Осуж­де­ние

***

Осужде́ние – 1) уни­чи­жи­тель­ное мнение (суж­де­ние) о ближ­нем, при­страстно харак­те­ри­зу­ю­щее его недо­статки; 2) обли­че­ние; 3) вме­не­ние вины.

Осуж­де­ние счи­та­ется видом тще­сла­вия рас­смат­ри­ва­ется как один из тяг­чай­ших грехов.

***

Чем осуж­де­ние отли­ча­ется от рас­суж­де­ния?

Как сле­дует из прак­тики общего сло­во­упо­треб­ле­ния, поня­тия «рас­суж­де­ние» и «осуж­де­ние» имеют раз­лич­ные смыслы. Глагол «осуж­дать» озна­чает — выка­зы­вать неодоб­ре­ние, обна­ру­жи­вать чью-либо винов­ность, выдви­гать обви­ни­тель­ный при­го­вор. Глагол «рас­суж­дать» хотя и может сбли­жаться по смыслу со словом «обсуж­дать» (а значит и «оце­ни­вать» кого-либо, в том числе в нрав­ствен­ном или юри­ди­че­ском отно­ше­нии, или, что то же, «осуж­дать»), однако в первую оче­редь всё же рас­по­ла­гает к другой интер­пре­та­ции: изла­гать суж­де­ния, стро­ить умо­за­клю­че­ния. Несмотря на раз­ницу в смыс­лах под­мена этих поня­тий про­ис­хо­дит настолько часто, что порой не вызы­вает удив­ле­ния.

В каких же слу­чаях, рас­суж­дая о ближ­них, люди именно рас­суж­дают, а в каких пере­хо­дят гра­ницы доз­во­лен­ного и вопреки пра­вилу («не судите, да не судимы будете» (Мф.7:1)) осуж­дают?

Для того, чтобы раз­ре­шить это недо­уме­ние, жела­ю­щий «порас­суж­дать» должен задаться (как мини­мум) двумя вопро­сами: какова цель пред­по­ла­га­е­мых рас­суж­де­ний, и имеет ли он мораль­ное право оце­ни­вать то или иное дей­ствие заин­те­ре­со­вав­шего его чело­века?

Поло­жим, Цер­ковь не запре­щает ста­вить оценку дей­ствиям ближ­него в благих целях, напри­мер, с целью молитв о нём как о согре­шив­шем, либо с целью его даль­ней­шего вра­зум­ле­ния.

Однако и в таких слу­чаях Святое Еван­ге­лие побуж­дает хри­сти­а­нина сперва обра­титься ко греш­нику лично, открыто ука­зать ему на его грех; затем, если тот всё же не вра­зу­мится, подойти к нему снова, взяв с собой одного или двух сви­де­те­лей; нако­нец, если и это не подвиг­нет греш­ника к пока­я­нию, обра­титься к нему от лица церкви.

Оче­видно, что и при­зва­ние сви­де­те­лей, и обра­ще­ние ко греш­нику от лица церкви тре­бует пред­ва­ри­тель­ного рас­суж­де­ния, неко­то­рого обсуж­де­ния его греха. Стало быть, такого рода рас­суж­де­ния не только не запре­ща­ются Божьим зако­ном, но и пред­пи­сы­ва­ются (Мф.18:15–16).

Не про­ти­во­ре­чат кано­нам и рас­суж­де­ния по поводу такого-то и такого-то греш­ника с тре­тьими лицами, име­ю­щее целью огра­дить эти лица от исхо­дя­щей от греш­ника опас­но­сти, напри­мер, если он явля­ется рас­коль­ни­ком или ере­ти­ком .

Правда, всё выше­ска­зан­ное спра­вед­ливо лишь для здра­вых, трез­вых рас­суж­де­ний.

Что каса­ется вопроса о мораль­ном праве на обсуж­де­ние того или иного греш­ника, здесь важно пом­нить о заме­ча­нии, кото­рое хотя и было озву­чено 2000 лет тому назад, однако оста­ётся акту­аль­ным и сего­дня: «что ты смот­ришь на сучок в глазе брата твоего, а бревна в твоем глазу не чув­ству­ешь?» (Мф.7:3).

Раз­ница в отно­ше­нии к соб­ствен­ным грехам и ко грехам ближ­них бывает настолько рази­тель­ной, что иногда дума­ется, что при­ве­дён­ную выше мета­фору не только не сле­дует счи­тать рито­ри­че­ским пре­уве­ли­че­нием, но можно ещё и уси­лить.

И это понятно. Для борьбы со своими гре­хами тре­бу­ется немало усилий, может быть даже духов­ных подви­гов, а осуж­дая сто­рон­него чело­века, легко выка­зать себя с самой лучшей сто­роны, мол, он — греш­ник, но коль скоро я его осуж­даю, значит я — не такой. Ай да моло­дец!

Многие из нас бывают скоры на обсуж­де­ние чьих-то грехов, тогда как не уде­ляют над­ле­жа­щего вни­ма­ния своим, словно забы­вая о гроз­ном Еван­гель­ском предо­сте­ре­же­нии: «каким судом судите, таким будете судимы» (Мф.7:2). А зря.

«Не судите, и не будете судимы; не осуж­дайте, и не будете осуж­дены; про­щайте, и про­щены будете», – сказал Спа­си­тель (Лк. 6:37).

Спо­собы борьбы с осуж­де­нием

Нахо­дим их в сочи­не­ниях св. отцов и цер­ков­ных писа­те­лей.

Отсе­кать гре­хов­ные помыслы.

Осуж­даем мы двояко: в мыслях и в раз­го­во­рах с дру­гими людьми. Нача­лом в любом случае явля­ется мысль. Суще­ствуют опре­де­лён­ные этапы пле­не­ния стра­стью.  Любая болезнь про­хо­дит несколько стадий. И ее легче лечить на ранних ста­диях, чем на позд­них. Первая стадия греха назы­ва­ется при­ло­гом и про­яв­ля­ется в том, что чело­веку при­хо­дит некая мысль. Прилог – вкрап­ле­ние мысли в созна­ние. Затем должно про­изойти опо­зна­ние её как добрую или злую. Грех не сва­ли­ва­ется неожи­данно, он всегда про­хо­дит все эти стадии. Любая мысль начи­на­ется с при­лога. Но прилог грехом ещё не явля­ется. Поэтому наша задача отсечь гре­хов­ный прилог сразу после его воз­ник­но­ве­ния. 

Осуж­де­ние коре­нится в стра­стях празд­но­сло­вия (тема важная, но не к месту) и пусто­сло­вия (сплетни, слухи). Их иско­ре­не­ние избав­ляет от осуж­де­ния.

Научиться первым помыс­лом искать во всех людях хоро­шее.

Рас­сказ прп. Аввы Доро­фея: «Слышал я о некоем брате, что когда он при­хо­дил к кому-либо из братий и видел келлию его невы­ме­тен­ною и непри­бран­ною, то гово­рил в себе: блажен сей брат, что отло­жил заботу обо всём земном, и так весь свой ум устре­мил горе́, что не нахо­дит вре­мени и келлию свою при­ве­сти в поря­док. Также если при­хо­дил к дру­гому и видел келлию его убран­ною, выме­тен­ною и чистою, то опять гово­рил себе: как чиста душа сего брата, так и келлия его чиста, и состо­я­ние келлии согласно с состо­я­нием души его».

Пример из совре­мен­ной жизни. Мы входим в храм и видим девушку без платка в корот­кой юбке или парня в шортах и в майке. Как это пра­вильно вос­при­ни­мать? С радо­стью! «Нецер­ков­ный чело­век зашёл в храм! Слава Богу!».

Не спе­шить выска­заться

Перед любым выска­зы­ва­нием или отве­том нужно всегда брать паузу, нико­гда не спе­шить выска­заться. Осо­бенно важно не спе­шить выплёс­ки­вать нега­тив­ные эмоции – да не зайдёт солнце во гневе вашем (Еф.4:26).

Про­то­и­е­рей Игорь Мазур давал такой совет: Хри­сти­а­нин должен при­дер­жи­ваться 2‑х прин­ци­пов: никого не бояться (кроме Бога) и ничему не удив­ляться. Тот, кто ничему не удив­ля­ется, тому и нечего осуж­дать.

Ста­раться реже оце­ночно гово­рить о других людях 

На обе­ден­ном столе блаж. Авгу­стина была сде­лана сле­ду­ю­щая над­пись: «Кто любит в раз­го­во­рах затра­ги­вать доброе имя отсут­ству­ю­щих, пусть знает, что доступ к этому столу ему вос­пре­щен». Если гость, нахо­дя­щийся за столом, забы­вал этот совет и начи­нал сплет­ни­чать, то хозяин гово­рил ему: «Или мы сотрем это изре­че­ние, или я уда­люсь».

В неко­то­рых гре­че­ских мона­сты­рях, соблю­да­ю­щих древ­ние мона­ше­ские уставы, есть пра­вило: если монах поз­во­ляет себе пого­во­рить с кем-то «о тре­тьем лице», то на сле­ду­ю­щий день он не имеет права при­ча­щаться.

Не дове­рять сплет­ням

Можно вспом­нить случай из жизни пре­по­доб­ного Пимена Вели­кого. К нему пришел какой-то брат и стал гово­рить: а вот в таком-то мона­стыре про­ис­хо­дят такие вещи. Пре­по­доб­ный сказал: «Я не знаю, так это или не так». «Но мне об этом сказал верный чело­век», — заме­тил брат. «Был бы верный, не сказал бы»,— отве­тил пре­по­доб­ный Пимен.

Есть такой совет: Нико­гда не поз­во­ляйте вашим ушам слы­шать то, что не видели ваши глаза.

Раз­де­лять чело­века и его грех, не сме­ши­вать их, видеть образ Божий в каждом чело­веке

Любой грех это болезнь. У каж­дого из нас свои симп­томы и свои про­яв­ле­ния болезни. Тот, кто осо­знаёт это, иначе отно­сится и к себе, и не осуж­дает ближ­них, по-дру­гому их видит. Ведь нелепо, нахо­дясь в боль­нице, кри­ти­ко­вать боль­ных иными, чем у тебя болез­нями, ведь ты же сам не здоров.

Учи­ты­вать инди­ви­ду­аль­ные осо­бен­но­сти чело­века

Состав­ляя свое мнение о чело­веке или его поступке, мы не в состо­я­нии учи­ты­вать всех фак­то­ров, ока­зав­ших вли­я­ние на фор­ми­ро­ва­ние этого чело­века, всех причин, побу­див­ших совер­шить тот или иной посту­пок. Один Гос­подь все­ве­дущ. Люди рож­да­ются с раз­лич­ными наклон­но­стями, раз­лич­ными тем­пе­ра­мен­тами, вос­пи­ты­ва­ются в разных семьях, живут в разной среде. Все это ока­зы­вает вли­я­ние на фор­ми­ро­ва­ние лич­но­сти и на про­яв­ле­ние ее в делах.

К одному насто­я­телю обра­ти­лись с вопро­сом: «Кто у вас в мона­стыре самый бла­го­че­сти­вый?». Насто­я­тель отве­тил: «Повар. Имея от при­роды нрав вспыль­чи­вый, огнен­ный, этот повар посто­янно сдер­жи­вает себя. И потому внешне не отли­ча­ется от других иноков».

Заме­ча­тель­ный пример при­во­дит свя­ти­тель Иоанн Зла­то­уст. Две девочки-близ­няшки попали на неволь­ни­чий рынок. Одну из них купила мона­хиня и вос­пи­тала в тру­до­лю­бии и бла­го­че­стии. Другую купила блуд­ница и сде­лала ее сна­чала сви­де­тель­ни­цей, а потом и соучаст­ни­цей своей рас­пут­ной жизни. Неужели по смерти этих сестер Гос­подь не учтет всех обсто­я­тельств их судьбы? А мы? Могли бы мы учесть всё? Для нас это невоз­можно. А потому не будем и пытаться про­из­но­сить своего суда над дру­гими.

Не сво­дить все мотивы поступ­ков чело­века к одному 

Редко, когда чело­век имеет один мотив, причём злой. Среди моти­вов могут быть добрые и злые, поэтому неверно рас­смат­ри­вать лишь один мотив, воз­можно чело­век руко­вод­ство­вался совсем другим.

Ста­вить себя на место того, кого хочешь осу­дить

Полезно поста­вить себя на место этого чело­века и поста­раться попро­бо­вать про­жить эту ситу­а­цию им. И тогда, может быть, станет понятно, что дви­гало этим чело­ве­ком, и наша оценка не будет страст­ной. И тогда, может быть, мы поймём, что делать дальше, и не надо будет выно­сить это на общее обсуж­де­ние.

Мило­сер­дие к чело­веку – лекар­ство от осуж­де­ния

Свя­ти­тель Инно­кен­тий Мос­ков­ский гово­рил: все видят, как чело­век падает — никто не видит, как он встает.

Старец Ана­то­лий Оптин­ский учит нас: «Пожа­лей, и не осу­дишь». Надо ста­раться по отно­ше­нию к дру­гому чело­веку быть адво­ка­том, а к себе — про­ку­ро­ром.

«Чтобы изба­виться от греха осуж­де­ния, надо возы­меть мило­сти­вое сердце. Мило­сти­вое сердце не только не осудит кажу­ще­гося нару­ше­ния закона, но и оче­вид­ного для всех. Вместо суда оно вос­при­мет сожа­ле­ние и скорее будет готово пла­кать, нежели уко­рять…
Поспеши воз­бу­дить в себе жалость всякий раз, как придет злой позыв к осуж­де­нию. С жалост­ли­вым же серд­цем обра­тись потом с молит­вою к Гос­поду, чтобы Он всех нас поми­ло­вал, не только того, кого хоте­лось осу­дить, но и нас и, может быть, больше нас, чем того, – и замрет злой позыв».
св. Феофан Затвор­ник

Сразу же пере­клю­чаться от чужого греха к своему: разве я подоб­ного нико­гда не делал, если нет, то легче ли мои иные грехи? Без пере­жи­ва­ния за соб­ствен­ные грехи и полу­чен­ного через это опыта очень сложно избе­жать осуж­де­ния.

Как гово­рил Шекс­пир: Грехи чужих судить вы так усердно рвё­тесь! Нач­ните со своих – и до чужих не добе­рё­тесь.

Есть меткое выска­зы­ва­ние: «Всё, что вы видите во мне, это не моё, а Ваше, моё – это то, что я вижу в вас».

Хотели бы мы быть опо­зо­рен­ным на весь мир? Тогда не будем и мы позо­рить других.

Един­ствен­ный чело­век, с кото­рым мы должен срав­ни­вать себя – это мы в про­шлом. И един­ствен­ный чело­век, лучше кото­рого мы должен быть –это мы сейчас. Поэтому, когда у Вас появи­лось жела­ние кого-то осу­дить, осу­дите это жела­ние.

Избе­гать теле­пе­ре­дач и ново­стей в Сети, кото­рые про­во­ци­руют осуж­де­ние.

Пред­ставьте, что Вам бы пообе­щали 100 тыс.$ в день за то, что мы бы не осуж­дали чело­века, то как бы мы были вни­ма­тельны… Сразу бы мини­ми­зи­ро­вали опас­ное обще­ние, теле­ви­зор. Очень бы вни­ма­тельно за речью сле­дили…

Молиться за осуж­дён­ных нами людей

Вече­ром за каж­дого осуж­дён­ного сотвори несколько покло­нов с молит­вой «Гос­поди, спаси раба Твоего и меня, греш­ного, поми­луй». Можно записки на молебны пода­вать об осуж­дён­ных пра­во­слав­ных.

Пре­по­доб­ный Иосиф Оптин­ский учил против помыс­лов осуж­де­ния молиться молит­вой свя­того Ефрема Сирина и при­во­дить на память свои соб­ствен­ные немощи. Ему вторил преп. Нек­та­рий Оптин­ский: Когда только придет в голову осуж­де­ние, так сейчас же со вни­ма­нием обра­ти­тесь: «Гос­поди, даруй ми зрети моя согре­ше­ния и не осуж­дати брата моего».

Изу­чать опыт подвиж­ни­ков

Про­то­и­е­рей  Вале­риан Кре­че­тов рас­ска­зы­вал о своём отце, кото­рый был осуж­дён совет­ской вла­стью по липо­вой поли­ти­че­ской статье и несколько лет провёл в суро­вых усло­виях заклю­че­ния, но не рас­ска­зы­вал об этом детям. При­чина, по кото­рой папа, как мне кажется, не рас­ска­зы­вал о Солов­ках, — он не хотел озлоб­лять нас против режима. Нет ника­кой радо­сти в том, что ты озлоб­ля­ешься на то и тех, что и кто вокруг.

Также он при­во­дил пример вос­по­ми­на­ний испо­вед­ника свя­ти­теля Афа­на­сия, епи­скопа Ков­ров­ского когда, пройдя 30 лет по тюрь­мам и ссыл­кам, он гово­рит, что в таком-то лагере, «помню, был сле­до­ва­тель, милей­ший чело­век». С таким теплом вспо­ми­нает

Прп. Паисий Афон­ский гово­рил: «Всегда надо искать добрый помы­сел, поста­раться оправ­дать чело­века. Увидел согре­ша­ю­щего чело­века — поду­май, что он, может быть, не с той ноги встал, у него дав­ле­ние, сердце, у него, может быть, непри­ят­но­сти на работе, вообще у него боль­ная печень,— это не он, а его физио­ло­гия… И поста­раться найти при­чину, чтобы сгла­дить, про­стить, не обра­тить вни­ма­ния, и самое глав­ное — ска­зать, что он осту­пился. Не «он вор», а «он сво­ро­вал», «он осту­пился». Не «он пья­ница», а «он выпил». Пусть это будет про­дол­жаться подряд десять лет, но все-таки счи­тать, что «он выпил»: вчера, сего­дня, после­зав­тра — «выпил», а не «пья­ница».

Архи­манд­риту Сера­фиму Тяпоч­кин совер­шенно чуждо было осуж­де­ние. Если кто-либо при­хо­дил к нему с жало­бой на ближ­него, начи­нал подробно рас­ска­зы­вать о про­ис­шед­шем и о своем обид­чике, батюшка учтиво оста­нав­ли­вал, но так, чтобы не оскор­бить гово­рив­шего, и при­зы­вал помо­литься за обид­чика. Тут же все сму­ще­ние рас­се­и­ва­лось, обида ути­хала. Дости­гал он этого тем, что, молясь, внут­ренне оста­вался спо­кой­ным, невос­при­им­чи­вым ко всему пло­хому, чуж­дому его душе, по слову запо­веди Хри­сто­вой: «бла­женны миро­творцы, яко они будут наре­чены сынами Божи­ими» (Мф.5:9).

Можно вспом­нить и Притчу о про­щён­ном монахе.

Что делать, если при нас кого-то осуж­дают

  • Сна­чала общий совет: Ищите друзей, с кото­рыми будете молиться, а не сплет­ни­чать. С этого совета начи­на­ется Псал­тирь «Блажен муж, кото­рый не ходит на совет нече­сти­вых» (Пс.1:1), Апо­стол Павел: «Не обма­ны­вай­тесь: худые сооб­ще­ства раз­вра­щают добрые нравы» (1Кор.15:33).
  • Что каса­ется пове­де­ния в кон­крет­ной ситу­а­ции, то сле­дует зара­нее при­го­то­виться и поду­мать какими сло­вами и мыс­лями мы будем отстра­няться от греха осуж­де­ния. Такого рода фра­зами, хорошо заре­ко­мен­до­вав­шими себя на прак­тике, могут быть: «ну, у каж­дого свои сла­бо­сти», «кто знает, что там на самом деле», «боль­шой соблазн, не знаю, как бы я себя повёл».
  • Можно прямо ска­зать, что у нас нет жела­ния обсуж­дать чужие недо­статки.
  • Хоро­ший способ – пере­ве­сти тему на доб­ро­де­тели осуж­да­е­мого. Напри­мер, кто-то гово­рит: Ты слышал, она такое-то совер­шила. — Нет, не слышал, но я её всегда с бла­го­дар­но­стью вспо­ми­наю они мне (или кому-то) очень помогла или у неё есть такая-то хоро­шая черта.
  • Можно просто пере­ве­сти раз­го­вор на другую тему. Жела­тельно зара­нее; обычно осуж­де­ние других начи­на­ется с их обсуж­де­ния.

Об опас­но­сти на пути пре­об­ра­зо­ва­ния стра­сти в доб­ро­де­тель

  • Первая запо­ведь бла­жен­ства гово­рит о необ­хо­ди­мо­сти сми­ре­ния. При­ме­ни­тельно к борьбе с осуж­де­нием, как только появятся первые успехи в борьбе с ним, так та же гор­дость повер­нётся к нам другой сто­ро­ной и будет нашёп­ты­вать: какой ты моло­дец, как ты лихо одолел этот грех. Гор­дость вообще очень изво­рот­лива: оде­ва­емся хорошо – гор­димся этим, оде­ва­емся в рваньё – ещё больше гор­димся своим сми­ре­нием. Поэтому мы должны беречься от того, чтобы побо­роть один грех, не при­об­ре­сти ещё более тяжкий.
  • Авва Доро­фей писал: В обще­жи­тель­ном мона­стыре, прежде моего уда­ле­ния оттуда, был один брат, кото­рого я нико­гда не видал сму­тив­шимся, или скор­бя­щим, или раз­гне­ван­ным на кого-либо, тогда как я заме­чал, что многие из братии часто доса­ждали ему и оскорб­ляли его. А этот юноша так пере­но­сил [оскорб­ле­ния] от каж­дого из них, как будто никто вовсе не смущал его. Я же всегда удив­лялся чрез­вы­чай­ному незло­бию его и желал узнать, как он при­об­рел сию доб­ро­де­тель. Одна­жды отвел я его в сто­рону и, покло­нив­шись ему, просил его ска­зать мне, какой помысл он всегда имеет в сердце своем, что, под­вер­га­ясь оскорб­ле­ниям или пере­нося от кого-либо обиду, он пока­зы­вает такое дол­го­тер­пе­ние. Он отве­чал мне пре­зри­тельно, без вся­кого сму­ще­ния: «Мне ли обра­щать вни­ма­ние на их недо­статки или при­ни­мать от них [обиды] как от людей? Это – лающие псы».
  • Чтобы избе­жать пре­ле­сти духов­ной, сле­дует ста­раться рас­смат­ри­вать любые наши добрые дела как норму, а не как что-то выда­ю­ще­еся. Добро – это есте­ственно, а зло – нет. Кроме того, любое наше добро несо­вер­шенно, т.к. имеет при­месь тще­сла­вия, поэтому и повода для гор­до­сти нет.

***

«Если бы мы даже не сде­лали ника­кого греха, то уже один этот грех (осуж­де­ние), мог бы свести нас в пре­ис­под­нюю, – гово­рит св. Иоанн Зла­то­уст, – Кто строго рас­сле­дует чужие про­ступки, тот не полу­чит ника­кого снис­хож­де­ния к своим соб­ствен­ным, потому что Бог про­из­нес суд соот­вет­ственно не только свой­ству наших пре­ступ­ле­ний, но и по твоему суду о других… Не будем строго судить других, чтобы и у нас не потре­бо­вали стро­гого отчета, — мы сами обре­ме­нены гре­хами, пре­вы­ша­ю­щими всякое поми­ло­ва­ние. Будем больше состра­дать тем, кото­рые грешат, не заслу­жи­вая снис­хож­де­ния, чтобы и мы могли наде­яться на такую же милость к себе; хотя, сколько бы ни ста­ра­лись, мы нико­гда не будем в состо­я­нии ока­зать такое чело­ве­ко­лю­бие, в каком имеем нужду от чело­ве­ко­лю­би­вого Бога. Поэтому не без­рас­судно ли, когда мы сами нахо­димся в такой боль­шой беде, строго раз­би­рать дела своих собра­тий и вре­дить самим себе? Таким обра­зом, ты не столько выстав­ля­ешь его недо­стой­ным твоего бла­го­де­я­ния, сколько самого себя – недо­стой­ным Божия чело­ве­ко­лю­бия. Кто строго взыс­ки­вает со своего собрата, с того гораздо строже взыщет Бог».

***

преп. авва Доро­фей
«Слышал я о некоем брате, что когда он при­хо­дил к кому-либо из братий и видел келлию его невы­ме­тен­ною и непри­бран­ною, то гово­рил в себе: блажен сей брат, что отло­жил заботу обо всём, или даже обо всём земном, и так весь свой ум устре­мил горе́, что не нахо­дит вре­мени и келлию свою при­ве­сти в поря­док. Также если при­хо­дил к дру­гому и видел келлию его убран­ною, выме­тен­ною и чистою, то опять гово­рил себе: как чиста душа сего брата, так и келлия его чиста, и состо­я­ние келлии согласно с состо­я­нием души его. И нико­гда он не гово­рил ни о ком: сей брат нера­див, или сей тще­сла­вен, но, по своему доб­рому устро­е­нию, полу­чал пользу от каж­дого. Благий Бог да подаст нам благое устро­е­ние, чтобы и мы могли полу­чать пользу от каж­дого и нико­гда не заме­чать поро­ков ближ­него. Если же мы, по соб­ствен­ной нашей гре­хов­но­сти, и заме­чаем или пред­по­ла­гаем их, то тотчас обра­тим помысл наш в добрые мысли. Ибо если чело­век не будет заме­чать поро­ков ближ­него, то с помо­щию Божиею рож­да­ется в нём бла­гость, кото­рою бла­го­уго­жда­ется Бог».

свт. Васи­лий Вели­кий
«Не будь судьей чужих паде­ний. На них есть Судия пра­вед­ный».

пре­по­доб­ный Иоанн Кас­сиан Рим­ля­нин:
«(Хри­сти­а­нин) под­вер­га­ется тем же про­вин­но­стям и поро­кам, за кото­рые взду­мал бы осуж­дать других. Сле­до­ва­тельно, всякий должен судить только себя самого; осмот­ри­тельно, осто­рожно наблю­дать за собой во всем, а не рас­сле­до­вать жизнь и пове­де­ние других… Кроме этого еще и потому опасно судить о других, что мы не знаем необ­хо­ди­мо­сти или при­чины, по кото­рой они посту­пают так или иначе. Может быть, перед Богом пра­вильно или изви­ни­тельно то, чем мы соблаз­ня­емся. И мы ока­зы­ва­емся без­рас­суд­ными судьями и этим допус­каем нелег­кий грех».

свя­ти­тель Тихон Задон­ский:
«Бере­гись осу­дить ближ­него, поскольку он пред своим Гос­по­дом стоит или падает, поскольку и сам ты – греш­ник. И пра­вед­нику судить и осуж­дать никого не сле­дует, тем более греш­нику – греш­ника. И судить людей – дело одного Христа: Ему Небес­ный Отец пере­дал Суд, и Он будет судить живых и мерт­вых – этому Суду и сам ты пред­сто­ишь. Бере­гись же похи­тить себе сан Хри­стов – это весьма тяжко – и судить подоб­ных тебе людей, чтобы с этим мерз­ким грехом не явиться на Суд Божий и не быть спра­вед­ливо осуж­ден­ным на вечную казнь».

пре­по­доб­ный Исидор Пелу­сиот:
Нужно обра­тить душев­ное око от рас­смот­ре­ния чужих погреш­но­стей на свои соб­ствен­ные и при­учать язык гово­рить строго не о ближ­них, но о себе самом, ибо плодом этого бывает оправ­да­ние.

прпмч. Мит­ро­фан Среб­рян­ский:
Нет плохих людей на свете, а есть боль­ные души, жалкие, под­вер­жен­ные греху. За них надо молиться, им нужно сочув­ство­вать.

свт. Нико­лай Серб­ский:
Как гряз­ная вода не может убе­лить гряз­ное полотно, так и греш­ник не может очи­стить дру­гого греш­ника, пока себя не очи­стит. Потому предо­сте­ре­гает Гос­подь: исцели себя сам! Если хотите исправ­лять других, исправьте себя, а потом о других рев­нуйте. Это закон Хри­стов.

архи­манд­рит Иоанн (Кре­стьян­кин):
Ты много читал, а не понял глав­ного — духов­ная жизнь начи­на­ется с позна­ния себя и своих немо­щей, а не с суда над окру­жа­ю­щим. Самые раз­ру­ши­тель­ные грехи — это соблазн и осуж­де­ние. Вот и начни вни­ма­нием эти два греха изго­нять из души и сердца.

свя­щен­ник Алек­сандр Ель­ча­ни­нов:
Смот­рите на врагов, как на боль­ных одной с вами болез­нью.

Н.Е. Пестов:
Мы не можем судить ближ­него, т.к. мы не знаем его:

  • наслед­ствен­но­сти;
  • обста­новку его жизни в дет­стве и юности;
  • харак­тер его роди­те­лей и вос­пи­та­те­лей;
  • знания, кото­рые он полу­чил;
  • направ­ле­ние его судьбы по Божию про­мыслу.

архим. Рафаил (Каре­лин):
Надо вообще избе­гать гово­рить что-либо о людях, оце­ни­вать их, хва­лить или пори­цать, ибо сердце чело­века — это глу­бо­кое море, а мы видим лишь поверх­ность его.

из вос­по­ми­на­ний об архим. Сера­фиме (Тяпоч­кине):
Ему совер­шенно чуждо было осуж­де­ние. Если кто-либо при­хо­дил к нему с жало­бой на ближ­него, начи­нал подробно рас­ска­зы­вать о про­ис­шед­шем и о своем обид­чике, батюшка учтиво оста­нав­ли­вал, но так, чтобы не оскор­бить гово­рив­шего, и при­зы­вал помо­литься за обид­чика. Тут же все сму­ще­ние рас­се­и­ва­лось, обида ути­хала. Дости­гал он этого тем, что, молясь, внут­ренне оста­вался спо­кой­ным, невос­при­им­чи­вым ко всему пло­хому, чуж­дому его душе, по слову запо­веди Хри­сто­вой: «бла­женны миро­творцы, яко они будут наре­чены сынами Божи­ими» (Мф. 5:9).

***

Осу­дите сна­чала себя самого,
Научи­тесь искус­ству такому,
А уж после судите врага своего
И соседа по шару зем­ному.
Научи­тесь сна­чала себе самому
Не про­щать ни единой про­машки,
А уж после кри­чите врагу своему,
Что он враг и грехи его тяжки.
Не в другом, а в себе побеж­дайте врага,
А когда пре­успе­ете в этом,
Не при­дется уж больше валять дурака -
Вот и ста­нете вы чело­ве­ком.
Булат Окуд­жава

***

См. также: ОБЛИ­ЧЕ­НИЕ, РАС­СУЖ­ДЕ­НИЕ.

Print Friendly, PDF & Email
Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки