Противоречия Библии

Сергей Худиев (рас­шиф­ровка беседы)

Оглав­ле­ние

Виньетка

 

Сего­дня мы с вами начнем довольно обшир­ную тему о кри­тике Свя­щен­ного Писа­ния со сто­роны ате­и­стов, и о том, как бы мы могли на неё отве­тить. Кри­тика эта довольно обширна, довольно раз­но­об­разна, и мы, пожа­луй, начнём с самого часто встре­ча­ю­ще­гося аргу­мента. Это то, что Свя­щен­ное Писа­ние — и в част­но­сти, даже в осо­бен­но­сти, Еван­ге­лие — настолько полно про­ти­во­ре­чий, что к нему невоз­можно отно­ситься все­рьез, как к какому-то заслу­жи­ва­ю­щему дове­рия исто­ри­че­скому тексту. Мы рас­смот­рим раз­лич­ные вари­анты того, что люди видят в каче­стве про­ти­во­ре­чий в Свя­щен­ном Писа­нии.

Общий подход к про­блеме про­ти­во­ре­чий

Прежде всего надо сфор­му­ли­ро­вать общий подход к про­блеме про­ти­во­ре­чий. Есть два вари­анта реак­ции на то, что я вос­при­ни­маю в Свя­щен­ном Писа­нии как про­ти­во­ре­чие, как соб­ственно на любое про­ти­во­ре­чие.

Первое. Я могу ска­зать, что тут про­ти­во­ре­чие: «Библия про­ти­во­ре­чит сама себе; Бог не может про­ти­во­ре­чить Сам Себе; Библия не Слово Божие — сле­до­ва­тельно, я могу Библию отло­жить — это не Слово Божие». Другая воз­мож­ная реак­ция: «тут я не понял». И имея дело с ате­и­стами, мы имеем дело не столько с таким вот неза­ин­те­ре­со­ван­ным рас­смот­ре­нием Свя­щен­ного Писа­ния как текста — мы имеем дело с опре­де­лен­ной пози­цией, когда чело­век откры­вает Свя­щен­ное Писа­ние с целью изыс­ка­ния там про­ти­во­ре­чий, и есте­ственно радостно объ­яв­ляет про­ти­во­ре­чием — очень много чего он там обна­ру­жит, — не зада­ва­ясь вопро­сом: может быть, я чего-то не понял? Иногда мне хочется поста­вить вопрос — иногда его прямо ставлю, когда люди при­во­дят массу того, что им кажется про­ти­во­ре­чием. Перед тем как отве­чать на кон­крет­ные про­ти­во­ре­чия, я иногда говорю: «Минутку, вот Цер­ковь суще­ствует две тысячи лет. Воз­можны два вари­анта. На про­тя­же­нии двух тысяч лет все гра­мот­ные хри­сти­ане были иди­о­тами — они не заме­чали этих про­ти­во­ре­чий. Вот вы — первый чело­век, кото­рый открыл Свя­щен­ное Писа­ние. Хри­сти­ане его не читали кате­го­ри­че­ски. Или всё-таки они не идиоты, они читают эту книгу, они в курсе того, что в ней напи­сано, и они не видят тут такого рода про­ти­во­ре­чий, кото­рые раз­ру­шали бы дове­рие к Библии?» Потому что очень часто мы имеем дело с оппо­нен­том, кото­рый прин­ци­пи­ально закрыт, кото­рый просто отка­зы­ва­ется рас­смат­ри­вать воз­мож­ность того, что оппо­нент может быть прав. И мы можем ска­зать: так, ну, хорошо, я от вас сейчас не требую, чтобы вы пове­рили, что хри­сти­ане правы. Всё, что я от вас сейчас хочу — это чтобы вы пове­рили, что хри­сти­ане не идиоты, или, по край­ней мере, не все хри­сти­ане идиоты. Поскольку такого рода грубые ошибки, кото­рые вы пред­ла­га­ете в каче­стве при­ме­ров — ну, навер­ное, их бы хри­сти­а­нин заме­тил, навер­ное, вы не первый чело­век, кото­рый это обна­ру­жил. При под­ходе к любому тексту будет что-то, что будет вызы­вать моё недо­уме­ние, мое непо­ни­ма­ние. Библия — это сбор­ник тек­стов, кото­рые созда­ва­лись в разное время, на про­тя­же­нии при­мерно тыся­че­ле­тия; их отде­ляет от нас две тысячи лет при­мерно, и есте­ственно, это текст, кото­рый созда­вался в другой куль­туре, и для того, чтобы его понять, нужно при­ло­жить опре­де­лен­ные усилия. Поэтому нам нужно разо­браться, прежде всего, что такое про­ти­во­ре­чие.

Опре­де­ле­ние про­ти­во­ре­чия

Что явля­ется при­ме­ром про­ти­во­ре­чия. Про­ти­во­ре­чие — если мы гово­рим с точки зрения логики: одно и то же утвер­жде­ние не может быть истин­ным и ложным в одном и том же отно­ше­нии. Т.е. то, что под­па­дает под опре­де­ле­ние про­ти­во­ре­чия — это то, что одно и то же утвер­жде­ние не может быть истин­ным и ложным одно­вре­менно в одном и том же отно­ше­нии. В этом опре­де­ле­нии про­ти­во­ре­чия важны обе части: что одно и то же утвер­жде­ние может быть истин­ным и ложным в одном и том же отно­ше­нии.

Пример клас­си­че­ского такого про­ти­во­ре­чия — это когда, напри­мер, люди пыта­ются верить одно­вре­менно в карму и в про­ще­ние грехов. Карма — это некий такой без­лич­ный закон воз­да­я­ния: если ты чего-нибудь натво­рил, то ты бросил камень вверх, и этот камень обя­за­тельно упадет тебе на голову. Про­ще­ние грехов — это когда камень, кото­рый ты бросил вверх, может тебе на голову не упасть. Потому что ты прибег к Гос­поду, ты просил у Него мило­сти, ты попро­сил про­ще­ния, ты про­ще­ние полу­чил. Утвер­жде­ние «грехи могут быть про­щены» не может быть одно­вре­менно верным и невер­ным в одном и том же отно­ше­нии. Мы должны выби­рать что-то одно. Мы верим либо в карму, либо в про­ще­ние грехов.

Мы можем при­ве­сти пример того, что не явля­ется про­ти­во­ре­чием на самом деле, хотя может им пара­док­сально казаться. Напри­мер, когда я вам говорю: вот чтобы дойти до метро, вы должны повер­нуть налево, а потом направо — в этом нет про­ти­во­ре­чия. Потому что вы должны повер­нуть налево сразу, а направо — потом. Про­ти­во­ре­чие воз­ни­кает только в том случае, если бы я сказал: вот сейчас вы должны повер­нуть направо и налево одно­вре­менно. Если не одно­вре­менно, то про­ти­во­ре­чия нет.

Про­ти­во­ре­чие — след­ствие невни­ма­тель­ного чтения

Исходя из этого опре­де­ле­ния, мы рас­смот­рим неко­то­рые при­меры так назы­ва­е­мых про­ти­во­ре­чий. Чаще всего люди утвер­ждают нали­чие про­ти­во­ре­чий в Библии на осно­ва­нии невни­ма­тель­ного чтения. Это кажется очень про­стым, но вот это так. Я при­веду клас­си­че­ский пример. Мне его недавно опять поста­вили этот вопрос, мне недавно опять ска­зали, что повест­во­ва­ние о Рож­де­стве оно раз­ли­ча­ется резко, оно про­ти­во­ре­чит у Матфея и Луки, так что явно этим так дока­зы­ва­ется, что это всё мифы и там все выду­мы­вали, кто во что горазд. Срав­ним эти два повест­во­ва­ния для того, чтобы понять, о чём речь идёт, к чему, соб­ственно, у народа пре­тен­зии. Вот что гово­рится в Еван­ге­лии.

Когда же Иисус родился в Виф­ле­еме Иудей­ском во дни царя Ирода, пришли в Иеру­са­лим волхвы с востока и гово­рят: где родив­шийся Царь Иудей­ский? ибо мы видели звезду Его на востоке и пришли покло­ниться Ему. Услы­шав это, Ирод царь встре­во­жился, и весь Иеру­са­лим с ним. И, собрав всех пер­во­свя­щен­ни­ков и книж­ни­ков народ­ных, спра­ши­вал у них: где должно родиться Христу? Они же ска­зали ему: в Виф­ле­еме Иудей­ском, ибо так напи­сано через про­рока: и ты, Виф­леем, земля Иудина, ничем не меньше вое­водств Иуди­ных, ибо из тебя про­изой­дет Вождь, Кото­рый упасет народ Мой, Изра­иля. Тогда Ирод, тайно при­звав волх­вов, выве­дал от них время появ­ле­ния звезды и, послав их в Виф­леем, сказал: пой­дите, тща­тельно раз­ве­дайте о Мла­денце и, когда най­дете, изве­стите меня, чтобы и мне пойти покло­ниться Ему. Они, выслу­шав царя, пошли. И се, звезда, кото­рую видели они на востоке, шла перед ними, как нако­нец пришла и оста­но­ви­лась над местом, где был Мла­де­нец. Увидев же звезду, они воз­ра­до­ва­лись радо­стью весьма вели­кою, и, войдя в дом, уви­дели Мла­денца с Мариею, Мате­рью Его, и, пав, покло­ни­лись Ему; и, открыв сокро­вища свои, при­несли Ему дары: золото, ладан и смирну. И, полу­чив во сне откро­ве­ние не воз­вра­щаться к Ироду, иным путем отошли в страну свою. Когда же они отошли, — се, Ангел Гос­по­день явля­ется во сне Иосифу и гово­рит: встань, возьми Мла­денца и Матерь Его и беги в Египет, и будь там, доколе не скажу тебе, ибо Ирод хочет искать Мла­денца, чтобы погу­бить Его. Он встал, взял Мла­денца и Матерь Его ночью и пошел в Египет и там был до смерти Ирода, да сбу­дется речен­ное Гос­по­дом через про­рока, кото­рый гово­рит: из Египта воз­звал Я Сына Моего.

То есть что мы здесь видим у Матфея — мы видим, как волхвы при­хо­дят покло­ниться Мла­денцу, и сна­чала они при­хо­дят к Ироду; и мы знаем, что Ирод был пара­ноик. Мы это знаем из свет­ской исто­рии, мы это знаем от Иосифа Флавия; более того — импе­ра­тор рим­ский даже заме­тил так ехидно, когда ему донесли о том, как Ирод себя ведет — что лучше быть сви­ньей Ирода, чем его сыном. Рим­ляне они очень так любили под­ка­лы­вать евреев — те сви­нину не едят, и дей­стви­тельно, если ты свинья при дворе Ирода — то он тебя не убьет, они сви­нину не едят, а быть сыном Ирода опасно, потому что он убил своего сына, подо­зре­вая его в наме­ре­нии захва­тить власть. Ирод убил мно­же­ство народа. Это был чело­век чрез­вы­чайно жесто­кий и чрез­вы­чайно подо­зри­тель­ный. Я недавно столк­нулся с такими утвер­жде­ни­ями, что вот знаете, про такого злого чело­века, навер­ное, будут скла­ды­вать легенды, кото­рые пре­уве­ли­чи­вают его зло­де­я­ния, и, навер­ное, к этому отно­сится легенда об убитых мла­ден­цах. На самом деле довольно стран­ная логика, потому что если убий­ство мла­ден­цев пре­вос­ходно впи­сы­ва­ется в то, что мы знаем о харак­тере Ирода — то, что он был, во-первых, чудо­вищно жесто­кий чело­век, абсо­лютно «без тор­мо­зов»; а во-вторых, он был болез­ненно подо­зри­тель­ный — это не значит, что всё это легенда. Но мы видим, как здесь волхвы сна­чала толк­ну­лись к Ироду, потом Ирод их послал раз­ве­дать о Мла­денце — они при­хо­дят к Мла­денцу, тут Ангел Гос­по­день пре­ду­пре­ждает Иосифа, и оче­видно, это доста­точно сразу всё про­ис­хо­дит. Иосиф бежит в Египет ночью, то есть это некое вне­зап­ное бег­ство, кото­рое про­ис­хо­дит прак­ти­че­ски сразу же после посе­ще­ния волх­вов. Посе­щают одни в доме, гово­рится точно: «войдя в дом». Читаем повест­во­ва­ние о Рож­де­стве у Луки:

Когда же они были там, насту­пило время родить Ей; и родила Сына своего Пер­венца, и спе­ле­нала Его, и поло­жила Его в ясли, потому что не было им места в гости­нице.

То есть мы видим, что здесь Рож­де­ство про­ис­хо­дит в яслях, потому что не было им места в гости­нице — так тра­ди­ци­онно изоб­ра­жа­ется в вер­тепе.

По про­ше­ствии восьми дней, когда над­ле­жало обре­зать Мла­денца, дали Ему имя Иисус, наре­чен­ное Анге­лом прежде зача­тия Его во чреве. А когда испол­ни­лись дни очи­ще­ния их по закону Мои­се­еву, при­несли Его в Иеру­са­лим, чтобы пред­ста­вить пред Гос­пода, как пред­пи­сано в законе Гос­под­нем.

И мы читаем, как Гос­пода Иисуса встре­чает Симеон, и он про­из­но­сит свое «Ныне отпу­ща­еши» — то, что потом стало цер­ков­ным гимном, очень часто кото­рый поется в Церкви. И на это нам гово­рят: тут, по край­ней мере, два про­ти­во­ре­чия. У Матфея мы читаем, что Мла­де­нец Иисус нахо­дится в доме, волхвы при­хо­дят покло­ниться в дом; у Луки мы читаем, что Гос­подь Иисус родился в яслях — не было места им в гости­нице, и мы читаем, что после этого совер­ша­ется обре­за­ние Гос­подне, после этого они идут в храм, где в храме Гос­пода Иисуса посвя­щают Богу.

Есте­ственно задают вопрос: какая версия верна? То ли они нахо­дятся в Иудее, никуда не бегут, несут Мла­денца через какое-то время посвя­тить Богу; то ли напро­тив, — они бегут, потому что их пре­ду­пре­дил Ангел — бегут в Египет. Не могли же они быстро так сбе­гать в Египет и вер­нуться. Вот такой вопрос, мне недавно поста­вили, и этот вопрос во многом харак­тер­ный, потому что этот пример нам пока­зы­вает, на что похоже, так ска­зать, типо­вое биб­лей­ское про­ти­во­ре­чие, на чём оно осно­вано. Если мы вни­ма­тельно читаем текст, то мы видим, что в тексте не ска­зано ничего о том, что волхвы и пас­тухи явля­ются Гос­поду одно­вре­менно. Что нас сби­вает с толку — часть людей сби­вает с толку? — это то, что тра­ди­ци­онно во всех изоб­ра­же­ниях Рож­де­ства мы видим Гос­пода Иисуса, Пре­чи­стую Деву, Иосифа, пас­ту­хов, волх­вов, анге­лов — и всех их одно­вре­менно, поскольку сред­не­ве­ко­вые худож­ники счи­тали совер­шенно нор­маль­ным, есте­ствен­ным, одно­вре­менно изоб­ра­жать на полотне в разное время про­изо­шед­шие собы­тия. И у многих людей скла­ды­ва­ется впе­чат­ле­ние, что волхвы и пас­тухи — они подо­шли к Гос­поду Иисусу одно­вре­менно, как бы сразу.

На самом деле это, оче­видно, не так, потому что если мы читаем текст Матфея чуть-чуть дальше, мы читаем про Ирода, кото­рый пове­лел избить всех мла­ден­цев от двух лет и ниже — по вре­мени, кото­рое выве­дал от волх­вов. То есть на момент, когда при­хо­дят волхвы, на момент, когда Ирод посы­лает истре­бить мла­ден­цев, на момент, когда соот­вет­ственно Иосиф берёт Марию и Мла­денца и бежит в Египет, про­хо­дит от Рож­де­ства что-то около двух лет — по край­ней мере, ну, где-то не больше двух лет, но какой-то зна­чи­тель­ный доста­точно про­ме­жу­ток вре­мени про­хо­дит. Оче­видно, что Ангел воз­ве­стил пас­ту­хам, кото­рые были где-то неда­леко, где-то рядом; а вот волхвы на Востоке — когда они уви­дели звезду, им пона­до­би­лось какое-то время для того, чтобы дойти. Ну, и наверно, зна­чи­тель­ное время, поскольку иначе какой смысл по этому вре­мени истреб­лять мла­ден­цев, кото­рые были от двух лет и ниже.

Если мы выстра­и­ваем после­до­ва­тель­ную кар­тину собы­тий, то кар­тина у нас полу­ча­ется такая. Во-первых, у нас про­ис­хо­дит Рож­де­ние Мла­денца и покло­не­ние пас­ту­хов — по-види­мому, в ту же ночь; потом про­ис­хо­дит обре­за­ние Мла­денца по про­ше­ствии восьми дней, посе­ще­ние храма и про­ро­че­ство Симеона — это в соро­ко­вой день, воз­вра­ще­ние сперва в Виф­леем, а потом, куда спустя неко­то­рое время — уже порядка двух лет, пришли волхвы, потом про­ис­хо­дит бег­ство в Египет, потом воз­вра­ще­ние в Наза­рет после смерти Ирода. Мы видим, что собы­тия пре­вос­ходно укла­ды­ва­ются во вре­мен­ную после­до­ва­тель­ность. Здесь просто людей сби­вает с толка невни­ма­тель­ное чтение Свя­щен­ного Писа­ния. И тут же раз­ре­ша­ется это мнимое про­ти­во­ре­чие с тем: а где же нахо­дился Мла­де­нец Иисус — в яслях или в доме. Сна­чала в яслях, потом в доме, потому что оче­видно, Он не нахо­дился эти два года в яслях. Таким обра­зом, если мы просто вни­ма­тельно читаем текст — мы видим, как выстра­и­ва­ется повест­во­ва­ние о Рож­де­стве, совер­шенно ясная и совер­шенно после­до­ва­тель­ная хро­но­ло­гия. Но здесь людей сби­вает с толка не только невни­ма­тель­ное чтение, но и вот эта ложная под­ра­зу­ме­ва­е­мость, когда счи­та­ется, что все собы­тия, опи­сан­ные в первых главах Еван­ге­лия от Матфея и Еван­ге­лия от Луки, про­ис­хо­дят где-то в один день. Мы при­выкли в Рож­де­ствен­ской сим­во­лике — при­сут­ствуют волхвы и при­сут­ствуют пас­тухи, «ангелы сла­во­сло­вят, волхвы со звез­дою путе­ше­ствуют» — и в одной строчке, тем не менее, цер­ков­ный гимн в этом отно­ше­нии доста­точно точен, поскольку ангелы с пас­ты­рями сла­во­сло­вят, а волхвы же со звез­дою — они в этот момент еще не пришли, они еще путе­ше­ствуют, они только отпра­ви­лись в путь. И мы при­выкли видеть кар­тины или вер­тепы, где при­сут­ствуют волхвы и пас­тухи. На самом деле из текста это не сле­дует, из текста сле­дует, что сна­чала при­хо­дят пас­тухи, потом какое-то время замет­ное время — до двух лет, при­хо­дят уже волхвы. Таким обра­зом, первая при­чина, про кото­рую люди гово­рят о про­ти­во­ре­чиях — это просто невни­ма­тель­ное чтение текста.

Другой пример — когда я смот­рел в Интер­нете «про­ти­во­ре­чие в Библии», я нашел: напри­мер, один чело­век гово­рит, что в Еван­ге­лии от Матфея Гос­подь Иисус воз­но­сится на небо из Гали­леи, а в Еван­ге­лии от Луки — по дороге из Иеру­са­лима. И это тоже резуль­тат невни­ма­тель­ного чтения, потому что в Еван­ге­лии от Матфея не гово­рится о Воз­не­се­нии. Там закан­чи­ва­ется тем, что Гос­подь дает вели­кое пору­че­ние, а Воз­не­се­ние — оно под­ра­зу­ме­ва­ется, может быть где-то за кадром, но его непо­сред­ственно нет.

Вос­при­ни­ма­е­мые как про­ти­во­ре­чие сви­де­тель­ства разных лиц

Другой пример утвер­жда­е­мых про­ти­во­ре­чий связан с тем, что за про­ти­во­ре­чие при­ни­ма­ются раз­лич­ные сви­де­тель­ства. Напри­мер, в Еван­ге­лии от Луки мы читаем, что рас­пя­того Гос­пода хулил один раз­бой­ник, а другой раз­бой­ник бла­го­ра­зум­ный — он пока­ялся. В Еван­ге­лии от Матфея напи­сано: «и злодеи, рас­пя­тые с Ним, поно­сили Его». Есть ли здесь про­ти­во­ре­чия? Про­ти­во­ре­чие было бы, если бы в тексте утвер­жда­лось или под­ра­зу­ме­ва­лось, что все злодеи, рас­пя­тые с Гос­по­дом, посто­янно и до конца поно­сили Его; а в другом тексте бы гово­ри­лось, что вот все злодеи поно­сили, а один все время нет, не поно­сил. На самом деле — что могло быть в реаль­но­сти, как кар­тина могла выгля­деть. Ну, во-первых, мы можем пред­по­ло­жить, что сна­чала один из рас­пя­тых раз­бой­ни­ков тоже поно­сил Гос­пода, тоже язви­тельно над Ним насме­хался, но потом он что-то понял и пока­ялся. И это выгля­дит прав­до­по­добно, потому что мы можем себе пред­ста­вить, кто такой этот злодей, если чело­век с такой грубой, хам­ской бра­ва­дой, кото­рый идет на крест, изде­ва­ясь и глу­мясь, но потом уже перед лицом смерти, перед лицом неиз­беж­ного Суда Божия, он при­хо­дит в себя и он обра­ща­ется к Богу. И это выгля­дит совер­шенно прав­до­по­добно. Таким обра­зом, мы можем ска­зать, что Матфей сооб­щает нам о немного более ранней стадии собы­тия, когда дей­стви­тельно, злодеи Его поно­сили, и Лука сооб­щает нам о более позд­ней стадии собы­тия, когда один из этих зло­деев пока­ялся.

Воз­мо­жен другой вари­ант, кото­рый у нас тоже может иметь место. Что речь может идти о том, что зло­деев было больше двух, только двух упо­ми­нает еван­ге­лист прямым тек­стом, потому что он хочет про­ти­во­по­ста­вить пока­яв­ше­гося и не пока­яв­ше­гося. В любом случае про­ти­во­ре­чие могло бы быть, если бы мы знали с опре­де­лён­но­стью из текста, что в одном Еван­ге­лии гово­рится, что злодеи всё время поно­сили, никто из них не пока­ялся; а в другом бы гово­ри­лось, что один из них пока­ялся. Если гово­рится, что злодеи его поно­сили, а в другом гово­рится, что один пока­ялся, то скорее всего, мы можем пред­по­ло­жить — тут про­ти­во­ре­чия ника­кого нет, что один из зло­деев потом пока­ялся. И вот именно об этом пока­яв­шемся злодее нам сооб­щает Лука.

Другой пример кажу­ще­гося про­ти­во­ре­чия — это над­пись на Кресте Гос­пода. Напри­мер, у Иоанна гово­рится, что Пилат же напи­сал и над­пись, и поста­вил на Кресте. Напи­сано было: Иисус Назо­рей, Царь Иудей­ский. У Матфея: и поста­вили над голо­вою Его над­пись, озна­ча­ю­щую вину Его: Сей есть Иисус, Царь Иудей­ский. Слово «назо­рей» отсут­ствует. Еван­ге­лист Лука пишет: И была над Ним над­пись, напи­сан­ная сло­вами гре­че­скими, рим­скими и еврей­скими: Сей есть Царь Иудей­ский. Здесь мы видим пример ложных ожи­да­ний и лож­ного тре­бо­ва­ния к Библии. Между всеми тремя вари­ан­тами нет смыс­ло­вого про­ти­во­ре­чия. Над­пись на Кресте ука­зы­вала на то, что Гос­подь Иисус был распят, как Царь Иудей­ский, какими именно сло­вами эта мысль была обо­зна­чена — не прин­ци­пи­ально. Более того, поскольку над­пись была на трёх языках, мы можем пред­по­ло­жить, что речь идет о том, что разные еван­ге­ли­сты пере­дают над­писи на разных языках: по-еврей­ски, по-римски, по-гре­че­ски. Но я бы пред­по­ло­жил, что речь идет просто о пере­сказе одной и то же над­писи немного раз­ными сло­вами, кото­рые оди­на­ково хорошо пере­дают смысл: что Гос­подь распят, как Царь Иудей­ский.

Про­ти­во­ре­чие — след­ствие наив­ного взгляда на бого­сло­вие

Другой вари­ант с кажу­щимся про­ти­во­ре­чи­ями связан с опре­де­лён­ным бого­слов­ским непо­ни­ма­нием. Нам гово­рят, что вот в Ветхом Завете напи­сано «око за око, зуб за зуб» а в Новом напи­сано «воз­люби врага своего» — вот Библия про­ти­во­ре­чит сама себе. Вот Бог нам гово­рил в Ветхом Завете, что надо «око за око, зуб за зуб»; в Новом гово­рит — не надо, надо про­щать и любить. Ана­ло­гич­ный вари­ант, когда гово­рят, что в Ветхом Завете Бог допус­кает развод; в Новом мы видим, как Иисус прямым совер­шенно тек­стом гово­рит: нет, попу­щено по жесто­ко­сер­дию вашему — Библия про­ти­во­ре­чит, где же тогда тут Слово Божие, когда Бог Сам Себе про­ти­во­ре­чит. Это непо­ни­ма­ние свя­зано с непо­ни­ма­нием исто­рии спа­се­ния, исто­рия спа­се­ния — она раз­во­ра­чи­ва­ется посте­пенно и Бог посте­пенно при­уго­тов­ляет народ Божий к вос­при­я­тию Откро­ве­ния Боже­ствен­ного во Иисусе Христе, и по пер­во­на­чалу Бог огра­ни­чи­вает наси­лие, уста­нав­ли­вая закон тали­она, так назы­ва­е­мого «око за око, зуб за зуб», потому что в те вре­мена — как и сейчас это бывает, люди не огра­ни­чи­ва­ются при­чи­не­нием сим­мет­рич­ного ущерба. Он мне насту­пил на ногу, но поскольку я чело­век очень гордый — я вообще потом­ствен­ный ари­сто­крат, я не могу допу­стить, чтобы мне всякое быдло на ноги насту­пало, я сейчас выхвачу шпагу и его заколю. Кстати, совер­шенно реаль­ный случай — когда какому-нибудь гор­дому ари­сто­крату каза­лось, что над ним кто-то насме­ха­ется, он его тут же убивал. И то же самое было в древ­нем мире, что «отмстится семь раз все­меро». Бог гово­рит: нет, не в семь раз все­меро. Вот какой ущерб вам нанесли — вот такой ущерб вы можете нане­сти про­тив­нику, но не больше, что на фоне тех нравов было серьез­ным огра­ни­че­нием — что вы не можете выре­зать его весь род до седь­мого колена, когда он вам на ногу насту­пил. В рамках Вет­хого Завета это было огром­ным смяг­че­нием. Более того, это было огром­ным смяг­че­нием нравов по меркам многих евро­пей­ских стран, даже хри­сти­ан­ского Сред­не­ве­ко­вья — не помню, до какого срока в Англии, напри­мер, можно было быть пове­шен­ным за кражу. Мы видим, что вет­хо­за­вет­ный закон отнюдь не пора­жает своей суро­во­стью — он наобо­рот, выгля­дит очень мягким — что вас не могут нака­зать более строго, чем то, что вы сами согре­шили. Но в Новом Завете Бог откры­вает Его замы­сел во всей пол­ноте — что мы должны стре­миться к при­ми­ре­нию, мы должны стре­миться к про­ще­нию, и наме­ре­ние Бога всегда оста­ва­лось одним и тем же — чтобы между людьми тор­же­ство­вало при­ми­ре­ние, любовь и про­ще­ние. Но поскольку ауди­то­рия вет­хо­за­вет­ная не в состо­я­нии была это вос­при­нять, Он начи­нает с «око за око, зуб за зуб».

Ана­ло­гич­ная ситу­а­ция с раз­во­дом. Когда мы видим, что в Ветхом Завете по жесто­ко­сер­дию людей им даётся такая запо­ведь — не запо­ведь раз­во­диться — ни в коем случае. Им даются некие пра­вила — что раз они уже бро­сают своих жен, то надо ввести неко­то­рые пра­вила, кото­рые бы каким-то обра­зом ограж­дали права бро­шен­ной жены. И это неко­то­рое смяг­че­ние нравов, неко­то­рое при­бли­же­ние к тому, что Бог хочет, а в пол­ноте это открыто Гос­по­дом Иису­сом, Кото­рый гово­рит, что жен бро­сать вообще нельзя.

Про­ти­во­ре­чие, свя­зан­ное с непо­ни­ма­нием кон­тек­ста

Другие кажу­щи­еся про­ти­во­ре­чия свя­заны с непо­ни­ма­нием кон­тек­ста. Напри­мер, в одном месте Гос­подь Иисус гово­рит: мир Мой даю вам. В другом месте Он гово­рит: не мир принес Я, но меч, — не мир, но раз­де­ле­ние. И понятно, что в разных слу­чаях речь идет о разном. С одной сто­роны, речь идёт о мире с Богом; с другой сто­роны речь идет о том, что при­ми­рив­шись с Богом, мы ока­жемся в кон­фликте с миром, мы ока­жемся в раз­де­ле­нии с людьми, кото­рые с Богом при­ми­ряться не хотят, кото­рые Богу про­дол­жают про­ти­виться.

Про­ти­во­ре­чие, воз­ни­ка­ю­щее при непо­ни­ма­ния биб­лей­ского языка

Другая группа так назы­ва­е­мых про­ти­во­ре­чий, а также пред­по­ла­га­е­мых про­ти­во­ре­чий между Биб­лией и наукой отно­сится к непо­ни­ма­нию биб­лей­ского языка — когда поэ­ти­че­скому биб­лей­скому языку пере­да­ется неко­то­рое утри­ро­ванно-бук­валь­ное тол­ко­ва­ние. На самом деле Библия содер­жит те фраг­менты, кото­рые сле­дует пони­мать бук­вально — напри­мер, когда мы читаем опи­са­ние Вос­кре­се­ния Гос­пода — у нас нет ника­ких абсо­лютно осно­ва­ний при­ни­мать это за притчу — Он бук­вально телесно и физи­че­ски вос­крес, есть в Библии также поэ­ти­че­ские фраг­менты, кото­рые мы должны пони­мать именно как поэ­ти­че­ские тексты. Есть ряд при­ме­ров, кото­рые можно найти, когда нам гово­рят, что речь идет о том, что Библия якобы про­ти­во­ре­чит друг другу. напри­мер в Книге Исаии (Ис.3:13) ска­зано: Вос­стал Гос­подь на суд — и стоит, чтобы судить народы. А в Книге Иоиля (Иоил.3:12) ска­зано: Пусть вос­пря­нут народы и низой­дут в долину Иоса­фата; ибо там Я вос­сяду, чтобы судить все народы ото­всюду.

И вот про­ти­во­ре­чие: вот в одном месте ска­зано, что Бог судит стоя, в другом месте ска­зано, что Он судит сидя. Нам может пока­заться смеш­ным, но вот это я нашёл на одном ате­и­сти­че­ском сайте, это пода­ется как «послед­ний гвоздь в гроб хри­сти­ан­ства», всё нис­про­вергли совер­шенно. И те и другие кажу­щи­еся про­ти­во­ре­чия свя­заны с непо­ни­ма­нием биб­лей­ского языка. Смысл, цель посла­ния в том, чтобы ска­зать, что Бог — Судья и Бог будет судить все народы, и нам надо иметь это в виду, нам надо к этому гото­виться. А при этом то, что Бог вста­нет судить все народы или сядет судить все народы — и то, и другое есть поэ­ти­че­ский образ. Мы знаем, что встать — это знак готов­но­сти к неким реши­тель­ным дей­ствиям; знаем, что чело­век, кото­рый сидел спо­койно, потом он встал — это может быть неким пуга­ю­щим знаком гнева. Вот то, что Бог будет судить все народы, зна­ме­ну­ется тем, что Он встает. Или наобо­рот: мы знаем, что царь, когда он раз­би­рает дела своих под­дан­ных, когда он судит — он сидит на пре­столе и он совер­шает суд. Оба этих образа гово­рят нам о том, что Бог свер­шает суд.

Для того, чтобы про­ил­лю­стри­ро­вать, как выгля­дят нападки на Свя­щен­ное Писа­ние, можно при­ве­сти пример и подойти с ана­ло­гич­ными мер­ками, с кото­рыми ате­и­сты под­хо­дят к Библии — к сти­хо­тво­ре­нию «Боро­дино» М.Ю. Лер­мон­това. Наверно, сти­хо­тво­ре­ние это всем вам зна­комо. Но пред­ставьте себе, что это сти­хо­тво­ре­ние — это един­ствен­ное, что нам известно о Боро­дин­ской битве. Вот до нас дошло оно — при­мерно так же Библия — из глу­бины веков; до нас дошло сти­хо­тво­ре­ние «Боро­дино». И я знаю, что многие из вас верят в то, что Боро­дин­ская битва была на самом деле. Я знаю, что вы, как искрен­ние пат­ри­оты, дума­ете, что это была вели­кая битва, в кото­рой рус­ские люди сра­жа­лись за свою Родину, в кото­рой они бились с захват­чи­ками, и, в конце концов, выну­дили их отсту­пить, но совре­мен­ная наука не раз­де­ляет этой пат­ри­о­ти­че­ской точки зрения. Я не хочу задеть ничьих пат­ри­о­ти­че­ских чувств. Я пони­маю, что многие люди верят в то, что Боро­дино имело место; я пони­маю — многие люди рас­смат­ри­вают сти­хо­тво­ре­ние «Боро­дино» как доста­точно досто­вер­ное сви­де­тель­ство, кото­рое исхо­дит от чело­века, кото­рый имел воз­мож­ность лично бесе­до­вать с участ­ни­ками собы­тий.

Само сти­хо­тво­ре­ние начи­на­ется вот с таким видом, как будто чело­век пере­даёт нам слова участ­ника.

Скажи-ка, дядя, ведь не даром
Москва, спа­лен­ная пожа­ром,
Фран­цузу отдана?

То есть речь идет о том, что некий, по-види­мому, воин обра­ща­ется к неко­ему седому вете­рану, кото­рый участ­ник этих собы­тий, и дальше речь идет от лица этого вете­рана, кото­рый рас­ска­зы­вает о том, что про­изо­шло в Боро­дин­ской битве. В совре­мен­ном «боро­ди­но­ве­де­нии» есть ряд пози­ций — есть «боро­ди­ни­сты-фун­да­мен­та­ли­сты», кото­рые при­дер­жи­ва­ются той точки зрения, что Боро­дин­ская битва дей­стви­тельно была, что это исто­ри­че­ское собы­тие, и что оно раз­ви­ва­лось при­мерно так, как опи­сано в сти­хо­тво­ре­нии. Но в наше время такая фун­да­мен­та­лист­ская точка зрения прак­ти­че­ски никем не при­ни­ма­ется, потому что рас­смат­ри­вать Боро­дино в каче­стве исто­ри­че­ского повест­во­ва­ния невоз­можно. Мы сейчас подробно рас­смот­рим, почему. Что явля­ется самой бро­са­ю­щейся в глаза дета­лью? Ну, напри­мер, это пред­по­ла­га­е­мый дядя, пред­по­ла­га­е­мый участ­ник пред­по­ла­га­е­мой битвы, гово­рит:

Ну ж был денек! Сквозь дым лету­чий
Фран­цузы дви­ну­лись, как тучи,
И всё на наш редут.
Уланы с пест­рыми знач­ками,
Дра­гуны с кон­скими хво­стами,
Все про­мельк­нули перед нами,
Все побы­вали тут.

Что озна­чает слово «драгун». Вообще-то это слово значит «дракон». Вы знаете, что дракон — это такое мифо­ло­ги­че­ское суще­ство, это что-то вроде такого здо­ро­вого кры­ла­того змея, и это мифо­ло­ги­че­ское суще­ство зани­мает боль­шое место в мифо­ло­гии всех прак­ти­че­ски наро­дов. Но как мы знаем, био­ло­гии дра­коны неиз­вестны, а все изоб­ра­же­ния дра­ко­нов, дошед­шие до нас, никак не могут быть изоб­ра­же­ни­ями, потому что, как мы можем это узнать у спе­ци­а­ли­стов по всяким лета­ю­щим живот­ным, такое лета­ю­щее живот­ное невоз­можно. Дракон такого тело­сло­же­ния нико­гда не мог бы под­няться в воздух. Сле­до­ва­тельно, это явно фан­та­сти­че­ская деталь. Дра­коны, кото­рые тут упо­ми­на­ются — их, оче­видно, не было. Никто не нахо­дил костей этих дра­ко­нов. Воз­можно, люди нахо­дили кости дино­зав­ров, и думали, что эти кости дра­кона. Теперь-то мы собрали ске­леты пол­но­стью, мы посмот­рели, как выгля­дят дино­завры и поняли, что это не дра­коны. При этом упо­ми­на­е­мые дра­коны — они еще и с кон­скими хво­стами, что совсем уже ни в какие ворота не лезет. Правда, неко­то­рые «боро­ди­ни­сты-фун­да­мен­та­ли­сты» гово­рят, что дра­коны — это раз­но­вид­ность войск, это такой вид кава­ле­рии. Но это только попытка спасти пред­ла­га­е­мую исто­ри­че­скую досто­вер­ность текста. Нам, надо, кстати, ска­зать, что мы знаем, что далеко не все повест­во­ва­ния о битвах исто­ричны — вот я неко­то­рое время назад как-то вклю­чил теле­ви­зор, там шел какой-то сериал, я не стал его подробно смот­реть, но там речь шла о том, что Гитлер вторгся в Соеди­нен­ные Штаты Аме­рики, поло­вину Штатов заво­е­вал, и там, значит, аме­ри­канцы с ним ведут упор­ную борьбу. Мы знаем, что это не исто­рично, что Гитлер не втор­гался в Аме­рику. Тем не менее геро­и­че­ский эпос там есть такой. Или масса исто­рий про то, как люди сра­жа­ются с зомби, с ино­пла­не­тя­нами, чудо­ви­щами из мор­ских глубин и с дру­гими фан­та­сти­че­скими вра­гами. Ничего уди­ви­тель­ного в повест­во­ва­нии о том, как люди сра­жа­ются с «дра­ко­нами с кон­скими хво­стами», нет. Ну, конечно же, это повест­во­ва­ние не исто­рично. Ну, допу­стим, мы пойдём навстречу «боро­ди­ни­стам-фун­да­мен­та­ли­стам» и при­знаем, что какие-то дра­коны с кон­скими хво­стами — это вот такой вид кава­ле­рии.

Но обра­тим вни­ма­ние на другие при­знаки неисто­рич­но­сти этого повест­во­ва­ния. Несколько раньше в сти­хо­тво­ре­нии гово­рится об отступ­ле­нии рус­ских войск перед фран­цу­зами. Как вы знаете, прак­ти­че­ски любой геро­и­че­ский эпос — даже не просто геро­и­че­ский эпос — любой гол­ли­вуд­ский фильм начи­на­ется с того, что наших бьют. Вот нет такого эпоса, чтобы наших не били пона­чалу. Эпос не начи­на­ется сразу со слав­ных побед, эпос начи­на­ется с того, что враг очень, и очень, и очень силён. Не суще­ствует эпоса про то, как мы побили какую-то малень­кую шайку каких-то жалких необыч­ных людей. Нет, эпос всегда повест­вует о схватке с очень силь­ным, очень могу­чим врагом, и он начи­на­ется с того, что наших бьют, наши отсту­пают. Это типич­ный эпи­че­ский зачин, он встре­ча­ется везде и посто­янно. И есте­ственно, он попа­дает и в это повест­во­ва­ние. Гово­рится о том, что «вор­чали ста­рики». Мы не знаем точно, откуда здесь попало это упо­ми­на­ние о вор­ча­щих ста­ри­ках, но давайте поду­маем, где они вор­чали. По ходу повест­во­ва­ния вроде речь идёт о том, что они вор­чали в отсту­па­ю­щей армии. Мы знаем, что в начале XIX века, когда пред­по­ло­жи­тельно про­ис­хо­дила это пред­по­ла­га­е­мая Боро­дин­ская битва, война была по боль­шей части руко­паш­ной. Это зна­чило, что от участ­ни­ков боевых дей­ствий тре­бо­ва­лась боль­шая физи­че­ская сила. Кому нужны ста­рики на поле боя, что они там делали? Оче­видно, что эта строчка про вор­ча­щих ста­ри­ков — она при­вне­сена из какого-то дру­гого текста.

Обра­тите вни­ма­ние на содер­жа­ние этого вор­ча­ния. Там гово­рится, в част­но­сти, что «не смеют, что ли, коман­диры чужие изо­рвать мун­диры о рус­ские штыки». Что такое штык? Штык — это оружие, кото­рое широко исполь­зо­ва­лось и в то время, и до этого, и после этого, и мы знаем, что это оружие явля­ется чисто колю­щим. По данным архео­ло­гии нет ника­ких сомне­ний, что штык — это колю­щее оружие, кото­рое закреп­ля­лось на ружье. Изо­рвать мун­диры таким ору­жием невоз­можно. Пред­ставьте себе штык — если вы его видели в музее, в осо­бен­но­сти штык начала XIX века — это трех­гран­ный штык, кото­рым ничего нельзя делать, кроме как колоть. То есть им можно мун­диры про­ды­ря­вить, про­ко­лоть, но нельзя их изо­рвать. Это значит, у нас есть осно­ва­ния пола­гать, что автор этих строк нико­гда не видел штыка, о кото­ром идет речь; что в тот момент, когда он это пишет, штык явля­ется неким леген­дар­ным ору­жием, кото­рое он не знает, как выгля­дит. Сейчас бла­го­даря архео­ло­гии мы знаем, что это колю­щее оружие, сейчас мы такой глу­по­сти не напи­шем. Но в то время когда он не знал, как выгля­дит насто­я­щий штык, он опи­сы­вал это при­мерно так.

Дальше обра­тим вни­ма­ние на врагов, с кото­рыми сра­жа­ются рус­ские люди. С кем сра­жа­ются рус­ские люди при Боро­дино? — и сейчас мне скажут: ну, как с кем, с фран­цу­зами, Напо­леон… Все не так просто. Потому что если мы обра­ща­емся к тексту «Боро­дино», мы обна­ру­жи­ваем очень инте­рес­ную пута­ницу. Помимо мифо­ло­ги­че­ских дра­ко­нов рус­ским людям про­ти­во­стоят дей­стви­тельно, во-первых, фран­цузы, во-вторых, некие уланы. Что озна­чает слово «улан»? Улан — это тюрк­ского про­ис­хож­де­ния слово, кото­рое озна­чает «юноша». Фран­цуз­ский язык, как мы знаем, не имеет ника­кого отно­ше­ния к тюрк­ской язы­ко­вой группе. Фран­цузы нико­гда не нахо­ди­лись под вла­стью кого-либо из тюрк­ских наро­дов, фран­цузы не кон­так­ти­ро­вали близко с каким-либо из тюрк­ских наро­дов, фран­цузы не гра­ни­чат близко с каким-либо из тюрк­ских наро­дов, фран­цузы не под­дер­жи­вали тор­го­вых связей с каким-либо из тюрк­ских наро­дов. Откуда фран­цузы могли назы­ваться ула­нами? Оче­видно, мы имеем дело здесь с некой другой груп­пой врагов, кото­рые назы­ва­ются ула­нами. Более того, тут появ­ля­ется еще одна группа людей, кото­рые обо­зна­чены как басур­маны — то есть, по-види­мому, мусуль­мане. Были ли фран­цузы мусуль­ма­нами в начале XIX века? — Нет. То есть мы имеем здесь грубое про­ти­во­ре­чие в тексте, когда у нас с одной сто­роны непри­я­тели обо­зна­ча­ются как фран­цузы; с другой сто­роны обо­зна­ча­ются как некие тюрки-уланы; с тре­тьей сто­роны они обо­зна­ча­ются как басур­маны, то есть мусуль­мане. Можно ли объ­яс­нить это грубое про­ти­во­ре­чие в рамках теории, что «Боро­дино» опи­сы­вает реаль­ные исто­ри­че­ские собы­тия — что в ходе реаль­ных исто­ри­че­ских собы­тий рус­ские войска сра­жа­лись одно­вре­менно с фран­цу­зами, ула­нами и басур­ма­нами при под­держке дра­ко­нов. Но оче­видно, это исто­ри­че­ски неве­ро­ятно и иссле­до­ва­тели-боро­ди­ни­сты выдви­нули версию о трех редак­то­рах. Один из редак­то­ров — фран­цу­зист, дей­стви­тельно, опи­сы­вает исто­рию столк­но­ве­ния рус­ских с фран­цу­зами; другой источ­ник — ула­нист опи­сы­вает столк­но­ве­ние рус­ских с некими тюр­ками, кото­рых он назы­вает ула­нами; и третий источ­ник — басур­ма­нист опи­сы­вает столк­но­ве­ние рус­ских людей соот­вет­ственно с басур­ма­нами, т.е. мусуль­ма­нами. Пер­во­на­чально было три разных текста, в кото­рых опи­сы­ва­лись столк­но­ве­ния, по край­ней мере, с тремя — мы не знаем, откуда пришли потом дра­коны, — по край­ней мере, с тремя раз­ными груп­пами. И впо­след­ствии всё это сли­лось в единый текст.

Я думаю, что при­чины, по кото­рым сейчас ни один серьез­ный иссле­до­ва­тель не счи­тает Боро­дино исто­ри­че­ским собы­тием — они более-менее ясны. Но мы можем доба­вить грубое про­ти­во­ре­чие с дан­ными совре­мен­ной науки. Напри­мер, поэт пишет:

Вам не видать таких сра­же­ний!..
Носи­лись зна­мена, как тени,
В дыму огонь бле­стел,
Звучал булат, кар­течь виз­жала,
Рука бойцов колоть устала,
И ядрам про­ле­тать мешала
Гора кро­ва­вых тел.

Что такое ядра? Ядрами стре­ляли из пушек. Все выстрелы ядрами — это навес­ные выстрелы, в упор стре­ляют Только кар­те­чью. Он не пишет «кар­течь про­ле­тала» — он пишет «ядрам про­ле­тать мешала». Но любое ядро летит по пара­боле. Оно сна­чала под­ни­ма­ется на какую-то высоту, потом опус­ка­ется. Чтобы мешать про­ле­тать ядру эта самая гора кро­ва­вых тел — ну, давайте себе попро­буем пред­ста­вить, какой высоты она должна быть. Ученые-бал­ли­стики про­счи­тали, какой она должна быть высоты, и поверьте мне, чтобы сло­жить такую гору из кро­ва­вых тел, нужно много кро­ва­вых тел, конечно, и нужно много потру­диться. Но поэт опи­сы­вает гущу схватки, когда никто спе­ци­ально ника­ких кро­ва­вых гор скла­ды­вать не будет, когда убитые лежат там, где они упали. Сле­до­ва­тельно, вот это сооб­ще­ние о том, что «ядрам про­ле­тать мешала гора кро­ва­вых тел» — оно про­ти­во­ре­чит совре­мен­ной бал­ли­стике.

Таким обра­зом, сти­хо­тво­ре­ние «Боро­дино» нельзя счи­тать сооб­ще­нием о реально имев­шей место битве. Как оно вообще могло воз­ник­нуть? Дело в том, что несколько раньше другой рус­ский поэт — Алек­сандр Сер­ге­е­вич Пушкин, напи­сал поэму «Пол­тава», где есть длин­ный фраг­мент, кото­рый мы про­хо­дили в школе, кото­рый опи­сы­вает битву рус­ских со шве­дами. И бро­са­ется в глаза сход­ство опи­са­ний, когда мы читаем, что и в битве при Пол­таве, и в битве при Боро­дино исполь­зу­ются ядра, исполь­зу­ются кони, и исполь­зу­ется, в общем-то, тот же самый набор оружия, из чего мы можем пред­по­ло­жить, что «Боро­дино» явля­ется твор­че­ской пере­ра­бот­кой «Пол­тавы». Правда, это, конечно, не озна­чает, что Пол­тава была исто­ри­че­ским собы­тием, поскольку геро­и­че­ский эпос о Пол­таве, по мнению многих иссле­до­ва­те­лей, явля­ется сокра­щен­ным вари­ан­том извест­ного немец­кого геро­и­че­ского эпоса «Песнь о Нибе­лун­гах». В самом деле, мы видим опи­са­ние некоей геро­и­че­ской схватки, и по-види­мому, «Пол­тава» пред­став­ляет собой сокра­ще­ние этой «Песни о Нибе­лун­гах», поскольку в XIX веке на рус­ский язык мас­сово пере­во­ди­лась запад­но­ев­ро­пей­ская лите­ра­тура в сокра­ще­ниях, и вызы­вала массу под­ра­жа­ний. Можно пред­по­ло­жить, что соот­вет­ственно «Пол­тава» — это под­ра­жа­ние «Песне о Нибе­лун­гах», «Боро­дино» — это под­ра­жа­ние «Пол­таве», и мы можем счи­тать вполне совер­шенно уста­нов­лен­ным, что ника­кого исто­ри­че­ского суб­страта, о кото­ром мы могли бы тут гово­рить — да, была некая Боро­дин­ская битва, рус­ские бились с фран­цу­зами, — нет. Я пони­маю, что это может глу­боко уяз­вить чьи-то пат­ри­о­ти­че­ские чув­ства, но, тем не менее, против науки не попрешь. Мы рас­смот­рели сти­хо­тво­ре­ние «Боро­дино», и нам оче­видно — и с точки зрения его внут­рен­них про­ти­во­ре­чий, и с точки зрения про­ти­во­ре­чий с дан­ными совре­мен­ной бал­ли­стики и архео­ло­гии, что ника­кой так назы­ва­е­мой Боро­дин­ской битвы не было и быть не могло.

Я привел этот пример для того, чтобы пока­зать как рабо­тает биб­лей­ская кри­тика и почему мы должны отно­ситься к ней доста­точно осто­рожно, доста­точно насто­ро­женно. Когда нас уве­ряют, что в Библии суще­ствует про­ти­во­ре­чия, это очень часто свя­зано с непо­ни­ма­нием биб­лей­ского языка. Я хотел бы под­черк­нуть, что всякий раз, когда вы слы­шите о том что совре­мен­ная наука поста­вила Библию под вопро­сом, совре­мен­ные изыс­ка­ния тек­сто­ло­гов ученых поста­вили Библию под вопро­сом — всегда надо исхо­дить из того, что иссле­до­ва­ния тек­стов носят неиз­бежно при­бли­зи­тель­ный харак­тер и очень часто носят пред­взя­тый харак­тер. При­мерно точно так же, как я вам сейчас обос­но­вал, почему не было Боро­дин­ской битвы, точно так же можно обос­но­вать, почему не было Исхода или тех или иных собы­тий, опи­сан­ных в Свя­щен­ном Писа­нии.

Пони­ма­ние биб­лей­ской без­оши­боч­но­сти

Мы с вами про­дол­жим раз­го­вор об утвер­жде­ниях, каса­ю­щихся так назы­ва­е­мых ошибок и про­ти­во­ре­чий в Свя­щен­ном Писа­нии, и я думаю, что нам нужно будет начать с такого более общего взгляда на без­оши­боч­ность Писа­ния, на то, что мы под этим пони­маем, на то, что мы под этим под­ра­зу­ме­ваем, какую точку зрения мы здесь отста­и­ваем. Дело в том, что центр хри­сти­ан­ской веры — это Гос­подь наш Иисус Хри­стос. Хри­сти­ан­ство не рели­гия книги, хри­сти­ан­ство это рели­гия вопло­щен­ного Бога, как заме­тил один обра­зо­ван­ный мусуль­ма­нин — и я думаю, он тут хорошо уловил суть дела, в хри­сти­ан­ской тра­ди­ции Корану соот­вет­ствует не Библия, а Хри­стос. Если в мусуль­ман­ских пред­став­ле­ниях Бог открыл Себя в книге, то в хри­сти­ан­стве Бог открыл Себя в лич­но­сти Иисуса Христа. Поэтому внутри Церкви, среди хри­стиан, могут суще­ство­вать неко­то­рые раз­ли­чия в под­ходе к тому, как пони­мать без­оши­боч­ность и бого­дух­но­вен­ность Свя­щен­ного Писа­ния. То, что делает хри­сти­а­нина хри­сти­а­ни­ном — это вера в то, что в лице Гос­пода нашего Иисуса Христа мы встре­чаем Вопло­щен­ного Бога. Поэтому могут суще­ство­вать внутри Церкви, внутри хри­сти­ан­ского сооб­ще­ства несколько разные под­ходы к тому, что счи­тать биб­лей­ской без­оши­боч­но­стью.

Неко­то­рое время назад я смот­рел доку­мен­таль­ный фильм, в кото­ром являлся некий аме­ри­кан­ский про­те­стант­ский пастор, биб­лей­ский фун­да­мен­та­лист, кото­рый про­из­нес бук­вально сле­ду­ю­щую фразу: если Библия гово­рит неправду в отно­ше­нии гео­ло­гии и био­ло­гии, то как же я могу дове­рять ей в отно­ше­нии моего спа­се­ния? Сле­до­ва­тельно, чтобы верить во Христа, я должен верить в то, что Библия содер­жит све­де­ния о био­ло­гии и гео­ло­гии, и она их пра­вильно пре­по­даёт, то есть Библия содер­жит какие-то есте­ствен­но­на­уч­ные данные и пере­дает их совер­шенно верно. Есть другая точка зрения, кото­рая исхо­дит из того, что Библия есть сви­де­тель­ство об Иисусе Христе. Как гово­рит святой апо­стол Иоанн: Сие же все напи­сано, дабы вы уве­ро­вали, что Иисус есть Хри­стос, Сын Божий и, веруя, имели жизнь во Имя Его. То есть цель, с кото­рой Библия нам пре­по­дана — при­ве­сти нас к вере в Гос­пода нашего Иисуса Христа, при­ве­сти нас к спа­си­тель­ным вза­и­мо­от­но­ше­ниям с Ним, в Его Цер­ковь. Целью Библии не явля­ется с этой точки зрения сооб­ще­ние нам каких-либо данных, каса­ю­щихся био­ло­гии, гео­ло­гии, зоо­ло­гии, исто­рии древ­него мира или еще каких-либо пред­ме­тов обще­по­зна­ва­тель­ного харак­тера. Библия пред­на­зна­чена для того, для того, чтобы при­ве­сти нас к личным вза­и­мо­от­но­ше­ниям со Хри­стом, с Цер­ко­вью и к веч­ному спа­се­нию. Я не буду сейчас углуб­ляться в поле­мику между этими двумя точ­ками зрения, я просто отмечу, что даже если мы бы пришли к выводу, что Библия содер­жит какие-то оши­боч­ные утвер­жде­ния, из этого не сле­дует логи­че­ски, что биб­лей­ское сви­де­тель­ство о Христе оши­бочно — это разные тезисы.

Я хочу сразу обо­зна­чить, что эти тезисы разные. Есть хри­сти­ане, кото­рые пола­гают, что Библия не содер­жит вообще ника­ких оши­боч­ных утвер­жде­ний отно­си­тельно чего бы ты ни было, отно­си­тельно био­ло­гии, зоо­ло­гии — чего угодно. Всё абсо­лютно, что в Библии напи­сано — истинно во всех отно­ше­ниях. Есть хри­сти­ане, кото­рые гово­рят, что там, где речь не идет о вопро­сах, затра­ги­ва­ю­щих наше спа­се­ние, там где речь идет о том, что к нашему спа­се­нию не имеет ника­кого отно­ше­ния вообще, там биб­лей­ские свя­щен­но­пи­са­тели могут при­дер­жи­ваться взгля­дов, общих для их куль­туры, для их эпохи, и это никак не влияет на наше дове­рие в Библии как к сви­де­тель­ству о Христе, потому что Библия не явля­ется энцик­ло­пе­дией знаний из всех обла­стей жизни — она явля­ется сви­де­тель­ством о Христе, именно с этой целью она нам пре­по­дана, именно в этом отно­ше­нии она явля­ется бого­дух­но­вен­ной.

Почему я считаю нужным на этом оста­но­виться. Я сейчас не соби­ра­юсь ту или иную точку зрения оспа­ри­вать или под­твер­ждать. Когда я гото­вился к нашим заня­тиям, ещё раньше, когда читал на эту тему, я смот­рел в англо­языч­ном интер­нете типич­ную исто­рию отступ­ника. В Аме­рике больше веру­ю­щих людей, там больше отступ­ни­ков соот­вет­ственно, и типич­ный отступ­ник выгля­дит так. Это некий юноша, кото­рый вырос в малень­ком городке, где-нибудь в Аркан­засе, среди добрых бла­го­че­сти­вых фер­ме­ров, кото­рые в про­стоте душев­ной читают Библию, в про­стоте душев­ной ей верят, и я ничего про них ни в коем случае не скажу пло­хого — это, навер­ное, искрен­ние, хоро­шие люди; и вот этот юноша он едет в боль­шой город, посту­пает там в уни­вер­си­тет и стал­ки­ва­ется с тем, что, как ему начи­нают гово­рить, неко­то­рые биб­лей­ские утвер­жде­ния, каса­ю­щи­еся био­ло­гии, зоо­ло­гии, гео­гра­фии или древ­ней исто­рии — неточны, после чего тот юноша хло­пает себя по лбу и гово­рит: а, так ока­зы­ва­ется, Библия гово­рит неправду — верить ей нельзя, больше я не буду верить в Христа, подамся в ате­и­сты, буду, значит, жизнь про­во­дить нече­стиво. Поскольку речь идет очень часто о людях весьма юных — сту­ден­тах, кото­рые только при­е­хали учиться, у них, к тому же, гор­мо­наль­ная буря — понятно, им как-то эта весть о том, что в Библии есть ошибки, ими вос­при­ни­ма­ется с радо­стью и боль­шим облег­че­нием — сейчас мы, значит, устре­мимся во все тяжкие. Ну, это понятно бывает — моло­дой чело­век, только что вырвав­шийся из-под роди­тель­ской опеки. И даже не только с юно­шами. Есть такой биб­ле­ист, доста­точно извест­ный — Бах Эдман, кото­рый обна­ру­жил в Библии то, что он принял за ошибку — там в одном месте по-раз­ному назван пер­во­свя­щен­ник, при кото­ром Давид вошел и ел хлебы пред­ло­же­ния и бывшие с ним. И он тут же решил, что это ошибка. Раз это ошибка — значит, Библия не явля­ется без­оши­боч­ной; раз Библия не явля­ется без­оши­боч­ной, сле­до­ва­тельно, верить ее сви­де­тель­ству о Христе нельзя, и тут он подался в ате­и­сты. И сразу что я хочу ска­зать — это логи­че­ская ошибка. Из того, что Библия — даже если бы мы пришли к такому выводу, сейчас не говоря о том, насколько этот вывод верен, даже если мы пришли к выводу, что Библия содер­жит некие фак­ти­че­ски невер­ные утвер­жде­ния, каса­ю­щи­еся исто­рии, гео­гра­фии, и ещё каких-то вопро­сов, не отно­ся­щихся к нашему спа­се­нию — из-за этого бы никак логи­че­ски не сле­до­вало, что Библия не сооб­щает там истин­ного сви­де­тель­ства об Иисусе Христе. Можно счи­тать, что Библия содер­жит невер­ное утвер­жде­ние в отно­ше­нии каких-то, не отно­ся­щихся прямо к спа­се­нию вопро­сов, и счи­тать, что она сооб­щает нам истину о спа­се­нии, и истину о том, кто такой Хри­стос, истину о том, как нам с вами над­ле­жит себя вести, чтобы обре­сти спа­се­ние.

Я это говорю, чтобы мы не при­няли чужих правил игры. Потому что, как это бывает в поле­мике, с кото­рой мы часто стал­ки­ва­емся в пере­вод­ной лите­ра­туре — мы там видим поле­мику между опре­де­лён­ным тече­нием хри­сти­ан­ства — а именно биб­лей­ским фун­да­мен­та­лиз­мом, и ате­из­мом. И атеизм очень часто ата­кует не хри­сти­ан­ство как тако­вое — он ата­кует совер­шенно опре­де­лен­ные взгляды, кон­крет­ные для про­те­стант­ских фун­да­мен­та­ли­стов. Надо отме­тить, что если ате­и­сты дока­жут, что про­те­стант­ские фун­да­мен­та­ли­сты неправы в своем под­ходе к Библии, они этим не дока­жут, что Библия в целом неверно сви­де­тель­ствует о Боге и Христе, или что Библии в целом нельзя дове­рять в вопро­сах нашего спа­се­ния. Это разные вопросы. Если бы мне дока­зали, что Библия содер­жит оши­боч­ные утвер­жде­ния в отно­ше­нии гео­гра­фии, исто­рии, есте­ствен­ных наук — я не считаю пока, что она содер­жит, я не нашел каких-то одно­знач­ных оши­боч­ных утвер­жде­ний там. Но даже если бы мне это про­де­мон­стри­ро­вали — я пришел бы к выводу — да, вот тут ошибка, вот тут свя­щен­но­пи­са­тель — это не ошибка тол­ко­ва­ния, а это, дей­стви­тельно, ошибка свя­щен­но­пи­са­теля — это бы не подо­рвало никоим обра­зом мою веру в то, что Библия сви­де­тель­ствует об Иисусе Христе верно. Таким обра­зом, даже если вы при­дете к выводу когда-нибудь, что Библия содер­жит оши­боч­ное утвер­жде­ния в отно­ше­нии каких-то вопро­сов, это никоим обра­зом не должно для вас озна­чать, что биб­лей­ские сви­де­тель­ство, апо­столь­ское сви­де­тель­ство об Иисусе Христе оши­бочно — это два разных тезиса. Есть хри­сти­ане, кото­рые счи­тают, что Библия содер­жит оши­боч­ные утвер­жде­ния, однако эти оши­боч­ные утвер­жде­ния не отно­сятся к содер­жа­нию ее посла­ний, не отно­сятся к нашему спа­се­нию, и поэтому это не про­блема. Поэтому первое, что я хотел бы тут отме­тить — это то, что мы не должны при­ни­мать их пра­вила игры, что если бы в Библии нашлась какая-то ошибка или что-то, что мы пред­став­ляем как ошибку — то всё, Библия не явля­ется бого­вдох­но­вен­ной — нет, это не свя­зан­ные, это разные вопросы совер­шенно.

Но рас­смот­рим то, что люди часто вос­при­ни­мают как ошибки. Мы немножко гово­рили о том, что очень часто то, что людям кажется ошиб­кой или про­ти­во­ре­чием, есть резуль­тат непо­ни­ма­ния текста. Осо­бенно это заметно, когда некий бодрый такой юноша-атеист, он откры­вает Библию, ничего там не пони­мает, и свое непо­ни­ма­ние объ­яс­няет тем что вот якобы в Библии ошибки, в Библии про­ти­во­ре­чия, хотя на самом деле про­блема только в том, что он плохо раз­би­ра­ется в тексте. Вообще говоря, Библия книга очень тол­стая, и я ее прочел от корки до корки, уже будучи кре­ще­ным пра­во­слав­ным хри­сти­а­ни­ном, потому что читать такую тол­стую книгу просто из любо­пыт­ства — я не думаю, что это кому-то уда­ва­лось. Поэтому позна­ния ате­и­стов в Библии носят часто крайне фраг­мен­тар­ный харак­тер, и очень часто то, на что ука­зы­вают как на про­ти­во­ре­чия, явля­ется резуль­та­том этой фраг­мен­тар­но­сти. Кажу­щи­еся ошибки могут быть свя­заны с про­бле­мами пере­вода — даже не с ошиб­ками, а с неиз­беж­ной про­бле­мой, кото­рая свя­зана с пере­во­дом биб­лей­ского текста на совре­мен­ные евро­пей­ские языки. Я при­веду кон­крет­ный пример. В Книге Левит 11 глава пере­чис­ля­ются нечи­стые, согласно риту­аль­ному закону, птицы и гово­рится там сле­ду­ю­щее: Из птиц же гну­шай­тесь сих: орла, грифа и мор­ского орла, кор­шуна и сокола с поро­дою его, вся­кого ворона с поро­дою его, стра­уса, совы, чайки и яст­реба с поро­дою его, филина, рыбо­лова и ибиса, лебедя, пели­кана и сипа, цапли, зуя с поро­дою его, удода и нето­пыря. Вот люди гово­рят: ну как же — в Библии явная ошибка, потому что нето­пырь пере­чис­лен как птица. Древ­ние евреи искренне думали, что нето­пырь — это такая птица. На самом деле мы знаем, что лету­чая мышь по совре­мен­ной клас­си­фи­ка­ции к птицам не отно­сится. Про­блема реша­ется очень просто. Есть про­грамма «Цитаты из Библии», кото­рую я всем очень сове­тую ска­чать, у кого ее нет еще, и там есть «Номера Стронга». Для тех, кто как я, не знает еврей­ского языка, там есть такой встро­ен­ный еврей­ский сло­варь. Вы можете просто клик­нуть на соот­вет­ству­ю­щее слово, и там вам выско­чит, что слово, кото­рое пере­во­дится как «птицы», в ори­ги­нале имеет зна­че­ние «лета­ю­щие твари». В рус­ском языке нет такого слова «лета­ю­щие твари». В англий­ском языке тоже нет, поэтому там в англий­ском пере­воде тоже пишут birds. Однако еврей­ский ори­ги­нал гово­рит просто о лета­ю­щих тварях. И поэтому вся про­блема свя­зана с тем, что чело­век просто не понял, что там напи­сано в тексте. Более того, такого рода при­дирки к каким-то зоо­ло­ги­че­ским све­де­ниям в Свя­щен­ном Писа­нии бывают часто свя­заны именно с пере­во­дом, поскольку часто совре­мен­ные пере­вод­чики затруд­ня­ются точно опре­де­лить, о каком именно живот­ном там идет речь. Потому что Библия не замыш­ля­лась в каче­стве зоо­ло­ги­че­ского атласа, там нет иллю­стра­ций и подроб­ных опи­са­ний, на осно­ва­нии кото­рых мы могли бы точно заклю­чить, что речь идет именно об этом живот­ном. Хри­сти­ане совер­шенно избав­лены от необ­хо­ди­мо­сти ломать здесь голову — я не знаю, может, это про­блема для рав­ви­нов, хотя я не уверен, что это и для них про­блема, потому что сейчас нынеш­ние евреи живут совер­шенно в других усло­виях и имеют дело с совер­шенно дру­гими живот­ными. Но в любом случае мы, живя в Новом Завете, можем осо­бенно не замо­ра­чи­ваться тем, какие там птицы — чистые и нечи­стые, или какие именно живот­ные обо­зна­ча­ются тем или иным еврей­ским словом. Но один из рас­про­стра­нен­ных типов пред­по­ла­га­е­мых ошибок связан просто с про­бле­мой пере­вода.

Однако есть, по-види­мому, более серьёз­ный тип ошибок — то, что людьми вос­при­ни­ма­ется как ошибка, — кото­рый каса­ется веро­уче­ния. Когда речь идет о веро­уче­нии, тут дей­стви­тельно нельзя ска­зать, что да неважно это — какая там птица нето­пырь или не птица, и вообще на чье спа­се­ние это ока­зы­вают вли­я­ние. Как на при­меры таких про­ти­во­ре­чий при­во­дят, напри­мер, утвер­жде­ние о том, что Бог оби­тает в непри­ступ­ном свете; или, с другой сто­роны, Библия гово­рит о том, что Бог бла­го­во­лит оби­тать во мгле. Вот, напри­мер, 3Цар.8:12: Тогда сказал Соло­мон: Гос­подь сказал, что Он бла­го­во­лит оби­тать во мгле. Книга Пара­ли­по­ме­нон, парал­лель­ное место: Тогда сказал Соло­мон: Гос­подь сказал, что Он бла­го­во­лит оби­тать во мгле. С другой сто­роны, в Тим.6:16 гово­рится: единый име­ю­щий бес­смер­тие, Кото­рый оби­тает в непри­ступ­ном свете. Из чего люди спра­ши­вают: так во мгле или во свете оби­тает Бог, нет ли здесь про­ти­во­ре­чия. Я думаю, нам всегда важно пом­нить опре­де­ле­ние про­ти­во­ре­чий — что такое про­ти­во­ре­чие, как мы опре­де­ляем это слово, что это такое. Про­ти­во­ре­чие — это ситу­а­ция, когда одно и то же утвер­жде­ние объ­яв­ля­ется истин­ным и ложным в одном и том же отно­ше­нии. И тут важно отме­тить — в одном и том же отно­ше­нии. То есть, для того, чтобы про­ти­во­ре­чие имело место, мы должны были бы при­нять, что речь идет о том, что Бог оби­тает во мгле и во свете, в одном и том же отно­ше­нии. Какая же мгла и какой же свет име­ется ввиду, что здесь нам хочет сооб­щить свя­щен­но­пи­са­тель? И мы пони­маем, что речь идет о непо­сти­жи­мо­сти Бога в обоих слу­чаях. И эту непо­сти­жи­мость мы можем обо­зна­чить двумя обра­зами, кото­рые выгля­дят про­ти­во­по­лож­ными, но, тем не менее, обо­зна­чают одно и тоже: что Гос­подь оби­тает во тьме. Моисей всту­пает во мрак, где Бог. Почему? Потому что он не может Его пол­но­стью адек­ватно уви­деть — ведь это тайна Божия. Непри­ступ­ный свет гово­рит о том же самом. Точно также, как мы не можем прямо смот­реть на солнце, мы не можем прямо смот­реть на Бога, и поэтому непри­ступ­ный свет озна­чает ровно тоже самое, что и мгла. Про­ти­во­ре­чие сни­ма­ется, когда мы при­знаем, что речь идет о некоем образе. Речь идет об образ­ном языке, к кото­рому при­бе­гает Свя­щен­ное Писа­ние. А вообще говоря, когда речь захо­дит об обра­зах, об алле­го­риях, как я уже гово­рил, тут же ате­и­сты гово­рят, что — ну вот, вы все при­ду­мали для того, чтобы укло­ниться и не при­знать, что у вас в Библии чепуха напи­сана. Я еще раз напомню, что на самом деле мы в обыч­ном нашем раз­го­вор­ном языке посто­янно при­бе­гаем к обра­зам. Неко­то­рое время назад я видел выступ­ле­ние одного воин­ству­ю­щего такого, сви­ре­пого ате­и­ста, и он там сказал, что его оппо­нент — веру­ю­щий хри­сти­а­нин, у него IQ как у зем­ля­ного червя. Конечно, все очень забавно, что наука научи­лась мерить IQ зем­ля­ными чер­вями. Оче­видно, здесь атеист при­бе­гает к алле­го­рии, просто хочет ска­зать, что его оппо­нент глуп. И когда мы при­бе­гаем к алле­го­риям, то мы можем при­бе­гать к алле­го­риям, кото­рые выгля­дят про­ти­во­ре­чи­выми. Напри­мер, Хри­стос в Библии назван Агнцем и в то же время Он назван Львом от колена Иуды — и мы пони­маем, что хотя Лев и Агнец — это два совер­шенно про­ти­во­по­лож­ных, по-види­мому, образа, они просто опи­сы­вают две разные сто­роны слу­же­ния Гос­пода — что Он, как Агнец пред стри­гу­щим его был без­гла­сен, и сми­ренно пре­дает себя на смерть ради нашего искуп­ле­ния, и Он явля­ется львом в том отно­ше­нии, что Он побеж­дает силы зла и осво­бож­дает Божий народ. Таким обра­зом, нередко пред­став­ле­ние о том, что тут якобы имеет место про­ти­во­ре­чие, свя­зано с тем, что люди непра­вильно оши­бочно трак­туют биб­лей­ские образы.

Есть ещё один пример. Напри­мер, то, что Гос­подь гово­рит об отно­ше­нии к миру — Свя­щен­ное Писа­ние гово­рит об отно­ше­нии к миру, что с одной сто­роны мир это то, что Бог любит — ибо Бог так воз­лю­бил мир что отдал сына своего еди­но­род­ного дабы всякий веру­ю­щий в Него не погиб но имел жизнь вечную. С другой сто­роны, гово­рится: не любите мира, ни того, что в мире. Как же, гово­рит чело­век — явные про­ти­во­ре­чия, чушь какая — там гово­рится, что Бог любит мир, и там гово­рится, что Бог не любит мир, и вы не любите — кто дружит с миром, тот дела­ется врагом Богу, и этот чело­век даже залез в англий­ский пере­вод Библии, увидел, что там тоже самое стоит слово по-англий­ски world в обоих слу­чаях, и гово­рит: вот про­ти­во­ре­чие Библии, поскольку одно и тоже слово должно время нести одно и то же зна­че­ние. Это грубая ошибка вос­при­я­тия текста, поскольку на самом деле ни в одном реально суще­ству­ю­щем в языке слово не обла­дает одно­знач­ным зна­че­нием. Един­ствен­ный язык, в кото­ром слова обла­дают одно­знач­ным зна­че­нием — это язык про­грам­ми­ро­ва­ния. В языке про­грам­ми­ро­ва­ния, на кото­ром пишутся инструк­ции для ком­пью­тера, там дей­стви­тельно, каждая команда, каждый термин имеет совер­шенно опре­де­лен­ное зна­че­ние, иначе ком­пью­тер просто не сможет рабо­тать. Но любой чело­ве­че­ский язык всегда исполь­зует слова в разных зна­че­ниях. Если вы пыта­лись пере­во­дить когда-нибудь в жизни с одного языка на другой, вы это тут же обна­ру­жили. Или даже нет — вы можете и не пытаться пере­во­дить, вы можете пору­чить это авто­ма­ти­че­скому пере­вод­чику, и я помню, как я клик­нул на авто­ма­ти­че­ский пере­вод, и мне выда­лась такая фраза: «хоро­ший день поздрав­ляем вас от имени лорда Иисуса». Я не сразу понял, что он там соб­ственно имел в виду, но оче­видно — потом я погля­дел ори­ги­нал, там речь шла о том, что просто: «Добрый день, при­вет­ствуем вас Во имя Гос­пода Иисуса». И пере­вод­чик просто тупо под­ста­вил соот­вет­ству­ю­щие рус­ские слова, полу­чи­лось очень смешно. Ана­ло­гич­ная ситу­а­ция воз­ни­кает в Библии — там одни и те же слова могут исполь­зо­ваться в несколько разных зна­че­ниях. Мир, кото­рый воз­лю­бил Бог и отдал Сына Своего Еди­но­род­ного — это Божье тво­ре­ние, вклю­чая людей. Мир, кото­рым над­ле­жит гну­шаться, с кото­рым не сле­дует дру­жить — это та система цен­но­стей и отно­ше­ний, кото­рая постро­ена на неве­рии, на отвер­же­нии Бога, та система цен­но­стей, кото­рая харак­те­ри­зу­ется, по словам апо­стола, похо­тью плоти, похо­тью очей и гор­до­стью житей­ской. Очень часто мы должны рас­смат­ри­вать слово в кон­тек­сте фразы, где оно потреб­ля­ется. Вообще, любой язык — не только биб­лей­ский, — он всегда пред­по­ла­гает, что слово упо­треб­ля­ется в кон­тек­сте. Я помню, когда я был еще на курсах англий­ского языка, нам ска­зали, что нико­гда не пытай­тесь пере­во­дить слова — это глу­пость, потому что пере­во­дить можно только какие-то смыс­ло­вые еди­ницы — можно пере­во­дить фразы, можно пере­во­дить абзацы, но нельзя пере­во­дить слова, потому что слова могут что-то озна­чать только в кон­тек­сте. Вы, может быть, заме­тили, что когда пере­во­дят там назва­ние книг, филь­мов или статей, там иногда они выгля­дят абсо­лютно по-дру­гому, не похо­жими на бук­валь­ный пере­вод. И как учат пере­вод­чи­ков, заго­ло­вок — то, что пере­во­дится в послед­ний момент. Почему? Потому что в корот­кой такой фразе, кото­рая стоит в заго­ловке, её смысл ясен только в кон­тек­сте всего напи­сан­ного. Точно также смысл тех или иных биб­лей­ских изре­че­ний ясным ста­но­вится в кон­тек­сте, в кото­ром они нахо­дятся.

Есть то, что выдают в каче­стве про­ти­во­ре­чий в учении Гос­пода Иисуса. Скажем, в учении, кото­рое каса­ется нрав­ствен­но­сти — как нам сле­дует посту­пать. Напри­мер, в Еван­ге­лии Гос­подь неод­но­кратно под­твер­ждает запо­ведь «Почи­тай отца и мать» — есть такая запо­ведь в Ветхом Завете, она много раз там повто­рена, и Гос­подь Иисус Хри­стос ее вовсе не оспа­ри­вает, когда у Него спра­ши­вает юноша бога­тый: что мне сде­лать, чтобы насле­до­вать жизнь вечную, — ему Гос­подь гово­рит: знаешь запо­веди — не пре­лю­бо­дей­ствуй, не убивай, не кради, не лже­сви­де­тель­ствуй, не обижай, почи­тай отца твоего и мать. Гос­подь резко обли­чает фари­сеев, кото­рые обхо­дят запо­ведь о почи­та­нии отца и матери при помощи отсы­лок на пре­да­ния стар­цев. Можно вспом­нить, напри­мер, у Матфея в 15 главе Гос­подь гово­рит: Ибо Бог запо­ве­дал: почи­тай отца и мать; и: зло­сло­вя­щий отца или мать смер­тью да умрет. А вы гово­рите: если кто скажет отцу или матери: дар Богу то, чем бы ты от меня поль­зо­вался, тот может и не почтить отца своего или мать свою; таким обра­зом вы устра­нили запо­ведь Божию пре­да­нием вашим. То есть Гос­подь очень реши­тельно под­твер­ждает, что «почи­тай отца и мать» — это Божия запо­ведь. Гос­подь в другом месте, когда у Него спра­ши­вают о поз­во­ли­тель­но­сти раз­во­диться, гово­рит — нет, нельзя. В другом месте мы нахо­дим слова Гос­пода, кото­рые предъ­яв­ля­ются в каче­стве про­ти­во­ре­чи­вых, напри­мер, когда у Него некий чело­век спра­ши­вает раз­ре­ше­ния прежде пойти похо­ро­нить отца, ему Гос­подь гово­рит: иди за Мною, и предо­ставь мерт­вым погре­бать своих мерт­ве­цов (Мф.8:22). Есть еще более реши­тель­ное утвер­жде­ние: если кто при­хо­дит ко Мне и не воз­не­на­ви­дит отца своего и матери, и жены и детей, и бра­тьев и сестер, а притом и самой жизни своей, тот не может быть Моим уче­ни­ком; и кто не несет креста своего и идёт за Мною, не может быть Моим уче­ни­ком. И на этом месте про­тив­ники нашей веры — ате­и­сты, и ещё мусуль­мане, кото­рые очень любят заим­ство­вать данные из ате­и­сти­че­ских сайтов, они гово­рят: ну, вот, вы видите оче­вид­ные про­ти­во­ре­чия, кото­рые каса­ются пове­де­ния. Так что — надо почи­тать отца и мать, или нужно, наобо­рот, воз­не­на­ви­деть отца и мать, нужно почти­тельно похо­ро­нить отца и мать — или нет, пускай мерт­вые хоро­нят — как вообще вот такое явное про­ти­во­ре­чие, поскольку это явное про­ти­во­ре­чие — это не может быть словом Божиим — всё, Библия не есть Слово Божие, вот, мы можем, значит, соот­вет­ственно кто к чему скло­нен — ате­и­сты небо­яз­ненно про­во­дить сту­ден­че­скую жизнь свою, а мусуль­мане, соот­вет­ственно, при­ни­мать Коран как что-то более надеж­ное.

Что с этим делать? Вспом­нить опре­де­ле­ние про­ти­во­ре­чия. Про­ти­во­ре­чие есть, если одно и тоже утвер­жде­ние посту­ли­ру­ется как верное и невер­ное в одном и том же отно­ше­нии. Гос­подь не отме­няет запо­ведь о почи­та­нии отца и матери. Но явля­ется ли эта запо­ведь самой боль­шой в Свя­щен­ном Писа­нии, в Дека­логе даже? Нет. Очень часто для неве­ру­ю­щих или мало­цер­ков­ных людей десять запо­ве­дей ассо­ци­и­ру­ются просто с пра­ви­лами чело­ве­че­ского обще­жи­тия — как нам в совет­ские годы гово­рили: пра­вила чело­ве­че­ского обще­жи­тия, то есть я соблю­даю десять запо­ве­дей, если я не делаю осо­бен­ных гадо­стей ближ­ним своим, не ворую, матом не руга­юсь и так далее. На самом деле десять запо­ве­дей — это иерар­хи­че­ский текст, кото­рый начи­на­ется с первой запо­веди: Я Гос­подь Бог твой, да не будет у тебя других Богов пред лицом Моим. Кого над­ле­жит почи­тать больше в ситу­а­ции, если воз­ни­кает кон­фликт — Гос­пода Бога или отца и мать? Оче­видно, с точки зрения биб­лей­ского повест­во­ва­ния, Бога и только Бога. И в Ветхом Завете мы встре­чаем утвер­жде­ние, что если кто угодно — хоть отец родной, будет тебя скло­нять, чтобы оста­вить Бога и почи­тать язы­че­ских богов, ты не должен его слу­шаться. Биб­лей­ская этика, кото­рой при­дер­жи­ва­ется и Гос­подь Иисус, и Его слу­ша­тели, постро­ена на том, что все осталь­ные нрав­ствен­ные обя­за­тель­ства чело­века выте­кают из его обя­за­тельств по отно­ше­нию к Богу. Я Гос­подь Бог твой, Кото­рый вывел тебя из земли еги­пет­ской, и не будет у тебя других Богов пред лицом Моим — и поэтому, поскольку ты почи­та­ешь Еди­ного Бога, поскольку это твой Бог, с Кото­рым ты нахо­дишься в отно­ше­ниях Завета — этот Завет нала­гает на тебя опре­де­лен­ные обя­за­тель­ства — по отно­ше­нию к Богу, и по отно­ше­нию к твоим ближ­ним. Первой запо­ве­дью явля­ется запо­ведь, отно­ся­ща­яся к Богу, и поскольку ты при­зна­ешь Бога в Библии твоим Богом, исходя из этого ты стро­ишь все осталь­ные чело­ве­че­ские отно­ше­ния. Таким обра­зом, запо­веди иерар­хичны. Первая самая — фун­да­мент, на кото­ром всё стро­ится: Гос­подь Бог твой. И понятно, что в ситу­а­ции, когда речь идёт о необ­хо­ди­мо­сти выби­рать между Богом и почи­та­нием отца и матери, любой иудей должен выби­рать Бога — и это уже в глу­би­нах Вет­хого Завета совер­шенно ясно про­пи­сано. Поэтому Иисус не входит в про­ти­во­ре­чие с Собой, Он не входит в про­ти­во­ре­чие с Биб­лией, но Он гово­рит одну очень пора­зи­тель­ную вещь — Он гово­рит, что сле­до­вать за Ним — это более фун­да­мен­таль­ное обя­за­тель­ство, чем даже похо­ро­нить отца своего. То есть Он не гово­рит, что не надо хоро­нить, Он не гово­рит, что надо воз­не­на­ви­деть домаш­них — нет, Он гово­рит, что есть более важная вещь, чем даже выпол­нять свои обя­за­тель­ства по отно­ше­нию к роди­те­лям. Это очень важно — выпол­нять свои обя­за­тель­ства по отно­ше­нию к роди­те­лям, фари­сеи не правы, когда они пыта­ются от этого укло­ниться, Гос­подь их сурово пори­цает. Но есть более фун­да­мен­таль­ная запо­ведь сле­до­вать за Богом. И эти слова Гос­пода ука­зы­вают на то, кем Он Себя счи­тает, за Ним сле­до­вать важнее, чем даже соблю­сти запо­ведь о почи­та­нии роди­те­лей. И это значит, что Иисус просто пре­тен­дует на авто­ри­тет Бога. Кстати, мне это не сразу бро­си­лось в глаза, но когда несколько глубже в это вни­ка­ешь, эти слова были бы неуместны в словах кого угодно еще, кроме Бога. Иисус дает понять, что Он Бог. Кстати, иногда людей сму­щает воз­не­на­ви­дит отца и мать и всех своих домаш­них — речь идет о «реши­тельно пред­по­чтет» — это просто такой биб­лей­ский харак­тер­ный оборот, то воз­лю­бил, а то воз­не­на­ви­дел — озна­чает «реши­тельно пред­по­чтет». То есть здесь речь идет не об отмене запо­веди, не о про­ти­во­ре­чии, а о том, что Гос­подь напо­ми­нает об иерар­хии запо­ве­дей, что самое глав­ное — это отно­ше­ние к Богу, и ясно пре­тен­дует на то, что Бог это Он, о том, что сле­до­вать за Ним настолько важно, что это важнее соблю­де­ния всех осталь­ных запо­ве­дей. Кстати, я думаю — это мое пред­по­ло­же­ние, но оно мне кажется обос­но­ван­ным, — что если бы этот юноша при­знал бы Иисуса Бога и Гос­пода и пошел бы за Ним, то Гос­подь бы ему сказал: а теперь иди похо­рони отца своего. То есть теперь, когда запо­веди выстро­и­лись в пра­виль­ном порядке — когда ты сна­чала сле­ду­ешь за Богом, и исходя из этого, уже выпол­ня­ешь все осталь­ные обя­за­тель­ства твои по отно­ше­нию к ближ­ним.

Таким обра­зом, если мы пыта­емся про­ник­нуть в текст и понять его место в биб­лей­ском повест­во­ва­нии, его место в кон­тек­сте биб­лей­ском, мы очень быстро уходим от этого кажу­ще­гося про­ти­во­ре­чия. Более того, я знаю, что многие из вас просто усерд­ные чита­тели Писа­ния, и многим из вас кажется: а вообще, в чём про­блема, почему я на это трачу время и это разъ­яс­няю? Дело в том, что это не про­блема очень часто для нас, но это про­блема для наших оппо­нен­тов, кото­рые Свя­щен­ное Писа­ние не читают, зна­комы с ним очень поверх­ностно.

Другой пример кажу­ще­гося про­ти­во­ре­чия — это когда гово­рят, напри­мер, об эсха­то­ло­гии, какова будет участь неба и земли. Похоже, что Свя­щен­ное Писа­ние гово­рит о том, что земля и небо исчез­нут, сгорят, погиб­нут — ну, напри­мер самое резкое выска­зы­ва­ние в этом отно­ше­нии при­над­ле­жит апо­столу Петру: Придет же день Гос­по­день, как тать ночью, и тогда небеса с шумом прейдут, стихии же, раз­го­рев­шись, раз­ру­шатся, земля и все дела на ней сгорят. Это пода­ется как про­ти­во­ре­чие с утвер­жде­нием Библии — что земля устро­ена Богом навечно: и устроил как небо свя­ти­лище свое и землю утвер­дил навек. И здесь мы опять же вспо­ми­наем опре­де­ле­ние про­ти­во­ре­чия — в каком отно­ше­нии земля погиб­нет, в каком отно­ше­нии она пре­бу­дет вовек. Погиб­нет то, что постро­ено в про­тив­ле­ние Богу, погиб­нет та циви­ли­за­ция, кото­рая в итоге покло­нится анти­хри­сту — и она дей­стви­тельно погиб­нет. Но это не значит, что земля будет уни­что­жена — она будет очи­щена огнем Божьего Суда, и она будет вос­ста­нов­лена в том состо­я­нии, для кото­рого Гос­подь ее создал. Но то, что нам опять пред­ла­гают за ошибку — это просто резуль­тат непо­ни­ма­ния текста.

Ещё один пример ошибки — якобы ошибки, на кото­рую любят ссы­латься, носит такой эсха­то­ло­ги­че­ский харак­тер, поскольку в Свя­щен­ном Писа­нии содер­жится утвер­жде­ние о том, что вот Гос­подь должен прийти скоро. Ибо истинно говорю вам не успе­ете обойти горо­дов Изра­и­ле­вых, как придет Сын Чело­ве­че­ский. Для совре­мен­ного чита­теля Еван­ге­лия что значит придет Сын Чело­ве­че­ский — про­изой­дет конец света, суд над всеми, и я помню, в свое время меня это тоже сму­щало, не пони­мал, что это значит — не успе­ете обойти горо­дов Изра­и­ле­вых — всё, конец света, прямой смысл фразы для меня был такой. Тем не менее конца света не про­изо­шло. Эту фразу время от вре­мени вытас­ки­вают ате­и­сты и начи­нают ею раз­ма­хи­вать. На самом деле, для слу­ша­те­лей, даже для самих апо­сто­лов, ещё не оче­видно, что Иисус это и есть Сын Чело­ве­че­ский. Сын Чело­ве­че­ский — это упо­ми­на­е­мая у Дани­ила некая эсха­то­ло­ги­че­ская фигура. Некто, очень таин­ствен­ный, о кото­ром у Дани­ила не ска­зано прямо, что это Бог, но некая эсха­то­ло­ги­че­ская фигура, свя­зан­ная с концом света. И придёт Сын Чело­ве­че­ский просто озна­чает, что вы пой­мете, что тот Сын Чело­ве­че­ский, о кото­ром шла речь, кото­рого вы ожи­да­ете — это Иисус. Если мы смот­рим кон­текст Свя­щен­ного Писа­ния, мы с вами пони­маем, о чём идёт речь.

Но я думаю, что сейчас мне стоит обра­тить вни­ма­ние на неко­то­рые вопросы, кото­рые мне поста­вили в ком­мен­та­риях. Я посмот­рел сего­дня. Бесе­до­вал со сви­де­те­лями Иеговы и при­во­дил стих:  Я и Отец одно — на что сви­де­тели отве­чали, что я в Отце Моем и Он во Мне, и Я в вас, то есть такой язык един­ства может упо­треб­ляться и по отно­ше­нию к другим людям, не обя­за­тельно к Гос­поду Иисусу?. Дей­стви­тельно, в Библии все в одном Гос­поде Иисусе — там упо­треб­ля­ются такие слова, можно ска­зать что мы едины в каком-то отно­ше­нии с Богом бла­го­даря тому, что мы при­ве­дены к един­ству обще­ния с Богом во Иисусе Христе. Тут две бы вещи я сказал. Во-первых, когда Гос­подь гово­рит Я и Отец одно — Он не гово­рит, что мы просто едины с Отцом, Он ука­зы­вает на един­ство при­роды. Но я не стал бы даже на это упи­рать в раз­го­воре со сви­де­те­лями Иеговы, потому что я нахожу более эффек­тив­ным для сви­де­те­лей обра­тить вни­ма­ние немножко на другое — на то, что Иисус гово­рит о Себе, Еван­ге­лие о Нем гово­рит, как о Гос­поде и Спа­си­теле. На то, что об Иисусе гово­рится как Судие, Кото­рый судит сей народ в послед­ний день. О том, что же Сын Чело­ве­че­ский, Кото­рый постра­дает, будет судить сей народ. Я обычно в таких слу­чаях спра­ши­ваю: друзья, кто у вас Гос­подь? — Мне они гово­рят: Иегова. Но я им обычно ста­ра­юсь ука­зать на то, что Иегова это просто ошибка пере­вода, Бога нико­гда не звали Иегова, но всё-таки — Иисус явля­ется вашим Гос­по­дом? Ну, и они вынуж­дены отве­чать — да, потому что в Библии Иисус много раз назван Гос­по­дом. Так кто же все-таки ваш Гос­подь? Бог Отец — Яхве, или Иисус. Если они гово­рят: ну, знаете, вот два Гос­пода — ну, как у вас может быть два Гос­пода? Если вы испо­ве­ду­ете Гос­пода кого-то, кто есть по вашим словам, твар­ное суще­ство — вы впа­да­ете в идо­ло­по­клон­ство. Кстати это еще свя­то­оте­че­ский довод против ариан, он очень древ­ний. Если мы назы­ваем кого-то Гос­по­дом, кто не есть Бог, если мы упо­ваем на кого-то ради нашего спа­се­ния, кто не есть Бог — значит, мы впа­даем в идо­ло­по­клон­ство. Если Иисус твар­ное суще­ство — значит, те, кто Его назы­вают Гос­по­дом и Спа­си­те­лем, впа­дают в идо­ло­по­клон­ство. На это надо обра­тить вни­ма­ние «сви­де­те­лям». Либо Иисус Бог, либо вы идо­ло­по­клон­ники. Потому что полу­ча­ется тогда — Иисус твар­ное суще­ство.

Другое место, о кото­ром шла речь в беседе со «сви­де­те­лями»: «Иисус гово­рит ей — не при­ка­сайся ко Мне ибо я еще не восшел к Отцу Моему, а идите к бра­тьям Моим и ска­жите: вос­хожу к Отцу Моему и Отцу Вашему, Богу Моему и Богу вашему». Как пари­ро­вать? То, что Гос­подь наш Иисус Хри­стос, как испо­ве­дует Пра­во­слав­ная Цер­ковь в так назы­ва­е­мом Хал­ки­дон­ском дог­мате, Он есть одно­вре­менно совер­шен­ный Бог и совер­шен­ный Чело­век. Потому что, очень часто, когда сви­де­тели Иеговы и другие биб­лей­ски негра­мот­ные люди слышат, что Иисус Бог — они из этого делают вывод, что Иисус не чело­век. Нет, конечно, Иисус одно­вре­менно и Бог, и чело­век, и Он испол­няет функ­ции, кото­рые могут при­над­ле­жать и Богу, и чело­веку. Это прин­ци­пи­ально важно, потому что для того, чтобы совер­шить наше искуп­ле­ние, для того, чтобы быть нашим пер­во­свя­щен­ни­ком и хода­таем, Ему необ­хо­димо быть чело­ве­ком. То, что не вос­при­нято — то не увра­че­вано, всё таин­ство нашего спа­се­ния — оно с необ­хо­ди­мо­стью свя­зано с тем, что Гос­подь Иисус на 100% чело­век во всех отно­ше­ниях, во всех своих аспек­тах чело­век, во всем подоб­ный нам, кроме греха. И это значит что как чело­век, Иисус может совер­шать то, что свой­ственно чело­веку. Более того: это важная часть нашего искуп­ле­ния. Там, где мы про­ти­ви­лись Богу, там Гос­подь Иисус про­яв­ляет совер­шен­ное послу­ша­ние, и послу­ша­ние до Смерти Крест­ной; там, где мы про­кли­нали — Он молится; там, где мы нена­ви­дели — Он про­щает, то есть он делает за нас то, что мы должны были это сде­лать и не сде­лали. Это важный аспект нашего искуп­ле­ния — то, что Иисус делает то, что люди должны делать, Он посту­пает в каче­стве нового Адама. И поэтому Иисус может делать то, что делает чело­век, и Он совер­шенно обос­но­ванно гово­рит «Отцу Моему и Отцу вашему». Как пред­ста­ви­тель чело­ве­че­ского рода, Он может ста­но­виться рядом с нами и гово­рить, что Он явля­ется Сыном как бы вместе с нами. Мы через Иисуса Христа усы­нов­лены Богу. На боль­шие празд­ники поётся стих из посла­ния Гала­там «елицы во Христа кре­сти­стеся, во Христа обле­ко­стеся». То есть мы облек­лись во Христа, и бла­го­даря Его иску­пи­тель­ному слу­же­нию тоже усы­нов­лены Богу, то есть Он по при­роде Сын Божий, мы — по усы­нов­ле­нию.

«Сви­де­тели» гово­рят также: Иисус не Бог, так как Он всегда раз­де­ляет Себя и Бога: Да не сму­ща­ется сердце ваше, веруйте в Бога и в Меня веруйте — как пари­ро­вать этот довод? Точно так же, что Иисус также явля­ется Чело­ве­ком, Он не явля­ется только Богом, Он явля­ется чело­ве­ком, и как чело­век, Он явля­ется Спа­си­те­лем и Иску­пи­те­лем чело­ве­че­ского рода. То есть мы веруем в то, что Иисус явля­ется и Богом и Чело­ве­ком, и мы веруем в Него, как в нашего Иску­пи­теля. В этом отно­ше­нии Иисус не гово­рит: Я не Бог, — Он гово­рит, Я также и чело­век, Я также и при­над­лежу к чело­ве­че­скому роду. То есть то, что Иисус про­яв­ляет опре­де­лен­ные личные отно­ше­ния с Отцом, никак не гово­рит о том, что Он не Бог.

Рас­хож­де­ния в руко­пи­сях Нового Завета

Сейчас мы перей­дем к еще одному аспекту споров, свя­зан­ных с Биб­лией, пред­по­ла­га­е­мыми про­ти­во­ре­чи­ями. Это вопрос о тек­сто­ло­ги­че­ских рас­хож­де­ниях, кото­рые есть в разных руко­пи­сях Нового Завета. Тоже это сильно вооду­шев­ляет неко­то­рых людей — в част­но­сти, мусуль­ман и неко­то­рых ате­и­стов. До нашего вре­мени дошло около 5000 руко­пис­ных тек­стов Нового Завета — и это огром­ное коли­че­ство, потому что тексты антич­ных авто­ров до нас дошли гораздо в мень­шем числе и гораздо более в позд­них спис­ках. Между этими тек­стами есть опре­де­лен­ные рас­хож­де­ния, есть спе­ци­аль­ная отрасль биб­ле­и­стики — биб­лей­ская тек­сто­ло­гия, кото­рая зани­ма­ется выяс­не­нием пер­во­на­чаль­ного текста. И когда люди узнают об этом факте, то неко­то­рые хри­сти­ане при­хо­дят в сму­ще­ние, а соот­вет­ственно, неко­то­рые про­тив­ники хри­сти­ан­ства сильно обод­ря­ются: очень хорошо! В биб­лей­ском тексте, дошед­шем до нас, есть опре­де­лен­ные раз­но­чте­ния — какой из этих тек­стов явля­ется насто­я­щим, какой из них явля­ется бого­дух­но­вен­ным — мы не можем знать, сле­до­ва­тельно, нам не во что верить, у нас нет насто­я­щего под­лин­ного, без пома­рок, аутен­тич­ного бого­дух­но­вен­ного текста — всё! В этой ситу­а­ции ате­и­сты просто поют и пляшут, а мусуль­мане при­но­сят Коран и гово­рят: а вот у нас, значит, книга лучше — у нас нет ника­ких раз­но­чте­ний. На самом деле это не так в отно­ше­нии Корана, но вер­немся к Библии и к бого­дух­но­вен­но­сти текста. Опять же — бого­дух­но­вен­ность текста озна­чает, что Бог через этот текст обра­ща­ется к нам и сооб­щает нам то, что необ­хо­димо для нашего спа­се­ния.

Бого­дух­но­вен­ность текста не озна­чает, что это книга закли­на­ний. Знаете, очень часто люди смот­рят на Библию, как на книгу закли­на­ний, на вол­шеб­ную книгу. Вол­шеб­ная книга — это книга, в кото­рой напи­саны вот эти, как гово­рят люби­тели роле­вых игр, спеллы — то есть точные побук­вен­ные закли­на­ния, если про­из­не­сти закли­на­ние не так, оно не сра­бо­тает. Библия, конечно, не явля­ется такой маги­че­ский книгой — Библия явля­ется сви­де­тель­ством о Христе. И мы должны взгля­нуть на то, что из себя пред­став­ляют эти пред­по­ла­га­е­мые рас­хож­де­ния в тексте, для того, чтобы понять, насколько они влияют на содер­жа­ние биб­лей­ского откро­ве­ния. И как только мы смот­рим, что это за рас­хож­де­ние, мы пони­маем, что не влияют. Откуда они взя­лись? В антич­но­сти, в Сред­не­ве­ко­вье, несколько позже, не было мно­жи­тель­ной тех­ники ника­кой, все тексты пере­пи­сы­ва­лись от руки, пере­пи­сы­ва­лись живыми людьми, живые люди делали грам­ма­ти­че­ские ошибки, описки, про­пуск и замену букв, то есть допус­кали есте­ствен­ные для живых людей ошибки. И в этом месте обычно гово­рят: о, отлично! — Библию много раз пере­пи­сы­вали — навер­ное, полу­чился испор­чен­ный теле­фон, навер­ное, мы не можем знать, какие были пер­во­на­чаль­ные тексты. Ну, в самом деле, ошибки должны были накап­ли­ваться, и полу­читься должно что-то, уже совер­шенно отлич­ное от пер­во­на­чаль­ного текста. Эта кар­тина с испор­чен­ным теле­фо­ном неверна вот почему. Кто играл когда-нибудь в «испор­чен­ный теле­фон», тот знает, как это устро­ено. Дети садятся в кружок, и один ребё­нок гово­рит какое-нибудь слово, напри­мер, «работа», другой ребе­нок впол­го­лоса шепчет соседу — «работа», и на конце линии полу­ча­ется какое-нибудь другое слово — «зевота», скажем — и все сме­ются. В чем эта ситу­а­ция не похожа на ситу­а­цию пере­дачи Библии? — Тем, что это пере­дача по одному каналу. Если мы обра­тимся к Свя­щен­ному Писа­нию, то мы видим, что Свя­щен­ное Писа­ние пере­пи­сы­ва­лось сразу во мно­же­стве копий. Люди могли делать ошибки, их пере­пи­сы­вая, но они делали ошибки разные. И это значит, что прийти к какой-то согла­со­ван­ной кар­тине иска­же­ний — скажем, разные писцы не могли оши­биться оди­на­ково. Если писец в Север­ной Африке пишет: В начале было Слово, и Слово было у Бога, и Слово было Бог, — и писец в Бри­та­нии пишет: В начале было Слово, и Слово было у Бога, и Слово было Бог. — это значит, что это текст абсо­лютно под­лин­ный. Это значит, что он никак не мог не мог явиться резуль­та­том их одно­вре­мен­ной ошибки. Люди могли оши­биться, но они не могли оши­биться одно­вре­менно и оди­на­ково. Это значит нали­чие вот этих мелких ошибок — оно под­твер­ждает, что весь осталь­ной текст абсо­лютно наде­жен, оно под­твер­ждает, что в отно­ше­нии всего осталь­ного текста ника­ких раз­но­гла­сий нет.

Для того, чтобы понять о чём идёт речь, потому что, знаете, при слове «раз­но­чте­ние в руко­пи­сях Нового Завета» обычно перед гла­зами у людей воз­ни­кает кар­тина, что там где речь идет о чём-то дог­ма­ти­че­ски прин­ци­пи­аль­ном. Но посмот­рим, напри­мер, о чём там речь идёт, какие ошибки. Напри­мер, в тексте 1Кор.12:13 апо­стол пишет: ибо все мы одним Духом кре­сти­лись в одно тело и все напо­ены одним духом. Это пишет апо­стол в одном тексте, но неко­то­рых вари­ан­тах руко­писи напи­сано по-дру­гому: и все напо­ены одним питием. такой вари­ант, как счи­тают тек­сто­логи, возник оче­видно из-за того, что пере­пис­чик про­чи­тал «пневмо» — то есть дух, как «помо» — то есть питие, эта ошибка доста­точно понят­ная. Меняет ли это наше пред­став­ле­ние о Святом Духе, как это вообще влияет на миро­уче­ние Церкви — на самом деле мы все пони­маем, что под питием в любом случае явля­ется Святой Дух. Ни на что в бого­слов­ском отно­ше­нии тот вари­ант «пневмо» или «помо» не влияет. Тек­сто­логи в своих мето­дах пришли к выводу, что более аутен­тич­ное, более древ­нее про­чте­ние это «пневмо» — дух то есть, но они ничего абсо­лютно не изме­нили в бого­слов­ском отно­ше­нии.

Другой вари­ант, напри­мер в Откр.1:5 в одном вари­анте текста, наи­бо­лее рас­про­стра­нен­ном тексте, ска­зано: Ему, воз­лю­бив­шему нас и омыв­шему нас от грехов наших Кровию Своею. Другой вари­ант текста гово­рит: осво­бо­див­шему нас от грехов наших. То есть раз­ница сво­дится к тому, что в одном случае омыв­шему от грехов в другом случае — осво­бо­див­шему от грехов. Какой бы вари­ант мы не при­няли, это не влияет абсо­лютно ни на что. Есть вари­анты текста, свя­зан­ные с тем, что пере­пис­чики добав­ляли неко­то­рые пометки, чтобы про­яс­нить зна­че­ние текста. Напри­мер, в Еван­ге­лии Гос­подь гово­рит: Я пришел при­звать не пра­вед­ных, но греш­ных, и в неко­то­рых вари­ан­тах текста ска­зано: к пока­я­нию. Боль­шин­ство биб­ле­и­стов счи­тают, что к пока­я­нию — это несколько более позд­няя вставка, кото­рая при­звана про­яс­нить смысл текста. Но вообще-то мы без всякой вставки пред­по­ла­гаем, пони­маем, что к чему еще Гос­подь пришел при­звать не пра­вед­ни­ков, а греш­ни­ков — ну, оче­видно, к пока­я­нию. Это абсо­лютно не меняет смысла текста.

В неко­то­рых ате­и­сти­че­ских и мусуль­ман­ских источ­ни­ках гово­рится что — нет, есть все-таки неко­то­рые стихи, в кото­рых смысл текста меняют. Напри­мер, в Посла­нии к Тимо­фею гово­рится: И бес­пре­ко­словно — вели­кая бла­го­че­стия тайна: Бог явился во плоти, оправ­дал Себя в Духе, пока­зал Себя Анге­лам, про­по­ве­дан в наро­дах, принят верою в мире, воз­несся во славе. В ряде руко­пи­сей слово Бог отсут­ствует, там ска­зано и вели­кая бла­го­че­стия Тайна, Он, кто явлен был во плоти, Он, Кто явлен был во плоти — там по-гре­че­ски слово отли­ча­ется на одну букву — тот и Бог, и поэтому воз­никло такое раз­но­чте­ние. И нам гово­рят — вот, вы видите, у вас в одном месте Библии напи­сано, что Бог явился во плоти, но теперь можно ска­зать, что это резуль­тат грам­ма­ти­че­ской ошибки. На самом деле, любое зна­чи­мое учение Свя­щен­ного Писа­ния опи­ра­ется не на один стих, и не на два, и не на три. Учение о Боже­стве Христа посто­янно, настой­чиво, про­воз­гла­ша­ется в Свя­щен­ном Писа­нии — то есть у Свя­щен­ного Писа­ния в этом отно­ше­нии огром­ный запас проч­но­сти. Ради­кально учение не меня­ется ни от чего, какой бы вари­ант чтения текста мы бы ни при­няли, и нали­чие мелких раз­но­чте­ний ука­зы­вает на то, что Писа­ние не под­вер­га­лось цен­тра­ли­зо­ван­ной редак­туре. Тут можно вспом­нить попу­ляр­ный миф о том, что — ну, иногда гово­рят в VI веке, иногда не уточ­няют в каком веке, но цер­ков­ники отре­дак­ти­ро­вали Свя­щен­ное Писа­ние в своих ковар­ных целях. Я только скажу на это, что это неосу­ще­ствимо тех­ни­че­ски, поскольку Писа­ние пере­пи­сано во мно­же­стве экзем­пля­ров, и для того, чтобы внести в него какую-то редак­туру, нужно выло­вить все эти экзем­пляры до еди­ного, нужно выло­вить все тексты, где оно цити­ру­ется, и нужно каким-то обра­зом сте­реть это из живой памяти людей. То есть это неосу­ще­ствимо тех­ни­че­ски. Эти пред­по­ла­га­е­мые раз­но­чте­ния в раз­лич­ных вари­ан­тах Писа­ния не влияют никак науче­ние Писа­ния, никак не влияют на то, что гово­рится.

Иногда гово­рят, что вот как же — Бог должен был там за этим про­сле­дить, если Он хотел, чтобы этот текст попал нам в руки как бого­дух­но­вен­ный — вот можно это ска­зать, что Бог про­сле­дил за тем, чтобы мы имели в руках доста­точно надеж­ный текст. Бог дей­ствует через людей, и Бог не пре­вра­щают людей в копи­ро­валь­ные авто­маты. Писцы, кото­рые пере­пи­сы­вали Свя­щен­ное Писа­ние, могли делать какие-то описки, они могли делать какие-то ошибки — это не только не под­ры­вает наше дове­рие к Писа­нию, это наобо­рот, поз­во­ляет нам с боль­шой точ­но­стью гово­рить, что текст, кото­рый дошел до нас, наде­жен в веро­учи­тель­ном отно­ше­нии, и он не под­вер­гался ника­кой цен­тра­ли­зо­ван­ной редак­туре.

По поводу трех дней от рас­пя­тия до вос­кре­се­ния Христа. Вы знаете, я вспо­ми­наю случай из личной прак­тики, когда я поль­зо­вался каме­рой хра­не­ния на вок­зале. Камера хра­не­ния — это такое ужас­ное место, где если от 12:00 у вас там про­ле­жал чемо­дан 5 минут — счи­та­ется, что он у вас там про­ле­жал день, то есть часть дня счи­та­ется за день. Я не знаю как сейчас — может всё пере­ме­ни­лось. Но в моей юности, когда я мотался по вок­за­лам, отсчет шёл так, что часть дня рас­смат­ри­ва­лась как день. И поэтому речь шла не о том, что три дня, трое кален­дар­ных суток пол­но­стью, а о том, что, соот­вет­ственно часть Вели­кой Пят­ницы, пол­но­стью Вели­кую Суб­боту и часть вос­кре­се­ния — это идёт как три дня. То есть три дня не как пол­но­стью трое суток. Мы иногда исполь­зуем выра­же­ние «три дня» именно так. Напри­мер, если я в пят­ницу вече­ром поло­жил чемо­дан в камеру хра­не­ния, и он у меня лежал кусо­чек пят­ницы, суб­боту, а в вос­кре­се­нье утром я его забрал — с меня денег сдерут за три дня. То есть мы до сих пор иногда гово­рим вот о части дня в неко­то­рых кон­текстах мы гово­рим как о дне. 

Могла ли Библия быть наме­ренно иска­жена?

Библию много раз пере­пи­сы­вали в угоду власть имущим. Как ей можно дове­рять?

Слово «пере­пи­сы­вать» может иметь два разных зна­че­ния. Первое — сни­мать копии. Напри­мер, те из нас, кто застал пле­ноч­ные маг­ни­то­фоны, помнят, как люди «пере­пи­сы­вали» друг у друга музы­каль­ные записи. Второе зна­че­ние слова — менять. Напри­мер, автор науч­ной работы может пере­пи­сать ее после того, как появи­лись новые данные.

Пере­пи­сы­вали ли Библию в первом смысле, «копи­ро­ва­ния»? Конечно. До появ­ле­ния кни­го­пе­ча­та­ния любые книги именно пере­пи­сы­вали вруч­ную. Это тре­бо­вало огром­ных вло­же­ний ква­ли­фи­ци­ро­ван­ного труда. Обычно этим зани­ма­лись монахи. «Власть имущие», желая про­явить бла­го­че­стие, нередко спон­си­ро­вали такую работу.

Пере­пи­сы­вали ли Библию в смысле «меняли»? Это довольно попу­ляр­ная легенда, она суще­ствует в разных видах — напри­мер, мне дово­ди­лось читать, что «из Библии уда­лили все упо­ми­на­ния о реин­кар­на­ции». Но на самом деле пере­пи­сать Библию в этом смысле было невоз­можно чисто тех­ни­че­ски.

Библия с самого начала в исто­рии Церкви (а до этого, если гово­рить о Ветхом Завете, и в исто­рии Изра­иля) много раз копи­ро­ва­лась, ее списки нахо­ди­лись во многих общи­нах и у част­ных лиц. Ее тор­же­ственно читали во время бого­слу­же­ний, цити­ро­вали в про­по­ве­дях и других текстах, многие из кото­рых до нас дошли.

Чтобы изме­нить текст Библии, было бы необ­хо­димо внести изме­не­ния не только во все копии самого Писа­ния, во все тексты, где соот­вет­ству­ю­щие биб­лей­ские фраг­менты как-то цити­ро­ва­лись, более того, как-то изгла­дить эти фраг­менты из памяти людей.

Это тех­ни­че­ски не реша­е­мая задача — не говоря уже о том, что попытки ее решить вызвали бы нема­лую смуту, кото­рая обя­за­тельно оста­вила бы по себе мно­же­ство пись­мен­ных сви­де­тельств.

Мы также можем обра­тить вни­ма­ние на то, что энер­гич­ная поле­мика с ере­ти­ками, кото­рая велась в ранней Церкви, каса­лась интер­пре­та­ции Писа­ния — но не его содер­жа­ния. В отно­ше­нии самого текста все участ­ники поле­мики были согласны. Поэтому мы можем быть уве­рены в высо­кой надеж­но­сти биб­лей­ского текста.

Но ведь ори­ги­налы тек­стов до нас не дошли — как мы можем быть уве­рены, что они дей­стви­тельно отно­сятся ко вре­ме­нам Иисуса и Апо­сто­лов?

Ученые раз­ра­бо­тали ряд мето­дов, поз­во­ля­ю­щих нам опре­де­лить время, когда был напи­сан тот или иной текст, и мы пере­чис­лим неко­то­рые из них.

Архео­ло­ги­че­ские данные — дошед­шие до нас древ­ние руко­писи. Напри­мер, древ­ней­шим ново­за­вет­ным ману­скрип­том явля­ется зна­ме­ни­тый папи­рус Р52 (папи­рус Рай­ленда). Этот неболь­шой листок папи­руса (по-види­мому, пред­став­ля­ю­щий собой сохра­нив­шийся фраг­мент более обшир­ной руко­писи) испи­сан с обеих сторон и содер­жит отрывки из хорошо зна­ко­мого нам Еван­ге­лия от Иоанна. Как уста­но­вили исто­рики, манера письма, шрифт, кото­рый исполь­зо­вали писцы, меня­лись от эпохи к эпохе, и осо­бен­но­сти напи­са­ния этого доку­мента поз­во­ляют довольно точно опре­де­лить время его созда­ния — около 125 года нашей эры. Руко­пись обна­ру­жена в Египте, и это сви­де­тель­ствует о том, что к 125 году само Еван­ге­лие уже было напи­сано и полу­чило рас­про­стра­не­ние.

Цити­ро­ва­ние доку­мента или его упо­ми­на­ние у более позд­них авто­ров. Напри­мер, мы знаем, что святой Кли­мент Рим­ский напи­сал свое посла­нии к Коринф­ской Церкви не позд­нее 96 года. В этом посла­нии он цити­рует слова Гос­пода Иисуса из кано­ни­че­ских Еван­ге­лий и ссы­ла­ется на собы­тия из жизни апо­стола Павла, кото­рые тот упо­ми­нает в своих посла­ниях. Таким обра­зом, мы можем ска­зать, что данные тексты были уже известны и свя­ти­телю Кли­менту, и его адре­са­там и счи­та­лись авто­ри­тет­ными.

Содер­жа­ние текста ука­зы­вает на усло­вия той или другой эпохи. Сна­чала я при­веду нега­тив­ный пример — суще­ствует так назы­ва­е­мое «Еван­ге­лие от Ессеев», цен­траль­ный пер­со­наж кото­рого, назван­ный Иису­сом, про­по­ве­дует здо­ро­вый образ жизни и при­зы­вает уче­ни­ков воз­дер­жи­ваться от куре­ния. Мы сразу пони­маем, что тот текст — очень позд­ний, потому что куре­ние появ­ля­ется в старом свете только после откры­тия Аме­рики.

Для дати­ровки ново­за­вет­ных тек­стов очень важно ката­стро­фи­че­ское собы­тие, кото­рое Гос­подь Иисус пред­ска­зы­вает в Еван­ге­лиях — раз­ру­ше­ние Иеру­са­лима вой­сками рим­ского пол­ко­водца Тита. Иудеи под­няли вос­ста­ние против Рим­ской Импе­рии, первое время одер­жи­вали победы, но потом рим­ляне оса­дили Иеру­са­лим, в кото­ром на тот момент было мно­же­ство палом­ни­ков, при­быв­ших на празд­но­ва­ние Пасхи.

После ужа­са­ю­щих стра­да­ний, голода, людо­ед­ства, жесто­ких столк­но­ве­ний между раз­лич­ными груп­пами оса­жден­ных, город пал, остав­ше­еся насе­ле­ние были пере­бито или про­дано в раб­ство, Иеру­са­лим­ский храм сожжен и раз­ру­шен. От города Иеру­са­лима, как и пред­ска­зал Гос­подь, «не оста­лось камня на камне». Это была одна из самых страш­ных ката­строф в исто­рии Изра­иля, и бла­го­че­сти­вые иудеи опла­ки­вают ее до сих пор. Нам сейчас трудно понять, насколько страш­ным ударом было раз­ру­ше­ние города и Храма — для иудеев храм был не просто наци­о­наль­ной свя­ты­ней, а един­ствен­ным местом, где можно было при­но­сить пред­пи­сан­ные зако­ном жертвы, сохра­няв­шие народ в обще­нии с Богом. Как мы знаем, это про­изо­шло в 70-том году нашей эры.

Это важно для дати­ровки ново­за­вет­ных тек­стов, поскольку из их содер­жа­ния сле­дует, что они были напи­саны, когда в Храме еще про­дол­жа­лось обыч­ное слу­же­ние, а Иудея еще не под­верг­лась страш­ному опу­сто­ше­нию 70 года.

Напри­мер, в посла­ния Апо­стола Павла и в книге Деяний Апо­столь­ских мы видим следы острой поле­мики о том, обя­заны ли те, кто обра­ща­ется ко Христу из языч­ни­ков соблю­дать Вет­хо­за­вет­ный Закон. Но в этой поле­мике ни разу не появ­ля­ется такой реша­ю­щий аргу­мент, что Закон просто невоз­можно соблю­сти — хра­мо­вые жерт­во­при­но­ше­ния после 70 года стали невоз­можны.

Автор Посла­ния к Евреям долго убеж­дает чита­те­лей, что они не нуж­да­ются в хра­мо­вых жерт­во­при­но­ше­ниях, потому что эти жертвы слу­жили только про­об­ра­зом жертвы Христа, кото­рая раз и навсе­гда при­ми­рила веру­ю­щих с Богом. Но он нигде не упо­ми­нает, что такие жерт­во­при­но­ше­ния уже пре­кра­ти­лись из-за раз­ру­ше­ния храма.

Еван­ге­лие от Иоанна содер­жит ряд дета­лей, кото­рые ука­зы­вают на автора как на жителя Иеру­са­лима, хорошо знав­шего мест­ные реалии.

В спе­ци­аль­ной лите­ра­туре методы дати­ровки рас­смат­ри­ва­ются подроб­нее, мы только отме­тим, что в наше время между спе­ци­а­ли­стами (неза­ви­симо от их личной веры или неве­рия) суще­ствует согла­сие, что зна­чи­тель­ная часть ново­за­вет­ных доку­мен­тов (если не все) напи­сана в первом веке, то есть при жизни пер­вого, мак­си­мум вто­рого поко­ле­ния уче­ни­ков Иисуса. Вот, напри­мер, дати­ровка, кото­рую при­во­дит извест­ный рели­гио­вед Мирча Элиаде (не хри­сти­а­нин) в своем «Сло­варе рели­гий, обря­дов и веро­ва­ний»: Посла­ния Павла — 50–60 годы, Еван­ге­лие от Марка — около 70 года, Еван­ге­лия Луки и Матфея — около 80 года, Еван­ге­лие от Иоанна — около 100 года.

Это значит, что тексты Нового Завета отде­ляет от собы­тий жизни Гос­пода Иисуса от два­дцати до сорока лет — то есть зна­чи­тель­ная часть непо­сред­ствен­ных сви­де­те­лей еван­гель­ской исто­рии были живы на момент их напи­са­ния. Это остав­ляет очень мало места для домыс­ли­ва­ния или мифо­ло­ги­за­ции — и побуж­дает нас отне­стись к Новому Завету как к серьез­ному исто­ри­че­скому источ­нику.

Print Friendly, PDF & Email
Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки