Главная » Алфавитный раздел » Есть ли в Библии ошибки? » Противоречия Библии
Распечатать Система Orphus

Противоречия Библии

(8 голосов: 5 из 5)

Сергей Худиев (расшифровка беседы)

 

Сегодня мы с вами начнем довольно обширную тему о критике Священного Писания со стороны атеистов, и о том, как бы мы могли на неё ответить. Критика эта довольно обширна, довольно разнообразна, и мы, пожалуй, начнём с самого часто встречающегося аргумента. Это то, что Священное Писание — и в частности, даже в особенности, Евангелие — настолько полно противоречий, что к нему невозможно относиться всерьез, как к какому-то заслуживающему доверия историческому тексту. Мы рассмотрим различные варианты того, что люди видят в качестве противоречий в Священном Писании.

Общий подход к проблеме противоречий

Прежде всего надо сформулировать общий подход к проблеме противоречий. Есть два варианта реакции на то, что я воспринимаю в Священном Писании как противоречие, как собственно на любое противоречие.

Первое. Я могу сказать, что тут противоречие: «Библия противоречит сама себе; Бог не может противоречить Сам Себе; Библия не Слово Божие — следовательно, я могу Библию отложить — это не Слово Божие». Другая возможная реакция: «тут я не понял». И имея дело с атеистами, мы имеем дело не столько с таким вот незаинтересованным рассмотрением Священного Писания как текста — мы имеем дело с определенной позицией, когда человек открывает Священное Писание с целью изыскания там противоречий, и естественно радостно объявляет противоречием — очень много чего он там обнаружит, — не задаваясь вопросом: может быть, я чего-то не понял? Иногда мне хочется поставить вопрос — иногда его прямо ставлю, когда люди приводят массу того, что им кажется противоречием. Перед тем как отвечать на конкретные противоречия, я иногда говорю: «Минутку, вот Церковь существует две тысячи лет. Возможны два варианта. На протяжении двух тысяч лет все грамотные христиане были идиотами — они не замечали этих противоречий. Вот вы — первый человек, который открыл Священное Писание. Христиане его не читали категорически. Или всё-таки они не идиоты, они читают эту книгу, они в курсе того, что в ней написано, и они не видят тут такого рода противоречий, которые разрушали бы доверие к Библии?» Потому что очень часто мы имеем дело с оппонентом, который принципиально закрыт, который просто отказывается рассматривать возможность того, что оппонент может быть прав. И мы можем сказать: так, ну, хорошо, я от вас сейчас не требую, чтобы вы поверили, что христиане правы. Всё, что я от вас сейчас хочу — это чтобы вы поверили, что христиане не идиоты, или, по крайней мере, не все христиане идиоты. Поскольку такого рода грубые ошибки, которые вы предлагаете в качестве примеров — ну, наверное, их бы христианин заметил, наверное, вы не первый человек, который это обнаружил. При подходе к любому тексту будет что-то, что будет вызывать моё недоумение, мое непонимание. Библия — это сборник текстов, которые создавались в разное время, на протяжении примерно тысячелетия; их отделяет от нас две тысячи лет примерно, и естественно, это текст, который создавался в другой культуре, и для того, чтобы его понять, нужно приложить определенные усилия. Поэтому нам нужно разобраться, прежде всего, что такое противоречие.

Определение противоречия

Что является примером противоречия. Противоречие — если мы говорим с точки зрения логики: одно и то же утверждение не может быть истинным и ложным в одном и том же отношении. Т.е. то, что подпадает под определение противоречия — это то, что одно и то же утверждение не может быть истинным и ложным одновременно в одном и том же отношении. В этом определении противоречия важны обе части: что одно и то же утверждение может быть истинным и ложным в одном и том же отношении.

Пример классического такого противоречия — это когда, например, люди пытаются верить одновременно в карму и в прощение грехов. Карма — это некий такой безличный закон воздаяния: если ты чего-нибудь натворил, то ты бросил камень вверх, и этот камень обязательно упадет тебе на голову. Прощение грехов — это когда камень, который ты бросил вверх, может тебе на голову не упасть. Потому что ты прибег к Господу, ты просил у Него милости, ты попросил прощения, ты прощение получил. Утверждение «грехи могут быть прощены» не может быть одновременно верным и неверным в одном и том же отношении. Мы должны выбирать что-то одно. Мы верим либо в карму, либо в прощение грехов.

Мы можем привести пример того, что не является противоречием на самом деле, хотя может им парадоксально казаться. Например, когда я вам говорю: вот чтобы дойти до метро, вы должны повернуть налево, а потом направо — в этом нет противоречия. Потому что вы должны повернуть налево сразу, а направо — потом. Противоречие возникает только в том случае, если бы я сказал: вот сейчас вы должны повернуть направо и налево одновременно. Если не одновременно, то противоречия нет.

Противоречие — следствие невнимательного чтения

Исходя из этого определения, мы рассмотрим некоторые примеры так называемых противоречий. Чаще всего люди утверждают наличие противоречий в Библии на основании невнимательного чтения. Это кажется очень простым, но вот это так. Я приведу классический пример. Мне его недавно опять поставили этот вопрос, мне недавно опять сказали, что повествование о Рождестве оно различается резко, оно противоречит у Матфея и Луки, так что явно этим так доказывается, что это всё мифы и там все выдумывали, кто во что горазд. Сравним эти два повествования для того, чтобы понять, о чём речь идёт, к чему, собственно, у народа претензии. Вот что говорится в Евангелии.

Когда же Иисус родился в Вифлееме Иудейском во дни царя Ирода, пришли в Иерусалим волхвы с востока и говорят: где родившийся Царь Иудейский? ибо мы видели звезду Его на востоке и пришли поклониться Ему. Услышав это, Ирод царь встревожился, и весь Иерусалим с ним. И, собрав всех первосвященников и книжников народных, спрашивал у них: где должно родиться Христу? Они же сказали ему: в Вифлееме Иудейском, ибо так написано через пророка: и ты, Вифлеем, земля Иудина, ничем не меньше воеводств Иудиных, ибо из тебя произойдет Вождь, Который упасет народ Мой, Израиля. Тогда Ирод, тайно призвав волхвов, выведал от них время появления звезды и, послав их в Вифлеем, сказал: пойдите, тщательно разведайте о Младенце и, когда найдете, известите меня, чтобы и мне пойти поклониться Ему. Они, выслушав царя, пошли. И се, звезда, которую видели они на востоке, шла перед ними, как наконец пришла и остановилась над местом, где был Младенец. Увидев же звезду, они возрадовались радостью весьма великою, и, войдя в дом, увидели Младенца с Мариею, Матерью Его, и, пав, поклонились Ему; и, открыв сокровища свои, принесли Ему дары: золото, ладан и смирну. И, получив во сне откровение не возвращаться к Ироду, иным путем отошли в страну свою. Когда же они отошли, — се, Ангел Господень является во сне Иосифу и говорит: встань, возьми Младенца и Матерь Его и беги в Египет, и будь там, доколе не скажу тебе, ибо Ирод хочет искать Младенца, чтобы погубить Его. Он встал, взял Младенца и Матерь Его ночью и пошел в Египет и там был до смерти Ирода, да сбудется реченное Господом через пророка, который говорит: из Египта воззвал Я Сына Моего.

То есть что мы здесь видим у Матфея — мы видим, как волхвы приходят поклониться Младенцу, и сначала они приходят к Ироду; и мы знаем, что Ирод был параноик. Мы это знаем из светской истории, мы это знаем от Иосифа Флавия; более того — император римский даже заметил так ехидно, когда ему донесли о том, как Ирод себя ведет — что лучше быть свиньей Ирода, чем его сыном. Римляне они очень так любили подкалывать евреев — те свинину не едят, и действительно, если ты свинья при дворе Ирода — то он тебя не убьет, они свинину не едят, а быть сыном Ирода опасно, потому что он убил своего сына, подозревая его в намерении захватить власть. Ирод убил множество народа. Это был человек чрезвычайно жестокий и чрезвычайно подозрительный. Я недавно столкнулся с такими утверждениями, что вот знаете, про такого злого человека, наверное, будут складывать легенды, которые преувеличивают его злодеяния, и, наверное, к этому относится легенда об убитых младенцах. На самом деле довольно странная логика, потому что если убийство младенцев превосходно вписывается в то, что мы знаем о характере Ирода — то, что он был, во-первых, чудовищно жестокий человек, абсолютно «без тормозов»; а во-вторых, он был болезненно подозрительный — это не значит, что всё это легенда. Но мы видим, как здесь волхвы сначала толкнулись к Ироду, потом Ирод их послал разведать о Младенце — они приходят к Младенцу, тут Ангел Господень предупреждает Иосифа, и очевидно, это достаточно сразу всё происходит. Иосиф бежит в Египет ночью, то есть это некое внезапное бегство, которое происходит практически сразу же после посещения волхвов. Посещают одни в доме, говорится точно: «войдя в дом». Читаем повествование о Рождестве у Луки:

Когда же они были там, наступило время родить Ей; и родила Сына своего Первенца, и спеленала Его, и положила Его в ясли, потому что не было им места в гостинице.

То есть мы видим, что здесь Рождество происходит в яслях, потому что не было им места в гостинице — так традиционно изображается в вертепе.

По прошествии восьми дней, когда надлежало обрезать Младенца, дали Ему имя Иисус, нареченное Ангелом прежде зачатия Его во чреве. А когда исполнились дни очищения их по закону Моисееву, принесли Его в Иерусалим, чтобы представить пред Господа, как предписано в законе Господнем.

И мы читаем, как Господа Иисуса встречает Симеон, и он произносит свое «Ныне отпущаеши» — то, что потом стало церковным гимном, очень часто который поется в Церкви. И на это нам говорят: тут, по крайней мере, два противоречия. У Матфея мы читаем, что Младенец Иисус находится в доме, волхвы приходят поклониться в дом; у Луки мы читаем, что Господь Иисус родился в яслях — не было места им в гостинице, и мы читаем, что после этого совершается обрезание Господне, после этого они идут в храм, где в храме Господа Иисуса посвящают Богу.

Естественно задают вопрос: какая версия верна? То ли они находятся в Иудее, никуда не бегут, несут Младенца через какое-то время посвятить Богу; то ли напротив, — они бегут, потому что их предупредил Ангел — бегут в Египет. Не могли же они быстро так сбегать в Египет и вернуться. Вот такой вопрос, мне недавно поставили, и этот вопрос во многом характерный, потому что этот пример нам показывает, на что похоже, так сказать, типовое библейское противоречие, на чём оно основано. Если мы внимательно читаем текст, то мы видим, что в тексте не сказано ничего о том, что волхвы и пастухи являются Господу одновременно. Что нас сбивает с толку — часть людей сбивает с толку? — это то, что традиционно во всех изображениях Рождества мы видим Господа Иисуса, Пречистую Деву, Иосифа, пастухов, волхвов, ангелов — и всех их одновременно, поскольку средневековые художники считали совершенно нормальным, естественным, одновременно изображать на полотне в разное время произошедшие события. И у многих людей складывается впечатление, что волхвы и пастухи — они подошли к Господу Иисусу одновременно, как бы сразу.
На самом деле это, очевидно, не так, потому что если мы читаем текст Матфея чуть-чуть дальше, мы читаем про Ирода, который повелел избить всех младенцев от двух лет и ниже — по времени, которое выведал от волхвов. То есть на момент, когда приходят волхвы, на момент, когда Ирод посылает истребить младенцев, на момент, когда соответственно Иосиф берёт Марию и Младенца и бежит в Египет, проходит от Рождества что-то около двух лет — по крайней мере, ну, где-то не больше двух лет, но какой-то значительный достаточно промежуток времени проходит. Очевидно, что Ангел возвестил пастухам, которые были где-то недалеко, где-то рядом; а вот волхвы на Востоке — когда они увидели звезду, им понадобилось какое-то время для того, чтобы дойти. Ну, и наверно, значительное время, поскольку иначе какой смысл по этому времени истреблять младенцев, которые были от двух лет и ниже.
Если мы выстраиваем последовательную картину событий, то картина у нас получается такая. Во-первых, у нас происходит Рождение Младенца и поклонение пастухов — по-видимому, в ту же ночь; потом происходит обрезание Младенца по прошествии восьми дней, посещение храма и пророчество Симеона — это в сороковой день, возвращение сперва в Вифлеем, а потом, куда спустя некоторое время — уже порядка двух лет, пришли волхвы, потом происходит бегство в Египет, потом возвращение в Назарет после смерти Ирода. Мы видим, что события превосходно укладываются во временную последовательность. Здесь просто людей сбивает с толка невнимательное чтение Священного Писания. И тут же разрешается это мнимое противоречие с тем: а где же находился Младенец Иисус — в яслях или в доме. Сначала в яслях, потом в доме, потому что очевидно, Он не находился эти два года в яслях. Таким образом, если мы просто внимательно читаем текст — мы видим, как выстраивается повествование о Рождестве, совершенно ясная и совершенно последовательная хронология. Но здесь людей сбивает с толка не только невнимательное чтение, но и вот эта ложная подразумеваемость, когда считается, что все события, описанные в первых главах Евангелия от Матфея и Евангелия от Луки, происходят где-то в один день. Мы привыкли в Рождественской символике — присутствуют волхвы и присутствуют пастухи, «ангелы славословят, волхвы со звездою путешествуют» — и в одной строчке, тем не менее, церковный гимн в этом отношении достаточно точен, поскольку ангелы с пастырями славословят, а волхвы же со звездою — они в этот момент еще не пришли, они еще путешествуют, они только отправились в путь. И мы привыкли видеть картины или вертепы, где присутствуют волхвы и пастухи. На самом деле из текста это не следует, из текста следует, что сначала приходят пастухи, потом какое-то время заметное время — до двух лет, приходят уже волхвы. Таким образом, первая причина, про которую люди говорят о противоречиях — это просто невнимательное чтение текста.

Другой пример — когда я смотрел в Интернете «противоречие в Библии», я нашел: например, один человек говорит, что в Евангелии от Матфея Господь Иисус возносится на небо из Галилеи, а в Евангелии от Луки — по дороге из Иерусалима. И это тоже результат невнимательного чтения, потому что в Евангелии от Матфея не говорится о Вознесении. Там заканчивается тем, что Господь дает великое поручение, а Вознесение — оно подразумевается, может быть где-то за кадром, но его непосредственно нет.

Воспринимаемые как противоречие свидетельства разных лиц

Другой пример утверждаемых противоречий связан с тем, что за противоречие принимаются различные свидетельства. Например, в Евангелии от Луки мы читаем, что распятого Господа хулил один разбойник, а другой разбойник благоразумный — он покаялся. В Евангелии от Матфея написано: «и злодеи, распятые с Ним, поносили Его». Есть ли здесь противоречия? Противоречие было бы, если бы в тексте утверждалось или подразумевалось, что все злодеи, распятые с Господом, постоянно и до конца поносили Его; а в другом тексте бы говорилось, что вот все злодеи поносили, а один все время нет, не поносил. На самом деле — что могло быть в реальности, как картина могла выглядеть. Ну, во-первых, мы можем предположить, что сначала один из распятых разбойников тоже поносил Господа, тоже язвительно над Ним насмехался, но потом он что-то понял и покаялся. И это выглядит правдоподобно, потому что мы можем себе представить, кто такой этот злодей, если человек с такой грубой, хамской бравадой, который идет на крест, издеваясь и глумясь, но потом уже перед лицом смерти, перед лицом неизбежного Суда Божия, он приходит в себя и он обращается к Богу. И это выглядит совершенно правдоподобно. Таким образом, мы можем сказать, что Матфей сообщает нам о немного более ранней стадии события, когда действительно, злодеи Его поносили, и Лука сообщает нам о более поздней стадии события, когда один из этих злодеев покаялся.

Возможен другой вариант, который у нас тоже может иметь место. Что речь может идти о том, что злодеев было больше двух, только двух упоминает евангелист прямым текстом, потому что он хочет противопоставить покаявшегося и не покаявшегося. В любом случае противоречие могло бы быть, если бы мы знали с определённостью из текста, что в одном Евангелии говорится, что злодеи всё время поносили, никто из них не покаялся; а в другом бы говорилось, что один из них покаялся. Если говорится, что злодеи его поносили, а в другом говорится, что один покаялся, то скорее всего, мы можем предположить — тут противоречия никакого нет, что один из злодеев потом покаялся. И вот именно об этом покаявшемся злодее нам сообщает Лука.

Другой пример кажущегося противоречия — это надпись на Кресте Господа. Например, у Иоанна говорится, что Пилат же написал и надпись, и поставил на Кресте. Написано было: Иисус Назорей, Царь Иудейский. У Матфея: и поставили над головою Его надпись, означающую вину Его: Сей есть Иисус, Царь Иудейский. Слово «назорей» отсутствует. Евангелист Лука пишет: И была над Ним надпись, написанная словами греческими, римскими и еврейскими: Сей есть Царь Иудейский. Здесь мы видим пример ложных ожиданий и ложного требования к Библии. Между всеми тремя вариантами нет смыслового противоречия. Надпись на Кресте указывала на то, что Господь Иисус был распят, как Царь Иудейский, какими именно словами эта мысль была обозначена — не принципиально. Более того, поскольку надпись была на трёх языках, мы можем предположить, что речь идет о том, что разные евангелисты передают надписи на разных языках: по-еврейски, по-римски, по-гречески. Но я бы предположил, что речь идет просто о пересказе одной и то же надписи немного разными словами, которые одинаково хорошо передают смысл: что Господь распят, как Царь Иудейский.

Противоречие — следствие наивного взгляда на богословие

Другой вариант с кажущимся противоречиями связан с определённым богословским непониманием. Нам говорят, что вот в Ветхом Завете написано «око за око, зуб за зуб» а в Новом написано «возлюби врага своего» — вот Библия противоречит сама себе. Вот Бог нам говорил в Ветхом Завете, что надо «око за око, зуб за зуб»; в Новом говорит — не надо, надо прощать и любить. Аналогичный вариант, когда говорят, что в Ветхом Завете Бог допускает развод; в Новом мы видим, как Иисус прямым совершенно текстом говорит: нет, попущено по жестокосердию вашему — Библия противоречит, где же тогда тут Слово Божие, когда Бог Сам Себе противоречит. Это непонимание связано с непониманием истории спасения, история спасения — она разворачивается постепенно и Бог постепенно приуготовляет народ Божий к восприятию Откровения Божественного во Иисусе Христе, и по первоначалу Бог ограничивает насилие, устанавливая закон талиона, так называемого «око за око, зуб за зуб», потому что в те времена — как и сейчас это бывает, люди не ограничиваются причинением симметричного ущерба. Он мне наступил на ногу, но поскольку я человек очень гордый — я вообще потомственный аристократ, я не могу допустить, чтобы мне всякое быдло на ноги наступало, я сейчас выхвачу шпагу и его заколю. Кстати, совершенно реальный случай — когда какому-нибудь гордому аристократу казалось, что над ним кто-то насмехается, он его тут же убивал. И то же самое было в древнем мире, что «отмстится семь раз всемеро». Бог говорит: нет, не в семь раз всемеро. Вот какой ущерб вам нанесли — вот такой ущерб вы можете нанести противнику, но не больше, что на фоне тех нравов было серьезным ограничением — что вы не можете вырезать его весь род до седьмого колена, когда он вам на ногу наступил. В рамках Ветхого Завета это было огромным смягчением. Более того, это было огромным смягчением нравов по меркам многих европейских стран, даже христианского Средневековья — не помню, до какого срока в Англии, например, можно было быть повешенным за кражу. Мы видим, что ветхозаветный закон отнюдь не поражает своей суровостью — он наоборот, выглядит очень мягким — что вас не могут наказать более строго, чем то, что вы сами согрешили. Но в Новом Завете Бог открывает Его замысел во всей полноте — что мы должны стремиться к примирению, мы должны стремиться к прощению, и намерение Бога всегда оставалось одним и тем же — чтобы между людьми торжествовало примирение, любовь и прощение. Но поскольку аудитория ветхозаветная не в состоянии была это воспринять, Он начинает с «око за око, зуб за зуб».

Аналогичная ситуация с разводом. Когда мы видим, что в Ветхом Завете по жестокосердию людей им даётся такая заповедь — не заповедь разводиться — ни в коем случае. Им даются некие правила — что раз они уже бросают своих жен, то надо ввести некоторые правила, которые бы каким-то образом ограждали права брошенной жены. И это некоторое смягчение нравов, некоторое приближение к тому, что Бог хочет, а в полноте это открыто Господом Иисусом, Который говорит, что жен бросать вообще нельзя.

Противоречие, связанное с непониманием контекста

Другие кажущиеся противоречия связаны с непониманием контекста. Например, в одном месте Господь Иисус говорит: мир Мой даю вам. В другом месте Он говорит: не мир принес Я, но меч, — не мир, но разделение. И понятно, что в разных случаях речь идет о разном. С одной стороны, речь идёт о мире с Богом; с другой стороны речь идет о том, что примирившись с Богом, мы окажемся в конфликте с миром, мы окажемся в разделении с людьми, которые с Богом примиряться не хотят, которые Богу продолжают противиться.

Противоречие, возникающее при непонимания библейского языка

Другая группа так называемых противоречий, а также предполагаемых противоречий между Библией и наукой относится к непониманию библейского языка — когда поэтическому библейскому языку передается некоторое утрированно-буквальное толкование. На самом деле Библия содержит те фрагменты, которые следует понимать буквально — например, когда мы читаем описание Воскресения Господа — у нас нет никаких абсолютно оснований принимать это за притчу — Он буквально телесно и физически воскрес, есть в Библии также поэтические фрагменты, которые мы должны понимать именно как поэтические тексты. Есть ряд примеров, которые можно найти, когда нам говорят, что речь идет о том, что Библия якобы противоречит друг другу. например в Книге Исаии (Ис.3:13) сказано: Восстал Господь на суд — и стоит, чтобы судить народы. А в Книге Иоиля (Иоил.3:12) сказано: Пусть воспрянут народы и низойдут в долину Иосафата; ибо там Я воссяду, чтобы судить все народы отовсюду.

И вот противоречие: вот в одном месте сказано, что Бог судит стоя, в другом месте сказано, что Он судит сидя. Нам может показаться смешным, но вот это я нашёл на одном атеистическом сайте, это подается как «последний гвоздь в гроб христианства», всё ниспровергли совершенно. И те и другие кажущиеся противоречия связаны с непониманием библейского языка. Смысл, цель послания в том, чтобы сказать, что Бог — Судья и Бог будет судить все народы, и нам надо иметь это в виду, нам надо к этому готовиться. А при этом то, что Бог встанет судить все народы или сядет судить все народы — и то, и другое есть поэтический образ. Мы знаем, что встать — это знак готовности к неким решительным действиям; знаем, что человек, который сидел спокойно, потом он встал — это может быть неким пугающим знаком гнева. Вот то, что Бог будет судить все народы, знаменуется тем, что Он встает. Или наоборот: мы знаем, что царь, когда он разбирает дела своих подданных, когда он судит — он сидит на престоле и он совершает суд. Оба этих образа говорят нам о том, что Бог свершает суд.

Для того, чтобы проиллюстрировать, как выглядят нападки на Священное Писание, можно привести пример и подойти с аналогичными мерками, с которыми атеисты подходят к Библии — к стихотворению «Бородино» М.Ю. Лермонтова. Наверно, стихотворение это всем вам знакомо. Но представьте себе, что это стихотворение — это единственное, что нам известно о Бородинской битве. Вот до нас дошло оно — примерно так же Библия — из глубины веков; до нас дошло стихотворение «Бородино». И я знаю, что многие из вас верят в то, что Бородинская битва была на самом деле. Я знаю, что вы, как искренние патриоты, думаете, что это была великая битва, в которой русские люди сражались за свою Родину, в которой они бились с захватчиками, и, в конце концов, вынудили их отступить, но современная наука не разделяет этой патриотической точки зрения. Я не хочу задеть ничьих патриотических чувств. Я понимаю, что многие люди верят в то, что Бородино имело место; я понимаю — многие люди рассматривают стихотворение «Бородино» как достаточно достоверное свидетельство, которое исходит от человека, который имел возможность лично беседовать с участниками событий.

Само стихотворение начинается вот с таким видом, как будто человек передаёт нам слова участника.

Скажи-ка, дядя, ведь не даром
Москва, спаленная пожаром,
Французу отдана?

То есть речь идет о том, что некий, по-видимому, воин обращается к некоему седому ветерану, который участник этих событий, и дальше речь идет от лица этого ветерана, который рассказывает о том, что произошло в Бородинской битве. В современном «бородиноведении» есть ряд позиций — есть «бородинисты-фундаменталисты», которые придерживаются той точки зрения, что Бородинская битва действительно была, что это историческое событие, и что оно развивалось примерно так, как описано в стихотворении. Но в наше время такая фундаменталистская точка зрения практически никем не принимается, потому что рассматривать Бородино в качестве исторического повествования невозможно. Мы сейчас подробно рассмотрим, почему. Что является самой бросающейся в глаза деталью? Ну, например, это предполагаемый дядя, предполагаемый участник предполагаемой битвы, говорит:

Ну ж был денек! Сквозь дым летучий
Французы двинулись, как тучи,
И всё на наш редут.
Уланы с пестрыми значками,
Драгуны с конскими хвостами,
Все промелькнули перед нам,
Все побывали тут.

Что означает слово «драгун». Вообще-то это слово значит «дракон». Вы знаете, что дракон — это такое мифологическое существо, это что-то вроде такого здорового крылатого змея, и это мифологическое существо занимает большое место в мифологии всех практически народов. Но как мы знаем, биологии драконы неизвестны, а все изображения драконов, дошедшие до нас, никак не могут быть изображениями, потому что, как мы можем это узнать у специалистов по всяким летающим животным, такое летающее животное невозможно. Дракон такого телосложения никогда не мог бы подняться в воздух. Следовательно, это явно фантастическая деталь. Драконы, которые тут упоминаются — их, очевидно, не было. Никто не находил костей этих драконов. Возможно, люди находили кости динозавров, и думали, что эти кости дракона. Теперь-то мы собрали скелеты полностью, мы посмотрели, как выглядят динозавры и поняли, что это не драконы. При этом упоминаемые драконы — они еще и с конскими хвостами, что совсем уже ни в какие ворота не лезет. Правда, некоторые «бородинисты-фундаменталисты» говорят, что драконы — это разновидность войск, это такой вид кавалерии. Но это только попытка спасти предлагаемую историческую достоверность текста. Нам, надо, кстати, сказать, что мы знаем, что далеко не все повествования о битвах историчны — вот я некоторое время назад как-то включил телевизор, там шел какой-то сериал, я не стал его подробно смотреть, но там речь шла о том, что Гитлер вторгся в Соединенные Штаты Америки, половину Штатов завоевал, и там, значит, американцы с ним ведут упорную борьбу. Мы знаем, что это не исторично, что Гитлер не вторгался в Америку. Тем не менее героический эпос там есть такой. Или масса историй про то, как люди сражаются с зомби, с инопланетянами, чудовищами из морских глубин и с другими фантастическими врагами. Ничего удивительного в повествовании о том, как люди сражаются с «драконами с конскими хвостами», нет. Ну, конечно же, это повествование не исторично. Ну, допустим, мы пойдём навстречу «бородинистам-фундаменталистам» и признаем, что какие-то драконы с конскими хвостами — это вот такой вид кавалерии.

Но обратим внимание на другие признаки неисторичности этого повествования. Несколько раньше в стихотворении говорится об отступлении русских войск перед французами. Как вы знаете, практически любой героический эпос — даже не просто героический эпос — любой голливудский фильм начинается с того, что наших бьют. Вот нет такого эпоса, чтобы наших не били поначалу. Эпос не начинается сразу со славных побед, эпос начинается с того, что враг очень, и очень, и очень силён. Не существует эпоса про то, как мы побили какую-то маленькую шайку каких-то жалких необычных людей. Нет, эпос всегда повествует о схватке с очень сильным, очень могучим врагом, и он начинается с того, что наших бьют, наши отступают. Это типичный эпический зачин, он встречается везде и постоянно. И естественно, он попадает и в это повествование. Говорится о том, что «ворчали старики». Мы не знаем точно, откуда здесь попало это упоминание о ворчащих стариках, но давайте подумаем, где они ворчали. По ходу повествования вроде речь идёт о том, что они ворчали в отступающей армии. Мы знаем, что в начале XIX века, когда предположительно происходила это предполагаемая Бородинская битва, война была по большей части рукопашной. Это значило, что от участников боевых действий требовалась большая физическая сила. Кому нужны старики на поле боя, что они там делали? Очевидно, что эта строчка про ворчащих стариков — она привнесена из какого-то другого текста.

Обратите внимание на содержание этого ворчания. Там говорится, в частности, что «не смеют, что ли, командиры чужие изорвать мундиры о русские штыки». Что такое штык? Штык — это оружие, которое широко использовалось и в то время, и до этого, и после этого, и мы знаем, что это оружие является чисто колющим. По данным археологии нет никаких сомнений, что штык — это колющее оружие, которое закреплялось на ружье. Изорвать мундиры таким оружием невозможно. Представьте себе штык — если вы его видели в музее, в особенности штык начала XIX века — это трехгранный штык, которым ничего нельзя делать, кроме как колоть. То есть им можно мундиры продырявить, проколоть, но нельзя их изорвать. Это значит, у нас есть основания полагать, что автор этих строк никогда не видел штыка, о котором идет речь; что в тот момент, когда он это пишет, штык является неким легендарным оружием, которое он не знает, как выглядит. Сейчас благодаря археологии мы знаем, что это колющее оружие, сейчас мы такой глупости не напишем. Но в то время когда он не знал, как выглядит настоящий штык, он описывал это примерно так.

Дальше обратим внимание на врагов, с которыми сражаются русские люди. С кем сражаются русские люди при Бородино? — и сейчас мне скажут: ну, как с кем, с французами, Наполеон… Все не так просто. Потому что если мы обращаемся к тексту «Бородино», мы обнаруживаем очень интересную путаницу. Помимо мифологических драконов русским людям противостоят действительно, во-первых, французы, во-вторых, некие уланы. Что означает слово «улан»? Улан — это тюркского происхождения слово, которое означает «юноша». Французский язык, как мы знаем, не имеет никакого отношения к тюркской языковой группе. Французы никогда не находились под властью кого-либо из тюркских народов, французы не контактировали близко с каким-либо из тюркских народов, французы не граничат близко с каким-либо из тюркских народов, французы не поддерживали торговых связей с каким-либо из тюркских народов. Откуда французы могли называться уланами? Очевидно, мы имеем дело здесь с некой другой группой врагов, которые называются уланами. Более того, тут появляется еще одна группа людей, которые обозначены как басурманы — то есть, по-видимому, мусульмане. Были ли французы мусульманами в начале XIX века? — Нет. То есть мы имеем здесь грубое противоречие в тексте, когда у нас с одной стороны неприятели обозначаются как французы; с другой стороны обозначаются как некие тюрки-уланы; с третьей стороны они обозначаются как басурманы, то есть мусульмане. Можно ли объяснить это грубое противоречие в рамках теории, что «Бородино» описывает реальные исторические события — что в ходе реальных исторических событий русские войска сражались одновременно с французами, уланами и басурманами при поддержке драконов. Но очевидно, это исторически невероятно и исследователи-бородинисты выдвинули версию о трех редакторах. Один из редакторов — французист, действительно, описывает историю столкновения русских с французами; другой источник — уланист описывает столкновение русских с некими тюрками, которых он называет уланами; и третий источник — басурманист описывает столкновение русских людей соответственно с басурманами, т.е. мусульманами. Первоначально было три разных текста, в которых описывались столкновения, по крайней мере, с тремя — мы не знаем, откуда пришли потом драконы, — по крайней мере, с тремя разными группами. И впоследствии всё это слилось в единый текст.

Я думаю, что причины, по которым сейчас ни один серьезный исследователь не считает Бородино историческим событием — они более-менее ясны. Но мы можем добавить грубое противоречие с данными современной науки. Например, поэт пишет:

Вам не видать таких сражений!..
Носились знамена, как тени,
В дыму огонь блестел,
Звучал булат, картечь визжала,
Рука бойцов колоть устала,
И ядрам пролетать мешала
Гора кровавых тел.

Что такое ядра? Ядрами стреляли из пушек. Все выстрелы ядрами — это навесные выстрелы, в упор стреляют Только картечью. Он не пишет «картечь пролетала» — он пишет «ядрам пролетать мешала». Но любое ядро летит по параболе. Оно сначала поднимается на какую-то высоту, потом опускается. Чтобы мешать пролетать ядру эта самая гора кровавых тел — ну, давайте себе попробуем представить, какой высоты она должна быть. Ученые-баллистики просчитали, какой она должна быть высоты, и поверьте мне, чтобы сложить такую гору из кровавых тел, нужно много кровавых тел, конечно, и нужно много потрудиться. Но поэт описывает гущу схватки, когда никто специально никаких кровавых гор складывать не будет, когда убитые лежат там, где они упали. Следовательно, вот это сообщение о том, что «ядрам пролетать мешала гора кровавых тел» — оно противоречит современной баллистике.

Таким образом, стихотворение «Бородино» нельзя считать сообщением о реально имевшей место битве. Как оно вообще могло возникнуть? Дело в том, что несколько раньше другой русский поэт — Александр Сергеевич Пушкин, написал поэму «Полтава», где есть длинный фрагмент, который мы проходили в школе, который описывает битву русских со шведами. И бросается в глаза сходство описаний, когда мы читаем, что и в битве при Полтаве, и в битве при Бородино используются ядра, используются кони, и используется, в общем-то, тот же самый набор оружия, из чего мы можем предположить, что «Бородино» является творческой переработкой «Полтавы». Правда, это, конечно, не означает, что Полтава была историческим событием, поскольку героический эпос о Полтаве, по мнению многих исследователей, является сокращенным вариантом известного немецкого героического эпоса «Песнь о Нибелунгах». В самом деле, мы видим описание некоей героической схватки, и по-видимому, «Полтава» представляет собой сокращение этой «Песни о Нибелунгах», поскольку в XIX веке на русский язык массово переводилась западноевропейская литература в сокращениях, и вызывала массу подражаний. Можно предположить, что соответственно «Полтава» — это подражание «Песне о Нибелунгах», «Бородино» — это подражание «Полтаве», и мы можем считать вполне совершенно установленным, что никакого исторического субстрата, о котором мы могли бы тут говорить — да, была некая Бородинская битва, русские бились с французами, — нет. Я понимаю, что это может глубоко уязвить чьи-то патриотические чувства, но, тем не менее, против науки не попрешь. Мы рассмотрели стихотворение «Бородино», и нам очевидно — и с точки зрения его внутренних противоречий, и с точки зрения противоречий с данными современной баллистики и археологии, что никакой так называемой Бородинской битвы не было и быть не могло.

Я привел этот пример для того, чтобы показать как работает библейская критика и почему мы должны относиться к ней достаточно осторожно, достаточно настороженно. Когда нас уверяют, что в Библии существует противоречия, это очень часто связано с непониманием библейского языка. Я хотел бы подчеркнуть, что всякий раз, когда вы слышите о том что современная наука поставила Библию под вопросом, современные изыскания текстологов ученых поставили Библию под вопросом — всегда надо исходить из того, что исследования текстов носят неизбежно приблизительный характер и очень часто носят предвзятый характер. Примерно точно так же, как я вам сейчас обосновал, почему не было Бородинской битвы, точно так же можно обосновать, почему не было Исхода или тех или иных событий, описанных в Священном Писании.

Понимание библейской безошибочности

Мы с вами продолжим разговор об утверждениях, касающихся так называемых ошибок и противоречий в Священном Писании, и я думаю, что нам нужно будет начать с такого более общего взгляда на безошибочность Писания, на то, что мы под этим понимаем, на то, что мы под этим подразумеваем, какую точку зрения мы здесь отстаиваем. Дело в том, что центр христианской веры — это Господь наш Иисус Христос. Христианство не религия книги, христианство это религия воплощенного Бога, как заметил один образованный мусульманин — и я думаю, он тут хорошо уловил суть дела, в христианской традиции Корану соответствует не Библия, а Христос. Если в мусульманских представлениях Бог открыл Себя в книге, то в христианстве Бог открыл Себя в личности Иисуса Христа. Поэтому внутри Церкви, среди христиан, могут существовать некоторые различия в подходе к тому, как понимать безошибочность и богодухновенность Священного Писания. То, что делает христианина христианином — это вера в то, что в лице Господа нашего Иисуса Христа мы встречаем Воплощенного Бога. Поэтому могут существовать внутри Церкви, внутри христианского сообщества несколько разные подходы к тому, что считать библейской безошибочностью.

Некоторое время назад я смотрел документальный фильм, в котором являлся некий американский протестантский пастор, библейский фундаменталист, который произнес буквально следующую фразу: если Библия говорит неправду в отношении геологии и биологии, то как же я могу доверять ей в отношении моего спасения? Следовательно, чтобы верить во Христа, я должен верить в то, что Библия содержит сведения о биологии и геологии, и она их правильно преподаёт, то есть Библия содержит какие-то естественнонаучные данные и передает их совершенно верно. Есть другая точка зрения, которая исходит из того, что Библия есть свидетельство об Иисусе Христе. Как говорит святой апостол Иоанн: Сие же все написано, дабы вы уверовали, что Иисус есть Христос, Сын Божий и, веруя, имели жизнь во Имя Его. То есть цель, с которой Библия нам преподана — привести нас к вере в Господа нашего Иисуса Христа, привести нас к спасительным взаимоотношениям с Ним, в Его Церковь. Целью Библии не является с этой точки зрения сообщение нам каких-либо данных, касающихся биологии, геологии, зоологии, истории древнего мира или еще каких-либо предметов общепознавательного характера. Библия предназначена для того, для того, чтобы привести нас к личным взаимоотношениям со Христом, с Церковью и к вечному спасению. Я не буду сейчас углубляться в полемику между этими двумя точками зрения, я просто отмечу, что даже если мы бы пришли к выводу, что Библия содержит какие-то ошибочные утверждения, из этого не следует логически, что библейское свидетельство о Христе ошибочно — это разные тезисы.

Я хочу сразу обозначить, что эти тезисы разные. Есть христиане, которые полагают, что Библия не содержит вообще никаких ошибочных утверждений относительно чего бы ты ни было, относительно биологии, зоологии — чего угодно. Всё абсолютно, что в Библии написано — истинно во всех отношениях. Есть христиане, которые говорят, что там, где речь не идет о вопросах, затрагивающих наше спасение, там где речь идет о том, что к нашему спасению не имеет никакого отношения вообще, там библейские священнописатели могут придерживаться взглядов, общих для их культуры, для их эпохи, и это никак не влияет на наше доверие в Библии как к свидетельству о Христе, потому что Библия не является энциклопедией знаний из всех областей жизни — она является свидетельством о Христе, именно с этой целью она нам преподана, именно в этом отношении она является богодухновенной.

Почему я считаю нужным на этом остановиться. Я сейчас не собираюсь ту или иную точку зрения оспаривать или подтверждать. Когда я готовился к нашим занятиям, ещё раньше, когда читал на эту тему, я смотрел в англоязычном интернете типичную историю отступника. В Америке больше верующих людей, там больше отступников соответственно, и типичный отступник выглядит так. Это некий юноша, который вырос в маленьком городке, где-нибудь в Арканзасе, среди добрых благочестивых фермеров, которые в простоте душевной читают Библию, в простоте душевной ей верят, и я ничего про них ни в коем случае не скажу плохого — это, наверное, искренние, хорошие люди; и вот этот юноша он едет в большой город, поступает там в университет и сталкивается с тем, что, как ему начинают говорить, некоторые библейские утверждения, касающиеся биологии, зоологии, географии или древней истории — неточны, после чего тот юноша хлопает себя по лбу и говорит: а, так оказывается, Библия говорит неправду — верить ей нельзя, больше я не буду верить в Христа, подамся в атеисты, буду, значит, жизнь проводить нечестиво. Поскольку речь идет очень часто о людях весьма юных — студентах, которые только приехали учиться, у них, к тому же, гормональная буря — понятно, им как-то эта весть о том, что в Библии есть ошибки, ими воспринимается с радостью и большим облегчением — сейчас мы, значит, устремимся во все тяжкие. Ну, это понятно бывает — молодой человек, только что вырвавшийся из-под родительской опеки. И даже не только с юношами. Есть такой библеист, достаточно известный — Бах Эдман, который обнаружил в Библии то, что он принял за ошибку — там в одном месте по-разному назван первосвященник, при котором Давид вошел и ел хлебы предложения и бывшие с ним. И он тут же решил, что это ошибка. Раз это ошибка — значит, Библия не является безошибочной; раз Библия не является безошибочной, следовательно, верить ее свидетельству о Христе нельзя, и тут он подался в атеисты. И сразу что я хочу сказать — это логическая ошибка. Из того, что Библия — даже если бы мы пришли к такому выводу, сейчас не говоря о том, насколько этот вывод верен, даже если мы пришли к выводу, что Библия содержит некие фактически неверные утверждения, касающиеся истории, географии, и ещё каких-то вопросов, не относящихся к нашему спасению — из-за этого бы никак логически не следовало, что Библия не сообщает там истинного свидетельства об Иисусе Христе. Можно считать, что Библия содержит неверное утверждение в отношении каких-то, не относящихся прямо к спасению вопросов, и считать, что она сообщает нам истину о спасении, и истину о том, кто такой Христос, истину о том, как нам с вами надлежит себя вести, чтобы обрести спасение.

Я это говорю, чтобы мы не приняли чужих правил игры. Потому что, как это бывает в полемике, с которой мы часто сталкиваемся в переводной литературе — мы там видим полемику между определённым течением христианства — а именно библейским фундаментализмом, и атеизмом. И атеизм очень часто атакует не христианство как таковое — он атакует совершенно определенные взгляды, конкретные для протестантских фундаменталистов. Надо отметить, что если атеисты докажут, что протестантские фундаменталисты неправы в своем подходе к Библии, они этим не докажут, что Библия в целом неверно свидетельствует о Боге и Христе, или что Библии в целом нельзя доверять в вопросах нашего спасения. Это разные вопросы. Если бы мне доказали, что Библия содержит ошибочные утверждения в отношении географии, истории, естественных наук — я не считаю пока, что она содержит, я не нашел каких-то однозначных ошибочных утверждений там. Но даже если бы мне это продемонстрировали — я пришел бы к выводу — да, вот тут ошибка, вот тут священнописатель — это не ошибка толкования, а это, действительно, ошибка священнописателя — это бы не подорвало никоим образом мою веру в то, что Библия свидетельствует об Иисусе Христе верно. Таким образом, даже если вы придете к выводу когда-нибудь, что Библия содержит ошибочное утверждения в отношении каких-то вопросов, это никоим образом не должно для вас означать, что библейские свидетельство, апостольское свидетельство об Иисусе Христе ошибочно — это два разных тезиса. Есть христиане, которые считают, что Библия содержит ошибочные утверждения, однако эти ошибочные утверждения не относятся к содержанию ее посланий, не относятся к нашему спасению, и поэтому это не проблема. Поэтому первое, что я хотел бы тут отметить — это то, что мы не должны принимать их правила игры, что если бы в Библии нашлась какая-то ошибка или что-то, что мы представляем как ошибку — то всё, Библия не является боговдохновенной — нет, это не связанные, это разные вопросы совершенно.

Но рассмотрим то, что люди часто воспринимают как ошибки. Мы немножко говорили о том, что очень часто то, что людям кажется ошибкой или противоречием, есть результат непонимания текста. Особенно это заметно, когда некий бодрый такой юноша-атеист, он открывает Библию, ничего там не понимает, и свое непонимание объясняет тем что вот якобы в Библии ошибки, в Библии противоречия, хотя на самом деле проблема только в том, что он плохо разбирается в тексте. Вообще говоря, Библия книга очень толстая, и я ее прочел от корки до корки, уже будучи крещеным православным христианином, потому что читать такую толстую книгу просто из любопытства — я не думаю, что это кому-то удавалось. Поэтому познания атеистов в Библии носят часто крайне фрагментарный характер, и очень часто то, на что указывают как на противоречия, является результатом этой фрагментарности. Кажущиеся ошибки могут быть связаны с проблемами перевода — даже не с ошибками, а с неизбежной проблемой, которая связана с переводом библейского текста на современные европейские языки. Я приведу конкретный пример. В Книге Левит 11 глава перечисляются нечистые, согласно ритуальному закону, птицы и говорится там следующее: Из птиц же гнушайтесь сих: орла, грифа и морского орла, коршуна и сокола с породою его, всякого ворона с породою его, страуса, совы, чайки и ястреба с породою его, филина, рыболова и ибиса, лебедя, пеликана и сипа, цапли, зуя с породою его, удода и нетопыря. Вот люди говорят: ну как же — в Библии явная ошибка, потому что нетопырь перечислен как птица. Древние евреи искренне думали, что нетопырь — это такая птица. На самом деле мы знаем, что летучая мышь по современной классификации к птицам не относится. Проблема решается очень просто. Есть программа «Цитаты из Библии», которую я всем очень советую скачать, у кого ее нет еще, и там есть «Номера Стронга». Для тех, кто как я, не знает еврейского языка, там есть такой встроенный еврейский словарь. Вы можете просто кликнуть на соответствующее слово, и там вам выскочит, что слово, которое переводится как «птицы», в оригинале имеет значение «летающие твари». В русском языке нет такого слова «летающие твари». В английском языке тоже нет, поэтому там в английском переводе тоже пишут birds. Однако еврейский оригинал говорит просто о летающих тварях. И поэтому вся проблема связана с тем, что человек просто не понял, что там написано в тексте. Более того, такого рода придирки к каким-то зоологическим сведениям в Священном Писании бывают часто связаны именно с переводом, поскольку часто современные переводчики затрудняются точно определить, о каком именно животном там идет речь. Потому что Библия не замышлялась в качестве зоологического атласа, там нет иллюстраций и подробных описаний, на основании которых мы могли бы точно заключить, что речь идет именно об этом животном. Христиане совершенно избавлены от необходимости ломать здесь голову — я не знаю, может, это проблема для раввинов, хотя я не уверен, что это и для них проблема, потому что сейчас нынешние евреи живут совершенно в других условиях и имеют дело с совершенно другими животными. Но в любом случае мы, живя в Новом Завете, можем особенно не заморачиваться тем, какие там птицы — чистые и нечистые, или какие именно животные обозначаются тем или иным еврейским словом. Но один из распространенных типов предполагаемых ошибок связан просто с проблемой перевода.

Однако есть, по-видимому, более серьёзный тип ошибок — то, что людьми воспринимается как ошибка, — который касается вероучения. Когда речь идет о вероучении, тут действительно нельзя сказать, что да неважно это — какая там птица нетопырь или не птица, и вообще на чье спасение это оказывают влияние. Как на примеры таких противоречий приводят, например, утверждение о том, что Бог обитает в неприступном свете; или, с другой стороны, Библия говорит о том, что Бог благоволит обитать во мгле. Вот, например, 3Цар.8:12: Тогда сказал Соломон: Господь сказал, что Он благоволит обитать во мгле. Книга Паралипоменон, параллельное место: Тогда сказал Соломон: Господь сказал, что Он благоволит обитать во мгле. С другой стороны, в Тим.6:16 говорится: единый имеющий бессмертие, Который обитает в неприступном свете. Из чего люди спрашивают: так во мгле или во свете обитает Бог, нет ли здесь противоречия. Я думаю, нам всегда важно помнить определение противоречий — что такое противоречие, как мы определяем это слово, что это такое. Противоречие — это ситуация, когда одно и то же утверждение объявляется истинным и ложным в одном и том же отношении. И тут важно отметить — в одном и том же отношении. То есть, для того, чтобы противоречие имело место, мы должны были бы принять, что речь идет о том, что Бог обитает во мгле и во свете, в одном и том же отношении. Какая же мгла и какой же свет имеется ввиду, что здесь нам хочет сообщить священнописатель? И мы понимаем, что речь идет о непостижимости Бога в обоих случаях. И эту непостижимость мы можем обозначить двумя образами, которые выглядят противоположными, но, тем не менее, обозначают одно и тоже: что Господь обитает во тьме. Моисей вступает во мрак, где Бог. Почему? Потому что он не может Его полностью адекватно увидеть — ведь это тайна Божия. Неприступный свет говорит о том же самом. Точно также, как мы не можем прямо смотреть на солнце, мы не можем прямо смотреть на Бога, и поэтому неприступный свет означает ровно тоже самое, что и мгла. Противоречие снимается, когда мы признаем, что речь идет о некоем образе. Речь идет об образном языке, к которому прибегает Священное Писание. А вообще говоря, когда речь заходит об образах, об аллегориях, как я уже говорил, тут же атеисты говорят, что — ну вот, вы все придумали для того, чтобы уклониться и не признать, что у вас в Библии чепуха написана. Я еще раз напомню, что на самом деле мы в обычном нашем разговорном языке постоянно прибегаем к образам. Некоторое время назад я видел выступление одного воинствующего такого, свирепого атеиста, и он там сказал, что его оппонент — верующий христианин, у него IQ как у земляного червя. Конечно, все очень забавно, что наука научилась мерить IQ земляными червями. Очевидно, здесь атеист прибегает к аллегории, просто хочет сказать, что его оппонент глуп. И когда мы прибегаем к аллегориям, то мы можем прибегать к аллегориям, которые выглядят противоречивыми. Например, Христос в Библии назван Агнцем и в то же время Он назван Львом от колена Иуды — и мы понимаем, что хотя Лев и Агнец — это два совершенно противоположных, по-видимому, образа, они просто описывают две разные стороны служения Господа — что Он, как Агнец пред стригущим его был безгласен, и смиренно предает себя на смерть ради нашего искупления, и Он является львом в том отношении, что Он побеждает силы зла и освобождает Божий народ. Таким образом, нередко представление о том, что тут якобы имеет место противоречие, связано с тем, что люди неправильно ошибочно трактуют библейские образы.

Есть ещё один пример. Например, то, что Господь говорит об отношении к миру — Священное Писание говорит об отношении к миру, что с одной стороны мир это то, что Бог любит — ибо Бог так возлюбил мир что отдал сына своего единородного дабы всякий верующий в Него не погиб но имел жизнь вечную. С другой стороны, говорится: не любите мира, ни того, что в мире. Как же, говорит человек — явные противоречия, чушь какая — там говорится, что Бог любит мир, и там говорится, что Бог не любит мир, и вы не любите — кто дружит с миром, тот делается врагом Богу, и этот человек даже залез в английский перевод Библии, увидел, что там тоже самое стоит слово по-английски world в обоих случаях, и говорит: вот противоречие Библии, поскольку одно и тоже слово должно время нести одно и то же значение. Это грубая ошибка восприятия текста, поскольку на самом деле ни в одном реально существующем в языке слово не обладает однозначным значением. Единственный язык, в котором слова обладают однозначным значением — это язык программирования. В языке программирования, на котором пишутся инструкции для компьютера, там действительно, каждая команда, каждый термин имеет совершенно определенное значение, иначе компьютер просто не сможет работать. Но любой человеческий язык всегда использует слова в разных значениях. Если вы пытались переводить когда-нибудь в жизни с одного языка на другой, вы это тут же обнаружили. Или даже нет — вы можете и не пытаться переводить, вы можете поручить это автоматическому переводчику, и я помню, как я кликнул на автоматический перевод, и мне выдалась такая фраза: «хороший день поздравляем вас от имени лорда Иисуса». Я не сразу понял, что он там собственно имел в виду, но очевидно — потом я поглядел оригинал, там речь шла о том, что просто: «Добрый день, приветствуем вас Во имя Господа Иисуса». И переводчик просто тупо подставил соответствующие русские слова, получилось очень смешно. Аналогичная ситуация возникает в Библии — там одни и те же слова могут использоваться в несколько разных значениях. Мир, который возлюбил Бог и отдал Сына Своего Единородного — это Божье творение, включая людей. Мир, которым надлежит гнушаться, с которым не следует дружить — это та система ценностей и отношений, которая построена на неверии, на отвержении Бога, та система ценностей, которая характеризуется, по словам апостола, похотью плоти, похотью очей и гордостью житейской. Очень часто мы должны рассматривать слово в контексте фразы, где оно потребляется. Вообще, любой язык — не только библейский, — он всегда предполагает, что слово употребляется в контексте. Я помню, когда я был еще на курсах английского языка, нам сказали, что никогда не пытайтесь переводить слова — это глупость, потому что переводить можно только какие-то смысловые единицы — можно переводить фразы, можно переводить абзацы, но нельзя переводить слова, потому что слова могут что-то означать только в контексте. Вы, может быть, заметили, что когда переводят там название книг, фильмов или статей, там иногда они выглядят абсолютно по-другому, не похожими на буквальный перевод. И как учат переводчиков, заголовок — то, что переводится в последний момент. Почему? Потому что в короткой такой фразе, которая стоит в заголовке, её смысл ясен только в контексте всего написанного. Точно также смысл тех или иных библейских изречений ясным становится в контексте, в котором они находятся.

Есть то, что выдают в качестве противоречий в учении Господа Иисуса. Скажем, в учении, которое касается нравственности — как нам следует поступать. Например, в Евангелии Господь неоднократно подтверждает заповедь «Почитай отца и мать» — есть такая заповедь в Ветхом Завете, она много раз там повторена, и Господь Иисус Христос ее вовсе не оспаривает, когда у Него спрашивает юноша богатый: что мне сделать, чтобы наследовать жизнь вечную, — ему Господь говорит: знаешь заповеди — не прелюбодействуй, не убивай, не кради, не лжесвидетельствуй, не обижай, почитай отца твоего и мать. Господь резко обличает фарисеев, которые обходят заповедь о почитании отца и матери при помощи отсылок на предания старцев. Можно вспомнить, например, у Матфея в 15 главе Господь говорит: Ибо Бог заповедал: почитай отца и мать; и: злословящий отца или мать смертью да умрет. А вы говорите: если кто скажет отцу или матери: дар Богу то, чем бы ты от меня пользовался, тот может и не почтить отца своего или мать свою; таким образом вы устранили заповедь Божию преданием вашим. То есть Господь очень решительно подтверждает, что «почитай отца и мать» — это Божия заповедь. Господь в другом месте, когда у Него спрашивают о позволительности разводиться, говорит — нет, нельзя. В другом месте мы находим слова Господа, которые предъявляются в качестве противоречивых, например, когда у Него некий человек спрашивает разрешения прежде пойти похоронить отца, ему Господь говорит: иди за Мною, и предоставь мертвым погребать своих мертвецов (Мф.8:22). Есть еще более решительное утверждение: если кто приходит ко Мне и не возненавидит отца своего и матери, и жены и детей, и братьев и сестер, а притом и самой жизни своей, тот не может быть Моим учеником; и кто не несет креста своего и идёт за Мною, не может быть Моим учеником. И на этом месте противники нашей веры — атеисты, и ещё мусульмане, которые очень любят заимствовать данные из атеистических сайтов, они говорят: ну, вот, вы видите очевидные противоречия, которые касаются поведения. Так что — надо почитать отца и мать, или нужно, наоборот, возненавидеть отца и мать, нужно почтительно похоронить отца и мать — или нет, пускай мертвые хоронят — как вообще вот такое явное противоречие, поскольку это явное противоречие — это не может быть словом Божиим — всё, Библия не есть Слово Божие, вот, мы можем, значит, соответственно кто к чему склонен — атеисты небоязненно проводить студенческую жизнь свою, а мусульмане, соответственно, принимать Коран как что-то более надежное.

Что с этим делать? Вспомнить определение противоречия. Противоречие есть, если одно и тоже утверждение постулируется как верное и неверное в одном и том же отношении. Господь не отменяет заповедь о почитании отца и матери. Но является ли эта заповедь самой большой в Священном Писании, в Декалоге даже? Нет. Очень часто для неверующих или малоцерковных людей десять заповедей ассоциируются просто с правилами человеческого общежития — как нам в советские годы говорили: правила человеческого общежития, то есть я соблюдаю десять заповедей, если я не делаю особенных гадостей ближним своим, не ворую, матом не ругаюсь и так далее. На самом деле десять заповедей — это иерархический текст, который начинается с первой заповеди: Я Господь Бог твой, да не будет у тебя других Богов пред лицом Моим. Кого надлежит почитать больше в ситуации, если возникает конфликт — Господа Бога или отца и мать? Очевидно, с точки зрения библейского повествования, Бога и только Бога. И в Ветхом Завете мы встречаем утверждение, что если кто угодно — хоть отец родной, будет тебя склонять, чтобы оставить Бога и почитать языческих богов, ты не должен его слушаться. Библейская этика, которой придерживается и Господь Иисус, и Его слушатели, построена на том, что все остальные нравственные обязательства человека вытекают из его обязательств по отношению к Богу. Я Господь Бог твой, Который вывел тебя из земли египетской, и не будет у тебя других Богов пред лицом Моим — и поэтому, поскольку ты почитаешь Единого Бога, поскольку это твой Бог, с Которым ты находишься в отношениях Завета — этот Завет налагает на тебя определенные обязательства — по отношению к Богу, и по отношению к твоим ближним. Первой заповедью является заповедь, относящаяся к Богу, и поскольку ты признаешь Бога в Библии твоим Богом, исходя из этого ты строишь все остальные человеческие отношения. Таким образом, заповеди иерархичны. Первая самая — фундамент, на котором всё строится: Господь Бог твой. И понятно, что в ситуации, когда речь идёт о необходимости выбирать между Богом и почитанием отца и матери, любой иудей должен выбирать Бога — и это уже в глубинах Ветхого Завета совершенно ясно прописано. Поэтому Иисус не входит в противоречие с Собой, Он не входит в противоречие с Библией, но Он говорит одну очень поразительную вещь — Он говорит, что следовать за Ним — это более фундаментальное обязательство, чем даже похоронить отца своего. То есть Он не говорит, что не надо хоронить, Он не говорит, что надо возненавидеть домашних — нет, Он говорит, что есть более важная вещь, чем даже выполнять свои обязательства по отношению к родителям. Это очень важно — выполнять свои обязательства по отношению к родителям, фарисеи не правы, когда они пытаются от этого уклониться, Господь их сурово порицает. Но есть более фундаментальная заповедь следовать за Богом. И эти слова Господа указывают на то, кем Он Себя считает, за Ним следовать важнее, чем даже соблюсти заповедь о почитании родителей. И это значит, что Иисус просто претендует на авторитет Бога. Кстати, мне это не сразу бросилось в глаза, но когда несколько глубже в это вникаешь, эти слова были бы неуместны в словах кого угодно еще, кроме Бога. Иисус дает понять, что Он Бог. Кстати, иногда людей смущает возненавидит отца и мать и всех своих домашних — речь идет о «решительно предпочтет» — это просто такой библейский характерный оборот, то возлюбил, а то возненавидел — означает «решительно предпочтет». То есть здесь речь идет не об отмене заповеди, не о противоречии, а о том, что Господь напоминает об иерархии заповедей, что самое главное — это отношение к Богу, и ясно претендует на то, что Бог это Он, о том, что следовать за Ним настолько важно, что это важнее соблюдения всех остальных заповедей. Кстати, я думаю — это мое предположение, но оно мне кажется обоснованным, — что если бы этот юноша признал бы Иисуса Бога и Господа и пошел бы за Ним, то Господь бы ему сказал: а теперь иди похорони отца своего. То есть теперь, когда заповеди выстроились в правильном порядке — когда ты сначала следуешь за Богом, и исходя из этого, уже выполняешь все остальные обязательства твои по отношению к ближним.

Таким образом, если мы пытаемся проникнуть в текст и понять его место в библейском повествовании, его место в контексте библейском, мы очень быстро уходим от этого кажущегося противоречия. Более того, я знаю, что многие из вас просто усердные читатели Писания, и многим из вас кажется: а вообще, в чём проблема, почему я на это трачу время и это разъясняю? Дело в том, что это не проблема очень часто для нас, но это проблема для наших оппонентов, которые Священное Писание не читают, знакомы с ним очень поверхностно.

Другой пример кажущегося противоречия — это когда говорят, например, об эсхатологии, какова будет участь неба и земли. Похоже, что Священное Писание говорит о том, что земля и небо исчезнут, сгорят, погибнут — ну, например самое резкое высказывание в этом отношении принадлежит апостолу Петру: Придет же день Господень, как тать ночью, и тогда небеса с шумом прейдут, стихии же, разгоревшись, разрушатся, земля и все дела на ней сгорят. Это подается как противоречие с утверждением Библии — что земля устроена Богом навечно: и устроил как небо святилище свое и землю утвердил навек. И здесь мы опять же вспоминаем определение противоречия — в каком отношении земля погибнет, в каком отношении она пребудет вовек. Погибнет то, что построено в противление Богу, погибнет та цивилизация, которая в итоге поклонится антихристу — и она действительно погибнет. Но это не значит, что земля будет уничтожена — она будет очищена огнем Божьего Суда, и она будет восстановлена в том состоянии, для которого Господь ее создал. Но то, что нам опять предлагают за ошибку — это просто результат непонимания текста.

Ещё один пример ошибки — якобы ошибки, на которую любят ссылаться, носит такой эсхатологический характер, поскольку в Священном Писании содержится утверждение о том, что вот Господь должен прийти скоро. Ибо истинно говорю вам не успеете обойти городов Израилевых, как придет Сын Человеческий. Для современного читателя Евангелия что значит придет Сын Человеческий — произойдет конец света, суд над всеми, и я помню, в свое время меня это тоже смущало, не понимал, что это значит — не успеете обойти городов Израилевых — всё, конец света, прямой смысл фразы для меня был такой. Тем не менее конца света не произошло. Эту фразу время от времени вытаскивают атеисты и начинают ею размахивать. На самом деле, для слушателей, даже для самих апостолов, ещё не очевидно, что Иисус это и есть Сын Человеческий. Сын Человеческий — это упоминаемая у Даниила некая эсхатологическая фигура. Некто, очень таинственный, о котором у Даниила не сказано прямо, что это Бог, но некая эсхатологическая фигура, связанная с концом света. И придёт Сын Человеческий просто означает, что вы поймете, что тот Сын Человеческий, о котором шла речь, которого вы ожидаете — это Иисус. Если мы смотрим контекст Священного Писания, мы с вами понимаем, о чём идёт речь.

Но я думаю, что сейчас мне стоит обратить внимание на некоторые вопросы, которые мне поставили в комментариях. Я посмотрел сегодня. Беседовал со свидетелями Иеговы и приводил стих:  Я и Отец одно — на что свидетели отвечали, что я в Отце Моем и Он во Мне, и Я в вас, то есть такой язык единства может употребляться и по отношению к другим людям, не обязательно к Господу Иисусу?. Действительно, в Библии все в одном Господе Иисусе — там употребляются такие слова, можно сказать что мы едины в каком-то отношении с Богом благодаря тому, что мы приведены к единству общения с Богом во Иисусе Христе. Тут две бы вещи я сказал. Во-первых, когда Господь говорит Я и Отец одно — Он не говорит, что мы просто едины с Отцом, Он указывает на единство природы. Но я не стал бы даже на это упирать в разговоре со свидетелями Иеговы, потому что я нахожу более эффективным для свидетелей обратить внимание немножко на другое — на то, что Иисус говорит о Себе, Евангелие о Нем говорит, как о Господе и Спасителе. На то, что об Иисусе говорится как Судие, Который судит сей народ в последний день. О том, что же Сын Человеческий, Который пострадает, будет судить сей народ. Я обычно в таких случаях спрашиваю: друзья, кто у вас Господь? — Мне они говорят: Иегова. Но я им обычно стараюсь указать на то, что Иегова это просто ошибка перевода, Бога никогда не звали Иегова, но всё-таки — Иисус является вашим Господом? Ну, и они вынуждены отвечать — да, потому что в Библии Иисус много раз назван Господом. Так кто же все-таки ваш Господь? Бог Отец — Яхве, или Иисус. Если они говорят: ну, знаете, вот два Господа — ну, как у вас может быть два Господа? Если вы исповедуете Господа кого-то, кто есть по вашим словам, тварное существо — вы впадаете в идолопоклонство. Кстати это еще святоотеческий довод против ариан, он очень древний. Если мы называем кого-то Господом, кто не есть Бог, если мы уповаем на кого-то ради нашего спасения, кто не есть Бог — значит, мы впадаем в идолопоклонство. Если Иисус тварное существо — значит, те, кто Его называют Господом и Спасителем, впадают в идолопоклонство. На это надо обратить внимание «свидетелям». Либо Иисус Бог, либо вы идолопоклонники. Потому что получается тогда — Иисус тварное существо.

Другое место, о котором шла речь в беседе со «свидетелями»: «Иисус говорит ей — не прикасайся ко Мне ибо я еще не восшел к Отцу Моему, а идите к братьям Моим и скажите: восхожу к Отцу Моему и Отцу Вашему, Богу Моему и Богу вашему». Как парировать? То, что Господь наш Иисус Христос, как исповедует Православная Церковь в так называемом Халкидонском догмате, Он есть одновременно совершенный Бог и совершенный Человек. Потому что, очень часто, когда свидетели Иеговы и другие библейски неграмотные люди слышат, что Иисус Бог — они из этого делают вывод, что Иисус не человек. Нет, конечно, Иисус одновременно и Бог, и человек, и Он исполняет функции, которые могут принадлежать и Богу, и человеку. Это принципиально важно, потому что для того, чтобы совершить наше искупление, для того, чтобы быть нашим первосвященником и ходатаем, Ему необходимо быть человеком. То, что не воспринято — то не уврачевано, всё таинство нашего спасения — оно с необходимостью связано с тем, что Господь Иисус на 100% человек во всех отношениях, во всех своих аспектах человек, во всем подобный нам, кроме греха. И это значит что как человек, Иисус может совершать то, что свойственно человеку. Более того: это важная часть нашего искупления. Там, где мы противились Богу, там Господь Иисус проявляет совершенное послушание, и послушание до Смерти Крестной; там, где мы проклинали — Он молится; там, где мы ненавидели — Он прощает, то есть он делает за нас то, что мы должны были это сделать и не сделали. Это важный аспект нашего искупления — то, что Иисус делает то, что люди должны делать, Он поступает в качестве нового Адама. И поэтому Иисус может делать то, что делает человек, и Он совершенно обоснованно говорит «Отцу Моему и Отцу вашему». Как представитель человеческого рода, Он может становиться рядом с нами и говорить, что Он является Сыном как бы вместе с нами. Мы через Иисуса Христа усыновлены Богу. На большие праздники поётся стих из послания Галатам «елицы во Христа крестистеся, во Христа облекостеся». То есть мы облеклись во Христа, и благодаря Его искупительному служению тоже усыновлены Богу, то есть Он по природе Сын Божий, мы — по усыновлению.

«Свидетели» говорят также: Иисус не Бог, так как Он всегда разделяет Себя и Бога: Да не смущается сердце ваше, веруйте в Бога и в Меня веруйте — как парировать этот довод? Точно так же, что Иисус также является Человеком, Он не является только Богом, Он является человеком, и как человек, Он является Спасителем и Искупителем человеческого рода. То есть мы веруем в то, что Иисус является и Богом и Человеком, и мы веруем в Него, как в нашего Искупителя. В этом отношении Иисус не говорит: Я не Бог, — Он говорит, Я также и человек, Я также и принадлежу к человеческому роду. То есть то, что Иисус проявляет определенные личные отношения с Отцом, никак не говорит о том, что Он не Бог.

Расхождения в рукописях Нового Завета

Сейчас мы перейдем к еще одному аспекту споров, связанных с Библией, предполагаемыми противоречиями. Это вопрос о текстологических расхождениях, которые есть в разных рукописях Нового Завета. Тоже это сильно воодушевляет некоторых людей — в частности, мусульман и некоторых атеистов. До нашего времени дошло около 5000 рукописных текстов Нового Завета — и это огромное количество, потому что тексты античных авторов до нас дошли гораздо в меньшем числе и гораздо более в поздних списках. Между этими текстами есть определенные расхождения, есть специальная отрасль библеистики — библейская текстология, которая занимается выяснением первоначального текста. И когда люди узнают об этом факте, то некоторые христиане приходят в смущение, а соответственно, некоторые противники христианства сильно ободряются: очень хорошо! В библейском тексте, дошедшем до нас, есть определенные разночтения — какой из этих текстов является настоящим, какой из них является богодухновенным — мы не можем знать, следовательно, нам не во что верить, у нас нет настоящего подлинного, без помарок, аутентичного богодухновенного текста — всё! В этой ситуации атеисты просто поют и пляшут, а мусульмане приносят Коран и говорят: а вот у нас, значит, книга лучше — у нас нет никаких разночтений. На самом деле это не так в отношении Корана, но вернемся к Библии и к богодухновенности текста. Опять же — богодухновенность текста означает, что Бог через этот текст обращается к нам и сообщает нам то, что необходимо для нашего спасения.

Богодухновенность текста не означает, что это книга заклинаний. Знаете, очень часто люди смотрят на Библию, как на книгу заклинаний, на волшебную книгу. Волшебная книга — это книга, в которой написаны вот эти, как говорят любители ролевых игр, спеллы — то есть точные побуквенные заклинания, если произнести заклинание не так, оно не сработает. Библия, конечно, не является такой магический книгой — Библия является свидетельством о Христе. И мы должны взглянуть на то, что из себя представляют эти предполагаемые расхождения в тексте, для того, чтобы понять, насколько они влияют на содержание библейского откровения. И как только мы смотрим, что это за расхождение, мы понимаем, что не влияют. Откуда они взялись? В античности, в Средневековье, несколько позже, не было множительной техники никакой, все тексты переписывались от руки, переписывались живыми людьми, живые люди делали грамматические ошибки, описки, пропуск и замену букв, то есть допускали естественные для живых людей ошибки. И в этом месте обычно говорят: о, отлично! — Библию много раз переписывали — наверное, получился испорченный телефон, наверное, мы не можем знать, какие были первоначальные тексты. Ну, в самом деле, ошибки должны были накапливаться, и получиться должно что-то, уже совершенно отличное от первоначального текста. Эта картина с испорченным телефоном неверна вот почему. Кто играл когда-нибудь в «испорченный телефон», тот знает, как это устроено. Дети садятся в кружок, и один ребёнок говорит какое-нибудь слово, например, «работа», другой ребенок вполголоса шепчет соседу — «работа», и на конце линии получается какое-нибудь другое слово — «зевота», скажем — и все смеются. В чем эта ситуация не похожа на ситуацию передачи Библии? — Тем, что это передача по одному каналу. Если мы обратимся к Священному Писанию, то мы видим, что Священное Писание переписывалось сразу во множестве копий. Люди могли делать ошибки, их переписывая, но они делали ошибки разные. И это значит, что прийти к какой-то согласованной картине искажений — скажем, разные писцы не могли ошибиться одинаково. Если писец в Северной Африке пишет: В начале было Слово, и Слово было у Бога, и Слово было Бог, — и писец в Британии пишет: В начале было Слово, и Слово было у Бога, и Слово было Бог. — это значит, что это текст абсолютно подлинный. Это значит, что он никак не мог не мог явиться результатом их одновременной ошибки. Люди могли ошибиться, но они не могли ошибиться одновременно и одинаково. Это значит наличие вот этих мелких ошибок — оно подтверждает, что весь остальной текст абсолютно надежен, оно подтверждает, что в отношении всего остального текста никаких разногласий нет.

Для того, чтобы понять о чём идёт речь, потому что, знаете, при слове «разночтение в рукописях Нового Завета» обычно перед глазами у людей возникает картина, что там где речь идет о чём-то догматически принципиальном. Но посмотрим, например, о чём там речь идёт, какие ошибки. Например, в тексте 1Кор.12:13 апостол пишет: ибо все мы одним Духом крестились в одно тело и все напоены одним духом. Это пишет апостол в одном тексте, но некоторых вариантах рукописи написано по-другому: и все напоены одним питием. такой вариант, как считают текстологи, возник очевидно из-за того, что переписчик прочитал «пневмо» — то есть дух, как «помо» — то есть питие, эта ошибка достаточно понятная. Меняет ли это наше представление о Святом Духе, как это вообще влияет на мироучение Церкви — на самом деле мы все понимаем, что под питием в любом случае является Святой Дух. Ни на что в богословском отношении тот вариант «пневмо» или «помо» не влияет. Текстологи в своих методах пришли к выводу, что более аутентичное, более древнее прочтение это «пневмо» — дух то есть, но они ничего абсолютно не изменили в богословском отношении.

Другой вариант, например в Откр.1:5 в одном варианте текста, наиболее распространенном тексте, сказано: Ему, возлюбившему нас и омывшему нас от грехов наших Кровию Своею. Другой вариант текста говорит: освободившему нас от грехов наших. То есть разница сводится к тому, что в одном случае омывшему от грехов в другом случае — освободившему от грехов. Какой бы вариант мы не приняли, это не влияет абсолютно ни на что. Есть варианты текста, связанные с тем, что переписчики добавляли некоторые пометки, чтобы прояснить значение текста. Например, в Евангелии Господь говорит: Я пришел призвать не праведных, но грешных, и в некоторых вариантах текста сказано: к покаянию. Большинство библеистов считают, что к покаянию — это несколько более поздняя вставка, которая призвана прояснить смысл текста. Но вообще-то мы без всякой вставки предполагаем, понимаем, что к чему еще Господь пришел призвать не праведников, а грешников — ну, очевидно, к покаянию. Это абсолютно не меняет смысла текста.

В некоторых атеистических и мусульманских источниках говорится что — нет, есть все-таки некоторые стихи, в которых смысл текста меняют. Например, в Послании к Тимофею говорится: И беспрекословно — великая благочестия тайна: Бог явился во плоти, оправдал Себя в Духе, показал Себя Ангелам, проповедан в народах, принят верою в мире, вознесся во славе. В ряде рукописей слово Бог отсутствует, там сказано и великая благочестия Тайна, Он, кто явлен был во плоти, Он, Кто явлен был во плоти — там по-гречески слово отличается на одну букву — тот и Бог, и поэтому возникло такое разночтение. И нам говорят — вот, вы видите, у вас в одном месте Библии написано, что Бог явился во плоти, но теперь можно сказать, что это результат грамматической ошибки. На самом деле, любое значимое учение Священного Писания опирается не на один стих, и не на два, и не на три. Учение о Божестве Христа постоянно, настойчиво, провозглашается в Священном Писании — то есть у Священного Писания в этом отношении огромный запас прочности. Радикально учение не меняется ни от чего, какой бы вариант чтения текста мы бы ни приняли, и наличие мелких разночтений указывает на то, что Писание не подвергалось централизованной редактуре. Тут можно вспомнить популярный миф о том, что — ну, иногда говорят в VI веке, иногда не уточняют в каком веке, но церковники отредактировали Священное Писание в своих коварных целях. Я только скажу на это, что это неосуществимо технически, поскольку Писание переписано во множестве экземпляров, и для того, чтобы внести в него какую-то редактуру, нужно выловить все эти экземпляры до единого, нужно выловить все тексты, где оно цитируется, и нужно каким-то образом стереть это из живой памяти людей. То есть это неосуществимо технически. Эти предполагаемые разночтения в различных вариантах Писания не влияют никак научение Писания, никак не влияют на то, что говорится.

Иногда говорят, что вот как же — Бог должен был там за этим проследить, если Он хотел, чтобы этот текст попал нам в руки как богодухновенный — вот можно это сказать, что Бог проследил за тем, чтобы мы имели в руках достаточно надежный текст. Бог действует через людей, и Бог не превращают людей в копировальные автоматы. Писцы, которые переписывали Священное Писание, могли делать какие-то описки, они могли делать какие-то ошибки — это не только не подрывает наше доверие к Писанию, это наоборот, позволяет нам с большой точностью говорить, что текст, который дошел до нас, надежен в вероучительном отношении, и он не подвергался никакой централизованной редактуре.

По поводу трех дней от распятия до воскресения Христа. Вы знаете, я вспоминаю случай из личной практики, когда я пользовался камерой хранения на вокзале. Камера хранения — это такое ужасное место, где если от 12:00 у вас там пролежал чемодан 5 минут — считается, что он у вас там пролежал день, то есть часть дня считается за день. Я не знаю как сейчас — может всё переменилось. Но в моей юности, когда я мотался по вокзалам, отсчет шёл так, что часть дня рассматривалась как день. И поэтому речь шла не о том, что три дня, трое календарных суток полностью, а о том, что, соответственно часть Великой Пятницы, полностью Великую Субботу и часть воскресения — это идёт как три дня. То есть три дня не как полностью трое суток. Мы иногда используем выражение «три дня» именно так. Например, если я в пятницу вечером положил чемодан в камеру хранения, и он у меня лежал кусочек пятницы, субботу, а в воскресенье утром я его забрал — с меня денег сдерут за три дня. То есть мы до сих пор иногда говорим вот о части дня в некоторых контекстах мы говорим как о дне. 

Могла ли Библия быть намеренно искажена?

Библию много раз переписывали в угоду власть имущим. Как ей можно доверять?

Слово «переписывать» может иметь два разных значения. Первое — снимать копии. Например, те из нас, кто застал пленочные магнитофоны, помнят, как люди «переписывали» друг у друга музыкальные записи. Второе значение слова — менять. Например, автор научной работы может переписать ее после того, как появились новые данные.

Переписывали ли Библию в первом смысле, «копирования»? Конечно. До появления книгопечатания любые книги именно переписывали вручную. Это требовало огромных вложений квалифицированного труда. Обычно этим занимались монахи. «Власть имущие», желая проявить благочестие, нередко спонсировали такую работу.

Переписывали ли Библию в смысле «меняли»? Это довольно популярная легенда, она существует в разных видах — например, мне доводилось читать, что «из Библии удалили все упоминания о реинкарнации». Но на самом деле переписать Библию в этом смысле было невозможно чисто технически.

Библия с самого начала в истории Церкви (а до этого, если говорить о Ветхом Завете, и в истории Израиля) много раз копировалась, ее списки находились во многих общинах и у частных лиц. Ее торжественно читали во время богослужений, цитировали в проповедях и других текстах, многие из которых до нас дошли.

Чтобы изменить текст Библии, было бы необходимо внести изменения не только во все копии самого Писания, во все тексты, где соответствующие библейские фрагменты как-то цитировались, более того, как-то изгладить эти фрагменты из памяти людей.

Это технически не решаемая задача — не говоря уже о том, что попытки ее решить вызвали бы немалую смуту, которая обязательно оставила бы по себе множество письменных свидетельств.

Мы также можем обратить внимание на то, что энергичная полемика с еретиками, которая велась в ранней Церкви, касалась интерпретации Писания — но не его содержания. В отношении самого текста все участники полемики были согласны. Поэтому мы можем быть уверены в высокой надежности библейского текста.

Но ведь оригиналы текстов до нас не дошли — как мы можем быть уверены, что они действительно относятся ко временам Иисуса и Апостолов?

Ученые разработали ряд методов, позволяющих нам определить время, когда был написан тот или иной текст, и мы перечислим некоторые из них.

Археологические данные — дошедшие до нас древние рукописи. Например, древнейшим новозаветным манускриптом является знаменитый папирус Р52 (папирус Райленда). Этот небольшой листок папируса (по-видимому, представляющий собой сохранившийся фрагмент более обширной рукописи) исписан с обеих сторон и содержит отрывки из хорошо знакомого нам Евангелия от Иоанна. Как установили историки, манера письма, шрифт, который использовали писцы, менялись от эпохи к эпохе, и особенности написания этого документа позволяют довольно точно определить время его создания — около 125 года нашей эры. Рукопись обнаружена в Египте, и это свидетельствует о том, что к 125 году само Евангелие уже было написано и получило распространение.

Цитирование документа или его упоминание у более поздних авторов. Например, мы знаем, что святой Климент Римский написал свое послании к Коринфской Церкви не позднее 96 года. В этом послании он цитирует слова Господа Иисуса из канонических Евангелий и ссылается на события из жизни апостола Павла, которые тот упоминает в своих посланиях. Таким образом, мы можем сказать, что данные тексты были уже известны и святителю Клименту, и его адресатам и считались авторитетными.

Содержание текста указывает на условия той или другой эпохи. Сначала я приведу негативный пример — существует так называемое «Евангелие от Ессеев», центральный персонаж которого, названный Иисусом, проповедует здоровый образ жизни и призывает учеников воздерживаться от курения. Мы сразу понимаем, что тот текст — очень поздний, потому что курение появляется в старом свете только после открытия Америки.

Для датировки новозаветных текстов очень важно катастрофическое событие, которое Господь Иисус предсказывает в Евангелиях — разрушение Иерусалима войсками римского полководца Тита. Иудеи подняли восстание против Римской Империи, первое время одерживали победы, но потом римляне осадили Иерусалим, в котором на тот момент было множество паломников, прибывших на празднование Пасхи.

После ужасающих страданий, голода, людоедства, жестоких столкновений между различными группами осажденных, город пал, оставшееся население были перебито или продано в рабство, Иерусалимский храм сожжен и разрушен. От города Иерусалима, как и предсказал Господь, «не осталось камня на камне». Это была одна из самых страшных катастроф в истории Израиля, и благочестивые иудеи оплакивают ее до сих пор. Нам сейчас трудно понять, насколько страшным ударом было разрушение города и Храма — для иудеев храм был не просто национальной святыней, а единственным местом, где можно было приносить предписанные законом жертвы, сохранявшие народ в общении с Богом. Как мы знаем, это произошло в 70-том году нашей эры.

Это важно для датировки новозаветных текстов, поскольку из их содержания следует, что они были написаны, когда в Храме еще продолжалось обычное служение, а Иудея еще не подверглась страшному опустошению 70 года.

Например, в послания Апостола Павла и в книге Деяний Апостольских мы видим следы острой полемики о том, обязаны ли те, кто обращается ко Христу из язычников соблюдать Ветхозаветный Закон. Но в этой полемике ни разу не появляется такой решающий аргумент, что Закон просто невозможно соблюсти — храмовые жертвоприношения после 70 года стали невозможны.

Автор Послания к Евреям долго убеждает читателей, что они не нуждаются в храмовых жертвоприношениях, потому что эти жертвы служили только прообразом жертвы Христа, которая раз и навсегда примирила верующих с Богом. Но он нигде не упоминает, что такие жертвоприношения уже прекратились из-за разрушения храма.

Евангелие от Иоанна содержит ряд деталей, которые указывают на автора как на жителя Иерусалима, хорошо знавшего местные реалии.

В специальной литературе методы датировки рассматриваются подробнее, мы только отметим, что в наше время между специалистами (независимо от их личной веры или неверия) существует согласие, что значительная часть новозаветных документов (если не все) написана в первом веке, то есть при жизни первого, максимум второго поколения учеников Иисуса. Вот, например, датировка, которую приводит известный религиовед Мирча Элиаде (не христианин) в своем «Словаре религий, обрядов и верований»: Послания Павла — 50-60 годы, Евангелие от Марка — около 70 года, Евангелия Луки и Матфея — около 80 года, Евангелие от Иоанна — около 100 года.

Это значит, что тексты Нового Завета отделяет от событий жизни Господа Иисуса от двадцати до сорока лет — то есть значительная часть непосредственных свидетелей евангельской истории были живы на момент их написания. Это оставляет очень мало места для домысливания или мифологизации — и побуждает нас отнестись к Новому Завету как к серьезному историческому источнику.

Вы можете отметить интересные вам фрагменты текста, которые будут доступны по уникальной ссылке в адресной строке браузера.

Рейтинг@Mail.ru