Главная » Великий пост » Страстная седмица » Как провести Страстную седмицу
Распечатать Система Orphus

Как провести Страстную седмицу

1 голос2 голоса3 голоса4 голоса5 голосов (6 голос: 4,83 из 5)

 

О Страстной седмице

Страстной седмицей, или Страстной неделей называется последняя неделя перед Пасхой, посвященная воспоминаниям о последних днях земной жизни Спасителя, о Его страданиях, распятии, крестной смерти, погребении.

Эта неделя особо чтится Церковью. «Все дни, – говорится в Синаксаре, – превосходит Святая и Великая Четыредесятница, но больше Святой Четыредесятницы Святая и Великая седмица (страстная), и больше самой Великой седмицы сия Великая и Святая суббота. Называется эта седмица великою не потому, что ее дни или часы больше (других), но потому, что в эту седмицу совершились великие и преестественные чудеса и чрезвычайные дела нашего Спасителя…»

По свидетельству святителя Иоанна Златоуста первые христиане, горя желанием неотступно быть с Господом в последние дни Его жизни, в Страстную седмицу усиливали моления и усугубляли обыкновенные подвиги поста. Они, подражая Господу, претерпевшему единственно по любви к падшему человечеству беспримерные страдания, старались быть добрыми и снисходительными к немощам братий своих и больше творить дела милосердия, считая неприличным произносить осуждение во дни нашего оправдания кровию Непорочного Агнца, прекращали в эти дни все тяжбы, суды, споры, наказания и даже освобождали на это время от цепей узников в темницах, виновных не в уголовных преступлениях.

Каждый день Страстной недели – великий и святой, и в каждый из них во всех церквях совершаются особые службы.

Богослужения Страстной седмицы особо величественны, украшены мудро расположенными пророческими, апостольскими и евангельскими чтениями, возвышеннейшими, вдохновенными песнопениями и целым рядом глубоко знаменательных, благоговейных обрядов.

Все, что в Ветхом Завете было только предызображено или предсказано, а в Новом – изображено или сказано о последних днях и часах земной жизни Богочеловека, – все это Святая Церковь сводит в один величественный образ, который постепенно и раскрывается пред нами в Богослужениях Страстной седмицы.

Вспоминая в Богослужении события последних дней земной жизни Спасителя, Святая Церковь внимательным оком любви и благоговения следит за каждым шагом, вслушивается в каждое слово грядущего на вольную страсть Христа Спасителя, постепенно ведет нас по стопам Господа на протяжении всего Его крестного пути, от Вифании до Лобного места, от царственного входа Его в Иерусалим и до последнего момента Его искупительных за людские грехи страданий на кресте, и далее – до светлого торжества Христова Воскресения.

Все содержание служб направлено к тому, чтобы чтением и песнопениями приблизить нас ко Христу, сделать нас способными духовно созерцать таинство искупления, к воспоминанию которого мы готовимся.

Первые три дня этой седмицы посвящены усиленному приготовлению к страстям Христовым.

В соответствии с тем, что Иисус Христос пред страданиями все дни проводил в храме, уча народ, Святая Церковь отличает эти дни особенно продолжительным Богослужением.

Стараясь собрать и сосредоточить внимание и мысли верующих вообще на всей Евангельской истории воплощения Богочеловека и Его служения роду человеческому, Святая Церковь в первые три дня Страстной седмицы прочитывает на часах все Четвероевангелие.

Беседы Иисуса Христа после входа в Иерусалим, обращенные то к ученикам, то к книжникам и фарисеям, развиваются и раскрываются во всех песнопениях первых трех дней Страстной седмицы.

Так как в первые три дня Страстной седмицы совершились различные многознаменательные события, которые имеют самое близкое отношение к страстям Христовым, то и эти события благоговейно воспоминаются Святой Церковью в те самые дни, в которые они совершались.

Таким образом, Святая Церковь в эти дни неотступно ведет нас за Божественным Учителем, с Его учениками, то в храм, то к народу, то к мытарям, то к фарисеям и всюду просвещает нас теми именно словами, которые предлагал Сам Он слушателям Своим в эти дни.

Подготовляя верующих к крестным страданиям Спасителя, Святая Церковь Богослужению первых трех дней Страстной седмицы придает характер печали и сокрушения о нашей греховности.

Вечером среды оканчивается великопостное Богослужение, в церковных песнопениях замолкают звуки плача и сетований грешной души человеческой и наступают дни иного плача, пронизывающего все Богослужение, – плача от созерцания ужасающих мучений и крестных страданий Самого Сына Божия.

В то же время и другие чувства – неописуемой радости за свое спасение, беспредельной благодарности Божественному Искупителю – переполняют душу верующего христианина.

Оплакивая безвинно страждущего, поруганного и распятого, проливая горькие слезы под крестом своего Спасителя, мы испытываем и невыразимую радость от сознания, что распятый на кресте Спаситель совоскресит с Собою и нас, погибающих.

Присутствуя в Страстную седмицу на церковных службах, представляющих все события последних дней Спасителя как бы совершающимися пред нами, мы проходим мысленно всю величественно трогательную и безмерно назидательную историю страданий Христовых, мыслью и сердцем своим «сшествуем Ему и сораспинаемся Ему».

Святая Церковь призывает нас в эту неделю оставить все суетное и мирское и последовать за нашим Спасителем.

Отцы Церкви так составили и расположили богослужения Страстной недели, что в них отражаются все страдания Христовы.

Храм в эти дни попеременно представляет собой то Сионскую горницу и Гефсиманию, то Голгофу.

Богослужения Страстной седмицы Святая Церковь обставила особым внешним величием, возвышенными, вдохновенными песнопениями и целым рядом глубоко знаменательных обрядов, которые совершаются только в эту седмицу.

Поэтому, кто постоянно пребывает в эти дни на богослужении в храме, тот видимо идет за Господом, грядущим на страдания.

Понедельник, вторник и среда Страстной седмицы посвящены воспоминанию последних бесед Спасителя с учениками и народом. В каждый из этих трех дней Евангелие читается на всех службах, полагается прочитать все четыре Евангелия.

Но кто может, тот непременно должен сам читать эти места из Евангелия дома и для себя, и для других. Указание, что надо читать, можно найти в церковном календаре.

При слушании в церкви, из-за большого количества читаемого, многое может ускользать от внимания, а домашнее чтение позволяет следовать за Господом всеми мыслями и чувствами.

При внимательном чтении Евангелий страдания Христовы, оживая, наполняют душу неизъяснимым умилением… Поэтому, читая Евангелие, невольно переносишься в уме на место событий, принимаешь участие в происходящем, идешь за Спасителем и страждешь с Ним.

Необходимо также благоговейное размышление о Его страданиях. Без этого размышления мало плодов принесет и присутствие в храме, и слышание, и чтение Евангелия.

Но что значит – размышлять о страданиях Христа, и как размышлять?

Прежде всего представьте в своем уме страдания Спасителя как можно живее, по крайней мере, в главных чертах, например: как Он был предан, судим и осужден; как Он нес крест и был вознесен на крест; как вопиял к Отцу в Гефсимании и на Голгофе и предал Ему дух Свой; как был снят с креста и погребен… Потом спросите самого себя, за что и для чего претерпел столько страданий Тот, Кто не имел никакого греха, и Который, как Сын Божий, мог всегда пребывать в славе и блаженстве.

И еще спросите себя: что требуется от меня для того, чтобы смерть Спасителя не оставалась для меня бесплодной; что я должен делать, чтобы действительно участвовать в спасении, приобретенном на Голгофе для всего мира?

Церковь учит, что для этого требуется усвоение умом и сердцем всего учения Христова, исполнение заповедей Господних, покаяние и подражание Христу в благой жизни.

После этого совесть сама уже даст ответ, делаете ли вы это…

Такое размышление (а кто не способен на него?) удивительно скоро приближает грешника к его Спасителю, тесно и навсегда союзом любви связует с крестом Его, сильно и живо вводит в участие того, что происходит на Голгофе.

Путь Страстной седмицы – путь поста, исповеди и причащения, иначе говоря – говения, для достойного причащения Святых Тайн в эти великие дни.

И как же не говеть в дни, когда отъемлется жених душ (Мф. 9:15), когда Он Сам алчет у бесплодной смоковницы, жаждет на кресте? Где еще слагать тяжести грехов посредством исповеди, как не у подножия креста? В какое время лучше причащаться из Чаши жизни как не в наступающие дни, когда она подается нам, можно сказать, из рук Самого Господа?

Поистине, кто, имея возможность приступать в эти дни к Святой Трапезе, уклоняется от нее, тот уклоняется от Господа, бежит от своего Спасителя.

Путь Страстной седмицы – оказывать, во имя Его, помощь бедным, больным и страждущим. Путь этот может казаться отдаленным и непрямым, но на самом деле он чрезвычайно близок, удобен и прям.

Спаситель наш столь любвеобилен, что все, делаемое нами во имя Его для бедных, больных, бездомных и страждущих Он усвояет лично Себе Самому. На Страшном суде Своем Он потребует у нас особенно дел милосердия к ближним и на них утвердит наше оправдание или осуждение.

Помня это, никогда не пренебрегайте драгоценной возможностью облегчать страдания Господа в Его меньшей братии, а особенно воспользуйтесь ей в дни Страстной седмицы – одев, например, нуждающегося, вы поступите как Иосиф, давший плащаницу.

Вот главное и доступное каждому, с чем православный христианин в Страстную седмицу может следовать за грядущим на страдания Господом.

О Великом понедельнике

В этот день Святая Церковь своими песнопениями призывает встретить «начатки страстей Господних» и последовать за Господом на пути в Иерусалим.

Грядущие невинные страдания Спасителя показаны в ветхозаветном прообразе целомудренного Иосифа.

«Иосиф, – говорится в Синаксаре, – есть прообраз Христов, потому что и Христос становится предметом зависти для своих единоплеменников-иудеев, продается учеником за тридцать сребреников, заключается в мрачный и тесный ров-гроб и, восстав из него, воцаряется над Египтом, то есть над всяким грехом, и в конец побеждает его, владычествует над всем миром, человеколюбиво искупляет нас дарованием таинственной пшеницы и питает небесным хлебом – Своею Живоносною Плотию».

Из событий Евангельских в этот день вспоминается иссушение бесплодной смоковницы.

Смоковница изображает сонмище иудейское, у которого Иисус Христос не нашел истинного плода, а только лицемерную сень закона, которую обличил и проклял. Но эта смоковница изображает также и всякую душу, не приносящую плода покаяния, почему Святая Церковь и взывает к нам: «Изсохшия смоковницы за неплодие, прещения (проклятия) убоявшеся, братие, плоды, достойны покаяния, принесем Христу, подающему нам велию милость».

Утреннее Евангелие назидает нас притчей о неправедных виноградарях, убивших сначала слуг господина своего, присланных за виноградом, а потом и самого сына своего господина.

В этой притче, изображающей ожесточение иудеев, избивавших пророков, а с пришествием на землю сына Божия, распявших и Его самого, нельзя не видеть и страшного осуждения христиан, нарушающих заповеди апостольские и святоотеческие и тем продолжающих распинать сына Божия своими прегрешениями.

В Евангельском чтении на литургии Святая Церковь напоминает судьбу богоотступного иудейского народа и кончину мира так, как они были предызображены Иисусом Христом.

Изображением великих и разнообразных бедствий и признаков разрушения Иерусалима и кончины века верующие побуждаются среди зол к великодушию, беспристрастию, терпению, молитве и бдению духовному и утешаются обетованием Спасителя о распространении Евангелия во всем мире и прекращении бедствий «избранных ради» (Мф. 24:14-22).

Тропарь, глас 8-й:

Се, Жених грядет в полунощи, и блажен раб, егоже обрящет бдяща: недостоин же паки, егоже обрящет унывающа. Блюди убо, душе моя, не сном отяготися, да не смерти предана будеши и Царствия вне затворишися, но воспряни зовущи: Свят, Свят, Свят еси, Боже, Богородицею помилуй нас.

Кондак, глас 8-й:

Иаков рыдаше Иосифова лишения и доблий седяше на колеснице, яко царь почитаемь: египтяныни бо тогда сластем не поработав, возпрославляшеся от Ведущаго человеческая сердца и Посылающаго венец нетленный.

Ексапостиларий.

Чертог Твой вижду, Спасе мой, украшенный и одежды не имам, да вниду в онь. Просвети одеяние души моея, Светодавче, и спаси мя.

О Великом вторнике

На утрени этого дня вспоминаются события, описанные у евангелиста Матфея (22 глава с 15 стиха и 23 глава).

Но содержание службы вторника заимствовано из притчи о десяти девах, о талантах и из продолжения положенного в понедельник повествования о втором пришествии Христовом.

Этими воспоминаниями Святая Церковь особенно призывает верующих к духовному бодрствованию, к целесообразному употреблению дарованных нам способностей и сил, особенно на дела милосердия, которые Господь принимает как личную заслугу себе самому, когда говорит о них: «Понеже сотворите единому сих братий Моих меньших, Мне сотвористе» (Мф. 25:40).

В песнопениях этого дня Святая Церковь настойчиво внушает нам обязательность духовного бодрствования и религиозно-нравственного совершенствования, взывая: «Жениха, братие, возлюбим, свещы своя украсим, в добродетелех сеяющи и вере правой: да яко мудрыя Господни девы готови внидем с Ним на браки»; «приидите, вернии, делаим усердно Владыце: подавает бо рабом богатство, и по равенству кийждо да многоусугубим благодати талант: ов убо мудрость да приносит делы благими, ов же службу светлости да совершает; да преобщается же словом верный тайны ненаученному, и расточает богатство убогим другий: сице бо заимованное многоусугубим, и яко строителие вернии благодати, Владычния радости сподобимся».

Тропарь – см. Великий понедельник.

Кондак, глас 2-й:

Час, душе, конца помысливши и посечения смоковницы убоявшися, данный тебе талант трудолюбно делай, окаянная, бодрствующи и зовущи: да не пребудем вне чертога Христова.

В этот день вечером (в среду) последний раз совершается великопостное великое повечерие.

О Великой среде

Этот день – день предания на страдания и смерть Господа и Спаса нашего Иисуса Христа.

Ночь на среду Господь провел в Вифании (Мф. 26:6-17). Здесь в доме Симона прокаженного в то время, когда в совете первосвященников, книжников и старейшин было уже решено взять Иисуса Христа хитростью и убить Его, – некая жена «грешница» возлила драгоценное миро на главу Спасителя и тем уготовала Его на погребение, как судил Сам Он о ее поступке.

Здесь же, в противоположность бескорыстному поступку жены «грешницы», родилось в неблагодарной душе Иуды, одного из двенадцати учеников Спасителя, преступное намерение предать беззаконному совету своего Учителя и Господа. Поэтому в церковной службе Великой среды прославляется жена «грешница» и порицается и проклинается сребролюбие и предательство Иуды.

«Егда грешная, – воспевает в этот день Святая Церковь, – приношаше миро, тогда ученик соглашашеся пребеззаконным; овая убо радовашеся, истощающи миро многоценное: сей же тщашеся продати Безценнаго; сия Владыку познаваше, а сей от Владыки разлучашеся; сия свобождашася, а Иуда раб бываше врагу»; «о Иудина окаянства, от негоже избави. Боже, души наша».

Тропарь – см. Великий понедельник.

Кондак, глас 4-й:

Паче блудницы, Блаже, беззаконновав, слез тучи никакоже Тебе принесох: но молчанием моляся, припадаю Ти, любовию облобызая пречистеи Твои нозе: яко да оставление мне, яко Владыка, подаси долгов, зовущу Ти, Спасе: от скверных дел моих избави мя.

О Великом четвертке

Всенощная накануне Великого четверга посвящена Тайной Вечере, за которой Спаситель, повелев, чтобы Пасха Нового Завета вкушалась в память Его Самого, Его Тела и Его Крови, пролитой во отпущение грехов, установил Таинство Евхаристии.

В богослужении этого дня вспоминается также предательство Иуды.

На Всенощной читается Евангелие от Луки, повествующее о Тайной Вечере, и все песнопения службы посвящены ей.

Вот о чем говорит Тропарь Великого четверга:

«Егда славнии ученицы на умовении вечери просвещахуся (просвещались), тогда Иуда злочестивый, сребролюбием недуговав, омрачашеся (обезумел) и беззаконным судиям Тебе, Праведнаго Судию, предает. Виждь, имений рачителю (собиратель), сих ради удавление употребивша: бежи несытыя души, Учителю таковая дерзнувшия (беги от ненасытной души, видя, на что она дерзнула по отношению к Учителю). Иже о всех Благий, Господи, слава Тебе».

В апостольском чтении изображены как установление таинства, так и цель его и достойный образ приготовления к нему и принятия его.

Евангелие повествует об обстоятельствах, предшествовавших, сопровождавших и «последовавших за Тайной вечерею, и выбрано из повествований святых евангелистов Матфея, Луки и Иоанна.

Созерцая Спасителя уже в последние пред страданиями минуты, Святая Церковь в своих песнопениях глубоко соскорбит и сострадает Ему, но, зная, Кто этот Страдалец и зачем и за кого Он идет на смерть, Святая Церковь дает не менее места и чувству благоговейной любви к Грядущему на вольные страсти и благодарного прославления Его.

С особенной силой желая выразить негодование к козням иудейским и вероломству Иудину, с одной стороны, и благоговейное преклонение пред долготерпением Спасителя – с другой, Святая Церковь восклицает: «Стекается прочее соборище иудейское, да Содетеля и Зиждителя всяческих Пилату предаст; о беззаконных! о неверных! яко Грядущаго судити живым и мертвым, на суд готовят: исцеляющаго страсти, ко отрастем уготовляют: Господи долготерпеливо! велея Твоя милость, слава Тебе!»

Евангельское чтение этого дня – особое, составленное из описаний Тайной Вечери всеми четырьмя евангелистами.

«Херувимская песнь» и причастные стихи заменяются пением следующей молитвы:

«Вечери Твоея тайныя днесь, Сыне Божий, причастника мя прими: не бо врагом Твоим тайну повем, ни лобзания Ти дам, яко Иуда, но яко разбойник исповедаю Тя: помяни мя, Господи, во Царствии Твоем».

О Великом пятке

Все богослужение Великого пятка посвящено благоговейному и трогательному воспоминанию спасительных страстей и крестной смерти Богочеловека.

Утреня Великой пятницы служится в четверг вечером. Главная особенность этой службы – чтение так называемых Двенадцати Евангелий, то есть двенадцати евангельских отрывков, повествующих о страданиях Христовых и помещенных между разными частями службы.

Первое и самое длинное из них – Евангелие от Иоанна, в котором Господь открывает Себя как «Путь и Истину и Жизнь», как драгоценный дар Божией Любви, соединяющий людей с Ним и друг с другом. «Нет больше той любви, как если кто положит душу свою за друзей своих». И весь разговор Христа с апостолами прочерчивается радостью спасения и искупления среди мрака и скорби мира: «В мире будете иметь скорбь; но мужайтесь: Я победил мир». Заканчивается это евангельское чтение так называемой Первосвященнической молитвой, которая являет нам весь смысл прихода Спасителя:

«Не о них же только молю, но и о верующих в Меня по слову их, да будут все едино: как Ты, Отче, во Мне, и Я в Тебе, так и они да будут в Нас едино»

Чтения Страстей Господних заканчиваются отрывком о запечатывании гроба из Евангелия от Матфея.

В Великую пятницу, когда умер на кресте Спаситель, Божественная Литургия не совершается, но на службе Часов, в пятницу утром, снова прочитываются Евангелия о Его Страстях.

Вечерня Великой пятницы («Вынос Плащаницы») посвящена погребению Спасителя и совершается обычно в середине дня.

Перед началом выноса Плащаницы в середине Церкви устанавливается возвышение – «гроб», украшенный цветами, а на престол помещается Плащаница – большой плат, на котором написан или вышит образ положенного во гроб Спасителя.

Песнопения Вечерни посвящены страданиям и смерти Христовым. После входа с Евангелием и пения «Свете тихий» читаются отрывки из Книг Исхода, Иова и 52-я глава Книги»пророка Исайи. Апостол читается из первого Послания к Коринфянам и Евангелие опять составлено из четырех повествований о Христовых смерти и погребении. Стихи прокимнов и «Аллилуйи» заимствованы из пророческих псалмов Разделиша ризы Моя себе, и о одежде Моей меташа жребий (Пс. 21:18). Боже, Боже Мой, вонми Ми, векую оставил Мя еси (Пс. 21:1). Положиша Мя в рове преисподнем, в темных и сени смертней (Пс. 87:6).

После добавочных песнопений, тоже о смерти Христовой, во время пения молитвы св. Симеона Богоприимца, священник надевает полное облачение (самое темное) и кадит Плащаницу, все еще находящуюся на престоле.

Затем после «Отче наш», во время пения тропаря, он поднимает Плащаницу над головой, обходит престол, выходит на середину церкви и помещает ее на гроб.

«Благообразный Иосиф, с древа снем Пречистое Тело Твое, плащаницею чистою обвив, и вонями (благовониями) во гробе нове покрыв положи (Тропарь Великой субботы).

В некоторых церквях после Вечерни поется Повечерие или так называемый «Плач Пресвятыя Богородицы» (см. в нашем издании).

О Великой субботе

Утреня Великой субботы обычно служится в пятницу вечером. Она начинается с пения «Бог Господь…», тропаря «Благообразный Иосиф…» и следующих тропарей:

«Егда снизшел еси к смерти, Животе Безсмертный, тогда ад умертвил еси блистанием Божества. Егда же и умершыя от преисподних воскресил еси, вся Силы Небесныя взываху: Жизнодавче Христе Боже наш, слава Тебе».

«Мироносицам женам, при гробе представ Ангел вопияше: мира мертвым суть прилична (то есть миро, благовоние, подобает мёртвым), Христос же истления явися чуждь».

Потом поется 118-й псалом с припевами или стихами новозаветных песнопений, называемыми «непорочные».

Этот псалом является словесной иконой Иисуса Христа как Праведника, Чья жизнь находится в руках Божиих и Кто поэтому не может остаться мертвым.

А «непорочные» прославляют Христа Бога, как «Воскресение и Жизнь» и дивятся Его смиренному нисхождению в смерть. В Нем сливаются воедино совершенная любовь человека к Богу и совершенная любовь Бога к человеку.

И именно эту божественно-человеческую любовь мы созерцаем и славим у гроба Спасителя.

Постепенно «непорочные» делаются все короче, все более сосредоточиваясь на конечной победе Господа, и так подходят к полному своему завершению:

«Возжелал спасение Твое, Господи, и закон Твой поучение Мое есть.

Ужасаются умы странного и ужасного Тебе, всех Создателя, погребения.

Жива будет душа Моя, и восхвалит Тя, и судьбы Твои помогут Мне. Излияша на гроб мироносицы мира, зело рано пришедшыя.

Заблудих яко овча погибшее, взыщи раба Твоего, яко заповедей Твоих не забыв.

Мир Церкви, людем Твоим спасение даруй востанием (то есть воскресением) Твоим (Пс. 118,174-176 и соответствующие этим стихам «непорочные»).

После прославления Святой Троицы храм освещается, и провозглашается весть о женах-мироносицах, пришедших ко гробу.

В это время священник совершает каждение.

Так в первый раз отчетливо провозглашается благая весть нашего спасения в Воскресении Христовом.

Песнопения утреннего канона продолжают славить Его, Своею смертью победившего смерть.

Тут, тоже в первый раз, говорится, что эта суббота – воистину есть самый «благословенный седьмой день», когда-либо бывший. Это день, когда Христос почивает от трудов Своих по восстановлению мира. Это день, когда Слово Божие, «через Которое все начало быть», лежит во гробе как мертвый Человек, но в то же время спасая мир и отверзая гробницы.

«Сия суббота есть преблагословенная, в нейже Христос уснув воскреснет тридневен. (Заключительная строка кондака и икоса.)

И, снова, канон завершается конечной победой Христовой:

«Не рыдай Мене, Мати, зрящи во гробе, Егоже во чреве без семене зачала еси Сына; востану бо и прославлюся, и вознесу со славою непрестанно, яко Бог, верою и любовию Тя величающыя».

Во время пения последующих стихир священник облачается в темные ризы и, с началом великого славословия, еще раз кадит гроб Спасителя.

Затем, повторяя «Трисвятую песнь», народ с зажженными свечами следует за ним, несущим Евангелие и Плащаницу. Торжественная процессия медленно обходит вокруг храма, свидетельствуя, что вся вселенная очищена, избавлена и восстановлена вхождением «Жизни мира» в смерть.

Когда народ опять входит в храм, хор еще раз поет тропари и читается пророчество Иезекииля о «сухих костях»:

«И узнаете, что я Господь, когда открою гробы ваши и выведу вас, народ Мой, из гробов ваших. И вложу в вас дух Мой, и оживете».

Победные строки псалмов, призывающих Бога восстать, развеять Своих врагов и возрадовать праведных, а также многократное пение «Аллилуйя» сопровождает Послание апостола Павла к Коринфянам: «Пасха наша, Христос, заклан за нас». Евангелие о запечатывании гроба читается ещё раз, после ектеньи и благословения. Утреня заканчивается. Службы Великой субботы являются вершиной православной литургической традиции. Они – не драматическое разыгрывание исторических событий смерти и погребения Христа и не ритуальное изображение евангельских сцен, эти богослужения – глубочайшее духовное и литургическое проникновение в вечный смысл спасительных действий Христовых.

Вечерня Великой субботы служится вместе с литургией св. Василия Великого.

Эта служба принадлежит уже Пасхальному воскресенью. Начинается она обычным образом – с вечернего псалма, ектеньи, песнопений, следующих за 140-м псалмом и входом под пение вечерней песни «Свете тихий». Священник служит не перед престолом в алтаре, а стоя перед Плащаницей в середине храма.

После вечернего Входа, совершаемого с Евангелием, читаются пятнадцать отрывков из Ветхого Завета. Во всех них говорится о деле творения и спасения мира Богом, которое было завершено приходом обещанного Мессии. Кроме чтения о сотворении мира из Книги Бытия и об исходе евреев из Египта из Книги Исхода, читаются отрывки из пророчеств Исайи, Иезекииля, Иеремии, Даниила, Софонии и остается для каждого христианина ежегодным переживанием своих собственных смерти и воскресения с Господом.

Если же мы умерли со Христом, то веруем, что и жить будем с Ним, зная, что Христос, воскреснув из мертвых, уже не умирает: смерть уже не имеет над Ним власти (Рим. 6; 8-9).

Христос лежит мертвым, но Он жив. Он уже «попирает смертию смерть и сущим во гробех дарует живот». И нам больше ничего не остается, как прожить Благословенную субботу до конца, до того полунощного часа, когда пробьет начало Дня Господа нашего и придет эта ночь. Ночь, полная света, ночь, в которую мы провозгласим вместе с Ангелом:

Он воскрес; Его нет здесь. Вот место, где Он был положен (Мк. 16:6)

Канон о распятии Господни и на плач Пресвятыя Богородицы

Канон о распятии Господни и на плач Пресвятыя Богородицы.

Глас 6-й.

Творение Симеона Логофета

Песнь 1

Ирмос: Яко по суху пешешествовав Израиль по бездне стопами, гонителя фараона видя потопляема. Богу победную песнь поим, вопияше.

Припев: Слава Тебе, Боже наш, слава Тебе.

Обешена яко виде на Кресте Сына и Господа Дева Чистая, терзающися, вопияше горце, со другими женами стенящи глаголаше.

Слава Тебе, Боже наш, слава Тебе.

Вижу Тя ныне, возлюбленное Мое Чадо и любимое, на Кресте висяща, и уязвляюся горце сердцем, рече Чистая: но даждь слово, Благий, Рабе Твоей.

Слава: Волею, Сыне Мой, и Творче, терпиши на древе лютую смерть, Дева глаголаше предстоящи у Креста со возлюбленным учеником.

И ныне: Ныне Моего чаяния радости и веселия, Сына Моего и Господа лишена бых: увы Мне, болезную сердцем! Чистая плачущи глаголаше.

Песнь 3

Ирмос: Несть Свят, якоже Ты, Господи Боже мой, вознесый рог верных Твоих, Блаже, и утвердивый нас на камени исповедания Твоего.

Слава Тебе, Боже наш, слава Тебе.

Страха ради иудейска Петр скрыся, и вей отбегоша вернии, оставльше Христа, Дева рыдающи глаголаше.

Слава Тебе, Боже наш, слава Тебе.

О страшном Твоем Рождестве и странном, Сыне Мой, паче всех матерей возвеличена бых Аз: но увы Мне, ныне Тя видяши на древе, распалаюся утробою.

Слава: Хощу утробу Мою на руку, имаже яко Младенца держах, с древа прияти, вещаше Чистая: но никтоже, увы Мне, Сего даде.

И ныне: Се Свет Мои сладкий, Надежда и Живот Мой Благий, Бог Мой, угасе на Кресте, распалаюся утробою, Дева стенящи глаголаше.

Песнь 4

Ирмос: Христос моя сила, Бог и Господь, Честная Церковь благолепно поет взывающи, от смысла чиста, о Господе празднующи.

Слава Тебе, Боже наш, слава Тебе.

Солнце незаходяй Боже Превечный, и Творче всех тварей, Господи, како терпиши страсть на Кресте? Чистая плачущи глаголаше.

Слава Тебе, Боже наш, слава Тебе.

Плачущи глаголаше Браконеискусная, ко благообразному: потщися Иосифе к Пилату приступити, и испроси сняти со древа Учителя твоего.

Слава: Видев Пречистую горце слезящу, Иосиф смутися, и плачася приступи к Пилату, даждь ми, вопия с плачем, Тело Бога моего.

И ныне: Уязвена Тя видящи, и без славы, нага на древе, Чадо Мое утробою распалаюся рыдающи, яко Мати, Дева провещаваше.

Песнь 5

Ирмос: Божиим Светом Твоим, Блаже, утренюющих Ти души любовию озари, молюся, Тя ведети, Слове Божий, Истиннаго Бога, от мрака греховнаго взывающа.

Слава Тебе, Боже наш, слава Тебе.

Растерзаяся и рыдая, и дивяся вкупе с Никодимом снят Иосиф, и уцеловав Пречистое Тело, рыдаше, и стеняше, и поя Его яко Бога.

Слава Тебе, Боже наш, слава Тебе.

Приимши Его с плачем Мати неискусомужная, положи на колену, молящи Его со слезами, и облобызающи, горце же рыдающи и восклицающи.

Слава: Едину надежду и живот, Владыко Сыне Мой и Боже, во очию свет Раба Твоя имех, ныне же лишена бых Тебе, сладкое Мое Чадо и любимое.

И ныне: Болезни и скорби, и воздыхания обретоша Мя, увы Мне! Чистая горце рыдающи глаголаше, видящи Тя, Чадо Мое возлюбленное, нага и уединена, и вонями помазана мертвеца.

Песнь 6

Ирмос: Житейское море воздвизаемое зря напастей бурею, к тихому пристанищу Твоему притек вопию Ти: возведи от тли живот мой, Многомилостиве.

Слава Тебе, Боже наш, слава Тебе.

Мертва Тя зрю, Человеколюбие, оживившаго мертвыя, и содержаща вся, уязвляюся люте утробою: хотела бых с Тобою умрети. Пречистая глаголаше: не терплю бо без дыхания мертва Тя видети.

Слава Тебе, Боже наш, слава Тебе.

Дивлюся зрящи Тя, Преблагий Боже, и Прещедрый Господи, без славы, и без дыхания, и безобразна, и плачуся держащи Тя, яко не надеяхся, увы Мне, видети Тя, Сыне Мой и Боже.

Слава: Не изглаголеши ли Рабе Твоей слова. Слове Божий? Не ущедриши ли, Владыко, Тебе рождшую? глаголаше Чистая, рыдающи и плачущи, облобызающи Тело Господа Своего.

И ныне: Помышляю, Владыко, яко ктому сладкаго Твоего не услышу гласа, ни доброты лица Твоего узрю, якоже прежде Раба Твоя: ибо зашел еси. Сыне Мой, от очию Моею.

Кондак, глас 8-й:

Нас ради распятаго, приидите вси воспоим, Того бо виде Мариа на древе, и глаголаше: аще и распятие терпиши, Ты еси Сын и Бог Мой.

Икос: Своего Агнца Агница зрящи, к заколению влекома, последоваше Мариа простертыми власы со инеми женами, сия вопиющи: камо идеши, Чадо? Чесо ради скорое течение совершаеши? Еда другий брак паки есть в Кане, и тамо ныне тщишися, да от воды им вино сотвориши? Иду ли с Тобою, Чадо, или паче пожду Тебе? Даждь Ми слово, Слове, не молча мимоиди Мене, чисту соблюдый Мя: Ты бо еси Сын и Бог Мой.

Песнь 7

Ирмос: Росодательну убо пещь содела Ангел преподобным отроком, халдеи же опаляющее веление Божие мучителя увеща вопити, благословен еси, Боже отец наших.

Слава Тебе, Боже наш, слава Тебе.

Где, Сыне Мой и Боже, благовещение древнее, еже Ми Гавриил глаголаше? Царя Тя, Сына и Бога Вышняго нарицаше: ныне же вижу Тя, Свете Мой сладкий, нага и уязвена мертвеца.

Слава Тебе, Боже наш, слава Тебе.

Избавляяй болезни, ныне приими Мя с Собою, Сыне Мой и Боже, да сниду, Владыко, во ад с Тобою и Аз, не остави Мене едину, уже бо жити не терплю, не видящи Тебе сладкаго Моего Света.

Слава: С другими женами мироносицами, рыдающи Непорочная горце, и носима видящи Христа, глаголаше: увы Мне! Что вижу? Камо идеши ныне, Сыне Мой, а Мене едину оставляеши?

И ныне: Изнемогающи и рыдающи Непорочная мироносицам глаголаше: срыдайте Ми, и сплачитеся горце, Се бо Свет Мой сладкий, и Учитель ваш гробу предается.

Песнь 8

Ирмос: Из пламене преподобным росу источил еси, и праведнаго жертву водою попалил еси: вся бо твориши, Христе, токмо еже хотети. Тя превозносим во вся веки.

Слава Тебе, Боже наш, слава Тебе.

Деву рыдающу Иосиф видев, растерзашеся весь и вопияше горько: како Тя, о Боже мой, ныне погребу раб Твой? Какими плащаницами обвию Тело Твое?

Слава Тебе, Боже наш, слава Тебе.

Паче ума превзыде странное Твое видение носящаго тварь всю Господа: сего ради Иосиф яко мертва Тя на руку своею, и с Никодимом носит и погребает.

Благословим Отца, и Сына, и Святаго Духа, Господа.

Странную вижу и преславную тайну, Дева вопияше Сыну и Господу: како в худом гробе полагаешися, мертвыя повелением возставляяй во гробех.

И ныне, и присно, и во веки веков. Аминь.

Ни от гроба Твоего востану. Чадо Мое, ни слезы точащи престану Раба Твоя, дондеже и Аз сниду во ад: не могу бо терпети разлучения Твоего, Сыне Мои.

Хвалим, благословим, покланяемся Господеви, поюще и превозносяще во вся веки.

Ирмос: Из пламене преподобным росу источил еси, и праведнаго жертву водою попалил еси.

Песнь 9

Ирмос: Бога человеком невозможно видети, на Негоже не смеют чини Ангельстии взирати: Тобою бо, Всечистая, явися человеком Слово воплощенно, Егоже величающе, с Небесными вои, Тя ублажаем.

Слава Тебе, Боже наш, слава Тебе.

Радость Мне николиже отселе прикоснется, рыдающи глаголаше Непорочная: Свет Мой и Радость Моя во гроб зайде. Но не оставлю Его Единаго, зде же умру, и спогребуся Ему.

Слава Тебе, Боже наш, слава Тебе.

Душевную Мою язву ныне исцели, Чадо Мое, Пречистая вопияше слезящи: воскресни, и утоли Мою болезнь и печаль, можеши бо, Владыко, елико хощеши и твориши, аще и погреблся еси волею.

Слава: О како утаилася Тебе есть бездна щедрот! Матери в тайне изрече Господь: тварь бо Мою хотя спасти, изволих умрети. Но и воскресну, и Тебе возвеличу, яко Бог небесе и земли.

И ныне: Воспою милосердие Твое, Человеколюбче, и покланяюся богатству милости Твоея, Владыко: создание бо Твое хотя спасти, смерть подъял еси, рече Пречистая. Но воскресением Твоим, Спасе, помилуй всех нас.

Вместо же Достойно: поем ирмос: Бога человеком невозможно видети.

После «Отче наш»

Кондак, глас 8-й:

Нас ради распятаго, приидите вси воспоим. Того бо виде Мариа на древе, и глаголаше: аще и распятие терпиши, Ты еси Сын и Бог Мой.

Господи, помилуй. (40 раз.)

И прочее последование повечерия до конца.

Вы можете отметить интересные вам фрагменты текста, которые будут доступны по уникальной ссылке в адресной строке браузера.

Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru