несли тяж­кие болез­нен­ные стра­да­ния, не вста­вая всю жизнь с постели, и умели не роп­тать, ощу­щать руку Божию и непре­рыв­ное бла­го­сло­ве­ние Божие, под­креп­ля­ю­щее их в их тяже­лом состо­я­нии? Каж­дый из нас может вспом­нить жизнь пре­по­доб­ного Пимена, назван­ного мно­го­бо­лез­нен­ным, пре­по­доб­ного Вени­а­мина, подвиж­ника пер­вых веков хри­сти­ан­ства, и дру­гих. А разве в наши дни среди про­сто рабов Божиих, вер­ных детей сво­его Небес­ного Отца, мы не встре­чаем таких стра­даль­цев, кото­рые дол­гие месяцы и годы при­ко­ваны к постели своим неду­гом и не только не теряют бла­го­ду­шия и внут­рен­ней радо­сти, но и имеют силы уте­шать тех, кто при­хо­дит к ним со сво­ими скорбями?

А грехи? Разве не оста­нутся они на земле и после рож­де­ния Спа­си­теля? Да, оста­нутся, потому что Родив­шийся на земле не отни­мет от чело­века Сво­его высо­чай­шего дара — сво­боды воли. Но Он даст чело­веку и дру­гой дар — дар Своей про­ща­ю­щей любви к каж­дому каю­ще­муся греш­нику. Путе­ше­ствуя по Свя­той Земле из города в город, из селе­ния в селе­ние, Он будет скло­няться к сле­зам пла­чу­щих у ног Его блуд­ниц, будет при­ни­мать пока­я­ние каю­щихся мыта­рей. И только Он один может ска­зать то, что Он гово­рил греш­ни­кам: “…Чадо! про­ща­ются тебе грехи твои” (Мф.9:2; Мк.2:5; Лк.5:20, 7. 48).

Этот дар про­ще­ния Он оста­вит в Своей, Им осно­ван­ной Свя­той Церкви, чтобы каж­дый греш­ник, сколько бы раз он ни падал в гре­хах, полу­чал от Него при своем рас­ка­я­нии это свя­тое сви­де­тель­ство Его Боже­ствен­ной любви к людям. Родив­шийся на земле оста­вит не только бла­го­дать про­ще­ния греш­нику, но и силу, пере­рож­да­ю­щую греш­ника, дела­ю­щую греш­ника чистым и пра­вед­ным перед Богом. Это непре­рывно живу­щее в ограде Свя­той Церкви Хри­сто­вой чудо: пад­шие греш­ники могут, укреп­ля­е­мые этой силой, ста­но­виться вели­кими и слав­ными перед лицом Бога и людей. При­меры нам всем ведомы: бла­го­ра­зум­ный раз­бой­ник, пока­яв­шийся на кре­сте, свя­той Вар­вар, быв­ший мно­го­лет­ним раз­бой­ни­ком, пре­по­доб­ная Мария Еги­пет­ская, быв­шая блуд­ница, пре­по­доб­ный Никита и мно­гие дру­гие, кото­рые в шестой, девя­тый или даже один­на­дца­тый час своей жизни при­шли к ногам Хри­сто­вым с рас­ка­я­нием и полу­чили не только свя­тое про­ще­ние, но и силу, отрек­шись от греха, сво­ими подви­гами иску­пить грехи и при­об­ре­сти уте­рян­ную в гре­хах чистую одежду для своей души.

А смерть? Разве она не оста­нется на земле и после того, как Родив­шийся окон­чит Свой зем­ной подвиг и воз­не­сется на небо? Да, она оста­нется, пока стоит этот мир, но Боже­ствен­ный Ново­рож­ден­ный ска­жет людям о том, что смерти нет, что есть только порог на конце жизни чело­века, за кото­рым начи­на­ется веч­ная жизнь. Он и при­шел для того, чтобы дать людям право на эту веч­ную жизнь, дать Своим после­до­ва­те­лям и вер­ным детям право на веч­ное сча­стье быть в обще­нии со своим Гос­по­дом в бес­ко­неч­ных веках.

Видите, доро­гие мои, какую радость воз­ве­стил небес­ный вест­ник пас­ты­рям. И как хочется нашим веру­ю­щим серд­цам и нашим веру­ю­щим устам, осо­бенно в день сего­дняш­него празд­ника, повто­рять слова той ангель­ской песни, кото­рая раз­да­лась в небе­сах вслед за явле­нием ангела пас­ту­хам: “Слава в выш­них Богу, и на земли мир, в чело­ве­цех бла­го­во­ле­ние” (Лк.2:14). Мы за бого­слу­же­нием часто повто­ряем эти ангель­ские слова, и осо­бенно тор­же­ственно зву­чат они сего­дня: вме­сте с анге­лами мы поем “славу в выш­них Богу”, мы сла­во­сло­вим, мы тор­же­ственно вели­чаем Гос­пода за Его вели­чай­шую любовь, какую Он явил людям с рож­де­нием на земле Спа­си­теля мира, за при­не­сен­ные Им на землю радости.

Поду­мать только: в тече­ние сколь­ких веков древ­ние народы, а вре­ме­нами и сам бого­из­бран­ный народ иудей­ский, согре­шали про­тив Бога идо­ло­по­клон­ством, омер­зи­тель­ными поро­ками, вос­ста­нием про­тив посы­ла­е­мых Гос­по­дом про­ро­ков. Но Гос­подь всё тер­пел, ничто не могло побу­дить Его не испол­нить Сво­его обе­ща­ния послать Спа­си­теля мира. И когда “при­шла пол­нота вре­мени” (Гал.4:4), Он послал Сво­его Сына Еди­но­род­ного, чтобы “вся­кий, веру­ю­щий в него, не погиб, но имел жизнь веч­ную” (Ин.3:15). Веру­ю­щее сердце нико­гда не забы­вает о глу­бине и ужасе тех стра­да­ний, какие за нас, за наши радо­сти, за наше веч­ное сча­стье понес на земле Гос­подь Иисус Хри­стос. Но такова бес­ко­неч­ная любовь Небес­ного Отца и Его Боже­ствен­ного Сына к людям.

Мы вос­пе­ваем “славу в выш­них Богу”, ибо в вопло­ще­нии Сына Божия для спа­се­ния людей откры­ва­ется вся глу­бина пре­муд­ро­сти Божией, кото­рая только одна и могла обре­сти сред­ство для при­ми­ре­ния людей с Богом, для удо­вле­тво­ре­ния Правде Божией за грехи чело­ве­че­ства. Ведь грех есть пре­ступ­ле­ние; каж­дое пре­ступ­ле­ние должно нести за собой нака­за­ние таков закон правды. Если бы мы сами несли нака­за­ние за свои грехи по закону Правды Божией, то все мы должны были бы погиб­нуть для веч­ной жизни. Ни ангелы, ни самые слав­ные пра­вед­ники не могли взять на себя гре­хов всех людей. Их взял на Себя Сын Божий, и только Он один мог иску­пить их своей крест­ной смер­тью, и во имя этой иску­пи­тель­ной жертвы Он Один может раз­да­вать отныне про­ще­ние всем каю­щимся грешникам.

Мы про­слав­ляем “в выш­них” Бога за бес­ко­неч­ное все­мо­гу­ще­ство бла­го­дати Божией, кото­рое, по слову свя­того апо­стола, пре­и­зоби­лует тогда, когда умно­жа­ется грех (см.: Рим.5:20), кото­рое спа­сает погиб­шее, вос­став­ляет пад­шее, вос­кре­шает умер­шее, обнов­ляет истлев­шее. И потому всем своим серд­цем мы поем “славу в выш­них Богу”!

Ангелы в эту рож­де­ствен­скую ночь вос­пели и дру­гое — “на земли мир”. Тот, Кто родился на земле, ска­жет нака­нуне Своих стра­да­ний: “Мир остав­ляю вам, мир Мой даю вам” (Ин.14:27). Он при­нес на землю закон брат­ства, вза­им­ного слу­же­ния друг другу, мир­ного сожи­тель­ства. И если нет сей­час пол­ного внеш­него мира среди людей и поды­ма­ются еще и доселе такие угрозы этому миру, то это потому, что мы грешны, потому, что люди не усво­или заве­тов Хри­ста и не пре­тво­ряют их в жизнь.

Спа­си­тель оста­вил на земле и дру­гой мир — мир внут­рен­ний, мир духа, кото­рый явля­ется бла­го­дат­ным пло­дом Духа Божия, живу­щего в хри­сти­а­нине. Об этом мире Спа­си­тель гово­рил уче­ни­кам после Сво­его Вос­кре­се­ния: “Мир вам!” (Ин.20:19). Этими сло­вами с поже­ла­ни­ями внут­рен­него, духов­ного мира во Хри­сте много раз Свя­тая Цер­ковь бла­го­слов­ляет вас за сво­ими бого­слу­же­ни­ями. Это — мир с Богом, со своей сове­стью, мир с людьми, когда веру­ю­щий хри­сти­а­нин спо­кой­ными и свет­лыми гла­зами, с чистой сове­стью может взи­рать на небо и с такой же чистой сове­стью отно­ситься к людям. Такого мира дол­жен искать каж­дый хри­сти­а­нин, и найти его соста­вит вели­кое сча­стье для его души.

Вы зна­ете из жития пре­по­доб­ного Сера­фима Саров­ского, что на него одна­жды напали раз­бой­ники, думая, что он богат и что они могут чем-нибудь пожи­виться. Конечно, ничего они у него не нашли, но его избили, пере­бив позво­ноч­ник, так что пре­по­доб­ный Сера­фим до конца своих дней ходил сог­бен­ным. Он носил в своей душе мир Божий, о кото­ром свя­той апо­стол гово­рит, что он “пре­выше вся­кого ума” (Флп.4:7). И этот слу­чай с ним не нару­шил в нем бла­го­дат­ного мира: он не только про­стил раз­бой­ни­ков в душе своей, но, когда они были разыс­каны, про­сил началь­ство не нака­зы­вать их.

А вот дру­гой слу­чай: на пра­вед­ника наших дней — отца Иоанна Крон­штадт­ского за несколько лет до кон­чины напали злые люди, заперли его в ком­нате и начали душить подуш­ками. Когда в эту ком­нату ворва­лись соседи и оста­но­вили безу­мие напа­дав­ших, ока­за­лось, что эти люди ранили отца Иоанна ножом в живот. Отец Иоанн лежал едва дышав­ший и окро­вав­лен­ный. Он про­сил вошед­ших к нему веру­ю­щих людей, чтобы его сей­час же увезли в боль­ницу для пере­вязки, но никому об этом ничего не гово­рили и отпу­стили бы этих безум­цев. Так до конца дней отца Иоанна почти никто не знал об этом про­ис­ше­ствии, хотя отец Иоанн от этой раны стра­дал до смерти. Даже такие страш­ные собы­тия не нару­шают бла­го­дат­ного мира в душе тех, кто при­об­рел этот мир и носит его в себе.

Мир с Богом, жизнь во Хри­сте — это источ­ник покоя, силы духа и все­про­ще­ния в душе истин­ного хри­сти­а­нина. Ангелы вос­пели еще одно слово: “…в чело­ве­цех бла­го­во­ле­ние”. Они про­сла­вили Гос­пода за то, что Он Своим рож­де­нием на земле про­явит Свое бла­го­во­ле­ние людям, вдох­нет в чело­ве­че­ство дух вза­им­ной брат­ской любви, наса­дит бла­гую волю среди людей. И Спа­си­тель ска­зал о любви, что она явля­ется пер­вой и глав­ной обя­зан­но­стью, основ­ным зако­ном всего Его Боже­ствен­ного уче­ния. Он ска­зал и о вер­ши­нах этой любви: “Нет больше той любви, как если кто поло­жит душу свою за дру­зей своих” (Ин.15:13). Он Сам в Своем Лице явил этот вели­чай­ший обра­зец любви, сле­до­вать кото­рому Он пове­ле­вает нам: “…будьте совер­шенны, как совер­шен Отец ваш Небес­ный” (Мф.5:48).

Если среди людей будет цар­ство­вать “бла­гая воля”, а не злая, если сердце чело­века будет направ­лено к делам любви и забо­там не столько о себе, сколько о своем брате, если люди пой­мут, что дела любви — это то дра­го­цен­ное богат­ство, кото­рое с нами уйдет в веч­ную жизнь, они будут счаст­ливы и сча­стье из зем­ной жизни перей­дет в веч­ное счастье.

О, пусть же, доро­гие мои, наши веру­ю­щие сердца не пере­стают сла­вить Бога за всё, что Он нам дал и дает! Пусть они не пере­стают стре­миться к тому, чтобы мир Божий жил в нас, и к тому, чтобы бла­гая воля и вза­им­ная брат­ская любовь укра­шали бы нашу жизнь. Такого сча­стья от всей души желаю вам в день нашего вели­кого праздника.

“Хри­стос раж­да­ется, славите!”

ЖМП № 1 за 1956 г.

Грех (Крещение Господне)

Слово, ска­зан­ное в Пре­об­ра­жен­ской церкви, что на Пре­об­ра­жен­ской пло­щади г. Москвы

Сего­дня мы празд­нуем, доро­гие мои, день Кре­ще­ния Гос­подня. Только что мы совер­шили свя­щен­ный обряд Вели­кого освя­ще­ния воды. И это совер­шен­ное нами свя­щен­но­дей­ствие и самое собы­тие сего­дняш­него празд­ника напо­ми­нают нам об одном. О чем? Об этом мы с вами и побеседуем.

Свя­тая Биб­лия гово­рит нам о том, что види­мый мир, сотво­рен­ный Богом, вышел из рук сво­его Творца чистым, свя­тым, совер­шен­ным. “И уви­дел Бог всё, что Он сотво­рил, и вот, хорошо весьма” (ср.: Быт.1:31). И это потому, что всё созда­ва­лось Все­мо­гу­ще­ством Божиим, ожи­во­тво­ря­лось Духом Божиим и было запе­чат­лено бла­го­сло­ве­нием Божиим. Чистым и без­греш­ным был сотво­рен и пер­вый чело­век. Все сти­хии мира были послушны ему и слу­жили тому, чтобы не раз­ру­шался его телес­ный состав, пред­на­зна­чен­ный к бессмертию.

Но вошел в сердце чело­века грех. Этим гре­хом пер­вый чело­век осквер­нил и свое тело. Печать этого греха легла на всем, к чему при­ка­сался чело­век, на всем окру­жа­ю­щем его мире: и живот­ный мир вышел из пови­но­ве­ния чело­веку, и сти­хии пере­стали быть послуш­ными ему. Земля стала про­из­рас­тать “вол­чцы и тер­ние” и вре­ме­нами засу­хой отве­чала на труды чело­века; воз­дух, насы­ща­ясь запа­хом тле­ния или каких-либо веществ, нередко ста­но­вится смер­то­нос­ным для чело­века; вода, зара­жа­е­мая нечи­сто­тами, нередко дела­ется губи­тель­ной для жизни и здо­ро­вья человека.

Воз­вра­тить земле бла­го­сло­ве­ние Божие, очи­стить и освя­тить всё осквер­нен­ное гре­хом чело­века может только один Все­мо­гу­щий Бог. И вот Сын Божий, при­няв плоть чело­ве­че­скую, схо­дил на землю для того, чтобы, по слову апо­стола, осу­дить грех во плоти (см.: Рим.8:3). Очи­стив и освя­тив наше есте­ство в Самом Себе, через него Он освя­тил и всю тварь. Для того и погру­жался Гос­подь Иисус Хри­стос в Иор­дане, чтобы освя­тить вод­ное есте­ство и сде­лать его источ­ни­ком освя­ще­ния для человека.

Потому при Кре­ще­нии Гос­под­нем в Иор­дане как бы повто­ря­лись чудеса тво­ре­ния: отвер­за­лись небеса, схо­дил Дух Божий и раз­да­вался голос Бога Отца.

Но если вода была освя­щена и очи­щена погру­же­нием в нее Гос­пода Спа­си­теля, то почему это освя­ще­ние воды повто­ря­ется каж­дый год Пра­во­слав­ной Цер­ко­вью? Вот почему. Чело­век про­дол­жает носить в себе наклон­ность к греху, гре­хов­ное семя, и, имея сво­бод­ную волю, может попус­кать этой наклон­но­сти пре­тво­ряться в грех, а своим гре­хом он, подобно пер­вому чело­веку, осквер­няет всё, к чему при­ка­са­ется. Потому Гос­подь Иисус Хри­стос и учре­дил Свою Цер­ковь на земле, чтобы она силою Духа Свя­таго и молит­вами свя­щен­но­слу­жи­те­лей все­гда имела у себя неоску­де­ва­е­мый источ­ник освя­ще­ния и жизни. Свя­тая Цер­ковь низ­во­дит бла­го­дать Божию на освя­ща­е­мую ею воду и, окроп­ляя этой водой всё, чем поль­зу­ется чело­век в этом мире, и самого чело­века питая этой водой, содей­ствует все­об­щему очи­ще­нию и освящению.

В нашей книге “Треб­ник” содер­жатся молитвы на освя­ще­ние через окроп­ле­ние свя­той водой всего, что нужно чело­веку в его зем­ной жизни; молитвы на осно­ва­ние дома, на вхож­де­ние в новый дом, на бла­го­сло­ве­ние колодца, земли перед сея­нием, на освя­ще­ние гумна, начат­ков пло­дов и ово­щей, на освя­ще­ние вся­кой новой вещи, кото­рую при­об­ре­тает чело­век для сво­его поль­зо­ва­ния, и много дру­гих молитв.

Потому наша Цер­ковь совер­шает в празд­ник Кре­ще­ния Гос­подня Вели­кое освя­ще­ние воды, чтобы воз­вра­тить вод­ной сти­хии пер­во­быт­ную чистоту и свя­тость — те свой­ства, какие имела вода в реке Иор­дане при погру­же­нии в нее Гос­пода Иисуса Хри­ста. Зна­чит, кре­щен­ской водой мы очи­ща­емся и освя­ща­емся нашими душами и нашими телами. Зна­чит, это наше вели­кое свя­щен­но­дей­ствие должно напо­ми­нать нам о грехе, кото­рым мы осквер­няем самих себя и всё, что нас окру­жает, и о нашем хри­сти­ан­ском долге очи­щать себя от вся­кой гре­хов­ной скверны.

А о чем нам напо­ми­нает самый празд­ник Кре­ще­ния Гос­подня, самое собы­тие, про­слав­ля­е­мое сего­дня нами?

Гос­подь Иисус Хри­стос Своим Кре­ще­нием начал дело спа­се­ния людей от греха, Свой зем­ной подвиг слу­же­ния людям, чтобы, совер­шив его, через Свою Смерть, Вос­кре­се­ние и Воз­не­се­ние на небо войти в Свою пред­веч­ную славу. Своим при­ме­ром, а на конце Сво­его пре­бы­ва­ния на земле и сло­вом (см.: Мф.28:19) Он уста­но­вил таин­ство кре­ще­ния, через кото­рое и мы, как через некую дверь, всту­паем на путь своей зем­ной жизни, сво­его зем­ного подвига. Через таин­ство кре­ще­ния мы вхо­дим в семью детей Небес­ного Отца и при­об­ре­таем право на насле­до­ва­ние веч­ного бла­жен­ства. И над нами в свя­тые минуты кре­ще­ния как бы раз­вер­за­лись небеса, и Дух Свя­тый схо­дил на нас Своею бла­го­да­тью, и Бог Отец усы­но­вил нас Себе, соде­лав нас с этой свя­щен­ной минуты Сво­ими детьми.

Таин­ство кре­ще­ния, кото­рое все мы, пра­во­слав­ные люди, при­няли в дет­стве, омыло с нашей души и те следы пра­ро­ди­тель­ского греха, совер­шен­ного пер­выми людьми, с какими рож­да­ется каж­дый человек.

И каким чистым, свя­тым и без­греш­ным был каж­дый из нас в дни сво­его мла­ден­че­ства! О, если бы мы сохра­нили эту чистоту, если бы мы про­несли эту свя­тость через весь свой зем­ной путь! Но мы не сохра­нили этой чистоты и этой святости.

Когда чело­век идет по болоту, пятна и брызги грязи при­ли­пают к его одежде, и, чем дольше он идет по боло­ти­стой земле, тем все больше гряз­нится его одежда. Так про­ис­хо­дит и с той бело­снеж­ной одеж­дой нашей души, с какой мы вышли из купели свя­того кре­ще­ния: сна­чала грех лежит малыми пят­нами, а потом покры­вает ее целыми пла­стами. Когда мы про­хо­дим через колю­чие кусты, наша одежда рвется, и, если нам нужно много пре­одо­леть колю­чего кустар­ника на своем пути, мы изо­рвем всю одежду. Так жало гре­хов­ное и грязь наших поро­ков и стра­стей пач­кают и рвут одежду нашей души. И что было бы с чело­ве­ком, если бы у него не было сред­ства очи­стить и испра­вить эту свою одежду или заме­нить ее новой!

Но Гос­подь не оста­вил нас и в таком состо­я­нии без Своей Боже­ствен­ной помощи. Для того Он и пору­чил Своей Церкви пре­по­да­вать нам бла­го­дать пока­я­ния, чтобы этой бла­го­да­тью при наших сле­зах рас­ка­я­ния наша душа обле­ка­лась в чистую, новую одежду, такую же, в какой она была в дни нашего младенчества.

О, какое это чудо­дей­ствен­ное сред­ство! Свя­тые отцы Церкви назы­вали пока­я­ние вто­рым кре­ще­нием, или спа­си­тель­ной дос­кой после кораб­ле­кру­ше­ния. Бла­го­дать пока­я­ния все­гда, в каж­дом храме, каж­дый день ожи­дает нас, чтобы сни­зойти в наше каю­ще­еся сердце. Нужно только одно: чтобы наше пока­я­ние было не только про­из­не­сено нашими устами, но чтобы участ­во­вало в нем все наше сердце, все наше внут­рен­нее существо.

Каким должно быть и наше рас­ка­я­ние в грехах?

Когда хоро­шее, неис­пор­чен­ное дитя про­ви­нится в чем-либо перед сво­ими роди­те­лями, оно спе­шит рас­ска­зать об этом отцу или матери и гово­рит не иначе, как с горь­кими сле­зами и с чув­ством стыда. Это обра­зец нашего пока­я­ния: горь­кие слезы от созна­ния своей вины и стыд за совер­шен­ный проступок.

Вспом­ните блуд­ного сына, кото­рый не только при­нес сокру­шен­ное пока­я­ние перед лицом встре­тив­шего его отца, но еще по пути к отцу, когда в его сердце еще только заро­ди­лась мысль о пока­я­нии, он уже сокру­шался сло­вами: “Отче! я согре­шил про­тив неба и пред тобою и уже недо­стоин назы­ваться сыном твоим” (Лк.15:21). При­но­си­мое нами пока­я­ние должно начи­наться у нас, как только мы сознаем, что совер­шили гре­хов­ное пре­ступ­ле­ние перед Богом и Его заповедями.

Все вы зна­ете о вели­ком подвиж­нике IV века пре­по­доб­ном Ефреме Сирине, кото­рый в своих подви­гах достиг выс­ших сту­пе­ней чистоты и сми­ре­ния. И вот какие слова этого подвиж­ника, запи­сан­ные его уче­ни­ками, истор­га­лись из его сердца: “Одна­жды вдруг при­шел мне на память страш­ный день при­ше­ствия Хри­стова. Все кости мои востре­пе­тали, ужас объял тело и душу мою, от скорби сердца начал я пла­кать и, сте­ная, гово­рил: как я, греш­ный, явлюсь в этот страш­ный день? Муче­ники пока­жут свои язвы, подвиж­ники — доб­ро­де­тели, а я что покажу, кроме нера­де­ния и лено­сти?” Вот как надо каяться в своих гре­хах. Чем чище душа чело­века, тем яснее его духов­ному взору и самые малые гре­хов­ные пятна на бес­смерт­ной душе.

Вот так и собы­тие Кре­ще­ния Гос­подня, напо­ми­ная нам о нашем кре­ще­нии, о нашем без­греш­ном мла­ден­че­стве и о наших мно­го­чис­лен­ных гре­хо­па­де­ниях, зовет нас, если мы хотим быть вер­ными детьми сво­его Небес­ного Отца, побо­рать в себе все сквер­ное, смрад­ное, гре­хов­ное и очи­щать от этого свою душу, зовет нико­гда не забы­вать, что не вой­дет в Цар­ство Небес­ное “ничто нечи­стое и никто пре­дан­ный мер­зо­сти и лжи” (Откр.21:27).

Грех — это страш­ная зараза. Если чело­век, уко­лов себе палец, вне­сет через этот укол в свое тело заразу, то у него начи­нает болеть, лихо­ра­дить все тело. И грех, как бы он ни вошел в нашу душу — через зре­ние, через слух, через руки или ноги, — зара­жает все наше внут­рен­нее духов­ное суще­ство: и сердце пле­ня­ется гре­хом, и думает чело­век о грехе, и воля его хочет повто­ре­ния греха.

Грех — это яд, кото­рым отрав­ля­ется наша бого­по­доб­ная, бес­смерт­ная душа, и если этого яда мы не извле­чем из сердца, то душа будет обре­чена на веч­ную смерть.

Грех — это сети, в кото­рых запу­ты­ва­ется наша душа, как птица, попав­шая в сети ловца, лиша­ясь сво­боды и про­яв­ле­ния своей воли.

Грех — это стена, кото­рая созда­ется между нами и между Богом, ибо “мер­зость пред Гос­по­дом — путь нече­сти­вого” (Притч.15:9), и раз­ру­шить эту стену может только наше покаяние.

Грех — это камни, закры­ва­ю­щие нам вход в Цар­ствие Небес­ное, потому что нерас­ка­ян­ный греш­ник лиша­ется сча­стья насле­до­вать то, что Гос­по­дом при­го­тов­лено для Его детей.

Итак, доро­гие мои, видя в грехе сво­его самого страш­ного врага, какой только может встре­титься чело­веку в его зем­ной жизни, будем бороться с ним Пока мы еще живы, ходим, видим, пока в груди не пере­стало биться живое сердце, надо спе­шить очи­щать себя пока­я­нием и при­об­ре­тать вме­сто гор­до­сти — сми­ре­ние, вме­сто злобы и жесто­ко­сти — состра­да­ние и любовь, вме­сто плот­ской нечи­стоты — цело­муд­рие и воздержание.

Для того и совер­шил Свой зем­ной подвиг Гос­подь Иисус Хри­стос, начав его Кре­ще­нием в реке Иор­дане, чтобы открыть нам двери Цар­ства Небес­ного, научить нас идти к этим две­рям и через Свою Свя­тую Цер­ковь пода­вать нам помощь в борьбе с гре­хами на всем нашем зем­ном пути.

Пусть будет страшно каж­дому из нас оттолк­нуть эту любя­щую руку Небес­ного Отца, про­стер­тую к нам с Его Боже­ствен­ной помо­щью, и уме­реть для веч­ной жизни.

ЖМП № 1, 1951 г.

Явление (Крещение Господне)

Слово, ска­зан­ное в Пиме­нов­ской церкви г. Москвы

Явился еси днесь вселенней…

Сего­дня, в день Кре­ще­ния Гос­подня, мы, мои доро­гие, вспо­ми­наем явле­ние Гос­пода Иисуса Хри­ста в мир для слу­же­ния людям. Спа­си­телю уже испол­ни­лось трид­цать лет. По иудей­скому закону Он уже мог начи­нать учительство.

Про­быв до этого воз­раста в Наза­рете никому неве­до­мым, кроме Своей Матери, в день, сего­дня нами про­слав­ля­е­мый, Он при­хо­дит к берегу реки Иор­дана, чтобы в начале Сво­его подвига при­нять кре­ще­ние от руки Иоанна.

Всего три с поло­ви­ной года про­дол­жа­лась зем­ная дея­тель­ность нашего Гос­пода. Но эти три с поло­ви­ной года пере­вер­нули новую стра­ницу в миро­вой исто­рии. Они начали собой новую эру в жизни чело­ве­че­ства. Мы назы­ваем ее вре­ме­нем Нового Завета. Как вет­хо­за­вет­ный Адам был родо­на­чаль­ни­ком вет­хо­за­вет­ного чело­ве­че­ства, так Хри­стос Спа­си­тель стал Родо­на­чаль­ни­ком нового чело­ве­че­ства, Им искуп­лен­ного и Им воз­рож­ден­ного в Его зем­ном подвиге.

Слу­же­ние Гос­пода Иисуса Хри­ста людям имело, доро­гие мои, тро­я­кий харак­тер. Прежде всего Хри­стос — Пер­во­свя­щен­ник (см.: Евр.7:26). И Его слу­же­ние людям на цер­ков­ном языке назы­ва­ется слу­же­нием первосвященническим.

Пер­во­свя­щен­ники Вет­хого Завета при­но­сили в жертву за грехи людей зако­ла­е­мых ими живот­ных. Как сами они, так и их жертвы были про­об­ра­зом ново­за­вет­ного слу­же­ния Хри­ста Спа­си­теля людям. Как Пер­во­свя­щен­ник Нового Завета, Он Самого Себя при­нес в жертву во искуп­ле­ние гре­хов всего чело­ве­че­ства, быв­шего до Него, жив­шего при Нем и всего буду­щего до скон­ча­ния века.

Своей иску­пи­тель­ной жерт­вой Гос­подь Иисус Хри­стос при­ми­рил пад­шее чело­ве­че­ство с Небес­ным Отцом, вдох­нул в нашу бес­смерт­ную душу новую жизнь — жизнь с Богом и обще­ние с Ним такое тес­ное и близ­кое, кото­рое не может быть срав­нимо ни с каким обще­нием людей между собой. Ведь в таин­стве свя­того при­ча­ще­ния мы не только духом своим соеди­ня­емся со Спа­си­те­лем, при­ни­мая в себя Боже­ствен­ные Тайны Пре­чи­стого Тела и Живо­тво­ря­щей Крови Гос­под­них, но и телом своим ста­но­вимся едины с Ним.

Теперь, после зем­ного подвига Гос­пода Иисуса Хри­ста, Он явля­ется хозя­и­ном наших мыс­лей, наших чувств и наших жела­ний. Он вды­хает в нас доб­рые наме­ре­ния, чистые порывы и жажду обще­ния с Ним в бес­ко­неч­ных веках. Он дает нам силы нести свои жиз­нен­ные кре­сты; и нет такого мгно­ве­ния в жизни веру­ю­щего чело­века, когда бы Он не про­сти­рал к нам руку своей Боже­ствен­ной помощи. Только наша греш­ная, пороч­ная и нерас­ка­ян­ная жизнь раз­ры­вает наш духов­ный союз с Небес­ным Отцом.

Пер­во­свя­щен­ни­че­ское слу­же­ние Гос­пода нашего Иисуса Хри­ста не огра­ни­чи­лось немно­гими годами Его зем­ного подвига. Он оста­ется веч­ным Пер­во­свя­щен­ни­ком, веч­ным небес­ным Архи­ереем. Он осно­вал Свою Цер­ковь на земле и явля­ется ее Гла­вой и Архи­ереем. Это Он через Свя­того Духа постав­ляет в Своей Церкви епи­ско­пов, свя­щен­ни­ков и диа­ко­нов. Это Он в Своей Церкви сохра­няет непо­вре­жден­ным Свое Боже­ствен­ное слово, остав­лен­ное нам в науче­ние и укреп­ле­ние наших сил.

Свя­тая Цер­ковь назы­вает его Пас­ты­ре­на­чаль­ни­ком (см.: 1Пет.5:4). На свя­тых ико­нах мы видим Его изоб­ра­жен­ным в архи­ерей­ском оде­я­нии с мит­рой на главе, вос­се­да­ю­щим на пре­столе. Он ска­зал: “…создам Цер­ковь Мою, и врата ада не одо­леют ее…” (Мф.16:18). И это Он, как Небес­ный Пер­во­свя­щен­ник, хра­нит Свою Свя­тую Цер­ковь в годы бурь и тре­вол­не­ний, ере­сей и рас­ко­лов. Это Он через Духа Свя­таго руко­во­дил дея­тель­но­стью свя­тых отцов на Все­лен­ских собо­рах и через них на все вре­мена запе­чат­лел Свое Боже­ствен­ное уче­ние и поря­док жизни в Церкви.

Будучи Пер­во­свя­щен­ни­ком, Он для нас, пра­во­слав­ных хри­стиан, явля­ется в то же время Небес­ным Царем (см.: Ин.18:37; 1Тим.6:15). И слу­же­ние Его на земле было не только пер­во­свя­щен­ни­че­ским, но и цар­ским. В чем оно выра­зи­лось? В про­яв­ле­нии Его Боже­ствен­ного все­мо­гу­ще­ства. Он пове­ле­вал сти­хи­ями, Он исце­лял боль­ных, Он изго­нял бесов, Он вос­кре­шал мерт­вых. Вер­ши­ной про­яв­ле­ния Его Боже­ствен­ного все­мо­гу­ще­ства было Его Вос­кре­се­ние из мерт­вых. И вер­ши­ной Его цар­ского слу­же­ния людям была победа над смер­тью, как плод Его Воскресения.

Своим Вос­кре­се­нием из мерт­вых Он сде­лал наслед­ни­ками жизни веч­ной всех Своих после­до­ва­те­лей и уче­ни­ков и открыл двери рая, запе­ча­тан­ные со дня гре­хо­па­де­ния пер­вого человека.

В пре­бла­го­сяо­вен­ную Суб­боту покоя Спа­си­теля во гробе мы вспо­ми­наем Его соше­ствие во ад для того, чтобы оттуда изве­сти души пра­вед­ни­ков, умер­ших от начала века, и вве­сти их в двери рая, уже не зем­ного, а небес­ного, неви­ди­мого телес­ными очами, рая в Своем Небес­ном Цар­стве. Зем­ной рай, в кото­ром оби­тали пер­вые люди до сво­его гре­хо­па­де­ния, после запе­ча­та­ния его две­рей пере­стал суще­ство­вать на земле. Сей­час на этом месте — на берегу рек Тигра и Евфрата — дикая пес­ча­ная пустыня.

Все­мо­гу­щей силой нашего Спа­си­теля пре­кра­ти­лась бес­пре­дель­ная власть над чело­ве­ком диа­вола. Живя со Хри­стом и опи­ра­ясь на силу Божию, каж­дый хри­сти­а­нин сей­час имеет силу пре­обо­рать все козни диавольские.

Всё это дано нам Гос­по­дом Иису­сом Хри­стом в Его вели­ком цар­ском слу­же­нии людям.

Зем­ной подвиг Хри­ста Спа­си­теля на цер­ков­ном языке назы­ва­ется и про­ро­че­ским слу­же­нием людям (см.: Ин.6:14). Почему? Прежде всего потому, что на Гос­поде Иисусе Хри­сте испол­ни­лись все про­ро­че­ства Вет­хого Завета: о месте Его рож­де­ния, о вре­мени Его явле­ния в мир, о Его зем­ной жизни и о цели Его зем­ного подвига — спа­се­ния чело­ве­че­ства от греха, веч­ного осуж­де­ния и веч­ной смерти.

Подобно про­ро­кам Вет­хого Завета, вест­ни­кам воли Божией людям, Гос­подь Иисус Хри­стос в Своем бла­го­ве­стии пре­по­дал людям во всей пол­ноте Боже­ствен­ное уче­ние о спа­се­нии, име­ю­щее силу на все вре­мена и для всего человечества.

В Своем уче­нии Гос­подь Иисус Хри­стос был и про­ро­ком. Не один раз Он гово­рил уче­ни­кам о том, что ждет Его Самого на конце подвига, что ожи­дает уче­ни­ков и все чело­ве­че­ство. Он пред­ска­зы­вал Свои стра­да­ния и Вос­кре­се­ние; Он гово­рил уче­ни­кам о тех скор­бях и испы­та­ниях, какие ожи­дают их в их апо­столь­ском подвиге. И осо­бенно вели­че­ствен­ным и потря­са­ю­щим нашу греш­ную мысль явля­ется ска­за­ние о послед­них днях этого мира и о Страш­ном суде.

О, если бы мы почаще себе напо­ми­нали об этом ска­за­нии! Это помогло бы нам удер­жать себя от мно­гих гре­хов­ных скверн, от мно­гих гре­хо­па­де­ний и обод­ряло бы нас на жиз­нен­ном пути надеж­дой на веч­ное спасение.

Всё это было впе­реди. А сей­час, сего­дня, Хри­стос Спа­си­тель сми­ренно стоит на бере­гах Иор­дана и про­сит кре­ще­ния у Иоанна.

Вы зна­ете, что это кре­ще­ние Иоан­ново было кре­ще­нием пока­я­ния в гре­хах, зна­ком этого пока­я­ния. Но Хри­стос тре­бует от сму­тив­ше­гося Иоанна этого кре­ще­ния потому, что Он — без­греш­ный и все­свя­той — берет на Себя грехи всего чело­ве­че­ства, чтобы быть на конце Сво­его зем­ного подвига Иску­пи­тель­ной Жерт­вой за него.

Как мало мы думаем, мои доро­гие, об этом вели­чай­шем зем­ном подвиге нашего Гос­пода Иисуса Хри­ста! Как мало в наших серд­цах сынов­ней, бла­го­дар­ной любви к Тому, Кто пре­тер­пел за эти три с поло­ви­ною года Сво­его зем­ного слу­же­ния людям столько уни­же­ния, кле­веты и закон­чил этот подвиг кро­ва­вой смертью!

Как мы редко вспо­ми­наем о том, как Сын Божий для того, чтобы поло­жить начало этому подвигу, сми­рил Себя до рож­де­ния мла­ден­цем и в тече­ние трид­цати лет про­дол­жал жить на земле в сми­рен­ном и уни­чи­жен­ном образе никому неве­до­мого плот­ника в городе Назарете.

Ведь всё, чем мы, пра­во­слав­ные хри­сти­ане, счаст­ливы, всё, чем мы живем и дышим,- всё в Нем и от Него: жизнь, здо­ро­вье, сла­дость молитвы, радость пока­я­ния, сча­стье при­ча­ще­ния. И всё это, как гово­рит свя­той апо­стол, “куп­лено доро­гою ценою” (1Кор.6:20) — ценой крови Богочеловека.

За эту про­ли­тую за нас кровь и дару­е­мое нам сча­стье Гос­подь тре­бует от нас не муче­ни­че­ских подви­гов, к кото­рым никто нас не при­нуж­дает, не тех подви­гов в пусты­нях и уще­льях, какие несли вели­кие пра­вед­ники и отшель­ники, — всё это было доступно только осо­бым избран­ни­кам Божиим. А Он ждет от нас только одного: чтобы мы своим серд­цем шли за Ним, без­за­ветно верили Его слову, любили Его, носили бы в себе страх перед веч­ной гибе­лью и всеми силами сво­его духов­ного суще­ства желали быть с Ним и здесь, на земле, и в жизни вечной.

Сие буди, буди!

Будем идти за Ним до смерти!

ЖМП № 2, 1956 г.

Встречи со Христом (Сретение Господне)

Слово, ска­зан­ное в Пре­об­ра­жен­ской церкви, что на Пре­об­ра­жен­ской пло­щади г. Москвы

В празд­ник Сре­те­ния Гос­подня своим духов­ным взо­ром мы видим вол­ну­ю­щую кар­тину: вет­хий ста­рец Симеон дер­жит на своих руках соро­ка­днев­ного Боже­ствен­ного Мла­денца и про­ща­ется с зем­ной жиз­нью. Какою радо­стью и ощу­ще­нием какого сча­стья дышат его пред­смерт­ные слова! Еще бы! Долго ждал он этот счаст­ли­вый день, когда уви­дел телес­ными очами Спа­си­теля мира. И вот он Его дер­жит, при­жи­мает Его к своей груди.

Кто из нас при виде этой свя­щен­ной кар­тины не ска­жет в глу­бине сво­его духа: о, если бы такое сча­стье выпало на мою долю! Если бы Гос­подь удо­стоил радо­сти Его видеть, слы­шать Его слова, при­кос­нуться к краю Его ризы, при­пасть к Его пре­чи­стым ногам и облить их сле­зами своей любви и рас­ка­я­ния в гре­хах! Но ведь, доро­гие мои, перед своим Воз­не­се­нием Гос­подь Спа­си­тель обе­щал нам: “…Я с вами во все дни до скон­ча­ния века” (Мф.28:20). И Гос­подь не может не испол­нить Сво­его обе­ща­ния. И Он испол­няет его.

Сколько раз на про­тя­же­нии своей зем­ной жизни душой своей мы встре­ча­емся с Гос­по­дом! Когда истинно веру­ю­щий пра­во­слав­ный хри­сти­а­нин стоит на молитве, откры­вает перед Богом свое сердце, он вкла­ды­вает в эту молитву всю свою горя­чую, убеж­ден­ную веру в то, что Гос­подь близ него, что Гос­подь слы­шит его молитву, потому что Он обе­щал: “Воз­зо­вет ко Мне и услышу его…” (Пс.90:15); “…при­зови Меня в день скорби; Я избавлю тебя…” (Пс.49:15). Молит­вою истин­ного хри­сти­а­нина руко­во­дит его несо­мне­ва­ю­ща­яся вера в то, что Гос­подь не только слы­шит эту молитву, но и даст то, о чем Его про­сят. Ведь Он ска­зал: “Про­сите, и дано будет вам; ищите, и най­дете; сту­чите, и отво­рят вам…” (Мф.7:7). Хри­сти­а­нин знает, что Бог, в Кото­рого он верует,Бог Все­мо­гу­щий, и нет ничего, что было бы выше Его Боже­ствен­ной силы; знает и то, что “Бог есть любовь” (1Ин.4:8) и Он не только может помочь нам во всем, о чем мы Его про­сим, но, как Люб­ве­обиль­ный, и все­гда хочет ока­зать нам эту помощь. Эта вера в бли­зость Божию и вера в помощь Божию, кото­рою дышит истинно хри­сти­ан­ская молитва, и дает моля­ще­муся радость пере­жить в эти минуты чув­ство самого живого обще­ния с Богом. “Бли­зок Гос­подь ко всем при­зы­ва­ю­щим Его…” — испо­ве­дует свя­той псал­мо­пе­вец (Пс.144:18). Вот почему после такой молитвы все­гда бывает легко и тепло на душе чело­века: потому что душа встре­ти­лась с Богом. И верится, и пла­чется [после молитвы], и так легко, легко…” — гово­рил о таком пере­жи­ва­нии наш веру­ю­щий поэт.

Каж­дый пра­во­слав­ный хри­сти­а­нин знает о том осо­бом чув­стве духов­ного вос­торга, духов­ного подъ­ема, какое он пере­жи­вает в свет­лые дни свя­той Пасхи. Эта вос­тор­жен­ность как бы пере­ли­ва­ется через край веру­ю­щей души, и Цер­ковь ука­зы­вает выход этому чув­ству в учре­жден­ном ею обряде вза­им­ного цело­ва­ния пра­во­слав­ных хри­стиан в дни Пасхи.

Откуда эта радость? Откуда это лико­ва­ние веру­ю­щей души в свет­лую ночь Хри­стова Вос­кре­се­ния? В начале страст­ной сед­мицы Цер­ковь в пес­но­пе­ниях сво­его бого­слу­же­ния при­зы­вает нас сопут­ство­вать Хри­сту, пере­жить стра­да­ния Хри­стовы, вспо­ми­на­е­мые в послед­ние дни этой сед­мицы, и рас­пяться с Ним. Каж­дый хри­сти­а­нин, состра­дая сво­ему Гос­поду, с бла­го­го­ве­нием пере­жи­вает свя­щен­ные собы­тия послед­них дней зем­ной жизни Хри­сто­вой в Вели­кий Чет­верг, един­ствен­ную в году Пят­ницу, пре­бла­го­сло­вен­ную Суб­боту. И тому, кто стра­дает с Гос­по­дом в эти дни, Гос­подь дает и радость совос­крес­нуть с Ним в свет­лую ночь Вос­кре­се­ния, дает радость ощу­тить Его Вос­крес­шего, явля­ется ему, как явился неко­гда в день Сво­его Вос­кре­се­ния миро­но­си­цам и апо­сто­лам. В эти дни наша душа встре­ча­ется со Хри­стом, мы бываем едины своим духом с Вос­крес­шим Спасителем.

Мы встре­ча­емся с Ним и при совер­ше­нии вся­кого доб­рого дела. На Страш­ном суде Гос­подь ска­жет тем, кто будет сто­ять одес­ную Его: “…алкал Я, и вы дали Мне есть… был болен, и вы посе­тили Меня” (Мф.25:35, 36). И ска­жут Ему: “Гос­поди! когда мы видели Тебя алчу­щим, и накор­мили? “…” Когда мы видели Тебя боль­ным, или в тем­нице, и при­шли к Тебе?” (Мф.25:37, 39). И Он отве­тит: “Так как вы сде­лали это одному из сих бра­тьев Моих мень­ших, то сде­лали Мне” (Мф.25:40). Когда мы делаем доб­рое дело, мы делаем его Самому Гос­поду. Свя­той Иоанн Зла­то­уст гово­рил: “Когда ты в про­тя­ну­тую руку нищего опус­ка­ешь свою мило­стыню, то знай, что рядом с этой рукой есть

незримо рука Самого Гос­пода, кото­рая и при­ни­мает твою жертву”. Вот почему после вся­кого доб­рого дела, совер­шен­ного во имя Божие, тихая радость снис­хо­дит в наше сердце, какое-то осо­бен­ное тепло согре­вает его. В эти минуты наша душа встре­ти­лась со Христом.

А вспом­ните, какие чув­ства вол­нуют нашу веру­ю­щую душу, когда мы любу­емся кра­со­тами при­роды: когда мы выхо­дим, напри­мер, на про­стор цве­ту­щих лугов, зеле­не­ю­щих полей, всту­паем в густой, чуть шумя­щий сво­ими вер­хуш­ками лес, вос­тор­га­емся видом без­бреж­ного синего моря, горами с их снеж­ными шап­ками, купо­лом тем­ного звезд­ного неба ночью! Мы не можем не чув­ство­вать, насла­жда­ясь кра­со­той при­роды, руки Вели­кого Творца, Вели­кого Архи­тек­тора и Боже­ствен­ного Худож­ника, создав­шего эту кра­соту; мы не можем не чув­ство­вать, что ника­кие сле­пые силы при­роды не могли бы создать этого пре­крас­ного мира, если бы он таким не вышел из рук сво­его Боже­ствен­ного Созда­теля. И в эти минуты наша душа встре­ча­ется со Хри­стом. И так поня­тен нам вос­торг, охва­тив­ший душу псал­мо­певца Давида, вос­кли­ца­ю­щего в одном из своих псал­мов: “Дивны дела Твоя, Гос­поди! Вся пре­муд­ро­стию сотво­рил еси” (Пс.103:24).

Наи­боль­шее коли­че­ство встреч со Хри­стом совер­ша­ется у нас в храме. Мы чествуем свя­тые иконы, и целуем их с верою и бла­го­го­ве­нием и при этом про­слав­ле­нии наших свя­тынь мы дела­емся при­част­ни­ками той бла­го­дати Божией, про­вод­ни­ками кото­рой они слу­жат. Мы под­став­ляем чело под пома­за­ние освя­щен­ным елеем, мы окроп­ля­емся свя­той водой, мы вку­шаем бла­го­сло­вен­ный хлеб за все­нощ­ной, и через все эти свя­щен­ные обряды нам пре­по­да­ется бла­го­сло­ве­ние Небес­ного Отца; своей веру­ю­щей душой мы ощу­щаем при­кос­но­ве­ние любя­щей Божией руки. В наших хра­мах веру­ю­щие души оро­ша­ются не только кап­лями бла­го­дати Божией, но обиль­ным ее дождем. Этот небес­ный дар напо­яет наши сердца и через мно­го­чис­лен­ные молитвы, пес­но­пе­ния, обряды нашего бого­слу­же­ния, через бла­го­сло­ве­ние свя­щен­ника, через каж­де­ние фимиа­мом. Все мы знаем слово Хри­стово: “…где двое или трое собраны во имя Мое, там Я посреди них” (Мф.18:20). И во время молитвы в храме, когда наша молитва искренна и глу­бока, охва­ты­вает все наше внут­рен­нее суще­ство, мы ощу­щаем эту бли­зость Божию к нам, это при­сут­ствие Хри­стово среди нас.

Чистым духов­ным очам свя­тых людей было дано видеть при­сут­ствие в храме и Гос­пода Иисуса Хри­ста, и Божией Матери, и свя­тых анге­лов. Все мы знаем о виде­нии, открыв­шемся взору пре­по­доб­ного Сера­фима за Литур­гией в Вели­кий Чет­верг, когда он уви­дел Гос­пода, иду­щего по воз­духу по направ­ле­нию к алтарю. В день Покрова Божией Матери мы про­слав­ляем то чудес­ное собы­тие, явле­ние Ее на воз­духе, кото­рое про­изо­шло во время все­нощ­ной во Вла­херн­ском храме в Константинополе.

Здесь, в нашем пра­во­слав­ном храме, за каж­дой Боже­ствен­ной Литур­гией совер­ша­ется вели­чай­шее чудо пре­су­ществ­ле­ния хлеба и вина в Тело и Кровь Хри­стовы. И нам, греш­ным, дано сча­стье телес­ными сво­ими гла­зами видеть Гос­пода в Его Свя­тых Тай­нах, и не только покло­няться Ему, но и при­ни­мать Его в хра­мину тела и души. Сколько раз, зна­чит, мы встре­ча­емся со Хри­стом на про­тя­же­нии только несколь­ких часов нашего пра­во­слав­ного бого­слу­же­ния! И какой вели­кой свя­ты­ней дол­жен слу­жить для нас наш пра­во­слав­ный храм, место осо­бен­ного при­сут­ствия Божия и Его явле­ния людям! Потому так любили стро­ить свои храмы пра­во­слав­ные рус­ские люди от вре­мен Древ­ней Руси. В пер­вые века хри­сти­ан­ства у нас на Руси для наших пред­ков было сви­де­тель­ством осо­бой любви к Богу постро­ить храм в тече­ние одного-двух дней. Такой храм соору­жался всем миром. Мы, люди пожи­лые, пом­ним от дней сво­его дет­ства и юно­сти мно­го­чис­лен­ных сбор­щи­ков на храм, сто­яв­ших на папер­тях наших церк­вей, посе­щав­ших дома бла­го­че­сти­вых людей для сбора пожерт­во­ва­ний на постро­е­ние хра­мов. Один из таких сбор­щи­ков — “дядя Влас, ста­рик седой” — любовно опи­сан нашим поэтом в сти­хо­тво­ре­нии. Вот почему искони пра­во­слав­ные рус­ские люди и любили укра­шать свои храмы золо­том, сереб­ром” яркими крас­ками, вышив­ками, цве­тами. Эта любовь к укра­ше­нию наших хра­мов не уми­рает и не может уме­реть в сердце веру­ю­щего чело­века. Как нам не укра­сить то место, в кото­ром мы встре­ча­емся с Гос­по­дом, в кото­ром Он Сам все­гда при­сут­ствует в Своих Свя­тых Тайнах?

Мы гово­рим о тех встре­чах со Хри­стом, какие бывают у нас на зем­ном пути каж­дого из нас. Но будет наша встреча со Хри­стом по окон­ча­нии нашей зем­ной жизни. К этой встрече мы должны гото­виться всю свою жизнь.

Думаем ли мы об этом, или не думаем, ожи­даем или не ожи­даем этой встречи, гото­вимся к ней или нет, — эта встреча неиз­бежно состо­ится для каж­дого из нас. О, как будут счаст­ливы те из нас, кото­рые, стоя по пра­вую руку Пра­вед­ного Судии, услы­шат Его голос: “При­и­дите, бла­го­сло­вен­ные Отца Моего, насле­дуйте Цар­ство, уго­то­ван­ное вам от созда­ния мира…” (Мф.25:34). Горе, веч­ное горе постиг­нет тех из нас, кто услы­шит дру­гой гроз­ный при­го­вор Небес­ного Судии!

Пра­вед­ный Симеон, встре­тив­ший Гос­пода в храме Иеру­са­лим­ском и вдох­но­вив­ший нас сего­дня поду­мать о наших встре­чах со Хри­стом, своим при­ме­ром гово­рит о том, когда эта встреча с Гос­по­дом бывает радост­ной, мир­ной и счаст­ли­вой для чело­ве­че­ской души. В тече­ние дол­гих лет он жил верой в гря­ду­щего Спа­си­теля мира. Эта вера в нем нико­гда не коле­ба­лась и не ума­ля­лась, эта вера руко­во­дила всеми его мыс­лями, поступ­ками, жела­ни­ями, и, вдох­нов­ля­е­мый ею, он очи­стил свое сердце от греха, укра­сил себя внут­рен­ней кра­со­той, стал пра­вед­ным и бла­го­че­сти­вым, “и Дух Свя­тый был на нем” (Лк.2:25).

Такой путь, прой­ден­ный Симео­ном, ведет к радост­ной встрече с Гос­по­дом в день Его послед­него суда. И нам, вооду­шев­ля­ясь при­ме­ром пра­вед­ного Симеона, надо идти тем же путем. Гос­подь ука­зал нам путь к небу и веч­ным радо­стям. Он дал нам и силы, дает нам и помощь на этом пути. Он встре­ча­ется с нами мно­же­ство раз на пути нашей жизни, чтобы дать пред­ощу­тить радость быть с Ним в бес­ко­неч­ных веках. Пой­дем же за Ним!

ЖМП № 3 за 1947 г.

Жизнь и смерть (Сретение Господне)

Слово, ска­зан­ное во Все­х­свят­ской церкви г. Москвы

С еван­гель­ских стра­ниц перед нами встает вели­че­ствен­ная и свя­щен­ная кар­тина из дней мла­ден­че­ства Гос­пода нашего Иисуса Хри­ста: пре­ста­ре­лый Симеон при­ни­мает на свои руки соро­ка­днев­ного Боже­ствен­ного Мла­денца. Пра­вед­ному Симеону много лет и, веро­ятно, дро­жат его стар­че­ские руки, держа дра­го­цен­ную ношу.

Как вол­нует нас эта кар­тина, сколько дум про­буж­дает она в нашем сердце!

Мы видим жизнь только что начав­шу­юся и жизнь, близ­кую к концу. Мла­денцу только сорок дней, а ста­рец Симеон, уви­дев испол­не­ние обе­щан­ного ему Духом Свя­тым, про­ща­ется со своей дол­гой-дол­гой жиз­нью. Разве не напо­ми­нает нам эта встреча старца с Мла­ден­цем о том, что и каж­дый из нас когда-то был таким же бес­по­мощ­ным мла­ден­цем, кото­рого лас­кали руки матери и отца, и руки свя­щен­ника в соро­ко­вой день по нашем рож­де­нии воз­но­сили нас перед алта­рем, как пра­вед­ный Симеон воз­но­сил Боже­ствен­ного Младенца?

И каж­дый из нас из мла­денца ста­но­вился отро­ком, из отрока — юно­шей. И какою чистою, бес­по­рочно чистою была душа каж­дого из нас в мла­ден­че­стве! Можно ли без вол­не­ния сердца вспо­ми­нать об этом? В мла­ден­че­стве мы не умели ни лгать, не знали бран­ных слов, не носили в себе ни зави­сти, ни зла, сво­ими дей­стви­ями были подобны анге­лам. Гос­подь Спа­си­тель гово­рит: “…если не обра­ти­тесь и не будете как дети, не вой­дете в Цар­ство Небес­ное…” (Мф.18:3). Чистая дет­ская душа достойна Небес­ного Царства.

И вот посте­пенно начи­нает загряз­няться дет­ская душа; с уст сры­ва­ется пер­вое лжи­вое слово, краска стыда зали­вает лицо ребенка, когда он в пер­вый раз сол­жет. Вот он начи­нает узна­вать, что такое зависть, рев­ность; испор­чен­ная среда начи­нает тол­кать его и на дру­гие пороки. Сна­чала душа покры­ва­ется как бы сет­кой греха, едва види­мой для духов­ного глаза, а потом, когда чело­век при­вы­кает к греху, целыми пла­стами своей грязи грех начи­нает при­ли­пать к бес­смерт­ной душе.

Пра­вед­ный Симеон, взяв в свои руки Боже­ствен­ного Мла­денца, как бы под­во­дит итог всей про­жи­той жизни. И как он бла­го­да­рит Бога за эту жизнь, как он бла­го­слов­ляет Того, Кто эту жизнь ему дал и Кто дал ему сча­стье так эту жизнь закон­чить! С радо­стью и миром ухо­дит он из этой зем­ной жизни.

И прежде чем Гос­подь сам под­ве­дет итог зем­ной жизни каж­дого из нас, мы должны много раз на пути своей жизни обо­ра­чи­ваться назад, на про­жи­тую жизнь, и все­гда видеть перед собой ее итоги. И лишь мы обер­немся назад и посмот­рим на то, что про­жито каж­дым из нас, — а мно­гие из нас уже бли­зятся к пре­делу своей зем­ной жизни,- сколько мы уви­дим своих оши­бок, паде­ний, сколько мы най­дем в своем про­шлом гре­хов, не только неопла­кан­ных и неис­куп­лен­ных, но и даже неосо­знан­ных и забы­тых! Не уви­дим мы и “пло­дов, достой­ных пока­я­ния”, какие должны были бы мы при­не­сти во искуп­ле­ние своих гре­хов. Наше огром­ное несча­стье в том, что мы не сознаем, не ощу­щаем бега жизни, в том, что мы не испол­няем муд­рого и свя­щен­ного апо­столь­ского завета “доро­жить вре­ме­нем, потому что дни лукавы” (Еф.5:16). “Дни лукавы” потому, что они подобны быст­ро­те­ку­щим водам; как река несет эти воды в моря и оке­аны и как океан нико­гда не воз­вра­щает их к их исто­кам, так дни и годы нашей жизни, уплы­вая в океан веч­но­сти, нико­гда не воз­вра­ща­ются чело­веку. То, что про­жито, не вер­нется нико­гда. Навер­ное, немало среди нас есть таких людей, кото­рым бы страстно, пла­менно хоте­лось начать жизнь снова, чтобы не повто­рять совер­шен­ных оши­бок, чтобы не давать места в своем сердце тем поро­кам и стра­стям, с кото­рыми мы свы­ка­емся, чтобы жить по-дру­гому. Но жизнь дается каж­дому из нас только один раз, и каж­дый ее год, и каж­дый ее день, и каж­дый час должны быть бес­ценно дороги нам.

Пра­вед­ный Симеон доро­жил своей жиз­нью, не поте­рял ее для веч­но­сти, но при­об­рел ею радость веч­ной встречи со Хри­стом. О, как мало мы сознаем, какой бес­цен­ный дар — жизнь, какое сча­стье жить! Вды­хать в себя воз­дух, ощу­щать в груди бие­ние сердца, носить в себе ум, кото­рый вби­рает зна­ния, иметь сердце, спо­соб­ное любить, иметь глаза, кото­рые видят, уши, кото­рые слы­шат, ноги, кото­рые водят нас туда, куда мы хотим, — уже одно это состав­ляет огром­ное счастье.

Но это сча­стье ощу­ще­ния жизни воз­вы­ша­ется до без­мер­ной высоты, когда мы узнаём, что нет смерти для нашего духа, нико­гда не пре­рвется нить его жизни, нико­гда не умрут ни наши мысли, ни наши чув­ства, ни наши жела­ния. Об этом гово­рит нам наша вера, эта наша опора в жизни, тот свет, кото­рый ведет нас за собой, осве­щая пря­мой путь к высо­там Цар­ства Небес­ного, то сча­стье, за кото­рое уми­рали муче­ники пер­вых веков хри­сти­ан­ства и во имя кото­рого свя­тые шли на любые подвиги.

Наша жизнь — бес­цен­ное сча­стье и бес­цен­ный дар Божий, потому что мы дети Небес­ного Отца, потому что мы созданы по образу и подо­бию Божию, потому что мы от дня рож­де­ния до послед­него вздоха окру­жены забо­тами Боже­ствен­ного Про­мысла и любо­вью Небес­ного Отца. Наша жизнь бес­цен­ное благо, потому что мы — наслед­ники веч­ных радо­стей в Цар­стве Небес­ном. Право на это свя­щен­ное наслед­ство при­об­ре­тено для каж­дого из нас кро­вью Гос­пода Иисуса Хри­ста. По любви Своей к нам Он совер­шил зем­ной подвиг слу­же­ния Сво­его людям и закон­чил этот подвиг Гол­гоф­ской иску­пи­тель­ной жерт­вой. Мы “куп­лены доро­гою ценою” (1Кор.6:20) ценою крови Бого­че­ло­века. Наша жизнь — это источ­ник вели­чай­шей радо­сти и потому, что мы — дети той Церкви Хри­сто­вой, кото­рая создана ее Осно­ва­те­лем для того, чтобы сопро­вож­дать сво­ими забо­тами нас на всем нашем зем­ном пути. Мы — дети той Небес­ной Матери, Кото­рой мы вру­чены для руко­вод­ства и для покрова; мы — бра­тья тех свя­тых Божиих людей, кото­рых Гос­подь сде­лал нашими молит­вен­ни­ками и помощ­ни­ками на пути к веч­ной жизни.

Окру­жен­ные такими забо­тами Небес­ного Отца, как мы можем не счи­тать себя счаст­ли­выми? И как мы должны доро­жить нашей жиз­нью, как даром любви нашего Небес­ного Отца! И она только одна­жды дается каж­дому из нас! Она дана для того, чтобы быть сту­пе­нью к жизни веч­ной, для того, чтобы, начав здесь свое обще­ние с Богом, мы сде­лали это обще­ние веч­ным в жизни за гро­бом. К неиз­беж­ной кон­чине нашего зем­ного пути при­бли­жа­ется каж­дый из нас. Об этом должны пом­нить все­гда не только мы — люди, не дале­кие от жиз­нен­ного конца, но и люди, только что всту­па­ю­щие на поприще зем­ного пути, потому что никто из нас не знает вре­мени жиз­нен­ного пре­дела. К смерти надо гото­виться, И чем раньше мы нач­нем это, тем с боль­шим миром и душев­ным покоем мы будем думать о смерти и тем с боль­шей радо­стью ожи­дать нашей жизни со Хри­стом в бес­ко­неч­ных веках.

Во время нашей зем­ной жизни Гос­подь нам дает пред­ощу­щать сча­стье жизни веч­ной во все те луч­шие минуты в жизни хри­сти­а­нина, когда он встре­ча­ется со Хри­стом в своем сердце. И чем больше мы срод­нимся с Гос­по­дом пока мы живем на земле, тем нераз­рыв­нее будет наше обще­ние с Ним там, у Него, в Его Царстве.

Да не будет же бес­плод­ной наша жизнь для веч­но­сти! Да не будут бес­по­лезны для спа­се­ния нашей души ни один день, ни один час нашей корот­кой зем­ной жизни. Не забу­дем, что те несколько десят­ков лет, кото­рые состав­ляют нашу зем­ную жизнь, по срав­не­нию с веч­но­стью это то же, что капля в без­бреж­ном оке­ане. А в эту корот­кую жизнь можно и погу­бить свою душу для веч­но­сти, и спа­сти ее!

Я горячо желаю, чтобы для каж­дого из вас зем­ная жизнь была нача­лом веч­ного счастья.

ЖМП № 4 за 1947 г.

Эммануил (Благовещение Пресвятой Богородицы)

Слово, ска­зан­ное в празд­ник Бла­го­ве­ще­ния Пре­свя­той Девы Марии в церкви Вагань­ков­ского клад­бища г. Москвы

Чуд­ное собы­тие, доро­гие мои, вспо­ми­наем мы сего­дня и со всей Пра­во­слав­ной Цер­ко­вью в честь его вос­пе­ваем наши вдох­но­вен­ные песнопения.

По пове­ле­нию Божию, архан­гел Гав­риил явился в Наза­рете Пре­свя­той Деве Марии вест­ни­ком радо­сти всему миру. Он воз­ве­стил Ей рож­де­ние от Нее Сына Божия, при­ни­ма­ю­щего на Себя плоть и душу чело­ве­че­ские, чтобы в образе чело­века спа­сти род люд­ской от раб­ства диа­волу, греху и от осуж­де­ния на веч­ную смерть.

Говоря о собы­тии Рож­де­ства Хри­стова, свя­той еван­ге­лист Мат­фей на свя­щен­ных стра­ни­цах сво­его Еван­ге­лия ска­зал так: “А все сие про­изо­шло, да сбу­дется речен­ное Гос­по­дом чрез про­рока, кото­рый гово­рит: се, Дева во чреве при­и­мет и родит Сына, и наре­кут имя Ему: Емма­нуил, что зна­чит: с нами Бог” (Мф.1:22–23). Этими свя­тыми сло­вами еван­ге­лист гово­рит нам, что все, что про­изо­шло в те дни на земле: и необык­но­вен­ное обру­че­ние юной Девы Марии пре­ста­ре­лому хра­ни­телю Ее дев­ства пра­вед­ному Иосифу, и это чудес­ное явле­ние архан­гела Гав­ри­ила Пре­бла­го­сло­вен­ной Деве, и бес­се­мен­ное зача­тие, и без­бо­лез­нен­ное рож­де­ние Гос­пода Иисуса Хри­ста — всё это было пред­опре­де­лено в Совете Божием и было пред­ска­зано за семь­сот с лиш­ним лет до Рож­де­ства Хри­стова про­ро­ком Иса­ией с такою ясно­стью, какую мы видим в при­ве­ден­ных еван­ге­ли­стом сло­вах пророка.

В этом пре­слав­ном и чуд­ном собы­тии рож­де­ния на земле Сына Божия, ожи­да­е­мого веками Спа­си­теля мира, люди должны были уви­деть вели­чай­шую Божию к ним любовь, ося­зать всю бли­зость к нам Бога и, пере­жи­вая это вели­кое сча­стье, с радо­стью чув­ство­вать, что “с нами Бог”.

“Емма­нуил — что зна­чит: с нами Бог” — это не соб­ствен­ное имя Спа­си­теля мира. Его имя было Иисус, что зна­чит “Спа­си­тель”. И когда про­рок Исаия пред­воз­ве­щал, что Мла­де­нец, Кото­рый родится от Девы, будет назван Емма­ну­и­лом, он хотел этим ска­зать о свой­ствах Боже­ствен­ного Дитяти, о свой­ствах тех собы­тий, кото­рые когда-то будет встре­чать земля. Он видел время, когда люди будут про­слав­лять родив­ше­гося на земле сво­его Гос­пода этими, напо­ен­ными духов­ным вос­тор­гом сло­вами: “С нами Бог, с нами Бог!”

В празд­ник Рож­де­ства Хри­стова — вы слы­шите, доро­гие мои,- мно­го­кратно поются за вечер­ней служ­бой под сво­дами наших хра­мов эти доро­гие сердцу слова: ведь они выра­жают всю сущ­ность вели­чай­шего собы­тия — рож­де­ния на земле Сына Божия.

Насту­пает празд­ник Кре­ще­ния Гос­подня, и за все­нощ­ной нака­нуне этого дня мы опять про­из­но­сим — одни устами, дру­гие только серд­цами — эти свя­тые слова, потому что день Кре­ще­ния Гос­подня озна­чает явле­ние Гос­пода Иисуса Хри­ста в мир: “Явился еси днесь все­лен­ней”,- поем мы Спа­си­телю. Это собы­тие — начало Боже­ствен­ного подвига Гос­пода Иисуса Хри­ста после трид­ца­ти­лет­него без­вест­ного пре­бы­ва­ния в городе Назарете.

При­хо­дят дни Вели­кого поста. В эти дни за вели­ко­пост­ной служ­бой часто повто­ря­ется то же вос­кли­ца­ние: “С нами Бог!” И это потому, что в эти дни наши греш­ные, каю­щи­еся души с осо­бой силой ощу­щают бли­зость к нам нашего Небес­ного Отца, про­сти­ра­ю­щего Свои руки навстречу нашим сле­зам и нашему пока­я­нию, с тем чтобы наши грехи, наши слезы взять на Свои Пре­чи­стые руки, снять с нас тяж­кое бремя гре­хов­ное и дать нашим каю­щимся серд­цам радость покаяния.

Нака­нуне празд­ника Бла­го­ве­ще­ния вы вновь слы­шите за все­нощ­ным бде­нием, как вос­пе­ва­ются эти же тор­же­ствен­ные слова. Ведь в день Бла­го­ве­ще­ния мы вспо­ми­наем и про­слав­ляем откры­тие тайны вопло­ще­ния Слова Божия: в этот день “Сын Божий Сын Девы бывает”. Наи­тием Свя­таго Духа Пре­свя­тая Дева Мария отныне гото­вится быть Мате­рью Сына Божия, нашего Слад­чай­шего Спасителя.

Мы гово­рим: “С нами Бог!” А был ли когда-нибудь Бог не с нами? Слово Божие гово­рит, что Бог — Вез­де­су­щий. Он всё Собою запол­няет: и небо, и землю, и нет такого места ни на земле, ни на небе, где бы не было Вез­де­су­щего Бога. Да, Бог везде, Он Вез­де­сущ. Но Бог до вре­мени закрыл от чело­века Свое лицо.

Было время — об этом нам гово­рит свя­тая Биб­лия,- когда пер­вые люди насла­жда­лись совер­шен­ней­шим сча­стьем на земле, не зная ни болез­ней, ни скор­бей, ни смерти. Вели­чай­шим насла­жде­нием пер­вых людей до их греха было видеть лицо Гос­пода Бога сво­его. Адам и Ева видели Его сво­ими телес­ными очами, бесе­до­вали с Ним, как мы бесе­дуем друг с дру­гом, со своим отцом или мате­рью. После того как пер­вый чело­век осквер­нил себя гре­хом, лицо Божие сокры­лось от телес­ных очей чело­ве­че­ских. И как гово­рит свя­той еван­ге­лист: “Бога не видел никто нико­гда…” (Ин.1:18). Через про­рока Сво­его гово­рил Гос­подь в дни Вет­хого Завета: “…чело­век не может уви­деть Меня и остаться в живых” (Исх.33:20).

В дни Вет­хого Завета Гос­подь Бог являл Себя на земле только незримо для телес­ного взора чело­века, когда изли­вался пра­вед­ный гнев Божий на нерас­ка­ян­ных греш­ни­ков. Так было в дни потопа, когда Своим пра­вед­ным гне­вом Бог пора­зил в водах потопа всё живу­щее на земле, кроме тех, кто по осо­бому пове­ле­нию Божию спасся в ков­чеге. Так было в дни про­яв­ле­ния гнева Божия над Содо­мом и Гомор­рой, двумя древними горо­дами, в кото­рых раз­вра­ще­ние достигло глу­бо­чай­шей сте­пени чело­ве­че­ского паде­ния. Бог огнем попа­лил эти города в нака­за­ние нерас­ка­ян­ным греш­ни­кам, жите­лям Содома и Гоморры, и в нази­да­ние и вра­зум­ле­ние осталь­ного человечества.

Но при­шло время, когда Бог открыл опять Свое лицо людям и открыл его не для нака­за­ния чело­ве­че­ства, не для того, чтобы нас пока­рать огнем или водами потопа, а для спа­се­ния греш­ных людей; для того, чтобы изба­вить людей от веч­ного осуж­де­ния, дать нам силы побо­рать в себе гре­хов­ные иску­ше­ния, обо­же­ствить наше чело­ве­че­ское есте­ство, кото­рое Он при­нял на Себя, во всем подоб­ное нам, кроме греха. Сошел на землю Сын Божий, о гря­ду­щем рож­де­нии Кото­рого архан­гел Гав­риил воз­ве­стил Пре­бла­го­сло­вен­ной Деве Марии в Назарете.

В путях Сво­его Боже­ствен­ного Про­мысла Гос­подь Бог обрел сред­ство открыть Себя людям так, чтобы огонь Его Боже­ства не сжег сла­бого чело­ве­че­ского есте­ства и чтобы свет Боже­ствен­ной славы не осле­пил чело­ве­че­ских очей. В пре­муд­ром Своем Совете Бог поло­жил явиться сыну Божию на земле в уни­чи­жен­ном и сми­рен­ном виде, и Он явился на земле не в огне и в славе Своей, а Мла­ден­цем, Кото­рому мы покло­ня­емся в празд­ник Рож­де­ства Христова.

Вопло­тив­шийся Сын Божий живет отро­ком на земле, ста­но­вится юно­шей, мужем, исхо­дит на Свою про­по­ведь, на Свой Боже­ствен­ный подвиг, шествует три с поло­ви­ной года из селе­ния в селе­ние, из града в град по Свя­той Земле — Пале­стине, откры­вая лицо Свое людям, про­по­ве­дуя им о Цар­ствии Божием, о спа­се­нии нашей бес­смерт­ной души, совер­шая чудеса, плача вме­сте с пла­чу­щими, воз­ды­хая с воз­ды­ха­ю­щими, уто­ляя чело­ве­че­ские скорби, про­щая каю­щихся блуд­ниц, греш­ни­ков, мыта­рей, исце­ляя боль­ных. Люди видели Бога сво­его во плоти и слы­шали Его Боже­ствен­ные речи непо­сред­ственно из Его уст, и при­ка­са­лись к Его Боже­ствен­ному хитону, и бро­сали свои одежды под Его ноги. Испол­ни­лось про­ро­че­ство Исаии: “…и наре­кут имя Ему: Емма­нуил, что зна­чит: с нами Бог”. “С нами Бог!” С каким духов­ным тор­же­ством мы поем эти свя­щен­ные слова!

Мы гово­рим: “С нами Бог!” — зная, что Бог, открыв Себя на земле людям в лице нашего Спа­си­теля, “до скон­ча­ния века” будет пре­бы­вать с нами.

Когда Гос­подь Иисус Хри­стос воз­несся от земли на небо, Он не оста­вил нас оди­но­кими: Он дал радост­ное для нас обе­ща­ние нико­гда не поки­дать нас. Он осно­вал Свою Свя­тую Цер­ковь, чтобы в ней, как Глава ее, быть до конца вре­мен. И как тело не может жить без главы, так не может и Цер­ковь жить без сво­его неви­ди­мого Главы — Гос­пода Иисуса Хри­ста. Через Свою Свя­тую Цер­ковь Спа­си­тель не пере­стает и не пере­ста­нет звать людей ко спа­се­нию и пре­по­да­вать людям все сред­ства, Свою Боже­ствен­ную силу и Боже­ствен­ную помощь для веч­ного нашего спасения.

Кто даро­вал Свя­той Церкви Хри­сто­вой ту силу, с кото­рой она сто­яла непо­ко­ле­бимо в пер­вые века хри­сти­ан­ства, когда язы­че­ские рим­ские импе­ра­торы хотели сте­реть хри­сти­ан­ство с лица земли? Кто воз­двиг десятки тысяч муче­ни­ков за имя Хри­стово в те дале­кие кро­ва­вые века? Гос­подь, сошед­ший на землю в рож­де­ствен­скую ночь, чтобы нико­гда не поки­нуть нас, до скон­ча­ния века, в ограде Свя­той Пра­во­слав­ной Церкви.

Кто ста­вит в Свя­той Церкви Пра­во­слав­ной диа­ко­нов, свя­щен­ни­ков, епи­ско­пов? Ста­вит их Гос­подь силою Духа Свя­таго, сохра­няя от вре­мен апо­сто­лов это непре­се­ка­ю­ще­еся, непре­ры­ва­ю­ще­еся до наших дней пре­ем­ство архи­ереев и священников.

Кто встре­чает греш­ника на зем­ном его пути, сту­чится в его сердце, пово­ра­чи­вает его с этого пути и пере­рож­дает его? Гос­подь, незримо с нами пре­бы­ва­ю­щий и ска­зав­ший нам: “…когда Я воз­не­сен будут от земли, всех при­влеку к Себе” (Ин.12:32).

Кто про­щает каю­ще­гося греш­ника, когда он пла­чет сле­зами рас­ка­я­ния? Кто дает нам, пла­чу­щим о гре­хах своих, радость пока­я­ния? Он — неви­ди­мый Глава нашей Церкви, Тот, Кто один только имеет власть про­щать грехи и име­нем Кото­рого и вла­стью Кото­рого отпус­ка­ются наши согре­ше­ния через бла­го­сло­ве­ние пас­тыря, при­ни­ма­ю­щего наше покаяние.

Чье слово про­по­ве­ду­ется в наших свя­тых хра­мах? Про­по­ве­ду­ется, чита­ется и вос­пе­ва­ется еван­гель­ское слово, запи­сан­ное по вну­ше­нию Свя­таго Духа апо­сто­лами, то слово, кото­рое про­по­ве­до­вал Гос­подь Иисус Хри­стос, через кото­рое Он бесе­дует с каж­дым из нас.

Когда ты, напри­мер, слы­шишь из уст моих, из уст свя­щен­ника, слова Хри­стовы: “При­дите ко Мне все труж­да­ю­щи­еся и обре­ме­нен­ные, и Я успо­кою вас…” (Мф.11:28), все­гда напо­ми­най сво­ему греш­ному сердцу, что эти слова про­из­нес Спа­си­тель и сво­ими ушами слы­шали эти слова люди, кото­рые окру­жали Его, искали успо­ко­е­ния своей мяту­щейся боль­ной душе и нахо­дили себе это сча­стье около Христа.

Кто оста­вил нам Боже­ствен­ную Тра­пезу и пове­лел: “При­и­мите, яднте… пиите от нея вси… сие тво­рите в Мое вос­по­ми­на­ние” (Мф.26:26 27; Лк.22:19)? Он, Он Глава нашей Церкви, пре­бы­ва­ю­щий с нами. Это Он посе­щает нас, греш­ных, в Свя­тых Тай­нах Тела и Крови Своих; Он вхо­дит под кров нашей души, чтобы при­не­сти вели­кую радость каж­дому, кто с верой, стра­хом, бла­го­го­ве­нием и любо­вью при­ни­мает Его в свое греш­ное сердце. Это Он хочет, чтобы сердце наше лико­вало, упоя­ясь радо­стью: “С нами Бог! С нами Бог!”

Воис­тину “с нами Бог!”. Это Он умно­жает число веру­ю­щих людей во всех коп­нах земли, это Он бла­го­сло­вил быть Пра­во­сла­вию в дале­ком Китае, в дале­кой Япо­нии, Аме­рике, Африке, Европе — во всех кон­цах земли.

Это Он обле­кает в одежду духов­ной кра­соты свя­тых угод­ни­ков. Неслы­хан­ные доб­ро­де­тели, неви­дан­ная раньше духов­ная кра­сота заси­яла в серд­цах тысяч, мно­гих тысяч истин­ных после­до­ва­те­лей Гос­пода Иисуса Хри­ста, состав­ля­ю­щих ныне сонм свя­тых, пре­бы­ва­ю­щих в Небес­ной Церкви, окру­жа­ю­щих Пре­стол Божий и вечно сла­вя­щих Гос­пода. Бес­чис­лен­ные тысячи муче­ни­ков, пре­по­доб­ных, бла­жен­ных, Хри­ста ради юро­ди­вых, вся­ких подвиж­ни­ков укра­шают наше цер­ков­ное небо, достиг­нув этой славы силою и дей­ствием Свя­таго Духа. Еще боль­шие тысячи непро­слав­лен­ных и даже неиз­вест­ных нам по име­нам рабов Божиих совер­шали и совер­шают свой подвиг спа­се­ния, и имена их ведомы одному Гос­поду. Они умеют молиться,

беречь в чистоте душу, бога­теть любо­вью и сми­ре­нием, спа­сать себя для веч­но­сти. Это Гос­подь, неиз­менно с нами пре­бы­ва­ю­щий, помо­гает, под­дер­жи­вает и укреп­ляет всех, кто ищет сво­его веч­ного спа­се­ния и боится погу­бить свою бес­смерт­ную душу.

“С нами Бог!” так мы гово­рим, так мы знаем, так мы веруем. А мы с вами, доро­гие, в Нем ли? Он с нами, а пре­бы­ваем ли мы в Нем? Откры­ваем ли мы свое сердце навстречу Ему, живет ли Он в нашем сердце?

Пре­бы­вать в Гос­поде или не пре­бы­вать — от этого зави­сят наше спа­се­ние веч­ное и наша гибель веч­ная. Он обе­щает быть с нами, но ждет от нас, чтобы и мы были в Нем: “Пре­будьте во Мне, и Я в вас” (Ин.15:4).

Вы зна­ете, что гово­рит Гос­подь со стра­ниц свя­того Еван­ге­лия. Он срав­ни­вает Себя с вино­град­ной лозой, а нас назы­вает вет­вями этой лозы. Он гово­рит: “Я есмь Лоза, а вы ветви; кто пре­бы­вает во Мне, и Я в нем, тот при­но­сит много плода; ибо без Меня не можете делать ничего” (Ин.15:5). Он велит нам быть вет­вями на той Живо­нос­ной Лозе, кото­рая питает нас, дает жизнь каж­дому листочку. Велит нам беречь это таин­ствен­ное еди­не­ние с Ним, чтобы нам не ото­рваться и не отло­миться от Живо­нос­ной Лозы. Того, кто в Нем не пре­бы­вает, Спа­си­тель срав­ни­вает с засох­шей вет­вью; такие ветви соби­рают и в огне сжи­гают (Ин.15:6).

Какие радо­сти, какое сча­стье обе­щает Гос­подь тому, кто живет с Ним и в ком Он живет! Он ска­зал: “Если пре­бу­дете во Мне и слова Мои в вас пре­бу­дут, то, чего ни поже­ла­ете, про­сите, и будет вам” (Ин.15:7). Если мы, веру­ю­щие в Него, живем с Ним и в Нем, так близки к Богу своим серд­цем, то мы можем гово­рить с Ним так, как гово­рим с мате­рью или отцом, и смеем про­сить Его обо всем, в чем нуж­да­ется наше сердце. Во имя Его Оте­че­ской любви к нам этот покров Божий и помощь Божия все­гда пода­ются, по слову Божию, тому, кто в Боге пребывает.

Спа­си­тель обе­щает, что Он вой­дет в сердце того, кто испол­няет Его запо­веди, слы­шит Его Боже­ствен­ный зов, тот стук, кото­рым Он сту­чится в сердце каж­дого из нас; вой­дет в сердце и будет в нем оби­тать. Нет боль­шего сча­стья на земле для чело­века, как ощу­щать при­сут­ствие Божие в своем сердце и не только при вос­по­ми­на­нии о свя­щен­ных днях жизни Хри­ста на земле, но при этом непо­сред­ствен­ном ощу­ще­нии Его пре­бы­ва­ния в сердце с горя­чим убеж­де­нием повто­рять: “С нами Бог!”

И среди горе­стей, и среди болез­ней чело­век, нося­щий в себе этот непре­хо­дя­щий, неис­то­щи­мый Источ­ник сча­стья, нико­гда не впа­дет в отча­я­ние и уны­ние. Его спа­сут от отча­я­ния пре­бы­ва­ю­щие в его сердце Спа­си­тель с Отцом Своим и Духом Свя­тым Тро­ица Еди­но­сущ­ная и Нераз­дель­ная, согласно обе­ща­нию Гос­пода Иисуса Христа.

Гос­подь ука­зы­вает нам путь к тому, чтобы быть в Нем, быть живым листоч­ком па Боже­ствен­ной Лозе. Он ска­зал: “Кто любит Меня, тот соблю­дает слово Мое…” (Ин.14:23). И еще: “Если запо­веди Мои соблю­дете, пре­бу­дете в любви Моей…” (Ин.15:10). Соблю­дать запо­веди Божий, иметь сердце мило­серд­ное, сми­рен­ное, тер­пе­ли­вое, чистое и люб­ве­обиль­ное — это путь к обще­нию с Гос­по­дом, это зна­чит жить с Ним и в Нем.

Через апо­стола Иоанна Бого­слова и апо­стола Павла слово Божие учит нас, доро­гие, тому, как мы можем узнать, живет ли в нашем сердце Гос­подь и достойно ли это сердце того, чтобы в нем Гос­подь оби­тал. Свя­той Иоанн Бого­слов гово­рит: “Что мы пре­бы­ваем в Боге и Он в нас, узнаем из того, что Он дал нам от Духа Сво­его” (ср.: 1Ин.4:13). И свя­той апо­стол Павел учит нас: “Плод… духа: любовь, радость, мир, дол­го­тер­пе­ние, бла­гость, мило­сер­дие, вера, кро­тость, воз­дер­жа­ние” (Гал.5:22). И если эти плоды Свя­таго Духа, эти доб­ро­де­тели уже про­из­рас­тают в нашем сердце, или мы всей душой стре­мимся к тому, чтобы они в сердце оби­тали, зна­чит, наше сердце живет с Богом, жаж­дет сво­его веч­ного спа­се­ния, боится своей веч­ной поги­бели, идет тем путем веры, надежды и любви, каким научил нас идти к Себе, в Свое веч­ное Цар­ство, Гос­подь Спаситель.

Пусть же все­гда в нас, доро­гие, живет это радост­ное созна­ние бли­зо­сти к нам Гос­пода: “С нами Бог!” — дела­ю­щее нас и под тяже­стью жиз­нен­ного кре­ста бод­рыми духом и креп­кими своей надеж­дой на Господа.

Пусть в тот день, когда мы вспо­ми­наем начало нашего спа­се­ния пре­чуд­ное Бла­го­ве­ще­ние Пре­свя­той Девы Марии о рож­де­нии от Нее Сына Божия — и когда своим бла­го­дар­ным, любя­щим духов­ным взо­ром мы взи­раем на совер­шен­ный Сыном Божиим подвиг нашего веч­ного спа­се­ния, пусть в наших серд­цах зажжется новое пламя свя­той веры в Гос­пода Спа­си­теля! Пусть сердце умно­жает в себе, в наших скор­бях и в наших гре­хах креп­кую надежду на мило­сер­дие Божие и пусть жажда веч­ного спа­се­ния, какую может уто­лить только один Гос­подь, ведет нас за Ним до конца наших дней.

Пусть руки наши про­сти­ра­ются ко Гос­поду и к Пре­бла­го­сло­вен­ной его Матери за их небес­ною помо­щью на нашем зем­ном пути. Нико­гда не забы­вайте, что мы не бес­по­мощны, не бес­сильны, не оди­ноки на пути веч­ного спа­се­ния. С нами Бог, с нами Небес­ная Матерь. Они всё слы­шат, о чем мы воз­ды­хаем, жалеют нас и любят каж­дого из нас любо­вью, пре­вос­хо­дя­щей любовь род­ной матери к сво­ему дитяти. В ответ на наши про­тя­ну­тые за помо­щью руки Отец Небес­ный и наша Небес­ная Матерь поло­жат в эти руки Свои вели­кие небес­ные дары: Отец бла­го­сло­вит нас, а Мать Своим покро­вом покроет каж­дую воз­ды­ха­ю­щую душу.

Мы счаст­ливы, доро­гие мои, веруя в Гос­пода и живя с Ним.

Будем беречь это сча­стье до послед­него изды­ха­ния, и оно ста­нет нашим веч­ным сокро­ви­щем в жизни буду­щего века.

ЖМП № 4 за 1952 г.

За Христом (Воздвижение Креста Господня)

Слово, ска­зан­ное в Пиме­нов­ской церкви г. Москвы

Три раза в году — в числе этих дней и сего­дняш­ний — свя­той Крест изно­сится из алтаря на сере­дину пра­во­слав­ного храма и пре­бы­вает среди нас на ана­лое. Мы его чествуем, пре­кло­няем перед ним колена, лобы­заем его.

И пусть, доро­гие мои, это свя­щен­ное зна­ме­ние Чест­наго и Живо­тво­ря­щего Кре­ста Хри­стова будет сей­час источ­ни­ком для нашего нази­да­ния, даст нам всем урок на жиз­нен­ном пути. Пусть свя­той Крест напом­нит нам еще и еще раз, что каж­дый из нас, пра­во­слав­ных веру­ю­щих людей, на своей зем­ной дороге дол­жен идти вслед за своим Слад­чай­шим Гос­по­дом и поне­сти свой жиз­нен­ный крест: этого ждет от нас Господь.

Свя­той еван­ге­лист Марк гово­рит: Гос­подь, “подо­звав народ с уче­ни­ками Сво­ими, ска­зал им: кто хочет идти за Мною, отверг­нись себя и возьми крест свой и сле­дуй за Мною” (Мк.8:34).

Гос­подь Иисус Хри­стос всех нас зовет сле­до­вать за собой: Он каж­дого из нас позвал идти за Собой еще тогда, когда не рас­кры­лось наше созна­ние, еще в дни нашего мла­ден­че­ства, когда Дух Свя­тый схо­дил на нас в свя­той купели кре­ще­ния, когда Дух Свя­тый освя­тил в таин­стве миро­по­ма­за­ния наши очи, наше чело, наши руки и ноги, всё наше суще­ство, напи­тав нас Своей бла­го­да­тью. Еще тогда Гос­подь ска­зал нашему сердцу: “Иди за МЕЮЙ”. И вся­кий раз, когда веру­ю­щая мать при­но­сила нас мла­ден­цами на своих руках в храм Божий, а потом при­во­дила за руку и Свя­тая Цер­ковь питала нас Боже­ствен­ной Кро­вью, Гос­подь повто­рял чистой дет­ской душе каж­дого из нас: “Сле­дуй за Мной”.

Он не пере­стает нас звать идти за Ним вся­кий раз, когда мы вхо­дим в храм Божий. Он зовет нас не только в Своем храме, но и вне его: и днем и ночью, и среди работы нашей и в часы отдыха; когда гово­рит с нами через пашу совесть; когда посы­лает скорби; когда подает радо­сти и бла­го­по­лу­чие. Бес­чис­ленны и мно­го­об­разны пути, какими Спа­си­тель повто­ряет Свой призыв.

И вы слы­шите, мои доро­гие, как гово­рит Гос­подь об этом сле­до­ва­нии за Ним: “Кто хочет идти за Мною…” Гос­подь никого не при­нуж­дает, никого не застав­ляет силой идти за Ним. Гос­подь дал каж­дому из нас сво­бод­ную волю. Он нико­гда не отни­мает от чело­века этого бес­цен­ного Сво­его дара. Чело­век сво­бод­ной волей своей решает: идти за Гос­по­дом или не идти.

Еще в дни Вет­хого Завета в одной свя­щен­ной книге ска­зано о Гос­поде Боге: “Он пред­ло­жил тебе огонь и воду: на что хочешь, про­стрешь руку твою” (Сир.15:16). Бог не поко­ряет сердце чело­века силой Сво­его все­мо­гу­ще­ства. Он пле­няет его силой Своей правды, силой истины Сво­его уче­ния, Своей Боже­ствен­ной любовью.

Он гово­рит: “Сын мой! отдай сердце твое Мне…” (Притч.23:26), то есть: “Сын мой, не раз­де­ляй твое сердце между Мной, Богом твоим, и гре­хом, кото­рому ты слу­жишь; отдай все­цело сердце твое Мне”. Вы слы­шите: Он только зовет, только про­сит. Он не хочет, чтобы мы веро­вали в Него и любили Его по при­нуж­де­нию. Он хочет, чтобы мы шли за Ним сво­бодно, по убеж­де­нию нашего сердца, чтобы мы серд­цем сами почув­ство­вали, что нет для нас боль­шей радо­сти на земле, нет для нас боль­шего сча­стья, боль­шего блага, как веро­вать в Гос­пода Бога сво­его, Его знать, Его свя­той воле под­чи­няться, за Ним идти и Его, нашего Небес­ного Отца, ощу­щать в своем греш­ном сердце.

Если бы Гос­подь застав­лял силой идти за Собой, какая цена была бы нашей доб­ро­де­тели? Если бы вера была насильно вло­жена в наше сердце, какое было бы досто­ин­ство такой веры? И если бы мы гре­шили только но при­нуж­де­нию силы вра­же­ской, не было бы ответ­ствен­но­сти за наши грехи. Но мы сами гре­шим, сво­бод­ной волей идем по пути греха! Так и за Гос­по­дом мы идем не потому, что Он при­нуж­дает нас к этому. Мы идем за Ним потому, что носим в себе убеж­де­ние в том, что нет боль­шего сокро­вища на земле для чело­века, как покло­няться свя­тей­шему имени Гос­пода и жить под бла­го­дат­ными лучами Его Оте­че­ской любви, Его посто­ян­ной о нас заботы. Он гово­рил через вет­хо­за­вет­ного про­рока: “…обра­тись ко Мне…” (Ис.44:22). И там, где сердце обра­ща­ется к Богу, где в этом сердце заго­ра­ется вера в Бога Все­мо­гу­щего и Мно­го­мило­сти­вого, к этому сердцу в изоби­лии скло­ня­ется бла­го­дать Божия.

Вот над нами све­тит солнце. Мы любу­емся этим све­том, а боль­ной гла­зами боится силь­ного света и пря­чется от него. Вот мы вды­хаем воз­дух. Он живит нас, он дает нам здо­ро­вье, а боль­ной, име­ю­щий нездо­ро­вое сердце, зады­ха­ется от этого воз­духа. Так и бла­го­дать Божия, эта вели­кая сила, живо­творно све­тит для того сердца, кото­рое откры­ва­ется навстречу ей. Если это сердце не открыто и в этом сердце нет веры, нет отклика на зов Божий — бла­го­дать Божия закры­вает свой ток для этого сердца.

Гос­подь заве­щает нам: “Кто хочет идти за Мною, отверг­нись себя…” Он велит нам, иду­щим за Ним, “отверг­нуться себя”. Это зна­чит — отречься от всего гряз­ного, сквер­ного, смрад­ного, что пач­кает и пят­нает нашу бело­снеж­ную одежду, полу­чен­ную в таин­стве кре­ще­ния, ту свет­лую одежду нашей бес­смерт­ной души, какую Дух Свя­тый вновь оде­вает на нас в бла­го­дат­ном таин­стве пока­я­ния после нашего слез­ного раскаяния.

Пред­ставьте себе, что вы дол­гое время нахо­ди­тесь в тем­ном и гряз­ном поме­ще­нии и вам не видно в этой тем­ноте, в какой вы одежде. А когда вас оза­рит свет, вы вдруг уви­дите, что на вас гряз­ная, рва­ная, смер­дя­щая одежда. Что сде­лал бы каж­дый из вас в пер­вые же минуты? Он пото­ро­пился бы ско­рее сбро­сить с себя такую одежду и очи­ститься от той грязи, какая при­стала к его телу.

О, если бы мы почаще загля­ды­вали внутрь самих себя, в глу­бину нашей греш­ной души! Сколько таких поро­ков и гре­хов видел бы каж­дый из нас в себе, каких не заме­чает среди суеты жизни и к каким легко при­вы­кает! Одни из этих поро­ков уже уко­ре­ни­лись в нас, мы рабо­таем этим стра­стям уже годы и, может быть, дол­гие годы; дру­гие стра­сти тол­пятся у входа в сердце и пыта­ются уко­ре­ниться в нем. А ведь каж­дая страсть, как источ­ник духов­ной смерти, может убить нас на всю веч­ность, если она оста­нется в сердце не исторг­ну­той, и мы возь­мем ее с собой туда, куда могут войти только чистые серд­цем и куда не про­ник­нет ника­кая грязь.

О, захо­те­лось бы и нам ско­рее очи­стить себя от грязи и гре­хов­ного зло­во­ния! Если бы мы почаще омы­вали сле­зами рас­ка­я­ния свое греш­ное сердце, мы были бы ближе к Богу, были бы род нее Ему, Гос­подь не гну­шался бы прийти в наше сердце и, оби­тая в нем, был бы для каж­дого из нас источ­ни­ком радо­сти, бла­го­дат­ного уте­ше­ния, духов­ного благополучия.

Гос­подь велит нам “отверг­нуться себя”, отбро­сить всё, что поро­чит чело­века, всё, что недо­стойно свя­щен­ного зва­ния чада Небес­ного Отца, и сто­ять на страже две­рей сво­его сердца, чтобы не дать поро­кам, гре­хов­ной грязи обла­дать этим сердцем.

“Кто хочет идти за Мною, — гово­рит Спа­си­тель, — отвер­тись себя и возьми крест свой и сле­дуй за Мною”. Сле­дуя за Гос­по­дом, хри­сти­а­нин идет тем путем, каким тел Он Сам. Гос­подь гово­рит о том, что крест неиз­беж­ный наш спут­ник в зем­ной жизни. Он не ска­зал: “Пусть возь­мет свой крест тот, кто его имеет”. Он гово­рит каж­дому: “Пусть возь­мет свой крест”, потому что крест есть у каж­дого из нас. После­до­ва­тель Хри­стов неиз­бежно, пока живет, до конца своих дней дол­жен нести свой крест, как Гос­подь понес Крест Своих тяж­ких стра­да­ний и Крест кро­ва­вой Гол­гоф­ской смерти.

Этим путем, путем несе­ния кре­ста, а не путем радо­сти и утех, шли в Цар­ство веч­ной славы все свя­тые, все вер­ные Гос­поду до послед­него сво­его изды­ха­ния чада Небес­ного Отца. “…Мно­гими скор­бями над­ле­жит нам войти в Цар­ствие Божие” — так гово­рит слово Божие (Деян.14:22). Таков закон чело­ве­че­ской жизни. И так как наша жизнь управ­ля­ется Гос­по­дом Богом Все­мо­гу­щим, Кото­рый дает каж­дому дыха­ние жизни и отни­мает это дыха­ние в то время, когда угодно Его Свя­той воле, то, зна­чит, это закон нашего Слад­чай­шего Небес­ного Отца. Это Его воля, чтобы каж­дый из людей понес свою долю скор­бей и лише­ний в зем­ной жизни на пути к Цар­ствию Небесному.

Почему таков удел каж­дого чело­века? Мы знаем, что болезни, скорби, стра­да­ния — это насле­дие нашего пра­отца Адама, и каж­дый из нас при­умно­жает это насле­дие сво­ими лич­ными гре­хами. Вот почему зем­ная жизнь, по слову про­рока, это “труд и болезнь” (Пс.89:10).

Зем­ная жизнь — это кре­сто­но­ше­ние для каж­дого хри­сти­а­нина. Да разве не так? Ведь крест — это наши стра­сти, похоти, с кото­рыми дол­жен бороться каж­дый из нас, немощи и болезни нашего тела; это дух наш с его само­лю­бием, с его гор­до­стью, жаж­дой мир­ских сокро­вищ и зем­ных насла­жде­ний; это наши вся­кие зем­ные обя­зан­но­сти, ибо они сопря­жены с само­от­вер­же­нием, жерт­вами, уко­лами чело­ве­че­ского само­лю­бия; это домаш­няя жизнь, ибо в ней, наряду с радо­стями и уте­ше­ни­ями, бывает немало и горь­кого, скорб­ного, непри­ят­ного; это наши недо­статки, наши нужды, бес­чис­лен­ные виды наших чело­ве­че­ских скорбей.

Но, доро­гие мои, по-раз­ному пере­но­сит чело­век крест, неиз­беж­ный в его зем­ной жизни. Один несет свой крест только потому, что жизнь застав­ляет его нести, несет только потому, что неиз­бежны эти болезни и скорби на пути жизни. И кто так несет свой крест, не во имя Гос­пода, а только потому, что ему при­хо­дится под­чи­ниться этому, тот легко впа­дает в озлоб­ле­ние, уны­ние, отча­я­ние. Но Гос­подь велит нам, взяв свой крест, идти вслед за Ним. Кто идет за Гос­по­дом, в сердце такого кре­сто­носца среди всех скор­бей, всего тяж­кого, что встре­ча­ется ему на зем­ном пути, все­гда есть бла­го­дат­ный источ­ник уте­ше­ния: его незримо сопро­вож­дает на этом пути Крест Хри­стов с его непо­бе­ди­мой, с его Боже­ствен­ной силой. И в Оте­че­ской любви Гос­пода к Своим детям мы, кре­сто­носцы, нахо­дим для себя такие духов­ные силы, при нали­чии кото­рых мы можем поне­сти любые страдания.

Свя­той апо­стол Павел учит нас, — и вы часто слы­шите эти слова на наших бого­слу­же­ниях, — что в нас, сле­ду­ю­щих за Гос­по­дом детях сво­его Небес­ного Отца, должны быть те же чув­ство­ва­ния, те же сер­деч­ные рас­по­ло­же­ния, какие были в Гос­поде Иисусе Хри­сте, Сыне Божием (см.: Флп.2:5). Апо­стол запо­ве­дует нам под­ра­жать нашему Спа­си­телю в несе­нии нашего жиз­нен­ного кре­ста. Что мы должны при­об­ре­сти в своем сердце, чтобы быть под­ра­жа­те­лями Гос­пода нашего Иисуса Христа?

Под­ра­жать Гос­поду — это зна­чит в своем сердце вос­пи­ты­вать тер­пе­ние, такое тер­пе­ние, при кото­ром чело­век не озлоб­ля­ется во время стра­да­ний и болез­ней. Мы должны иметь в своем сердце все­це­лую покор­ность закону Божию, кото­рая не испы­ты­вает, почему Гос­подь велит делать одно и велит воз­дер­жи­ваться от дру­гого, а стре­мится испол­нить всё, что пове­ле­вает Гос­подь. Истинно хри­сти­ан­ское сердце знает, что запо­веди Божий — это воля Божия, какую дол­жен испол­нять каж­дый из нас. “Бог пове­ле­вает” , как гово­рит свя­той Андрей Крит­ский в своем пока­ян­ном каноне. Иметь те же чув­ство­ва­ния, какие имел Гос­подь, зна­чит носить в себе сми­ре­ние: почи­тать себя худ­шим из греш­ни­ков, недо­стой­ным уча­сти луч­шей, чем та, кото­рую каж­дый несет.

Каж­дый из нас, доро­гие мои, дол­жен при­умно­жать в своем сердце любовь к Гос­поду Богу сво­ему. Эта любовь должна быть любо­вью всего сердца, всей души, всего помыш­ле­ния. Это такая любовь, для кото­рой слава Божия дра­го­цен­нее всего на свете, запо­веди Божий — выше всего самого вели­кого на земле, слово Божие — “слаще меда”, как гово­рит псал­мо­пе­вец (ср.: Пс.118:103), храм Божий — самое доро­гое место пре­бы­ва­ния на земле, Крест Хри­стов — самая люби­мая свя­тыня веру­ю­щего хри­сти­ан­ского сердца.

Сле­ду­ю­щий за Гос­по­дом Иису­сом Хри­стом тру­дится над тем, чтобы иметь чистоту помыс­лов, чистоту взора, чистоту души, хра­нить и беречь чистоту тела. Он полон все­це­лой пре­дан­но­сти воле Божией и при­ни­мает все испы­та­ния как от руки Божией. Он живет любо­вью к ближ­нему, он спе­шит в своей корот­кой зем­ной жизни сде­лать людям воз­можно больше добра, все­гда помня слова Хри­стовы, с какими Пра­вед­ный Судия обра­тился к вер­ным своим детям на послед­нем Страш­ном суде: “…так как вы сде­лали это одному из сих бра­тьев Моих мень­ших, то сде­лали Мне” (Мф.25:40).

Вот, кто так идет вслед за Гос­по­дом, под­ра­жает Ему в сми­ре­нии, тер­пе­нии, пре­дан­но­сти воле Божией, любви к сво­ему Небес­ному Отцу, любви и состра­да­нии ко всем нуж­да­ю­щимся в помощи, тот удо­сто­ится от Гос­пода вели­кой чести. Спа­си­тель гово­рит: кто испол­няет Его запо­веди, тот любит Его, а кто любит Его, тот будет воз­люб­лен Отцом Небес­ным, тот будет награж­ден любо­вью Божией к себе, этим источ­ни­ком всех радо­стей и уте­ше­ний, выше кото­рых не может себе пред­ста­вить наше греш­ное, немощ­ное чело­ве­че­ское сердце (см.: Ин.15–17). Ни одна зем­ная радость, ни одна утеха, ни одно зем­ное сокро­вище не может срав­ниться с теми радо­стями, какие Гос­подь дает тем, кто идет вслед за Ним. Ничто не может срав­ниться с тем бла­го­дат­ным уте­ше­нием, какое пере­жи­вает каж­дый из нас, когда стоит на горя­чей и слез­ной молитве перед лицом Гос­пода, когда ощу­щает всем своим суще­ством про­тя­ну­тую Гос­по­дом руку помощи и Оте­че­ской любви, когда отхо­дит от Свя­той Чаши.

Эти свя­тые радо­сти пере­жи­вает в себе тот, кто несет крест, сле­дуя за Гос­по­дом, кто хочет испол­нять волю Божию, под­ра­жать сво­ему Гос­поду и оста­ваться вер­ным ему до конца дней.

Доро­гие мои, будем этими вер­ными детьми сво­его Небес­ного Отца! “Кто хочет идти за Мною…” — гово­рит нам Гос­подь. И сердце каж­дого из нас пусть отве­тит на эти слова Хри­стовы: “Гос­поди! я хочу идти за Тобой. Ты — мой род­ной, веч­ный Небес­ный Отец!”

Неся крест, какой Гос­поду угодно воз­ло­жить на каж­дого из нас, будем испо­ве­до­вать свою пре­дан­ность Богу, вос­кли­цая голо­сом сво­его сердца: “Да будет воля Твоя, Гос­поди, во всем!” Наше послу­ша­ние Богу и Его запо­ве­дям сде­лает нас люби­мыми детьми сво­его Небес­ного Отца. И нет такого горя, нет такого стра­да­ния в жизни веру­ю­щего чело­века, к кото­рому не отнесся бы Небес­ный Отец со Своею любо­вью, со Своим бла­го­дат­ным уте­ше­нием, нис­по­сы­лая нам через зна­ме­ние свя­того Кре­ста непо­бе­ди­мую, непо­сти­жи­мую Боже­ствен­ную Свою силу, нас под­креп­ля­ю­щую, уте­ша­ю­щую и дела­ю­щую нас, веру­ю­щих людей, счастливыми.

А это сча­стье веру­ю­щего сердца есть пред­ощу­ще­ние сча­стья веч­ного, какое даст Гос­подь во всей пол­ноте пере­жить тому, кто оста­нется Ему вер­ным до конца своих зем­ных дней и, поки­дая эту землю, свой бес­смерт­ный дух отдаст в руки Божий.

ЖМП № 10 за 1949 г.

Преображение Господне

Слово, ска­зан­ное в Пре­об­ра­жен­ской церкви г. Москвы

Сего­дня, мои доро­гие, мы празд­нуем вели­кий для нас день Пре­об­ра­же­ния Гос­подня. Еще раз в своей жизни в этот празд­ник мы духом при­сут­ствуем на Фавор­ской горе. Очами веры мы видим вме­сте с апо­сто­лами Пет­ром, Иако­вом и Иоан­ном, вос­шед­шими со Спа­си­те­лем на вер­шину этой горы, славу Божию в свя­щен­ные минуты этого собы­тия. Оно про­изо­шло неза­долго до крест­ных стра­да­ний и смерти нашего Спасителя.

Вы зна­ете, что Сын Божий, схо­див­ший на нашу землю для веч­ного спа­се­ния людей, явился не в Своей Боже­ствен­ной славе, — иначе Его Боже­ствен­ный свет осле­пил бы очи греш­ных людей, — но при­шел на землю в уни­чи­жен­ном виде, при­крыв Свое Боже­ство обра­зом чело­века. А здесь, на горе Пре­об­ра­же­ния, Он пока­зал Себя в сия­нии той славы, в кото­рой Он пре­бы­вает от века и в кото­рой уви­дят Его те из нас, кто своей зем­ной жиз­нью будет этого достоин.

На горе Пре­об­ра­же­ния апо­столы уви­дели рядом с пре­об­ра­зив­шимся Гос­по­дом про­рока Мои­сея и про­рока Илию. Мои­сей жил за тысячу шесть­сот лет до Рож­де­ства Хри­стова, про­рок Илия — за девять­сот лет. Зна­чит, — про­роки Мои­сей и Илия не мерт­вые, но живые. Они живы были и тогда, когда их видели в этот день апо­столы; живы и сей­час, живы будут и в бес­ко­неч­ных веках, потому что Бог наш, в Кото­рого мы веруем, как гово­рит Слово Божие, “не есть Бог мерт­вых, но живых” (Мф.22:32). У Гос­пода все живы. И апо­столы, созер­цая про­ро­ков, явив­шихся им на это мгно­ве­ние из небес­ного мира, видели в этом явле­нии живое под­твер­жде­ние слов Гос­пода Иисуса Хри­ста: “Веру­ю­щий в Меня имеет жизнь веч­ную” (Ин.6:47).

Так это свя­щен­ное собы­тие, кото­рое мы сего­дня про­слав­ляем, откры­вает тайну о жизни веч­ной, в кото­рую уже вошли наши пра­деды, деды, отцы, вой­дет и каж­дый из нас. Больше того, каж­дый из нас уже здесь на земле, на корот­ком отрезке вре­мени, дан­ном ему Гос­по­дом для зем­ной жизни, уже начи­нает этот путь жизни веч­ной, ибо уже нико­гда не умрет ни моя, ни твоя, ни чья-либо душа — ни душа веру­ю­щего, ни душа нерас­ка­ян­ного греш­ника. Мы все вой­дем в веч­ную жизнь, хотя и не все вой­дем в веч­ную славу. В “радость Гос­пода Сво­его” вой­дет только тот, кто про­жи­вет зем­ную жизнь достойно свя­щен­ного имени сына сво­его Небес­ного Отца; кто стре­мится к Гос­поду, как дитя к груди своей люби­мой матери; кто ищет Гос­пода и в скорби и в радо­сти, ощу­щая при­кос­но­ве­ние Его оте­че­ской руки, кото­рой Он ведет каж­дого из нас к Себе, и видя на всем своем зем­ном пути Боже­ствен­ный промысел.

Св. еван­ге­лист гово­рит нам, что про­роки Мои­сей и Илия, явив­ши­еся на Фаворе, не молча сто­яли около Спа­си­теля: сами осе­нен­ные Боже­ствен­ным све­том, они бесе­до­вали с Ним. И апо­столы слы­шали о чем: о кон­чине Спа­си­теля, о близ­ких, уже пред­сто­я­щих крест­ных стра­да­ниях Гос­пода Иисуса Хри­ста. Они стре­ми­лись про­ник­нуть в тайну этих крест­ных стра­да­ний, потому что стра­да­ния и смерть нашего Спа­си­теля — это воис­тину тайна. Это — тайна любви Божией, по кото­рой Отец Небес­ный послал Сво­его Сына для того, чтобы Он, взяв на Себя грехи каж­дого из нас, постра­дал и при­нес иску­пи­тель­ную жертву на Гол­гоф­ском кре­сте. Это — тайна пра­во­су­дия Божия, по кото­рому Гос­подь осуж­дает грех, но про­щает каж­дого каю­ще­гося греш­ника во имя Своих крест­ных стра­да­ний. Это вели­кая тайна пре­муд­ро­сти Божией, по кото­рой Гос­подь бла­го­во­лил дать людям через стра­да­ния Сво­его Боже­ствен­ного Сына право войти в веч­ную жизнь и насле­до­вать в ней все те блага, какие, по слову Божию, при­го­тов­лены у Гос­пода любя­щим Его (1Кор.2:9).

Если эти крест­ные стра­да­ния Спа­си­теля нужны были для спа­се­ния чело­ве­че­ства, то разве это не явля­ется сви­де­тель­ством того, что в каж­дом из нас есть то, что вызы­вало необ­хо­ди­мость этих стра­да­ний, о кото­рых про­роки бесе­до­вали с Гос­по­дом на горе Пре­об­ра­же­ния? Зна­чит в нас есть не только плоть и кости, кото­рые мы носим. Если бы мы состо­яли только из них, за что же было бы стра­дать за нас Гос­поду? За прах, в кото­рый мы обра­тимся после смерти? Эти крест­ные стра­да­ния необ­хо­димы были потому, что кроме плоти и костей, кото­рые мы носим, в нас есть бес­смерт­ная душа, и за сча­стье этой бес­смерт­ной души и нужна была крест­ная смерть нашего Господа.

Так и про­рок Мои­сей и про­рок Илия не только своим сопри­сут­ствием с Гос­по­дом на горе Фаворе, но и бесе­дой своей с Ним гово­рят нам о тайне веч­ной жизни и о бес­смерт­ной нашей душе.

На горе Пре­об­ра­же­ния перед лицом изум­лен­ных уче­ни­ков Гос­подь Иисус Хри­стос на несколько мгно­ве­ний открыл не только Свою славу, но и славу Цар­ства Небес­ного, гор­него Иеру­са­лима, в кото­ром Он встре­тит души Своих апо­сто­лов, когда они окон­чат свой зем­ной подвиг муче­ни­че­ской смер­тью. И когда перед апо­сто­лами откры­лись двери небесного

Иеру­са­лима, и они уви­дели славу Спа­си­теля и свет Небес­ного града, они пере­жили такое чув­ство радо­сти, с кото­рой вос­клик­нул апо­стол Петр: “Хорошо нам здесь быть” (Лк.9:33). Он не нашел дру­гих слов, чтобы выра­зить всю радость, кото­рая запол­няла его душу и души дру­гих апо­сто­лов, сви­де­те­лей Пре­об­ра­же­ния. На этой горе Гос­подь дал почув­ство­вать Своим уче­ни­кам то, что их ожи­дает в веч­ной жизни.

Все вы хорошо зна­ете, мои доро­гие, что зем­ная жизнь перей­дет в жизнь, не зна­ю­щую конца. И в сердце истин­ного уче­ника Хри­стова, если мы живем по запо­ве­дям Божиим, живем с Гос­по­дом на пути зем­ной жизни, живет и пред­вку­ше­ние, пред­чув­ствие наших веч­ных благ и веч­ных радо­стей, какие ожи­дают истин­ных детей Божиих в Небес­ном Царстве.

В свет­лую пас­халь­ную ночь мы обни­ма­емся друг с дру­гом, мы ликуем; наша душа под­ни­ма­ется как бы на кры­льях над зем­лей; мы пере­жи­ваем осо­бый, только свет­лой пас­халь­ной ночи при­су­щий, вос­торг, потому что мы ощу­щаем, как Вос­крес­ший Спа­си­тель осе­няет нас бла­го­да­тью Сво­его пре­слав­ного Воскресения.

Неда­ром и мало­ве­ру­ю­щие люди в эту пас­халь­ную ночь какой-то непо­нят­ной для них силой вле­кутся на свет­лые пас­халь­ные огоньки.

Когда с верою, любо­вью и со стра­хом Божиим, после очи­ще­ния себя бла­го­да­тью пока­я­ния, пра­во­слав­ный хри­сти­а­нин при­об­ща­ется Боже­ствен­ного Тела и Живо­тво­ря­щей Крови Гос­пода, он, соеди­ня­ясь с Гос­по­дом и духом и телом, носит радость обще­ния с Гос­по­дом и пред­вку­шает ту радость, кото­рая будет запол­нять его при веч­ном обще­нии со Слад­чай­шим Спасителем.

И чем ближе мы к Богу своей молит­вой, своим пока­я­нием, доб­рыми делами и жаж­дой спа­сти свою душу, тем больше и больше мы живем этой ожи­да­е­мой нами радо­стью, пред­вку­шаем ее, еще не войдя в жизнь загробную.

Свя­щен­ное собы­тие Пре­об­ра­же­ния Гос­подня напо­ми­нает всем нам о том, мои доро­гие, что для того, чтобы войти в ту славу, какую Гос­подь пока­зал на Фавор­ской горе, какую обе­щает Своим вер­ным детям, какую мы пред­ощу­щаем здесь на земле, мы должны пре­об­ра­жать свою душу в дни зем­ной жизни. Мы должны обнов­ляться, вос­ста­нав­ли­вать в себе иска­жа­е­мый гре­хами образ Божий, чтобы он вос­сиял в Каж­дом из нас до конца этой жизни, за кото­рой начи­на­ется новая жизнь.

Сотво­рив пер­вого чело­века, Гос­подь запе­чат­лел в его душе Свой образ. Этот образ в чело­веке состав­ля­ется из любви, мило­сер­дия, чистоты, тер­пе­ния, сми­ре­ния — всего того, чем Гос­подь Иисус Хри­стос Сам про­сла­вил Себя в дни Своей зем­ной жизни. Чистыми мы вышли из св. купели кре­ще­ния. Но нашими гре­хами и стра­стями этот образ Божий бес­пре­рывно омра­ча­ется, покры­ва­ется гря­зью нашей пороч­ной жизни. И потому мы должны обнов­лять его в себе в тече­ние всей своей жизни, осво­бож­да­ясь от нечи­стоты и поро­ков и укра­шая душу добродетелями.

Так, собы­тие Пре­об­ра­же­ния Гос­подня напо­ми­нает нам о долге пре­об­ра­же­ния нашей души. И потому с осо­бой силой в этот день в наших серд­цах зву­чат слова Хри­стовы: “Бодр­ствуйте и моли­тесь” (Мк.14:38). Гос­подь велит нам бодр­ство­вать серд­цем, а бодр­ство­вать — зна­чит быть подоб­ным страже, кото­рая бере­жет какое-нибудь зда­ние от напа­де­ния на него вора или злого чело­века. Эта стража обхо­дит свое зда­ние со всех сто­рон — и не один раз — из опа­се­ния, чтобы или через дверь, или через окно, или через крышу не про­ник в него” какой-нибудь злой человек.

Так надо охра­нять нам все ходы, через кото­рые грех впол­зает в наше сердце. А он впол­зает бес­чис­лен­ными путями: через глаза, когда они смот­рят на то, что воз­буж­дает гре­хов­ное чув­ство и вле­чет ко греху; через уста, когда они про­из­но­сят бран­ные, сквер­ные, лжи­вые, кле­вет­ни­че­ские, осуж­да­ю­щие друг друга слова. Он вхо­дит через наши помыслы, он под­ни­ма­ется со дна нашей души, когда мы даем сво­боду живу­щей в нас наклон­но­сти к гре­хов­ной жизни.

Мы должны быть стра­жами сво­его сердца, потому что грех лишает нас радо­сти чув­ство­вать в себе Гос­пода, отни­мает сла­дость пред­вку­шать и буду­щую радость обще­ния со Спасителем.

Мы и про­сим в сего­дняш­ний день, когда Гос­подь пре­об­ра­зился на Фаворе и пока­зал славу Свою и свет неру­ко­твор­ного духов­ного града Иеру­са­лима, чтобы Он осве­тил и наши греш­ные души Своим све­том прис­но­сущ­ным и Своей Боже­ствен­ной бла­го­да­тью помог нам греш­ным пройти зем­ной путь достойно того при­зва­ния, к кото­рому мы все пред­на­зна­чены, — быть небес­ными граж­да­нами гор­него Иерусалима.

Живите с Гос­по­дом и уми­райте с Гос­по­дом! И пусть ваше сердце еще здесь, на земле, учится пред­вку­шать радость уви­деть Гос­пода, Ему покло­ниться и с Ним быть в бес­ко­неч­ных веках.

Когда Гос­подь пре­се­чет зем­ную жизнь каж­дого из нас, да откро­ются, мои доро­гие, перед нами, по мило­сти Божией, двери небес­ного Иерусалима!

И радо­сти нашей тогда никто и ничто не отни­мет от нас.

1957

Смерти нет (Успение Пресвятой Богородицы)

Слово, ска­зан­ное в Успен­ской церкви Ново­де­ви­чьего мона­стыря г. Москвы

Сего­дня — день Успе­ния Божией Матери. Вос­по­ми­на­е­мое нами свя­щен­ное собы­тие — не повод для скорби и печали; совсем напро­тив: это день свет­лой радо­сти и тор­же­ства. Божия Матерь не умерла: сего­дня Она начала новую жизнь, сего­дня — начало Ее небес­ного мате­рин­ства для всех тех, кто пошел, идет и пой­дет за Ее Боже­ствен­ным Сыном, как за своим Учи­те­лем и Отцом. Как в день Свя­той Пасхи, ликуя, мы поем: “Смер­тию смерть поправ и сущим во гро­бех живот даро­вав”, так сего­дня, с чув­ством духов­ного вос­торга, мы вос­кли­цаем: “Пре­ста­ви­лася еси к животу, Мати сущи живота…” Эти свя­тые слова радост­ным эхом отда­ются в наших душах, и лику­ю­щее веру­ю­щее сердце вто­рит этим“словам: смерти нет, смерти нет! В этом-вели­чай­ший урок сего­дняш­него празд­ника: про­по­ведь той истины. кото­рая явля­ется выс­шей радо­стью, наи­боль­шим сча­стьем для веру­ю­щей души — смерти нет, мы не умрем никогда!

Нет боль­шего” несча­стья на земле, чем смерть; нет ничего, что воз­буж­дало бы в нас такой страх, как смерть. ‑Любая болезнь, — и самая тяже­лая, — любое стра­да­ние и бед­ствие блед­неют перед лицом смерти. Никто не хочет смерти. Мы все отвра­ща­емся от нее. Только боль­ные духом ищут ее. Мы часто можем видеть старца, утруж­ден­ного годами, обре­ме­нен­ного мно­гими стар­че­скими неду­гами, — и все же он хочет жить и не хочет уми­рать. О чем это гово­рит? О том, что мы носим в себе пред­ощу­ще­ние сво­его бессмертия.

В каж­дом из нас врож­ден инстинкт само­со­хра­не­ния. При вся­кой гро­зя­щей нам опас­но­сти мы невольно вздра­ги­ваем, поды­маем руки для защиты себя. Прежде чем вне­запно надви­нув­ша­яся опас­ность дой­дет до нашего созна­ния, мы уже защи­щаем свою жизнь. О чем это гово­рит? О том, что не для смерти мы созданы, а для жизни. Ни один из врож­ден­ных инстинк­тов не может быть лож­ным. И нет боль­шего уте­ше­ния для веру­ю­щего сердца, как знать, что смерти нет.

Пер­вый чело­век был создан бес­смерт­ным. Люди нико­гда не должны были знать смерти. Но после того, как этот пер­вый чело­век не испол­нил, живя в раю, воли Божией и согре­шил, в жизнь чело­века вошла смерть, как след­ствие его греха. Чело­век стал смер­тен по телу, оста­ва­ясь бес­смерт­ным своей душой. Но, отда­ва­ясь гре­хов­ной жизни, опус­ка­ясь все ниже по лест­нице греха на самое дно поро­ков и стра­стей, чело­век стал забы­вать о своем бес­смер­тии. Он стал вести исклю­чи­тельно живот­ную жизнь, отда­вая ее только забо­там о зем­ной жизни и нечи­стым удо­воль­ствиям, не думая и уже не зная о том, что его ждет по смерти. Лишь немно­гие луч­шие люди вет­хо­за­вет­ных вре­мен сумели сохра­нить в себе память о своем бес­смер­тии и веро­вали в него. Один из них — псал­мо­пе­вец Давид вос­кли­цает: “Ты не оста­вишь души моей во аде и не дашь свя­тому Тво­ему уви­деть тле­ние” (Пс.15:10).

Конечно, мно­гие наблю­да­тель­ные и пыт­ли­вые умы, даже и среди вет­хо­за­вет­ного чело­ве­че­ства, неод­но­кратно хотели при­под­нять завесу, скры­ва­ю­щую от них посмерт­ное буду­щее. Наблю­дая за при­ро­дой, люди не могли не видеть того, что всё в при­роде уми­рает для того, чтобы вновь родиться, вос­крес­нуть: солнце захо­дит, чтобы взойти утром сле­ду­ю­щего дня; луна ущерб­ля­ется, ума­ля­ется, чтобы в свое время родиться вновь; семя, опу­щен­ное в землю, сгни­вает и после этого дает росток и сте­бель; при­рода зимой уми­рает, чтобы вес­ной с теп­лом опять ожить. Неужели, мог думать чело­век, и мы знаем, что так мно­гие и думали, — он, венец тво­ре­ния, хозяин при­роды, уми­рая, навсе­гда ухо­дит с лица земли и пре­вра­ща­ется в прах зем­ной? Почему же ум чело­ве­че­ский так стре­мится к зна­ниям, хочет охва­тить их воз­можно больше? Почему сердце чело­века так при­вя­зы­ва­ется к людям, заго­ра­ется такой креп­кой и посто­ян­ной любо­вью, если чело­век смер­тей и смерть должна в нем обо­рвать всю его внут­рен­нюю умствен­ную и духов­ную жизнь? Ведь это было бы насмеш­кой при­роды над чело­ве­ком. Все это пыт­ли­вому чело­ве­че­скому уму не могло не гово­рить о том, что пред­ощу­ще­ние бес­смер­тия врож­дено чело­веку, но чело­ве­че­ский ум сам по себе был бес­си­лен эту тайну понять и при­под­нять завесу над будущ­но­стью человека.

Но вот в сроки, пред­устав­лен­ные в Совете Божием, взо­шло над зем­лей Солнце, взо­шло, чтобы нико­гда не захо­дить, и во свете этого Солнца все неяс­ное, только пред­ощу­ти­мое, стало ясным. При­шел на землю Сын Божий в образе Гос­пода нашего Иисуса Хри­ста, и люди услы­шали из Его уст такое вол­ну­ю­щее, напо­я­ю­щее их радо­стью, слово: “Веру­ю­щий в Сына имеет жизнь веч­ную” (Ин.3:36).

Гос­подь Иисус Хри­стос в дни зем­ного Сво­его слу­же­ния людям пока­зал Себя хозя­и­ном жизни и смерти человека.

Он подо­шел к две­на­дца­ти­лет­ней дочери Иаира — началь­ника сина­гоги, лежав­шей мерт­вой на одре, и вос­кре­сил ее. Уте­шая наин­скую вдову, поте­ряв­шую сво­его един­ствен­ного сына, Он совер­шил чудо вос­кре­ше­ния этого юноши на гла­зах мно­го­чис­лен­ной толпы, когда встре­тился с погре­баль­ной про­цес­сией при входе в город Наин. За шесть дней до Своей смерти, Он вер­нул жизнь чет­ве­ро­днев­ному, уже? смер­дев­шему, мерт­вецу Лазарю, и это чудо, совер­шен­ное также на гла­зах толпы, вызвало бур­ное ее лико­ва­ние. Нако­нец, сам Он, умер­ший на кре­сте и поло­жен­ный во гроб, встал из мерт­вых в тре­тий день по Писа­нию. Своим вос­кре­се­нием Он утвер­дил на веч­ные вре­мена истину бес­смер­тия чело­ве­че­ской души. Эту истину под­твер­дило Успе­ние Божией Матери, душа Кото­рой, а затем и тело были воз­не­сены Ее Сыном на небо; вечно живой мы знаем Свою Небес­ную Матерь.

Смерти нет.

Теперь из боже­ствен­ного откро­ве­ния мы все знаем о смерти и своей буду­щей жизни. Мы знаем: то, что при­нято назы­вать смер­тью, не есть только оста­новка дыха­ния и бие­ния чело­ве­че­ского сердца. На языке цер­ков­ном эта, минута назы­ва­ется таин­ством смерти; тогда совер­ша­ется воис­тину тайна: бес­смерт­ная душа раз­лу­ча­ется с телом, поки­дая его, как свое вре­мен­ное жилище, и, как ска­зано в слове Божием, “воз­вра­тится прах в землю, чем он и был, а дух воз­вра­тится к Богу, Кото­рый дал его” (Еккл.12:7).

Мы знаем теперь, что не умрет ни наше созна­ние, ни все те чув­ства, с кото­рыми мы здесь живем, и в усло­виях новой загроб­ной жизни все это рас­кро­ется во всей своей глу­бине и силе. Наша вера учит тому, что на соро­ко­вой день по смерти совер­ша­ется Гос­по­дом пред­ва­ри­тель­ный суд над душой чело­века. В тече­ние этих пер­вых сорока дней по смерти душа чело­века про­хо­дит через “мытар­ства”, через осо­бый путь истя­за­ний, на кото­ром она вспо­ми­нает грехи своей жизни п бичует себя за них, а в тре­тий, девя­тый и соро­ко­вой день при­во­дится к Богу для покло­не­ния. При послед­нем покло­не­нии в соро­ко­вой день душа по суду Божию полу­чает пред­опре­де­ле­ние или к веч­ным радо­стям, или к мукам.

Гос­подь наш так мило­серд, что не остав­ляет без любви Своей те греш­ные души, кото­рые пред­стают перед Ним и Сла­быми верою, и лишь с начат­ками пока­я­ния, не укре­пив — пер­вой и не довер­шив вто­рого на пути своей зем­ной жизни. По молит­вам Церкви, силой бес­кров­ной жертвы, при­но­си­мой за этих умер­ших, дей­ствием мило­стыни за них облег­ча­ется участь этих греш­ни­ков, и они не лиша­ются надежды на про­ще­ние и веч­ные радости.

Все те души, кото­рые при­не­сут с собою в веч­ную жизнь чистые и свя­тые чув­ства: любовь к Богу, доб­рые дела, сми­ре­ние, душев­ную и телес­ную чистоту, най­дут в этих свя­тых чув­ствах для себя источ­ник воз­вы­шен­ной радо­сти. Души свя­тых, уго­див­ших Богу своей пра­вед­ной, свя­той жиз­нью на зем­ном их пути, полу­чают по смерти не только пред­опре­де­ле­ние к бла­жен­ству, но и сча­стье его пере­жи­вать; вме­сте с тем полу­чают от Бога силы и дерз­но­ве­ние молиться за нас и ока­зы­вать нам небес­ную помощь.

При­дет и день послед­него Суда Божия, назы­ва­е­мого Страш­ным. Из слов Хри­сто­вых мы знаем, что мы пред­ста­нем на этом Суде не только своей бес­смерт­ной душой. Перед ним силой Божией, по звуку трубы архан­гела вос­крес­нут мерт­вые — Где бы ни нахо­дился прах людей — в земле ли, на дне ли морей и оке­а­нов,- и земля, и вода отда­дут своих мерт­ве­цов. Вос­крес­шие тела, по уче­нию нашей веры, вос­ста­нут пре­об­ра­жен­ными, обнов­лен­ными, сво­бод­ными от наших тепе­реш­них немо­щей и нужд, вос­ста­нут для того, чтобы соеди­ниться с бес­смерт­ной душой каж­дого из нас. На Страш­ном Суде Божием каж­дый из нас дол­жен дать ответ во всем, что он сде­лал в жизни своей земной.

По слову Божию, одни из нас на этом Суде будут названы “бла­го­сло­вен­ными”, кото­рым пред­на­зна­чено цар­ствие небес­ное, Дру­гие про­кля­тыми, иду­щими в муку веч­ную. Почему так неоди­на­кова будет участь людей: веч­ная радость и веч­ная мука? Св. апо­стол Павел на это отве­чает: “Что посеет чело­век, то и пожнет” (Гал.6:7). И в дру­гом месте он же ска­зал: “Иная слава солнца, иная слава луны, иная звезд; и звезда от звезды раз­нится в славе” (1Кор.15:43).

Каж­дый из нас сам себе гото­вит участь. И буду­щие муки и буду­щие радо­сти для каж­дого из нас будут пло­дом той жизни, какою живет и с какой умрет каж­дый из пас. Та “награда” нищим духом, крот­ким, мило­сти­вым, о кото­рой гово­рит Гос­подь в Своих запо­ве­дях о бла­жен­ствах, не будет какой-то внеш­ней награ­дой чело­веку за его подвиги, но будет про­дол­же­нием и углуб­ле­нием того сча­стья жить с Богом и испол­нять Его свя­тую волю, какое истин­ный раб Божий уже носит в зем­ной своей жизни.

Путь к веч­ным радо­стям нам ука­зан в свя­том Еван­ге­лии. Гос­подь наш и при­хо­дил на землю для того, чтобы, ука­зав нам этот путь, позвать нас идти за Ним этим путем к цар­ству буду­щего века. Он же и ска­зал нам в одной Своей притче: “Раб тот, кото­рый знал волю гос­по­дина сво­его, и не был готов, и не делал по воле его, бит будет много” (Лк.2:47). Мы все знаем Его свя­тую волю, — мы ее должны испол­нить в своей зем­ной жизни. Мало того, что мы знаем эту волю Божию, нам Богом даны все сред­ства помочь в деле испол­не­ния этой воли. Нам дано слово Божие, вечно новое, все­гда живое, неис­ся­ка­е­мое в своей глу­бине, кото­рое осве­щает нам этот путь, кото­рое, как солнце, согре­вает нас на этом пути. Оно спа­сает нас от отча­я­ния, от уны­ния, от состо­я­ния без­на­деж­но­сти. Уже одно слово Хри­стово: “При­дите ко Мне все труж­да­ю­щи­еся и обре­ме­нен­ные, и Я успо­кою вас”, или дру­гое слово: “Не оставлю вас сиро­тами; приду к вам” (Ин.14:18) — имеют силу под­дер­жать и вдох­но­вить стра­да­ю­щее, оди­но­кое, боль­ное сердце.

Гос­подь дал нам Свои свя­тые храмы, чтобы в них на пути к веч­ной жизни мы питали себя нетлен­ной боже­ствен­ной пищей, чтобы в них мы уто­ляли свой духов­ный голод и жажду. В наших хра­мах пре­по­да­ется нам та небес­ная пища, о кото­рой ска­зал Спа­си­тель, как об усло­вии полу­че­ния веч­ного бла­жен­ства: “Если не будете есть Плоти Сына Чело­ве­че­ского и пить Крови Его, то не будете иметь в себе жизни”.(Ин.6:63). “Яду­щий Мою Плоть и пию­щий Мою Кровь пре­бы­вает во Мне, и Я в нем” (Ин.6:56).

Гос­подь дает нам на пути зем­ной жизни Свою бла­го­дать — эту Свою боже­ствен­ную силу, укреп­ля­ю­щую нас в деле испол­не­ния Его свя­той води. Эту бла­го­дать вы полу­ча­ете в наших хра­мах через бла­го­сло­ве­ние, крест­ное зна­ме­ние, цело­ва­ние икон, пома­за­ние свя­тым елеем, окроп­ле­ние свя­той водой; нам пода­ется и осо­бая бла­го­дать, необ­хо­ди­мая для рож­де­ния и раз­ви­тия в нас духов­ной жизни, в свя­тых таин­ствах кре­ще­ния, миро­по­ма­за­ния, пока­я­ния и других.

Для того, чтобы никто не чув­ство­вал себя оди­но­ким на земле и не стра­дал от оди­но­че­ства, Гос­подь соде­лал для всех нас Свою Мать нашей Небес­ной Мате­рью. Для нас, для нашего спа­се­ния Он подает через бес­чис­лен­ный сонм свя­тых угод­ни­ков Свою любовь, Свою помощь, Свою ласку. С высоты неба к нам про­тя­нуты тысячи незри­мых рук свя­тых людей с целью помочь нам во всех наших зем­ных нуж­дах и обсто­я­ниях. И мы все идем к жизни веч­ной, окру­жен­ные помо­щью Божией, Его забо­тами, Его бла­го­сло­ве­ни­ями. Так будем же достой­ными этих забот о нас нашего Небес­ного Отца!

Смерти нет, но к смерти надо гото­виться всю жизнь, потому что смерть это дверь в веч­ность. Какое это вели­кое, ни с чем несрав­ни­мое, сча­стье-наше бес­смер­тие! Свя­той Гри­го­рий Бого­слов, рас­суж­дая о бес­смер­тии в одной из своих про­по­ве­дей, гово­рит: “У меня дух зами­рает, когда я пред­став­ляю себе то нескон­ча­е­мое буду­щее, кото­рое лежит предо мной”. Перед духов­ным взо­ром каж­дого из нас рас­кры­ва­ется див­ное, свя­тое зре­лище, о кото­ром нам гово­рит слово Божие: пре­крас­ный неру­ко­твор­ный небес­ный Иеру­са­лим — тот духов­ный город, оби­та­тели кото­рого будут насла­ждаться веч­ным бла­жен­ством в буду­щей жизни. Солн­цем, осве­ща­ю­щим этот небес­ный город, будет сам Гос­подь Иисус Хри­стос. В нем никто не будет знать слез, скор­бей и болез­ней и, охва­чен­ный радо­стью веч­ного обще­ния с Небес­ным Отцом, не будет и вспо­ми­нать о своих зем­ных сле­зах и стра­да­ниях. У рас­кры­тых две­рей этого Небес­ного Иеру­са­лима встре­чает души людей сам Хозяин этого града — наш Небес­ный Отец. Для того Сын Божий и при­хо­дил на нашу землю, чтобы никто из нас не погиб, но каж­дый из нас стал участ­ни­ком веч­ных радо­стей в этом небес­ном граде.

Не будем же спус­кать сво­его духов­ного взора с Небес­ного Иеру­са­лима на всем пути нашей зем­ной жизни! Пусть он вле­чет нас к себе и вдох­нов­ляет своей кра­со­той на подвиги ради спа­се­ния наших душ! Смерти нет. Спа­сем же души свои для веч­ной жизни! Божия Матерь да будет Оди­гит­рией Путе­во­ди­тель­ни­цей нашей на всем нашем жиз­нен­ном пути!

“ЖМП” № 9 за 1946 г.

У дорогого гроба (Успение Пресвятой Богородицы)

Слово, ска­зан­ное в Успен­ском соборе Тро­ице-Сер­ги­е­вой Лавры в празд­ник Успе­ния Божией Матери

Вод­ном из свя­щен­ных пес­но­пе­ний сего­дняш­него празд­ника Свя­тая Цер­ковь от лица веру­ю­щего сердца выра­жает чув­ство изум­ле­ния перед тем собы­тием, кото­рое мы, доро­гие мои, сего­дня радостно и тор­же­ственно про­слав­ляем. В этом пес­но­пе­нии гово­рится так: “О, див­ное чудо, Источ­ник жизни во гробе пола­га­ется, и лествица к небеси гроб бывает”.

Лежит во гробе Источ­ник жизни — Та, кото­рая даро­вала плоть и кровь сво­ему Боже­ствен­ному Сыну, Та, Кото­рую мы со всей Пра­во­слав­ною Цер­ко­вью назы­ваем чест­ней­шей Херу­вим и слав­ней­шей без срав­не­ния Серафим.

Таков непре­лож­ный закон Боже­ствен­ного слова, ска­зан­ного Гос­по­дом ее пер­вому чело­веку в раю: “Смер­тию ты умрешь” (ср.: Быт.2:17). Таково веле­ние правды Божией — над­ле­жит уме­реть каж­дому живу­щему на земле. И этого закона смерти не избе­жала и Пре­бла­го­сло­вен­ная Дева Мария, в сего­дняш­ний день бла­женно почив­шая о Господе.

“О, див­ное чудо,- гово­рит свя­щен­ное пес­но­пе­ние, лествица к небеси гроб бывает!” Гроб Божией Матери ста­но­вится лестви­цей к небу.

Изум­ле­ние веру­ю­щего сердца про­дол­жа­ется, ибо это сердце знает, что тело Божией Матери не остав­лено во гробе: оно воз­не­сено Ее Боже­ствен­ным Сыном на небо, как была воз­не­сена в день Ее Успе­ния Ее бес­смерт­ная душа.

О, див­ное про­мыш­ле­ние Божие, осво­бо­див­шее от истле­ния тело Божией Матери! О, пре­муд­рость Божия и глу­бина любви Боже­ствен­ного сына к Своей Матери!

Но мы, мои доро­гие, при­зы­ва­емся Свя­тою Цер­ко­вью не только про­сла­вить то чудо, какое видим сего­дня своим духом: мы при­зы­ва­емся и учиться у Божией Матери, почер­пать из того свя­щен­ного собы­тия, какое сего­дня празд­нуем, уроки для себя. В уро­ках жизни и смерти нуж­да­емся все мы, иду­щие к веч­ной жизни. Без них мы засы­паем своей гре­хов­ной сове­стью; они всем нам нужны, как ука­за­тель пути в веч­ное Царство.

Когда мы видим вку­сив­шей смерть и лежа­щей во гробе Божию Матерь, это напо­ми­нает каж­дому из нас, что и мы все под­ле­жим неот­ступ­ному закону Божию: “…чело­ве­кам поло­жено одна­жды уме­реть…” — гово­рит свя­той апо­стол (Евр.9:27). Если Пре­бла­го­сло­вен­ная Дева Мария Своим телом не оста­лась во гробе и чудом все­мо­гу­ще­ства Божия была воз­не­сена на небо, и мы, греш­ные, не оста­немся своим телом в земле, хотя оно и обра­тится в прах. Ска­зано нам в слове Божием, что все “мерт­вые услы­шат глас Сына Божия и, услы­шавши, ожи­вут” (ср.: Ин.5:25). Силой того же все­мо­гу­ще­ства Божия в послед­ний день бытия этой земли, перед наступ­ле­нием дня Страш­ного суда Божия, при явле­нии во вто­рой раз сына Божия па земле, по звуку трубы архан­гела вос­крес­нут все умер­шие от века телами пре­об­ра­жен­ными, сво­бод­ными от немо­щей, болез­ней, от голода и жажды телес­ных, чтобы соеди­ниться телом со своей нико­гда не уми­ра­ю­щей душой. Тогда, как гово­рит свя­той апо­стол Павел, все мы не только бес­смерт­ной душой, но и своим телом вос­при­и­мем на суде Божием от Гос­пода или бла­гое, или злое, ибо мы и телом своим, не только душой, согре­шаем и оскорб­ляем Гос­пода Бога.

Божия Матерь пере­шла в жизнь веч­ную во славе. А мы, земно­род­ные, по слову Свя­щен­ного Писа­ния, или оправ­да­емся или осу­димся у Гос­пода. Каж­дый из нас полу­чит в веч­ной жизни то, чего будет достоин, чего заслу­жит в своей жизни земной.

Жизнь с Гос­по­дом, жизнь, испол­нен­ная стрем­ле­нием спа­сти свою душу, убе­речь ее от скверн гре­хов­ных, будет иметь своим пло­дом жизнь веч­ную с Богом в бес­ко­неч­ных веках.

Жизнь нерас­ка­ян­ного греш­ника, лени­вого, небреж­ного в своем спа­се­нии, будет иметь своим кон­цом ту участь, какую он сам себе гото­вит, какую будет заслу­жи­вать тот, кто слы­шал голос Хри­стов, зову­щий к Себе, и пре­не­брег этим зовом, кто сердце свое отдал стра­стям и не хотел потру­диться над тем, чтобы оно — хри­сти­ан­ское сердце — сердце, осе­нен­ное Духом Свя­тым в свя­том кре­ще­нии и свя­том миро­по­ма­за­нии, сердце, кото­рое неод­но­кратно посе­щает Гос­подь в Своих Живо­тво­ря­щих Тай­нах, до конца зем­ных дней оста­ва­лось хра­мом живу­щего в нас Духа Божиего.

Надо, доро­гие мои, учиться жить и учиться уми­рать. Ведь один раз под­сту­пит смерть ко мне, к тебе. Надо ее так встре­тить, чтобы не навлечь осуж­де­ния себе на всю бес­ко­неч­ную вечность.

Вот посмот­рите сво­ими бла­го­го­вей­ными духов­ными очами на сия­ю­щий Боже­ствен­ной сла­вой, духов­ной кра­со­той облик Пре­бла­го­сло­вен­ной Божией Матери, в этот день вос­при­няв­шей свою бла­жен­ную кон­чину! Ее сми­ре­ние и кро­тость сде­лали Ее достой­ной быть оби­те­лью Гос­пода; Ее сера­фим­ская чистота удо­сто­ила Ее быть Мате­рью Сына Божия; Ее тер­пе­ние, Ее пре­дан­ность воле Божией, Ее жажда спа­се­ния души и веч­ного соеди­не­ния с Гос­по­дом воз­вели Ее на высо­чай­шую сте­пень Царицы неба и земли и даро­вали Ей бла­жен­ную кончину.

И всем нам, доро­гие мои, Бого­ма­терь дает урок, напо­ми­ная о том, что нужно “ходить в законе Гос­под­нем” (Пс.118:4). Нужно обе­ре­гать сердце от нечи­стоты, нужно укра­шать душу доб­рыми делами, делами любви, молитвы и пока­я­ния. Ведь жизнь буду­щая — это про­дол­же­ние насто­я­щей. И конец не может раз­но­гла­сить с нача­лом. Каков будет конец зем­ной жизни,- будет ли это жизнь, про­ве­ден­ная во гре­хах, в небреж­но­сти, с пустой душой, не запол­нен­ной доб­рыми делами,- таковы будут и начало и про­дол­же­ние жизни веч­ной. Если же эта жизнь зем­ная будет иметь конец, достой­ный хри­сти­а­нина, будет не бес­плодно про­жи­той нами для веч­но­сти, то и начало и бес­ко­неч­ное про­дол­же­ние этой веч­ной жизни будут источ­ни­ком веч­ной радости.

Вот поучи­тесь, доро­гие мои, стоя у гроба Божией Матери, какой еще свя­щен­ный урок пре­по­дает Она нам. Перед Своей кон­чи­ной Она часто уеди­ня­лась для молитвы, и больше всего на Еле­он­скую гору. Она думала об ожи­да­ю­щей Ее смерти, о Своем веч­ном соеди­не­нии с Боже­ствен­ным Сыном, Она гото­вила Себя к смерти изо дня в день.

Это ука­за­ние для нас. Надо напо­ми­нать себе о неиз­беж­ной смерти. Надо думать о той веч­ной жизни, в кото­рую мы всту­пим, чтобы не при­леп­ля­лось наше сердце все­цело к земле и, когда подой­дет смерть, не испы­ты­вало, раз­лу­ча­ясь со своим телом, без­утеш­ного том­ле­ния. Если смерть насту­пит вне­запно, а душа наша и не поду­мала о том мире, в кото­рый она должна всту­пить, к кото­рому должна была себя гото­вить, такой чужой будет чув­ство­вать она себя в этом новом мире! Перед ней будет закрыт вход в то Цар­ство Небес­ное, где царят только любовь, чистота, свя­тость, куда вхо­дят со сле­зами омыв­шие гряз­ную совесть, с духов­ным богат­ством молитв и доб­рых дел, с огнем веры в Гос­пода, с пла­ме­нем любви к Нему, той любви, какая зовет веру­ю­щее сердце, пока живет хри­сти­а­нин на земле, в храме Божием откры­вать это сердце перед Богом на молитве, искать Его небес­ного бла­го­сло­ве­ния и помощи, вос­при­ни­мать Его в себя через свя­тые таинства.

За три дня до кон­чины Божией Матери, как зна­ете вы из древ­ней­шего хри­сти­ан­ского пре­да­ния, ей явился архан­гел Гав­риил и воз­ве­стил о насту­па­ю­щей смерти. Гос­подь по мило­сти Своей и неко­то­рым пра­вед­ни­кам откры­вал день кон­чины. Нам, греш­ным, этот день неве­дом. Гос­подь хочет, чтобы мы все­гда, подобно вер­ным рабам, ожи­да­ю­щим гос­по­дина сво­его, были готовы встре­тить смерт­ный час. Но Гос­подь посы­лает и нам пред­вест­ни­ков нашей смерти — болезни. Болезни, какие попус­кает Гос­подь быть с нами,- это вест­ники нашей смерти, и если не сразу после наступ­ле­ния болезни, то все же сто­я­щей где-то впе­реди нас. Если мы и выздо­рав­ли­ваем по той же мило­сти Божией и даются нам еще после болезни годы жизни зем­ной, нередко болезнь под­ры­вает здо­ро­вье, как бы пред­ве­щая о неиз­беж­ной гря­ду­щей смерти. И Гос­подь, попус­кая быть нашим болез­ням, хочет, чтобы в дни нездо­ро­вья, забо­тясь об исце­ле­нии сво­его забо­лев­шего тела, мы вспом­нили о своей бес­смерт­ной душе и прежде всего забо­ти­лись о ней, чтобы она очну­лась от своих скверн, осво­бо­ди­лась от тех сетей духа суеты, кото­рыми бывает опу­тана подобно тому, как пеле­ной пови­ва­ется дитя.

Смот­рите еще. Перед своей кон­чи­ной Бого­ма­терь раз­дала свое убо­гое иму­ще­ство — свою верх­нюю одежду и дру­гие вещи, соткан­ные Ее руками,прислуживавшим Ей вдо­ви­цам и девам. В пред­смерт­ные минуты Она у всех про­сила про­ще­ния, всех бла­го­сло­вила. И после Ее бла­жен­ной кон­чины про­слав­ляют Ее свя­тое имя и свя­тые апо­столы, и хри­сти­ане, при­бе­гав­шие к Ней при Ее жизни за Ее Мате­рин­ским бла­го­сло­ве­нием, и все, кто идет за Ее Боже­ствен­ным Сыном.

Урок для нас. Гото­вясь к смерти, раз­мыш­ляя о ней, мы должны думать о том, чтобы после кон­чины каж­дого из нас никто не пом­нил какого-нибудь огор­че­ния или обиды, нане­сен­ных нами; чтобы, пока мы живы, мы изгла­дили эти огор­че­ния своей любо­вью, своим про­ще­нием, сво­ими доб­рыми делами. Если никто из нас не оста­вит недоб­рой памяти ни у кого, то те, кто нас знает и кто узнает о нашей кон­чине, от всего сердца помо­лятся за нас: да помя­нет Гос­подь наши греш­ные души в Своем Небес­ном Царстве.

Надо, по слову Божию, впе­ред себя посы­лать на небо то духов­ное богат­ство, с кото­рым мы будем там жить. Взаймы Гос­поду надо давать, как гово­рит слово Божие, через нищего, через нуж­да­ю­ще­гося в нашем уча­стии (см.: Притч.19:17). Эти наши доб­рые дела встре­тят нас там, где будет судить Гос­подь, когда при­дет во славе Своей для суда над живыми и мертвыми.

Пре­бла­го­сло­вен­ная Бого­ма­терь жаж­дала перед кон­чи­ной Своей уви­деть апо­сто­лов, уте­шиться бесе­дой с ними, посмот­реть в послед­ний раз на тех, кто были бли­жай­шими уче­ни­ками Ее Боже­ствен­ного Сына, на тех, кто про­по­ве­дует имя Хри­стово во всех краях земли. И Гос­подь испол­нил это жела­ние Своей Матери. Собра­лись апо­столы перед Ее кон­чи­ной. Она с ними про­ща­лась, уте­шая их и с Мате­рин­ской любо­вью взи­рая на их апо­столь­ские лики, спра­ши­вая перед Своей раз­лу­кой об их апо­столь­ских подвигах.

И мы, греш­ные, гото­вясь встре­тить смерть, лежа на одре болезни, должны вспом­нить о том, что молитвы Церкви дороже всего в эти минуты. Мы должны про­сить молить о нас, боля­щих, мы должны желать всем серд­цем при­гла­сить к сво­ему болез­нен­ному одру свя­щен­но­слу­жи­теля, про­сить его помо­литься, веруя в то, что молитва укре­пит наши духов­ные силы, вос­пла­ме­нит любовь к Богу, помо­жет очи­стить душу от гре­хов и при­го­то­виться к смерти, если Гос­поду угодно будет послать ее на конце той или дру­гой болезни.

Мы знаем из Свя­щен­ного Пре­да­ния, что в минуты кон­чины Божией Матери явился к Ней Гос­подь Иисус Хри­стос, чтобы взять душу Своей Матери. И если мы будем достойны того, доро­гие мои, и перед кон­чи­ной каж­дого из нас явится и к нам Гос­подь — не в образе Царя славы, ибо мы недо­стойны видеть Его сво­ими телес­ными очами, но под покро­вом Своих Живо­тво­ря­щих Тайн, чтобы, соеди­нив­шись со своим Гос­по­дом в Свя­тых Тай­нах, пред­вку­шать всю радость буду­щего обще­ния с Господом.

И как радостно созна­вать, про­слав­ляя Успе­ние Божией Матери, что нико­гда не пре­кра­тится поток Мате­рин­ской любви, Мате­рин­ских забот, какие излу­чает Покров, про­стер­тый над нами нашей Небес­ной Мате­рью. Под этим Покро­вом, как под креп­кой бро­ней, защи­ща­ю­щей нас от стрел пра­вед­ного гнева Божия, от всех вра­гов види­мых и неви­ди­мых, за этой неви­ди­мой сте­ной мы, пра­во­слав­ные веру­ю­щие люди, и совер­шаем свой зем­ной путь.

Да, мы идем к веч­ной жизни счаст­ли­вые тем, что у нас есть надеж­ный оплот в лице Пре­бла­го­сло­вен­ной Девы Марии. Перед Своей бла­жен­ной кон­чи­ной Она обе­щала апо­сто­лам и хри­сти­а­нам, окру­жав­шим Ее гроб, нико­гда их не остав­лять. А явив­шись апо­сто­лам на тре­тий день, ска­зала им, что будет пре­бы­вать с ними и со всеми веру­ю­щими в Ее Боже­ствен­ного Сына во все дни, как и Гос­подь Спа­си­тель обе­щал до скон­ча­ния века пре­бы­вать со всеми, кто верует в Него и при­зы­вает Его свя­тей­шее Имя себе в помощь и бла­го­сло­ве­ние на зем­ном пути.

Вот какие уроки мы почер­паем, стоя у гроба Пре­свя­той Девы Марии в день Ее бла­жен­ной кон­чины. Ими будем питать свою душу. Они ука­зы­вают, как надо жить, как надо гото­виться к смерти и как надо будет уме­реть, когда при­дет смерт­ный час, чтобы и для нас смерть была бла­жен­ным успением.

Под этим бла­го­дат­ным Покро­вом — покро­вом любви и забот о нас Божией Матери, с этими уро­ками, какие Она нам пре­по­дает, и будем, доро­гие мои, совер­шать свой путь, пока еще Гос­подь тер­пит не по гре­хам нашим каж­дого из нас на нашем зем­ном пути и дает год к годам нашей жизни. А может быть, уже совсем скоро Он пре­се­чет жизнь кого-либо из нас?

Да помо­жет нам Гос­подь до послед­него изды­ха­ния оста­ваться вер­ными детьми сво­его Небес­ного Отца и вер­ными детьми своей Небес­ной Матери!

Да пред­ста­нет Она, по нашим к Ней молит­вам и нашей к Ней любви, каж­дому из нас в страш­ную минуту смерти и осво­бо­дит от этого страха. Да защи­тит нас Она Своим Мате­рин­ским Покро­вом в жизни буду­щего века и на Страш­ном суде Божием, да не пере­ста­нет хода­тай­ство­вать за нас, греш­ных и жаж­ду­щих спа­сти от веч­ной поги­бели свою бес­смерт­ную душу.

Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки