Страстные дни

свя­щен­ник Димит­рий Арзу­ма­нов

Насту­пила Страст­ная сед­мица. Осо­бен­ное, насы­щен­ное, стре­ми­тель­ное время, тече­ние кото­рого ощу­тимо бук­вально физи­че­ски. Чело­веку хотя бы раз, более или менее вни­ма­тельно отнес­ше­муся к Вели­кому посту, зна­комо это непо­вто­ри­мое ощу­ще­ние нака­ты­ва­ния чего-то боль­шого и неиз­беж­ного, покры­ва­ю­щего с голо­вой и увле­ка­ю­щего в единое, мощное посто­вое тече­ние, в нужный и опре­де­лен­ный момент под­ни­ма­ю­щего на гребне и несу­щего на уже види­мый, обе­то­ван­ный берег, берег Пасхи Хри­сто­вой. Момент же под­ня­тия на гребне и есть Страст­ная сед­мица, т.е. семь дней, о кото­рых пого­во­рим подроб­нее.

Итак, время это и скорб­ное, и радост­ное. Скорб­ное как при­над­леж­ность к посту, радост­ное как ожи­да­ние близ­кой Пасхи. Четы­ре­де­сят­ница как тако­вая уже завер­шена, Лазарь вос­кре­шен, Гос­подь со славою вошел в Иеру­са­лим, однако глав­ные еван­гель­ские собы­тия – крест­ные стра­да­ния, смерть и вос­кре­се­ние Спа­си­теля – еще впе­реди. Поэтому, фак­ти­че­ски окон­чив соро­ка­днев­ный пост, Цер­ковь Хри­стова осо­бенно выде­ляет остав­ши­еся до Пасхи семь дней в осо­бен­ную, Страст­ную сед­мицу, чтобы мы, не раз­ре­ша­ясь от поста, вместе сопе­ре­жили все то, что про­изой­дет в бли­жай­шие дни со Иису­сом и Его свя­тыми уче­ни­ками и уче­ни­цами.

Сама насы­щен­ность вре­мени столь важ­ными, даже, можно ска­зать, кра­е­уголь­ными собы­ти­ями, застав­ляют и нас с осо­бен­ным внут­рен­ним вни­ма­нием отне­стись к этим святым дням. Людям постя­щимся сле­дует поду­мать о про­ве­ден­ном посте. Конечно же мы обна­ру­жим мно­же­ство своих несо­вер­шенств, поймем, что многое в посту не совер­шили, не при­ми­ри­лись с близ­кими нам людьми, не посе­тили и не уте­шили боль­ных, а ведь у каж­дого из нас кто-то болен, кто-то в боль­нице, а у кого-то просто горе и скорбь, мы же не удо­су­жи­лись найти для них даже доб­рого и теп­лого слова, не говоря уже о боль­шем уча­стии. Выйдя, по сути, на борьбу с грехом, не сумели пре­одо­леть своих стра­стей и вред­ных при­вы­чек, вновь и вновь повто­ряя все то, что и до поста мучило и неот­вязно доста­вало нас. Желая хотя бы на посту жить по Еван­ге­лию, вни­мать бес­смерт­ному Учи­телю, дышать воз­ду­хом Небес­ного Иеру­са­лима рас­се­и­ва­емся мел­кими ник­чем­ными мыс­лями и забо­тами. Поэтому так радостно созна­вать, что оста­лась еще неделя для нашего подвига, подвига, кото­рый досту­пен вся­кому, подвига пре­одо­ле­ния гре­хов­ного навыка, сер­деч­ной кос­но­сти и любов­ного обни­ща­ния.

Людям же, про­во­див­шим пост из рук вон плохо или не постя­щимся совсем, не сле­дует отча­и­ваться, потому как, адап­ти­руя слова Иоанна Зла­то­устого, Гос­подь с оди­на­ко­вой радо­стью ожи­дает и при­ни­мает всех, про­вед­ших со вни­ма­нием и весь пост, и поло­вину и даже одну неделю поста, и, более того вовсе не постя­щихся. При­ни­мая послед­нее как свое­об­раз­ную Боже­ствен­ную амни­стию, попо­ститься все же стоит.

Говоря о бого­слу­же­нии, стоит осо­бенно выде­лить дни с поне­дель­ника по среду. В эти дни по уставу должны быть про­чи­таны все четыре Еван­ге­лия. В при­ход­ской прак­тике эти чтения рас­тя­ги­вают на весь пост и читают поне­многу, однако навер­няка в неко­то­рых мос­ков­ских мона­сты­рях и храмах этот устав сохра­ня­ется. Не каждый из нас не только еже­дневно, но даже один раз за год про­чи­ты­вает эту, по сути, настоль­ную книгу хри­сти­а­нина, так что, посе­тив в эти дни утрен­ние бого­слу­же­ния, скажем, Николо-Пере­р­вин­ского мона­стыря, мы услы­шим Еван­ге­лие во всей пол­ноте.

Бого­слу­же­ние Вели­кого Чет­верга – стоит ска­зать, что все дни Страст­ной сед­мицы назы­ва­ются вели­кими, соб­ственно, по вели­чию своего содер­жа­ния по древ­нему обычаю, день испо­веди и при­ча­стия, хотя, конечно же, можно и должно при­ча­щаться в посту, по воз­мож­но­сти, чаще, но при­ча­ща­ясь и испо­ве­ду­ясь именно в Вели­кий Чет­верг, мы, воз­можно, мыс­ленно дистан­ци­ру­емся от собы­тий в этот день вспо­ми­на­е­мых и пре­да­тель­ства Иуды, и бег­ства мало­вер­ных уче­ни­ков, и ковар­ства архи­ереев и стар­цев, и, напро­тив, ста­но­вимся непо­сред­ствен­ными участ­ни­ками первой Литур­гии, кото­рую в этот день совер­шил сам Хри­стос.

Вели­кий Пяток пят­ница посвя­щен стра­да­ниям Спа­си­теля. Литур­гия в этот день не слу­жится. На утрен­нем бого­слу­же­нии, кото­рое на прак­тике слу­жится в чет­верг вече­ром, чита­ются Страст­ные Еван­ге­лия, т.е. выбран­ные из четы­рех Еван­ге­лий места, где опи­сы­ва­ются стра­да­ния Христа, изде­ва­тель­ства и над­ру­га­тель­ства над Ним и, нако­нец, сама смерть на Кресте. Служба, кото­рую без оглядки можно отне­сти к высо­чай­шему памят­нику сло­вес­но­сти, осо­бенно кра­сива и вели­че­ственна, даже без долж­ного мастер­ства певчих и дья­ко­нов. Про­пу­стить утреню Вели­кого Пятка значит лишить себя высо­кого духов­ного и нрав­ствен­ного пере­жи­ва­ния. В пят­ницу днем на сере­дину храма выно­сится пла­ща­ница с изоб­ра­же­нием лежа­щего во гробе Христа, и мы вместе с Иоси­фом Ари­ма­фей­ским, тайным, но не испу­гав­шимся уче­ни­ком, погре­баем и опла­ки­ваем Спа­си­теля.

В Вели­кую Суб­боту совер­ша­ется Литур­гия, на кото­рой уже чув­ству­ется внут­рен­ние уми­ро­тво­ре­ние, как бы совер­ши­лось все, что должно было совер­шиться, а там, в глу­би­нах пре­ис­под­ней уже раз­ру­шена смерть, уже поло­жено начало Вос­кре­се­ния, а в душе все отчет­ли­вей и громче звучит неопи­су­е­мое и несрав­нен­ное «Хри­стос вос­кресе из мерт­вых смер­тию смерть поправ и сущим во гробех живот даро­вав»!

Print Friendly, PDF & Email
Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки