Главная » Алфавитный раздел » Чревоугодие » Страсть чревоугодия и борьба с ней
Распечатать Система Orphus

Страсть чревоугодия и борьба с ней

( Страсть чревоугодия и борьба с ней 6 голосов: 5 из 5 )

прот. Сергий Филимонов

 

Содержание книги «Борьба со страстями»

 

 

 

 

Из проповедей протоиерея Сергия Филимонова: страсть чревоугодия и борьба с ней

В современном мире царит культ чревоугодия

Страсть чревоугодия стоит на третьем месте после гордости и блуда. Дьявол всячески культивирует его. Он старается обелить этот грех, и возведя его на степень нормы жизни, опорочить святость.

Христианин, живущий в миру, испытывает разнообразные искушения этой страстью. В современном мире царит культ чревоугодия. Разнообразные рекламы на улицах, по телевизору, по радио пропагандируют определенный стиль жизни, с которым связано потребление вкусной пищи, напитков, вина и прочих продуктов, служащих к удовлетворению этой страсти.

Сознательно и насильственно разжигается пристрастие к утонченной пище, и с детства формируется гортанобесие. Пост высмеивается, и смысл его извращается. Вместо постов насаждается идея диеты, голодания, вегетарианства.

Все это становится нормой жизни. Людей превращают в жующих и постоянно ядущих животных, как бы идущих на заклание.

Вкусно поесть, сходить в кафе, ресторан – стало обычным времяпрепровождением для многих людей. Врачи, не знакомые с традицией аскетического воздержания Восточной христианской церкви, абсолютизируя значение диет, технологий, здоровья тела, без рассуждения запрещают больным воздерживаться в пище и навязывают свои медицинские воззрения.

Страсть чревоугодия борет человека

Сейчас по всей Европе идет, если можно так выразиться, прикорм людей. Когда я был там, я видел, что два развязных беса болтаются по всей Европе – это бес блуда и бес чревоугодия. Люди поставлены в зависимость от них.

Все словно прикармливаются на каждом шагу. Только как бы человек не сошел с этого прикорма. Во время конференций, совещаний, собраний чрез каждые полчаса-час начинаются всякие кофе-брейки и чай-брейки. Знаете, как курицу откармливают перед забоем, так и людей. И видно, что человек только и заботится о том, как бы вкусно и много поесть, как можно больше заработать, чтобы вкусно поесть, потом отдохнуть и идти работать, чтобы снова вкусно поесть.

Когда придет тяжелое время, говорит старец Паисий Святогорец, не будут испытывать трудностей те, кто привыкли молиться и потреблять простую пищу, благословленную молитвой. А тяжело будет тем, кто привык к тортам и сырам, кто привык ни в чем себе не отказывать и никогда даже не вспоминал о молитве, садясь за стол.

Пища без молитвы не идет на пользу, но лишь разжигает страсть его чрева. Вспомним слова пророка Божиего Аггея: «Едите, но не в сытость; пьете, но не напиваетесь; одеваетесь, а не согреваетесь» (Аг. 1, 6), потому что в небрежении находится Храм Господень. Храм Господень – это не только тот храм, в котором мы с вами молимся. Апостол Павел нам говорит о том, что тела «суть храм живущего в вас Святаго Духа» (1Кор. 6:19). Посему грех, когда мы с небрежением относимся к нашим телам, к храму, который создал Господь. Я разумею здесь не его телесное укрывание одеждой, его питание пищей, а соблюдение благочестия, напитание составом молитвы, заботу о чистоте этого храма через соблюдение заповедей Божиих, через освящение этого храма Телом и Кровью Христовой, участие в Таинствах. Когда человек небрежет о своем храме, растлевает храм Божий, на том исполняются и слова пророка Божиего Аггея.

Господь дал нам наше тело, наш храм, нашу плоть для того, чтобы оно могло вместе с душой участвовать в спасении.

Человек, живущий в миру, может и должен законно подвизаться, следуя учению Церкви и святых отцов, излечиваться от страстей, противоборствовать им, очищать и преображать свою душу.

И первое препятствие на этом пути – страсть чревоугодия, которую следует преодолевать молитвою, воздержанием и постом.

Пост

О мере поста

Необходимо иметь в виду, что христианин, живущий в миру, обремененный семьей и работой, не в состоянии придерживаться тех правил поста, которые рекомендованы монахам. Чтобы восстановить свои физические силы при тяжелой работе, мирянин в зависимости от ситуации вынужден есть чаще и больше, чем рекомендуют святые отцы.

Священнослужитель, к которому обращается прихожанин, пытается найти меру поста или меру пропитания человека в непостовое время согласно его психическому, физическому и душевному состоянию. При этом учитывает, где человек работает, какая у него интенсивность умственной нагрузки, учится ли он, или выполняет какие-то тяжелые работы на производстве, или путешествует, или болеет.

Устав Святой Церкви регламентирует менять меру питания в зависимости от обстоятельств жизни, здоровья и местности, где пребывает человек, для того, чтобы он мог и выполнять свои светские обязанности и быть по-настоящему церковным человеком. Вы сами подумайте, какой толк от человека, который будет в немощи приползать в храм, не в состоянии класть поклоны и творить молитвы, а к концу службы падать от слабости? Богу нужно не изнеможение человека, а чтобы он, разумно пользуясь тем телом, которое ему дано, своим физическим составом, мог нести подвиг молитвы, мог нести подвиг коленопреклонения и поста.

Поэтому мы с вами должны искать свою меру воздержания, подходить к мере рассуждением. Удобнее всего это достигается, когда есть духовник. В отсутствие же духовника священнослужитель, входя в рассуждение о каждом, кто обратился к нему, благословляет, какая мера должна быть соблюдена.

Болезнь и пост

Как мы помним, святой Иоанн Кронштадтский не нарушил пост даже во время своего тяжелого заболевания. Когда врачи сказали, что ему во время тяжелой болезни необходимо принимать молоко, святой праведный Иоанн не согласился на это, отсек свою волю и решил себя предать воле Божией. Он написал матери, и мать ответила ему в своем письме с родины, из Суры, Архангельской губернии, примерно так: «Сынок, мое тебе материнское благословение посылаю, но поста не нарушай». И он не стал нарушать пост, хотя у него к тому было прямое предписание врачей.

Мы с вами имеем очень и очень большой соблазн, когда врачи прописывают те или иные диеты, то или иное питание, не согласуясь с тем, что говорят священники, а иногда даже протестуя против того, на что благословляет святая Церковь. Умные врачи, верующие врачи, посылают своих пациентов к нам, священникам, и мы стараемся соразмерить болезнь, диагноз которой поставил врач, с тем постом, который в силах соблюсти человек. И когда ко мне приходят и говорят: «Я не могу поститься, у меня сахарный диабет, у меня гипертоническая болезнь», – всегда хочется задать вопрос: «Как мясо может повлиять на давление или уровень сахара в крови?»

Мы же понимаем, что чему соразмерно. И если человек после операции, у него была повышенная кровопотеря и он еще не восстановил здоровье, то, конечно же, мы благословляем ему вкушать мясо даже в дни Великой Четыредесятницы. А если человек имеет давнюю хроническую болезнь, и она является только прикрытием его маловерия, малодушия, если данном случае рекомендация врача является только средством изменить, сломать церковный устав и жить по своему хотению, то, конечно же, мы таковым препятствуем и говорим: «Болезнь болезнью, а пост постом».

У нас в храме причащается по воскресеньям до семисот-восьмисот человек. И среди причастников в среднем около ста пятидесяти человек, имеющих инвалидность второй и первой группы. Все они постятся, каждый в свою меру, благословленную духовником. И когда мне говорят: «А у меня то-то болит, там-то колет, так-то в боку стреляет», – я всегда привожу их в пример: «Смотри, вот рядом с тобой инвалид первой группы, и он почемуто пост соблюдает. Посмотри, ведь ему пост совершенно не повредил. А ты, здоровый человек, поста соблюдать не хочешь».

Пост полезен для физического здоровья

Двухтысячелетняя история христианства показывает, что от поста еще никто не умер, что люди от поста, наоборот, всегда становились здоровее и живее, и пост всегда лежал в основе оздоровления души человека и его тела.

Современные американские ученые, которые долго искали оптимальные диеты для того, чтобы бороться с атеросклерозом, наконец установили, что самое благоприятное для того, чтобы было все благополучно в крови – это так называемая перемежающаяся диета, постоянно изменяющийся положительный и отрицательный азотистый баланс. А это значит, что ученые, сами того не зная, признали православный пост как самую, если можно так выразиться, правильную диету. Потому что наш с вами ритм смены постов и межпостового времени является той самой перемежающейся диетой с отрицательным и положительным азотистым балансом. Но нам это было давно уже сказано отцами Церкви. Мы это узнали не сейчас, когда в какой-то американской лаборатории это открыли и теперь трубят на весь мир. Нам с вами об этом было сказано две тысячи лет назад. И без всех этих ученых, лауреатов Нобелевской премии, любой самый маленький христианин семи или восьми лет знает пользу поста не как какое-то ученое открытие, а как достояние Церкви. В Церкви все давным-давно открыто и дано нам, нужно только уметь пользоваться.

Святоотеческие правила

Какие же есть святоотеческие правила о том, как не впасть в страсть чревоугодия? Прежде всего, должно принимать пищу по мере надобности, не впадая в пресыщение. Если человек чувствует, что у него возникает пресыщение, это первые предпосылки к развитию страсти чревоугодия.

Второе, что советуют святые отцы, – это переставать вкушать пищу тогда, когда еще хочется есть, чтобы немного, чуть-чуть оставаться голодным. Не всегда это удается соблюсти, особенно работающему человеку, ибо ему нужно восстановить свои силы, да и определенные физиологические механизмы препятствуют этому. Но тем не менее преподобный и богоносный отец наш Серафим Саровский говорил так: не вкушай пищу досыта, оставь место Духу Святому. И кто может, должен придерживаться этого правила.

Третье – то, что мера воздержания в еде должна быть определена судом собственной совести. Вкушайте пищи столько, сколько нужно для поддержания здоровья тела, а не сколько требует желание насыщения. Эта мера еды должна быть в какой-то момент для каждого человека установлена. Разумеется, не окончательно установлена. Она меняется в зависимости от возраста, от нагрузки, от работы; она меняется при переезде в другую местность, после родов, во время и после болезни и при разных прочих обстоятельствах. Подчеркну еще раз, что трафарета в Церкви нет, есть законы изменения.

Мера воздержания определяется совестью

Мы с вами упомянули, что согласно закону изменений мера воздержания должна постоянно сверяться с судом совести и благословением духовника. А что это значит: суд своей совести?

У каждого человека в душе есть орган Божий. Через сердце Господь каждому подсказывает: сейчас ты поступаешь правильно, а сейчас неправильно. И если человек приучен слушаться своей совести, то когда он пресыщается, переедает, у него на душе становится от этого нехорошо, возникает смущение, и сердце как бы подсказывает: ты нехорошо поступил. Именно эта мера суда совести и важна; сообразоваться с ней гораздо важнее, чем обивать пороги церквей, опрашивать священнослужителей, листать многие книги, пытаясь найти свою меру. Ее подскажет совесть.

Люди разные, и мера у всех разная. Необходимо понимать, что в одной болезни пост нельзя соблюдать категорически, нельзя поститься также и беременным, и кормящим грудью, а в другой болезни человек должен непременно соблюдать пост, эта болезнь и подается человеку за то, что он прежде не постится. И хочет он или не хочет, но он вынужден соблюдать пост – он изнеможен, у него плохой аппетит, и ничего, кроме воды и сухарей, он есть не в состоянии. Не хотел соблюдать пост добровольно, и Господь таким вот образом его благословил. Поэтому ко всему надо подходить с рассуждением. Один человек метр пятьдесят ростом, другой метр девяносто. Даже в армии полагалась двойная норма пайка тем, кто ростом выше метра девяноста. Я не говорю, что она всегда выдавалась, вы знаете, что обстоятельства бывают разные, но тем не менее старались все-таки и в армии, где лишний кусок хлеба на счету, людям за метр девяносто давать двойную норму.

Приведу здесь пример из жизнеописания аввы Досифея, ученика аввы Дорофея. Когда авва Досифей пришел в ученичество к авве Дорофею, он был человеком большой телесной крепости и мог сразу же, за один присест съесть несколько, выражаясь нашим языком, буханок хлеба. Это была его норма. Он мог насытиться, лишь съев несколько килограммов хлеба. И вот смотрите, какова была мудрость аввы Дорофея. Пользуясь тем святоотеческим правилом, о котором я вам сейчас говорю, он давал ученику есть столько, сколько было необходимо по его молодости, по его телесным силам, по его росту для того, чтобы он насытился. Но постепенно за послушание, в течение многих лет он потихоньку убавлял четверть за четвертью, и в течение ряда лет преподобный Досифей, от нескольких буханок хлеба дошел до вкушения в течение дня всего лишь маленькой корочки хлеба, при этом исполняя тот же физический труд, имея ту же нагрузку, что и прежде, а быть может, даже большую – и молитвенную, и физическую.

Вы должны понимать, что за этим стояло – за этим стояло укрепление Божие.

Господь прокормит верующих при любых внешних обстояниях

Из Священного Писания нам известно, как во время молитвы Господней произошло чудесное умножение хлебов, и Господь накормил несколькими хлебами и рыбами пять тысяч человек. Так, желая укрепить Своих учеников в вере, Он показал им, что даже при самых скудных запасах Он волен подать каждому человеку все, что тому необходимо для его телесных нужд. Вы сами, дорогие братья и сестры, во время постов, конечно же, неоднократно убеждались, что вам не требовалось так много пищи, как вы употребляли во внепостовое время. Значит, каждый из нас, верующих, опытно знает, что Господь радеет о его прокормлении. Здесь налицо действие благодати Святаго Духа.

Об этом же говорит нам святой праведный Иоанн Кронштадтский в своем слове о посте: «Он скоро дает понять всякому постящемуся, что всякому человеку нужно очень немного пищи и питья, и что вообще мы жадны и едим, пьем гораздо более надлежащего, т. е. того, чем сколько требует наша природа».

Каждый человек имеет разные жизненные обстоятельства. Кто-то благополучен, может прокормить и себя, и своих детей. Кому-то, случается, нечего и на стол поставить. Кто-то оказывается в тюрьме, иной в других необычных обстоятельствах, и есть нечего. Бывает всякое – сегодня мир, а завтра война и вообще неизвестно, чем питаться.

Что же делать? Для человека неверующего, конечно же, такая ситуация катастрофична. Он мечется, постоянно думает о том, что с ним будет дальше. Но человек верующий не колеблется даже в таких ситуациях, когда, казалось бы, сама смерть вплотную подошла к нему. Ибо он знает, что Господь не оставит его в трудную минуту, и помнит слова святого апостола Павла: «живем ли – для Господа живем; умираем ли – для Господа умираем» (Рим. 14:8). Если Господу угодно подать кому-то смерть, то Господь эту смерть подаст, а если Господу угодно оставить жизнь, то Он чудесным образом приумножит все, что есть. Господь не может оставить свое создание, которое Он любит и которое Он Сам сотворил для спасения и для познания Себя.

Поэтому для нас с вами, верующих людей, не существует ни внешних обстояний, ни кризиса. Кризис для тех, кто привык есть что хочет и сколько хочет, не ограничивать себя в разных вкусностях. А верующий привык поститься, и многие в первую неделю Великого поста вообще вкушают за день только один кусок хлеба и воду; а некоторые вообще не вкушают пищу в течение пяти первых дней Великого поста, только чуть-чуть воды; и такие есть, которые первую и последнюю неделю употребляют только воду. Им это не вредит. Они могут превозмочь себя, и какое бы голодное время ни пришло, Господь будет укреплять их.

Вспомним Прохора-Лебедника. Когда в Киеве было голодное время, он претворял лебеду в хлеб. Он совершал крестное знамение, и лебеда превращалась в хлеб, и он раздавал его всем голодным и нуждающимся. Значит, какой бы кризис ни был и какие бы обстоятельства нас ни ждали, Господь всегда сможет нас прокормить.

Некоторым старцам задавали вопрос, а что же будет при антихристе? Ведь известно, что людям, которые не примут начертание зверя на свою правую руку и на чело, пища выдаваться небудет. Чем же они будут питаться? И старцы ответили, что верующие станут питаться всем, что попадется под руку, любой травой, всем, что растет на земле. Но по милости Божией, когда верующий человек совершит крестное знамение над этим растением, помолится Богу и вкусит то немногое, что ему будет послано, благодать Святаго Духа его укрепит так, что он будет насыщаться так же, как тот, кто будет регулярно есть и завтрак, и обед, и ужин. О том же говорили и святые отцы.

Поэтому нам с вами нужно помнить, что в любой день – голодный или не голодный, – без антихриста или при нем, Господь нас укрепит самым малым количеством пищи, принятой с верой в Него и молитвой. Укрепленный благодатью Святаго Духа, человек может соблюдать любую меру поста, хранить любое воздержание и укрепляться в борьбе с чревоугодием.

Страсть гортанобесия

Гортанобесие является одним из видов чревоугодия. Гортанобесие – это то, когда мы едим то, что нам нравится, то, что мы хотим, когда любим и вкушаем, к примеру, сласти в безмерных количествах или, напротив, острые и соленые блюда. То есть гортанобесие есть услаждение гортани каким-то определенным вкусом.

Пропаганда всевозможных особенных рецептов по телевидению, рестораны и кафе, лакомства, выпускаемые пищевой промышленностью, домашние яства – все это способствует развитию у современного человека страсти гортанобесия.

Поварское искусство также направлено на это. Одних только разновидностей яичниц известно около ста сорока. Неужели неинтересно изжарить обычную яичницу? Или сварить яйцо, как в простонародье делают, вкрутую или всмятку? Нет же, напридумывали всяких способов: и яйцо, крутящееся в огне, и вареное без скорлупы, и яйца-кокот, и по-французски, и сколько еще разных способов, и не перечесть. Для чего? Для того, чтобы усладить гортанобесного современного человека различного рода вкушениями.

Старец Паисий Святогорец для того, чтобы отучить себя от страсти гортанобесия, восемнадцать лет ел одну капусту. Для того, чтобы испытывать к пище только одно отвращение. Я не говорю, что вам надо делать это. Он монах, он преследовал определенную цель. Но стремление к простой пище, сознательное отсечение себя от всякого рода излишеств в повседневной жизни (я не говорю про праздники, про особые случаи) способствует тому, что человек преодолевает эту страсть. Посему каждый должен назначить себе столько воздерживаться, сколько требует брань его плотского восстания, силы, возраст и здоровье тела.

Пища – дар Божий

Нет пищи чистой и нечистой

Во времена ветхозаветные израильскому народу было дано от Господа понятие так называемой кошерности, или чистоты (или нечистоты) пищи. И сегодня, дорогие братья и сестры, в среде псевдоправославных христиан мы сталкиваемся с явлением, когда поднимается вопрос о кошерности пищи, т. е. о явлении ритуальной чистоты или нечистоты пищи христиан. Появляются в некоторых газетах смущающие многих из вас перечни на тысячи продуктов и указывается, что вот этот продукт можно покупать, а этот нельзя. Перечисляются и фирмы-производители, и названия продуктов. Это вызывает соблазн и искушение у многих православных.

Что же такое для нас с вами кошерность продукта? Важна ли она для нас сейчас? Когда святый апостол Петр пошел проповедовать язычникам, Господь послал ему видение, о котором он сам рассказывал так: «Сходил некоторый сосуд, как бы большое полотно, за четыре угла спускаемое с неба, и спустилось ко мне. Я посмотрел в него и, рассматривая, увидел четвероногих земных, зверей, пресмыкающихся и птиц небесных. И услышал я голос, говорящий мне: встань, Петр, заколи и ешь. Я же сказал: нет, Господи, ничего скверного или нечистого никогда не входило в уста мои. И отвечал мне голос вторично с неба: что Бог очистил, того ты не почитай нечистым. Это было трижды, и опять поднялось все на небо» (Деян. 11, 5–10). Конечно, это видение апостолу было предуготовительным для того, чтобы он не чуждался язычников и пошел на проповедь к ним. Но это же видение и прямо говорит нам о пище – что чисто все то, что Господь очищает через нашу молитву. Да, у древних евреев существовал перечень чистых и нечистых животных, он сохраняется у них и в наше время. Такой же перечень есть и у мусульман, там тоже есть понятие кошерности и правоверные мусульмане соблюдают эти принципы.

Но для нас с вами, для православных христиан, с момента пришествия в мир Спасителя известно, что ветхие явления Господом отменены. Теперь все новое, новозаветное. И все, что Господь освятил, того да не почитаем нечистым.

Полезной делает пищу не ее состав, а благодать Божия

Разные ситуации бывают у христианина в жизни, но он всегда должен свято соблюдать постные дни – среды, и пятницы, и многодневные посты.

Очень часто сердобольные папы и мамы, дедушки и бабушки стараются во что бы то ни стало накормить своих детей и внуков, говорят: «У него должны формироваться мышцы, кости, а вы лишаете детей самого необходимого во время постов – и творога, и молока, и мяса». Но мы с вами знаем, что телесную силу христианину дает только благодать Божия, которая эту пищу освящает. Посему когда мы с вами потребляем пищу, освященную молитвой, тогда действительно во все наши уды, во все наши составы тела поступает пища, поступают и питательные вещества, в результате преобразований этой пищи в нашем теле, которые действительно укрепляют наше с вами тело и дают ему жизнь.

Молитва перед трапезой низводит на пищу благословение Божие

Мы с вами уже говорили, что когда мы молимся, Господь ниспосылает Свою благодать на ту пищу, которую мы потребляем. К сожалению, не все христиане придают значение тому, чтобы молиться перед едой и после еды.

Между тем, это крайне важно, потому что когда человек молится перед едой, он в этот момент испрашивает у Господа, чтобы пища, которую он ест, пошла ему не во вред, не стала ядом, чтобы благодать Святаго Духа освятила эту пищу, и человек мог ее безопасно и с пользой потреблять.

Когда я в свое время врачом дежурил на «скорой помощи», мне нередко приходилось оказывать помощь людям, которых привозили со всякого рода инородными телами в пищеводе. Это, может быть, было не к месту, но я их спрашивал: «А вы молились перед едою перед тем, как случилось с вами это несчастье?» И вы не поверите, но никто из этих людей перед едой не молился! Быть может, Господь такие вещи попускает и для вразумления человека. Быть может, этим людям достаточно было услышать молитву перед едой, чтобы избегнуть страданий и хирургического вмешательства. Дорогие мои, я всегда призываю вас помнить – Ангел-хранитель всегда близ вас, когда вы вкушаете благословленную молитвой пищу.

Святые отцы обращали внимание на то, что нужно обязательно молиться до еды, и после нее тоже благодарить Бога.

Давайте подумаем, кому нужна молитва перед едой – Богу или нам? Святые отцы говорят, что, прежде всего, нужна эта молитва нам, потому что не столько даже пища освящается при этом, сколько наша душа. Наша душа в этот момент должна быть благодарна своему Создателю и Богу за то, что Он посылает хлеб насущный, что Он даровал жизнь, что Он жизнь эту нам с вами продляет. И эти молитвы перед едой, после еды, как и во время всяких наших действий, помогают не смотреть на себя и думать, что это я сам заработал деньги, пошел в универсам и купил продукты, а помнить, что Господь день за днем щедрою рукою посылает ее. Потому что Ему ничего не стоит мгновенно сделать так, что все прилавки в универсаме опустеют, что Бадаевские склады взорвут и три года в блокадном городе Ленинграде будут выдавать каждому жителю по сто двадцать пять блокадных грамм с огнем и кровью пополам.

Ему ничего не стоит затворить дождь, и дождик перестанет капать, и иссохнет земля. Люди неверующие не знают, что земля будет плодоносить лишь до тех пор, пока в церкви совершается молитва о благорастворении воздухов и изобилии плодов земных. Когда эта молитва пресекается, приходят засуха и голод. Мы с вами помним, когда большевики пришли к власти, и была расстреляна масса священства, чем сопровождались эти события – голодом в Поволжье. Люди вымирали миллионами. Вы помните, как показывали хроникальные кадры тех лет – скелеты, лежащие на земле, и пахотная земля, обращенная в пустошь. Так было, потому что церковь не возносила свою молитву о плодах земных и благополучии людском.

Посему, когда мы с вами молимся, мы проявляем веру в Бога. И каждый раз, молясь пред едой, мы должны это делать не формально, не для галочки – помолился, и свободен. Нет, в этот момент сердце должно быть пронизано надеждой, верой в благую Божию волю, и тогда Господь подаст все, что нам необходимо. А если не подает, если смиряет Господь, значит, так и надобно, значит, надо учиться смиряться, надо понимать, что для меня может быть неполезно то, что полезно для другого.

Если забыл помолиться перед едой

Бывает так, что мы начинаем вкушать пищу и только когда уже съели первое или часть второго, вспоминаем: я ведь не помолился перед едой! Поступить здесь можно двояко. Кто-то спохватывается, ему становится стыдно, и он встает и начинает молиться. Такой поступает правильно. Лучше поздно, чем никогда. И верен тот сын, который сказал «не буду», а потом сказал «буду».

А другой думает: ну что ж, первое уже съедено, съем я второе и третье, а дальше поблагодарю Бога, и этого будет довольно. Но ведь эти мысли, что я забыл помолиться перед трапезой, – не ваши. Эти мысли вам посылает ваш Ангел-Хранитель, желая вас уберечь. Когда вы не ожидаете несчастья, пища может отравить вас или иным образом повредить, и часто дьявол делает так, что именно в этот момент вы забываете помолиться перед едой. Он подстраивает так для вашей погибели или нанесения вреда вашему телесному здоровью. И вот Ангел-Хранитель, заботясь о вас, напоминает: «Ты же не помолился перед едой!». Отложите ложку, встаньте, попросите у Бога прощения, что вы по забывчивости не совершили положенного, помолитесь и дальше спокойно вкушайте пищу. Самоукорение и благодарение всегда все расставят по местам.

Вкушать со смирением и самоукорением

Святые отцы говорят, что человеку достаточно потреблять пищу два раза в день. Святой Иосиф Исихаст добавляет, что каждый разумеет по состоянию тела своего. Когда вы приступаете к этому вопросу с рассуждением и совестью, совесть подсказывает вам вашу меру.

Но следует иметь в виду, что, как говорят некоторые из святых отцов, тот, кто целый день находится в воздержании и при этом возносится, гораздо ниже того, кто шесть раз в день вкушал пищу и каждый раз укорял себя. Посему второе важное правило после молитвы для того, чтобы пища была нам в пользу, – вкушать не только с благодарением Богу, но и со смирением. Если мы с вами когда-то переедаем, – во время праздников, семейных торжеств, путешествий, или просто по лености, неразумию – значит, этот грех присущ нам. Значит, не надо оправдывать себя: я немного переел по случаю праздника, или свадьбы своих детей, или же дня рождения своей сестры или тещи. А надо с сокрушением сказать: «Я совершил этот грех по немощи, прости меня, Господи, каюсь». И когда человек вот так, с самоукорением и с благодарением Богу потребляет то, что послал ему Господь, эта пища идет человеку во спасение.

Итак, дорогие мои, ищите основы телесной крепости не в качестве пищи, не в ее количестве, не в ее разнообразии, ибо все это приманки лукавого. А ищите той освящающей благодати Божией, которая сделает эту пищу приемлемой для вас. И когда вы, как благодарные дети, возносите Отцу молитву благодарения за то, что получаете хлеб насущный, жизнь ваша протекает равномерно, вы оказываетесь избавлены от искушений, и рука Господня пребывает над вами во все дни жизни вашей.

Борьба со страстью чревоугодия на основе святоотеческого учения

Влияние чревоугодия на состояние ума

Святоотеческий аскетический опыт говорит о том, что состояние ума, его подвижность и острота тесно связаны с состоянием чрева.

Святоотеческое учение о влиянии количества и качества пищи на состояние души

Винопитие и его роль в чревоугодии

Чревоугодие и молитва

Состояние чрева также непосредственно связано с качеством молитвы.

Воздержанное тело легко управляемо умом. Дух господствует, а плоть подчиняется. Человек возвращается к своему естественному первоначальному устроению – дух, душа, тело – господству первого над вторым и второго над третьим.

Прикрытое чревоугодие

Можно быть воздержанным внешне, объядение свое лукаво прикрыв благими повязками. Это нисколько не излечивает от сей болезни.

Воздержанию должно обучаться.

Не только монаху, но и мирянину воздержание чрева поможет улучить мирное устроение сердца.

Воздержанное тело легко управляемо умом. Дух господствует, а плоть подчиняется. Человек возвращается к своему естественному первоначальному устроению – дух, душа, тело – господству первого над вторым и второго над третьим.

Правильное воздержание с разсуждением

Осуждение ближнего сводит на нет подвиги воздержания и нимало не пользует человека ко спасению. В благодарном сердце живет любовь, она привлекает благодать Божию, покрывающую плотскую немощь. Это надо помнить каждому, стремящемуся к аскетическим подвигам телесного воздержания.

Опять же, смотри не на себя, а снисходя к немощи других, жалей всех, желай им утешения и укрепления телесного. У каждого своя мера, чужой меры ты можешь не знать, а Господь заботится о всех, соразмеряя нужду каждого. Радуйся когда ближний твой насытится, и воздай хвалу Господеви.

Отнюдь не распускай себя, а то можешь уязвиться завистью или осуждением, внимательно следи за собой.

Святой отец учит нас поиску меры – «золотой середины». Ибо крайности пагубны для духовного подвига. Не должно быть пресыщения, но не должно быть и уничтожения тела. Прп. Макарий Оптинский говорил о том, что мы не телоубийцы, а страстоубийцы. Опытом отцов доказано, что неизмеренность пищи может привести плоть в неуправляемое, необузданное состояние, в котором человек не сможет справиться со своей похотью. Для людей в миру, имеющих много трудов на работе и дома, необходимо вкушать пищу в достаточном количестве до насыщения – иначе у них не будет сил работать. Плохой работник никому не нужен. Гранью насыщения мирянину следует положить меру, чтобы после еды не возникали похоть и лень. Более совершенные могут, конечно, стремиться к аскетическому образу питания. Но изменяющиеся обстоятельства жизни, здоровье и нагрузки будут менять и меру необходимого насыщения пищей. Все должно решаться индивидуально, с духовником.

Дела любви должно предпочитать посту. Этому научились мы у египетских св. отцов. Ибо когда мы, желая узнать правила сих старцев, пришли из Сирии в Египет, то нас принимали там с изумительно живым радушием сердечным; и куда бы мы ни приходили, нигде для успокоения нас не стеснялись соблюдением определенного уставом часа для принятия пищи, как мы обыкли видеть в монастырях палестинских, – но везде разрешали на пищу прежде того, кроме только среды и пятка. Один из старцев, когда мы спросили его, почему у них так свободно мимоходится правило каждодневного поста, ответил нам: пост всегда со мною, вас же я не могу удержать с собою навсегда. Притом, хотя пост многополезен и всегда нужен, но он составляет жертву произвольную; исполнение же дела любви есть не отложимое требование заповеди. Итак, принимая в вас Христа, я должен напитать Его. Когда же провожу вас, тогда сделанное ради Его снисхождение могу вознаградить строжайшим постом. Ибо не могут сыны брачнии поститься, дондеже жених с ними есть. Приидут же дние, егда отъимется от них жених, и тогда постятся (Лк. 5:34,35).

Крайности, как говорят св. отцы, с той и другой стороны равно вредны – и излишество поста, и пресыщение чрева. Знаем мы некоторых, которые, не побежденные чревоугодием, низложены были безмерным постом и впали в ту же страсть чревоугодия по причине слабости, происшедшей от чрезмерного поста.

Нам надо заботиться как о том, чтобы по желанию плотского удовольствия не принимать пищи прежде назначенного времени или сверх меры, так и о том, чтоб употреблять ее в назначенный час, хотя бы и не хотелось; потому что и чрезмерное желание плотского удовольствия, и отвращение от пищи возбуждаются врагом нашим. Притом неумеренное воздержание вреднее пресыщения; потому что от последнего, в силу раскаяния, можно перейти к правильному действованию, а от первого нельзя.

Предлагаем еще одно спасительное наставление блаженного Макария, чтоб книгу нашу о постах и воздержании назидательно заключить мнением такого мужа. Он говорит, что монах так разумно должен вести дело пощения, как бы имел пребыть в теле сто лет, и так обуздывать душевные движения – забывать обиды, отревать печаль, ни во что ставить скорби и потери – как могущий умереть каждый день. Этим советуется, в отношении к первому, т. е. посту, душеполезное благоразумие, которое бы заставляло монаха шествовать всегда путем ровной строгости в воздержании, не позволяя ему, в случае даже изнеможения тела, переходить от строгости к излишеству; а в отношении ко второму, т. е. обузданию движений душевных, – спасительное великодушие, которое было бы сильно не только презирать то, что кажется благополучным в мире сем, но и пребывать несокрушимым несчастиями и скорбями и пренебрегать ими как ничтожными, туда имея постоянно устремленным взор ума своего, куда каждый день и каждую минуту чает быть позванным» [21].

«Для не падавших особенное воздержание потребно только при движении похоти; а для падавших оно не обходимо даже до смерти; до самой кончины пусть они не дают утешения телу своему и борются с ним без примирения. Первым предлежит только охранять всегда чинное благоустроение ума; а последним надлежит еще умилостивлять Бога душевным сетованием и истаяванием (от глада и жажды).

Сидя за столом, исполненным кушаньев, представляй пред мысленными очами твоими смерть и суд; ибо и таким образом едва возможешь хоть немного укротить страсть объядения. Когда пьешь, всегда воспоминай уксус и желчь Господа твоего; и таким образом или пребудешь в пределах воздержания, или, по крайней мере, восстенав, смиришь помысл свой.

Однажды, когда я был еще молод, пришел я в один город или селение; и там во время обеда напали на меня вдруг помыслы объядения и тщеславия; но, боясь исчадий объядения, я рассудил лучше быть побежденным тщеславием. В мирянах корень всех зол есть сребролюбие, а в монахах – объядение.

Видел я мужественных деятелей, которые, по некоторой нужде дав утробе малое послабление в пище, вслед за тем утомляли сие окаянное тело всенощным стоянием; и тем научали его с радостью отвращаться от насыщения.

Как преступник, которому объявили приговор и который идет на казнь, не беседует о народных зрелищах; так и тот, кто истинно оплакивает грехи свои, не будет угождать чреву» [22].

Как найти меру воздержания

«В укрощении чрева употребим благоразумную постепенность: отсечем прежде всего утучняющую пищу, потом разжигающую, а после и услаждающую. Давай чреву своему пищу мерную и удобоваримую, чтоб умеренным насыщением отделаться от его алчности, а чрез скорое переварение пищи избавиться от разжжения, как от бича.

Если крайний предел чревоугодия есть – понуждать себя на принятие пищи, когда и не хочешь есть; то крайний предел воздержания будет – воздерживать естество свое, когда оно алчет, несмотря на то, что оно ничем в это время не провинилось» [23].

«Касательно образа воздержания в пище, или постничества, не может быть постановлено одинаковое для всех правило; потому что не у всех тел одинакова крепость, добродетель же сия соблюдается не одной силой души, но должна соразмеряться и с силой тела. Не для всех возможно соблюдать пост по неделям; некоторые не могут быть без принятия пищи более трех или двух дней, а иным трудно пробыть без пищи до заката солнца. Не для всех также питательны овощи, или зелия, или сухой хлеб. Еще – иному для насыщения нужно два фунта, а другой чувствует тягость, если съест фунт или полфунта. Но все воздержники должны иметь одну цель: чтобы, принимая пищу по мере способности, не вдаваться в пресыщение. Ибо не только качество пищи, но и количество расслабляет душу, возжигая в ней вредоносный, греховный огонь.

Св. отцы мерою воздержания в пище положили – чтоб пищу, которую принимать заставляет нас необходимость поддерживать жизнь тела, переставали мы вкушать, когда еще хочется есть. Судя по сему, и немощный телом может являть добродетель воздержания в совершенстве, наравне с крепкими и здоровыми, если силою воли будет обуздывать пожелания яств, когда сего не требует бренность плоти. Ибо и апостол говорит: плоти угодия не творите в похоти (Рим. 13:14). Он не совсем запретил иметь попечение о теле, а не велел только, чтоб это делалось по похоти, – похотливую заботу о плоти отъял, а разумного, необходимого для жизни содержания ее не исключил: то – чтоб чрез поблажку плоти не ниспали мы до пагубных дел похотливых, а это – чтоб тело, будучи расстроено неразумною строгостию, не оказалось бессильным к исполнению духовных наших занятий и трудов.

«Благоразумие сердца да соразмеряет с состоянием тела труд воздержания, чтоб, когда расслабнет тело, не страдать и ему самому» [25].

«Воздерживаться сверх меры, как думаю, не похвально; и пренебрегать должным воздержанием не полезно. Как долговременное уклонение от установленных снедей производит расслабление и недостаток сил к служению, так пресыщение яствами подвергает осуждению. Сказано: горевам, насыщенным ныне, яко взалчете (Лк. 6:25). Сверх того, невоздержный от неумеренности впадает в плотские страсти. Посему благочестно и надлежащим образом надо управлять телом» [26].

Основные святоотеческие правила излечения от страсти чревоугодия

  1. Принимать пищу по мере надобности, не вдаваясь в пресыщение.
  2. Переставать вкушать пищу, когда еще хочется есть.
  3. Мера воздержания в еде должна быть определена судом совести каждого; вкушать пищу столько, сколько нужно для поддержания здоровья тела, а не сколько требует желание насыщения.
  4. Всякий должен назначить себе столько воздерживаться, сколько требует сего брань плотского возстания, силы, возраст и здоровье тела.
  5. Подкрепление себя должно быть разумное с умеренностью.
  6. Определить себе с помощью духовника определенные часы принятия пищи.
  7. Не переполнять чрево.
  8. Стремиться к вкушению дешевой и самой простой пищи и довольствоваться этим. Избегать вкушения пищи дорогой, вкусной, разнообразной, утучняющей и разжигающей плоть.
  9. Не пить вино до опьянения.
  10. Устраняться празднословия и многословия во время принятия пищи.
  11. Иметь перед глазами страх Божий наказания за чревоугодие. Всячески укорять себя и каяться за переедание.

 

Примечания:

[1] Св. Ефрем Сирин. Добротолюбие. Том II. М.: АНО «Развитие духовности, культуры и науки»; 2004. С. 469–471.

[2] Прп. Нил Синайский. Там же. С. 288–290.

[3] Св. Иоанн Лествичник. Там же. С. 637.

[4] Св. Иоанн Лествичник. Там же. С. 639.

[5] Прп. Нил Синайский. Там же. С. 287–288.

[6] Св. Ефрем Сирин. Там же. С. 468–471.

[7] Св. Ефрем Сирин. Там же. С. 468–472.

[8] Прп. Нил Синайский. Там же. С. 288.

[9] Прп. Нил Синайский. Там же. С. 289.

[10] Св. Иоанн Лествичник. Там же. С. 635–636.

[11] Св. Ефрем Сирин. Там же. С. 70–472.

[12] Прп. Нил Синайский. Там же. С. 289.

[13] Прп. Нил Синайский. Там же. С. 289–290.

[14] Прп. Нил Синайский. Там же. С. 290–292.

[15] Св. Иоанн Кассиан. Там же. С. 29–37.

[16] Св. Иоанн Лествичник. Там же. С. 635–640..

[17] Св. Ефрем Сирин. Там же. С. 468.

[18] Св. Ефрем Сирин. Там же. С. 468.

[19] Св. Ефрем Сирин. Там же. С. 468.

[20] Св. Ефрем Сирин. Там же. С. 470.

[21] Св. Иоанн Кассиан. Там же. С. 31–43.

[22] Св. Иоанн Лествичник. Там же. С. 636–639.

[23] Св. Иоанн Лествичник. Там же. С. 636–639.

[24] Св. Иоанн Кассиан. Там же. С.28–42.

[25] Прп. Нил Синайский. Там же. С. 291.

[26] Св. Ефрем Сирин. Там же. С. 470.

Вы можете отметить интересные вам фрагменты текста, которые будут доступны по уникальной ссылке в адресной строке браузера.

Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru